Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » 13 район Руконгайя


13 район Руконгайя

Сообщений 1 страница 20 из 70

1

Открытая равнинная местность, покрытая травянистой растительностью с редкими кустарниками. По дальнему краю протекает большой, но мелкий ручей, берега заболоченны. Ставка шинигами находится на невысоком холме в преддверии небольшого пролеска вокруг начала ручья. Практически - идеальное место для заставы, хорошо просматривается во всех направлениях. Было выбрано местом проведения переговоров именно из-за удобного расположения и открытости - во избежание неожиданностей и засады.

0

2

В спускающейся на землю мгле таяли последние лучи солнца. Само светило давно скрылось за горизонтом, но часть его света еще продолжала светиться в окружающем воздухе, словно не потушенная кем-то свеча. В сгущающихся красках сумерек тонкая фигурка в черных одеждах на берегу небольшого ручья казалась практически незаметной. Застывшая на камне у самой водной кромке, фигурка вдруг странно наклонилась на бок, словно ломаясь, и внезапно растворилась, словно исчезла в речном тумане.

«Пора возвращаться».

Маё отрешенно смотрела на простирающийся вдалеке лес. Он казался зубами неведомого сказочного животного из старых сказок. Впрочем, сегодняшний день и вправду был похож на сказку. Очень страшную сказку.

«Никогда не думала, что все-таки решусь на это, однако… Это оказалось неожиданно  приятно – растерянность, недоумение, паника и чужая боль. Ситуация так похожа на то, что творилось именно здесь сто лет назад, правда? Ямамото-соотайчо, вы ведь так же как и тогда не станете разбираться, нэ? Вина же так очевидна…»

На губах женщины появилась нехорошая улыбка. Она возвращалась в Сейрентей с последней проверки – на Сообщество Душ опускалась ночь, а ночью никто не полезет из-под защиты белых стен в Руконгай, если только ситуация не критическая, а даже если и критическая… Хрупкие пальцы сжались на рукояти меча.
Все ловушки расставлены – ищущие приключений и геройствующие смельчаки не уйдут из Руконгая живыми. Их призыв о помощи канет в небытие. Присланные на переговоры тоже просили о помощи, но так и не дождались ее. Вместо подмоги пришла смерть. Все вайзарды еще не пойманы, так что гибель шинигами спишут на них. Новые смерти, новая боль, новая ненависть. И снова боль, страдания, ненависть. Горе. Именно так начинаются войны. Сообщество не должно простить отступников. И не простит. А она… она сделает все, чтобы свидетелей не осталось. Потому что если нет свидетелей, нет доказательств, а отсутствие доказательств порождает сомнения, от которых подозрения лишь становятся крепче. Отсутствие веры несет новые несчастья… И тогда круг замыкается.

+2

3

До боли знакомое давление реяцу на секунду заставило Роуза сорваться с места и сблизиться с объектом неподалеку, но это был бы очень необдуманный шаг. Желание встретить накама перемешалось с одиночеством, которое вылилось из долгого шатания, кое считал Оторибаши правильно организованными поисками. Сейчас в Руконгайе полно шинигами, очень много патрулей и очагов сражений. Уходящий день ничем особенным для бывшего капитана Готей-13 не выдался. Роуз не встретил никого из друзей, хотя пару раз чувствовал дух напарников, но он либо быстро пропадал, либо был слишком далеко, чтобы успеть. Последние фигуры на окраине Руконгайя и вовсе пропали.
Сейчас он размеренным шагом продвигался по тропинке, выходу из 13 района. Осматривая пустое небо, и изредка стараясь посмотреть под ноги, чтобы не споткнуться, Роуз ударился в свои размышления:
- Как бы мне хотелось встретить кого-то из своих. Рядом шинигами, явно не рядовой. Если она при поисках, то не стоит допускать вольности - она меня тоже уже заметила. Но и в бой ввязываться не надо. Может быть, я остался совсем один из своих. Им понадобится моя помощь. Кто же эта девушка?

Девушка стояла на берегу ручейка. На вид она была очень хрупкой и беззащитной, что не раз заставило глубоко задуматься о мелодике уходящего дня. Солнце уже садилось, а кромка леса вдалеке скоро должна была скрыться во тьме. Это было завершение цикла, внутреннего биоритма, жизни, словно финальный акт в композиции. Пальцы машинально перебирали последнюю запомнившуюся мелодию: вайзард нетерпеливо перекладывал на фортепьяно любую песню, даже самой популярной рок-группы. Сейчас под силой вдохновения он дарил миру музыку своего настроения. Пылкое одиночество сменялось горечью, а финалом всегда становилась желание помочь своим друзьям. На фоне чувствовалась ночь, а глаза Роуза на мгновение сомкнулись.

«Больше я не могу тратить время на поиски, пускай они и могли бы принести плоды в ближайшем будущем. Нельзя заставлять друзей ждать». Пускай Роуз и был одним из самых молодых капитанов в свое время, но опыта ему все же хватало, чтобы оценить ситуацию: не самая лучшая позиция и расположение, чтобы мирно поговорить с шинигами. Но, так как никаких актов агрессии Оторибаши не предпринимал, даже исключил на время из своего перечня действий, он считал, что девушка должна его терпеливо выслушать. Роуз заявил о своем присутствии, хотя понимал, что о его визите стоящий рядом шинигами уже знал:

- Простите, доброй ночи. Я тут заблудился и ищу своих накама. Вы их не видели?

«Не слишком многолюдно, и никаких сторонних звуков. В мире все должно звучать. Сейчас же эта мелодия предстоящей опасности».

Отредактировано Otoribashi Rojuro (2010-09-23 18:22:20)

+2

4

Чужое присутствие навалилось внезапно - сдавливая горло, заползая под одежду липкими пальцами. Тяжкое чувство сильной рейацу - холодной, темной. Эти неповторимые нотки, словно привкус ванили в струе аромата. Знак минус в уравнении жизни - Пустой. А точней тот, кто маскируется под него. Мерзость, выпавшая из круга реинкарнаций, потерявшая одну стезю жизни, но так и не вступившая на следующую. Служитель маски. Маё подавила резкий приступ тошноты, заставляя себя стоять спокойно, ничем не выдавая того, что она заметила присутствие пришельца. Она еще не решила что с ним сделает. В голове четко, словно таймер на табло, мелькали мысли. Убить? Всегда успеется. Она выглядит слишком беззащитно, для того чтобы подумать, будто она опасна. На голос девушка повернулась с грацией потревоженной кобры, узко сощурив яркие глаза. Играть на публику она всегда любила и умела, так же и сейчас - наклонить голову, всматриваясь в даль, слегка вытянуть шею, и уже опасный прищур превращается в беззащитную близорукость. Слегка попятится и с негромким писком упасть на землю, споткнувшись о корягу сзади. В лицо летят корни, земля, волосы. Она отталкивается ладонями от травы и встает в боевую стойку, доставая наполовину занпакто из ножен. "Так, умница девочка, теперь мы этого неудачника заметили, напугались, трясемся и вот-вот начнем плакать, размазывая сопли и зовя на помощь мамочку"

- Кто вы и что делаете в районе объявленном как военная зона? - придав голосу дрожащее подобие уверенности, отчеканила Суу старательно строя "большие глаза", и пытаясь вспомнить имя этого вайзарда. Она никогда сильно не интересовалась жизнью Готея 13, тем более личностями капитанов, но не знать в лицо командующую верхушку конечно было верхом невежества. Из памяти всплыла унылая физиономия в окружении золотистых кудряшек, к которой присоединилась капитанская хаори. "Какая мерзость. Нынешние капитаны хоть похожи не на огородные пугала, а на мужчин. Интересно, а у него солома только на голове или и в ней тоже? Будет удачей, если он окажется идиотом. Ну, даже если не окажется - не велика печаль. Одним трупом больше, другим меньше". Маё горделиво выпрямилась, и смерила подошедшего блондина умным, пронзительным взглядом. Не прощать, не сожалеть, не щадить. Иначе, сто лет ее страданий окажутся напрасными.

+2

5

Неожиданное представление, развернувшиеся перед глазами Роуза, заставило опешить бывшего капитана корпуса Готей-13. Размышлять о неуклюжести шинигами, к которой он имел милость обратиться, не было времени, да, и сразу же показалось Оторибаши сомнительным. Вайзард недовольно фыркнул, оглядывая игру показавшейся перед ней девушки:
- В каждом человеке есть нотка грации, изящество и пластичность. Не продумывая каждый свой шаг, мы становимся едиными с нашим окружением и тогда: мы по настоящему живые люди. И лишь в этот момент мы настоящие. Это беда любого артиста. Даже великий музыкант, если он не отдастся своей мелодии, как перышко первому морскому порыву, то из него ничего не выйдет. Он будет фальшивить. И сыграет грязно.

Именно сейчас земля, взбудораженная от падения девушки перед ним, напомнила о "грязной игре". Внутри него возникло отторжение к так называемой игре, кое определение Роуз присваивал к любому человеческому действию. Шинигами поднялась и отряхнулась, но ничего кроме сведенных бровей Оторибаши этот театральный этюд не вызвал. Это не только не заставило его поверить в неуклюжесть происходящего, наоборот, усомниться в правдивости увиденного: поэтому сейчас вайзард был готов ко всему, но не забывал о первоначальной своей цели. Найти друзей - это волновало Роуза. Он не мог себя простить за то, что сейчас находится не с ними и не может им помочь. Оторибаши всегда считал себя частью чего-то целого. Будь это окружающий мир, Готей-13, группа Хирако Синдзи. Конечно, ближним для него был мир, но накама - важная часть его настоящего. О ней он старался не забывать и вечно помнить. Настроенный серьезно, его реакцией на занятую боевую стойку шинигами стало отступление: Роуз скользнул назад, опустив левую руку на рукоять своей катаны, но, несмотря на это действие, правой же активно жестикулировал, показывая девушке, чтобы она успокоилась и вернула меч в ножны. Ладонь плавно опускалась вниз, а с губ Оторибаши соскользнуло оправдание, правда, дублирующее его последнее сообщение:
- Я ищу своих накама, только и всего. Простите, что не представился, меня зовут Роуз, - он приветливо кивнул, после чего продолжил. - Этот район объявлен как военная зона? Не знал, а не расскажите, что произошло? Может быть, это касается и моих друзей.

Дурным тоном было бы констатировать то, что вайзард прекрасно понимал: перед ним не может стоять рядовой шинигами. По опыту Роуза, в зонах боевых действий никогда рядовые офицеры не передвигаются поодиночке, во всяком случае, он бы такой приказ никогда не отдал. А сто лет отчуждения давно научили не быть таким доверчивым к шинигами, как раньше. Теперь же настала очередь игры Роуза, и на этот раз без "грязи":
- А вы, почему тут одна? Вы не замерзли? Уже ночь. Может вы потерялись, как и я?

Оторибаши игриво преклонился и после потянулся.

«Ой, как я устал. Целый день на ногах. А так и не нашел никого из своих. Снова получу выговор от Лава, за то, что долго собирался. Но, мне нельзя расслабляться. Передо мной очень интересный объект. Он находится вне мира. Его игру окружение не примет, но может это уникальная душа? И ее игра не менее искренна, чем мои слова о накама».

Отредактировано Otoribashi Rojuro (2010-09-24 01:47:01)

+2

6

Маю трясло. Это был не холод и не страх. Захлестывающие волны отвращения накрывали. Рейацу мужчины вызывала в ней тоже чувство, что и у большинства ее подруг по полу возникало при приближении к ним чего-то маленького, мохнатого, серенького, с облезлым хвостом и усами. Ах да, и при этом громко пищащего. Смерив отступившего мужчину, еще не подозревающего, что его возвели в один ранг с мышиной братией, Суу решила, что можно разыгрывать спектакль и дальше, а именно поступила так же, как на ее месте сделала бы любая истеричная дура. Нет, громко визжать и запрыгивать на первое попавшее дерево было бы перебором, но вот вытащить, сжимая трясущимися руками  занпакто, и выставить его перед собой - это пожалуйста. Тем более что в Готее сперва делали, а уже потом думали. "Хороший нарушитель - мертвый нарушитель" - нехитрая мудрость не на одной войне съевшего собаку командования. С ней Маё была согласна.

- Ты из вайзардов? Так это ты!!...
- получилось достаточно истерично. Правильно, глупые девочки не думают и не слушают. Они истерят и топают ногами, а потом плачут. Горько-горько. Маё шмыгнула носом, - Где остальная группа?! Что ты с ними сделал?!

Скривить губы и свести брови на переносице - именно такое сосредоточенно-обиженное выражение лица бывает у детей, которые раздумывают заплакать им или нет. С одной стороны - хочется, с другой стороны - получишь от матери по ушами. Продолжая устраивать театр, Мае продолжала отрешенно обдумывать ситуацию. "Значит он один во-первых, и потерялся - во-вторых. Неплохо. Это значит как минимум то, что Кидо сработало как надо и их раскидало по всему Руконгаю. Однако как неудачно, что мы столкнулись... Их уже должны были выловить всех, приказ пришел еще утром". Решение было принято почти мгновенно. Она все решила еще в тот момент, когда только почувствовала его, но как всегда сомневалась, взвешивая несколько вариантов. Очень неудобное качество, если собираешься кого-то убить. Твоя рука не должна дрожать, если твой меч уже у чужого горла. Пожалей врага и ты умрешь сам. Это правило, от которого не стоит отступать, если хочешь жить сам. "Ну что ж, заблудшая овечка," - Маё смотрела на светловолосого мужчину почти с нежностью, - "пойдем в темный лес к серым волкам?"

- Почему ты спрашиваешь?! Хочешь меня обмануть? Нас был целый отряд, нас послали для переговоров, а потом, - девушка едва сдерживала слезы, медленно, словно постепенно лишаясь всех сил, опуская меч, - потом наши стали исчезать... Постепенно, один за другим... Я осталась одна! Я не заблудилась, это 13-ый район Руконгая, но тех, кто был со мной больше нет, что ты можешь сказать на это?!

+2

7

- Хорошее представление, браво! - восклик, который услышал и отразил внутренний мир Роуза. - Только это так и не поднялось выше цирка. Быть естественным, вот, что значит получить отклик от зрителей. Верим мы лишь тогда, когда видим игру естественную. А это актер театра. Не музыкант, чья музыка есть жизнь, а не притворство.

Когда меч в руках шинигами опустился, Оторибаши сделал еще один шаг в сторону от девушки, мягко игнорируя предпринятую речь. Все-таки идти против внутренних убеждений вайзард не умел. Все представленное казалось ему настолько идеальным и прописанным по своим законам представлением. Оно было настолько идеально, что с самого начала Роуз сомневался в искренности шинигами, представшей перед ним. В обычной бы ситуации он молча упустил эту деталь, не поддавая сомнению любые доводы и слова. Но сейчас, когда нет друзей, никого, я один, Оторибаши предоставлен сам себе. Он бы так и просидел всю битву под завалами, лишь с целью выбраться оттуда по правилам. Сейчас же были прописаны особые указания. Чтобы найти своих накама и быть в гармонии с самим собой, Роузу предстояло пойти в ва-банк: провокация, это все, на что я способен в этой ситуации. Оторибаши серьезно посмотрел на девушку, хотя меланхоличность в остальном осталась, кроме глаз. Они сверкнули внутренней молнией и выложили всю подноготную вайзарда. Роузу предстояло выступить не менее убедительно, чем его оппоненту:
- Я никого в этом месте не чувствую, хотя должен оставить этот вариант. Но сейчас, как я могу предположить, в Руконгайя не может быть так пусто. Знаете, безымянная, я не слышу природу этого места. Лишь страшная духовная сила или же злые помыслы могли сокрушить умиротворенность здесь. Да, извините за бестактность, ваша игра притянута за уши. Так люди не пугаются, - слова уверенного человека, здесь была игра и лукавство. Собственная безопасность и угроза жизни накама заставят пойти и не на такое. Уверенной поступью Роуз сверкнул занпакто, полностью не вытягивая его из ножен, и спросил:
- Что тут было на самом деле? И где мои накама? Могу предположить, вы знаете, куда пропали они.

Мне нельзя терять времени. Скоро стемнеет, и я буду беспомощен под покровом ночи. Я не смогу слышать мир, а тогда почти невозможно будет отыскать друзей. Они останутся одни. Грустный отрывок произведения. Снова одиночество и боязнь потерять последнюю весточку времени.

Оторибаши прекрасно понимал, что за в районе, объявленном, как военная зона потенциальной могли стать вайзарды. Кому еще как не им? Тем более не одной весточки от друзей Роуз не получал. Вывод напрашивался сам: нужно искать помощи, но от кого? Шинигами опасался девушки, игра которой посеяла в нем сомнения. В Сейретее не было никого, кто мог бы помочь высвободить друзей. Оставалось полагаться только на себя: усомниться и попытаться узнать правду. Так он и поступил. Сделал то, что раньше отводилось Лаву в их "соперничестве". Как же он умудряется так действовать всегда? Будь он рядом давно бы достал все сведения у девушки. Эх. Почему меня вынуждают поступать не по правилам?

Отредактировано Otoribashi Rojuro (2010-10-15 16:56:38)

0

8

Хотелось стенать, закатывать глаза, истерику, рыдать и выть в голос. От желания немедленно прибить сие недоразумение мужского пола, которое - увы и ах - является важным звеном. Нет, не в пищевой цепи, хотя он и вызывал желание съесть его вместе с кишками, дабы больше не мучится. Звеном он был важным в плане. Даже нет - в Великом, Ужасном и Коварном Плане. О том, как уничтожить вайзардов, насолить Сообществу и пи этом выйти сухой из воды. Хвалиться не будем, но не дюжую изобретательность, свойственную лишь представительницам женского пола, которые намереваются получить что-то от своего благоверного из материальных благ, Маё проявила, скрупулезно просчитывая ситуацию и подлавливая момент. И все летела к коту под хвост из-за того что один неверующий и упертый осел свалился на ее голову в то время, как она собралась уже возвращаться. Ну почему он не попался тому же варвару Зараки?
- З-з-замолчи! - она истерично взвизгнула и попятилась назад, точно запомнив что где-то за ее спиной была кочка, о которую если не видеть ее можно очень хорошо запнуться. Маё могла себе аплодировать - часть ее сознания, что пять сотен лет успешно разыгрывала перед сокурсниками рафинированную и избалованную дуру из благородной семьи, пробившейся к должности лишь благодаря заслугам предков, воспаряла из пепла и радостно кинулась на излюбленное поприще. В то время как еще одна часть ее сознания - рациональная и циничная  раздумывала о том, что ей все же выгодней - убить или подставить? Расстановка знаков препинания, как в пресловутой школьной загадке не действовала, тянуть перед блондином палочку и повергать его в стресс, Cуу совсем не хотела, а делать было что-то нужно. Маё заплакала.
- Ты-т-ты убьешь меня, как и остальных, - девушка самозабвенно всхлипывала. - И никто-о-о-о не придет мне на помощь, ту-у-ут ниииикагоо нетууу! Все пропааалииии….
В душе Маё плакала навзрыд, с каждой секундой склоняясь в сторону варианта с летальным исходом. Благо то, что парень вытащил занпакто, ей совсем не понравилось. "Ну что за упрямый ребенок? И почему в нынешнее время все дети так стремятся к подвигам? То есть, к смерти. Нет чтобы избегать опасностей, тихо стремиться к своим мечтам - нет! Все хотя быть героями! Что ж.. умереть красиво - это очень просто"
- Я знала, что вам не-е-ельзя вериить! Вы как Пустые! вы хуже Пустых! - в ход пошли истеричные оскорбления, а Маё медленно опустилась на колени, пряча лицо в ладонях. Если вайзард нападет - ему же хуже. Ей не было нужды произносить титулы Кидо, хватит лишь формы, - Предатели!

+2

9

Met a man on the roadside crying, without a friend, there's no denying,
You're incomplete, they'll be no finding looking for what you knew.

Катана вернулась в свои ножны. Больше причин доводить до кипения и искать обман в речи рядовой шинигами не было. Роуз осторожно подошел и извинился:
- Простите меня. Я тут заметил, что мы немного разошлись во мнениях. Успокойтесь, я не причиню вам вреда, как и мои накама.
Роуз присел рядом с ней и протянул руку, чтобы помочь подняться. В данном конкретном случае, как рассудил Оторибаши, любая подозреваемая собственным нутром опасность может только навредить и то беспомощным поиском своих друзей. Еще раз убедившись, что он вовсе не Лав с его прямотой и строгостью суждений, Роуз широко улыбнулся, пытаясь пойти на сближение с разошедшейся шинигами. А причины не доверять все же остались: игра, показавшаяся не потушенным пожаром, ударила по самобытности вайзарда, который считал, что совершенного нет на свете, кроме окружающего мира. Человек сам по себе несовершенен, даже в случаях опасности. Несовершенность совершенности. А это  замечательная мысль. Где бы это записать?
Он отчаянно оглядывался по сторонам,все еще разыскивая признаки присутствия других вокруг: что же произошло и кто убил сослуживцев этой девушки?   Она обвиняет во всем нас, но я точно знаю, что на такое не способна наша группа. Здесь закопано что-то важное. Не бывает случайностей: потеря сознания, убийства, обвинения. Последнее особо остро поранило вайзарда: зачем было нас сюда приглашать? Только ли для того, чтобы убить и сделать во второй раз виноватыми после лжи Айзена? Роуз прекрасно понимал, что эмоциональные комментарии девушки не обоснованы, но за ними тоже есть своя доля правды. Какая? Ему только предстояло узнать.

Роузу очень хотелось, чтобы недопонимания с единственной рядом душой в Руконгайе исчезло. Это бы помогло отыскать моих друзей - единственная причина по которой вайзард не доверял первой встречной и до сих пор на подсознательном уровне противился предлагаемому сценарию.

"Я творец."

Чувство хищничества, навязываемое растерянной девушкой, все больше и больше пугало вайзарда. Неужели в нас видят только монстров?
- Я думаю, мы не правильно начали нашу беседу. Не бойтесь. Мне не зачем причинять вам вред. Кстати, вы не представились. Меня зовут Роуз, а вас? - истеричные обвинение не помогут в данной ситуации.

Отредактировано Otoribashi Rojuro (2010-10-21 16:09:29)

0

10

Звук вложенной в ножны катаны, был чем-то сроднен со звуком колокольчика, которым обозначают выигрыш. Правда, пускаться в пляс было рано. Сначала нужно было забрать фишки, отнести их на кассу, получить деньги и выйти из казино. Так бы сделал осторожный игрок. Маю бы начала плясать, только после того, как вынесенные из казино деньги оказались бы на банковском счете, а она сама - где-нибудь в теплом месте и с коктейлями.
Поэтому девушка старательно плакала. Без завываний в голос, но с размазыванием по всему лицу слез (а они были реально существующими, благо плох тот актер, который не заставит себя так проникнуться, что не заплачет. Например, у Суу всегда слезы наворачивались на глаза от одной только мысли, насколько несправедливо обошлась с ней судьба, не оценив по достоинству ее выдающиеся таланты). Протянутую руку мы вежливо проигнорируем, и даже отвернемся. Девушка лишь сильнее сжалась в комочек. А что вы хотели? довели девушку до истерики, теперь успокаивайте. Рядом нет белокрылых ангелочков с сахарными веночками и трубами-дуделками, а так же отсутствует ярмарка со скоморохами. Поэтому царевна-несмеяна продолжит лить слезы, пока незадачливый мужчина не догадается ее приголубить. Ну или пойти более действенным путем и влепить пощечину. Последнего не хотелось.

- Уууууууу, - хакама промокли, коленки замерзли и затекли, поэтому изданный звук вполне соответствовал ее душевному состоянию и полностью выражал тоску по теплому футону и горячему чаю. Мае шмыгнула носом. За взаимным спектаклем было время подумать над тем, как бы так удобней положить бычку досточку, чтобы она не сильно качалась до того момента, как она сломается, а бычок упадет. Хотя, всегда еще остается другой вариант - пропасть, над которой протянута досточка, должна быть хорошо припрятана. Тоже - до поры, до времени. По всему выходило так - отвести этого кудрявого блондинчика поближе к тому месту, где нашел свою погибель чернявый красавец из второго, тихонько усыпить, почистить память и оставить спать до прибытия очередной спасательной группы.
И все же, где-то она допустила серьезную ошибку, раз нарвалась на одного из вайзардов прямо на месте преступления. Теперь нужно было исправлять собственный ляп, хотя можно было давно сидеть дома и отдыхать.

Выждав время, которого хватит девушки на слезы, самосожаление и мысли о скорой гибели, которой внезапно, не случилось, Мае подняла голову и недоверчиво уставилась на вайзарда.
- Рита, - буркнув практически не задумываясь первое пришедшее в голову имя, девушка нахохлилась, словно замерзший воробушек, разом превращаясь в колючку, и шмыгнула носом, не переставая косится недоверчивым синим глазом. После чего возмущенно задрала подбородок, - Так что, меня убивать вы не собираетесь?

+2

11

Мысли понеслись ответом на единую ассоциацию, врезавшуюся в голову после слов единственной за многое время собеседницы. Для Оторибаши это было криком: "Ты монстр!"
- Признанная Европа - я написал ее легким веянием, которое преподнесла шинигами под именем Рита. А мое имя Антонио и как весь свет, порожденный слухами, теперь меня считают врагом, убийцей. Если бы нас не разделяли, как Моцарта и Сальери, тогда бы никогда и не заговорили о нашем различии. О том, что кто-то может навредить другому человеку. Талантливы то обе стороны, хотя тут, я сомневаюсь, - после еще одного уточняющего вопроса от девушки на спине у Роуза пронесся холод. Он не понимал, как шинигами Готей-13 может быть, во-первых, таким напуганным, во-вторых, недалеким от ума. Конечно, факт отвергать было в корне неверным, потому что даже в мире душ не каждый обладал заурядным интеллектом. Но понять, что угрозы нет и пора проявить все те качества, которым учили еще в академии, давно бы пора - так считал Оторибаши.
Отголосок и мысли о великом учителе знаменитых композиторов появился неслучайно. С непреодолимой вредностью и испугом со стороны Риты вайзард мог справиться лишь тем, что его успокаивало. А ассоциация о великом самообмане только пошла на пользу. Он всегда видел в отношении к себе тоже, что и к Сальери времен расцвета Моцарта. Вайзардам пришлось начать все сначала. Умертвить свою сущность - музыку. Разъярить мелодию, пробудив в себе пустого, и попытаться протянуть в мире, где к тебе будут испытывать презрение по одной простой причине - ты отличен от других. В тебе есть монстр, именно поэтому и твоя наружность - монстр.
Вторая попытка была так же стремительна, как и первая. Дожидаться пока шинигами уже окоченеет от промерзшей земли и сама завопит о том, чтобы ее подняли и поставили на ноги - Роуз не стал. Лучшим решением для него был мирный разговор, попытка отвлечься и привлечь временно на свою сторону.

- Europa riconosciuta, - Роуз сказал на итальянском языке почти без видимого акцента. Он опустился поближе к девушке и продолжил. - История любви, жестокости, противостояния. Опера пленит своей главной идеей. Прошлое не поменять, а будущее, как не было оно неизменно, зависит от обстоятельств. Поэтому, Рита-сан, я прошу вас успокоиться и собраться. Думаю, мы не случайно встретились.
Вайзард специально выделил последнее предложение. Вопросы: как? почему? Как удалось противостоять этому рядовому той угрозе, которую она описала. Не является ли она ее источником? Ничто не обеспечивало покой и спокойствие, тем более на территории, где Оторибаши считали потенциальным врагом.
- Я вам помогу добраться до Сейретея. Угроза все еще есть, раз вы так боитесь.
Роуз поправил ножны, в которых находилась катана, встряхнул пиджак, и направился в сторону врат. Он сделал уверенный шаг вперед. На смену еще один и потом еще. Он так увлекся идеей спасти испуганного шинигами, что совсем позабыл о ряде предварительных мероприятий, которые должен проделать любой спаситель в обтягивающих трико и плаще супергероя. Речь шла о первичных инстинктах сохранения: забота, спокойствие и безопасность. Успокоить и приголубить девушку Роузу пришлось на ходу - выкручивался как мог. Пять метров герой преодолел, после чего повернулся и вновь сердечно сказал Рите:
- Смелее, - он подозвал девушку к себе. - Я смогу вас защитить, не бойтесь.

+1

12

Волк в овечьей шкуре - это выражение подходило ей как никому другому. Смотря открытым, наивным взглядом в светлые глаза мужчины, Маё чувствовала как входит в раж. Придуманный на ходу, собирательный образ девушки-шинигами впервые попавшей на такое ответственное задание обрастал плотью, характером и своими мыслями. Женщина старательно обкладывала новорожденный костяк мясом мыслей, связывала их нитями социальных норм, растила хрящи больных воспоминаний, строя собственные измышления по схеме чуждой самой себе. Для того чтобы отлично вжиться в чужую шкуру нужно не просто ее примерить. Нужно чтобы эта шкура прилипла к твоей коже, вросла и впиталась в нее, настолько, что отдирать ее пришлось бы с кровью. Собирая по закоулкам своего сознания ошметки личности, что решила бросить вызов Готею ради личной мести, Суу бережно складывала под замок, ключ от которого надежно был спрятан у нее под сердцем, в самом сосредоточении темноты. Она носила его, словно любимое, нарожденное дитя, сворачивая в тугой узел свою ненависть и злобу,  лелея и пестуя ее, чтобы однажды с поворотом ключа в замочной скважине ее шкатулка Пандоры открылась, выпуская наружу хаос.
И сейчас, на светловолосого вайзарда смотрела не капитан Кидо взвода Суу Маё, а Рита Мию - девчонка-новобранец, определенная в Готей лишь месяц назад и получившая сейчас свое первое серьезное задание. Встретить вайзардов и заключить мир - такое восхитительное задание, оно войдет в историю Сообщества Душ, а она будет ей сопричастна. Вырвавшаяся из грязи, и все никак не способная поверить в свое счастье, что наконец-то не одна, что обрела семью и друзей, что стала одним из тех, кем восхищалась чумазой девчонкой, сидя на берегу реки и наблюдая за переправой через реку... Полудетские губы чуть дрогнули, скрытое под темными ресницами зеркало души дрожало, обнажая страхи, упреки, горе и сомнение. Рита не верила вайзарду, она боялась его и была совершенно потеряна и не знала что ей делать дальше. С начальством связи не было, бабочки не доходили, а на Руконгай спускалась ночь... И... Она слишком хорошо знала что может ждать одинокую девушку на этих пустошах. А одинокая  девушка, будучи напугана и растерянна броситься к первому же, кто предложит свою помощь. И выльет на его благодарную голову все накопленное за день в душе.

- Я... я должна была встретить вас со своим отрядом, - разумеется Рита ни слова не поняла из того, о чем говорил ей бывший капитан. Маё где-то внутри попыталась возмутиться тому, что за чушь несет этот идиот, но была заткнула, связана и спрятана обратно в кладовку, ворчать под замком. Девушка грустно наклонила голову, неуклюже поднимаясь на ноги, которые от долгого сидения успели затечь, борясь с бившей ее дрожью. Унижение, чувство того, что тебя раздавят, задание которое не выполнила - это все было слишком знакомо, это были ее собственные страхи, - Нас было два десятка под руководством офицеров. Мы вышли на рассвете... чтобы дойти до заставы к полудню. Но когда мы пришли... застава была пустой, - в синих глазах плеснулся страх, - а потом... - она перевела дыхание, словно вспоминать и говорить ей было трудно, - Потом все началось. Здесь, в окрестной роще. Двое пошли за водой и не вернулись. Мы... мы нашли их одежду в кустах, - старое блюдо, под новым соусом. Нет ничего страшней, чем наступить на болящую и гноящуюся рану. И Вайзарды глубоко ошибаются в том, что сто лет назад только они пострадали, - Высланные на патруль тоже не вернулись, а вайзарды все не появлялись. Мы послали бабочек, но ответа все не было. Меня с Томоё отправили в Сейрейтей сообщить о происходящем, но... - она заплакала снова. Потерять друзей и подругу, заплутать на дороге в Сейрейтей  и нарваться на врага. Что может быть хуже?!

- Н-не... не идите туда, - она остервенело замотала головой и попятилась, после чего бросилась следом за мужчиной и повисла у него на руке, останавливая. Ее зубы стучали, а взгляд был полон ужаса, когда она поворачивала голову в сторону заставы шинигами, мимо которой лежала дорога в Сейрейтей, и которой практически не было видно в сгустившейся тьме, - Это место проклято. Вы тоже умрете.

+2

13

Тяжелая ладонь статного мужчины опустилась на макушку испуганной девушки шинигами. Успокойся. Словно другу Вайзард недолго думая нежно провел рукой по волосам:
- Знаешь, не зря же для встречи с нами послали целый отряд. Думаю, это проклятое место затрясется при виде нас так же, как и ты боишься его сейчас. С тобой пускай и бывший, но все же капитан. Я позабочусь о тебе, - рука Роуза застыла на плече Риты. Промерзлая кожа, страх представить, как замерзла шинигами, находясь всю эту ночь в тринадцатом районе, пребывая в ужасе от своей судьбы и предоставленной только себе. Стучащие зубы были сигналом для вайзарда: он снял свой пиджак.
- Ей нужно побеспокоиться о своем здоровье, - первая мысль Оторибаши, после чего, освободив свою руку, Роуз накинул на спину Риты свой постоянный уже сто лет элемент одежды. Правда, он был на много-много размеров больше, но именно поэтому для своей первоначальной цели служил лучше всех. Вайзард выровнял пиджак по плечам, обошел Риту и привстал на колено перед ней. Он осторожно взял ее тощие ручки, которые, кстати, хорошо бы пригодились не в войне, а в мирной игре на фортепьяно, и сказал:
- Пойдем, бояться нечего. Со мной ты будешь в безопасности и выполнишь свое поручение: доложишь в Сейретей о случившимся.
Роуз ждал от девушки каплю храбрости и смелости. Он давно уже догадался, что видеть в вайзарде врага Рита не перестанет никогда, но со стороны Оторибаши никакого злого умысла не было - он просто хотел помочь. Такая самонадеянность к врагам ни к чему хорошему не приведет, как говорил, и считали почти все отступники, которых Айзен превратил в пустых. Роуз, конечно, не был исключением, но вид испуганной шинигами, которая внешне угрозы никакой не предоставляла, позволил вайзарду на несколько минут стать союзником Готей-13, а именно использовать данную ситуацию во благо. Ситуация, описанная рядовой Ритой, напоминала произошедшее сто лет назад. Особой реакции она не вызвала, лишь закралось сомнение: неужели это повторяется вновь. Но, как известно Роузу, Айзен не должен находиться в Мире Мертвых. В любом случае, повторение прошлой истории вновь выставляет группу вайзардов, которых пригласили в Сейретей для мирных переговоров, в не лучшем свете, а именно снова главной угрозой.
- Если это очередная уловка командования, то они явно перегнули планку. А если план Айзена. Нужно срочно найти остальных и предупредить. Пока рядом со мной эта девушка, на нашей стороне хоть какая-то правда. И если удастся ее довести до командования отряда, то у нас будет страховка, обличающая обвинителей.

Оторибаши смотрел в сторону врат Сейретея. Угрозы не чувствовалось. Но там, по словам рядовой, погиб ее напарник. Нужно смотреть в оба. Угроза может исходить везде - будь на стороже. Еще раз, осмотрев пустую во всех аспектах территорию вокруг, вайзард привстал и легонько, музыкально потянул за собой Риту.
- Смелее, у нас все получится, - заверил он ее.

+1

14

Все было так мило, словно Маё сейчас смотрела постановку какой-то старой-старой, милой-милой драмы, с кудрявым блондином в роли главного героя-любовника и маленькой женщиной, похожей на ребенка. Впрочем, разница в росте наводила на мысли о педофилии, но хуже или похабней от этого ситуация не становилась. Напротив, она была такой, что Суу громко рыдала от умиления, изведя на задворках сознания целую пачку бумажных салфеток.
"Нет, девочка моя, ну не будь ты такой дурой! Он же тебе лапшу на уши вешает!" - дальнейшие слезы лились уже от безысходной жалости к наивной половине представительниц женского пола, которая, увы, преобладала над здравомыслящей. Интересно, какой философ сказал, что когда женщина начинает думать начинается конец Света? Найти бы его и... втянуть в философский диспут, подкрепляя каждый собственный тезис и довод ударом палки.

Пока дух Маё мрачно летал вокруг, Рита чуть покраснела, съежилась и кивнула. Так неуверенно-согласно, с тяжелым вздохом облегчения, словно у нее на плечах до этого, словно у героя греческого эпоса, лежал небесный свод, а она его благополучно спихнула на чужие плечи. Ну да, складывать с себя ответственность - дело приятное.

А пиджак оказался тем временем теплым, нагретым и каким-то душистым. Маё брезгливо сморщила нос, чихнула, и посмотрев с какой благодарностью Рита кутается в предоставленную в качестве грелки галантным кавалером тряпку, тихо уползла поглубже, подальше от этого лучезарного сияния благородной ауры, которое очищало ее демоническую ауру не хуже экзорцизской мантры.
- Вашей бы уверенностью да горы сворачивать, - тихо буркнула тень Маё, прежде чем окончательно испариться, и Рита отвела глаза. Но рук не отобрала, а напротив чуть сжала пальцы, удерживая мужчину рядом с собой. А то не дай Бог броситься разводить бурную деятельность, побежит прямо сейчас в Сейрейтей, по пути наткнется на то, что осталось от чернявого красавчика из второго отряда после ее Кидо... А дальше - крики, разоблачения, тыканье пальцами... "Ах-ха! Это ты! Ты тут самый злой из всех сказочных злодеев!"... Ехидничать и ерничать было не в досуг. Опущенные долу глаза, беззащитность, дрожь - мужчины все в глубине души мнят себя Дон Кихотами, ну или Ланселотами на худой конец. Правда последнее время ей все чаще попадались несоциальные психопаты, но это скорее приятные исключения и предпосылки к тому, что мир меняется в лучшую сторону. Маё ворчать могла еще долго, пока блондинистый красавчик (она была конечно не уверенно, все же ночь стояла на улице, но такие вот просветленные блондины по канону и законам жанра обязательно должны быть красавчиками) закончил свою гениальную речь. Маё восхищенно зааплодировала, Рита вспомнила, что рядом все еще неизвестное природе существо, которое по определению является врагом. Нервно кусая губы, она сосредоточенно думала, хмурила бровки, но уже не дрожала. Видимо согревшись.
- Я могу вам верить, правда? - вышло очень решительно и не менее мило, чем у ее "спасителя-добродетеля". Девушка подняла свои красивые, блестящие глаза и уверенно, хоть голос все равно продолжал дрожать, так и не разжав пальцев, она встала следом. Упрямо вздернутый подбородок - она шинигами Готея-13, ее поведение было недостойно. На бледном лице проступила совсем не женская решимость, - Даже если нет, я поверю вам. Я состою в Готее-13, и я должна выполнить свой долг. Любой ценой. Я отведу вас в Сейрейтей.

+3

15

----------> Лес вблизи первого района

Они передвигались очень быстро. Настолько насколько это  вообще было возможно для седьмого офицера. Останавливались всего пару раз рядом с водоемами, случайно оказавшимися на пути. Зачем было устраивать такую скачку после относительного затишья? Объяснения у Хэйджин не было. Просто интуиция и ощущение вот-вот кажущей свой нос из воды загадки.
"Все концы ведут туда - в тринадцатый район Руконгайя, где были обнаружены погибшие парламентеры. Поисковые патрули ничего не нашли, но они были заняты не поиском ответов, а вайзардами, вдруг неожиданно обнаружившими себя в первом районе. Расследование тут же приостановили. Ещё бы! Попробуй охранять группу из медиков и ученых, занятых исследованиями в обстановке, когда вот-вот может нагрянуть враг, превышающий по силе весь твой маленький отрядец. Да сюда бы всех капитанов Готея пришлось бы тащить! Если предположить, что всё это не случайность, а чётко организованный план, то шинигами намеренно подальше уводят от тринадцатого района. Похоже, Тенсо об этом догадался. Жаль только что не успел ничего сообщить..." - ощущение потери терялось в скорости шинпо-шагов. Пейзаж сменялся, время безвозвратно уходило, а думать о чём-то постороннем было просто-напросто некогда.
"Возможно, я зря взяла её с собой", - с некоторым запоздание поймала себя на мысли лейтенант уже приближаясь к тринадцатому району. Что бы ни убило Тенсо, оно должно быть достаточно сильным, чтобы справиться с его замом, но Хэйджин взяла её с собой не для сражения. В отличие от Кеджина, она не считала правильным идти туда, откуда можно не вернуться, одной. Каждая их жизнь должна была быть потеряна с пользой. Так невелика беда погибнуть, но бессмысленно погибнуть - страшно.
"Где-то здесь", - остановилась Хэйджин и дала знак сделать тоже самое Иши. Ориентировка - пустые цифры, - были у неё с собой. Определенный квадрат тринадцатого района Руконгайя - леса, на одной из полян которых должны были состояться переговоры, усилившие Готей-13. Однако не случились. Кто-то им помешал. Был ли он приспешником Айзена, недовольным вайзардом или шинигами - его нужно было найти.
Хэйджин напрямую прошла к метке, оставленной шинигами, нашедшими Тенсо. Она думала, что здесь будут какие-то очевидные следы борьбы - развороченная земля, поваленные деревья, примятая трава, но не тут-то было. Птицы воспевали рассвет, утренняя морось утяжеляла шаровары, а куча недругов не спешила наваливаться всем скопом. "И на том спасибо. Живописное место он себе выбрал для того, чтобы погибнуть", - отметила Хэйджин, осторожно осматриваясь. Следы были, но это были следы всего двух человек - Тенсо и того, кто его убил. Короткое расстояние, судя по всему он даже не вытащил занпакто. "Бред".
- Иши, - тихо подозвала к себе девушку Хэйджин. - Что ты видишь?

+3

16

- Так будет намного проще, - пробурчал перед собой Оторибаши, первый потянув за собой девушку в направлении Сейретея. - Шинигами она или нет, но помочь я ей должен. Хотя, не помню на своем веку, чтобы кто-то так пугался, пройдя курс обучения в Академии. Ведь даже мне привили чувство ответственности, долга и беспрекословного выполнения приказов. Совсем испортился Готей.
Не ощущая веса своего теплого пиджака, только что пришедший к выводу о состоянии корпуса шинигами Роуз почувствовал на себе порывы прохладного ночного ветерка. Дрожь пробежала по спине вслед за ветром, поддувавшим рубашку. Вайзард всем могучим телом потянулся на ходу, все еще чувствуя крепко сжатые пальцы Риты на своей руке. Это его несколько смущало, ведь Оторибаши привык бродить "звуками флейты": на своей волне, отдельно от других. Сейчас как никогда хотелось подумать, и бывшего капитана серьезно раздражала повисшая на руке девушка.
В этой паре не было гармонии. Словно спрятанный внутри превосходного фортепиано гнусный и дурно звучащий барабан. Все представления Роуза шли в разрез с его установками: только бы найти накама. Единственное забавное он в этом нашел: за минуту молчаливого и неторопливого движения к первому району Руконгайя Роуз успел вспомнить всех героев манги, которые хоть раз за всю историю комикса находились в подобных ситуациях. Память у Оторибаши была неплохая, но все равно наступил момент, когда очень хотелось вспомнить, кто же из героев смог избавиться от напуганной и приставучей напарницы, выполнив свое задание: спасти мир. Задора прибавляло воспоминание о комичности момента на страницах рисованной книги. Лизы рядом не было, и в голову пришла единственная мысль: Роуз осторожно посмотрел, повернувшись боком на Риту. Попытавшись заглянуть в глаза, он понял, что если спросит, то попадет в еще большую бездну уныния, чем сейчас. Раздражение, вызванное сем фактом, заставило более внимательно смотреть под ноги, печальным взглядом.
Понимая, что перед вайзардом, важный источник информации о потерянных друзьях, Оторибаши поспешил воспользоваться случаем, когда и момент был подходящим, и девушка была благосклонна к блондинистой фигуре:
- Рита-сан, - бывший капитан третьего отряда осторожно стряхнул назад упавшие на лоб волосы свободной рукой. - Вы что-то слышали о других, таких как я, вайзардов? Ты отведешь меня в Сейретей, но мне будет плохо, если я не буду знать, что случилось с моими друзьями, - слабый ля-минор. Попытка поиграть на чувствах испуганной девушки. Все же сейчас она, по-мнению Роуза, была ближе всех и во многом зависела от высокого блондина.

+2

17

ооф: мои извинения за задержку - невыносимо мало времени в реальности.

Вообще, обделенные внимание женщины становятся на редкость склочными, зловредными и обиженными на весь мир. Маё же, стоило ее светловолосому кавалеру перенести свое пристальное и очень неуютное внимание с ее блеклой персоны на нечто более возвышенное и важное (во всяком случае, все мужчины полагают свои мысли именно такими), чуть не вздохнула с облегчением. Дух Маё, до этого старательно прятавшийся по углам, вдали от пафосно-проникновенного сияния двух душ, что прониклись идеей спасения, если не всего человечества, то по крайней мере какой-то его кучки, и сейчас шли нести великую справедливость в поисках истины, радостно воспарил ввысь, со злобным клекотом опутывая шею мужчины незримым хвостом черной ауры. Смех, словно из самых глубин Ада, вторил этому. Увы, столь демоническое и восхитительное явление было незримо глазу, и существовало разве что в чьем-то больном воображении.

Скосив недобрый синий глаз в сторону вайзарда, Маё в окружении своих демонов устроила экстренное совещание. Темой его было  "как так уложить блондинчика в обморок, чтобы при этом не сильно попортить ему шкурку". А точнее душу. Кидо, что она пользовала было эффективным, но… слишком эффективным, а красава с манерами галантного кавалера была нужна ей живой, здоровой, адекватной, и желательно ничего не помнящей ни о ней, ни о их встречи. Раздражала еще необходимость строить из себя полную дуру. Рита возмущенно заголосила что она не дура, и тут же было задавлена легким движение брови обратно, дожидаться своего второго пришествия. Да еще и этот блондин… оказался подозрительным как сам черт! И, словно почувствовав что-то, постоянно на нее смотрел! Маё старательно делала вид, словно не замечает этого, но становилось все опасней. Тем более... она чувствовала, что идиллия с овечьей шкурой и волчьими зубами трещит по швам, а значит ей скоро придет конец. Пора было заканчивать. Тонкие губы расплылись в хищной улыбке, обнажая мелкие и острые зубы.

- Нам много не рассказали, - она пожала плечами вполне искренне. Говори правду и она окупится. А то что Сообщество Душ не распространяется о своих ошибках и секретах - это практически прописная истина для тех, кто в этой системе имеет хоть какое-то отношение к власти, - Ни имен, ни внешности. Только сколько вас будет и где вы появитесь. Цели переговоров мы тоже не знали - наша задача была сопровождение, - она вздрогнула и чихнула, с неудовольствием подмечая, что все же целая ночь в холоде и сырости не идет на пользу никому, - А потом... потом произошло это... Я признаться даже не знаю сколько прошло времени с того момента, как все началось, - Рита чуть виновато улыбнулась вместо нее, она была хорошей девочкой и действительно хотела помочь, и выполнить свой долг. Ей и правда было страшно, но она верила в Сообщество Душ, как это не печально. Маё было противно. От того, что она сама когда-то была такой же, - Неважный из меня информатор, правда? Может быть в Сообществе знают? И возможно, - тут голос зазвенел непрошенной надеждой. Опасно верить в свои мечты, это вводит в заблуждение, - я не одна выжила? Возможно, кто-то смог прорваться в Сейрейтей? Пойдемте скорее, если так, то нужно поспешить! - она быстрым шагом вырвалась вперед мужчины, продолжая сжимать его руку, буквально утягивая его за собой, в ту сторону, где растянула свои паучьи сети Кидо-ловушка. Любите же вы рисковать девушка... Ох, любите... Ведь один неосторожный шаг и сами попадетесь. Но схема сложилась. Вариант первый - он попадется в Кидо, что сотрет из памяти последние несколько часов и отбросит в пространстве на несколько районов ближе к Сейрейтею, второй вариант - он не попадется в Кидо, и тогда она применит Путь Связывания, а потом Печать. Так же как на чернявом красавце с вышивкой второго отряда на косодэ. Бедный мальчик, когда весь мир в его расширившихся от удивления глазах заполнил сияющий синий свет, он так и не понял, что же произошло. И так и не узнал, что его убило….

+4

18

Лес вблизи первого района ---------->

- Ксо... Не могу... Не могу ее догнать... Не могу! - и так всю жизнь, слишком короткую по меркам шинигами и продолжительную по человеческим жизнь она постоянно за кем-то гналась. За мальчишками во дворе, за спасшей ей жизнь шинигами, за товарищами в академии, за старшими по званию, за капитаном, за наставником... Вначале, ей удавалось перегонять соперников и оказываться первой в гонке, даже если оппоненты не воспринимали состязание всерьез, но после поступления, когда хрупкие плечи скрыла темная ткань формы, темнокожая девочка все чаще видела лишь спины. Только спины тех, за кем она гналась из последних сил, но не могла даже приблизиться, не то, чтобы выйти на один уровень.
И сейчас, в течении нескольких часов, блондинка более чем убедилась, насколько рознятся их с фукутайчо уровни мерцающих шагов. И дело даже было не в скорости или проходимом расстоянии, которые у седьмого офицера были явно ниже, не прошло и часа, как янтарноглазая начала заметно быстро выдыхаться, во время коротких передышек до отказа наполняя фляги водой, осознавая, что не спала уже более двадцати четырех часов и почти столько же не ела. Однако такие мелочи, по меркам Иши, не могли послужить оправданием ее скорости.
- Я просто не могу дотянуться... Даже до нее... - когда девушки, наконец прибыли к назначенному месту, шиноби не смогла удержаться от соблазна и устало упала на колени прямо на траву, стараясь отдышаться:
- Прошу мена простить, Хейджин-фукутайчо... - по полоске смуглого лица, не прикрытого маской , уже давно проступили мелкие бисерины пота, собравшиеся в капельки и стекающие вниз, впитываясь в темную ткань. Наконец восстановив дыхание, блондинка встала на ноги и, повинуясь приказу приступила к изучению места. Опустившись на корточки, она некоторое время смотрела на следы, затем аккуратно ощупала большую часть из них подушечками пальцев. Под конец юная ищейка подошла к месту на земле, неподалеку от следов, где была не настолько глубокое, как остальные, но большее по размерам углубление:
- Насколько я понимаю, это и есть место смерти Командира Взвода Задержания... - ранее лишь шарившая о земле фалангами пальцев, рука опустилась на почву всей ладонью и провела по ней с такой нежностью, с какой влюбленная гладит волосы любимого, - Покойся с миром... Даже если я слабая... Даже если я буду ранена... Даже если лишусь конечностей... Мне хватит сил, чтобы перегрызть глотку той сволочи, что сделала это с тобой одними лишь зубами... Клянусь!
- Судя по следам, здесь было двое: Тенсо и его убийца. Одна пара следов больше другой и на земле оставлены характерные узоры от волокон варадзи. Вторая же пара меньше и по подошвам довольно сложно определить, какую обувь носил убийца. Следовательно, можно предположить, что убивший был меньше и легче его, но не это меня удивляет - великие воины маленького роста у нас не редкость, вспомнить хоть дзюичибантай фукутайчо- совсем не видно следов хоть какой-то борьбы, даже отпечатки стоп расположены так, словно двое старых друзей вышли на пешую прогулку... Скорее всего он был знаком со своим палачом или по крайней мере посчитал его безопасным. Все-таки не стоило забирать отсюда тело, по его положению можно было бы определить, с какой стороны пришла смерть, но судя по отсутствию следов крови и следов убийцы поблизости, осмелюсь предположить, что это была быстрая атака с недалекого расстояния. Далее, следы прерываются, вне всякого сомнения, он скрылся при помощи шинпо... - закончив поглаживать прохладную землю, куноичи резко встала и повернула голову на восток, где уже порядочно ярко светило солнце:
- И он может быть еще где-то поблизости! Вы тоже почувствовали это, фукутайчо? - два огонька духовной силы, не столь близко и не столь далеко от девушек. Оба, похоже пытались скрыть свое присутствие, однако прятать рейацу полностью обучаются лишь бойцы второго отряда, а пытаясь скрыться, парочка лишь выдала то, что обладает огромной силой.
- Каковы будут приказания?

+4

19

Хэйджин одобряюще улыбнулась - девушка старалась, очень старалась, и это стоило того, чтобы одобрить. Не каждый сможет справиться с собой, чтобы гнаться за лейтенантом, не каждый сможет справиться с собой, чтобы вести расследование убийства близкого человека. Никто бы не одобрил вмешивание личных интересов, но Хэй видела в этом смысл - никто так тщательно не будет искать, как потерпевший утрату. Это она успела выучить на своём опыте. Работа - добровольное рабство, в которое Ко себя запрягла - была её единственным спасением раньше. Было бы хорошо, если Иши нашла другое спасение, но пока ей не нужно сидеть без дела.
- Всё в порядке, Иши, - произнесла она тихо, буквально одними губами - нарушать идиллию певчих птиц было не только кощунственно, но и категорически неправильно. Убийца мог вернуться. Они всегда возвращались. - Да, здесь его убили, - в тихом голосе девушки послышались стальные нотки. Она намеренно слегка исказила формулировку, вплетая в неё своё личное отношение. Ей нужен был катарсис, освобождение, и единственный способ его достичь - уничтожить нарушителя порядка её жизни.
- Да, всё было так. Он пришёл в тринадцатый район, потому что понял, что источник проблем тут. Скорее всего, он зашёл дальше, куда-нибудь ближе к месту убийству парламентеров, а сюда пришёл позже и не один. Тенсо кого-то встретил, этот кто-то привел сюда и убил. - "Но почему именно сюда?!" - девушка покрутила головой, но не нашла ничего подозрительно, хотя все её инстинкты настороженно вопили об опасности. - Будь внимательна и осторожна. Сомневаюсь, что его привели сюда просто так, - шинигами (а судя по следам - это был шинигами), который говорил с Кеджином перед смерти был, судя по следам, или женщиной или ребенком. "Надо будет сделать его слепок", - подумала лейтенант и обернулась в сторону приближающейся едва ощутимой рейяцу. - "Но позже".
- Мы спрячемся. И подождём, - лейтенант дала знак вести себя тише, посмотрела в сторону, с которой приближалась рейреку и оглядела полянку. Да, было видно, что здесь были шинигами. Но эти же следы были раннее - тело Тенсо обнаружил отряд, занятый поисками вайзардами, - вряд ли они вызовут лишнее подозрение. - Иши, - очень серьезно произнесла девушка, ловя взглядом глаза девушки, - есть вероятность того, что сюда идёт враг. Твоя задача наблюдать. В случае если силы противника будут превосходить мои, не вздумай лезть в бой. Беги в Сейрейтей со всех ног. Ты должна донести до них информацию. Ясно? - лейтенант говорила прописные истины то, что по её мнению даже не нуждалось в озвучивании, но, учитывая обстоятельства, лишний раз повториться не мешало.
Дождавшись утвердительного ответа, Хэйджин кивнула и переместилась с поляны на заранее выбранную стратегическую точку - высокое дерево, густая листва которого начисто скрывала её темную фигурку. Кроме этого ничего более не обозначало присутствие шиноби - своё рейяцу она спрятала давно. Правая рука девушки легла на рукоять занпакто, но этот жест был больше для самоуспокоения, чем признаком угрозы. Хэй готовилась ждать.

+4

20

В лесу тишина, слышно как падает последний листок. И звук при его падении очень сильно коробит внутри, потому что касание о поверхность земли при таком покое вызвало хлопок невероятных масштабов. Конечно, это относилось только к воображению Роуза, но и для большинства подкованных следопытов провисшая тишина была бы свидетельством угрозы. Правда, вайзард понимал ее по-своему: как приятное мгновение единения звуков и мелодий. Возникающая в голове комбинация завораживала, так же как и искренние слова Риты, которым на уровне интуиции не доверял Оторибаши.
Информация, пришедшая от растерянной и запуганной случившимся ранее девушки, никак не облегчила поиски накама беловолосого мужчины. Закончив вопросами, она очень резво оживилась. Роуз сразу же это заметил и посмотрел на этот огонек скептически: он так же бы рванул вперед, если бы не заинтересовавшая ранее тишина. Он еще раз прислушался к ней. Топот девушки и не свойственная Оторибаши наивность в мышлении, что, конечно, казалось только вайзарду, разрушили фантазию и вернули в реальность - очень спешную реальность. Рита потянула Роуза за собой, он резко попятился, утянув ее обратно к себе:
- Впереди может быть опасно. Не попадайся на эту же уловку во второй раз, - Оторибаши посмотрел еще раз девушке в глаза, ведь удерживал ее крепко за плечи прямо перед собой. Он говорил искренне. - Понимаешь, Рита-сан, угроза, которая снизошла на вашу группу, все еще может укрываться в этих местах. Нам нужно быть начеку. Согласна?
Роуз отпустил ее и потрепал ее волосы, как обычно успокаивают маленького ребенка. Да, что тут иронизировать, вайзард в нынешнем положении и был поход на папочку. Нужно успокоить, накормить, защитить. Сколько мороки для творца. Это уже начинало утомлять, но целеустремленность и энтузиазм в выбранном занятии иногда поражал и самого Оторибаши. Его тонкие пальцы скользнули по руке Риты и аккуратно сжали ее ручку. Он сделал первый шаг, намного спокойнее, чем выбранный девушкой темп.
- Нам незачем спешить. Это нам только навредит, - вайзард вновь посмотрел на нее очень мило и улыбнулся в дополнение. - Если кто-то и выжил, то скорее всего, они хотят, чтобы ты добралась без происшествий. Я тоже этого хочу. Зачем спешить, ответь мне?

В последнем вопросе были выражены почти все сомнения и, на мгновение, он вообще перестал верить в страх девушки, который она демонстрировала ранее. Это совсем не законченная лирика. Где кульминация? Где эпилог? Это не возмущает. Но как можно так портить все представление творца!? Обидно. Не имея никаких подозрений, он молчаливо дожидался ответа, оставив на лице милую улыбку: Роуз невыносимо страдал по друзьям и думал только о них, скрывать это волнение он не научился.

0


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » 13 район Руконгайя