Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » 13 район Руконгайя


13 район Руконгайя

Сообщений 21 страница 40 из 70

21

Шагать семимильными шагами притом, что у тебя ножки по своей миниатюрности способны соперничать палочками для еды - довольно сложно. Однако, несмотря на это, Маё все жизнь носилась сломя голову пока никто не видит. Стоило же появиться на горизонте какой-нибудь душе, и вот уже - аккуратно сложенные перед собой ручки, чинная походка, прямая спинка, робкий взгляд из-под лохматой челки. Быть нежной и воспитанной - это значит лицемерить. Маё не понимала тех людей, которые презирали лицемеров. Потому что не верила, что хоть кто-то способен на абсолютную искренность. Идиоту хватит мозгов для того чтобы орать пропагандистские речи на высоком пригорке и попасть за это в Улей, но даже у этого идиота всегда найдется кто-то ради которого он будет другим человеком - добрым, нежным, ласковым. Все люди лгут. У каждого свои причины, и у умных людей таких причин обычно больше. Потому что ложь открывает множество дорог, потому что лесть - это связка ключей, потому что ты можешь многое получить в вежливым словом и в два раза больше - с нужным вежливым словом. Называть ложь непотребной и бесчестной? Считать ее грехом? Не смешите. Нет никого, кто бы не соврал хоть раз в своей жизни. Поэтому ее никогда не мучило то, что принято называть угрызениями совести. Ведь лгать и лицемерить ее научили собственные родители, сказав что именно такое поведение правильно.

- Да, конечно, вы правы... - она не ожидала, что ее поймают за руку, остановят, да еще и примутся успокаивать словно маленькую девочку. Злость в душе взбеленилась и кинулась на стенки черепной коробки, вопрошая какого черта? Как можно быть таким наивным?! Хотелось схватить блондина за волосы и долго трясти. Ну и почему ты веришь? Тебе ведь все кажется подозрительным, тебе ведь не нравиться происходящее?! И ты все равно как идиот, бредешь в сторону смерти, словно бычок которого тянут за веревочку. О, ками-сама, но почему же люди такие наивные идиоты?! Но... вместо нарисованной воображением картины того, как она живописно такая вайзарда за волосы, Маё наклонила голову, пряча нехороший блеск глаз и ядовитую ухмылку. Ее спектакль удался на славу, наивный светлый рыцарь купился и решил что спасает принцессу, а сам не ведает о том, что идет под руку с драконом, прямо в его логово. Женщина отстраненно смотрит на то как ее руку берет чужая. Чуть шершавые, неприятно теплые пальцы аккуратно сжимают маленькую кисть, хотя могли бы раздробить. Идти в собственные сети опасно. А напяленная шкура беспомощной дуры ей так надоела за несколько сотен лет, что скоро начнет тошнить. Жестоко, желчью - это отвратительно. Осторожный шаг назад и тень от большого кустарника окончательно скрывает их от просмотра с лощины. С последним вопросом она поднимает глаза и не улыбается - ярко блестят в темноте синие глаза, наполняясь спускаемой с контроля рейацу.

- Хакуфуку, - перед глазами, ловя лунного света блик, кружась опускается темно-лиловый лепесток, а потом еще один, и еще... Это Кидо так красиво и так изящно... Выражение на лице мужчины становится на секунду растерянным, а потом каменеет, когда он понимает все. Всего одно мгновение до того как он потеряет сознание, а такая быстрая смена выражений, такие яркие эмоции, и эти глаза... Эти расширяющие в удивлении глаза... Маё больше не сдерживается и истерически хохочет. По~пал~ся~

- Бакудо №30: Шитотсу Сансен, - три удара приколачивают незадачливого "рыцаря" к сырой земле. Мера предосторожности. У вайзардов высокий уровень рейацу, а значит действие Кидо будет продолжаться недолго. Ей хватить, но лучше подстраховаться на случай неожиданности. Сюрпризы обычно очень неприятны, а этот блондин и так хорошенько подпортил ей карты. Маё переводит дух и разминает руки, готовясь к следующему этапу.

- Разве тебя мама не учила в детстве, что нельзя никуда ходить с незнакомцами? - присев на корточки возле тела, она аккуратно убирает с лица мужчины длинные, золотистые волосы, любуясь, словно ребенок, новой куклой и покачиваясь с носка на пятку, и обратно, - А, прости, ты наверное из этих руконгайских шавок, и рос без родителей... - подушечки пальцев скользят над лицом вроде бы без системы, но она есть. Быстро, постоянно путаясь в непривычной одежде и ругаясь, она расстегивает рубашку, оголяя грудь вайзарда. Последний раз криво улыбнувшись, Суу достает из кармана тушь и бумажный прямоугольник и торопливо рисует знаки. По одному на ладонях, один на фуде, обрисовывает круг по коже, напротив сердца. Короткий вздох и она сосредотачивается, собирая рейацу, произнося про себя формулу. Ей нужно уничтожить его воспоминания связанные с этим районом и встречей с ней. Ювелирная работа! Суу подавила вздох - воспользоваться готовой формой, что уже вложена в сеть-ловушку очень заманчиво, но рисковать и своей памятью она не хотела. Значит, придется работать.

+1

22

- До чего же быстро все меняется... - еще какие-то несчастные сутки назад все было по-иному. Правильно говорят, шинигами, как и люди настолько эгоистичны, что не начнут воспринимать всерьез чьи-то посторонние проблемы, до тех пор, пока эти самые проблемы не коснутся непосредственно их. Так же случилось и с нашей блондинкой. Убийство парламентеров, должное стать трагедией для всех и каждого в Сейрейтей, девушке казалось казалось чем-то эфемерным и далеким. "Действительно страшно, но ведь меня это не касается." - эта фраза не была произнесена вслух и даже не отзвучала в светлой голове, однако подобным образом, наверняка настроили себя тысячи жителей Двора Чистых Душ. Все будет хорошо, высшие офицеры как всегда справятся, а такие как она буду просто стоять в тылу, наблюдать и восхищаться.
Однако... Как только трагедия, не просто задевает тебя, а врезается на полной скорости двухтонным грузовиком, убить себя проще, нежели остаться в стороне от происходящего. А когда те самые высшие, на которых ты ранее надеялась, разрешают тебе помочь - ты сделаешь все, чтобы виновник был закатан в асфальт. Так же сейчас поступала исполняющая обязанности своего погибшего командира. Выслушав лейтенанта, она спокойно кивнула, после чего согнулась в поклоне:
- Хай, Хейджин-фукутайчо. Прятаться - это то, что я умею лучше всего. - еще раз мельком взглянув на следы, офицер прикрыла янтарные глаза и растворилась в шелесте шинпо. Оказавшись в зарослях у поляны, идеально подходящих для засады, она вынула из деревянных ножен маленький танто и, сняв с нижней половины лица маску тихонько произнесла:
- Действуй, Котсусэ Камикизу... - в тонких пальцах тут же оказалось длинное бамбуковое копье, - Уж если это придется сделать, то лучше сейчас, даже если я полностью скроою свою рейацу, при высвобождении образуется маленькая вспышка и меня смогут обнаружить, а теперь... - глаза снова прикрыты и через пять секунд абрикоска исчезает. Не в прямом смысле, конечно. Умение скрывать свою рейацу полностью, не оставляя противнику даже малейшей возможности определить ее месторасположение - качество, за которое смуглая девушка была уважаема, еще будучи простым курьером четвертой дивизии. Еще один мгновенный шаг и она уже на высоком дереве, с которого открывается прямо таки серебряно блюдичковый обзор на лейтенанта. Черное одеяние не шелестит на ветру и великолепно сливается с тенью в кроне, зеленое копье, среди пышного буйства изумрудных листьев так же не привлекает ни малейшего внимания. Седьмая настороженно следит за начальством, готовая в любой момент последовать за ней, если та изменит месторасположение или просто выжидательно наблюдать и ждать приказов.
- Скоро... Уже скоро я увижу того, кто сделал это с тобой, бака Тенсо... - однако кое-что, помимо очевидного, до сих пор не давало красотке успокоить дыхание. Вторые следы... Какая-то неведомая сила заставила ее сказать, что по ним невозможно определить в какой обуви был убийца, но ведь и фукутайчо и она прекрасно понимали, что иного не дано. Орлиное зрение сумело рассмотреть хоть и ничтожно мелкие, но доступные для тех, кто присматривается, следы волокон плетеных сандалий. Неужели рядовому шинигами столь сложно принять факт, что сослуживцы могут оказаться предателями, а ведь всего год назад никто бы не посмел и заикнуться о чем-то подобном в сторону троих из руководящего состава, ныне объявленных врагами всея Сообщества Душ. Значит... Если просто принять этот факт...
Иши уже готова была увидеть его - невысокого, худого, с маленькой ногой, в форме шинигами, скорее всего женщину,  хорошо владеющую...
- Кидо? - снова всплеск, какие бывают при применении сильных (в ее понимании) заклинаний демонической магии. Еще раз и вторая рейацу, словно начала гаснуть, едва уловимая "радаром" офицера. Удивленная Анзу сразу же уставилась на лейтенанта:
- Что же делать?

Отредактировано Ishi Anzu (2011-03-05 14:11:07)

+1

23

оффтоп: я ещё раз честно признаюсь, что после длительных пауз не могу найти в себе ни сил, ни персонажа.

Лёгкая дрожь нетерпения прошла по телу, перекрывая все разумные мысли. Хэй ненадолго прикрыла глаза, прислушиваясь к окружающему её миру, растворяясь в шелесте листвы, пении птиц, шорохе трав. Даже не медитация, а полное отвержение себя как личности. Никаких мыслей, никаких сожалений и порывов. Только цель – нечто, не вкладывающееся в этот мирный уголок, находящееся за его пределом, что-то потревожившее его несколько часов назад и оставившее смерть.
Девушка рефлекторно сжала рукоять занпакто, когда для неё волной докатило рейяцу, и тут же одобрительно усмехнулась предосторожности офицера. Ей подобная подготовка не требовалась. Шуккетсу был абсолютно бесполезен на длинной дистанции, а когда Хэй находилась уже близко к противнику, становилось не важно, успела ли она заранее высвободить занпакто или сделала это прямо перед ударом.
Расширив своё восприятие, девушка приняла в него Иши и окончательно застыла. Потоки мыслей, эмоций и действий как бы разделились. Злость не ушла, но Ко ощущала её фоном, как чувство совершенно ей не принадлежащее, но то которое она всё ещё осознаёт. Полный отказ от эмоций рано или поздно приводил к срыву. Это Хэйджин за свой не малый жизненный опыт успела и понять, и принять.

Время перестало иметь значение. Его течение не казалось ни медленным, ни быстрым, а просто фиксировалось как данность. Прошло менее получаса, прежде чем чужеродное рейяцу приблизилось, но застыло неподалеку. И тут же вспыхнуло второе, которое Хэйджин узнала сразу. Маленькая, "детская" ножка тут же встала на своё место. Также как "потерянные" во времени и пространстве вайзарды - кому, как ни капитану Кидо-взвода творить заклинания такого масштаба?
Про запретные техники, вычитанные из доклада про тот день, случившийся сто лет назад, когда шинигами потеряли едва ли не большую часть командующего состава, Хэй подумала сразу после того, как выслушала Кенсея. Именно поэтому она тогда спросила, насколько вайзарды доверяют друг другу - среди них был тот, кто вполне мог обладать подобными навыками. Но времени на проверку и сбор данных просто не было, и Хэйджин действовала наугад, болезненно относясь к каждой бессмысленно потраченной минуте.

"Честно говоря, о тебе я даже не вспомнила", - скрипнула зубами девушка, обнажила клинок и, знаками сказав Иши "оставаться на месте" и "прикрыть", ушла в шинпо за спину миниатюрной шинигами. В один шаг приблизившись вплотную и положив левую руку на рукоять занпакто капитана кидо-взвода, лейтенант приспустила своё рейяцу, более не скрываясь, и приставила высвобожденное лезвие Шуккетсу к бьющейся под кожей синюшней жилке.
- Остерегитесь от резких движений, Суу-тайчо, - ровно проговорила Хэйджин, даже не стараясь убрать из голоса чётко вымеренную угрозу. К её сожалению, особых доказательств причастности Суу Майо к убийствам, у неё не было. Только домысла, подтвержденные косвенными уликами. Домыслы и собственная пристрастность. - Простите меня за грубость, но не могли бы вы объяснить, чем занимаетесь в закрытой зоне ведущегося расследования?

+2

24

Ночной лес был удивительно красив и наполнен звуками – тихий шелест травы, журчание протекающего по лощине ручья, стрекот каких-то насекомых – небольшая роща, пропитанная росой и темнотой жила, дышала, кричала о том что мир прекрасен, что нужно забыть обо всем хоть на секунду, поднять голову от грешной земли и посмотреть вверх – на усеянное крупными, словно женские слезы, небо. Но маленькой женщине, занятой своими важными проблемами было некогда слушать голос природы и зов собственной природы, которая толкает людей на необдуманные поступки, опьяняет чувством прекрасного, рождает художников, музыкантов, поэтов. Всех этих невероятно наивных и неприспособленных к жизни в реальности людей, которые живут чем-то смутным и мечтательным. Словно и не живут вовсе, а находятся в старой сказки, очень удивляясь и расстраиваясь, когда она заканчивается. Бледное, синевато-голубое сияние освещает ее узкое лицо, придавая глазам совершенно потустороннюю глубину и яркость, а лежащему на земле мужчине – утонченную бесплотность волшебного существа, случайно, вероятно заблудившись по дороге жизни, попавшего в мир людей. Хотя… наверное это так и было – слишком уж наивным и доверчивым оказался этот вайзард с вьющимися золотыми волосами и поведением средневекового рыцаря. И потом, они сами – и шинигами, и вайзарды, и пустые – для людей они и есть волшебные существа из другого мира… Маё прикусывает губу, осторожно меняя контроль рейяцу, подчиняя себе заклинание и не давая ему набрать полный ход, неудержимой волной ворваться в чужой разум, сметая все на своем пути, разрывая сознание, перемешивая воспоминания, оставляя за собой  пустыню с перевернутыми валунами. Осторожно, словно акушер принимающий новорожденного ребенка, она вытаскивала одно воспоминание за другим – вот светловолосый вайзард держит ее за руку и говорит что они обязательно дойдут до Сейрейтея и ей нечего бояться. Вот – он недоверчиво смотрит на стоящую перед ним женщину. Вот – открывает глаза в Руконгае и два часа потерянно ходит по окрестностям.  Забавно то, как быстро менялся ее образ в его внутреннем взоре – абсолютно враг, неизвестная опасность, недоверчивая осторожность, запоздалое раскаянье, понимание, приятие, нежное желание защитить. Маё даже стало немного жалко – и светловолосого мужчину, и созданную ей девушку по имени Рито. Если бы все и правда было так, как игралось в ее маленьком театре, то они бы без проблем дошли до Сейрейтея, встретили патруль, попали в тюрьму, где на допросе бы сказали правду. Но… театральная постановка мало отличается от сказки. В том плане, что она не реальна.
Прикосновение холодной стали к собственной коже тоже кажется нереальным – поглощенная и сосредоточенная только на одном, проводящая кропотливую работу, лишь бы не допустить ошибку, она не заметила самого главного. А именно – помеху. Даже не помеху, а врага. Пожалуй единственного настоящего, живого врага, конфликт с которым у нее всегда был открытым, который продолжался уже долгое время. Такое долгое, что могли стоить жизни пары  озер или одной реки. Маё понадобилось все самообладание чтобы аккуратно погасить почти завершенное Кидо, окончательно забирая воспоминания, которые теперь были запечатанные в чернильных письменах на фуде. Одно движение пальцев – достаточно лишь повредить бумагу, и все – доказательства, даже самые малые канут в сету. Она с силой сжимает бумагу, до этого лежавшую в ладони, сминая чужую память. И поворачивается медленно, осторожно, гася злость, рейацу, чувства. Несколько миллиметров, и сталь впивается сильнее – еще движение и на коже будет порез. Суу скрипит зубами – эту женщину она ненавидела, и ненависть была взаимный. Эта… эта сучка была выскочкой, грязнокровкой из Руконгая, она постоянно переходила ей дорогу, расстраивала планы и так откровенно ненавидела, что юная Маё даже порой задумывалась о том, чем заслужила такое отношение, ведь изначально не сделала ничего особенного. Однако, из-за этой ненависти и привычки еще со школьной скамьи подозревать во всех каверзах и бедах именно ее, Хейджин обычно тыкая пальцем в небо, попадала в звезду. И в этот раз она совершенно правильно определила в ней главное зло. Однако, пока нет доказательств, а она носит плащ капитана, в невыгодном положении именно руконгайская шавка, неведомо каким образом заработавшая лейтенанский шеврон в Тайных силах.

- Это вам следует объясниться, Хейджин-фукутайчо. И прежде чем нарушать субординацию относительно капитана, предъявить вменяемые мне обвинения и пояснить ситуацию, - ледяным голосом отчеканив каждое слово, Маё все же повернула голову. Медленно и ровно на столько, чтобы встретиться взглядом со стриженной. Верхняя губа презрительно дернулась, - Пока вы не покажите мне указ соо-тайчо, в котором будет  отдано распоряжение о задержании и допросе любого, оказавшегося в районе  происшествия, я не обязана подчиняться вам, - тут Маё улыбнулась и даже расслабилась, нарочно приглушая давление своей рейацу. Она была уверенна в себе. Той наглостью кота, которые съел всю сметану сам, но намазал ее остатками морду спящего пса, - Вы, видимо, забыли о том, что корпус Кидо не подотчетен Готею 13. Впрочем, иного я от вас не ожидала – у вас еще  с Академии предвзятое ко мне отношение.

+1

25

Порой оставаться в тени гораздо сложнее, чем выйти на свет. Однако, если другого выхода нет, следует отбросить свое желание понежиться в лучах солнца. В этом и состояла работа шиноби, запечатленная в символе второго отряда. "Никаких желаний!" - во весь голос кричит черный анемон на лейтенантском шевроне и все до единого шиноби обязаны слушать сий приказ, даже бывшие... Хотя бывших шиноби на самом деле не бывает. Мало кто из одевших черную форму могут выбраться из ее пут. Некоторые в ней и погибают, некоторые даже переходя в другие дивизии, что бывает крайне редко, еще долгое время ощущают на своем лице темную ткань и лишь немногие способны признать, что эта форма вызывает привыкание хуже сильнейшего наркотика и отказываются снимать ее до последнего, следуя не только внешнему виду, но и неписанному "кодексу поведения" ниндзя, который был вбит в их головы и сердца еще со времен обучения.
Так же и сейчас не бывшая, а просто переквалифицировавшаяся куноичи прилагала гораздо больше усилий, чтобы оставаться незаметной тенью своей фукутайчо, проскользнувшей вплотную к источнику тревожной рейацу, которая исходила от... Миниатюрной девушки в форме шинигами, склонившейся над странно одетым мужчиной с еще более странной прической. Простой офицер не знала и знать не могла ее имени или положения в сложной и запутанной иерархии богов смерти, однако Хейджин не раздумывая приставила к горлу незнакомки свой занпакто и спокойно начала диалог, словно со старой знакомой.
- Тц! - еще один мгновенный шаг и осторожная девушка уже может разглядеть лицо. Лицо как лицо, ничего примечательного. В свое время, белобрысая успело досконально изучить личные дела всех до единого заключенных Сейрейтея, а также всех разыскиваемых на данное время преступников. И было бы среди вороха фотографий это личико - янтарноглазая немедленно узнала бы его. Но женщина оказалась вовсе не преступницей а никем иным, как командиром корпуса демонических искусств, уже не первый десяток лет занимающая эту должность тайчо, о которой основным массам известно только то, что она крайне редко появляется на публике.
Одета в самую простую форму, рейацу скрыта, однако если исходить из ее статуса и дураку становится понятно, что ее духовное давление сдерживается изо всех сил! И стоит незнакомке снять барьер, любой офицер будет раздавлен, превращен в неодушевленное растение, валяющееся на земле, пуская слюни. Правая рука еще сильнее сжала древко копья, а левая потянулась к вещмешку и медленно извлекла оттуда маленькую камеру и нажала на кнопку включения. Дорогого же ей стоила эта вещица - чуть ли не шпионское оборудование, не плохое качество снимков, как для цифровика, наряду с кучей недостатков (небольшой объем памяти, вспышка отсутствует, съемки ночью невозможны), есть в ней, пожалуй, одно главное и неоспоримое достоинство и это совсем не компактность, а отсутствие экрана для просмотра снимков. Чтобы увидеть их, необходимо смотреть в объектив, что полостью исключает опасность быть раскрытой, если нужно посмотреть фото ночью или в засаде. Быстро, чтобы не пропустить возможный сигнал от лейтенанта, она поставила максимальный оптический зум и запечатлела парочку моментов.
- Хейджин-фукутайчо приставила к горлу Кидошуу Соши меч... Эм... Это я пожалуй потом удалю, а вот это интересно... - непонятные не разбирающейся в заклинаниях Иши знаки на груди странно одетого мужчины и листок бумаги в руках нанесшей их. Камера не смогла уловить такие тонкости, да и самой девушке было сложновато разглядеть, что на ней с такого расстояния. Единственное а фотографиях было хорошо видно, что женщина скомкала этот листок, однако сейчас было важнее наблюдать за женщинами. Окончив фотосессию, блондинка еще раз пролистала снимки и остановилась на тех, что умудрилась сделать незаметно от командира. Хорошо видные отпечатки стоп, жаль что ничтожные пиксели не смогли передать отпечатки волокон, однако нанасеки была уже более чем уверена чьи они. Такая надменная уверенность, но без доказательств она будет стоить ей жизни.
Фукутайчо все медлит, хотя чем она может ей сейчас помочь? Такое слабое существо как она будет лишь мешаться, лучше напрячь слух и не забывать основной приказ - если дела будут плохи, седьмая обязана добраться до Сейрейтея и донести полученную информацию до командования любой ценой!
- Предвзято... Еще с академии? Значит лейтенант и правда знает ее... Ксо! Ну почему же меня так трясет?!

Отредактировано Ishi Anzu (2011-03-10 10:08:26)

0

26

Девушка находилась так близко, что чувствовала исходящие от капитана кидо-взвода тепло и почти физически ощутимую ненависть. Если первое вызывало какое-то подсознательное удивление (разве гадюки не должны быть хладнокровными?), то второе доставляло какое-то только ей понятное удовольствие, отдающее жаждой крови. "Давай, злись! Сделай ошибку!" - внутренне молила шиноби. "Дай мне хотя бы один повод. Только один и я покончу с этим раз и навсегда!"
Будто в ответ на её просьбу жалобно зашуршала хрупкая бумага. Из-за плеча Майо лейтенант второго отряда успела разглядеть символы и быть может даже смогла бы их воспроизвести, если бы возникла такая необходимость, но скорее всего смысл их всё равно будет утерян без должных знаний. У Хэй знания в Кидо были равны нулю, но по сменившемуся фону рейяцу она делала вывод, что над какой-то техникой Майо всё-таки работала до того, как лейтенант второго отряда ей помешала. Значит, то, что капитан Кидо-взвода, обряженный, как рядовой шинигами, злилась было хорошим знаком.
- Суу-тайчо, - резко прервала Хэйджин столь занимательный и как всегда полный яда монолог своей однокурснице. "О-ками-сама, как давно это было?" - мысль мелькнула вместе с напряженным движением ресниц. Ко не была злопамятной и не любила вспоминать кому-то зло, но эта мразь старательно изгадила ей годы обучения в Академии. Так старательно, что ни забыть, ни простить просто не получалось. Самонадеянная, наглая, надменная сучка раз за разом портила ей жизнь. Уже тогда Хэй быстро смекнула, что благородным верят с большей охотой, чем выходцам с Руконгайя. Майо тоже это поняла, иначе бы не была такой уверенной. Эта лицемерная стерва никогда бы не рискнула сделать что-либо сомнительное без уверенности, что ей удастся выбраться чистенькой.
- Возможно, вы слишком долго пробыли на открытом воздухе и на вашем здоровье это плохо отразилось - помутнело сознание, появились пробелы в памяти... такое и раньше случилось, не так ли? - в голосе Хэй появились снисходительные нотки. Такое она себе редко позволяло, но рядом с Майо её начинало буквально трясти от неприязни, срывая обычно такой спокойный характер в откровенный негатив. - Если вы забыли, что онмицукидо также подотчетен только непосредственному начальству, я вам напомню. Взвод тайных сил получил приказ оцепить территорию и задерживать любого, кто находится в зоне происшествия. Вас это удивляет? - брови лейтенанта сошлись на переносице, обозначая агрессивную складку. Хватка занпакто ни на секунду не ослабла, а рука не дрогнула. Хотя хотелось. Очень хотелось сделать неловкое движение и лишить одну гниду жизни.
- Нарушение субординации всего лишь провинность за которую меня публично отчитают, я перед вами публично извинюсь и на этом инцидент будет исчерпан. Предательство и убийство - это смертельный приговор, - Хэй проговорила это тихо и уверенно, почти открыто улыбаясь в лицо капитану Кидо взвода. "Если я узнаю, что в гибели Тенсо виновата ты, то убью, не задумываясь ни на секунду. Учитывая твоё высокое положение, вполне возможно, что тебе удастся извернуться и избежать наказания. Я не позволю, чтобы это случилось".
- Вы хотите сказать, что находитесь здесь, без сопровождения лейтенанта, без капитанского хаори по приказу главнокомандующего? Я проверю это. Иши, - громче проговорила Хэйджин, привлекая внимание своей помощницы. - Забери из рук госпожи капитана лист бумаги. Он ей мешает. А потом сделай два запроса в первый отряд с грифами "срочно", "совершенно секретно" от моего имени. Первый о местонахождении капитана Кидо-взвода, второй о получении разрешения на её арест.

+3

27

Говорят, что ненависть обжигает. Маё медленно оборачивается, словно во сне и улыбается. Ее улыбка почти такая же острая как лезвие катаны возле горла. Ее ненависть холодна, как выпавший снег, и ядовита как змея. Кислотный яд каплет, сочится из сердца, разъедает внутренности, превращая их в бурую кашу, а она улыбается и кусает губы, кусает губы и улыбается, выжидая момент, когда жертва повернется к ней боком, чтобы впиться острыми зубами в беззащитное горло. Маё слишком давно пестовала в своем сердце ненависть, чтобы позволить этой выскочке все испортить. И ради кого? Ради прогнившей системы Готея? Ради этих отбросов вайзардов, которые оказались настолько слабыми, что не нашли в себе сил даже умереть достойно. Ради Урахары? Этого... этого... Она бы сплюнула, но когда в твою шею упирается острие не стоит делать лишних движений. Маё ласково улыбнулась и подняла руку в знак того, что сдается такой грозной и серьезной лейтенантше.

- Вы так суровы, - тихий смех срывается с губ и подобен звону колокольчиков. - Неужели вы злитесь? На что? Я никоем образом не собираюсь мешать вам выполнять ваши обязанности и приказы, тем более что мы друг с другом так хорошо знакомы, - напевный голос патокой растекается окрест. Когда говоришь при свидетелях - веди себя как можно более вежливо.  От внимание Суу не укрылась притаившаяся неподалеку безмолвная сучка - наверняка притащилась следом за обожаемым лейтенантов. И наверняка готова перегрызть ей глотку по малейшему движению пальца стриженной грязнокровки. Ненависть снова ворохнулась в сердце, шелестя чешуйчатыми кольцами своего длинного и черного тела. - Но ваша злость - вот что меня удивляет, - вернула она ядовито брошенную фразу. 

Капитан печально сложила тонкие бровки домиком и покачала головой - ввязываться в драку сейчас? Верх глупости, тем более что у них нет ни единого доказательства, кроме того, что она находится сейчас в запретной зоне. Но она тут давно, она не получала бабочку с предупреждением, она ничего не знает кроме того, что в 13-ом районе творятся странные дела, и что по разносящимся слухам  - это слишком похоже на искусное и опасное Кидо, чтобы позволять туда идти кому-то, не прошедшему подготовку. А с собой она не брала никого, потому что не хотела рисковать своими подчиненными, которые не так легко заменимы как простые шинигами, которых не так много.
Она говорит об этом Хэйджин.

- Вы знаете сколько времени и сил уходит на то, чтобы подготовить одного мастера Кидо?

Синие глаза холоднее неба над их головам и режут так же как обнаженная катана. Она не сопротивляется и не показывает агрессии, и сама протягивает ей сжатую в кулаке фуду, намеренно игнорируя еще одну ищейку рядом с собой. Бумажка бесполезна, хоть и все письмена на ней понятны. Ее заклинание никто не сможет воспроизвести, даже зная формулу. Никто из ее отряда, что уж говорить о тех, кто смыслит в магии Демонов столько же, сколько червяк о полете. Она старается не думать о том, что червяк может стать бабочкой и взлететь.

- Вы говорите мне прописные истины, словно я не выросла на них, впитав их с материнским молоком, в то время как вы еще побирались по окраинам Руконгая, - высокомерие она может себе позволить. Особенно при общении с подобным контингентом.
- Вы передергиваете мои слова, так как вам угодно, - она морщится, словно от зубной боли, - Я не говорила того, что вы мне приписали. Я сказала - "Пока вы не покажите мне указ соо-тайчо, я не обязана подчиняться вам." Вас, как я вижу, очень беспокоит отсутствие на мне хаори? Даже больше того, что я сейчас делала с этим вайзардом, который, кстати говоря, весьма скоро очнется, - она наклоняет голову набок и улыбается. Она мечтает разорвать стоящую перед ней грязную шлюху на кучу мелких кусочков. - Скажите мне, а вы разве бросаетесь на врага открыто? Или идете на заведомо опасное задание при полном параде? Насколько я помню, "скрываться в тени" - это едва ли не девиз вашего отряда.   
Сухие губы кривятся в жесткой, язвительной улыбке. Она не будет мешать второй девке выполнить приказ. Все равно ее бабочки не прилетят... Никуда.

+1

28

- Сумимасен, Суу-тайчо, - в голосе Хэйджин звучит чётко выверенное сожаление. "Наверное, я совсем сошла с ума, раз даже не пытаюсь скрыть своего отношения", - думает девушка, отстраненно наблюдая за тем, как к ним подходит её офицер, забирает из рук Маё бумажку и отправляет крылатые сообщения в сторону Сейрейтея. В это время в голове лейтенанта зарождается план убийства, на которое пока ещё слишком мало оснований. Проблема в том, что она не поверит бабочке со стороны Готея, если та будет оправдывать присутствие капитана Кидо-взвода именно в этом районе Руконгая, и не уверена, что её запросы достигнут правильного адресата.
- Иши, - её голос звучит тихо и уверенно, как у человека, давно принявшего решение и теперь только его исполняющего, - возвращайся в Сейрейтей. Я хочу быть уверена, что первый отряд оперативно ответит на запрос, - полуправда. Да, она действительно хотела, чтобы её запрос обработали, как можно быстрее, и была уверена, что информация с Иши достигнет адресата. Но причина, по которой Хэй хотелось, чтобы офицер ушла отсюда, исходила из миссии, порученной капитаном. Им нужно было найти убийцу Тенсо. "Даже если со мной что-нибудь случиться, Анзу сможет рассказать, где мы были, что делали и кого видели", - взгляд девушки метнулся к вайзарду, находящемуся без сознания, - "и преступник не избежит наказания". - Сними слепок рейяцу с места преступления, - Хэй кивает головой в сторону кустов, где совсем недавно было найдено тело Тенсо, - и забери его, - её взгляд возвращается к вайзарду. - Всё ж недаром сбегаешь.
Насколько легко будет Анзу тащить за собой взрослого мужчину, Хэйджин даже не думала. Точнее, лейтенант рассчитывала на то, что девушка вызовет взвод быстрого реагирования. Он как раз должен находиться где-то в Руконгайе. У Хэй в отличие от Иши не было ни единой возможности позвать его незаметно. Лишний раз провоцировать Маё не стоило.
- Знаете, Суу-тайчо, - тихо проговорила лейтенант, как только Иши, завершив свои дела, скрылась среди деревьев, - я действительно очень зла. Эта история с вайзардами... честное слово, им лучше было оставаться в Генсее! Я не знаю, они ли убили тех несчастных, но никакого интереса к Готею у них нет. Ни интереса, ни сочувствия. Отвратительные создания, - она усмехнулась, слегка поменяв позу, перенося нагрузку с одной ноги на другую. Долго находиться в напряжении было невозможно даже для её натренированного и привыкшего к засадам тела.
- У меня сегодня погиб офицер, - столь зачавшую для неё информацию удалось сообщить удивительно рядовым тоном. Голос не дрогнул, рука по-прежнему четко перехватывала рукоять занпакто, а в голове наступала блаженная пустота. Такая всегда возникала накануне задания - перед мысленным взором Хэй оставалась только миссия и план её выполнение, всё остальное - важное и не очень - откладывалось на потом, которого у шиноби может и не быть. - Даже если бы он был какой-нибудь гнидой, которую я знала бы с Академии и ненавидела, я бы всё равно отомстила за его смерть. Он был моим прямым подчиненным, товарищем и другом. Не знаю, знакомы ли тебе эти понятия, - она почти не заметила, как перешла с "вы" на "ты" как только они остались наедине.
- Его убили неподалеку отсюда. А Маширо - некогда лейтенант девятого отряда - опасалась только о том, как бы этот труп на них не повесили. Она думала, что Готею больше делать нечего, как убивать своих товарищей, чтобы подставлять вайзардов. Ей не было дела, что совсем недавно этот юноша жил, что он искал доказательства их непричастности к убийствам, что выполнял свой долг. Нет. Маширо волновала только её шкура, - злость, совсем недавно захватившая её настолько, что она потеряла самообладание, снова поднимала голову. Злость на жестокость и безразличие "союзников" и ненависть к тем, кто нарушил ровное течение её мира.
- Я не ищу убийцу парламентеров. Территория оцеплена, расследование будет проведено и у вайзардов, я уверена, хватит и защитников, и сочувствующих. Меня же к таковым отнести нельзя. Я исполняю свой долг и не думаю, что это они убийцы, но иметь такого союзничка - это всегда ожидать удар в спину, - иногда быть откровенным с тем, кого считаешь врагом проще всего. В конечном итоге, тебе не нужно понимание или сочувствие. Вслух сказанные слова просто расставляли всё по своим местам и для лейтенанта второго отряда, и для капитана Кидо-взвода. - Суу-тайчо, могу ли я проконсультироваться у вас как у знатока Магии Демонов? Вы же знаете, сама я никогда не отличалась талантами в этой стези, - с почти виноватой улыбкой неожиданно поменяла тему разговора Хэйджин, следя за женщиной холодными зелеными глазами. - Скажите, есть ли Кидо, позволяющее перемещать объект на большое расстояние и затирать память?

Иши Анзу ------------> Улицы Руконгая

+1

29

Как забавно слышать отражение своих собственных мыслей от того, кого считаешь своем злейшим врагом. Ты точно такой же - твои мысли, поступки, мотивы. Словно два доппельгангера - одинаковые движения, но разные стены баррикад. Может быть поэтому говорят, что встретить доппельгангера, к смерти?
Спокойный синий взгляд смотрит как-то сквозь коротко стриженную девушку, сквозь ее офицера, словно пытается усмотреть среди деревьев, занимающегося рассвета ответы на тайны бытия - рядом с ней не враги. По отдельности, каждому из них она не желала зла, и не хотела никого убивать. Просто карты легли именно так, просто они оказались не в то время, не в том месте, просто... После стольки лет холодной войны, уверток, взаимных подначек и интриг, у нее нет никого ближе этой женщины. Они знают друг друга лучше кто-либо - так не знают друг друга даже самые лучшие друзья.
- Ничего, Хэйджин-фукутайчо, - черноволосая головка наклоняется на бок, - Я все понимаю.

Она спокойно отдает девушке фуду, и демонстративно делает вид что ее совсем не интересуют и не касаются слова, которые Хэй говорит своей подчиненной. Она доброжелательно улыбается и даже останавливает темнокожую девчонку, прежде чем та заберет вайзарда - для того, чтобы наложить еще одно Кидо, на этот раз посильнее. Когда она четко проговаривает формулу Бакудо №63 она все еще смотрит на свою извечную соперницу и думает, почему все так сложилось. Ведь они так похожи: две гордячки, вознамерившиеся доказать остальным, что смогут стать сильными. Хэй доказывала это самой себе и окружающим, Маю семье. Каждый успех противника воспринимался как личное оскорбление, каждая собственная неудача, как конец света. Это было так давно.. Маю прикрывает глаза и с улыбкой, из-под прикрытых ресниц, смотрит в спину уходящей девчонки.
- У вас отличные офицеры, Хэйджин-фукутайчо, - женщина чуть вздыхает и немного отклоняет голову в сторону, уводя шею от опасной близости к голодному лезвию катаны. Неторопливо и аккуратно - кто знает, что возникнет в этой бедовой голове и в чем еще она увидит угрозу? Суу бы с удовольствием позлорадствовала на тему того, что у кого-то из них настолько нервная работа, что враги чудятся уже в каждом пеньке, но вместо этого она спокойно выслушивает тихие слова.

- Я не понимаю Совет, - в тон отвечает она и смотрит в глаза напротив, - Я не понимаю Главнокомандующего. То, что я сейчас скажу, может быть воспринято как крамола, но я и правда не понимаю, зачем было возвращать обратно этих отступников. Один раз они уже показали себя во всей красе. Кто-то считает их жертвами, оклеветанными и поруганными, - узкие губы презрительно кривятся, - Но в таком случае звать их обратно еще большая глупость. Все эти невинные и обесчещенные, потом только и ждут случая, чтобы укусить побольнее. Запускать их в Сообщество душ все равно, что ложить ядовитую змею себе в постель, - ее передергивает, и она даже не пытается скрыть своих чувств. Излишняя откровенность. Да, это тоже. Но перед ней сейчас стоит тот, кому нет смысла врать.

После слов Хэйджин сразу становится понятно, кем был этот черноволосый красавчик, который оказался слишком любопытным. Его она убивать тоже не хотела, но он полез в самое пекло, слишком много спрашивал, а потом... Потом оказался слишком догадливым. Кто бы мог подумать, что не у всех куколок с карамельной внешностью куриные мозги...
Суу смотрела в сторону и слушала. Вообще, она была не любителем долгих бесед, а еще тепеть не могла пустых разговоров. И не понимала этой манеры - вывалить на голову первого встречного все проблемы и переживания, которые копились у тебя на душе. Причем первый встречный обязательно не должен быть коллегой, близкими или родным. Это должен быть кто-то знакомый, но не настолько чтобы потом после каждого столкновения нос к носу у вас возникали неловкие паузы и воспоминаниях. И вот сейчас Хэйджин говорит это ей, а Маю чувствует себя почти обиженной. Какое ей дело до офицера, которого она же и убила, до трусливой сучки, которую она даже не помнила, до всех вайзардов вместе взятых? До принципов Готея даже. Эти разговоры, эта философия и система давно стояли поперек горла. Хотя бы потому, что она не понимала, почему вайзардов "простили", а Тессай по-прежнему должен оставаться в изгнании. Почему Шихоуин спокойно разгуливает по Сейрентею, и почему никто до сих пор не оторвал голову Урахаре.
- Ты права, - теперь она смотрит в пол, - Мне не знакомы понятия дружбы и товарищества, но я отлично знаю что такое месть. Думаю, ты имеешь полное право отомстить за своего офицера.
"Его убийца перед тобой", - хочет сказать она. Чтобы вызвать новый поток злости и ненависти, чтобы разъяренные глаза смотрели на нее. Только на нее - как же ее всегда это раздражало, еще со времен Академии - все эти друзья, знакомые, товарищи.. Пиявки севшие на шею и только и умеющие, что тянуть соки. Она и правда не знала понятия "друг". Потому что ее "друзья" всегда вспоминали о ней только тогда, когда им было что-то нужно, потому что ее единственный друг - это ее заклятый враг.
- Неожиданно слышать от вас просьбу, - синие глаза удивленно раскрываются, а Маю внимательно смотрит на женщину напортив, - Хорошо, я отвечу, раз вы спрашиваете. Такое вполне возможно. Как вы знаете, проход через Дангай крайне нестабилен - любое совершенное в нем действие способно сместить как точку выхода, так и временную ось. Помимо этого существуют запретные техники, которые управляют временем и пространством. Например одними из таких пользовался Тессай, - уголок губ все же нервно дрогнул, но Суу сдержала эмоции, - пользовался для переноса вайзардов в лаборатории Двенадцатого отряда. А касательно памяти, так это совсем просто - существует масса заклинаний, которые специализируются на извлечении и записи информации. Например, я знаю, что Бюро Разработок занималось чем-то подобным для сохранения отпечатка разума. Можно сказать, резервная копия личности. Так же, подобное используется для создания Искусственных Душ для заполнения гикаев.. хм... - уже не обращая внимания на лезвие катаны она подняла руку и задумчиво потерла подбородок, - Я не знаю, правда это или нет, но говорят что Лейтенант 12-ого отряда полностью искусственная. А еще, подобные Кидо должны применяться у вас, - Маю спокойно и холодно посмотрела прямо в глаза, не мигая и не отводя взгляда, - При допросах. Проникнуть в чужой разум и узнать все что нужно. Разве, вы не используете такое?

+1

30

- Благодарю, - усмехнулась Хэйджин, демонстрируя ровные зубы. - Не то, чтобы мне было важно ваше мнение, но всё же.
«Офицеры? Почему во множественном числе? Оговорка?!» - вряд ли Маё часто приходилось иметь дело со вторым отрядом. С другой стороны у Хэй были все основания думать, что это именно она убила Тенсо. Основания, но не доказательства.
Лейтенант не стала ничего отвечать по поводу Совета. Ни потому что была согласна, а соглашаться с этой женщиной не хотелось, ни потому что не видела смысла мутить словесную воду по поводу давно почивших стариков. Как бы то ни было, её монолог был направлен только на объяснение своих мотивов. Тех самых, из-за которых смерть офицера портила картину её жизни.
- Странно слышать, что ты хоть в чем-то меня понимаешь. «Впрочем, признание в том, что ты гадюка, не удивляет».
- Почему же? Если я чего-то не знаю, то не стесняюсь спрашивать. У меня нет _той_самой_дворянской_ гордости.
Слова оседали ничего незначащими звуками. Хэй всё ещё пыталась подколоть капитана Кидо-взвода, но делала это без энтузиазма, просто по привычки из-за впитавшейся в кожу ненависти к ней и потому что иначе разговаривать с этой женщиной Ко не умела. Она не собиралась менять позу или убирать клинок с шеи, потому что знала, эта шинигами в чём-то виновата. Об этом твердили всё её инстинкты. Дело оставалось за малым - выяснить, в чём именно.
«С чего бы ей знать о работе дознавателей?!» - Хэй нахмурила брови, ища в каждом слове капитана подвох. «Наша дворяночка недолюбливала решение Совета, отчего-то неплохо знакома с моими офицерами и работой дознавателей. Как-то это уже много для совпадений».
Каждый офицер второго отряда выполняет свою функцию и развивается в этом направлении. Я ничего не знаю о заклинаниях, применяемых у дознавателей. Лишние знания дают повод для лишних раздумий. Так, если бы я знала что-то подобное, то давно бы вывернула тебе мозги наизнанку, чтобы лишний раз не сомневаться и не тратить время на ядовитые разговоры, -  ровно и даже в какой-то мере безразлично ответила Хэйджин мысленно занятая складыванием маленьких пазллов известных ей фактов.
- Спасибо за консультацию. Кое-что прояснилось. - Ответный монолог Суу на многое открыл глаза. Если быть точнее, разложил остатки неясных подозрений по полочкам. У Хэй не осталось сомнений, но всё ещё не было причин. По-своему это сильно удручало. Времени с тех пор как ушла Иши почти не прошло, а находиться в обществе капитана кидо-взвода было всё более невыносимо.
- Ты не против, если я порассуждаю вслух? - поинтересовалась Хэй и продолжила, не давая возможности Маё ответить. – Скорее всего, вайзарды не виновны в гибели парламентеров. Новость о возвращении не обрадовала многих, но у кого-то очевидно был личный мотив их недолюбливать. Сначала из-за методов я подумала на Айзена, но не нашла этому доказательств. Из-за проблем с переходом между мирами все даже самые маленькие врата фиксируются 12-ым отрядом. Я проверяла, из Уэко Мундо никто не приходил. Хотя это, конечно, только предварительные данные. Уточненная статистика за весь период будет у меня на столе сегодня.
Остро ощущалась нехватка времени. Как бы ей сейчас помогли, если не возможность быть в двух местах одновременно, то хотя бы умение раздваиваться. Зависеть от расторопности собственных офицеров, от скорости выполнения запроса офицерами 12-го и 4-го отряда, от множества других шинигами занимающихся расследованием, было нелегко. Казалось, работа между отрядами не налажена, и вместо того, чтобы дружно справиться с задачей, шинигами друг другу строили козни. Хотелось думать, что это ощущение ложно, но подтверждения порой бывали иными.
- Так или иначе, когда вайзарды прошли на территорию 13-го района, парламентеры были уже мертвы. Я не видела их тела, но уверена, экспертиза покажет, что они погибли или от кидо, или не сопротивляясь. Их убили только для того, чтобы подставить вайзардов. Хирако Синдзи и их товарищей просто оглушили, затерли память и раскидали по Руконгайю. Потом началась травля. Готею-13 нужен был только повод, чтобы спустить всех собак на своих союзников. Слишком многие всё ещё не доверяют вайзардам, и в этом я могу их понять, - по мере собственного монолога, Хэй всё более уверялась в сказанном. То, что казалось только смутным подозрением, при произнесении вслух вполне могло сойти за истину.
- Здесь очевидно есть какие-то улики - следы, остатки заклинаний, следы рейяцу – то, что указывает на реального виновника, и то, что нежелательно было увидеть ни такому как Тенсо, ни даже Роузу. Рядом с телом Тенсо найден след маленькой ступни - или детской, или женской, рядом с Роузом обнаружена ты. Тело офицера давно было отправлено Унохане на вскрытие. Не пройдет и несколько часов, прежде чем я узнаю, _как_ его убили, и это знание четко мне скажет, кто виновен. Но уже сейчас я уверена, что тот, кто убил парламентеров, подставил вайзардов и убил Тенсо – один человек. И для меня этот шинигами не достоин жизни, как любя кусающая хозяина сука, - острое короткое лезвие Шуукетсу прильнуло в кожи, всё ближе и ближе, и так до тех пор, пока по его блестящей поверхности не покатилась кровь. Хэй не стала перерезать вены и не пыталась убить. Ей всего лишь нужна была царапина, небольшая, но кровоточивая.
- Ты же знаешь способности моего занпакто, - с усмешкой проговорила Хэй, вытягивая из-за пояса капитана ножны. – Если ты хочешь, чтобы Иши, тащащая на себе все доказательства твоей причастности, не дошла до Сейрейтея, тебе стоит поторопиться. В тот момент, когда она представит перед первым отрядом все факты, твоя судьба будет предрешена. Но остановить её я не позволю. Мы мирно посидим тут до тех пор, пока ты не потеряешь сознание от кровопотери.

+1

31

Слишком много слов, но Маё не против. Она с  удовольствием послушает, до чего додумалась эта ненавидящая ее женщина. Послушает и запомнит. Лейтенант просто болт в системе, а система думает одинаково. О чем думает болт? Не важно, ведь в итоге, он все равно говорит голосом системы.
Хэйджин в своем роде слишком предсказуема и прямолинейна - она просто эталон, по которому можно мерить всех остальных. Как же ее раздражала эта обычность и посредственность в те времена, когда им приходилось делить между собой одну аудиторию. Просто глас массового сознания, зацикленный на защите товарищеского духа. Удивительно, что она попала в онмицукидо. Там служат не шинигами, а убийцы, не друзья, а солдаты. Если есть приказ, ты должен его выполнять. Нет чувств, нет эмоций. Бей в спину, убивай без раздумий - тогда ты не увидишь лицо своей жертвы, тогда ты не станешь ее жалеть.

- Ваша буйная фантазия делает вам честь, - она усмехается жестко и холодно, внешне такая же спокойная как обычно. Та же язвительная улыбка и вежливое снисхождение. В данном случае, помноженное на презрение. Был ли в Сообществе хоть один шинигами, которого она настолько же презирала? Нет. Ее главный враг далеко, трусливо прячется в мире смертных, словно надеясь, что несколько прожитых человеческих жизней смогут искупить содеянное. Пойти против законов, нарушить устои и правила собственного отряда и предать семью. О чем он думал, когда связывался с Урахарой Киске? Явно не о чести капитанского хаори. О, ей понадобилось много времени для того, чтобы отмыть с нее грязь. - Вы так уверены в своей правоте, что вас даже жаль, - на бледном личике Суу и правда появляется сочувствие. - И что же вы намерены сказать следствию и Суду? Косвенные факты, которые можно притянуть за уши к любому шинигами? Свои бездоказательные домыслы, основанные на личной неприязни? У меня найдется масса свидетелей вашей предвзятости.

Злобная сука зрит в корень, но у нее нет ни единого доказательства. Поэтому она может сколько угодно злиться, язвить - ее ярость бессильна, а вот за малейший проступок ей не сдобровать. Главнокомандующий объявил военное положение, а значит, за нападение на капитана ее ждет казнь. И придется очень постараться, доказывая вину Маё и свою правоту. Вот только доказать у нее ничего не получиться. Кидо ее не оставляет следов, на вайзарде отпечаток ее духовной силы, ведь она применила на нем Бакудо. Подобные отпечатки повсюду, вместе со следами. Она не скрывалась, обходя окрестности, предусмотрев возможность натолкнуться на отряд следователей. Она - капитан, заподозривший неладное и в силу своей специфики решивший проверить ситуацию самостоятельно. Корпус Кидо неподотчетен Готею - она могла не сообщать о своем решении.
Когда лезвие прокалывает кожу, когда рука Хэй тянется к Майнтри, капитан не верит. Не верит тому безрассудству, которое сейчас творит эта сумасшедшая. Неужели она и правда настолько уверилась в своей правоте, что теперь забыла здравый смысл? Глаза Ма превратились в две злые узкие щелки. Все зашло слишком далеко. Пришла пора напомнить о том, что она не просто так носит капитанское хаори и является мастером Кидо.
Ей не нужно принимать позы, не нужно произносить коронацию заклятья, ей даже не нужно применять Пути высокого порядка. Маё поворачивает кисть открытой ладонью к лейтенанту второго отряда и говорит всего одно слово.

- Шьо, - самое простое заклинание. Позорный шлепок, которым балуются дети в Академии. Но она вложила в это Хадо очень много силы. Ей нет нужды нападать, она не собирается ранить или причинять боль. Просто отшвырнуть от себя, как простого котенка. А потом она отпускает контроль над рейацу, спуская все свою духовную силу.
- Вы забылись, лейтенант. - она выплевывает звание, словно оскорбление, придерживая ножны зампакто. Ей не нужен меч для того, чтобы размазать зарвавшуюся гусеницу, которая решила, что вместо капусты способна съесть самого крестьянина. У ее рейацу ясно-синий цвет, он отражается у полных презрительной ненависти глазах - Суу не скрывает своих чувств. В данной ситуации их можно интерпретировать как личное отношение, не как злость на то, что какая-то дура решила, будто способна разрушить весь ее план своей манерой совать везде свой длинный нос.

- Я могу вас убить прямо сейчас, - говорит она с очаровательной улыбкой. Прикладывает руку к шее - порез тонкий и неглубокий. Повреждены верхние слои эпидермиса. Скорее просто царапина. Не причинит неудобства, но неприятно в том плане, что эта сучка, как кровосос способна вытягивать кровь из жертв. Достаточно подлая способность. Как раз для такой мрази.
- Но не сделаю этого, - она поднимает руку, складывая ее в печать, готовая в любую секунду применить любой Связывающий Путь. Пусть только дернется... Пусть дернется и она ее свяжет так, что та не сможет даже дышать. - Вы пойдете под трибунал за нападение на капитана во время военного положения.

+2

32

-----------> Штаб-квартира 4-го отряда

Лейтенанту 2-ого отряда Хэйджин Ко от капитана 4-ого отряда Унохана Ретсу.

Сообщаю Вам результаты вскрытия 3-его офицера 2-ого отряда, Тенсо Кенджина: причиной смерти стало Кидо или техника, схожая по своей структуре с Кидо, неизвестного типа и действия. Более подробный анализ сделает 12-ый отряд, куда уже перенаправлено тело покойного и образец извлеченной рейацу.
Информацию прошу не разглашать до окончания следствия.  Надеюсь на ваше благоразумие и офицерскую толерантность.

0

33

Может создаться впечатление, что Хэджин совершенно потеряла рассудок. Она придумала себе историю и теперь подтягивала под неё за уши факты. Сознание будто помутилось и вина Майо из предположения стала навязчивой идеей. Хэй было необходимо куда-то направить грызущую изнутри ненависть, пока разум ещё способен её выдерживать, и капитан Кидо-взвода оказался удачной кандидатурой. Она была лживой, неприятной, жестокой женщиной, которой совершенно не было дела до членов Готей. Её психологический портрет подходил под портрет человека, который мог бы убить товарищей ради того, чтобы подставить врагов, убийца Тенсо должен был быть, как минимум, уровня лейтенанта, маленький след ноги возле его тела соответствовал её размеру, а убийство совершили с использованием кидо - теперь, получив сообщение Уноханы, Хэй знала об этом точно. Но этого по-прежнему было недостаточно, чтобы говорить совершенно уверено, а лейтенант не сомневалась. Мысленно, ослепленная желанием поскорее найти убийцу и расправиться с ним до прихода законников, она уже осудила Майо, приговорила к смерти и собиралась исполнить этот приговор даже ценой своей жизни.

Удар Кидо отбросил Хэй на несколько метров. Оглушенная, она смотрела на Суу, читая по губам слова, и ликовала - теперь у неё был повод. Неважно, что это именно Ко спровоцировала капитана Кидо-взвода на агрессию, теперь, когда испускаемое ею рейяцу выбивало из лёгких воздух, Майо - врага, к которому Хэйджин испытывала затмевающую всё ненависть, - можно атаковать. Лейтенант потом найдет, что сказать в своё оправдание или, в крайнем случае, все равно не будет жалеть. Неважно, осудят её, убьют или казнят, лишь бы сейчас хватило сил уничтожить эту гниду.

Отброшенная Хэйджин всё также сидела на корточках, упираясь одним коленом в землю, её дыхание - неровное, с обрывом - единственное, что нарушало тишину этого места; её красное рейреку, клубами дыма источающееся из тела, не намного уступала духовной силе лжекапитана без банкая. Ей было тяжело дышать, двигаться, думать, но она собиралась справиться с этим любой ценой. Благо Шуккетсу всё-таки успел испить крови этой ядовитой суки и, пока Хэй не отзовет шикай, их борьба всего лишь игра со временем.

Обхватив ладонью левой руки лезвие, она провела вдоль его острой кромки, глубоко разрезая кожу, мышечные волокна, задевая кости. Темная жидкость с раны побежала по занпакто, пачкая руки и одежду. Отскочив дальше в сторону от сорвавшегося в неё кидо*, Хэйджин тяжело поднялась на ноги. Вокруг поляны замелькали темные тени членов кейратай**, но лейтенант не обратила на них внимание. Двумя пальцами девушка сделала несколько красных полос на лице с правой и с левой стороны от переносицы и слизнула кровь с ладони, испачкав рот. Это не было каким-то осознанным ритуалом и не требовало времени, она действовала инстинктивно, отбросив логику в ту самую секунду, когда Суу спустила рейяцу.

Теперь Хэй не остановиться до тех пор, пока Майо не перестанет дышать.

Бросив взгляд алеющих от духовной силы глаз на ненавистную ей стерву, Ко сорвалась в стремительном шинпо ей за спину - большинство техник кидо имели направление, которое нужно ещё задать. Если Суу не будет видеть, ей нечего будет атаковать.
Оказавшись на расстоянии шага за спиной капитана кидо-взвода, она нанесла удар с ноги***, целясь в правую руку: так, чтобы при попадании сломать кости, ту, из которой ранее сорвалась едва не связавшая её сила.

В качестве зы: все действия, описанные в посте, занимают немного времени. Её отбросили, она режет себе руку, отскакивает от кидо, проводит рукой по лицу, уходит в шинпо (возможно, от атаки, если с фееричностью) и бьёт в руку.
* Ни разу не пропись действий. В твоем посте есть указание «двинется – пущу кидо». В аське ты не отвечала, так что я позволила себе небольшую вольность, чтобы добавить динамики. Не понравится – не беда, поправлю.

** кейратай – Дозорный блок. Пятнадцать членов кейратай Иши встретила в относительном не далеке от нас и послала мне на подмогу. Они не будут путаться под ногами и нападут только в случае, если представится хорошая возможность для удара. НПС-массовка.
*** Нанесла в значении «собирается нанести».

Отредактировано Heijin Ko (2011-09-24 11:53:10)

+3

34

>>>> Улицы Руконгая

И все-таки жизнь намного ярче и притягательней, когда она наполнена опасными сражениями, сильными противниками, скрежетом двух яростно схлестнувшихся куска железа выплевывающих искры в руках двух титанов, когда воздух тяжел от перенасытившего его запахом реяцу, а земля черства, как слова проклинающей матери новорожденного младенца, которого она не желала производить на свет, на ощупь она вязкая, словно могильная жижа от пропитавшей ее соленой крови. Кенпачи это знал, как никто другой из всех жителей в этом белокаменном муравейнике, под названием Сообщество Душ, наполненным инертными мухами нежелающим даже твердо держать свой меч в руке. Им всем подавай порядок: по звонку встать, сесть, сходить поесть, вернуться и так до заката золотистого солнца над горизонтом. Прислужники системы. Жалкие шакалы, падальщики, которым нужны лишь ошметки дерзких поступков великих, о тех о ком слагают легенды и ходят байки напропалую под бутылкой сакэ, тех, чья жизнь уже становится легендой, увидеть их подобно грому среди ясного неба, разрывающий небосклон напополам, а имя просто страшно произносить вслух. В Кенпачи жил неугомонный необузданный дух великого воина, он никогда не дремлет, он всегда жаждет испытать этот мир на прочность.

Новый виток тропинки, новый поворот на старую знакомую улицу, которая вела своих путников вперед, как блудница с улиц красных фонарей, завлекая все дальше да там где потемнее, чтобы одурманить алкоголем, а затем обчистить все карманы, оставив без гроша в штанах и босиком. Да, таков Руконгай и чем дальше, тем невозможней его изменить, да было бы и желание что-то в нем менять, кроме погоды. – «13 район? Да я не узнаю его!» - Сквернословил про себя Зараки, тут было чисто и практически везде порядок, - «Раньше было больше забулдыг
- Хех, - ухмыльнулся, грозный воин своим ощущениям, -«Видимо шинигами научились работать». -Он давненько тут не был, но по закону жанра, все самые интересные неприятности приходили именно оттуда - из Руконгая, где зарождались и все слабаки. Те же риока, взять даже его и половину 11го дивизиона. Поэтому Кенпачи любил Руконгай, он всегда был полон сюрпризов, даже если их не и ждешь.
- Не отставать, а то упустите все самое интересное! - Проорал Кен-тян, еще прибавляя темпа, абсолютно не замечая, как от него растекается народ с улиц, словно вода, разделившись на два берега. Кто-то даже попытался в него что-то кинуть с нецензурным криком, типа убирайся отседова и больше не пугай народ своим видом. Из этого отчаянного мальчонка могло что-то выйти в дальнейшем, главное чтобы не сдох раньше, чем Зараки дождется этого момента.
Безлюдная улочка, теряющая свои истоки в чаще леса, накренившийся домик, вросший к краю поляны вот и весь вид на окраине этого района. Кенпачи с ноги вынес дверь, проходя внутрь, он едва пролазил в проход. Проем предсмертно скрипнул, но уцелел. Внутри было пусто и пыльно, за домиком задний двор, густой лес, завернув направо и пройдя по веранде дальше, за углом небольшой скверик, роскошная поляна и посередине гора трупов. Зараки оглядел их своим единственно смотрящим глазом. Опытный взгляд грозного воина мог сразу определить был ли поединок честным или же нет. Кенпачи склонил голову вперед, присматриваясь к телам.
- Их убили, даже не вынув меча, - оскалившись, подытожил капитан. - Этот противник должен быть силен, - теперь у Кенпачи не было сомнений в том, что ему непременно нужно с ним встретиться и перетереть все языком грубой силы и меча.

+1

35

Тринадцатый район – знаменательный номер. В Обществе душ суеверные личности встречались редко, но встречались, куда же без них. Впрочем, создатели Готея 13 суеверными не были. Да и тринадцатого отряда мало кто боялся. Не то, что одиннадцатого. Ренджи любил число тринадцать и не боялся одиннадцатого отряда, тоже относилось и к другим суевериям.  А вот в Руконгае после окончания военных действий количество суеверных  душ явно прибавится, что бы ни ждало участников и зрителей в финале.
Абараи двигался по расчищенной руконгайской дороге следом за Зараки, соблюдая дистанцию примерно в метр. Капитан одиннадцатого отряда напоминал азартного охотничьего пса, что взял след лисы и теперь не успокоится пока не вонзит зубы ей в горло и не почувствует вкус разгоряченной погоней крови жертвы. Лейтенант не раз видел своего бывшего капитана в таком состоянии и прекрасно знал, что в такие моменты лучше отойти, дабы не попасть под раздачу. К тому же он беспокоился за Рукию, помня про её недавнюю травму.
Смелый мальчонка! Это ж надо назвать капитана Зараки облезлой вороной! – ухмыльнулся Ренджи. – В мелком пацаненыше есть зачатки рейацу. Если в будущем он закончит академию шинигами, то непременно попадет в одиннадцатый отряд. Черт, ведь я когда-то был таким же!
- Кто ж захочет пропустить такое увлекательное действо! – Абараи прибавил шаг и перевел взгляд на Рукию – успевает ли? - А вот и тринадцатый район. Открытая местность, негде устроить засаду и, тем не менее, именно здесь… – лейтенант скрыл рейацу еще на подходе к месту событий. Быть незаметным рядом с Кенпачи сложно, но это не значит, что надо сливать противнику всю информацию сразу.
В воздухе не было слышно запаха крови, но на месте убийства всегда витает дух смерти. Ренджи уже знал, что за картина ожидает его вскоре.
- Черт подери! – В театре военных действий вспыхнул прожектор, освещая груду мертвых тел в глубине сценического портала. 
Лейтенант использовал кидо только в  самом крайнем случае и каждый раз результаты были поразительны и абсолютно не соответствовали первоначальным запросам. Он предпочел бы разобраться с противником посредством занпакто, но сделать это возможно только,  если внимание противника будет отвлечено кем-то другим.

0

36

27 Октября 09.00-12.00

Невзирая на попытки капитана кидо-взвода Суу Маё успокоить лейтенанта второго отряда Хэйджин Ко и уклониться от поединка, бой состоялся. Ведомая горечью от потери сослуживца и друга, Хэй отказывалась слушать доводы разума, полностью положившись на голос сердца, который утверждал, что перед ней стоит убийца Тенсо, принявший вид давнего недруга.
И никто не знал, что в этот раз интуиция Хэй не подвела - капитан кидо-взвода, Суу Маё, была предателем. Ведомая своей ненавистью и жаждой мести, она перебила парламентеров, замаскировав все произошедшее под трагедию столетней давности, и  поставила вайзардов, стравливая их с Готеем-13.
Схватка была длительной и тяжелой, ведь несмотря на то, что противники хорошо знали друг друга, у каждого за прошедшие столетия накопилось немало козырей в рукавах и тайн. Суу не зря носила плащ капитана кидо-взвода - защищая свою жизнь и идеалы, она применяла одну запретную технику за другой, без зазрения совести убивая оказавшихся неподалеку воинов второго отряда и прикрываясь ими как щитом. Но Хэй была не так проста. В бою ярость замутнила ее разум, и она преступила запрет на использования банкая, наложенный ради ее же безопасности. В этот момент исход схватки был решен.
Маё предпочла умереть, но не проигрываться. Смертельно раненой, она применила Хадо №96 "Итто Касо", надеясь забрать противника и всех кто находиться рядом с собой. Взвод задержания, прибывший до этого по вызову Хэйджин полностью погиб, сама она чудом выжила, балансируя на грани смерти.

0

37

Игровое время: 27 Октября 12.00-15.00
Погода: Облаков наблюдаться сегодня не будет, день будет ясным. Без осадков.
Влажность 51%, температура +17°...+17°, ветер Восточный 6,3 м/с.

0

38

Хэйджин Ко.

---> Улицы Сейрейтея

Без проблем пройдя ворота, и очутившись в Руконгае, шинигами на миг замешкался, решая, какой выбрать путь. Собственно, выбранное им решение пришло довольно быстро, и было оно, в принципе, логично, с его точки зрения. Шаг, два, три, прыжок, и офицер оказался на крыше ближайшего дома, и двинулся «вглубь», в Тринадцатый район. Двигаться по крышам было логично, и правильно в данной ситуации на взгляд парня. И быстрее, никто не путается под ногами, да и обзор увеличивался, нежели с улицы. Так вот, не обращая внимания на недовольство и периодическую ругать, шинигами не отвлекаясь на постороннее, достиг первой своей цели. Тем времен, нехорошее предчувствие все росло и росло.
Резко остановившись, будто с разгону влетел в невидимую стену, пошатнулся, чуть не свалившись с крыши, мотнул головой. Тайра был уверен, что эпицентр произошедших в Руконгае событий не здесь, где-то дальше. Но содержание духовных частиц и следов в округе, зашкаливало. Для этого места, по крайней мере. Собственно, нужно отметить один момент. Если вы не провозились, полжизни работая с магией, то вряд ли вас тут что-то побеспокоит. Разве что, непосредственно на месте происшествия может, что-то еще и почувствуйте. Ругнувшись, шинигами положил ладонь на рукоять занпакто, и двинулся дальше. Для него, как специалиста по магии демонов, не было никакой сложности в том, что бы определить очаг распространения. Пара минут, и вот офицер был уже на месте, заметив, или скорее даже почувствовав, рядом присутствие еще шинигами, но на них отвлекаться времени не было, ибо представшая перед глазами картина, мягко говоря, вогнала офицера в ступор. Он даже растерялся, не зная, что и делать.
«Что за… Что тут произошло?»
Куда не брось взгляд, одно и то же. Трупы-трупы-трупы. И все как один, в форме, выдающей свою принадлежность ко второму отряду. Самый вероятный вариант событий, исходящий из специфики их деятельности – они пытались кого-то задержать. И судя по всему, это им плохо удалось. Прищурившись, Тайра принюхался к воздуху, даже высунул язык от усердия. Да, ощущения его не подвели. Тут использовалась магия демонов, причем такого уровня, что у парня волосы на затылке дыбом вставали от остаточного следа их применения. Вот тебе и издержки углубленной работы с магией. Что бы пересчитать тех, кто смог бы ее использовать сансеки хватило бы и пальцев одной руки, на весь Сейрейтей. Ну, это беря во внимание пару фактов. Первый, это были те, о ком он был осведомлен, мало ли всяких нераскрытых талантов? И второй, большая часть использованной магии была запретной, а некоторые конкретно были описаны лишь в библиотеке Кидо Корпуса. Что наводило на очень не хорошие подозрения.
«Так…» прикрыв глаз, блондин глубокий вздохнул, пытаясь успокоиться «Что там у нас по инструкции, опечатать место? Этим и займемся…»
Спрыгнув с крыши, и подойдя ближе к месту бойни, шинигами, сделав несколько пассов руками, пробормотал под нос заклинание, предназначающееся для создания барьера, но так и не окончил его, так как где-то в голове щелкнул тумблер, и пришла внезапная мысль.
- Т… Тайчо?
Вот кого-кого, а ощущать ее присутствия Тайра ну никак не ожидал. Но окружающая картина немного прояснялась, в теории, учитывая мощь капитана, и ее характер. Но главный вопрос – зачем? Разорвав зачатки создаваемого барьера, офицер сделал пару шагов по направлению к подозрительной воронке, но остановился, заметив на земле знакомую фигуру. Все предыдущие мысли мигом вылетели из головы, заменившись единственной - Хэйджин! - Рывком очутившись рядом с девушкой, опустился на колено, коснулся двумя пальцами жилы на ее шее. Шинигами с облегчением выдохнул, почувствовал пульс, но очень слабый. Легким движением откинул волосы с лица Хэй, не сильно похлопал лейтенанта по щеке.
- Эй, радость моя, ты долго собираешься тут валяться?

Отредактировано Taira Masae (2011-11-28 23:35:23)

+3

39

----»» улицы Руконгая

Приближаясь к тому месту, где, судя по слухам, – Рукия не обладала проверенной информацией – была убита целая группа шинигами, состоявших в делегации, Кучики все больше настораживалась. Пусть с момента происшествия и прошло немало времени, убийца мог вернуться на место преступления. Это опасно, но, возможно, какая-нибудь случайно оставленная улика могла быть опаснее, чем внезапно нагрянувший дозор из трех бойцов.
Но не все разделяли такую настороженность синеглазой шинигами, семенившей за своим другом детства. Зараки-тайчо, в привычной своей манере не боявшийся ничего, полностью игнорировал возможность внезапного нападения и, казалось, жаждал привлечь к себе внимание таинственного и могущественного противника. Но пока нападали на шинигами только жители Руконгая и то, лишь только бранными словами. Отчего-то губы младшей Кучики тронула легкая полуулыбка, когда она в очередном шинпо приблизилась к Ренджи. Они были такими же много-много лет назад и с таким же недоверием смотрели на встречавшихся у них на пути богов смерти.
Местность менялась и становилась менее похожей на облагороженные территории первых районов Руконгая, где даже редкие леса казались ухоженными и не такими опасными, как здесь. После того, как капитан Зараки решительно осмотрел ветхий домик, их группа уже некоторое время не встречала никаких строений. Они двигались по затененной деревьями местности, где каждый шорох и крик птицы казался воем жертвы или воинственным кличем врага, пока, наконец, лесной массив не расступился, словно распахивая створки ворот и не явил виду шинигами поросшую низким кустарником равнину, освеженную ярким полуденным солнцем. Где-то вдалеке к шуму леса – шелесту листьев и щебету птиц – примешивалось журчание ручья, расположившегося на дальней стороне поляны. Но не он привлекал к себе внимание прибывших шинигами.
Подобно Ренджи, Рукия уже давно скрыла свою реацу, но, остановившись на поляне, едва не потеряла контроль над собой, пораженная увиденной картиной.
«Что здесь произошло?» - на лбу выступил холодный пот, и Кучики перевела взгляд на лейтенанта.
Открытая равнинная местность была усыпана телами делегатов – шинигами различных рангов и отрядов – отправленных сюда для ведения переговоров с таинственными вайзардами. Это место, открытое и хорошо просматриваемое, было выбрано не случайно – видимо, командование Готей хотело показать свои добрые намерения или отсутствие страха, соглашаясь на переговоры. Но кто… или что нарушило хрупкий мир?
- Нужно осмотреть тела, - шепнула Рукия лейтенанту, придерживая у пояса занпакто.
В присутствии Кенпачи она робела, но вряд ли можно было ожидать, что капитану одиннадцатого отряда интересно расследование, когда на месте преступления уже нет врагов – ни сильных, ни слабых, и скорее всего он был отправлен сюда как боевая поддержка на случай внезапной атаки. Поэтому Рукия должна была помочь другу в расследовании.
Перемещаясь от одного тела к другому, младшая Кучики наклонялась к ним и осматривала. Все десять шинигами умерли одинаковой, загадочной смертью, настораживавшей и пугавшей больше, чем если бы Рукия увидела обезображенные и растерзанные трупы.
Отерев со лба пот, она присела рядом я одним из тел, взглядывать в лицо неизвестного ей, но призрачно знакомого бойца – возможно, она когда-то видела его на улицах Сейретея. Было очень страшно узнать в убитом, кого-то из знакомых или членов ее собственного отряда.
- На телах нет внешних повреждений, - не поднимаясь с земли, она взглянула на капитана и лейтенанта, которые с такого положения казались горами, возвышавшимися над ней. – Без ран может убить яд, но обычно от быстродействующих ядов жертва умирает в муках, а их лица спокойны, - поднявшись и отряхнув хакама, девушка шагнула к другу и продолжила. – И они очень странно расположены. Как будто не было никакого нападения, и они умерли все вмести. В один момент.
«Но что могло убить сразу десять шинигами, не успевших даже вытащить занпакто из ножен?»

+1

40

Taira Masae

Подобное шуму водопада гудение рейяцу, вырывающейся из тела, тихие шаги шиноби, крики, объявляющие заклинания, крики, называющие атаки, предсмертные хрипы, треск ломающихся деревьев, гул земли и стук от бешенного ритма разрывающегося сердца внезапно прервались звенящей тишиной. Хэй не поняла, в какой момент её оглушило, и все звуки кроме вырывающегося с хрипами дыхания ушли на задний план.
Конец?
Она лежала, боясь пошевелить израненным телом. Куски разрозненной памяти не собирались воедино. Хэй отдавала себе отчет, что только что сражалась или сражалась всё ещё, но в голове не было ни одной идеи о том, кто её враг. Перед глазами стоял настойчивый мрак. Страшно не было, было как-то пусто. Словно её выжали, высушили, высосали, не оставили ничего кроме темноты.

Глаза вяло открылись, вылавливая привычную картину багрового мира. Хэй уютно свернулась в калачик, рассматривая закатное небо. Шелест травы, стрекот насекомых, стук бамбуковой палочки - звук появился внезапно и стал нормой, единственной возможной действительностью, тем, что наполняло её реальность.
Уходи...
Хэйджин было почти хорошо, только очень холодно. Холод приходил от пальцев по рукам к самому сердцу, которое едва трепетало в груди. Холод наполнял её существо, делая обычно такой теплый пейзаж хмурым, ветреным и серым. Облака сдвинулись.
Нет... Уходи... Где я?

Мысли идти последовательно. Разрозненные воспоминания: крики, шаги шиноби, её собственные атаки, - не собирались в единую картину. Во рту был омерзительный вкус - вязкий и солоноватый. Он забивал горло и не давал дышать. Ей было холодно и больно. Она осталась одна.
Всё ещё... не хочу умирать, - её внутренний голос наконец приобрел какой-то эмоциональный оттенок - насмешку. - Столько пафоса, - Ко казалось, что она готова идти до конца, погибнуть вместе со своими подчиненными, отомстив за смерть товарищей. Девушка была в этом уверена, даже до последнего цепляясь за жизнь. - Смешно.

Она нахмурилась. Прийти в себя, несмотря на боль, все жё стоило, но похлопывание по щеке, выбивающее её из холодной тьмы беспамятсва, несмотря ни на что, раздражало.
- Не надо, - беззвучно произнесла девушка, отводя рукой настойчивую ладонь, и тут же едва не застонала. Всё тело ломило, вдоль правой руки, задевая бочину, шел сильный ожог, ребра были, скорее всего, поломаны, возможно, задеты лёгкие, поскольку во рту упрямо стоял привкус крови, многочисленные царапины и рваные раны - следствие применения двух самых тяжелых техник в её арсенале - вяло кровоточили, но она по-прежнему была жива.
- Привет, - прошептала Хэйджин, открыв глаза. Обостренные чувства уже сообщили ей, что рядом находится Тайра, поэтому расплывающаяся картинка её нисколько не смутила. - Уже второй раз прихожу в себя с потерей памяти рядом с тобой. Случайность? - Хэйджин попыталась вяло отшутиться, хотя было откровенно не до смеха. В голове уже неохотно складывались строчки отчета. "Расследование гибели третьего офицера Тенсо Кэйджина привело в тринадцатый район Руконгайя... Невдалеке от его тела была обнаружена Суу Майо... При попытке к задержанию капитан Кидо-взвода оказала сопротивления... Погибли пятнадцать членов патрульного корпуса... Они выполняли приказ..."
- Помоги мне подняться, - ноги вроде бы оставались целыми или были повреждены не настолько, чтобы боль от них притупляла боль в руке и правом боку. Воспоминания Хэй обрывались на том моменте, когда кидо Суу отбросило её на несколько метров и она решила идти до конца. Возможно, отряд ей только привиделся. Может быть, ей видится даже Тайра. Или он выполняет приказ. - Что ты здесь делаешь?

оффтоп: случившиеся события буду восстанавливать постепенно, чтобы не играть массивно в прошлом с самой собой. Майо спасибо за чудесную игру. Жаль что всё же пришлось оборвать.

+2


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » 13 район Руконгайя