Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Штаб-квартира 10-го отряда


Штаб-квартира 10-го отряда

Сообщений 41 страница 60 из 117

41

------> Крыши

Лед и пламень... Нарочно не придумаешь. - Про себя подумал Сайонджи, а потом и думать-то перестал, куда больше Куроно страдая от давления реяцу и лишь силой заставляя себя двигаться. Многие умерли бы только от этого. Канаэ не умирал, но ему давалось с трудом любое движение, даже дыхание этим воздухом. Ад - вот, пожалуй, что это все напоминало, если быть точным, ад литературный. Что в настоящем аду происходит, он уверен не был. Однако он мог выжить в этом аду, потому что он был бойцом Второго. Не тратить лишние силы, не пытаться геройствовать, рассчитывать каждое действие, если полагаешься на инстинкт - учесть и его. Вот и сейчас, Канаэ не пытался тупо бороться, он искал способ просто двигаться к цели, теряя при этом как можно меньше сил. Потому что если он будет лишь пассивным и неспособным вмешаться наблюдателем, то не стоило и идти - пригодился бы в другом месте. А самое главное, если он будет отступать, не пытаясь продвинуться - он никогда не приблизится даже к Куроно, не то что тайчо. Вот уж не дождетесь. Канаэ считал это не просто мечтой, но и частью своего долга, а его еще в детстве научили исполнять свой долг, не отступая ни перед чем. А во втором отряде он просто нашел свой путь для этого.

Он не сунулся к Хицугайе ближе чем надо, тому поможет Хару, а Канаэ вблизи будет мало на что годен.

- Да. - Коротко и резко, как удар меча, длинные фразы собьют тут дыхание быстро. Найти выживших, вытащить отсюда. Это он может. Одного точно возьмет, если не слишком массивное телосложение - двоих с трудом. Осмотреться. Так. Один... Двое. Кратчайший путь. Канаэ берег силы как можно старательнее, они понадобятся для выживших. Если кто-то пережил такое - он достоин спасения. Так... Первый. Совсем молоденький шинигами, это хорошо - он потянет второго. Еще одна девчонка, ему точно везет. Как же... Взяв ее, Канаэ почувствовал, ка же теперь стало тяжело. Слишком многие драки сразу показались детской прогулкой. А ведь пройти-то надо всего ничего. Шаг. Шаг. И еще. И еще. Воля и разум... Только они и спасают. Вытащил. Чуть ли не уронил на землю. Теперь...

Взрыв. И мир встал с ног на голову, после напряжения недавнего Сайонджи уже никак не успевал сгруппироваться. Только разве что собрать остатки сил, чтобы хоть как-то противостоять удару. В итоге он смог встать после, хотя ребра адски болели от удара об стену (точно сломал парочку), а рука, хоть и не была сломана, но вряд ли быстро заработает как положено. Ну и прочая мелочь типа звона в ушах и ушибов.

- Что это, мать его, было?! - Ошарашенно произнес он, отмечая, что его и правда хорошо шарахнуло - в норме Канаэ практически не употреблял ругательств, разве что строя подчиненных, и то сдерживался. Между тем это могло быть только одним - исходом битвы Сой Фон и неведомого врага. Но кто же? Хотя без разницы. Одного капитана вытащили - дело теперь за своим.

- Я за тайчо. - Сказал как отрезал. И уже мысленно рявкнул командным голосом на себя:

Черт побери, встань и иди, даже если сдохнешь!

Немного помогло. Вперед. К тому месту, где прогремел взрыв, внимательно следя за окрестностями. Не зная, что именно случилось, нельзя было отрицать вероятности, что Сой Фон тоже могла отлететь или уклониться от взрывной волны или просто находиться не в эпицентре этого. И Сайонджи нашел ее, причем не одну - не сразу понял, но, приблизившись, узнал Урахару Киске, хозяина магазина, с которым шинигами имели дело. Интересно, как он здесь оказался и зачем? Сайонджи давно подозревал, что тайчо знает Урахару далеко не недавно. А тут он как по заказу оказался на месте боя... Хотя побоище было трудно не заметить. Но это-то мелочи, ведь куда более Сайонджи волновала Сой Фон, вид который явно указывал на то, что от взрыва досталось и ей... и. честно сказать, в глубине души он волновался за нее и трудно было видеть тайчо израненной. Хотя он не собирался показывать этого. Просто остановился рядом, опустившись на одно колено, словно они не на поле боя, а в штабе:

- Сой Фон-тайчо, капитан Хицугайя и часть выживших эвакуированы с поля боя. Вам нужна помощь? - Канаэ сейчас был предельно серьезен. Жалость и волнение могли бы только оскорбить тайчо, тем более - она жива и победила. Не могла не победить. Вот только неужели этот врыв - ее работа?

Отредактировано Saionji Kanaye (2011-01-11 22:02:26)

+2

42

Первое чувство, пробившееся сквозь чёрную пустоту беспамятства, показалось Тоуширо яркой голубой звездой в темноте. Она, кажется, была далеко, недостижимо - слишком, чтобы дотянуться. Она казалась окном в другой мир, недоступным, но почему-то очень важным. Словно сам он оказался случайно совсем не там, где должен быть, и рядом с этой звездой его ждут дела. Нужно было что-то делать, но мрак вокруг не желал отпускать, лишая возможности пошевелиться. И всё же с каждым мгновением приближалась... Её тянул к себе сам шинигами. Так и не осознав, почему, он был интуитивно уверен, что просто обязан коснуться этой звезды, потому что она - его. И сиящущая вспышка разгоралась и росла, пока не поглотила его, заливая тьму голубым светом. Вместе с ним, словно слишком глубокий вдох ледяного воздуха, вернулось сознание, вырывая Хитсугайю из забытья.
В первые секунды реальность ничем не отличалась от сна - на грани между ними капитан чувствовал только спасительный холод собственной силы, отгораживающий его от Мира Живых. Иллюзия разбилась, когда от резкого движения неудачно повернулась раненая руку. Тоуширо охнул и распахнул глаза, из облака ледяных осколков возвращаясь во двор собственного разрушенного штаба. Он неловно шевельнулся, и боль тут же раскатилась по телу, пытаясь занят все мысли, и всё же постепенно отступая.
Собравшись с мыслями, шинигами огляделся. Он был явно не там, где сражался с Шадэ - сейчас он сидел, прислонившись к стене спиной, и вмятина под ней обратила внимание Хитсугайи на всё ещё щедро распрстраняемую духовную силу.
"Предел снят..." - понял он, окончательно приходя в себя и сдвигая брови. Быстро оглядевшись, он увидел не узнаваемого с первой попытки парня. Его тон звучал командно, но сами слова Тоуширо не касались.
- Эй, - окликнул он, удивляясь хриплости собственного голоса, - это ты меня вытащил? - собирался закончить он, но не успел. Взрыв поднялся огненным столбом совсем близко - едва ли в километре от дома, где находился штаб, скорее даже меньше. Его сила была такой, что ударная волна, прокатившаяся по спящему городу, бросила в стену только что говорившего офицера. Хитсугайя почувствовал, как рывком вдавливает его в стену, продолжающую крошиться от его собственной, свернувшейся в плотный слой, рейацу, и от жара сморщился, закрывая лицо рукой, по-прежнему сжимающей занпакто. Вторая была обожжена уже дважды и движения ей причиняли явное неудобство.
Когда чужая сила схлынула, капитан подался вперёд, с трудом перенося вес на опирающуюся о землю ладонь и поднялся. Раны, нанесённые последней атакой Шадэ, хотя и закрывались под мощным потоком рейацу, осиавляли непроходящее ощущение боли и усталости. Он понимал, что вряд ли он мог бы продолжить бой, но, похоже, это больше было не нужно. Судя по рейацу, дикой силы взрыв был создан Сой Фон. В реальности он не мог здраво оценить собственные повреждения, и даже не обращал на это внимания. Пока духовная сила поддерживала его, он мог стоять.
"Что это за сила? Слишком для шикая..." - но банкая капитана второго отряда Тоуширо никогда не видел, и сейчас было некогда об этом думать. Главное, что рейацу противника больше не ощущалась - хотелось надеяться, что причиной тому смерть существа, не побег.
"В эпицентре этого взрывва выжить нельзя," - хмурясь, шинигами сделал тяжёлый шаг вперёд, покачнулся, убрал Хьёринмару в ножны. Прежде чем искать коллегу, надо было немного восстановиться и узнать обстановку.
- В порядке? - резким тоном спросил он, подойдя к отброшенному ударной волной офицеру, и через мгновение, протянул ему руку. Его собственная сила вошла в гармонию с обладателям и больше не давила со всей мощью, хотя и отнюдь не была спокойной. Занпакто был запечатан, но это не спасало от холодного воздуха, распространявшегося от маленького капитана и оседавшего изморосью на обожжённой земле.

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2011-01-14 14:00:28)

+2

43

Она спокойно стояла, еле колыхалось лишь хаори - символ капитанской власти под порывами ветра на тонких плечах, посередине развалин и руин когда-то целого разрушенного квартала, словно окаменев и сросшись с землей, не хватало взгляда, чтобы все Это объять. Во вспоротом, словно толщенный лед ледоколом асфальте, торчали черные, расплавленные и одновременно замерзшие ребра каркас - решетки, казалось, что его разжевали металлические зубы – гильотины, а потом, за ненадобностью жадно чавкая, выплюнула на поверхность, приправив черным дымом и прожженным запахом рубероида. Это могло показаться неестественным и ужасающим, но для нее это было в какой-то степени в новинку, Сой Фон никогда еще не представлялось увидеть конструкции дорог проезжих частей, с долей любопытства немигающий взгляд капитана скользил по округе. Дома были сложены так легко и непринужденно как какой-то легкий и совсем невесомый карточный домик, колыхнувшийся от неуловимого ветерка крыльев порхающей бабочки. Трава сожжена, а деревья повалены и частично освобождены от зеленой листвы, не хотелось знать, что царило в самом эпицентре, хотя она и так это прекрасно знала, знала лучше, чем кто-либо другой…хотя нет, этот кто-то тоже вполне был более чем информирован о природе ее банкая и находился совсем неподалеку. Взгляд серых глаз спокойно переходил от одной картины к следующей, понимая, что это Все ее рук дело и прекрасно зная, что на войне не обойтись без жертв, одно дело знать и совершенное другое - видеть, она не сожалела.
Перед глазами все еще плыло, сколько ни смаргивай, но становилось значительно легче, чем несколькими минутами ранее. Свободная ладонь капитана бессознательно поддерживала, прижимая к себе обвисшую безжизненной плетью выбитую руку из сустава. Она почти не заметила, как ее выпрямили параллельно горизонтальной поверхности. Разлившаяся жидкой волной боль от вывихнутого плеча и далее по всему телу вернуло Сой Фон в существующую реальность, которая ей казалась весьма отвратительной, созерцание хаоса почему-то было приятным и успокаивающим для нее. Плотно стиснув зубы, она промычала что-то невнятное и матерное. С характерным хрустом сустав встал на свое место, в глазах капитана на миг потемнело, она ненадолго облокотилась о руки Урахары. – “А то я не знаю,” – запоздало прошипела про себя Сой Фон в ответ на слова Киске о боли и своеобразной победе. Говорить совсем не хотелось. Когда боль более-менее откатила, подобно волне с берега, а точнее сказать, привыкнув к ней, она вновь выпрямилась. Пальцы пострадавшей руки не хотели слушаться, согнув ту в локте, Сой Фон прижала ее к себе, поддерживая второй рукой, в такой позе было не так больно. – “Утро начинается весело, ничего не скажешь,” – алый рассвет, брезживший на горизонте своими яркими радостными лучами, цеплявшихся за все, что могли только увидеть, раздражал, навязчиво напоминая ей своем ненавистном банкай, - “как поэтично,” – губы Сой Фон скривила злая усмешка над собой.
Вскоре появившийся ее личный охранник, выглядел он, откровенно говоря, не лучше нее, а то и хуже. Сой Фон лишь кинула на него короткий колкий взгляд в ответ на спорый доклад, ей не нравилось выглядеть неопрятной перед подчиненными. – “Это хорошая новость,” – подметила командир.
- Дай мне лоскут ткани. – Короткий приказ припавшему к земле Сайонджи, ей нужно было обвязать только что вправленную руку.
Предложение Киске пройтись до его магазина встретил упрямый взгляд серых глаз Сой Фон, ей не хотелось туда идти, хотелось еще меньше зависеть от него, но она сейчас была не в той ситуации, чтобы отказывать в столь любезном предложении. Ей нужно быть в боеготовом состоянии как можно раньше, если печать все же сорвет с врат в ближайшем будущем стараниями ее и банкая Хитсугайи, не считая силы падшего.
- Хорошо, идем.
Когда Сайонджи помог ей подвязать руку, (молодой офицер мог только пострадать от духовного давления своего капитана, учитывая его нынешнее состояние, медпомощь нужна была больше ему, чем тайчо) Сой уцепилась здоровой рукой за шею Урахары, облокотившись о его плечо, чтобы уменьшить давление на ноги, и тем самым более мобильно передвигаться по опаленному городу. Время…только оно имело значение в данной ситуации, а есть ли оно у них сейчас…?

-------------------------- > Комнаты

+3

44

Счастье от увиденного взрыва накрыло с головой - подняться самостоятельно уже не хотелось. Ударившая в тело рейяцу еще раз доказала Хару, что он очень зависим от силы. Да, и единственная причина, по которой он стал шинигами, была именно эта притягательная величина. Осознать это удавалось лишь в минуты, когда ты чувствуешь, ее давление, желающие свернуть тебе хребет, ее волнение, ставящие каждую нелепую душу на колени:
- Я хочу этим обладать, как и всегда, - Куроно осторожно вытер кровь о одежду, подняв взгляд выше. Перед ним стоял тот самый капитан, который совсем недавно был в не самом лучшем настроении, как и гунданчо сейчас. Сайонджи неожиданно рванул вперед, Куроно рефлекторно:
- Стой, идиот, - он ударил кулаком в полотно дороги, оставив значительную вмятину. В нынешнем состоянии и прямо в бой - гунданчо посчитал телохранителя капитана слишком наивным. - В минуты боя, забыв о себе, ты проиграешь - все очень просто, это правило, по которому действует этот мир. Сил передвигаться у тебя хватит, но что ты сможешь сделать? Черт, надеюсь, противник погиб.

На этот случай Куроно внимательно отслеживал духовную силу Канаэ, точнее ту незначительную часть, что от нее осталось. Потрепало его знатно, офицер не понимал, на что надеется этот парень. В случае чего, придется сунуться и Хару - да, плохой план, но может удастся спасти от ошибки молодого охранника. Гунданчо усмехнулся, когда увидел руку, протянутую капитаном десятого отряда. Почетно, черт возьми. Хару воспользовался предоставленной ему возможностью и поднялся очень быстро, хотя боли в голове не отступили: первые несколько секунды было невозможно определить в каком состоянии пребывает твое тело, поскольку разум был забит непонятными ощущениями. Выпрямившись, Куроно неловко начал сутулиться, все же габариты четвертого офицера довольно значимо превосходили "достоинства" Хицугайи Тоширо. Ранее привыкшее к огромному духовному давлению со стороны тайчо тело Хару неожиданно почувствовало простор и отдых. Вероятно, после снятия предела капитан взял силу в свои руки и не расстраивает ее бессознательно впустую. Но это вовсе не означало, что сейчас офицер будет прыгать и радоваться, как казалось на первый взгляд, победе Сой Фон. Рейяцу никуда не отступила, куда большим удивлением стал пар, замеченный при одышке. Удивительная сила.

- Я в порядке, спасибо. Вы успели восстановиться? Извините, среди нас не было медиков, всё чем смогли помочь, уже сделали, - ответ не заставил себя ждать. В рабочей форме, не касаясь ничего личного. Взгляд с чарующего эпицентра разряженной рейяцу, где должна была находится Сой Фон, перешел на капитана десятого отряда. Он был очень молод и это немного раздражало Куроно. Трехсотлетний шинигами, не поднявшийся выше четвертого офицера, и молодой и гениальный капитан, силе которого позавидовали бы многие. А у меня тоже будет что-то вроде холода? - ироничное замечание в укор себе заставило незаметно улыбнуться шинигами, потому что какой либо беседы от Хицугайи Хару совсем не ожидал. По работе у него сложилось мнение, что все вышестоящие военнослужащие общаются сугубо официально. Такое представление было просто проще. А зачем мудрить?
Хару держался очень уверенно, собственно, как и полагается командиру спецподразделения. Он надеялся, что капитан все же признает в нем гунданчо - для него это было важно, как и любому старику - признание. Правда, коробило Куроно внутри куда большее: ему была интересна сила молодого капитана, то, как он к этому пришел. Все же подпольными боями этого не добьешься.
Он молчаливо ожидал приказов, хотя напрямую и не подчинялся беловолосому шинигами. Был выбор, отправиться вслед за Канаэ и нагнать его, либо оказать поддержку раненному капитану. В минуты боев и смертей сердце отключилось - он не тянулся к Сой Фон. Куроно остался рядом с Хицугайей-тайчо.

+1

45

Незнакомый офицер взялся за протянутую руку и Тоуширо, не раздумывая, дёрнул его на себя, поднимая на ноги. Но лучше бы подумал - тело, в действительности не готовое к какой-либо нагрузке, отозвалось глухой болью. Но Хитсугайя был слишком занят, чтобы думать об этом. Пошатнувшись и почувствовав слабость в ногах, он рефлекторно отступил, уперевшись спиной во что-то и продолжил дело - он пытался понять по следам рейацу, что происходит вокруг. Но всё, что он чувствовал - тень недавнего взрыва и последние остатки огненной духовной силы. Больше ничего. Выходило, что все, принимавшие участие в бою, покинули руины штаба. Издалека тоже не чувствовалось никакой рейацу. Сой Фон не могла упустить противника, а значит - она убила его, всё кончено. Иначе не было бы так спокойно.
- Похоже, бой окончен. - пробормотал он, хмурясь. Он выдохнул, успокаиваясь, и его духовное давление стало ослабевать, повинуясь настроению шинигами.
Вопрос офицера был очень своевременный - услышав его, Тоуширо слишком резко обернулся и, сморщившись, прижал руку куда-то к груди. Высвобожденная снятием ограничения духовная сила поддержала его, но как только она исчезла, раны дали о себе знать. Его белое хаори было залито кровью, а левая рука болела, вынуждая расслабленно опустить её вдоль тела.
- Ксо, - зашипел он, напряжённо хмурясь, чувствуя, что больше уже не может стоять. Раны явно не были смертельны, но передвигаться он не мог. Пара шагов до стены дались ему изрядным усилием. Он хотел опереться о неё, но только мазнул пальцами и сполз на землю. Понимая, что мог бы попросить помощи в передвижении, он даже не подумал об этом - пока мог хоть как-то справляться сам, капитан не видел смысла кого-то о чём-то просить. Отдышавшись, он попробовал определить, что за повреждения, но понял только, что рана от последней атаки Шадэ пересекает едва ни не всё тело.
Хитсугайя прикрыл глаза, прежде чем перевести взгляд на офицера.
- Слишком серьёзно, чтобы самостоятельно восстановиться. - ответил он наконец, садясь удобнее. - Ты старший офицер, верно? Как твоё имя? - он не мог догадаться об этом в любом случае, поскольку почти ничего не знал об устройстве второго отряда.
Нужно было что-то делать дальше, как-то разбираться со штабом и узнавать, что с отрядом. Тоуширо сильнее сдвинул брови, понимая, что сам ничего в данный момент не может поделать.
- Где чёртова Матсумото?! - зло пробормотал он в пол голоса, но лёгкое опасение, что с ней что-то могло случиться тут же отразилось в интонации.

+1

46

Трудности и тяжести состояния капитана, хоть и не полностью, но мог понять Куроно. В подобном состоянии ему не раз приходилось находиться, особенно, с его непринужденной жаждой сражения до последней крови. Но внешне Хару почти никак не отреагировал. Для него это было вполне обыденно, а предлагать помощи вышестоящему капитану - почти оскорблением. Может быть он и потянул бы к себе Сой Фон, если бы та нуждалась, но в данном случае, не обсуждалось. Но проблемы с физической формой души Хицугайи Тоширо добавляли ответственности и запрет на попытку отправится вслед за ушедшим духовным следом Сайонджи. В том, что он последовал за капитаном, не было сомнений, поэтому почти все внимание было отдано этой рейяцу. Хотя, когда Хицугайя-тайчо оступился и чуть не упал, это вернуло взгляд Хару назад, в "близкую реальность". Вопрос от капитана десятого отряда не заставил себя ждать, хотя и многое поставило Куроно в ступор:
- Так точно. Куроно Хару, второй отряд - незнание устройства второго отряда, элитного отряда, а в другом шинигами даже и не сомневался, несколько удивило Хару, но он не придал этому огромного значения. Большего знать ему и не стоит, утруждать себя тоже не буду. А остальная информация закрыта.
В руинах нынешнего участка Каракуры в голову не самому смышленому шинигами Готей-13 пришла идея о необходимости доложить о случившемся командованию, но весь умственный поток размышлений был откинут тем, что бросать Тоширо Хицугайю в таком состоянии будет вне военного этикета. Разговаривать Куроно не стремился, а уж тем более ему это было не свойственно. Но услышав имя Мацумото, он сразу же вспомнил эту женщину и ее положение. Не зря ее ругал капитан, ведь она была лейтенантом десятого отряда. Действительно, странно, куда пропал фукутайчо отряда, в чьи задачи разведка не входит. Но и этот порыв Хицугайи Хару не мог поддержать, так как не являлся ни товарищем, ни знакомым некому в десятом отряде.
- Вы неплохо сражались, сила капитанов настолько безгранична, - звучало совершенно искренне, хотя Куроно понимал, что в подобном состоянии на его комментарии просто могут "забить". - Эта сила, откуда появился этот парень, с которым вы вели сражение? Он совсем не похож на пустого, и его сила.. очень странная.
Но интересовала гунданчо только сила, такой уж он был шинигами.

0

47

Не успел Урахара договорить, как из ниоткуда, вдруг, появился новый персонаж, словно по мановению невидимого режиссера, выпихнутый из-за кулис прямо под свет софитов и рев заждавшейся публики. Правда, в этот момент зрителями были лишь владелец магазина, да Сой Фон. В любом случае, появление шинигами, а пришедший – был именно им, заставило возникнуть в ученой голове панамки некоторые вопросы по поводу того, кто это, и что он тут, собственно делает? И, как это обычно бывает, Киске сам же себе на них ответил. Было логично, что это кто-то ищет выживших на месте катастрофы. Ничем другим штаб квартиру десятого отряда и ее окрестности, в данный момент, назвать нельзя было. А рейацу капитана второго отряда, было сложно не заметить.  А уж когда Канаэ присел на колено, рядом с своей тайчо, выяснилась и принадлежность оного к ее отряду.
Судя по всему, вновь прибывший не был настроен на задушевные беседы и чаепития посреди разрухи, учиненной не безызвестными личностями. Мысленно Киске вздохнул. Ведь что возьмешь с представителей второго отряда? Шиноби не приветствуют эмоций в такие времена, если приветствую вообще. Стоило отметить выдержку офицера, на которого явно пагубно влияло духовное давление.
Обнимать свою подопечную, Урахара перестал уже некоторое время назад, когда выпрямил руку. Все же не были они такими друзьями с его бывшей сослуживицей, что бы вот так вот устраивать обниманцы. Стоя рядом, лишь для того, что бы женщина могла при случае на него опереться, хозяин небольшого магазинчика на отшибе Каракуры, молча, наблюдал за богами смерти. От его внимательного взора не скрылось то, какой взгляд бросила миниатюрная шинигами на своего подчиненного. В пору было качать головой. Не желание показаться слабой, не удивляло блондина. Такой уж у любимицы Йоруичи был характер, который лучше бы подошел мужчине, нежели представительнице прекрасного пола, по-крайней мере об этом говорили человеческие стереотипы, о которых панамка читал в одной из книг в Генсее.
Трость скользнула с локтевого сгиба в ладонь, когда Сой Фон наконец согласилась отправиться в путь в сторону магазина различный сладостей и приспособлений для существ, обладающих духовной силой. Киске оглянулся на неизвестного ему офицера. В Готей 13, можно было определить должность шинигами по объему его рейреку. Порой это было удобно, если взаимодействовали два отряда, и они оставались без командиров. Легко можно было узнать кто примет командование. И, хотя второй отряд довольно сильно отличался от остального войска Сообщества Душ, отслужившему там не один десяток лет человеку, можно было определить номер офицера. И Киске предположил, что перед ним находится шестой офицер.
- Рокусеки-сан – Наконец заговорил торговец, после того, как тот оказал первую помощь своему начальству. – Вы, думаю, тоже хотите отведать нашего фирменного чаю? – Было понятно, что офицер не оставит своего капитана, да и более того, та не отсылала подчиненного.  Так что это приглашение, по сути своей было всего лишь формальностью, и сказано для галочки, дабы все было согласно правилам приличия. Лёгкая педантичность в деле ученого была нормой. Ведь нерасторопному и невнимательному человеку, было бы сложно создать все то, что создал он.
Урахара стукнул концом трости по асфальту, на котором стояла компания и растворился в воздухе, конечно же, исчезнув в шаге-вспышке. Обоих своих гостей он оставил позади, следовать за собой. Никому из них он не предложил поддержки в пути, что бы гордость шиноби дремала спокойно и не гавкала. Ведь, как и Сой Фон не хотела казаться слабой, так и офицер, вряд ли пожелал бы показывать слабину перед  своим капитаном. Но двигался хозяин магазина к своему дому, медленнее чем обычно, что бы его путь можно было легко отследить по следу его духовной силы, которую он уже не скрывал, путеводной звездой, маяча для сенсоров шинигами, где-то впереди.
Комнаты

Отредактировано Urahara Kisuke (2011-01-25 23:41:38)

0

48

----> Из головы Ичиго. [Оговорено с администрацией]

Неслышно скользнуть вниз, когда таби касаются вздыбленной земли. Хич осматривается. Тяжелое лезвие Зангецу закинуто на плечо, клинок холодит кожу, острием грозя вот-вот продырявить пустующий вакуум бездонного неба. Непомерных дней неровный счет искажается, пуская серые трещины в реальности. Что привело? Кровавый запах реяцу. Зачем? А почему бы и нет.
Тяжело хмурит брови, искажая неровный разрез рта. Сила, струящаяся вокруг, обволакивающая землю, она не произошла ниоткуда, тут было нечто, нечто крайне забавное и сильное. То, что, возможно, удастся использовать. Или что может повредить его Королю. Золотой пронзительный взгляд шныряет по песку, кустам, деревьям, быстро и по-грифоновски хищно. Толкается легко ступней, взлетая вверх на пару метров и удерживаясь в воздухе с помощью невидимых пластин, твердо стоя, оглядывая окружение. Где. Подобно охотничьему псу Хичиго идет по следу, пока тот ни обрывается, рассеиваясь серебряной пылью всполохов реяцу. Зачерпнуть ладонь воздуха, пропуская сквозь пальцы то, что осталось, разгоняя на ветру, треплющем складки косодэ. Верно взятый след, который достаточно лишь всколыхнуть.
- Я ТЕБЯ ВИЖУ!!!...
Мгновенно перемещая клинок, рубануть им сплеча вниз, будто всадив в горло застоявшегося с ночи воздуха. Вспарывая, проникая глубже и глубже... Серые трещины, разбегающиеся тонкой паутиной в разные стороны. Невидимые возмущения, которые почует тот, кого хотят пробудить. Дикий и безумный оскал, играющий на остром лице. Волна, поднятая действием, разбегается ровной окружностью во все стороны, пока, наконец, не стихает. Хичиго не любит болтать с мертвецами, если они не имеют сил ответить.

Отредактировано Shirosaki Hichigo (2011-01-26 03:22:59)

0

49

Было Сайонджи весьма не по себе от давления реяцу, однако умении сберечь достаточно сил, чтобы выжить и даже не свалиться сыграло свою роль. И оценка этих самых сил. Есть ведь разница между "мне хреново" и "я на пределе", а поначалу ее не понимаешь и впадаешь в две крайности - либо считаешь критическим незначительное по сути ранение, либо слишком поздно замечаешь опасное. В обоих случаях - проигрываешь, причем во втором чаще всего умираешь. Сайонджи и сам совершал подобные ошибки по молодости (он и сейчас был не ахти какой старый, конечно, но времени прошло немало), но со временем избавился. Это было способом хоть немного сократить разрыв между собой и более сильными бойцами - тактика и стратегия боя. Вот поэтому-то сейчас, когда тайчо приказала помочь ей, юноша смог справиться с задачей вполне успешно - на это силы были, как и на перемещение, тем более что перемещаться предстояло подальше от места событий. Другое дело, это был уже практически предел, так что ему и правда потребуется помощь, когда он доберется до магазина Урахары. Ну да ладно, он сделал достаточно много для настолько сложной ситуации. Дальше уже можно только стараться выйти за свой предел... А этому такие переделки только способствуют, заставляя организм выискивать какие-то скрытые резервы если не в ходе самого задания, то при  восстановлении после него. Раз  оказавшись на грани, проще это потом повторить.

- Я последую за Сой фон-тайчо. - Ответил он на вопрос Урахары. Пока он не будет уверен, что с капитаном все хорошо, а его услуги не понадобятся - расслабиться Канаэ не мог. Чай там или не чай - все уже после того, как он убедится в том, что сделал все необходимое. Так уж воспитывали, причем еще до Второго Отряда. Так что оставалось только двигаться вперед и если что - помочь тайчо. Впрочем, Канаэ догадывался, что Сой Фон в куда лучшем состоянии, чем он сам... Точнее, она способна после произошедшего на большее чем он - вот, так правильнее. Это была гордость за тайчо - ее такое ни за что не свалит и не заставит отступит. И Канаэ вместе с Сой фон отправился в магазин Урахары....

-----> Комнаты

Отредактировано Saionji Kanaye (2011-01-26 19:29:07)

0

50

- Я догадался, что ты из второго. - пробурчал Тоуширо, упираясь раздражённым взглядом в офицера. - Твоя должность? - ему не нравилось, что этот парень с неочевидными приоритетами оказался единственным, что капитан имел сейчас в доступе. Его отряд в этот момент должен был быть здесь, но штаб будто вымер. Отсутствие собственных подчинённых откровенноо злило, хотя Хитсугайя и понимал причины этого. Но в нынешнем состоянии он не мог даже выяснить, каковы потери, и тем более - узнать, где его пропащий лейтенант! Офицер же был, хоть и не был ранен, явно не был способен вести активные действия, так что толку от него не было никакого.
Имя этого бойца нибантая ему было вроде знакомо, но он явно не помнил про него ничего. И в самом деле, какое ему лично дело до состава второго отряда? Естественно, он знал имена высших офицеров, но все остальные были ему необязательны. Всех до одного он знал только в своём собственном отряде, поскольку, как командир, считал необходимым знать, с кем работает.
Тоуширо часто и легко раздражался, а сейчас причиной этого чувства и вовсе был не собеседник, а ситуация, в которой оказался шинигами. Но следующая фраза Куроно заставила его, не успев даже задуматься, вспыхнуть злостью. Напоминать ему о проигранном бое вообще было не кстати. Но так хамить, говоря о силе капитана - это точно перебор.
- И ты это говоришь сейчас мне?.. - напряжённый вибрирующий голос только на последнем слове поднялся на тон выше. Хитсугайя сдерживал эмоции, но опущенная голова и глубокая складка между бровей давали ясно понять, что угроза капитанского гнева надвигается. - Нам пришлось использовать всю силу! Это может обернуться катастрофой. - гневно выговорил Тоуширо. - И он _был_ похож на пустого. А его духовная сила была той, что мы искали - не принадлежащей ни к одному известному типу.

0

51

Shirosaki Hichigo
Сознание возвращалось, болезненно обжигая белым светом глаза. Пришлось дважды сморгнуть, чтобы навязчивый морок прошел и сквозь бегающие перед взглядом пятна проступило голубое небо. "Закончилось?" - в голове был страшный бардак, а тело сжималось в остаточной агонии - не боль, а воспоминание о боли, страх боли.
Шадэ попробовал подняться, мир послушно перевернулся, но опоры он так и не почувствовал. Парень облизал отсутствующие, казалось бы, губы и привычно перевел взгляд на адские врата. "Закрыты", - с облегчением выдохнул он и инстинктивно двинулся в обратную им сторону. - "Значит, я опять не до сдох. Смерть от руки шинигами - это дорога в один конец, но мой пункт назначения закрыт. Значит, будем жить и радоваться жизни! Где эта сучка?!"
Пустой насмешливо хмыкнул и повертел головой - вокруг суетились шинигами, подбирали мертвых, приводили в чувство живых, местами даже зачищали территорию, но маленькой стервы, сравнявшей всю округу видно не было. Впрочем, это не сильно расстроило Шадэ, быстро рассудившего, что сейчас он находится не в лучшей форме для новых встреч. Всё тело ломило, делать каждый шаг, дышать, двигаться было сложно, словно бы он пытался пройти пешком по морскому дну. Одно хорошо - та тяжесть, которая сковывала его душу до этого, тихий внутренний голос, ярость ушли, и Накитсура отчего-то был уверен, что навсегда. "Всё-таки в этой схватке кто-то да сдох".
Никто из богов смерти не обратил внимание на плетущегося в обносках Падшего. Даже тогда, когда он буквально столкнулся с кем-то нос к носу, его не заметили. Из этого можно было сделать только два вывода: либо шинигами совсем захерели, подбирая себе кадры, либо он стал стеклянным. Последнее, как не прискорбно, было вполне возможно - плотность его духовного тела была столь мала, что видеть было практически нечего. Пока Накитсура не знал, насколько это хорошо, но не имея особого выбора, особо не расстраивался.
"Интересно, Панамка-сан совсем на меня обиделся за сломанный гикай или есть шанс надавить на жалость и получить новый", - думал Накитсура даже не обращая внимание на преграду, возникшую у него на пути - у Падшего уже была возможность убедиться, что проходимость у него сейчас была превышена. Белая одежда тоже никоим образом не смутила Наки. Он остановился, только почувствовав на себе направленный взгляд. "Он видит меня..." - утвердительность мысли слилась с воплем странного создания и Шадэ пришлось отступить. Он был практически бестелесен, не имел четкой материальной формы, но избегать удара занпакто было где-то на уровне инстинкта.
Увернувшись, Шадэ сделал шаг на встречу и положил руку на клинок - чтобы это не было, но существо обладало рейреку, а значит, едва ли не становилось потенциальной едой. Очень потенциальной, учитывая собственное состояние, но, однако. "Пахнет Пустым", - сделал свой нехитрый вывод Падшей, рассматривая вывернутого наизнанку шинигами.
- Ты еще, что за хрень такая? - без особой уверенности в том, что тварь его слышит, спросил Накитсура. А чем черт не шутит, раз видит, когда все остальные проходят сквозь, может и слышать способен. Глядя в откровенно невменяемое лицо, Накитсура был готов воспеть собственную вменяемость, вменяемость последней адской твари и Куротсучи в придачу. По сравнению с этим бледнолицым, все остальные явно проигрывали.

+3

52

- Четвертый офицер, Хицугайя-тайчо - в отличие от других отрядов должностной статус измерялся не в вертикали командования, а от принадлежности и зависимости от своего подразделения. Но секретность, наложенная на эти звания, не позволяла раскрыть настоящее положение в структуре Готей. Удобно для противника, но может обернуться неверной оценкой сил человека, который перед парнем-капитаном.
Давление, насевшее на дух Куроно ранее, выравнялось и постепенно шинигами привык к нахождению в этом месте и свободно расправил широкие плечи. Глубоко вздохнув, Хару заметил боковым зрением остатки покрытия стены, которые не помедлил смести с плеча. Утомленность произошедшим ранее сошла на нет: вместе с недостатком воздуха и с выскользнувшими позвонками шинигами наконец смело достал из-за пояса ранее недокуренную кисеру и сжал ее в зубах. Поднеся огонь к истлевшему табаку он глубоко затянулся и выпустил дым в сторону. Сил хватило бы еще на несколько таких вот нервных спасательных миссий, казалось Куроно, мышцы болели куда сильнее после урока тайчо, который был преподнесен перед неожиданным боем со смертельно опасным противником. Конечно, духовная усталость давно наступила, но как отчаянный зверь и бешеный псих, гунданчо второго отряда это мало волновало. Он был готов все повторить или набить морду тому, как выяснилось позже - пустому только на своих инстинктах. Отдавала болью лишь челюсть, которую необходимо было закрепить чем-то или залечить - в медицинских делах Хару мало понимал и даже чувствовал беспомощность перед капитаном десятого отряда. Ему как никогда был нужен врач, но максимум, что мог сделать офицер, так это снова забросить его к себе на плечо и дотащить куда потребуется. Рядом был стратегический штаб двенадцатого отряда, наука, как полагал Куроно, больше всего походила на медицину, поэтому, если что-то произойдет с Хицугайей Тоширо - он не будет сомневаться в решение и потащит живой труп капитана к Куротсучи Маюри.
Глядя на нежданного собеседника в виде Хицугайи-тайчо, Хару чувствовал сожаление, свойственное любой душе в мирное время, поэтому он, покуривая трубку, нарочно кривил выражение лица и болезненно трогал свою челюсть. С долей дыма он терпеливо выслушал ответ капитана, чей оттенок не стремился придать Куроно. Гнев, который уловил шинигами был понятен. С раной на груди гунданчо вел себя так же, ну, еще бы ударил кулаком по роже, если бы были силы. Но предугадать реакцию он также не мог, этой ценной в общении способностью он не обладал, да, и сложно было что-то анализировать - ведь это совсем не свойственно Хару. Но в стремительном ответе шинигами уловил много важного, ту информацию, которая ранее ему была не известна:
- Может ли эта сила принадлежать тому артефакту, чьим поиском были заняты отряды, мобилизованные в Каракуре? О такой угрозе знали раньше и допустили сражение у штаба на территории не огороженной барьером. Лет сто назад такие ошибки не допускали. Да, что я знаю, может это было неожиданно и для аналитиков Готей-13. Но эта сила, действительно, застала врасплох даже капитанов. И что дальше? Артефакт уничтожен?
То, что парень-капитан использовал всю свою силу заставило несомненно уважать его. Куроно осторожно приблизился к нему, заполняя шагами задержавшуюся паузу: после такого ответа, гунданчо не знал, что и сказать. Лучше промолчать - было, как казалось, верным решением. Он подошел на расстоянии двух шагов и произнес грубо и четко:
- Я был не прав. Простите, - он попытался состряпать улыбку, но кроме как искусно направить в сторону от капитана дымящую кисеру не смог, - Залечить раны я не способен, но я еще полон сил и готов помочь. Что прикажете делать?

Отредактировано Kurono Haru (2011-02-03 05:42:04)

0

53

Nakitsura Shade
Хич щурил золотые глаза, пристально разглядывая приближающийся труп. По-иному закликать эту ходячую рекламу зомби-лэнда не представлялось возможным, да и, в общем-то, недопустому было откровенно по фиг на всяческие лирические загогулины расписных эпитетов речи. Недобро смотря исподлобья, Широзаки смерил тело на предмет опасности и, прикрепив ярлык слабака, думал было, наплевав на нормы приличия, благополучно свалить из поля зрения за откровенной скукотой, но вдруг недо-передух вяло шевельнул остатками мозга и пальцев, ухватывая Зангецу за лезвие. Уж чего-чего, а когда твой родной, можно сказать раритетно-дармовой мечик лапает какой-то левый проходимец, ты невольно да огрызнешься в ответ. А уж коли с характером повезло также, как белому, так вообще пиши-пропало мирное сосуществование. Короткое движение сплеча - рукоять прокручивается в запястье, заставляя по-добру, по-здорову отринуть назад или же лишиться собственных симпатичных загребущих клешней.
Хичиго выворачивает меч, поднимая вокруг всплеск песка, взметывающегося в воздух, описывающего ровный полумесяц вслед за гардой. Впрочем, пустой не спешит крошить оппонента на колбасу и пока острием вниз опускает меч за спину, бинты тут же прилежно льнут к Разрубающему Луну, словно старые-добрые псы, обласкивающие хозяина на пороге дома. На сухих тонких губах вспыхивает ослепительная усмешка-ухмылка.
- Ночной кошмар Короля,- и ему кажется, что этим все объяснено,- какого хрена тут забыл? - Широзаки оглядывает место бойни,- какой дивный запах битвы и смерти... твое?

0

54

Shirosaki Hichigo
"Значит, слышит", - сделал вывод Накитсура, отскочив от режущей кромки занпакто. Он не был уверен, что какое-то оружие способно причинить ему сейчас какой-то ощутимый вред, особенно оружие существа, ещё менее материального, чем он сам, но рисковать не собирался. Его действия диктовали инстинкты, ведущие его по жизни.
"Ишь какой неприветливый", - фыркнул Шадэ, ещё раз рассматривая представшую перед ним ошибку природы. "Определенно пахнет Пустым, но выглядит скорее как шинигами и... похож на Куросаки", - Рыжего спасителя всея Каракура знал в этом городе любой мало-мальски чувствующий рейяцу бомж. Накитсура исключением не был. На прямую сталкиваться с Ичиго ему, правда, не приходилось, но он немного слышал о нём от Панамки, к которому подросток ходил тренироваться.

Падший ещё раз огляделся - них никто не обращал внимания. "Слишком много рейяцу разлито вокруг, чтобы кто-то обращал внимание на такую мелочь. И вообще возможно ли это?" - внутренне пожал плечами Шадэ и скосил взгляд на своего нечаянного собеседника. - "Но чтобы это не было, оно не человек. Впрочем, мне без разницы".
- Кошмар значит? Что ж похож, - глядя на белобрысое создание, невольно хмыкнул  Накитсура. Слова белобрысого без пяти минут отражали внутренние выводы бывшего Пустого и без пяти минут даже радовали - было в них что-то знакомое. - Что за глупые вопросы, Кошмар? Разве неясно? Я тут убивал и был убит, - расплылся в ухмылке Падший. - Так что да - можно сказать, что всё здесь пахнет мной, - не без гордости произнёс мужчина, чувствуя, как в ответ на его эмоции рассеянное в воздухе рейяцу пришло в едва заметное движение.

Накитсура не нуждался в убийствах. Теперь уже не нуждался, но это не значило, что мучительная гибель одного-двух шинигами его не радовало. А тут их было даже больше! Придавленные рейяцу, обожженные огнем и застывшие во льду они издавали сладкий запах смерти и разложения. Если бы Шадэ стремился выразить в каком-то искусстве своё мнение, то картина, написанная им, выглядела примерно так. Боль, страх, смерть - всё это говорило о жизни больше, чем всё остальное.
- А что здесь забыл такой тип, как ты? - выплывая из своих мыслей, поинтересовался Накитсура. - На Короля я не похож, так что вполне обошелся бы без кошмаров.

+1

55

Nakitsura Shade
Пустой мало слушает объяснения, не несущие смысловой нагрузки. Не до фонаря ли, когда вокруг твориться такая бесподобная... хреновщина? Яркий оскал, блеск, отражение в лезвии Зангецу, призывно льнущего к пальцам, словно загнанная в клетку птица, желающая выбраться на свободу. Хотя нет, какая к чертям птица? Зверь, скребущийся из своей тюрьмы, совершающий обход и примеривающийся к новой возможности. Кошмар, король... да что он вообще там мямлит? Дунешь - рассыпется, бледное подобие тени ужаса. Хичиго скучает, оглядывая тяжелый осадок бывшей битвы. Толкается пяткой, молниеносно преодолевая расстояния до непонятного незнакомца, наклоняется вперед, чуть ли ни тараня дурной башкой нос Шадэ - настолько близко, что можно в золотых глазах пересчитать черные прожилки, раскинувшиеся паутинной сетью по ним.
ХВАТЬ за щеку! Мертвенно-бледные, цвета меловой муки пальцы больно сжимают кожу, оттягивая ее в сторону, будто проверяя, что вообще этот недобитый несет и из чего состоит. Метод научного эксперимента - не наш метод! Мы бессовестно юзаем метод научного тыка-лапанья-грызения и остаемся вполне довольны результатами.
- А чего ты еще жив, а?
Смотрит, не моргая, расстояние куда меньшее, чем нормальная интимная зона, но недохоллоу как-то откровенно по фиг. Он игнорирует и вопросы в свой адрес, не видя смысла как-то отвечать или обозначать свое их восприятия.
- Должен ж был,- большой палец чуть смещается вниз к подбородку, растягивая и без того натянутую кожу,- подохнуть как пес смердячий,- оголяются белые зубы в оскале.

0

56

оффтоп: пропись состоявшегося лапанья очень похоже на читерство. ещё раз замечу, и не удивляйся потом тому, что я с тобой в посте сделаю.

"Он что совсем тупой", - уныло подумал Накитсура, волей-неволей вспоминая Вандервайса, который тоже любил тыкать пальцами во все, что шевелится. У того, конечно, пустота в голове была абсолютный, но и этот со своими выпадами не походил на существо сколько-либо адекватное. "Ксо, а я думал, что мы можем найти общий язык", - хмыкнул Падший, глядя на "кошмар" со смешанным чувством любопытства и презрения.
"С другой стороны, я никогда не был охочим до общества", - кривая усмешка удлинилась вопреки желанию Шадэ, который посчитал появившуюся при этом боль за хороший знак. Больно – значит, жив и эта ходячая хрень не является его персональным предсмертным глюком. От той температуры которая выдала девка боли не почувствуешь. Не успеешь.
В остальном ситуация была тупой, неприятной. Но далеко не смертельной. Потянули за щеку? Подумаешь, какая мелочь! После школы Уэко Мундо, Ада и двух капитанских Банкаев такие жесты больше похожи на снисходительное поглаживание. А вот это уже бесит. Не дорос ещё, мальчишка.
- Что ты, по-твоему, делаешь, пацан? – прошипел Шадэ, делая шаг вперед и проходя сквозь руку невоспитанного создания. Мами. Прямо как по маслу. - У тебя есть лишние конечности? - усмехнулся.
Крепко хватая за совершенно белое запястье создание, не имеющее даже своей духовной оболочки, Накитсура чувствует запах рейяцу - дикий, резкий, непохожий на людской. Впрочем, ни на Пустого, ни на шинигами тоже полноценно не похожая духовная сила составляла своеобразный гибрид. Нукитору потянуло эту реяйцу на себя. Пусть немного, а все ж приятней, чем ничего. Благо рассеянное состояние особо хорошего самочувствия не добавляло.
- На вкус как дерьмо, - коротко комментирует Шадэ, отпуская и откидывая белобрысого пинком в живот. - Фигляр. Выглядишь круто, но гроша ломанного не стоишь. Даром, что с занпакто. Дунешь - нет тебя.
Подохнуть он должен был давно. Ещё тогда, когда был человеком. Но как-то всё не приходилось. Убили один раз - стал Пустым, убили ещё раз - попал в Ад. Этот уже третий. Игра со смертью давно идёт со счетом в его пользу, и Накитсуру это вполне устраивало. Объяснять это существу, не способному сложить две-три мысли в цепочку - это все равно, что втирать Ямми особенности современной культуры - бессмысленно.

+1

57

Меряя шинигами мрачным взглядом, Хитсугайя думал о том, что делать в сложившейся ситуации. Чувство неутихающей злости из-за произошедшего прочно угнездилось на краю сознания, но сейчас было ненужным и совершенно бессильным. Надо было решать, что делать и разрешать тяжёлое положение, причём по возможности быстро. Должность парня, который достался ему в помощники в данный момент Тоуширо совершенно не впечатлила. После того, что творилось вокруг десять минут назад, он выглядел потрёпанным. Тот факт, что на его лице отражалась готовность к действиям капитана только нервировал. На какие вообще действия способен этот Куроно? Только посыльным быть. Разрушенный штаб его не касался, никакой заметной силой он не обладал. Посылать же его на поиски собственных подчинённых казалось Хитсугайе  такой же бессмысленной затеей.
"Фактически, я ничего не смогу сделать, пока не приду в норму. Значит, первая задача - разобраться с ранами." - единственным сейчас в Каракуре, кто мог быстро и оптимально решить этот вопрос, был Урахара Киске. В том, что беглый шинигами без вопросов окажет содействие, Тоуширо не сомневался. Оставалось до него добраться. Вот тут офицер второго и пригодится. Хотелось надеяться, что сил на дорогу у парня хватит.
- Поможешь мне добраться до Урахары. - проговорил он сразу, как тот замолчал, буравя Куроно напряжённым взглядом. Не ожидая ответа и возможных комментариев, он опёрся ладонью на землю, неуклюже поднимаясь. Боль, тут же вспыхнувшая в ранах, заставила поморщиться и, даже не заметив этого, пошатнуться. - Надеюсь, по дороге не упадёшь. - сузив глаза, буркнул он. Шинигами мог бы и не говорить этого, но не удержался от комментария, глядя на выдываемый офицером дым.

0

58

Nakitsura Shade

Хичиго совершенно не отреагировал на действия и слова своего внезапного "знакомца". Честно говоря, ему было откровенно до фени, пока нельзя было проверить уровень силы этого выскочки. И вот, проверка проведена, датчики отсоединены, а результат превзошел все ожидания. Теперь-то и можно было, изящно кувыркнувшись в воздухе, тормознуть лезвием меча, широко расставив ноги, проехаться по воздуху назад, поднимая слабые клубы пыли вверх, чувствуя, как шнурок таби впивается в кожу. Широзаки широко ухмыляется, распрямляясь, закидывая занпакто на плечо и сверкая золотыми очами аки прожекторами в темную зимнюю ночь. Белобрысо-блондинистая, как по описанию, так и по внутреннему, не слишком обремененному таким содержанием как "взвешенность, мудрость и чувство опасности", голова склоняется набок, будто у куренка, потом опять дергается вверх, вздергивается подбородок. Процесс "знакомства" и обмена взаимоплевками можно считать законченным. Собственно, Широзаки было слишком скучно наедине со стариком, чтобы терять такой отличный шанс повеселиться.
- Эй, патлатый,- ухмыляется широко,-Жрать хочешь? Хотяя....
Хичиго хмыкнул, резко разворачиваясь спиной.
- Скучно, - ухмыльнулся через плечо и растаял в воздухе.

|в никуда|

Отредактировано Shirosaki Hichigo (2011-03-02 12:54:27)

0

59

Дым, вдыхаемый осторожно и размеренно, как паразит, обосновался в духовном теле четвертого офицера. Он отвлекал, расслаблял и помогал настроиться, ведь в компании с капитаном десятого отряда было совсем не весело. Его вопрос о должности, вероятно должен был успокоить и заверить в безопасности, но ответ Куроно его вряд ли удовлетворил. Хару лишь состряпал недовольное выражение лица, полагая, что такой молодой капитан мог и не знать об устройстве специального подразделения и отдельных ветвей, должностей. Как не профессионально, а еще и капитан. Хм. Но силен зараза, у такого бы поучиться совладать с рейяцу.
Гунданчо буквально считал ворон, поглядывая на обломки зданий и прочие мелочи. Он получил задание от капитана, которое Хару счел за последнюю просьбу перед смертью, ведь капитана качало, да и шатало - для подготовленного бойца это рассмотреть не составило труда. Поняв для себя, что дело не отложить и время не играет на пользу, Куроно выдохнул дым через нос и потушил трубку, запрятав ее в пояс. Первый шаг и офицер услышал укор, который бы мог составить топ частых упоминаний Канды - как защититься, находясь в наихудшем положении. Это никак не покоробило солдата, хотя, цель видимо стояла именно такая. Годами отточенная техника ведения подобных бесед вступила в силу, несмотря на положение человека, стоящего перед ним.
- Лучше держитесь крепче, а то свалитесь, - второй шаг и Куроно приблизился к капитану Хицугайе. На лице гунданчо не читалось никаких эмоций вроде сочувствия, внимания, заботы и тому подобных. Только безразличие и целеустремленность. Хару посмотрел на капитана сверху вниз, в буквальном смысле. Мелковат, но это и плюс. Хотя только форму в крови измажу, получу выговор по дисциплине. Замечательно. Офицер недовольно поморщился и пригнулся, укладывая на себя плечо Хицугайи-тайчо. Ободряюще и спокойно он произнес:
- Так будет быстрее, - Куроно подхватил парня и накинул на спину. Под нос он пробурчал. - Окраина города. Двадцать секунд. Вперед.
Правая нога отошла чуть назад и уже под давлением загнанной рейяцу оставила вмятину. На свободное скольжение времени нет, да, и в технике шунпо офицер был не плох. Конечно, в последнем он лукавил. Выбрав наилучшую траекторию, он резко с места устремился вперед. Большие шаги на максимальное расстояние. За один такой шаг, Куроно прыгал из одной точки в следующую видимую, оставляя следы на асфальте и кровле крыш. Нагрузка на ноги в данном случае была очень тяжелой, но с ней гунданчо справился без проблем. Не зря же он занимает свою настоящую должность и напутствует более молодых шинигами. За пару "быстрых шагов" Хару на секунду остановился на крыше дома, выбрав точку назначения. Магазинчик Урахары-семпайя. Давно я там не появлялся, в последнее время поставки товаров в Готей-13 шли через другие источники. Но там я частый гость, несмотря на неприятный осадок после его ухода сто лет назад. Обида пускай и оставалась, но встреча со старшим товарищем несколько успокаивала ситуацию, где ворчливый капитан недооценивает способности Куроно.
Еще один шаг и Хару, несущий капитана десятого отряда на спине, приближался к пункту назначения.

Переход -> Комнаты

0

60

--- из лаборатории 12-ого отряда в Сейрейтее---

Обломки хрустели как лед под ногами идущего человека, да, простого человека в белом халате. Лишь те, кто тонко чует духовную силу или обладают природной проницательностью, могли узнать в нём тайчо 12-ого отряда, появившегося в новом гикае так-же неожиданно, как и исчезнувшего недавно. В тонкой кисти смуглокожей руки была зажата ручка огромного вытянутого мешка, который также неуклюже волочился за Маюри. Ноздри его раздувались, на лице сияла улыбка. Вокруг царила невероятно близкая мизантропной сущности Куротсучи атмосфера -пережитки агонии и дыхание смерти. Этот запах напоминал о лаборатории, о доме. Нельзя опрометчиво полагать, что Маюри не предугадывал данного развития событий - напротив, он всё очень даже неплохо просчитал. Сой не хватило бы мозгов и сдержанности не убить Падшего, это было очевидно. И её в меньшей мере заботило то, что он просто необходим Куротсучи для исследования - это тоже было очевидно. Однако, не всё было потеряно, ведь не зря Маюри отправлялся домой в Сейрейтей. Ему нужно было кое-что взять оттуда. То, что окажет неимоверную пользу сейчас. Но для начала надо было упростить себе работу и зачистить территорию на время, чтобы никто не был помехой для одного из самых серьезных экспериментов в жизни Куротсучи. Мешок плюхнулся на землю, подняв облачко пыли.
- Какой тут бардааак. Отвратительно,- с этими словами Маюри достал из кармана темно- красный медальон в форме мертвой головы, которая по мере контакта с внешним миром, стала излучать свет, усиливавшийся с каждой секундой и увеличивающий свой ореол. Одновременно появлялся темно-красный купол в радиусе около 20-ти метров вокруг учёного. Не подумайте, Куротсучи вовсе не делал доброго дела Готею -13. Да, это стирало память бедных людей обо всём, что не связано с их миром, заставляло держаться от этого места подальше, также не позволяло зайти в купол слабым шинигами, но всё это нужно было лишь для того, чтобы Куротсучи было спокойно работать.
Убедившись в том, что ему никто не помешает, Маюри понял, что пора начинать. Он присел возле мешка и раскрыв длинную молнию, продемонстрировал миру белое лицо гикая, приготовленного специально для помещения туда нового друга и экспериментального образца для Куротсучи.  Не стоит вдаваться в подробности откуда было взято это славное тело. Это был далеко не простой гикай, которые пачками мог изготавливать Маюри. В простые гикаи помещались души, не находящиеся в странном теневом мире. До сих пор было досконально не изучено, как искусственно попасть туда, куда шинигами попадают после смерти, в поисках зампакто или в неком промежуточном состоянии. Учёный изучал это многие десятилетия и даже изобрел для этого особый артефакт. Кисть руки полезла во внутренний карман и достала сиреневую коробочку. Большим пальцем крышка была снята и отодвинута в сторону. На светлой обивке лежали несколько предметов: зеленоватая таблетка- гикон, тонкая золотая игла с шариком на конце и пузырек с жидкостью. Маюри затаил дыхание. Надо было преступать.
Суть данной процедуры "воскрешения" заключалась в следующем: для помещения души в тело, гикона в гикай, требуется, собственно гикон. Но для превращения субстанции души в некую материальную оболочку, требуется сама субстанция, которую надо достать из потустороннего мира. Направиться самостоятельно в потусторонний мир не представляется возможным, но зампакто Маюри, Асоги Джизо обитает именно там, следовательно, завладев им, а Маюри итак владел им безгранично, можно было смотреть его глазами и говорить его голосом. Для этого и нужна была игла. А жидкость была смертельным ядом на случай того, что что-то пошло бы не так, как планировалось. 
Куротсучи аккуратно взял иглу и медленно с маниакальной уверенностью ввел её себе в глаз. Громкий крик прорезал тишину смерти, боль была невыносимой и одновременно прекрасной. Маюри чувствовал своё тело. Обезболивающее не было вколото именно по этой причине. Куротсучи боялся, что зампакто попробует захватить его, и если учёный перестанет чувствовать свою материальность, он может забыть о том, кто он и навеки застрять в небытие.
Тем временем зрение Маюри пропадало, и он начал видеть совершенно иное: всё стало каким-то размытым, цвета исказились, пространство будто играло какую-то странную шутку с Богом Мертвых Младенцев. И лишь тонкий отклик боли напоминал о том, что нутром Асоги Джизо владеет его шинигами. Куротсучи-тайчо.
По теории ученого, потусторонний мир напоминал осознанное сновидение. Границы его были размыты и сужались по мере желания того, кто в нём находился. Можно было найти что угодно и вызвать любой образ, ведь при кажущейся бесконечности мира, все как-будто находились близко друг к другу. Асоги Джизо чувствовал странное агрессивное реацу того, кто попал сюда недавно, от него еще пахло смертью и кровью. Надо было вызвать его. Подать голос для Маюри было непростой задачей. Он говорил, а Асоги молчал, было ощущение, что учёный говорит в реальности.  Но со временем это получилось и Джизо наконец заговорил, правда своим, ноющим голосом, напоминающим плач.
- Падший, слышишь ли ты меня? Появись рядом, я чую твой запах.
Пыль летела в мертвые глаза и в ушах стояла ноющая тишина и только лишь боль напоминала о том, что Маюри еще жив. Хотя сейчас он уже плохо это понимал. Разум правда потихоньку отключался и даже боль не полностью помогала. Но маниакальная страсть к науке и заполучению Падшего перекрывала осторожность. Я прекращу в самый последний момент. А пока- надо действовать.

+2


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Штаб-квартира 10-го отряда