Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 5-го отряда


Штаб-квартира 5-го отряда

Сообщений 1 страница 20 из 52

1

http://i048.radikal.ru/0804/c3/40f103f9f2b1.gif
начало темы

+1

2

-Seireitei. Улицы Сейрейтея.

На кончиках пальцев до сих пор осталось ощущение легких почти невесомых прикосновений от хрупких лапок адской бабочки. Черный бархат крыльев снова взвился в яркое небо после того, как передал указ Ямамото Генрюсая. Что ж утро началось слишком хорошо, чтобы поверить в идиллию. Мнимое спокойствие так быстро разрушилось тревогой первого уровня. Сердце до боли сжалось и как будто потяжелело в груди. Так уже было. И во всем происходящем Момо виделось абсурдное повторение прошлых ошибок. Пугали не вайзарды, а что могло стоять за этим всем. Теперь девушка предпочитала не делать быстрых выводов, не верить в происходящее с открытым сердцем и душой. Порой жизнь становиться хаосом, из которого приходиться искать выход самостоятельно. Нашла ли она его? Откровенно говоря, нет. Только допускать очередные ошибки было нельзя. За них платишь слишком огромную цену. А в преддверии нового хаоса над подобными вещами начинаешь задумываться тщательнее.
Первым делом Хинамори собиралась вернуться в свой отряд для того, чтобы их боевая готовность была на высшем уровне. После того, как они лишились капитана, было очень трудно организовать даже самую обыденную работу в отряде, так что о подобных ситуациях не было и речи. А ведь так и бывает. Если разрушить основание чего-либо, то всё строение рухнет. Их основание даже было не разрушено - оно просто никогда не существовало. В связи с этим было очень тяжело построить новое, но зато можно было себя занять прямыми обязанностями и стараться из всех оставшихся сил. Если не она, то кто? Вот именно. Не просто так девушка носила звание лейтенанта. Если раньше и да, то теперь она была просто обязана доказать обратное - доказать в первую очередь себе самой.
По дороге она отправила адскую бабочку для третьего офицера с просьбой, чтобы он собрал отряд, так как ей есть, что сказать. Сокращать путь девушка не стала, так как понимала, что лучше все же дать чуть-чуть времени, чтобы шинигами успели собраться. Ей и самой нужно было немного успокоиться, так как желания сражаться у нее не было. Наверно это одна из вещей, которая не могла измениться не при каких обстоятельствах.  Даже думать не хотелось, что ей и отряду придется действовать, исходя из указа старика Ямамото. Только из наивности можно считать, что быть шинигами это словно быть почетным героем, который спасает мир. Слишком много было скрытых и темных сторон  во всей этой спасательной службе. Обо всех даже она не знала, но имела представление, что ей доступна лишь самая малая часть. Вот сейчас-то как раз происходило что-то такое, о чем она имела скупые представления. Ничего лишнего. Только самое необходимое, для того, чтобы подготовить отряд к боевым действиям в случае чего.
Дойдя до расположения своего отряда, она глубоко вдохнула воздух  в легкие и попыталась придать себе как можно более уверенное выражение лица. А чтобы вы сделали Айзен-тайчо? Как бы себя повели? На миг губы искривились в какой-то понурой  улыбке, но тут же Момо напомнила себе, что в подобных вопросах должна рассчитывать только на себя. Одним быстрым движением девушка поправила  прическу, и гордо подняв голову, зашагала вперед, на место сбора. Сейчас она относительно успокоилась и мягко, почти незаметно улыбалась.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-02-16 00:08:26)

+3

3

Каназаки Накуро
http://s57.radikal.ru/i158/1002/3a/ef2e70375f4e.jpg

Должность: третий офицер пятого отряда Готей-13. В меру возможностей помогает лейтенанту.
Внешний вид: одет в обычную форму шинигами. Волосы чуть длиннее плеч, светло-русые, носит распущенными. Глаза светло-карие. Рост чуть выше среднего, выглядит на 20 с небольшим лет.
Особенности характера: в деле проявляет неплохие умения командира и воина. Вне дела безмятежен, улыбчив, отстранён. Довольно равнодушно, но доброжелательно относится ко всему, происходящему вокруг.

Сегодня над Сейретеем светило солнце. Для большинства оно было символом света и истины - из тех, кто вообще об этом задумывался, конечно. Для Накуро яркий солнечный свет был способом скрыть за золотом незаметное и подчеркнуть и так выставляемое напоказ. Но шинигами любил солнце.
Сейчас, в самый разгар рабочего дня, третий офицер, хоть и находился на рабочем месте - в данном случае у ворот на территорию отряда, - стоял, прислонившись спиной к стене, и бессовестно наслаждался прекрасной погодой. С другой стороны, никто не удивлялся этому - Каназаки Накуро проводил в таком безмятежном расположении духа абсолютное большинство времени. Весь отряд давно привык к этому и знал, что эта внешность скорее обманчива. Так же как и реальный внешний вид офицера. В такие дни, как сегодняшний, его средней длины светлые волосы переливались золотом, и совершенно янтарными становились глаза. Но, стоит солнцу скрыться, и офицер потускнеет весь - от цвета волос до улыбки. Тогда он станет рассудительным и почти безразличным - погружённым в какие-то свои мысли.
Однако в этот день солнечной безмятежности Накуро суждено было оборваться. Опустив лицо, шинигами воззрился на адскую бабочку, севшую на его палец. Прямо скажем, содержание сообщения его несколько удивило - последний год пятый отряд довольно редко сотрясали какие-то изменения. На то было несколько причин, и среди них как недоверие командования к отряду, которым командовал страшный предатель, так и растерянность самих членов отряда. Накуро прикрыл глаза и пожал плечом собственной мысли.
"Собрать так собрать. Интересно, новости хорошие или не очень?.."
- Лейтенант объявила полный сбор отряда. - своим обычным выразительно-текучим голосом проговорил офицер постовым. - Вы пока остаётесь на посту.
С этими словами Накуро вошёл на территорию отряда и занялся методичным оповещением отряда и отправкой их на место построения. Вся скрываемая третьим офицером твёрдость, казалось, всякий раз ждала того момента, когда критическая ситуация вынудит действовать не смотря ни на что. Эта яркая черта характера Каназаки и обеспечивала в итоге его постом третьего офицера. Его обычная безмятежность, полное спокойствие и даже некоторая нерасторопность приводили к тому, что он был не лучшим бойцом, хотя, будь его характер иным, возможно, смог бы дослужиться до лейтенанта. Но в случае реальной необходимости Накуро становился реально стоящим офицером, способным как безукоризненно исполнять приказы, так и командовать в чрезвычайной ситуации. Те, кто не знали его долго, всегда не могли поверить в такой перепад характера, но ничего необычного в этом не было - молодой человек просто был слишком уравновешенным и довольным жизнью в то время, когда жизнь располагала.
До того, как Айзен Соуске открыл свои истинные цели и, бросив отряд, ушёл в Уэко Мундо, сложные жизненные моменты докатывались до офицера довольно редко. Теперь же у отряда не было капитана, и всё приходилось тянуть на себе Хинамори Момо. Ей было очень тяжело даже не смотря на то, что всю бумажную работу взял на себя капитан десятого Хитсугайя Тоуширо. Каназаки прекрасно видел это и не мог не вспомнить о своём долге. Так что теперь благословенные дни всё чаще сменялись работой. Но Накуро легко влился в организационные дела, так что из почти не отсвечивающего, хоть и умеющего работать, он превратился в работающего, но не отсвечивавшего по мере возможности. А сейчас десятый отряд исполнял миссию в Каракуре, и Хитсугайе-тайчо было не до дел Сейретея, так что и в бумажной работе симпатизировавший лейтенанту офицер немного разобрался. В конце коцнов всё помощь в такой ситуации.
Почувствовав приближение лейтенанта, о которой только что вспоминал, Накуро оставил сборы отряда и вновь подошёл к воротам.
- Добрый день, Хинамори-фукутайчо. - произнёс офицер, лёгким шагом в сторону освобождая для девушки путь и лучезарно улыбаясь.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-02-21 20:51:32)

+1

4

Яркие сочные цветы подсолнуха. Они обязаны солнцу своей красотой, поэтому, выражая свою благодарность, они всегда раскрываются при его появлении, непрерывно поворачиваясь в направлении солнечных лучей. Каназаки Накуро у нее почему-то ассоциировался с полем, усеянным цветами подсолнуха. Жаль только, что его волшебная улыбка не могла вернуть утраченное чувство уверенности и принести окончательный покой разбитой душе. Она просто помогала на время стоять на ногах и не падать духом прилюдно. Столько тепла и поддержки сулила улыбка Накуро, что невольно вспоминалось, что во что-то подобное она уже однажды поверила. А сказка рассыпалась черным пеплом, и ветер унес ее последние остатки, словно и не было ничего волшебного в жизни Хинамори. Девушка помотала головой, а ведь она обещала себе, что не будет по возможности вспоминать каждую минуту о прошлом. Но почему же это так сложно дается? Говорят, что время лечит, неужели слишком мало прошло его самого, чтобы мысли о предательстве дорогого тебе человека до сих пор не потускнели? А ей нельзя зацикливаться на том чего не вернешь и не изменишь. Ей надо забыть, стереть, сжечь, вырвать, скомкать, избавиться – все что угодно, только не думать о нем. Не получается. Душит отчаяние, ненавидишь себя за слабость, мечтаешь твердо встать на ноги и уже никогда не оступаться. Ехидный внутренний голос, он был таким холодным и говорил о том, что не получиться у нее разом все перечеркнуть. Глумился, издевался. Уверенность, таяла, как снег весной – быстро и неотвратимо. Не хорошо это, ведь все будут смотреть, оценивать, черпать силы в человеке, который ведет отряд. И снова сознание цепляется за мысли о том, что надо быть сильной, как за спасительную соломинку. Так и происходит последнее время. Из крайности в крайность. Эмоции и чувства лихорадят. Весь внутренний мир перевернут и не может прийти в состояние равновесия. Безграничная усталость и пустота. И только на самом краешке сознания бьется желание куда-то стремиться, главное продолжать двигаться вперед, без остановок. И может быть однажды станет легче, однажды найдет то, к чему\кому стремиться. Может самообман. Скорее всего, именно он. Но пусть пока будет так, пока есть силы еще сражаться и бороться. Есть стимул для того, чтобы продолжать свой путь.
- Добрый Каназаки-кун. – Приветливо отзывается девушка и слегка прищуривается, когда улыбается. Слишком широкая улыбка, которая ясно дает понять, что на самом деле улыбаться не хочется, и причин для подобного проявления чувств нет. Просто Момо уверила себя, чтобы не доставлять другим неприятности, лишние хлопоты и волнения, достаточно убедить товарищей в том, что с ней уже все хорошо. Очень стыдно и неловко, что из-за того, что с ней случилось, многие стали относиться по-другому, как-то по-особенному. Винить следовало, конечно, в первую очередь себя и это она сполна делала. Хотелось прервать цепочку поддержки, а с другой стороны это было тем, что помогало окончательно не замкнуться в себе. 
- Как обстоят дела в отряде? – Легкая небрежная улыбка. На этот раз более удачная и искренняя. Спокойно. Ровные нотки голоса Момо говорили о том, что в данную минуту ей успешно удалось напустить невозмутимости и не выдать истинных чувств, которые гложили девушку. Сразу решила приступить к делам, не откладывая. Это нужно было для того, чтобы лишние мысли не мешали ясному мышлению, ну и потому, что предстояло сделать важное заявление. Хинамори пока не спешила делиться им даже с Накуро-куном. Оттягивала до последнего момента, у нее была такая привычка откладывать неприятные известия напоследок. А этот приказ старика Ямамото противоречил принципам девушки. Даже сейчас она не хотела делать объявление о чрезвычайном положении и готовить отряд к возможным военным действиям.
Ждала ответа Накуро-куна. Они пока неспешным шагом двигались на место сбора отряда. Девушка перевела взгляд на третьего офицера и зажмурилась, так как в глаза нещадно попадали солнечные лучи. Мельком взгляд выхватил свой шеврон, символ их отряда. Если бы она закрыла глаза, то тут же представился бы нежный белоснежный шелк бутончиков колокольчика. Они бы звучали как переливчатая трель хрусталя. А пахли непременно сладкой ванилью. И было бы именно так, как она представляла. Никто не говорит о реальности. Такой образ ей нравился гораздо больше, чем что-то трагичное или что-то, что могло бы снова мысленно вернуть к убитой сказке. Такой образ она придумала недавно. Он означал неиссякаемую веру в чудеса и радость того, что она все еще часть огромного мира.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-02-20 01:02:45)

+1

5

Каназаки Накуро
http://s57.radikal.ru/i158/1002/3a/ef2e70375f4e.jpg

Должность: третий офицер пятого отряда Готей-13. В меру возможностей помогает лейтенанту.
Внешний вид: одет в обычную форму шинигами. Волосы чуть длиннее плеч, светло-русые, носит распущенными. Глаза светло-карие. Рост чуть выше среднего, выглядит на 20 с небольшим лет.
Особенности характера: в деле проявляет неплохие умения командира и воина. Вне дела безмятежен, улыбчив, отстранён. Довольно равнодушно, но доброжелательно относится ко всему, происходящему вокруг.

Каназаки Накуро занял пост третьего офицера отряда, когда Хинамори Момо уже была его лейтенантом. Он помнил, какой светлой и всегда добро настроенной была в те годы Момо. Девушка была очень отзывчивой, всегда готова была помочь товарищу, переживала за других. Очень эмоциональная, она нередко грустила, но легко начинала снова улыбаться. Именно такой её все знали, за это любили. И оттого ещё печальней было смотреть, как сказалось на ней произошедшее. Нет, Момо держалась молодцом, и, даже не смотря на всё, она тянула практически одна весь отряд. Но она почти не улыбалась теперь, стала замкнутой. И это не удивительно. Однажды так преданная, она боялась доверять снова.
Накуро внимательно посмотрел на лейтенанта и склонил голову на бок. Она улыбалась, но ей совсем этого не хотелось. Так зачем? Чтобы не волновались, не думали о её проблемах? Офицер чуть заметно вздохнул, и его улыбка стала скорее задумчивой, но не исчезла.
- Отряд оповещён. Практически все уже находятся на месте сбора. Кроме постовых, которых я не стал пока снимать и взвода под командованием пятого офицера - они на задании, но вскоре должны вернуться. - беззаботность пока не до конца покинула Накуро - ведь он ещё не знал новостей, которые принесла Момо. Да если бы и знал, это не изменило бы плавности его интонаций.
- Хинамори-фукутайчо, что за вести вы принесли? Может, я ошибаюсь, но вы не выглядите ими обрадованной. - Накуро знал, что лейтенант старается не падать духом. И, ради этого, каждое положительное событие вызывает у неё, пусть бледную по сравнению с прошлой, но радость.
Каназаки не спеша пошёл рядом с Хинамори, щурясь от солнца и бегло оглядываясь по сторонам. Он неосознанно проверял, все ли бойцы отправились на место сбора – как бы лениво он ни выполнял работу, её итог был важен отряду, а потому должен был быть полностью выполнен. Иначе Накуро винил бы себя. А это значит, что его душевное равновесие было бы нарушено – и этого ему всегда совершенно не хотелось.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-02-21 20:47:30)

+1

6

- Хорошая работа Каназаки-кун. Спасибо за помощь. Я думаю, что постовых, взвод и пятого офицера потом посветят в общую ситуацию, а объявление я могу сделать, пока большая часть отряда собралась. Как считаешь? - Многословно, скорее даже по-дружески. Все-таки таким уж великим начальником или лидером Момо себя не чувствовала и даже не хотела испытывать подобных эмоций. Это было не ее. Поэтому обращалась к Накуро со всей серьезностью, девушку действительно волновало его мнение, так как по делам отряда точку зрения третьего офицера стоило знать. Она бы ее обязательно приняла к сведению. Все-таки он был ближе сейчас к тем, кто ее окружал. И это было прискорбно отмечать. Сама себя загнала в изоляционную камеру. Сама упивалась жалостью к себе. В такие вот моменты явственно понимала и чувствовала, что вся причина лишь в ее желании цепляться за прошлое. Только лишь от одного осознания проблемы, пусть даже ее решение есть и девушка отлично знает о нем, силы, может даже желания не прибавится, для того, чтобы перебороть все свои страхи. Время идет. Даже кажется его прошло слишком достаточно, чтобы можно было сделать что-нибудь действенное и перестать быть такой жалкой. Именно такой, никакой больше. Да прошло. В пустую.
- Попытка переговоров с бывшими шинигами провалилась. На месте встречи разведывательный отряд застал только парламентеров. - Она не вдавалась в подробности, ей не нравилась сложившаяся ситуация. Пыталась быть беспристрастной, у нее это не вышло. Оговорка в речи выдала частичное отношение Момо к происходящему. Прежде всего вайзарды, как они назывались сейчас, когда-то были шинигами, и далеко не простыми рядовыми шинигами. Они были так же преданы. Дважды. Сейчас получается, что Готей собирается совершить ошибку в третий раз. Глубоко в душе засело скверное, мерзкое предчувствие, что все в Сообществе Душ живут по какому-то замкнутому кругу повторения. А происходящее в настоящем\будущем - всегда является отголоском прошлого.   
- Они, - Хинамори резко замолчала, просто о таком было трудно говорить, - были убиты. На выдохе произнесла эти страшные слова. Но следовавшее продолжение было еще более жестоко.
- Ямамото со-тайчо постановил приказ о том, что вайзарды - враги Сейрейтея и объявляется тревога первого уровня. Они подлежат уничтожению. - На этот раз обошлось без оговорок, но тон голоса становился все тише и неуверенней. Она не смотрела в глаза Каназаки-куна, просто не могла.
- Надо подготовить отряд к возможным военным действиям. Только как бы дело не обстояло, если придется действовать, уничтожать их я бы не хотела. Вариант взять в плен, мне кажется, более подходящим. Мы же не знаем их версии. Я знаю.. Может, я слишком все идеализирую... - Звучало все слишком не лепо. Она слегка путалась. И один раз сбилась с речи, но потом продолжила и все-таки попыталась договорить. Вышло совсем не убедительно и все равно она не смогла сказать о всем том, что творится у нее в голове.
Затем. Хинамори резко остановилась. Она осознала, что сейчас говорит вещи, которые никак не должна говорить. Лейтенанту, тем более лейтенанту их отряда, который пользуется не большим доверием в свете событий с предательством капитана Айзена и других, не следует примешивать личное субъективное отношение. Однако остановиться она уже не могла.
- Накуро-кун. Это будет плохо, если я попрошу отряд в случае чего захватить риока живыми? - Момо не избегала взгляда третьего офицера сейчас. Она попробовала быть искренней. И ей было все равно, что она предпочитала просить, а не приказывать. Все равно, что смеет выбирать более гуманный способ, а по большей части она надеялась, что ее отряду вообще не предстоит действовать. Эмоции слишком захлестывали и девушка понимала, что надо слегка остыть. Перед отрядом она не имеет права представать в подобном виде. Даже, если она и собирается отдавать указания о пленении бывших шинигами, то как минимум обязана быть уверенной в своем решении.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-02-22 23:16:51)

+2

7

Каназаки Накуро
http://s57.radikal.ru/i158/1002/3a/ef2e70375f4e.jpg

Должность: третий офицер пятого отряда Готей-13. В меру возможностей помогает лейтенанту.
Внешний вид: одет в обычную форму шинигами. Волосы чуть длиннее плеч, светло-русые, носит распущенными. Глаза светло-карие. Рост чуть выше среднего, выглядит на 20 с небольшим лет.
Особенности характера: в деле проявляет неплохие умения командира и воина. Вне дела безмятежен, улыбчив, отстранён. Довольно равнодушно, но доброжелательно относится ко всему, происходящему вокруг.

Услышав немного оттаявший голос Момо, её уже почти не официальные слова, Накуро обернулся к девушке и, перестав щуриться, открыл золотые сейчас глаза.
- Спасибо. Это моя работа, Хинамори-фукутайчо. - Накуро улыбнулся чуть шире, принимая таким образом похвалу. - Думаю, если вы собираетесь только передать информацию, то, конечно, можно не ждать остальных и оповестить их чуть позже. Давайте так и поступим. - Каназаки кивнул. Он хотел услышать об информации, которую принесла Момо и потому не стал продолжать мысль. Сейчас ведь это не так актуально, а потом для этого будет время. Да и не так важно, кого именно выделить для того, чтобы донести информацию до шинигами, не присутствующих на сборе.
Но вести, которые принесла Хинамори, заставили офицера перестать улыбаться. Пока ещё не из-за тревоги или негодования. С одной стороны, новости были явно не из лучших. С другой, Накуро был только третьим офицером. Он знал, что те, кто называют себя "вайзарды", были призваны Готей-13 из Мира Живых в Руконгай для переговоров. Но о них он не знал ничего. Особо любопытным он не был, а информация эта сто лет была едва ли не секретной. Простым шинигами она была не доступна. В итоге он даже не приметил как-то, что они были шинигами, потому что это не касалось его прямых обязанностей. А только прямые обязанности были для него обязательны к исполнению. Сейчас же он из контекста понял, что речь о вайзардах, и тут начал пробуждаться его интерес.
Дальнейшие же слова добавили к эмоциям Накуро некоторую озабоченность. Потому что лейтенант начинала ощутимо волноваться, а это автоматически беспокоило и офицера. Она ещё не сказала практически ничего, что действительно стоило бы волнения - а значит, просто не успела договорить. Упомянутая ей смерть парламентёров была, конечно, печальным фактом, но Каназаки довольно равнодушно относился к тому, что не касалось его
лично и зоны его интересов.
Момо же отвела взгляд и тихо продолжила рассказывать.
"Парламентёры убиты, а вайзардов приказано уничтожить, значит... Довольно логично. Хотя, если они бывшие шинигами, им ничего не стоит придти в Шиконгай, и приглашение им для этого не нужно. Так что им за повод идти на переговоры и потом шинигами убивать?"
Идея Хинамори взять врагов в плен была на взгляд офицера, во-первых, довольно странной, а во-вторых, опасной. Если не с точки зрения силы этих вайзардов, то с точки зрения того, что и без того негласно опальный отряд не должен так нарушать приказ. Это может плохо кончиться. С другой стороны, противиться желанию лейтенанта и разубеждать её Накуро особого смысла не видел. И всё же...
- Хинамори-кун, - Каназаки практически не заметил, как обратился к собственной начальнице неофициально. Он довольно резко остановился, преграждая девушке путь. - Для начала, расскажи мне об этих вайзардах. Если я правильно понимаю, их явно не двое, во-первых, и, во-вторых, они должны быть сильны, раз Готей-13 уделил им такое внимание. В таком случае не факт, что захватить их в плен отряду по силам. - Накуро прервался. Он говорил в пол голоса, немного опустив голову к лейтенанту. И его глаза, скрытые от солнца тенью, уже не казались золотыми. Непривычно выглядел молодой человек абсолютно серьёзным, хотя бывало и такое.
- Я не буду перечить вам. Но хочу сказать, что, как минимум, отряду не стоит видеть ваших сомнений. Взятие в плен прямо противоречит приказу Ямамото-сотайчо. Однако в моих глазах в вашей идее много здравого - действительно, может оказаться, что всё не так просто. Но может и не оказаться. Потому, если решите рисковать, решите это твёрдо. Чтобы быть готовой ответить потом за свои действия. Я же со своей стороны поддержу ваше решение. - не смотря на довольно жёсткие слова, голос Накуро оставался как обычно плавным, смягчая интонацию. Он по-прежнему стоял практически на пути девушки, поскольку считал, что в начале нужно закончить этот разговор, и только потом появляться на глазах отряда.

+1

8

Первая ступень была пройдена. Лёгким кивком головы Момо дала понять Каназаки-куну, что по этому поводу обсуждение закончено. Дальнейшая часть разговора далась ей с ощутимым трудом, так как слишком много печальных событий произошло так быстро и неожиданно, что она сама не могла мыслить объективно. Ей казалось, что насилие ничего кроме насилия не породит, и в сложившейся ситуации стоит действовать более разумно. Правда только по сравнению с Ямамото со-тайчо она была ни кем и голос ее в расчет можно было вообще не принимать. И как бы конечно она не пыталась себя убедить в том, что не поддается ненужным эмоциям и тщательно все обдумала, в душе понимала, что это далеко не так. Только игнорировать волю сердца в этой ситуации она не могла.
Ей очень повезло, что третьим офицером был именно Каназаки Накуро, потому что он был одним из тех, кто помогал еще более укрепиться в правильности выбранного решения одними лишь своими расспросами. Он произнес именно те слова, которые помогли нащупать внутренний стержень, которого она и собиралась держаться. В один миг до нее очень ясно дошло, что надо делать и как сказать. Волнение правда пока никуда не делось, но голос уже не дрожал. Она стояла и глубоко вдохнула воздух в легкие, чтобы дать ответ третьему офицеру.
- Я не могу о них рассказать тебе в полной мере, так как когда они были шинигами я еще не вступила в Готей. Всего их восемь. И все они были капитанами и лейтенантами Готея, так что с учетом прошлого я думаю ты можешь себе представить какой неимоверной силой они обладают. - Конечно ей было что еще сказать Каназаки-куну про бывших шинигами, но это было слишком близко к ее не затянувшимся ранам. Она с силой сжала кулак, так что костяшки пальцев побелели.
- Они стали тем, кем стали, по вине, - последовала новая заминка и Хинамори снова отвела взгляд от Накуро в сторону, - Айзена-тай.. - Она резко замолчала и тут же поспешила поправиться.
- Предателя Соуске Айзена. - Эти слова сразу же резанули слух, словно она наговаривает на глубокоуважаемую персону или совершает словесное преступление. Думать об этом не хотелось, потому что сейчас было не время заниматься личными проблемами. Она продолжила.
- Он ставил эксперименты по слиянию силы шинигами с силами пустого, чтобы выйти за предел возможностей. Ну или как-то так. Может я где-то ошибаюсь в пояснении хм..этой теории. Но факт остается фактом. Жертвами этих экспериментов пало много душ, в том числе и шинигами. В прошлый раз бывших товарищей, ставших вайзардами было приказано уничтожить, но им удалось избежать подобной участи. Я не верю, что вайзарды представляют угрозу. И это совсем не логично убивать тех, кого хочешь выслушать и возможно помочь. - Правда стоило ей произнести эти последние слова, как она почувствовала, что задыхается. Верит вайзардам? Верила капитану Айзену. Что-то только выбирать тех, кому можно доверять она не умела. Начали мелькать мысли о том моменте, когда в тело вонзился занпакто того, кто был дороже жизни и как его клинок окропился ее кровью. Нет! Нет! Нет Момо! Прекрати! Некоторое время она молчала, словно обдумывая, что еще добавить, но эти секунды нужны были, чтобы уверить себя, что она вовсе не задыхается и может свободно дышать. Верно! Так хорошо! Ты должна сказать самое главное еще!
- Каназаки-кун! Я уверена в своем решении. Может я рассказала тебе лишь часть истории, многое опустив, но просто подробный пересказ может занять много времени. Сейчас надо подготовить отряд. Всю ответственность за решение я беру на себя. - Четко, невозмутимо и уверенно прозвучали слова девушки. Отряд не должен был страдать за то, что она выбрала другой путь. Если и отчитываться перед Ямамото со-тайчо и получать "по заслугам", то ей - временно исполняющей обязанности капитана.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-02-23 17:06:32)

+2

9

Каназаки Накуро
http://s57.radikal.ru/i158/1002/3a/ef2e70375f4e.jpg

Должность: третий офицер пятого отряда Готей-13. В меру возможностей помогает лейтенанту.
Внешний вид: одет в обычную форму шинигами. Волосы чуть длиннее плеч, светло-русые, носит распущенными. Глаза светло-карие. Рост чуть выше среднего, выглядит на 20 с небольшим лет.
Особенности характера: в деле проявляет неплохие умения командира и воина. Вне дела безмятежен, улыбчив, отстранён. Довольно равнодушно, но доброжелательно относится ко всему, происходящему вокруг.

В ответ на слова офицера по поводу оповещения отсутствующих шинигами, лейтенант только кивнула. Ясно было, что эта тема её уже совсем не интересует. Оно и понятно, сказанные после этого слова были для девушки не в пример важнее. Накуро был довольно проницательным, но яркое волнение Хинамори не мог бы заметить только абсолютно бесчувственный человек. Или арранкар. Но никак не Каназаки.
Вдохнув и сделав паузу, Момо заговорила. И, услышав интонацию, звучавшую в голосе собеседницы, шинигами чуть улыбнулся, несмотря на всю серьёзность разговора. Уверенность - вот то, что так нужно было девушке. Без этого ей было тяжело - как командовать отрядом, так и просто жить. Судя по всему, именно эту уверенность сумел вселить в её нежную душу Накуро. И он был этому искренне рад. Причин же на то было несколько. Да, с одной стороны, он очень хорошо относился к Хинамори и хотел бы, чтобы она смогла наконец пережить до конца предательство близкого ей человека. Но, с другой стороны, как бы странно для безмятежного офицера ни было, он пёкся об отряде. Уверенность лейтенанта была единственным, что могло отряд вытащить.
- Вот оно как, Хинамори-фукутайчо... - произнёс Каназаки, когда Момо прервалась после имени бывшего капитана. Он заметил сжатый кулак девушки, оговорку на имени Айзена, то, как тяжело было сказать девушке эти слова. Но, как бы ни храбрился он сам и не делал вид, что ничего не было, произнесённое имя покоробило его и заставило растерять всю обычную солнечность. Лейтенант отвела глаза, но Накуро продолжал пристально смотреть на неё, переваривая новую информацию.
Айзен Соуске. Вокруг этого имени вращалось всё. Предательство и предатели, дурная слава брошенных отрядов, война и враги. Оставшиеся в одиночку близкие. Рыжий риока. Вайзарды. Бывший капитан пятого отряда был началом всех проблем, поднимавших голову над Сейретеем в последние годы. Накуро никогда не говорил таких слов вслух, но ему всё время казалось это странноватым. Слишком много зла для одного шинигами, ничем не выделявшегося среди капитанов до того, как вскрылось страшное предательство. Другое дело, что, что бы ни казалось офицеру странным, он ни разу не усомнился в своём отношении к предательству. В нём нельзя было усомниться.
- Эксперименты ради выхода за предел возможностей? И они, как я понимаю, - Накуро, всё так же потемневшим взглядом глядя на лейтенанта, сделал паузу, выделяя конец фразы, - удались? В ином случае вайзарды не были бы "бывшими" шинигами. - шинигами помолчал. - Думаете, они не представляют угрозы? Их использовал для эксперимент товарищ, их приговорил к смерти Совет-46. Теперь им предложили переговоры. Парламентёров нашли мёртвыми. Либо это месть, либо чей-то злой умысел - но в таком случае Готей-13 объявил их врагами во второй раз. - ровный голос офицера звучал абсолютно ровно. Что бы он ни думал, ничто не выдавало его неровного отношения к Айзену. Сейчас бывший капитаном был просто врагом и предателем.
На уверенное завершение речи Хинамори Каназаки чётко кивнул.
- Я понял, Хинамори-фукутайчо. - с этими словами офицер сделал шаг в сторону - освобождая для девушки дорогу к месту сбора отряда. Всё было решено.

+1

10

Пронзительный взгляд Накуро-куна похоже оценивал и скользил по ней. Хинамори отлично понимала, что совершила ошибку, и офицер прочитал ее, как открытую книгу. Ненавидела эту свою излишнюю эмоциональность, она приносила слишком много проблем. Спокойствие. Даже, если и так, то пусть. Я не сожалею, что хотела верить, что хочу верить и возможно сделать еще что-нибудь, чтобы вернуть только моего капитана Айзена. В один миг нельзя отказаться от чувств и важного для тебя человека. А пока я должна стать сильной. Уже привыкла не обращать внимания на путаницу своих чувств. Она разжала кулак и просто расслабила ладонь.
Солнце по-прежнему ярко светило, что приходилось щуриться. Чувствовала девушка себя уже чуть лучше, по-крайней мере могла предстать перед отрядом спокойной и уверенной. Она выслушала Каназаки-куна, обдумывая каждое его слово, сказанное про вайзардов.
Прежде, чем начать говорить Хинамори подняла голову и посмотрела прямо в глаза Каназаки-куну, чтобы у него не возникло никакого неправильного мнения насчет того, как все видит она сама.
- Да, ты верно понял Каназаки-кун, что все прошло успешно. - Голос прозвучал мягко и нейтрально, только единственное, что она не могла выражаться уже, как до этого. Не хотелось вновь озвучивать, что под всем подразумевала эксперименты капитана Айзена над его бывшими товарищами. Не хотелось признавать многое из того, что произошло в прошлом. Прежде всего, стоило бы смотреть вперед. Игнорировать, конечно же, она не собиралась эти вещи, просто подход к таким вот чрезвычайным ситуациям в силу мягкого и доброго характера был другой, свой - мирный. Но прежде, чем действовать категорично, как привык Ямамото сотайчо, Момо предпочитала убедиться, что такие поступки оправдывают сложившуюся ситуацию. Она была уверена, что нет. Но уже одно то, что их отряд в запасе, говорило о том, что из-за ее взглядов и принципов, пятый отряд оставили не при делах.
- Я не буду утверждать, что ты не прав в своих рассуждениях. Я много думала над ситуацией, но считаю, что Ямамото сотайчо зря так остро реагирует. Прежде, чем кого-то обвинять, надо быть точно уверенным, что сам не заблуждаешься. Никто из нас всех ни разу не интересовался судьбой когда-то бывших шинигами, легче всего сразу заклеймить их предателями. На самом деле, что более страшно, все связанное с ними просто скрыли. И только сейчас прошлое получает огласку. Я бы не удивилась, если бы они ненавидели все, что связано с Сообществом Душ. Однако это еще не повод для того, чтобы мстить или как там все это объясняется. - Эти слова действительно были обдуманными, когда-то ей с таким же рвением хотелось защищать любимого капитана, но с Айзеном все обстояло намного сложнее и запутаннее, что фразы с такой легкостью не находились в ее сердце. Может потому, что предательство, касающееся ее лично, было пережить намного тяжелее, чем последствия этого самого предательства, а в частности эту историю про вайзардов.
- Можно просто Хинамори-кун. - Прошла вперед, когда Накуро ее пропустил вперед. От обязательного обращения у нее даже зубы начинало немного сводить, потому что не была девушка строгим человеком, и ей больше нравилось простое и свободное общение.

Шла легко и стремительно, чувствуя, словно воздух расступается, чтобы уступить ей дорогу. Сердце билось в груди часто-часто. Ее удел - всегда волноваться, пусть она и была уверена, что сделала правильный выбор. Все же то, что предстояло объявить, было бы трудно переварить ее отряду с первого раза. И как только на глаза попалась не совсем ровная шеренга отряда, то ноги стали ватными, но лейтенант приложила очень много усилий, чтобы не выдавать себя. В первую очередь пришлось уладить некоторые детали с построением и подождать опаздывающих  членов отряда, такие, как правило, частенько находились, но она это прощала. И вот после того, как мелочи были улажены, она поняла, что может начать, сразу предупредив, что сказать ей предстоит много. В еще более коротком и сжатом варианте, чем слышал Накуро, Момо поведала историю вайзардов. Уделила внимание сложившейся ситуации с вайзардами на данный момент. Огласила указ Ямамото сотайчо. Ну, а напоследок попросила отряд, если дела будут обстоять таким образом, что потребуется их вмешательство, взять вайзардов просто в плен, не убивая их. Исключение состояло в том, что если кому-то из отряда будет угрожать опасность, то они могут ослушаться просьбы, потому что ничего ценней чьей-то жизни она не могла себе представить. Предупредила, что всю ответственность берет на себя, ну и на этом закончила. Даже во рту пересохло после всего сказанного. За долгое время это было первое длительное собрание, когда она очень много говорила. Возникло даже ощущение, что это какой-то экзамен в академии, и она защищает какую-то письменную работу.

0

11

Каназаки Накуро
http://s57.radikal.ru/i158/1002/3a/ef2e70375f4e.jpg

Должность: третий офицер пятого отряда Готей-13. В меру возможностей помогает лейтенанту.
Внешний вид: одет в обычную форму шинигами. Волосы чуть длиннее плеч, светло-русые, носит распущенными. Глаза светло-карие. Рост чуть выше среднего, выглядит на 20 с небольшим лет.
Особенности характера: в деле проявляет неплохие умения командира и воина. Вне дела безмятежен, улыбчив, отстранён. Довольно равнодушно, но доброжелательно относится ко всему, происходящему вокруг.

Похоже, что пристальный взгляд офицера смутил Хинамори. Не удивительно - сложно чувствовать себя спокойно, когда на тебя смотрят, словно пытаются прочитать твою душу по мельчайшим совершённым жестам. Накуро понял это, но не по смущению - Момо не показала его. Скорее, она постаралась скрыть эмоции, с усилием расслабив руку. Совсем не долго она обдумывала его слова, прежде чем повернуть лицо навстречу пронзительному солнцу и заглянуть в прозрачно-карие сейчас глаза своего подчинённого.
"Скрыли..." - почему-то именно это слово всплыло в мыслях Накуро, когда он выслушал речь девушки. Да, он знал и раньше, что история шинигами, подвергшихся холлоуфикации скрыта - банально за счёт того, что, не один год служа в Готей-13, он ничего об это не знал. Однако, на его взгляд, это и не было удивительно.
Фактически, взгляды Каназаки сильно отличались от взглядов его лейтенанта. Каким бы безмятежным он ни был, Накуро был слишком воином, слишком офицером. Кроме того, как ни крути, как ни смотри на мир, он служил Готей-13, и будет служить ему до смерти - таков путь шинигами. И только некоторым уготована судьба, ломающая устои и превращающая воинов Готей во врагов, в вайзардов, в простые души...
Не всегда третий офицер был согласен с политикой Готей-13, но он всегда понимал причину таких решений. В половину дело было в том, что цель оправдывала средства. Да, шинигами защищают живые души от пустых. Но это не обязывает их к "правильному" пути. Это обязывает их защитить любой ценой. Во-вторых, идти к цели можно было по-разному. Ямамото-сотайчо предпочитал не рисковать. Ему проще было вырастить новых капитанов отрядов, чем, рискуя безопасностью, идти на союз с прежними. Проще убить вайзардов не сомневаясь, чем ошибиться и пригреть врагов. Возможно, главнокомандующий боялся совершать ошибки. А может быть дело в том, что он в десятки раз старше и опытнее практически всех шинигами. А может, он просто не дорожил членами Готей - ведь он видел за свою жизнь сотни капитанов, и все они в его глазах умирали очень быстро. И так же быстро на их место приходили другие - не сильней, не слабей, а просто другие.
Накуро отвёл взгляд в сторону и, глядя, как по стене здания мечутся тени, проговорил, слегка улыбаясь:
- Может, ты и права, Хинамори-кун. Я надеюсь на это. - с этими словами он пошёл следом, в сторону давно собравшегося отряда.
В речь, которую произнесла Момо, Каназаки не вмешивался. Он стоял на своём месте в строю и смотрел вроде на лейтенанта, а вроде и мимо неё. Он ведь уже знал, что она хочет сказать. И был почти уверен, что она скажет это именно так. Главная часть собрания была закончена, как только Хинамори договорила, но технических мелочей осталось ещё довольно много. Например, оповещение отсутствующих, о котором уже шла речь.
Выйдя из строя, Накуро подошёл к девушке, сделав знак отряду, чтобы они оставались на месте.
- Фукутайчо, я предлагаю возложить передачу этой информации тем, кто сейчас не присутствует, на пятого офицера. - он говорил в пол голоса, но в то же время не понижая его специально.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-03-04 00:02:19)

+1

12

Может, а может и нет. У каждой души своя истина. И мы должны бороться за то, во что верим. Ей не надо было оборачиваться на Накуро, Момо просто знала, что у него тоже свой взгляд на приказ, и скорее более широкий, как у самого Ямамото сотайчо, ну или близкий к нему. Она была благодарна офицеру, что даже не смотря на это, он поддерживал ее и не спорил, доказывая, как недальновидно и отчасти наивно она смотрит на сложную и неоднозначную ситуацию с вайзардами. Спасибо Накуро-кун! На душе после разговора было очень легко, так что со своей задачей Хинамори Момо справилась с достоинством. Уверенно контролировала эмоции и прилагала все силы, чтобы ни в одном слове или интонации не проскочило сомнение или лишняя эмоция.
В конце речи Каназаки-кун вышел из строя и двинулся по направлению к ней. Это могло означать только одно. Я что-то забыла сказать? Мыслительный процесс шел в ускоренном темпе, и когда достаточно разборчиво Накуро начал говорить, девушка осознала, что чуть было не пропустила такую важную техническую деталь. Волнение и неловкость накатили волной, что вроде бы такая мелочь, а ей напомнили о ней, но тем не менее Момо старалась оставаться внешне невозмутимой.
- Спасибо, что напомнил Каназаки-кун. - Встретила слова офицера с искренней улыбкой, это был самый лучший способ скрыть смущение из-за своей забывчивости и торопливости. После этой непродолжительной паузы коротко дала указания пятому офицеру, чтобы он оповестил непроинформированных товарищей, как и напомнил Накуро.
На этом она считала, что собрание может быть оконченным, впереди были бумажные дела. Их кстати всегда хватало, и то, что  по большей части Момо с ними помогали разобраться, от этого они не имели свойство иссякать, о чем можно было только сожалеть про себя. Кажется я должным образом еще не поблагодарила Тоуширо-куна, по моей вине он слишком много берет на себя. Как бы я не старалась в первую очередь считать его одним из капитанов Готея, все же он для меня друг детства, а я постоянно усложняю ему и без того не легкую жизнь. И не только ему. Пора бы мне уже в полной мере осознать произошедшее, ну или хотя бы пресечь взваливание другими на себя моей работы. Не сахарная, не развалюсь на мельчайшие крупинки, если переберу всю гору бумаг в одиночку.
На тот момент, пока в голове крутились хаотичные мысли Момо прибывала во временной прострации.
Случай с вайзардами вывел ее из замкнутого круга сожаления, который начинал с концами поедать ее измученную душу.

+1

13

Каназаки Накуро
http://s57.radikal.ru/i158/1002/3a/ef2e70375f4e.jpg

Должность: третий офицер пятого отряда Готей-13. В меру возможностей помогает лейтенанту.
Внешний вид: одет в обычную форму шинигами. Волосы чуть длиннее плеч, светло-русые, носит распущенными. Глаза светло-карие. Рост чуть выше среднего, выглядит на 20 с небольшим лет.
Особенности характера: в деле проявляет неплохие умения командира и воина. Вне дела безмятежен, улыбчив, отстранён. Довольно равнодушно, но доброжелательно относится ко всему, происходящему вокруг.

Всё же, отношение Накуро к Хинамори было двояким. Он редко задумывался над тем, как себя вести специально, потому, вполне возможно, внешне казалось, что он относится к девушке слишком по-дружески, иногда игнорируя субординацию. Но это была только одна сторона вопроса, и, в реальности, отношение офицера было скорее противоположным. В первую очередь она оставалась для него лейтенантом, как бы легко сама не отходила от официальности тона. Это была не искореняемая привычка воина и офицера. Или, если угодно, врождённое качество, поскольку это было не слишком характерно для шинигами. Но как знать, может, Каназаки при жизни долго служил в армии.
Возможно, готовность во всём помочь Хинамори, чтобы ей было легче, росла именно из такого отношения. Так или иначе, глядя, как спокойно и уверенно она озвучивает отряду новости, Накуро искренне радовался, что она явно успокоилась после их разговора. Правда, просьбы, которые она говорила отряду вместо нормальных приказов, было явно не искоренить. К этому все привыкли, и всегда исполняли их, как могли бы исполнять твёрдые распоряжения. Так что офицер только улыбнулся, снова начиная соответствовать солнечной погоде. И продолжил улыбаться, даже видя, как смешалась девушка, подумав, видимо, что забыла что-то важное. Наоборот, он постарался совершенно не обратить на это внимания, чтобы показать, что всё по плану, и она ничего не забыла.
- Не за что, Хинамори-фукутайчо. - пусть лейтенант и предпочитала неформальное обращение, пользоваться им по отношению к старшему по званию на глазах всего отряда было для Каназаки недопустимо.
Если бы он вспомнил что-то ещё, о чём не сказала Момо, он бы, конечно, продолжил, но он не помнил. В любом случае, всё, что должен был знать весь отряд, было сказано. Остальное при необходимости будет передано конкретным офицерам. Так что Накуро снова посмотрел на девушку, выразительно ожидая, что она отпустит отряд. Но, кажется, лейтенант о чём-то глубоко задумалась. Оставалось надеяться, что мысли её не мрачны.
- Хинамори-фукутайчо, стоит ли отряду находиться в полной боевой готовности, или же в случае поступления приказа будет время на сборы? - фактически, офицер задал вопрос для того, чтобы вывести Момо из задумчивости, хотя озвучен он был в голос, поскольку актуален был для всего отряда.

+2

14

Вопрос вернул на землю. Впрочем она не растерялась. Очень хорошо, что рядом был Накуро, который прикрывал и помогал не сесть в лужу. А с другой стороны ее это угнетало, так как хотелось стать самодостаточной и отплатить другим за заботу. А так получалось, что она лишь принимала доброту, ничего не отдавая в замен.
- Отряду стоит находиться в полной боевой готовности, с дальнейшими действиями вы уже ознакомлены. - Не смотря на то, что эти слова внутренне давались ей с большим трудом, прозвучали они небрежно и довольно легко. Она даже не задумываясь дала этот ответ. Далее последовала ее обычное окончательное слово.
- И пожалуйста берегите себя. Сейчас я уйду встречать остальную часть отряда. В мое отсутствие назначаю главным Каназаки-куна, так что, если возникнут вопросы, обращайтесь к нему. Свободны. - Сказав заключительные слова, она повернулась, чтобы взглянуть на Каназаки-куна.
- Вот передаю тебе все полномочия. Надеюсь на тебя Каназаки-кун. - На губах показалась мимолетная улыбка и она тут же развернулась, шагая в сторону выхода из расположения пятого отряда. Момо с помощью шунпо достаточно быстро достигла ворот, через которые ее пропустили. Секундой позже она почувствовала мощный всплеск рейяцу. Далековато, но даже на территории Сейретея можно было прекрасно понять, что где-то рядом "веселиться" капитан одиннадцатого отряда. Эта мысль ее не радовала, значит он уже столкнулся с вайзардами. Ввязываться в сражение она смысла не видела, зная нрав Зараки Кенпачи, ничего хорошего из ее вмешательства все равно не вышло бы. Принципы Хинамори в корне отличались от его принципов, да и вообще рангом она не вышла, чтобы говорить свое "веское" слово. Поэтому мысли о пацифистической миссии девушка сразу же выкинула из головы, ускоряясь в шунпо, чтобы быстрее добраться до примерного места, где располагалась часть отряда, которая была на задании. Они уже должны были завершить его и направляться в Сейретей, а без ее сопровождения границу они просто на просто пересечь бы не могли.

-Rukongai. Торговый центр.

0

15

<-------Штаб-квартира 9-го отряда

Как часто бывает в жизни, одна маленькая проблема, поначалу претворяющаяся незначительной и не стоящей внимания, может в одночасье стасовать все карты и поставить с ног на голову привычный порядок вещей. Только что ты был спокоен и расслаблен, слегка зевал, удобно устроившись в кресле, и щурил глаза от солнечного света, льющегося в твой кабинет через открытое окно. Весь день был впереди, и даже третий офицер не принес еще бумаги на подпись (неважно какие, ведь когда ты негласно исполняешь обязанности капитана отряда, пухлая стопка документов всегда исправно дожидается тебя на краю стола), так что можно было позволить себе маленькую слабость и пару минут потешить себя иллюзией безделья, а заодно построить планы на сегодняшний вечер, который обещал быть таким же насыщенным, как и несколько предыдущих.
Примерно так ощущал себя лейтенант девятого отряда, когда в его окно, взмахивая фиолетовыми крылышками, залетела одна из тех самых «маленьких проблем», которые просто обязаны испортить редкий момент умиротворения. Самые неприятные события всегда происходят неожиданно, и если к войне еще можно подготовиться заранее, то предательство, даже если его предчувствуешь, настигнет тебя в самый неподходящий момент. Это простое правило Хисаги хорошо усвоил, и принесенный крылатой вестницей приказ от сотайчо лишь еще раз его подтверждал. Нельзя быть готовым к предательству. И даже сейчас, как бы скептически или откровенно негативно, не относились в Сейрейтее к вайзардам, подобного поворота событий никто не ожидал. Не удивительно, что теперь Готей был обижен и оскорблен тем, что его доверием так легко пренебрегли. Впрочем, делать какие-либо выводы было еще рано, гораздо важнее привести отряд в состояние полной боевой готовности. «То, что девятый пока в запасе, означает лишь, что у нас немного больше времени на подготовку, чем у всех остальных. И ничего более…»
Шухей справился с делами быстрее, чем рассчитывал, что лишний раз давало повод для гордости за свой отряд – девятый даже в мирное время не терял хватки, и все, что потребовалось от лейтенанта – это направить энергию своих подчиненных в нужное русло (ну и придать небольшое «ускорение» самым нерасторопным). В итоге, к обеду он уже решил все вопросы с личным составом, и в ожидании дальнейших приказов от командования, решил посвятить себя разбору накопившейся макулатуры.  Однако даже это не могло занять Хисаги надолго: не прошло и несколько часов, как все рапорты, запросы и сметы были с пристрастием изучены и разложены по стопкам (аккуратные и правильные – награждены лейтенантской подписью, остальные, снабженные размашистыми заметками на полях, - отправлены на доработку младшим офицерам).  Шухей не был слишком придирчивым и педантичным начальником, он просто считал, что каждый в отряде должен делать свою работу хорошо, независимо от того, в чем она состоит.
Но когда с работой было покончено, стало еще сложнее ждать распоряжений и стараться не думать о всяких неприятных вещах, которые медленно, но верно заполняли мысли лейтенанта. Отсутствие новостей раздражало. Даже не то, чтобы хороших новостей, а хоть какой-либо информации о том, что творилось сейчас за высокими белыми стенами. «Во время памятного вторжения риока доклады поступали едва ли не каждые полчаса, а тут… Поисковые группы, наверняка, были отправлены еще утром. Не поверю, что они до сих пор ничего не обнаружили». И неимоверно тяжело было томиться в неведении, допивая уже третью кружку чая, и напрягать слух, пытаясь различить торопливые шаги посыльного в коридоре. Но вокруг было тихо, лишь большие настенные часы все также продолжали отмерять секунды, высокомерно игнорируя просьбу лейтенанта «хоть немного поторопиться». 
- Все. Хватит,- пробормотал Хисаги, с глухим стуком отставляя в сторону кружку и поднимаясь из-за стола. Бросив последний взгляд на часы, показывающие без четверти шесть, он подхватил несколько отложенных в сторону листов («Заявки на новичков. Надо будет на обратном пути отнести это в пятый отряд»), снял со стойки занпакто и вышел из кабинета с твердым намерением самолично разузнать хоть что-нибудь.
Первой мыслью было нанести визит в расположение третьего отряда и расспросить Киру. И эта идея даже показалась Шухею вполне приемлемой, вот только по странному стечению обстоятельств ни самого Изуру, ни его третьего офицера на месте не оказалось. Выяснять, где и как коротает вечер его блондинистый друг, ровно, как и строить догадки на этот счет, Хисаги не стал, просто приняв, что первая попытка провалилась. Прибывая в размышлениях, он сам не заметил, как ноги принесли его к казармам пятого отряда. Рабочий день подходил к концу, и не факт, что Хинамори все еще была в штабе, но, насколько знал Шухей, она частенько задерживалась допоздна, как и каждый из них, временно исполняющих обязанности...Пятый отряд, как и его собственный, должен был находиться в запасе, и никто не давал гарантий, что Хинамори что-то известно. Но сейчас даже непроверенная информация была лучше, чем полное неведение.
Быстро поднявшись по ступенькам, Хисаги остановился перед раздвижными дверьми, ведущими в рабочий кабинет, и негромко постучал.
- Хинамори-фукутайчо?- приоткрывая сёдзи и заглядывая внутрь, полувопросительно произнес он.- Не помешал?
Военное положение само собой, но элементарные правила приличия еще никто не отменял.

+2

16

<<<   Улицы Сейрейтея

После того, как Хинамори вернулась в свой отряд, то тут же направилась в рабочий кабинет. Надо было как-то усмирить возмущение решением вышестоящих, хотелось забыть о затянувшемся молчании Ямамото сотайчо, в конце концов просто было необходимо не думать. В такие минуты все, что она могла это загрузить себя письменной работой до такой степени, что просто в итоге заснет в кипе документов. Счет времени Момо потеряла уже давно. Она знала лишь, что на улице уже достаточно темно и рядом горит свет, чтобы она могла заполнять бумаги. Причем занималась письменной работой она на полном автомате, не особо вдумываясь над тем, что пишет. В голове был алгоритм и она действовала соответственно ему.  Можно сказать это был метод ее работы. Ни одной лишней мысли. Поэтому она и нуждалась сейчас в заполнении бумаг.

- Хинамори-фукутайчо? - Знакомый голос донесся словно издалека. Да-да. Слышу-слышу. Ну что там еще? - Не помешал? - А вот помешали. Очень страшно, я тут работ.. И вот в этот самый момент голос она не только узнала, но и опознала. Потом пришло осознание, что она вовсе не работает, а нагло заснула в середине процесса. Чувство ностальгии.
Когда Момо была студенткой Академии Шинигами, то часто занималась допоздна, чтобы быть лучшей, поэтому иногда прямо посреди занятий могла нечаянно прикорнуть. Так что реакция последовала хоть и незамедлительная, но было явно, что девушка еще не до конца восприняла реальность, потому что сейчас повела себя, как студента. Хинамори буквально подпрыгнула и согнулась в поклоне.
- Простите, простите. - Эээ? Что это я делаю? Тут же к щекам начал приливать румянец и она позволила себе выпрямиться, правда Момо даже не могла представить себе, что в данный момент у нее на правой части лица будут размазаны почти засохшие чернила. Итог заснула прямо на заполняемом отчете, поэтому неудивительно, что слегка запачкалась.
- Хисаги-сан? Что-то случилось? - Стыдно. Растерянно. Руки потянулись к лицу и она попыталась тут же привести себя в более бодрое чувство, энергично растерев щеки. Весьма зря. Чернила размазались еще больше по лицу. В этом наверно была вся Хинамори. Она частенько могла попадать в неловкие ситуации наподобие нынешней.
Малышка Момо продолжала смущенно улыбаться, смотря на Хисаги, при этом до сих пор не догадываясь о том, что выглядит сейчас полной чушкой.

+2

17

Не нужно быть гением, чтобы понять, что ты явился не вовремя. Но чего Хисаги никак не ожидал, так это того, что Хинамори будет…. спать. Да, именно спать,  удобно устроившись на стопке документов и мирно посапывая. Для девушки сегодняшний день наверняка выдался весьма напряженным, так что ничего удивительного, что сон предательски сморил ее прямо за работой, и Шухей не стал бы мешать, сам прекрасно зная, как важны такие вот минуты усталого затишья посреди каждодневного хаоса. Но слова уже сорвались с губ, потревожив хрупкую тишину кабинета. Ресницы Хинамори дрогнули, и в следующую секунду девушка, как ошпаренная, вскочила со своего места, принявшись торопливо кланяться и сыпать извинениями. Что же привиделось миниатюрной шинигами на грани сна и реальности, так и останется загадкой, но выглядела она до того комично, что Хисаги, пару мгновений пребывавший в немом ступоре, не смог сдержать смех. Но девушка, похоже, смутилась своей реакции еще больше, и растерянность в ее взгляде заставила Шухея почти сразу сменить веселье на дружелюбную и понимающую улыбку. В конце концов, он не имел ни малейшего желания ее обидеть.
- Не извиняйся, - лейтенант примирительно выставил вперед ладони, - и прости, если напугал.
Кажется, Хинамори уже осознала, в каком мире находится и даже попыталась прогнать остатки сна, растирая кулачками порозовевшие щеки… ох, зря… Хисаги не успел и рта раскрыть, чтобы предупредить девушку о возможных последствиях столь опрометчивого поступка, но теперь было поздно: чернильная клякса уже живописно размазалась по миленькому личику.
- Да нет, ничего не случилось,- чувствуя, как губы снова начинают расползаться в улыбке, выдавил из себя Шухей.- Эм… Хинамори-кун…
Он смущенно кашлянул и сделал несколько шагов вперед, останавливаясь напротив девушки. Затем кивнул в сторону окна за ее спиной, надеясь, что Момо проследит за его взглядом. Снаружи уже почти стемнело, и на гладкой поверхности стекла вполне можно было рассмотреть свое отражение. Более тактичного способа намекнуть он как-то не придумал. Стоило признать, что Хинамори всегда вызывала в душе Хисаги противоречивые чувства: с одной стороны она была его товарищем, равным по званию офицером (достаточно сильным, чтобы за себя постоять, и достаточно ответственным, чтобы вести за собой отряд), но с другой – все равно оставалась хрупкой и неловкой девушкой. Некстати вспомнилось, что много лет назад на той самой тренировке в мире людей, что унесла с собой немало жизней, его собственная была спасена благодаря этой отважной девушке, которая отказалась убегать.   
- Я тебе принес кое-какие документы,- отогнав непрошеные мысли, произнес Шухей, решив, наконец, обозначить цель своего визита. Небольшая стопочка листов, извлеченная из-за отворота косоде, опустилась на стол рядом с остальными бумагами. – Это не очень срочно, так что посмотри на досуге. Хоть и неспокойное сейчас время, а документов меньше не становится.
Последнюю фразу он произнес, задумчиво глядя в окно. На его лице лишь на мгновение отразились иные эмоции, но наблюдательному собеседнику хватило бы и этого, чтобы понять, что лейтенант девятого чем-то весьма обеспокоен.

+2

18

Непреднамеренно на лице улыбка сменилась слегка нервной усмешкой или даже смешком. Напугал? Ну я бы это так назвала с натяжкой, скорее устыдил. Хе-хе-хе... Словно перенеслась во времена учебы.
Малышка Момо выравнялась и приготовилась выслушать что-то серьезное, вот только в голосе Хисаги слышались смешливые нотки. Не то, чтобы он смеялся, но улыбка определенно чувствовалась. Брови нахмурились сами по себе. Хинамори почувствовала замешательство.
- Да.. Вы что-то хотите сказать? - Он шел на нее и она даже невольно отошла слегка в сторону, ну мало ли она дорогу куда загораживала, правда повел он себя странно. Момо вначале не поняла Хисаги. Смысл его жеста до нее не сразу дошел. Прежде, чем обернуться она пристально посмотрела ему в глаза и потом повернулась в сторону окна. Собственно там ничего не было на что можно было бы обратить внимание. И что? Он имеет в виду, что на улице что-то происходит? Я что-то пропустила, когда заснула? Невозможно. Она нерешительно сделала пару шагов к окну и пыталась пристально вглядеться, что происходит за ним, но ничего нового не увидела. Разве, что видимость была плохая из-за того, что на улице темно и стекла окна теперь отражают то, что происходит в кабинете. Она бросила мимолетный взгляд на свое отражение и застыла. Вот сейчас она поняла, что имел в виду лейтенант девятого отряда. Момо рефлекторно попыталась оттереть руками чернила со щек и носа, но опять же лишний раз их еще больше размазала, усугубляя все втройне. Плохо. Они так просто не сотрутся. Надо бы найти нашатырный спирт. Хм.. если память не подводит, то именно так мне удалось в прошлый раз их стереть.
Миниатюрная шинигами повернулась лицом к Хисаги, как раз в тот момент, когда он заговорил о документах. Она посмотрела с некоторой грустью на стопочку бумажек, которые символизировали  перспективу прибавления письменной работы. Хинамори Момо - ты самый бестолковый лейтенант, который только и может, что заснуть. Это тебе наказание за то, что ты повела себя так непозволительно, не доделав работу. Так что так. Даже, если документы, что принес Хисаги не были срочными, для Момо все было иначе. Когда дело касалось любой бумажной работы, то девушка предпочитала ее делать безотлагательно. Для нее это было легко, хоть и достаточно монотонно. Но если уж она принималась за нее, то делала все качественно и своевременно. Правда бывали и такие казусы, как несколько минут назад например. Слишком умотавшись, она могла и прикорнуть на недоделанной работе. А за подобные казусы она себя не прощала. После ухода Хисаги она снова примется с усердием за документацию. Для профилактики она даже решила написать еще парочку отчетов, которые собиралась начать завтра, но собственно, зачем откладывать на завтра, если можно сделать сейчас?
- Отлично. Я ими займусь Хисаги-сан. Только вот надо смыть с себя чернила.. - Глаза уже откровенно горели рабочим азартом, а еще были красными и вялыми, что совсем не вязалось с первым. Кофе. Мне еще хорошо бы выпить кофе. Внешне она словно не заметила второй части реплик Шухея. На самом деле Момо не особо хотела обсуждать неспокойное время. Для них с Хисаги-саном, и не только с ним, но еще и с Кирой-куном подобные разговоры могли скатиться до совсем ненужных и больных тем. По правде Хинамори думала, что их компания могла бы пополниться Рангику-сан, не то, чтобы она много знала, это было скорее на уровне интуиции и просто наблюдений. Но в любом случае острые углы следовало обходить стороной.
Она дошла до письменного стола, и отодвинув ящик, нашла то, что искала. Бутылочка нашатырного спирта оказалась в руках. Момо приготовила вату, смоченную раствором. Запах у нашатыря был  препротивный, но зато чернила эффективно смылись с лица.
- Кстати Хисаги-сан, раз документы не такие срочные, то почему вы зашли сейчас, а не с утра? Вас все-таки что-то беспокоит? - Сейчас она была серьезна и готова выслушать Хисаги. Глядя на него, она все больше убеждалась, что лейтенанта Шухея что-то гложит. В такие моменты наверно лучше высказаться. Она любила слушать. А еще любила противоречить самой себе.

+2

19

От лейтенанта не укрылось, что Хинамори с некоторой грустью проводила взглядом принесенные им и положенные на стол документы. Ее рабочее место и так было завалено бумагами настолько, что Хисаги ощутил легкий укол совести за то, что нагрузил девушку дополнительной работой, прекрасно зная, что ей и так приходится нелегко (но не забирать же их теперь обратно, в самом-то деле).
- Раньше я и понятия не имел, что у капитанов столько хлопот,- задумчиво произнес он, желая то ли подбодрить девушку, то ли посочувствовать.-  Тоусен-тайчо никогда не давал сложную работу своим подчиненным.
Сказал – и тут же пожелал откусить себе язык. Еще только направляясь к штабу пятого отряда, Хисаги зарекся даже вскользь упоминать о бывших капитанах, не желая бередить старые, но так и не зажившие раны. И все-таки вырвалось. Да еще эта предательская теплота в голосе… Нахмурив брови и все еще злясь на себя, Шухей наблюдал, как девушка прошла к столу и, покопавшись в одном из ящиков, извлекла на свет пузатенький стеклянный пузырек. Стоило ей откупорить крышечку, как по кабинету тут же поплыл едкий запах нашатырного спирта. Когда с миловидного личика исчезла последняя чернильная клякса, Хинамори (видимо, все же заподозрив, что лейтенанта что-то гложет) напрямую поинтересовалась причиной столь позднего визита.
«Беспокоит ли меня что-то? Конечно, беспокоит».
- Бывшие товарищи, а ныне предатели… признанные после ста лет скитаний и снова совершившие преступление. Можно ли им верить? Или мы вновь и вновь будем совершать одну и ту же ошибку?- скорее размышляя вслух, чем действительно задавая вопросы, произнес Шухей, делая несколько шагов к окну. Мимо белых сейрейтейских стен, сейчас окрашенных в красноватые тона последними лучами заходящего солнца, придерживая одной рукой мечи, деловито сновали рядовые и офицеры. Несмотря на поздний час, они торопились по каким-то неотложным делам, и их изломанные тени плясали на стенах, похожие на перекошенных, тонконогих Пустых, невесть каким образом взявшихся в самом сердце Сейрейтея. Хисаги равнодушно взирал на царившую за окном суету, все еще пребывая мыслями далеко отсюда.
«Сколько уже можно наступать на одни и те же грабли? Неужели мы так ничему и не научились?»
Он едва не забыл о своей собеседнице и, вовремя спохватившись, повернул к ней голову, надеясь, что Момо не истолковала его слова превратно.
- Прости, Хинамори-кун,- слегка смущенная улыбка тронула его губы.- Просто со времени последнего приказа прошло уже 9 часов, и отсутствие новостей меня несколько тревожит. Я даже не знаю, кто из наших сейчас в Руконгае. Кто принял на себя первый удар и, может быть, в эту самую минуту сражается… «или даже убит». Я хотел спросить у Киры, но не застал его на месте.
Вот так и вывалил на нее все свои опасения. Некрасиво сваливать такое на девушку. Не по-мужски. Да и вряд ли маленькая шинигами обладала какой-то важной информацией, ведь была таким же «запасным вариантом», как и сам лейтенант. Но все же… все же…
Хисаги вздохнул и, снова отвернувшись к окну, тихо проговорил:
- Приказы, конечно, не обсуждаются, но я, признаться, предпочел бы быть сейчас там, и сделать все, что в моих силах для устранения конфликта, чтобы…
«И ты уже знаешь, кто прав, что так легко берешься судить?»- вкрадчивый голос, подозрительно похожий на капитанский, прозвучал и затих на самом краю сознания.
Шухей осекся на полуслове, невидящими глазами уставившись куда-то поверх крыши соседнего здания, и не замечая, что сжимает подоконник с такой силой, что побелели костяшки пальцев.
Накопившаяся усталость? Или первые признаки безумия? «Я в самом деле решил, что, один раз взглянув, смогу сразу во всем разобраться и принять верное решение? Как эгоистично…»
Тяжело вздохнув, Хисаги отпустил, наконец, несчастный подоконник и отвернулся от окна, возвращаясь из своих мыслей в реальность небольшого светлого кабинета с замершей у стола девушкой. Понимая, как, должно быть, глупо выглядела со стороны его минутная слабость, он неловко улыбнулся и взъерошил и без того вечно растрепанные волосы, словно стряхивая на пол остатки наваждения.

+2

20

- Тоусен-тайчо никогда не давал сложную работу своим подчиненным. - Она мельком взглянула на Хисаги. Он и сам осознал свою оговорку, и не только оговорку. Как это было похоже на ее "Айзен-тайчо". Момо специально сделала вид, что не обратила особого внимания на случайно слетевшие слова Хисаги-сана. Она отлично понимала, что он вероятно чувствовал после предательства капитана. Такое невозможно осознать сразу, невозможно сразу забыть, невозможно изгнать надежду из сердца тот час же. Невозможно так поступить. Только не с теми, кому безоговорочно доверял.
Бутылочку с нашатырем она вернула в ящик. Ящик глухо задвинулся. Взгляд карих глаз был мягким и теплым. Хинамори очень внимательно вслушивалась в то, о чем заговорил Хисаги-сан. Все это время Момо просто стояла около стола и слушала, а потом, когда наконец лейтенант девятого отряда высказался и повернулся лицом, она ответила.
- Садитесь Хисаги-сан, немного поговорим? Работа ведь может подождать? - Момо указывала рукой на небольшой диванчик, стоящий приблизительно напротив письменного стола. Сама она села за письменный стол. Маленькая шинигами оперлась локтями о поверхность стола, поддерживая голову на раскрытых ладонях. На губах играла легкая и словно заговорщицкая улыбка. Пусть она не знала, что конкретно собирается сказать, но чувствовала, что лучше всего было побеседовать с Хисаги. Ведь по сути есть так мало тех, с кем они брошенные лейтенанты могут пооткровенничать о прошлом, которое до сих пор занимает мысли, или поделиться своими печалями. Возможно Хисаги и не хотел делиться самым сокровенным, но иногда можно даже обоюдно помолчать.
- Сперва, хочу сказать, что вы бы и не могли застать Киру-куна на месте, так как несколькими часами ранее мы с ним встретились в районе Торгового Центра. И не только с ним. - Она взяла небольшую паузу. Тут сразу ведь и не вывалишь всю информацию, потому что Момо не любила просто так бездумно бросаться словами.
- Можно сказать, что нам посчастливилось пересечься с одним из тех, кого Готей называет предателями. - Только для того, чтобы быть предателями, надо не только носить это звание, но и что-нибудь для этого совершить. А насколько она знала, давняя история про бывших шинигами получила новые краски, то, что происходило сейчас, еще не было доказано, для нее они не были предателями в полном смысле этого слова. 
- Шинджи Хирако. Немного символично неправда ли? Бывший капитан пятого отряда. - Блеклая улыбка, словно насмешка над собой.
Из-за того, что информацию она подавала плавно и по кусочкам, атмосфера накалялась, хотя возможно ей лишь казалось.
- Он не сделал ничего такого нам, что можно было бы расценить, как угрозу для жизни. Наоборот поведал свою версию произошедшего. Она намного разнится с той, что тут сочинили мы. Согласно его словам, последнее, что бывшие шинигами помнят четко - это переход между мирами, очнулись они непосредственно в руконгайском районе. Парламентеры к тому времени были уже мертвы. Возможно, что эта чья-то подстава. Возможно они врут. Но в любом случае выносить окончательный вердикт слишком рано, если есть расхождения в информации. Я послала адскую бабочку с кратким отчетом Ямамото сотайчо сразу как из первых уст стала известна версия бывших шинигами, но ответа до сих пор не поступило. Это меня беспокоит. Но хотя бы радует то, что к месту сражений уже отправлены медики во главе с Кьёраку-тайчо, так что надеюсь самое худшее минует нас. - Только если Ямамото сотайчо захочет разобраться в этой ситуации досканально. Она мучилась тем же вопросом, что и Хисаги-сан. Но даже осознавая последствия прошлой ошибки, ей до сих пор хотелось надеяться, что кроме черного и белого есть еще цвета. Она не была сейчас так же наивна, как в прошлом. Более того, Момо была готова к тому, что бывшие шинигами могут оказаться действительно преступниками, но об этом можно будет подумать после того, как это будет доказанным фактом.

+2


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 5-го отряда