Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Крыши


Крыши

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Крыши различных высотных домов и обычных административных построек поменьше, хорошее место для просмотра территории и наблюдением за чем-либо.

0

2

--------> Штаб-квартира 2-ого отряда в Каракуре

Привычный и успешный ритм. Шаг за шагом, Куроно следовал по точкам - оставшимся на пути следования незаметного следа реяцу капитана, повторяя маршрут и ритм. Нагрузки, сравнимые с мазохизмом, доставляли ему наравне с чрезмерным усилием каплю радости. Он угнался за ней, ведь так? В расход пошла кровля дома, которая разлетелась в стороны и оставила видимую дыру на месте приземления. Ненависть, сопереживания - все смешалось, но это только помогало выполнять служебный долг.
Реяцу капитана Хицугайи увеличилась еще сильнее. Неужели он стал действовать вне правил - пронеслось в голове у Хару. Ведь подобное кол-во духовной силы может быть губительно для города и его жителей. Должна быть причина, вызвавшая все это. Передаточным механизмом во всем этом двигателе был субъект со зловещей духовной силой, которая росла раз за разом.
- Тайчо, что же это. Всех рядовых в этой зоне просто раздавит, даже я не знаю, как поведу под таким давлением, - уверенное шунпо. Только вперед. Хару приближался к эпицентру разрушительной силы. Он еще перед уходом из штаба почувствовал следующего за тайчо Сайонджи, ее телохранителя. - Опасно туда соваться, да, он и сам это знает, - незначительное замечание и большие проблемы. Духовная энергия разрослась в огромных масштабах. Указателем для телохранителя тайчо стал сам Куроно. Нужно объединить боевые единицы - так считал Хару. Он на несколько минут перестал скрывать свою реяцу, приближаясь к ареолу, где сосредоточились все духовные силы.
- Он должен ее распознать. Эх, привычка. Полностью показывать ее расточительство, но как я давно этого не делал, старею, - Куроно остановился на крыше одного из домов, с которого он смог разглядеть все, что происходит. - Что за хренотень? - четвертый офицер редко ругался, но сейчас был просто вынужден. Пред ним предстала во всем масштабе мощь врага, с которым вел сражение капитан Хицугайя. - Там еще остались шинигами. Нужно вывести их.
Попытка сделать шаг вперед оборвалась на корню. Духовная энергия давила так, что спокойно соображать было невозможно, только в сражении, как это было не один раз, где полагаешься на рефлексы.
- Попав туда, я не сосредоточусь на спасении людей. Да, и, не смотря на скорость, лезть под банкай капитана чертовски опасно. Ксо, они же все погибнут, - внимание переключилось на монстра, который был явно не на стороне Готей-13. - Смерть и разрушение. Без приказа рыпаться нельзя.

Гунданчо, сложив руки на груди, дожидался шестого офицера, надеясь, что тот слепо не ринется к Сой Фон: в этом случае старший офицер был готов его остановить и утихомирить, отдав приказ "наблюдать".

0

3

Тренировочный зал в штабе 2 отряда в Каракуре

Осторожность и желание как можно быстрее попасть хотя бы в зону видимости вступали в противоречие, но на то и были даны Сайонджи его навыки, чтобы в таких ситуациях находить компромисс. Пришлось чуть потерять в скорости, чтобы не отвлекаться от окружающей реальности. Именно поэтому он не упустил реяцу Куроно - видимо, тот пытался что-то сделать или же, что более вероятно, подавал знак, где находится. Канаэ не был уверен, мог ли Хару вмешаться - тот был намного сильнее его, но в данных обстоятельствах, вероятно, и он не смог бы противостоять в полной мере творящемуся в зоне боя... А там точно сейчас гибли те, кто не успел уйти вовремя. Сайонджи понимал, что в любом случае будут те, кто не успел, если уж капитан начал бой, не поставив барьер. Даже если не говорить о капитанском реяцу, такие стихийные занпакто сами по себе представляют угрозу для тех, кто имел несчастье оказаться в их зоне поражения...

Он опустился на крышу рядом с Куроно. пока что не нужно было слов, достаточно было просто осмотреться и то, что Канаэ увидел, подтвердило его худшие опасения. Противник оказался далеко не обычным, плюс еще эта тварь... Напоминавшая, кстати, одну мифическую зверюгу из книг. Безусловно, он тут сделать ничего не мог и от этого волком выть хотелось - ведь все принципы и сам характер Канаэ призывали к обратному. Тайчо, те, кто попал в зону боя... Никому из них он сейчас не мог помочь. И даже просто что-то сделать в этой ситуации кроме как наблюдать.

- Куроно-сан... Что там происходит? - Задал он вопрос. Все-таки Куроно был опытнее, а значит, должен был замечать и понимать больше, чем Канаэ. Вполне возможно, он что-то знал о происходящем, что не было очевидно для шестого офицера.

+1

4

Канаэ, как и ожидал Куроно, последовал за гунданчо и появился на той же крыше, откуда шинигами открывался вид на поле боя. Иначе его назвать никак нельзя. Рядовые, не способные даже передвигаться, раненные офицеры, люди, не чувствующие настоящей угрозы - вызывало приступы тошноты. Бойня, которую нельзя остановить. Враг умен: нанести максимальный ущерб базировавшемуся здесь отряду. Мысли Хару были полностью забиты размышлениями:
- Кто мог его прислать? Кто этот враг? - к месту оказался Сайонджи, который поинтересовался у гунданчо, что происходит перед ними. - Если бы я знал все ответы.
Хару не был гениальным тактиком или, куда хуже, великим мыслителем, поэтому ответ был предельно прост и соответствовал навыкам шинигами:
- Враг атаковал штаб-квартиру десятого отряда. Капитан Хицугайя немедленно отреагировал, - Куроно сбился. Челюсть напомнила о своем бренном существовании, а голову ненароком осенило. - Но, наверное, ты не об этом спрашивал. - шинигами достал из пояса кисеру. Набивая ее "живительным" табаком, гунданчо поделился своими ощущениями. - Этот неизвестный враг не похож на пустого. Вряд ли Готей имел с такими дело. А тот Монстр, как мне кажется, одна из его способн.. - ощутимый всплеск реяцу отвлек от разговора. Тайчо десятого отряда. Бан-кай. Что за сила?
Каждый раз новое удивление. Все внимание Куроно было сосредоточено на Хицугайе Тоширо, который поднялся в небо над врагом, демонстрируя истинную, как казалось, силу своего меча. Трехголовый монстр был уже повержен, но его создатель все еще жив и давление реяцу не ослаблялось. Ледяные колонны следом появились вокруг противника и устремились туда же - в небо вслед за капитаном. Вероятно, затягивать этот ужасный по последствиям бой было большой ошибкой. Глыбы льда начали беспрерывно двигаться по кругу и в один момент резко сомкнулись. Чувствуя зарождающуюся зависть и удивление потенциалу молодого капитана, Хару опустил свободную руку на рукоять своего меча, пробурчав: Почему ты такой слабый?

Удержать внимание на поле боя не составило труда, враг контратакует. Следом за трехголовым существом, были созданы еще монстры, не входящие ни в одну категорию способностей пустых и шинигами. Затерявшаяся в руках кисеру легким движением была зажата в зубах, а слабый огонек от спички поджег трубочный табак. Куроно крепко затянулся. Сопереживать внешне и сотрясаться от новых всплесков реяцу не только не хотелось, но можно было и проигнорировать, благо на общем состоянии шинигами это никак не сказывалось. Поэтому с удручающим спокойствием, после пары затяжек и приковывающих внимание клубов дыма, Хару продолжил оборвавшийся разговор:
- Капитанам будет нелегко. Я не видел ранее таких атак. С теми, чьи движения ты не можешь ощутить по себе, сражаться невероятно трудно. Нам же остается только наблюдать, - злоба за то, что гунданчо остался в стороне от основных событий, невероятно коробила. Бесит. Ворваться туда означало лишь еще один выговор от тайчо и пока неясные последствия вторжения. Но правая рука Куроно была крепко сжата в кулак, что не могло остаться незамеченным на фоне мирного наслаждения кисеру. Не сейчас так потом разнесу к чертям нерадивого пустого.

Через несколько секунд злоба отступила - на смену ей пришло непреодолимое желание разгрузиться, как физически, так и морально. Но это уже отошло на второй план. Теперь центральным было не вовлеченное наблюдение и наслаждение дымом табака в промерзлой ночи. Куроно осторожно подошел к краю крыши, присел и свесил ноги. Гунданчо никогда не удавалось нормально поговорить с телохранителем капитана, а сейчас, пускай и не лучший, но все же удобный момент для этого. Хару повернул голову в сторону Сайонджи и спросил:
- Канаэ-сан, можно узнать, почему ты следуешь за капитаном Сой Фон? - вопрос, который больше всего волновал шинигами-неудачника, после недавних событий в кабинете тайчо.

0

5

Канаэ, слушая Хару и наблюдая за происходящим, пытался вспомнить, где ему попадалась эта тварь. Все-таки у него было время порой и почитать, а это он любил, в том числе и книги из мира живых. И где-то натыкался на описание подобного. Плюс непохожесть на обычного пустого или арранкара... Волей-неволей задумаешься о происходящем. Одновременно с активацией банкая капитана Десятого, Канаэ хлопнул себя по лбу:

- Вспомнил! Эта тварь с виду - вылитый Цербер. Трехголовый пес, хранящий врата ада в каких-то там мифах...А я-то думал, где его уже видел. - Впрочем, догадка была неактуальна, тварь была повержена, но бой, похоже, только начинался. Подобная мощь противника беспокоила, потому что сражаться против нее было очень сложно даже Хитсугае-тайчо... А ведь Сой Фон тоже там. Сможет ли тайчо переломить ход сражения? Сайонджи ни минуты в ней не сомневался, но знал, что Сой Фон великолепна в сражении с одним врагом - тот, кто позволит ей приблизиться, умрет вне всяких сомнений. А вот может ли она противостоять этой грубой мощи, при которой даже подобраться на расстояние удара не так уж легко? Сайонджи догадывался, что банкай Сой Фон сделает ее гораздо сильнее, вот только он его никогда не видел и не знал, предполагая, что банкай капитана должен быть похож на шикай, только во множество раз сильнее и смертельнее...

Взаимопонимания в этой ситуации не надо было достигать - и Куроно, и Сайонджи чувствовали одинаково. Оба хотели бы вмешаться, но не могли. И вынуждены были только наблюдать за боем. Между тем, Сой Фон еще не сделала своего хода... Тут уж сомневаться было не в чем, ее действия будут единственно верным путем в любой ситуации. Значит, момент еще не настал.

- Канаэ-сан, можно узнать, почему ты следуешь за капитаном Сой Фон?

Неожиданный вопрос. Сайонджи, вероятно, не стал бы еще недавно обсуждать это с кем-то из отряда, но сейчас ситуация оказалась подходящей. Все-таки как раз за отношение к тайчо Хару пострадал, да и сейчас они как раз могли только говорить.

- Попробую объяснить... Хотя, конечно, у всех по разному. Вы же помните, какой я к вам пришел. Пришел только потому, что всегда считал - свои способности надо применять там, где они наиболее востребованы. Шунпо, хакудо, скрытность... В общем, выбор я сделал, хотя воспитывали меня совсем не так, ставя в пример Кучики-тайчо и готовя скорее к Шестому. Нет, не то чтобы я все это из головы выкинул... Но есть воспитание, а есть дело. И дело не должно страдать из-за моих предпочтений. - Вот также примерно Канаэ это объяснил в свое время отцу. Тот хоть и не принял это, но понял. Потому что решение Канаэ вытекало напрямую из его воспитания.

- Только было все непросто. Сказать легко - а попробуй тут приживись. Следить за каждым шагом, чтобы не оступиться, переступать через гордость и все такое - это нелегко. Одному не справиться... но надо справляться именно одному. Слышал как-то в одной песне слова - "Чтобы стоять, я должен держаться корней". Их мне тогда и не хватало, корней этих. Того, за что можно зацепиться и стиснув зубы идти вперед. Наверное, ответ вы уже угадали. Я просто стал смотреть только на тайчо. Она была здесь первой и лучшей, поэтому именно она и стала мне примером - нельзя было стремиться к меньшему. И, наверное, потому я в итоге и пришел в ее личную охрану. Тогда и понял - вот оно, мое место. Даже если я ее и за сотни лет не догоню - буду следовать за Сой Фон-тайчо до самого конца. Она замечательный человек и быть рядом с ней в бою - достойная цель в жизни. Будет более чем достаточно, если я хотя бы раз смогу быть ей полезен... Но я всегда помню, что и это не предел, потому что останавливаться на достигнутом нельзя.

+1

6

Разноцветные всполохи реяцу, не останавливающиеся ни на секунду, в стороне от крыш не давали покоя Куроно. Он внимательно слушал ответ Сайонджи, пытался что-то важное для себя запомнить, но вряд ли Хару понял все, что подразумевал его сослуживец - так ему показалось. Табачный дым вываливался из дыхательных путей, а в горле было очень сухо. Гунданчо расправил плечи, схватившись правой рукой за бетонный край покрытия крыши. Он никогда не разговаривал по душам, а ответ Канаэ на его вопрос стремился к категории чего-то личного. Конечно, себя за виновного он не считал - простой же вопрос был задан. Противоречить характеру, диктующему как себя повести, Хару тоже не мог: он импульсивно, оскалив зубы от боли в нижней челюсти ответил Сайонджи, дослушав его:
- Ты слишком много говоришь, - в интонации было презрение на уровне ощущений, намеренно высказывать его гунданчо не хотел. - Счастливое детство. Тренировки с младенчества. Цель жизни - быть в бою рядом с капитаном. Похвально, что уж, - на последней фразе Куроно акцентировал все свое внимание, выдав не более чем ироничную трактовку сказанного шестым офицером. За время ответа Сайонджи, гунданчо так и ни разу не посмотрел на собеседника - не соблюдал он правила приличия - но в ситуации боевой готовности поступить по-другому не представлялось.
- Ты лучший выбор на место телохранителя Сой Фон, - произнес после провисшей паузы четвертый офицер. Кисеру прильнула к губам: Куроно глубоко затянулся. Выдохнув дым, он сказал то, что в привычной бы беседе не сказал никому. - Я хочу превзойти капитана. Сто лет я считал, что можно остановиться на достигнутом в первые годы и следовать позади тайчо. Я думал, что меня признают, как тогда, еще ребенком на нелегальных боях. Сейчас - на новом уровне.
Осмыслив сказанное своему сослуживцу, Хару крепко треснул себе по лбу. Идиот, что только ты позволил. Теперь все об этом будут знать, и ржать над тобой, дурачина. Даже Канда припомнит или Хэйдзин недоверчиво посмотрит. Но вывод пришел совершенно неожиданно. Казалось, что этим и должен был закончиться спор между Куроно и Сой Фон минутами ранее. Да, все должно было быть так.
- Эй, Канаэ-сан, - окликнул Хару шестого офицера, теперь повернувшись боком к шинигами. - Может это остаться только между нами? Я наговорил много лишнего, что не предусматривает устав.

Своевременно дрогнула реяцу капитана Хицугайи. Быстрый взгляд в сторону: огненный поток пронзил ледяной бан кай тайчо и его самого. Он выживет. Капитаны и не с таким сталкивались. Что же это за существо сражается с ними? Правая рука самопроизвольно сжалась от продемонстрированной силы, а следом и потерянной, как могло показаться. Кусок крыши обратился в крошки, выпадавшие из руки Куроно. Он вновь встал. Сейчас лучший момент для удара. Противник уверен в успехе и на доли секунды забудет об опасности за спиной. Нужно действовать. Глаза были направлены на Сой Фон, а внутри их кроме огня, пылала решительность за действия капитана.

0

7

- Что поделаешь... Это не получалось объяснить в двух словах. - Пожал плечами Канаэ, от которого, разумеется, не укрылась реакция Куроно. А слова только сделали все яснее.Несмотря ни на что, они разные личности, которым нелегко прийти к взаимопониманию. Впрочем, это достаточно естественный порядок вещей. Всегда были и будут  такие аспекты жизни и способностей, в которых он будет отставать от Куроно и уж тем более Сой Фон.  А это уже сказывается на отношениях. С Куроно он еще мог быть примерно на одном уровне, а вот тайчо...  С ней можно говорить откровенно, как сегодня, только если она сочтет это нужным. И ведь он вполне это понимал и принимал. У них Второй отряд, не Одиннадцатый и не какой-то еще, капитан другой быть и не может. Иначе не будет капитаном. Хотя сейчас он задумался - а правильна ли эта его позиция? Следующие слова Куроно только усилили эту мысль. Превзойти - не крутовато ли даже для него? Однако... Вот если начистоту, а разве он сам не думал о чем-то таком? Ну хоть иногда? Дело было просто в том. что Канаэ разбивал свой путь на этапы и сосредотачивался на текущем. И лишь иногда позволял себе заглянуть вперед.

- А я иногда вспоминаю о том, что когда-то тайчо начинала с той должности в отряде, которая сейчас досталась мне. - Улыбнулся юноша, - Так что, возможно, для меня это тоже не финишная прямая, а стартовая позиция.

Помолчал и, уже почти сразу после слов Куроно, ответил, так как и сам думал примерно о том же:

- Конечно, Куроно-сан. Мы оба много чего сказали... Но если иногда не выговориться, то на стенку полезешь. Что за... - Канаэ увидел произошедшее с Хицугаей-тайчо, это было плохо, но тут же он почувствовал вспышку уже куда более знакомой реяцу. Нетрудно было догадаться, что это было. В мире живых сила капитанов нуждается в ограничениях... Но есть ситуации, когда их можно и нужно снимать.

- Тайчо... Она сняла предел. - Канаэ понял одно - сейчас этой твари не поздоровится, потому что Сой Фон решила сражаться в полную силу. Вот только она поступила немного неожиданно, схватив врага и потащив его куда-то, - Она... хочет убрать это существо подальше от штаба Десятого...

+1

8

Четвертый офицер отчасти смог расслабиться в трясине идущего боя. Ответ от Сайонджи успокаивал и настраивал на мирный лад. Хотя полностью полагаться на силу капитанов тоже не стоило, а в случае чего, руководить своим напарником должен был как раз Хару. Недолго думая, он нашел ответ на давний вопрос, где в заголовке стояло: "Когда перестанут чесаться кулаки". Канаэ неожиданно прервался: внимание Куроно полностью перешло на поле боя.
Капитан десятого отряда был повержен. Конечно, от такого он не умрет, но на время точно вышел из битвы. И пришлось действовать Сой Фон. Гунданчо вначале посчитал, что маневр с перемещением места битвы, дальше от казарм десятого отряда, был продуман с целью спасти как можно больше рядовых, которые волей случая оказались в не том месте и не в то время. Но эти мысли быстро выветрились - пришли воспоминания о своем капитане. Стала бы она мелочиться. Тц.
Недолго думая Куроно переместился к краю крыши. Давний незримый рубеж, за которым ждали только трудности, был впереди. Давление реяцу ближе к эпицентру беспорно сильно возрастет, а даже сейчас, что лукавить, Хару чувствовал себя не очень хорошо. В поле битвы капитанов никогда спокойно не получалось находиться, даже самый изворотливый главгерой ощутит на себе концентрацию силы, царившей в этом месте. Сопротивление воздуха должно увеличиться, сердце сокращаться чаще, дыхание частенько сбиваться - впереди ждали сплошные трудности, но, план, задуманный Куроно, был частью его профессионального долга.

- Канаэ-сан, пока я жив, на финишной прямой ты будешь позади меня, - едкое замечание отражало правду: на огромной скорости Хару рванул к капитану Хицугайе. Перед этим четвертый офицер лишь махнул рукой, указав следовать за собой напарника. Оттолкнулся и сконцентрировал сил в "мгновенный шаг" гунданчо по инстинкту много: не раз во время секретных заданий приходилось демонстрировать бешеную скорость, дабы ликвидировать и оттолкнуть от себя преследователей. Не каждому удавалось ее лицезреть. Перемещение было почти мгновенным: вынырнуть из пространства Куроно намеревался рядом с капитаном десятого отряда.
- Если получится, удастся спасти несколько раненых, не потеряв в скорости. Нужно оттащить тайчо, чтобы он смог без угрозы восстановить силы и продолжить бой, если это понадобится.
Взгляд в сторону Сой Фон и толчок от воздуха на полпути.

--------> Штаб-квартира 10-го отряда

Отредактировано Kurono Haru (2010-12-27 05:41:31)

0

9

Сайонджи, разумеется, последовал за Куроно - встревать в действия Сой Фон они точно не могли и не должны были сейчас, - да что там, отследить ее перемщение и то не могли -  а вот тут, где уже закончилось сражение. могли бы и сделать что-то. Правда, в такой ситуации и Куроно будет нелегко, а уж ему... Но черта с два он бы признал это. Да, не стоит лезть на рожон без шансов на удачу. Но тут, когда возможность была, оставалось только стиснуть зубы и идти напролом. Один раз признаешь решаемую задачу неразрешимой - и все, пропал, остановился, потерял свой шанс раз и навсегда. Потому что раз отступив - повторишь это еще раз. Пока не сдашься окончательно.

- Посмотрим. - Только и бросил он в ответ на слова Хару, собирая все силы и следуя за ним, пусть и с большим отставанием. Канаэ знал кое-что, что давало ему все основания так говорить. У каждого шинигами есть свой предел силы. Как в конкретных областях, так и общий. Достигнув его, ты уже более не продвинешься ни на шаг. Разве что немного отточить технику и набраться опыта, но это все. Конец развитию и предел твоего продвижения. Канаэ не знал предела Куроно. Но он знал, что еще не  приблизился к своему. С одной стороны, это было обидно немного - всегда казалось что он мог бы лучше - а с другой, это давало уверенность. что еще есть куда расти и к чему стремиться. Не говоря уже о том, что скорость развития не только разная у всех, но и меняется порой. А значит, они еще посоревнуются. И только финиш определит победителя.

В отличие от  Куроно, юноша разделил свое перемещение на три рывка. Так он мог вложить в них большую силу и выдержать почти предельное для него давление. Рассчитывать свою силу и не тратить ее попусту - это краеугольный камень его техники. Есть только один повод совершать неосторожные поступки - точный расчет, который подтверждает, что ты можешь себе это позволить.

----> Штаб-квартира 10-го отряда

0

10

27 октября (день второй) 06.00 - 09.00
Врата Ада раскрылись!
Все кто может видеть призраков/чувствовать рейреку испытали на себе давление духовной силы, похожее на удар. (Вспоминаем момент боя Зараки/Ичиго и Айзена, придавливающего рейяцу Заеля). Это первая волна, давящая всё, на что она может влиять, к земле. Дышать почти невозможно, подняться/выпрямиться тяжело. Рейяцу пропитано "адской" атмосферой - горячее, с муками/страданиями Падших и желанием убивать от Адских Тварей. Пропустить этот момент - невозможно.
Столь сильное давление пройдет быстро, но тем, кто его испытывал так не покажется. Ни шинигами, ни арранкары не могут покинуть гикай. Те, кто на момент открытия Врат не в гикайе, как минимум, теряют сознание от потери духовной силы.

0

11

Урахара, Шадэ, Тацуки ===> Коридоры школы
Где-то в небе над Каракурой.

- Не скучали, Накитсура-сан? А я с гостьей, надеюсь, вы не против.
Киске ослепительно улыбнулся, бережно укладывая школьницу на ковер. По классике положено было бы сказать, что "девочка была почти невесомой", но вот подобное утверждение являлось бы неправдой. Тацуки была очень даже живым человеком, еще и активно занимающимся единоборствами, и, следовательно, имела определенный вес. Хотя, судя по всему, на полетных качествах ковра новый пассажир никак не сказался, и экологически чистый транспорт торговца быстро взмыл в небо, устремившись домой. То есть в магазин.
- Мне пришлось ее отключить, не хорошо получилось, - Урахара вздохнул и покачал головой, - Не вежливо как-то. Надеюсь, Арисава-сан меня простит.
Голос Киске был беспечным, как и всегда, и болтать он мог все, что угодно, однако же было очевидно, что судьба школьницы торговцу совсем не безразлична. Состояние Тацуки было, мягко говоря, не самым лучшим, сила меча более не поддерживала организм своего носителя, и девушке требовалась медицинская помощь. Ох, как не вовремя магия-то недоступна, с ней было бы пошло значительно быстрее, но и обычные человеческие методы здесь будут тоже действенны. Уход, покой, отдых... и извлечение меча. Первостепенные задачи. На втором месте стоял вопрос с Накитсурой, хотя эту проблему тоже нужно было решить поскорее, видимо, визит Сой Фон не за горами.
Хотя решение второй проблемы вытекает из решения первой задачи.
- Надеюсь, Накитсура-сан, вы сумеете извлечь меч так, чтобы не повредить Арисаве-сан, - в собранных на скорую руку вещах у торговца нашлись и бинты, и дезинфицирующее средство, так что Урахара занялся ранениями Тацуки, чтобы остановить кровь, все же дорога займет определенное время. Прибудут на место, тогда можно будет сдать Тацуки в надежные руки Тессая. - И знаете, один шинигами видел, как мы с вами улетали от собак, совсем не вовремя он появился в том районе.
Об этом факте Шадэ сообщить следовало, уж наверняка он сможет сделать все нужные выводы и понять, что вопрос с мечом откладывать не стоит. Впрочем, затягивать с артефактами вообще не следовало, чем быстрее они покинут этот мир и вернутся на свое место, тем лучше. Киске твердо решил отдать мечи посланнику Ада, так будет и правильно, и безопаснее для всех. Правда, при этом Урахара страстно хотел собрать про артефакты побольше информации... что же, для этого у экс-капитана было все необходимое.

+1

12

Оставшись один, Накитсура впал в дремоту больше похожую на кошмар. Адская Охота далеко не самое приятное соседство. Особенно если ты являешься их жертвой. Страх оседал липким потом на едва-едва зажившем теле, сдавливал горло, не пропуская воздуха больше, чем было бы необходимо, путал мысли и не давал правильно оценивать время. Ему приходилось применять большие усилия, чтобы сбрасывать с себя состояние, похожее на коматоз, с которым Падший провалялся в больнице.
"Где он там телится?!" - осклабился Шадэ, в очередной раз открыв глаза, чтобы выдернуть себя из кошмара. Запах крови и битвы сходил на "нет", а торговец всё не появлялся. В тоже время находится наедине со своими страхами осточертело. Накитсура уже собирался отправится за ним или свалить по-добру, по-здорову, пока этот недошинигами не привел своих друзей, когда Урахара, наконец, появился "на пороге" ковра.
- Будто бы у меня кто-то спрашивает, - против, в силу определенных причин, Шадэ не был, но для порядка не мог не буркнуть. К тому же настроение у него было далеко не радужным. "Поскорее бы покончить с этим", - бросив короткий взгляд на Адские Врата, Накитсура посмотрел на девочку.
Меч, находящийся в ней, был чужд его природе и долгое соседство с Омеем накладывало отпечаток на эмоции Падшего, но так как острого желания свернуть ей шею не было, можно было сказать, что всё превосходно. С другой стороны, её возможная обида на Урахару волновала Шадэ меньше всего.
- Ага, - кивнул Накитсура. По сути он тоже на это надеялся, но прежде чем заняться извлечением, ему нужно было убедиться, что его условия будут выполнены. - А где второй? - спросил Шадэ, поднимая краснеющий взгляд на Урахару. - Я предпочел бы начать с Омея. Девчонка мне нужна, чтобы отменить мой билет в один конец по ту сторону этих проклятых врат, - Падший  понимал, что это только часть правды. Мощь Омея, насколько проклятой и всепоглощающей она не была, влекла. У Шадэ оставалась иллюзия контроля ситуации. В конце концов, сдох он из-за шинигами. "Они меня не оставят в покое, пока есть хотя бы один повод вцепиться в глотку", - думал Накитсура и волей-неволей видел в Омее залог силы. К тому же в городе по-прежнему где-то бродил Шики, а на него с однйо косой переть опасно.
- Ну видел и видел, - пожал плечами Шадэ, испытывая удовольствие уже от того, что ощущения при этом были терпимыми. - Мне откровенно cрать на шинигами. Если они оставят меня в покое, я не стану нападать. В противном случае... убить меня всё равно нельзя, а вот их можно, - кровожадно оскалился Падший.

+1

13

- Кейго-сан будет под опекой второго отряда и лично Сой Фон-сан, я ее попросил обеспечить молодому человеку уход и покой, - скромно известил торговец в полосатой панамке. Чуть ли не глазки потупил и не пошаркал гэта, ну, условия для последнего были неподходящие. - Он пострадал сильнее, чем Тацуки-сан, но я уверен, что с ним все будет в порядке. Как же не хорошо, что одноклассники Куросаки-сана оказались в это втянуты, да и вообще дети...
Урахара тяжко вздохнул и покачал головой. Вот так, мимоходом он сообщил Накитсуре и что носитель Омея жив, и что он под надзором не кого-нибудь, а весьма сурового капитана, с которым Шадэ как раз недавно познакомился. Хотя Киске очень хотелось бы решить дела мирным путем, без очередных сражений. Боев и так будет предостаточно, шинигами их силы нужны, а травмировать из-за ненужных драк бойцов было весьма неразумным.
- О, Накитсура-сан, думаю, когда вы смените свой статус, все станет гораздо проще, - Киске беспечно пожал плечами и махнул сложенным веером. - Хотя бы потому, что вашему... знакомому станет незачем за вами охотиться. Ведь если он продолжит, то сам станет нарушителем, я правильно понимаю?
А что, цепочка вырисовалась бы презабавная. Один Надзиратель стал преступником, потом второй последовал его примеру, третьего бы уже прислали с напарником - чтобы никто больше не ступил на кривую дорожку... Все хорошо, жаль только, что тогда и Каракура со всеми прилегающими мирами скучать не будет. А тут, знаете ли, своего хватает.
- Кстати, Накитсура-сан, получается, что мечи надо будет возвращать по одному? Чтобы не случилось какого-нибудь инцидента, раз они совсем  друг с другом не ладят, - Урахара окинул внимательным взглядом школьницу, пришел к выводу, что основные ранения он уже перевязал, теперь девочка может спокойно лежать. Киске даже ей небольшую подушечку под голову положил. - А то уже я так устал от этих разбирательств! Ну совершенно они не дают дела вести, а бизнес нельзя забрасывать  оставлять без внимания! Так и разориться недолго! - пожаловался торговец своему пассажиру. Ну а от, что Накитсура высказался про "не убить"... яре-яре, надо же понимать: если кого-то нельзя убить когда этот кто-то опасен, то его можно изолировать. С нужной степенью надежности, уж Киске-то в этом толк знал.  Но зачем пугать вроде как союзника? Который еще к тому же и полезен, и интересен с точки зрения исследований. Не стоило на него давить, пока тот рядом с Урахарой - киске видит, что тот делает.

+2

14

"Кейго?" - брови Накитсуры вопросительно приподнялись вверх. Имя ему, разумеется, ничего не говорило. Ни это, ни последующие. Чего добивался Урахара, произнося ничего не значащие для Падшего звуки вместо того, чтобы называть вещи своими именами, тоже было неясно. "Он видимо издевается", - приподнятая бровь нервно дернулась, Шадэ пришлось приложить усилия, чтобы не вспылить открыто. "Какого меноса он ввязывает в это шинигами?!" - лишний раз иметь дело с Богами Смерти, несмотря на собственное бахвальство,  Накитсура не спешил.
Ситуация, в которой он оказался, становилась хуже с каждым днём. Против него были Адские Твари, прочесывающие город, и шинигами, которые, откровенно говоря, сами на него напоролись. На чьей стороне оставался Урахара было вообще не понятно, но на борца за добро и справедливость он не был похож, несмотря на внешность законченного простофили.
- Кейго - это носитель Омея? - слово "новый" так и повисло в воздухе, но озвучено не было. Особым доверием к шинигами Накитсура не блистал и "своё-родное" у них оставлять не хотел, но с другой стороны, если бы у них осталась девчонка, способная устроить ему помилование, Падший бы расстроился в разы сильнее. - И как ты предлагаешь мне вытащить из него артефакт, если он у шинигами?! - усмехнулся Шадэ - вопрос был действительно интересным, потому что являться на порог штаба второго отряда с повинной, бывший Пустой не спешил. Знал справедливость шинигами. Быть может работу свою они выполнить ему позволят, а когда Падший станет им не нужен, кончат с ним и концы в воду.
- Нет, так не пойдёт, - отрицательно мотнул лохматой головой Накитсура, которому даже в словах Урахары о том, что впоследствии будет проще, слышалась угроза. Впоследствии, если он испытает на себе действие Кеппаку, его временное бессмертие кончится, а жить всё ещё хотелось, если не счастливо, то хотя бы долго. С этой точки зрения возвращение в Ад уже не казалось такой мрачной перспективой. Там он будет жить вечно.
- Да, - настороженно кивнул Шадэ, размышляя, что стоит и что всё-таки не стоит говорить Урахаре, - ему нельзя продолжать охоту на того, кто не принадлежит аду, но он всё ещё может искать меня, чтобы узнать об артефактах и за это его никто отступником не сделает. Другой вопрос, что в ад я не попаду, даже если меня всё-таки убьют. Это хорошая новость, - без лишнего самоубеждения отметил Накитсура.
- Вопрос даже не в том, по одному их вытаскивать или разом. Они не материальны даже в духовном плане. Когда я их увидел в первый раз - это было всего лишь два меча. Сильных, опасных, тяжелых, но меча. Сейчас они больше похожи на паразитов. Вытащить их из души возможно, возможно какое-то время удерживать, не позволяя найти нового носителя, но что дальше ты собираешься с ними делать? Чтобы привести их в стабильное состояние, нужен сосуд. Каким он должен быть, я не знаю, - взгляд Накитсуры опять упал на девчонку. "Как бы мне не хотелось, чтобы здесь был Омей, Кеппаку и спокойней, и нужнее, так что может быть и к лучшему, что именно она находится с нами".
- Нужно решать проблемы по мери их поступления. Пока эти красавцы друг друга не поубивали, их растащили по разным концам города и охраняют существа высшего порядка. Адские Твари, скорее всего, не могут найти артефакты в спящем состоянии, иначе давно бы их нашли. Это были хорошие новости, на этом они закончились. Не думаю, что удастся вытащить артефакт в спящем состоянии. Иными словами, девчонку нужно будет растормошить и этим обозначить её местонахождение, привлекая охоту, - о том, что это очень нехорошая идея, Накитсура умолчал – итак было понятно. - В идеале стоило бы переговорить с Шики, но он не станет вести диалог без доводов. Самый лучший довод в Аду – это сила. Тут он единственный, кто в выигрыше.

+2

15

Видимо, Урахаре нужно будет заказать себе визитки. Такие скромные и элегантные, как и он сам, и разместить на них что-то вроде «У вас проблемы? Обращайтесь!» Ибо на каждый из вопросов, который высказал Шадэ, у Киске был готовый план, а если подумать немного, то и несколько. Придется успокоить пассажира, а то ведь разнервничался, что не хорошо. Нужно в любой ситуации сохранять оптимизм и спокойствие! Тогда все будет непременно хорошо.
- Не переживайте, Накитсура-сан, - Киске беспечно махнул веером. – С сосудами для артефактов я что-нибудь придумаю.
Вот тут за безмятежной улыбой скрывался самый настоящий. Неподдельный и жгучий интерес, любопытство, эта не легкая задача бросала вызов научному гению Урахары, и он ну никак не мог пройти мимо и не ответить. О да, он обязательно сделает подходящие сосуды! Это становится первоочередной задачей, на нее завязываются и остальные ниточки, необходимые для спасения мира, закрытия Врат и возвращения способностей шинигами. И экс-капитан уже начал думать, взвешивать и расставлять по мысленным полочкам всею ту информацию, которая у него была, ну а непринужденная болтовня этому никак не мешала.
- И в свете того, что вы сказали, Накитсура-сан, тогда все становится совсем простым. Я изготавливаю сосуды, потом вы достаете Кеппаку, снимаете с себя проклятье, мы помещаем его в новый носитель, потом повторяем то же с Омеем, ну и затем первыми находим Хиинари-сана, чтобы отдать ему артефакты. Насчет шинигами вы не переживайте, Накитсура-сан, с ними я договорюсь, - Киске ослепительно улыбается из-под панамки. Это тоже обещало стать интересной игрой и захватывающим процессом, интересно, Сой Фон-сан так же будет считать? – Ну и если желаете, то и на встречу с Хиинари-саном я тоже могу сходить один, - Урахара вздохнул и развел руками, обозначая свою готовность к великому самопожертвованию. На самом деле, все было просто: а кто еще может пойти? Готовность к мирным переговорам и необходимый для посланника Ада подарок должны послужить определенной гарантией к благополучному разрешению ситуации. А если нет, то, пожалуй, Киске будет наиболее всех подготовлен к нежелательному конфликту. И ведь никто, что самое обидное, не оценит благородства и героизма… Яре-яре, в каком черством мире приходится жить!
- Конечно, на каждом этапе могут возникнуть трудности, но, уверен, они все решаемы! – опять взмах веером. Хотя взгляд глаз, скрытых панамкой, серьезен, детские игрушки завершились. – Вы лучше подскажите, как скоро охота может прибыть на место, учуяв проснувшийся меч?
Информация ведь может быть гораздо весомее силы. Хотя не все об этом задумываются.

+4

16

- А ты оптимист, - с усмешкой заметил Накитсура, который к простым и положительным заявлениям не привык. По крайней мере, со стороны. Сам он тоже был склонен говорить в подобном тоне. "Подумаешь, справлюсь", - говорил себе Шадэ, что в Уэко, что в Аду, и вот теперь летит на ковре рядом с очередным чудиком, который выглядит весьма и весьма уверенным в себе парнишей. "К черту, а почему и нет?"
- Ну, придумаешь и хорошо, - ответил Падший, которому идея разговора с Шики ой как не нравилась. Даже если с ним будет говорить Урахара и без него. В одном из худших вариантов, торговец просто сдаст его с потрохами, в другом - Шики его прибьет просто за то, что тот лезет не в своё дело, но так или иначе ничем хорошим этот разговор не кончался. С Надзирателем вообще было трудно "хорошо" поговорить. Даже в сравнении с Шадэ у того был крайне тяжелый, мстительный и резкий характер.
Это было не объяснить, Накитсура отказывался об этом думать, но прекрасно понимал, что сам виновник своих проблем и что сильно задел гордость когда-то роптавшего за него Надзирателя своей выходкой. Ему, пожалуй, действительно не было прощения, но он и не стремился быть прощенным. В картинах собственного будущего Шадэ рисовал себя не скованным цепями Ада. Тогда с Шики можно было поговорить, хотя разговор выйдет не сладкий.
- У тебя хороший план, от меня лишь несколько поправок. Первая и основная: Кеппаку я вытащу после того, как девчонка меня пронзит. Мне кажется, я уже упоминал о том, что меч для этого должен быть активен. Если придется её разозлить - я разозлю. Не думаю, что это для меня очень сложно, - он хмыкнул, несмотря на то, что это вышло не очень весело. Поводов для радости несмотря на положительно дующий ветер было не так чтобы очень много, а, тем не менее, хотелось жить. "Прямо навязчивая идея".
- Второе: шинигами ты возьмешь на себя. Мне реально сложно с ними контактировать нормально, - в этот раз смешок вышел более веселым. Да, последняя встреча удалась на славу: несколько трупов, разруха и открытые Адские Врата, а всего то и надо было дать ему высосать из девчонки рейреку. - И последнее: дело, конечно, твоё, я тебе не нянька и указывать не могу, но с Шики без уверенности не встречайся. Если так прёт и ты весь из себя ученый - найди способ ограничить его силы.
У Накитсуры холодным потом вылезла паника. Про охоту он и не подумал, кретин. Так тщательно подавлял в себе ужас, что едва не забыл, что ища его Твари рыщут по всей Каракуре. Фиг пойми этого панамчатого, но в головитости ему не отказать.
- Твою же мать... - на выдохе произнёс Накитсура, в очередной раз понимая, что находится глубоко в заднице. И чем, казалось бы, больше понимает, тем туже там обосновывается. "Блё". - Как скоро... Черт его знает! Хоть мигом, если ничего не помешает, но сейчас духовной силы в городе ого-го-го сколько. Авось немного придержит... - без особой надежды произнёс Падший. "Придержит, как же... десять раз. Но к школе они же всем табуном не рванули". - Возможно, он активней меня ищет.

+2

17

Вообще-то себя Киске причислял к самым что ни наесть реалистам, очень адекватно, грамотно и трезво оценивая свои силы. Ну, что поделать, если он и в самом деле был умный и талантливый, и исходил из этих фактов, когда делал какие-то заявления? А если окружающие сочтут его беспечным чудаком и неунывающим оптимистом, это же вообще замечательно! Тем более, что была одна интересная закономерность: для окружающих такое поведение действовало либо как красная тряпка на быка, либо же вселяло уверенность, что все и правда будет хорошо. Оба варианта Урахару устраивали, как минимум, это обозначало, что его замечают.
- Я же сказал, что с шинигами поговорю, - судя по тону и виду торговца, такое действо было незамысловатым и позитивным, как детский утренник. Всего-то и надо, каким-то образом устроить, чтобы второй отряд дружной компанией не набросился на бедного выходца из Ада. Пара пустяков. Была бы тут Йоруичи, все было бы проще... Но нужно исходить из того, что есть и полагаться на собственное обаяние. Может быть, сердце суровой Сой Фон-тайчо все же дрогнет? Хотя при всех прочих несомненных достоинствах она была умной леди. - Особенно раз вам так сложно найти с ними общий язык, хотя, поверьте, вам было бы что поведать друг другу! Может быть, когда-нибудь вы и сможете мирно посидеть за чашечкой чая, скажем, наблюдая за цветением сакуры.
Мысли же в блондинистой голове, украшенной полосатой панамкой, вертелись весьма серьезные. Ограничить силу пришедшего Шики... это было правда необходимо. Но вот проблема - не хватало данных, Урахара, конечно, не сомневался в своей интуиции, но иногда требовалось что-то более весомое. Надо будет еще раз пересмотреть показания датчиков, может быть, тот недавний визит Хиинари-сана сумеет оказаться полезным для Киске. И очень неполезным для его гостя.
- Тогда получается, что действовать придется особенно быстро. Несколько неудобно, но знаете, Накитсура-сан, я давно хотел испытать более мощный двигатель для ковра, - Урахара похлопал ладонью по упругому ворсу, - А тут такой случай! Надеюсь, вы любите быструю езду?

+1

18

офф: что-то у меня внезапные проблемы с фантазией ==

У Шадэ был талант - он неплохо разбирался в людях. Это не касалось психологии, Падший не знал, что на уме у той или иной души, но интуитивно чувствовал. Словно в казино уверенно ставил на красное и выигрывал. Всего лишь удача. Так ему повезло наткнуться на Шики. По сравнению с тем, что могло тогда случиться, эта встреча действительно была удачной. Иначе Накитсура никогда бы не покинул глубины Ада. Так же он встретился с Урахарой, когда только-только прибыл в Генсей, но несмотря на хорошую интуицию и умение чувствовать поверхностные эмоции, торговца Падший не понимал совсем. Его мотивы так и оставались для Наки загадкой, поэтому время от времени приходилось одергивать себя, чтобы внезапное доверие не кончилось кончиной.
- Ты должно быть шутишь, - неуверенно ответил Шадэ, не пытаясь активно возражать, но и не соглашаясь. Пить чай с шинигами - буэ. Он был Пустым, потом стал Падшим, теперь Проклятым, но ни в одном своём воплощении, Накитсура не хотел бы иметь с шинигами лишних дел. Они, возомнившие себя Богами, имеющими право судить о поступках той или иной души, никогда не примут его существования. В этом Шадэ был уверен, но пока у него были более серьезные проблемы, разговоры и возможные контакты с шинигами отходили на задний план.
- Будем считать что да, - если подумать, Накитсура ещё не ездил, тем более, быстро, но с тем что действовать нужно как можно скорее, не собирался спорить. Сейчас, когда город наводнен Адскими Тварями, каждую минуту в итоге стоило поберечь. Кроме того, все важные вопросы они с Урахарой уже обсудили и Шадэ, пребывающий в удивительно покорном настроении, не видел причин, чтобы задерживаться и тормозить.
- Езжай, давай, - буркнул Накитсура и зачем-то посмотрел вниз. - Кстати, а нас видят? – разумеется, в большей степени он имел в виду простых людей. С шинигами, судя по тому, что рассказал Урахара, было ясно – ещё как видят и даже спешат докладывать.

Урахара, Шадэ, Тацуки ===> Двор магазина

0

19

Игровое время: 27 Октября 12.00-15.00
Погода: На протяжении всего дня будет облачно с прояснениями.
Влажность 88%, температура +16°...+18°, ветер Северный 1.3 м/с.

0

20

Игровое время: 27 Октября 15.00-18.00
Погода: На протяжении всего дня будет облачно с прояснениями.
Влажность 75%, температура +14°...+16°, ветер Юго-западный 1.5 м/с.

0


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Крыши