Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Адские врата


Адские врата

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

Тем временем шинигами, замеченный Терсеро, оттолкнулся от дерева, рядом с которым стоял и двинулся в её сторону. Контакта с ним было не избежать - он направлялся прямо к ней, единственной(в поле его зрения) живой душе. Пока он приближался, у Тиа было время, чтобы узнать его. Совпадение это или нет, но человек, представившийся Хару, был четвёртым участником короткого столкновения Эспада и шинигами во главе с девушкой-капитаном. Сказанное им заставило Халлибел напрячься - он не стал изображать из себя обычного человека и исподтишка выяснять, что это одинокая девушка забыла в таком месте в столь ранний час. Он задал прямой и недвусмысленный вопрос, безо всяких хождений вокруг да около. Впрочем, и без особого наезда..
"Плохо..." - направляясь сюда, Тиа не могла предугадать, кого она встретит возле Врат. Противник был твёрд и уверен в себе и - что самое главное, намерен идти напролом. Девушка чуть прищурилась, оценивая шинигами. В своём нынешнем положении она не может оказать ему должного сопротивления. Впрочем, как и убежать от него. Об этом явственно говорило развитое тело и спокойный взгляд. Можно было бы снова притвориться обычным человеком, пусть и обладающим сверх-способностями, каким она и предстала перед шинигами прошедшей ночью. Однако сам факт того, что она сейчас находится здесь, компрометировал её. Нормальный человек просто не сунулся бы сюда после произошедшего. Да и шинигами бы уже вряд ли поверил этой уловке.
Была и другая трудность - обострённое восприятие Терсеро уловило рейацу Ичимару-сама и Кварты. Они были где-то рядом со Вратами и их присутствие ощущалось так же приглушенно, как и духовная сила шинигами. Скорее всего, он бы заметил их, если не появление Халлибел.
"Похоже, на момент "взрыва" они находились прямо рядом с Вратами. А значит, испытали на себе в разы большее воздействие, чем все остальные. И так же заперты в своих ненадёжных временных телах. Нельзя позволить, чтобы шинигами заметили их..."
Тем временем мужчина достал из-за пояса нож, видимо надеясь таким образом ускорить ответ собеседницы. Продолжать играть в кошки-мышки Тиа не могла. В данный момент для успеха экспедиции и безопасности Ичимару-сама нужно было отвлечь внимание разведчика. Эспада не знала точно, что произойдёт, если мужчине придёт в голову устранить свою добычу. Она не боялась смерти, хотя и не хотела бы погибнуть без пользы делу.
- Я одна здесь. - медленно проговорила Терсеро, отступая на шаг назад. - Откуда тебе знать, что в моих интересах?
Взгляд Эспады скользнул от руки с ножом вверх и остановился на лице шинигами. Она внимательно взглянула ему в глаза, пытаясь прочесть его намерения.
- Мне известно об этом вряд ли больше, чем тебе. - здесь Терсеро говорила правду - она не так много знала об Адских Вратах и их сущности и их важности для Владыки. Именно с целью узнать побольше она оказалась здесь.
И именно ради этой цели она всеми силами отвлекала шинигами на себя.

+1

22

- Ярэ, ярэ, - мужчина возмущено стал махать руками, - Непорядок.
Его сильно задевала неразговорчивость девушки, которая на довольно вежливое приветствие так и не представилась. Куроно очень нагло посмотрел в ее глаза и спросил резко:
- А имя то у тебя есть? - поинтересовался и вновь занял оборонительную позу, слушая отвлеченно свою собеседницу и осматриваясь по сторонам в поисках врагов. Подозрений особых в размышлениях гунданчо не было, так как ничто не предвещало видимой угрозы, да и замечена была эта девушка в прошлый раз в одиночестве. Но, отсутствие прямого ответа на вопрос одна ли она здесь - да, да, Куроно просто его пропустил мимо ушей и переспросил. Это не была гениальная игра сыщика или что-то богоподобное, по своей же глупости он уточнил еще раз важное для него, забыв о разуме:
- Я не верю, что рядом с Адскими вратами ты одна бродишь, я бы такую, кими, не оставил в столь страшном месте в одиночестве, - акценты были сделаны, пускай и не осмысленно. Хару лишь изредка в данном диалоге вспоминал о методах допроса и выуживания информации при разговоре с врагом, за которого вполне могла сойти симпатичная девушка. Рука, в которой находился метательный нож, ушла за спину, и через секунду, в кору соседнего дерева впился опасный снаряд. - Но для начала наших доверительных отношений, кими, ты должна рассказать мне, откуда ты и кто тебя сюда послал. Ты не похожа на рядового шинигами. Надеюсь, лжи и уловок больше не будет. Мы все понимаем, что заперты в искусственных телах, или бы были мертвы. Я думаю, что нужно решить главную проблему, а уже потом рассматривать личные, согласна?
Осмысление выводов и утверждений, собранных в доказательстве четвертого офицера пришли очень поздно и шокировали его: "Что я только наплел?" Действительно, оснований так полагать не было, но это было также отличным способом выведать информацию из девушки по поводу особенностей открытия врат, и как это сказалось на ней. Снова бессознательно, случайно и глупо, заставляя мужчину стесняться и нервничать.
- Ты молодец, был бы лучшим сыщиком, - словно издевка, Хару ранили его же размышления о бесполезности и отсутствия умения анализировать что-то глубокое и многослойное. Но это и избавляло его от многих лишних действий, присущим таким существам: задумчивость, обдумывание, планирование. Может быть, сокращение времени в озвучивании новых версий и могло оказать воздействие на девушку и разговорить ее, как и не мог себе представить Куроно.

В ином бы случае, он сразу же атаковал. Узнать правду, которая творилась в этом месте и привела иные души, кроме шинигами, была первостепенной задачей, которую не мог не выполнить гунданчо. Казалось, что в его руках, а точнее голове, как главном оружие, был ключ к разгадке тайн, столь необходимых командованию. Конечно, это, скорее всего, окажется глупой фантазией, но настрой от этого возрос в нужном для профессиональной хватки направлении: Хару внимательно слушал милую девушку и старался оперативно задавать контрвопросы, бравируя ее внимание и сосредоточенность настойчивостью.

0

23

Собеседник внезапно оживился. Халлибел сделала шаг назад, не из страха, скорее соблюдая дистанцию, достаточную, чтобы хотя бы увернуться от оружия. Оставаясь на месте, она рисковала получить несколько сантиметров стали в качестве временной части тела.
- Пожалуйста, уберите оружие. - - проговорила она. Не смотря на то, что ей "повезло" встретиться именно с тем шинигами, которого она встретила в самом начале своей вылазки, она не была намерена сразу вот так срывать маски. Впрочем, если ей всё же не удастся сохранить своё инкогнито, своё положение среди подчинённых Ками оа была намерена скрывать до конца. Правда о ней вызовет немалые волнения среди шинигами и, что греха таить, немалую радость, если она окажется у врага в плену.
Обрушившийся на неё поток слов заставил вскинуть брови - вместо того, чтобы самому тянуть из жертвы информацию, шинигами практически завалил её догадками. Впрочем, оружие он убрал, что в нынешней ситуации было скорее плюсом.
- Так значит это называется Адские Врата?... - выдохнула Эспада и повернула голову в сторону явления. Гигантские створки висели меж землёй и небом, нарушая все законы природы. Впрочем, эти законы были придуманы людьми.. чтобы хоть как-то обьяснить мир вокруг них. И, что ни говори, они работали, эти законы. Но если для Халлибел они существовали, но она была способна их преодолеть самим фактом своего существования, то для Врат их не было вовсе. Они были вне этих законов. Они сами были законом.
Пожалуй, если бы обычному человеку довелось их узреть, он бы потерял рассудок. Даже на Терсеро они оказывали немалое впечатление. Поэтому Халлибел среагировала согласно своему нынешнему облику. Её дыхание сбилось, а глаза расширились... С трудом оторвавшись от жуткого, но завораживающего зрелища, она подняла взгляд на шинигами и прижала руку к груди.
- Меня зовут Тиа.. - едва слышно сказала она. Шинигами не имели никакой информации о её существовании, а добраться до Сексты, который находился где-то в школе, нужно было успеть. Так что имя она произнесла без опаски, что оно что-то скажет разговорчивому шинигами. Её внешность мало походила на внешность японцев, так что вывод о тм, что она может быть иностранкой, напрашивался сам собой.

+1

24

Территория школы --->

«Где же ты, где, солнышко алое… Трам-пам-пам…»
Молча, про себя мурлыкая песенку, Кедзи шел… А собственно, никуда он не шел конкретно, ноги сами несли парня вперед. Даже в голове гулял какой-то холодный ветер, будто веником мгновенно выметая из пустой черепной коробки любые появившиеся там мыслишки. Такое, не самое плохо состояние, на самом деле, но сейчас оно, все-таки, ни к чему. Вздох.
Маэду будто бы тянуло вперед, как будто бы на шею набросили невидимый аркан, и с силой тянули, тянули, тянули, заставляя с неспешного ковыляния, перейти на бег, не обращая внимания на усилившуюся боль в боку, и лодыжке. Петля затягивалась, дышать становилось все тяжелей, а боль уже уютно устроилась в роли актера первого плана, обращая все внимание «зрителя» на себя. Судя по самочувствию, цель японца близка.
И в самом деле, тяжело дыша, молодой человек отрывает взгляд от земли, и своих перемещающихся в пространстве ног, и направляет вперед, намертво прилипая к ЭТОМУ. Зрелище, конечно, шокировало, да еще как, висящие в воздухе огромные створки, украшенные далеко не самым приятным антуражем.
«Ксо… Лучше бы это были радужные пони…»
Появившаяся на губах улыбка была кривой, и болезненной. Ноги подкосились, и парню пришлось мертвой хваткой вцепиться в растущее рядом дерево, закрыть глаза, и прижаться лбом к шершавому стволу, пережидая дурноту. Скрипнул зубами. Кейдзи было так тоскливо, так больно где-то глубоко в груди, что хотелось выть, выть скорбно, пронзительно.
«Аррр, да что же это такое!»
Рассердившись, ударил кулаком по стволу, и охнул, схватившись за бок. Видимо, упал парнишка неудачно, либо сильный ушиб, либо перелом ребра. Ни то, ни то радужных, в общем-то, перспектив не сулило, но прислушавшись к себе, отметил, что беспросветная тоска, нет, не исчезла, но отступила. Вполне приемлемо, что бы ни разбить себе голову об ближайший угол.
Глубоко вздохнув, Кей уверенно отстранился от дерева, и направился ближе к вратам, удавка то никуда не делась. Мелькнула мысль, что сейчас, наверное, видок у Маэды хорош. Бледный, с ходящей туда-сюда челюстью, стучащие зубки, стало быть. Шагая уже уверенно, парень чуть щурит глаза, стараясь разглядеть две фигуры, находящиеся в этом, не иначе, как проклятом месте, к тому же, совершенно пустынном. То-то все здравомыслящие люди убрались куда подальше отсюда. Скривился.
«Да, разумные люди, а чего мне-то все неймется… Оу. О!»
Узнав среди двух находящихся здесь «неразумных», узнал ту самую незнакомку с крыши. Переведя взгляд на второго, довольно таки крупного мужчину, нахмурился. Что-то пробормотав себе под нос, фыркнул, и прибавил шагу.
- Эхей! Вот ты где. – дойдя до своей цели, как бы ненавязчиво вклинился между девушкой и мужчиной, повернулся к ней – Убежала, и даже не попрощалась. Впрочем, это моя вина, признаю. – покосившись на находящиеся совсем уже близко Врата, нервно дернул глазом – Как твоя рука кстати? Так с ней и не успел ничего сделать. – пригладив взъерошенные волосы, повернулся к мужчине – А, здравствуйте. А чего это вы тут делайте? – уже обращаясь к незнакомке – Все в порядке?
Расставив ноги, завел руки за спину, принял как можно более милый вид. Правда, чуть нервно не расхохотался, представив себя в таком, скажем прямо, не самом чудесном состоянии, и с такой мордашкой.

+3

25

- Эх, кими, как же я с тобой намучился, - Куроно очень искренне произнес это замечание. Тяжелая судьба его собеседницы, душевные переживания, проблемы, злые умыслы - никак не влияли на обычную потребность военного выудить не столько тактически цельную информацию, сколько просто наладить контакт. Имя, ранг и номер: казалось, невозможно было выпытать из красивой девушки. Собственно, пускай, ее причастность и не была никак доказана логически, Хару прекрасно понимал, возможно, условия ему диктовала интуиция: что со стоящим напротив человеком он еще не раз успеет встретиться, а уж кто тогда кого прижмет к стене, и будет диктовать свои условия - далеко не решенный вопрос. Шинигами попытался хоть как-то разбудить в девушке более открытую реакцию, нежели получил, путем обычного доверительного обращения:
- Угрозы, угрозами, но я не смогу себе позволить то, что сделала с тобой мой сослуживец тогда у школы, - хороший тогда был бросок, но Куроно отвлекся от темы. - Какую бы сторону ты не занимала, твое упорство заставляет меня, тебя уважать, как ни странно. Вряд ли бы и я поведал все врагу. Даже могу предположить, что в другой ситуации ты бы давно размазала меня и сочла мои речи глупыми попытками разведчика хоть как-то вернуться не с пустыми руками. Но ты мне интересна, и я не хочу заниматься тем, что тебе не нравится, в любом случае, ты знаешь, что я готов оказать тебе помощь и твоим товарищам, потому что сейчас невозможно предсказать какая опасность ждет нас впереди.
Разговоры о товарищах и взаимопомощи были бы великолепным тактическим приемом выудить информацию о том, одна ли противник сейчас на данной локации, но из уст четвертого офицера это было всего лишь дружелюбными словами. Куроно широко улыбнулся, услышав имя девушки.
- Ну, наконец-то, - даже в такой ситуации можно немного воодушевиться: и иголка в стоге сена пригодится. Но не с практической стороны оценивал свое достижение Хару. Ему было просто приятно увидеть личность, а не наполненную солдатом оболочку, что стало обыденностью в рядах оперативников Готей-13. - Очень приятно, Тиа-сан.

Он аккуратно поклонился и, на секунду могло показаться, что мужчина уже не представлял никакой опасности для своей собеседницы. Хотя, это могло стать как приятным фактом, так и роковой ошибкой. Краем глаза Куроно также заметил направляющегося к ним юношу двадцати лет, который, по предположениям шинигами, был знаком с Тией.
- Ах, да, надеюсь, нам удастся еще поговорить наедине, - Хару указал головой на человека, который был в паре шагов, - Вероятно, ваш друг нам помешает. И это еще одна из возможностей улизнуть от меня, но я, думаю, вы уделите внимание и мне.
Не дожидаясь приближения гостя, Куроно повернул корпус в сторону, чтобы наблюдать за юношей и не оставлять открытой спину для нападения. Подобно врожденным инстинктам, он предчувствовал опасность и всегда старался ее избегать, если это могло помешать выполняемому заданию. И в этот раз, гунданчо улавливал незначительные детали, которые помогли сделать пару выводов: взгляд на врата в паузе между обращением говорил о том, что этот человек может оказаться как сообщником девушки, так и просто душой, способной чувствовать духовную энергию. Внимание этому было уделено не так много, как сообщению о ранении девушки, раскрывшее любые версии о том, что Тиа это человек. Вероятно, она использует гикай, раз не чувствует боли и не демонстрирует ее: плохой актер Бродвея? В любом случае подобравшийся к ним человек был тоже не в "форме", поэтому Куроно не упустил возможности высказать свое мнение об излишней заботе и надоедливости собеседника перед ним:
- Парень, ты бы о себе сперва позаботился, выглядишь не очень, - дождавшись своего вопроса, рослый мужчина поправил юношу, ответив вопросом на вопрос, - Чем могут еще заниматься мужчина и девушка, будучи наедине на пустынной улице, как считаешь?

- Большего уже не добиться, хотя, если учесть полученные данные, этого мне сполна хватит для доклада, - посчитал Хару. - Следов адских псов нет, а с появлением человека разговор об этом может затянуться. Не стоит дожидаться, необходимо в скорое время сообщить командованию.
Несмотря на порцию едких замечаний, шинигами все также дружелюбно наблюдал за драмой, развиваемой между человеком и Тией. Может сейчас она станет более разговорчивой?

+1

26

- О каких доверительных отношениях может идти речь, если вы угрожаете мне оружием? - продолжила Халлибел, не сводя цепкого взгляда с рослого шинигами. Силён, ловок, уверен в себе. Прекрасно осознает своё физическое преимущество, которое, в данный момент достаточно велико, чтобы пытаться его проверить. Терсеро слышала о бойцах из отряда той девушки-шинигами от Владыки - превосходные бойцы, гораздо более полагавшиеся на силу своего тела, чем силу меча. С таким если и сражаться, то только используя эффект неожиданности. И быстро, очень быстро атаковать. Скорости Тиа было не занимать, но не в данной ситуации и не в данном состоянии. Жаль, не было времени больше освоиться с гигаем. Предел возможностей его полностью неизвестен, а значит, любой риск неприемлем. Остается только выжидать и анализировать. Анализировать и выжидать.
Края сознания коснулось чьё-то присутствие - кто-то приближался к ним. Третья прислушалась повнимательнее -расплатой стал усилившийся Зов от Врат, однако она вычленила приглушенное влияние чужой рейацу и узнала его.
"Не может быть... он догнал меня. Среди тысячи мест в городе он пришёл именно сюда. Как?..." - Тиа подняла руку к виску - Зов Врат никак не желал покинуть её голову. - "Это Они. Они притягивают к себе... влекут... буквально  тащат. Наверное, он и сам не понимает, что привело его сюда"
Тем временем шинигами продолжал рассуждать. Он несомненно подозревал в ней врага, что было вполне логично в данной ситуации. И так же он понимал, что правды ему не добыть просто так. Фраза про помощь заставила Халлибел снова встретиться с ним взглядом - провоцирует. Пытается сыграть  на желании защитить товарищей. И случайно проговориться.
- Не совсем понимаю, о чем вы говорите, но вы неправы. Всё это... странно. Похоже на то, что вы цепляетесь за любую возможность выяснить какую-то "информацию" трактуя факты удобным вам образом. Повторюсь: я ничего не знаю ни о вратах, ни о шинигами, я потеряла важную мне вещь и стараюсь её найти. Если вы отказались от решения применять силу, оставьте меня в покое.
Словестный поток Халлибел был прерван возникшим перед ней потрепанного вида пареньком. Тем самым, что нашёл её на крыше. Бледный, прихрамывающий... Его периодические взгляды в сторону Врат, очевидное недомогание.. все это говорило о том, что он духовидец. Причем, в отличие Кейго, не отрицающий в себе этих способностей. Врата, судя по всему, влияли на него разрушающе, ибо выглядел он хуже некуда.
- Я не успела вас предупредить об опасности. И побежала за подмогой, когда вы упали. Неужели за вами никто не пришел? Как вы? - Терсеро выбрала наиболее удобоваримую версию случившегося, тем более, что как и в случае с Гриммджоу, даже не успела среагировать. - Со мной всё в порядке, не беспокойтесь. Зачем вы сюда пришли, вам лучше обратиться к врачу...
Рана на руке хоть и саднила, но кровь уже успела остановиться. Единственной проблемой после станет разве что отдирание прилипшей ткани от повреждённой кожи.
Похоже, парень с крыши уже некоторым образом её не слышал, ибо в данный момент все слова Эспады летели ему в спину. Он сделал хоть и простые, о довольно очевидные выводы из того, что увидел. И сейчас, как понимала Тиа, пытался защитить её.

+1

27

Пока шел суд, да дело. Звучали какие-то реплики, обрывки монологов, воспринимаемые краем уха, телодвижения, которые что-то да значат, и были замеченные краем глаза. Да еще возникшая где-то «там», в задней части головы, и медленно, но верно возрастающая боль, заглушающая остальную «мелочь», ноющие там в конечностях ссадины, и легкое покалывание в груди. Да еще и мышцы лица решили, кажется, побуянить немного. А все почему? А потому, что во всем виноваты эти дурацкие НЕПОНЯТНО, ОТКУДА ВЗЯВШИЕСЯ, И НЕПОНЯТНО ПОЧЕМУ ВИСЯЩИЕ В ВОЗДУХЕ ПОСРЕДИ ПЛОЩАДИ ВОРОТА! Которые, есть подозрение, никто больше не видел. Пожалуй, за небольшим исключением. Наверно. Так он думал, по крайней мере.
Прикрыв глаза, Кейдзи медленно набрал в грудь воздуха, и так же медленно ее выпустил сквозь плотно сжатые зубы, что бы хоть как-то акцентировать внимание на происходящем здесь и сейчас, а не рассеивать его на мужчину, девушку, и две большие страшенные створки, украшенные, не так, что бы особо креативно.
Скользнув ладонью по шее, там, где находился невидимый, а может и не совсем существующий узел, сфокусировал внимание на мужчине. Пару раз растерянно моргнув, оглядел себя. Действительно же, как парень мог не заметить? Ну, или заметить, но даже не додуматься отряхнуться, когда выбрался из ямы, в которую ухнул с крыши. То-то на него редкие прохожие так внимание обращали.
- Ну, бывает, бывает… - скривившись, принялся активно приводить одежду в порядок, отряхиваться, то бишь – Может, спешил, и не обратил внимание.
Закончив процесс приведения в надлежащий, более или менее, вид демонстративно переключил внимание на ту самую очаровательную незнакомку. В первый раз «знакомство» произошло излишне быстро, Кейдзи не успел даже толком разглядеть девушку. Гнусная, подлая крыша во всем виновата. Смуглая кожа, светлые волосы, явно иностранка.
- Ничего страшного, жив же. – пожал плечами, и пригладил свои черные растрепанные волосы – Да и как-то все произошло… и сам ничего толком понять не успел, хоть и есть навыки кое какие, кхм. – развел руками – Никто. Видно не до того всем было, на и не так все плохо на самом деле, как может показаться. – растянув губы в тонкой улыбке, щелкнул себя поносу – Я в порядке, в принципе. Просто перепачкался весь.
Если призадуматься, то парень практически и не согрешил против правды. Пока стояли на месте, подвернутая нога перестала практически ныть, лишь, толи просто большущий синяк, и подозрения на перелом, а ссадины вообще глупость.
- А зачем я сюда пришел… - улыбка таяла как снег на солнце, голос тоже понизился, как-то само собой что ли – Не знаю. Так получилось.
Как-то не ожидав такого вопроса, парень даже и растерялся немного. Кашлянув, скрестил руки на груду, и, развернувшись на каблуках, обернулся к мужчине.
- Чем могут заниматься? Вопрос, подразумевающий довольно большой список ответов, на самом деле, если поразмыслить чуток. Однако, то что я видел, сокращает это список до, буквально, пары пунктов.
Как-то не осознано подался на пару шагов назад, положив правую ладонь на бедро, а левой скользнув по поясу с левой стороны. Но, что естественно, ничего там не нашел, не дубинки, не кобуры. А вместе с пустотой, пришло и осознание, что форму Кейдзи давно уже не носит, как и соответствующие атрибуты. Вздох.

+1

28

В данный момент: Адская Гончая. 
Сила: Уровень гиллиана.
Особенности: Полный иммунитет к Кидо и какому-либо воздействию на психику. Гончая - очень остро чувствует различную реяцу.

Порождённая огнём Ада гончая не обладала сознанием. Ей не было дано ни души, ни свободной воли. Всё, что она знала и к чему стремилась - найти Добычу. Загнать Добычу, уничтожить, разорвать на куски, утаскивая за собой в Ад. Она не думала, зачем это, и не решала - как. Её вёл запах жертвы, неповторимый, тот, который она не спутает ни с чем. Единственное, что могло управлять гончей - воля её хозяина. Эта воля направляла всю стаю, чувствующую, как единое существо. Никто не мог бы уйти от них, ни одно живое существо, ни одна душа, которой предопределён был Ад. Они были необратимым возмездием.
Но Он ушёл от них. Он убивал их. Его запах был не такой, как у обычной Добычи. Он был могущественнее обычной бессильной что-либо изменить жертвы. Гончей был неведом страх и сомнение. Только злоба и азарт охоты. Эта Добыча вызывала именно их. Собака чувствовала нетерпение. Обманутая стая бросилась за гаснущим следом с новым энтузиазмом, ловя абсолютным чутьём малейшую зацепку.

Огромный чёрный ситуэт возник в тени дома бесшумно, словно возник из темноты, и вместе с ним словно померк сам свет. В сгустке черноты мерцали смутные пока ещё огненные сполохи, набирая силу на каждом вдохе сквозь чёрные клыки. Здесь, совсем близко, гончая нашла запах, привлёкший внимание. Это была не Добыча, нет, но неуловимая тень рейрёку приманила пса. Тот, кто так пах, недавно был где-то рядом с Ним. Угольно-чёрная фигура гигантской собаки сделала несколько шагов вперёд, покидая тень. Она искала след, ведущий дальше. Даже если его нет, она не уйдёт, пока не удостоверится, тем более, проход между мирами привлекал её. Сама душа, несущая отпечаток рейрёку, её не интересовала. Адские гончие не трогали невиновных. Это была не их добыча.
Обводя пылающими алым глазами стоящих перед ней и медленно поводя головой, гончая на секунды застыла в нерешительности. Она не собиралась атаковать, и всё же исходивший от неё жар выжигал землю под лпами и плавил асфальт.

0

29

Рирука в то время бесцельно шаталась по городу. В отличии от обремененных школой подростков, у девушки была целая уйма дневного времени. Наверное, она должна бы тратить его на образование, но ей это никогда не было интересно. Принципиально-читать-писать умеет-чего еще нужно? От родителей у неё кое-что осталось, родственники помогают, а если что её вполне возьмут на работу оффициантки-миленькая и..хотя нет, не с её характером в оффицианты. В общем, Рирука никогда не заморачивала себе голову школой и образованием. И сейчас не собиралась. Она даже годы свои не считала. Двенадцать ей? Тринадцать? Сколько? Да ребенок еще-все что она о своем возрасте знала.
Так она и брела вперед. Домой не особо хотелось, ноги сами несли её куда-то. Лениво, с недовольством на лице,Рирука подчинялась своим ногам и думала абсолютно о другом. Например о том, что уже год морочило голову окружающим. В последнее время, а точнее, за последние двое суток она чувствовала все больше непонятных ей колебаний. Она не могла знать, что это всплески реацу, равно как и то, что где-то идет бой. Это проклятое чувство не дало ей выспаться хорошенько. Бац, бац, бац в голове. И после такого уснешь? Не смешите, пожалуйста. Сердитая девушка собрала пару нужных вещей-пончики, "Пушку Любви", и медведя-в рюкзак, и отправилась на прогулку, чтобы наконец выяснить, что это за ерунда творится. Конечно, такое и раньше бывало, и не раз. Тогда Рирука не обращала на это большого внимания. Ну, перепады давления, чего только не бывает. Теперь же, у неё проснулось любопытство. Хватит, целый год терпелось, а теперь на-до-е-ло. Пора все разнюхать. Только найти бы источник. Может и странно, но за год, Рирука еще ни разу не взглянула на врата.
Искать, в принципе, было бы несложно, обладай бы девушка какими-то знаниями. Но следить по реацу, вычислять, где скопления-этих важных вещей она не знала. Потому ей приходилось рассчитывать на свою интуицию и "зоркие" глаза.
«Черт, да сколько уже можно? Гда эта чертова штуковина, которая мешает мне жить спокойно?»
Рирука, про себя ругаясь, старалась достигнуть наконец своей цели. И ей повезло. Издали она заметила что-то громадное. Даже в её маленьким минусом, она это увидела. Да и увидела бы, будь минус больше. Нереально ведь незаметить. Девушка быстро приближалась к огромным вратам, как интуиция(или чувство реацу) резанула её сознание.
«Там кто-то есть, не беги так, там может быть опасно»
Отказваться от своей мишени Рирука не собиралась, впрочем, как и помирать. Докугамин продвигалась вперед, медленно, прячась за домом. Она увидела там людей, они о чем-то говорили-тихие отголоски фраз долетали до неё. От них тоже исходило что-то. То же самое, такое же «бац-бац-бац». Чувствуя это, она надеялась, что её не заметят,  не думая, что и от неё исходит духовная энергия, благодаря которой она становилась видимой даже за углом дома. Не осознавая этого, Рирука с открытым ртом смотрела на врата и на собаку, выпрыгнувшую оттуда. Вот уж кто жизни может лишить… Лучше стоять, и не рыпаться, а когда псина уйдет, и народ разойдется, подойти еще ближе и рассмотреть штуковину в небе.

+2

30

Тошнотворное ощущение, вызванное неприязнью и злобой духовной силы существа, которое неожиданно появилось за спиной шиноби, являлось показателем вовсе не плохого самочувствия - угрозы. С ней нельзя было смириться, мужчина резко обернулся, делая внушительный шаг в сторону от монстра, увиденное пред собой. Это был огромный пес, но, не будь подготовлен Куроно к подобным ситуациям, мог бы потратить уйму времени на выяснение природы неизвестного существа. Догадок строить не пришлось. Прямо перед ним сейчас была адская тварь из другого мира, ранее недоступного для шинигами. Напряжение нарастало с каждым вздохом пса, как и температура вокруг. Огонь снисходил с монстра, казалось, что он перекинется на всех участников наблюдаемого представления страха и смерти. Кулаки Хару рефлекторно сжались, но спиной мозг офицера быстро отреагировал, отдав команду выиграть время. Он еще раз попятился назад, в этот раз, успокаивая адскую тварь выставленными вперед ладонями.
- Спокойно, давай решим все тихо-мирно, - обратился Куроно к твари, отчетливо понимая, что язык существу из иного мира не понять.

Куда хуже дела у гунданчо развивались с задержанием подозреваемой, которая уже выдала себя: по ошибке или нет, в любом случае, сейчас разбираться с этим не было причин, иначе можно было бы петь прощальный марш о доблестном солдате, стертым в пепел адским псом. Что бы это не значило, у потенциального врага есть информация о нас, поэтому у офицера новая цель: Хару просто необходимо выжить и доставить сообщение тайчо.
Взгляд был сосредочен на трех точках: черных клыках и двух лапах, всем, что угрожало сейчас Куроно и двум новым знакомым. Несмотря на то, что шиноби настроен на мирный выход из сложившегося положения, он был готов рвать глотку любому существу, даже голыми руками, невзирая на сжигающийся с каждой секундой гикай. Если это суждено столь одинокой душе, почему бы не попытаться поспорить с судьбой и защитить свои идеалы и стремления. Его не покидала мысль о встрече со своим капитаном: этого Хару было предостаточно. Он грезил только одним, и это ощущение не покидало его в минуты смертельной угрозы.
Конечно, куда лучше было бы оказаться вне искусственного тела, чтобы быть предоставленным не только судьбе, но и самому себе. В этой ситуации куда страшнее быть запертым в женское хрупкое тело, поэтому забота о Сой Фон, упуская из внимания высокие чувства, взыграла в четвертом офицере. Но ее и коснулась милая блондинка, с которой у Хару был самый долгий разговор в истории. Терпения хватило лишь на адскую тварь, поэтому Куроно незамедлительно крикнул:
- Проваливай! - призывая к девушке, он закрыл ее спиной, давая шанс улизнуть от монстра. Жест доброй воли, неужели он обязан врагу столь лестным знаком внимания? Кто знает. Будет ли он защищать ее до последнего? А как бы она поступила с шинигами, будучи врагами? Скорее всего, и мокрого места не оставила. Наверное, именно в этом и заключается отличие Куроно от незваных существ и новообретенных противников. Есть честь и уважение. Сыграет ли это какую-то роль? Хару не думал об этом, в особенности, он не мог и вообразить, что сейчас происходит в столь значительном философском аспекте. Сейчас его интересовала опасность, злоба и возросший адреналин от встречи с существом немыслимой природы. Первая мысль в его голове:
- Как прикончить эту тварь?

0

31

Попытка Халлибел умерить несомненно человеколюбивый пыл нового знакомца с треском провалилась - очевидно тот привык прежде думать о деле, чем о себе самом. Между тем энергия Врат не давала никому из присутствующий никаких поблажек, и, если Эспада и шинигами, привычные к подобному, могли игнорировать и снижать разрушающее душу давление Зова, то черноволосому духовидцу явно становилось все хуже. Порой душевные муки куда сильнее мук тела..
Однако парень видимо, оказался крепче, чем можно подумать на первый взгляд. Он заявил, что все с ним в порядке и снова переключился на Хару. Его поведение натолкнуло Халлибел на мысль, что парень может и не является обычной человеческой душой и вовсе не лишен некоторых способностей, однако совершенно безопасен в данной ситуации. Поскольку судя по всему слыхом не слыхивал о шинигами, Пустых и иже с ними. Поэтому так спокойно и даже бесстрашно пытался защитить "беззащитную" девушку от парня с нехорошими намерениями...
Все эти размышления уже отошли на задний план в тот момент, когда Эспада почувствовала, что к действу у Врат присоединились ещё два участника. И, если один из них не вызывал никакого страха, то второго в сложившейся ситуации Халлибел не хотела бы встретить. В особенности, если бы была парнем, что стоял сейчас перед ней. Или той душой, что присутствие огоньком свечи горело чуть поодаль.
То, что приближалось к ним, было тьмой. Не той тьмой, что рождена отсутствием света. Нет.. это была изначальная Тьма. Тьма, принявшая облик Пса. Этот Пес был порождением Врат.. он нёс в себе их силу, их Зов. Воздух вокруг стал очень горячим, будто поблизости горел костер. Этот жар шел от твари, чья шкура лишь казалась непроглядно черной.
Так, если дунуть на догоревшие угли, внутри почерневшей поверхности возникнут всполохи еще живого пламени. Однако если то пламя однажды все же погибнет, оставив после себя пепел, то Его пламя было неугасимым.
В этот момент Эспада почувствовала то, что в Лас Ночес испытал, наверное, Кварта, когда был точно также заперт в гигае - животный страх. Ужас жертвы перед матерым хищником.
Однако Тиа сама была хищником. Но если одни звери, завидев противника, нападают, чтобы не дать напасть первым, то другие замирают и принюхиваются, чтобы оценить врага. Вот и Халлибел замерла, всем существом прислушиваясь к Псу.
Он не нападал. Лишь осматривал замерших перед ней, будто ища что-то...
Шинигами, видимо, придерживался другой стратегии - велев ей убираться, он закрыл ей спиной. В этот момент Хару сам стал похож на пса. Однако противник был на голову выше во всех смыслах этого слова. И провоцировать его агрессией лучше не стоило.
Поскольку если бы Пес хотел с ними расправиться, Он уже давно бы это сделал.

0

32

Улькиорра Шифер.
Пока всё ещё в здании.

Пальцы правой руки альбиноса касались ещё более белой, чем у него самого, кожи, сдавливая глазное яблоко в пока ещё не фатальных тисках. Ему должно было быть больно. По крайней мере, Гин не пытался как-то облегчить неприятные ощущения от подобного контакта. Но по Шиферу нельзя было сказать, что он испытывал хотя бы дискомфорт. Гин не блефовал и никаких признаков блефа не выказывал. У Улькиорры просто не было повода считать, что он не исполнит свою угрозу, но арранкар не боялся, не злился и не пытался этого как-то избежать. Единственным чувством, отразившемся на без эмоциональном лице Пустого, было всего лишь бледной тенью недоумения, достойного подобной ситуации.
"До чего же ты скучен", - подумал Ичимару, всматриваясь в огромные и не по-человечески зеленые глаза арранкара. - "Почему не противишься? Почему ты не испытываешь страха и злости? Неужели не считаешь, что у меня нет повода так поступать? Неужели хочешь потерять глаз? Почему не дорожишь собственной жизнью?" - чем больше Гин смотрел на Улькиорру, тем острее понимал, что, даже выдавив ему глаз, ничего не изменит. Не будет ни криков боли, ни отчаяния, ни желания отомстить. И это удручало больше, чем необходимость пребывать в этом теле рядом с существом, только отдаленно напоминающим человека.

- А сейчас ты полезен? - черты лица альбиноса натянулись, все больше приближая сходство с праздничной лисьей маской. Это действительно было довольно смешно - пытаться убедить его подобными доводами. Если отбросить всю шелуху, единственное, что по-настоящему ценил Ичимару в людях и что могло его остановить - это желание жить. Арранкары же были просто машинами для убийства, любую из которых можно при необходимости пустить в расход. - Довольно поспешное мнение, не находишь? В этом человеческом теле ты слаб, но по-прежнему приметен, - он опустил руку, переводя взгляд красных глаз вниз, где возле Врат один к одному приближались огоньки рейреку. - Тоже касается всех остальных.
Улькиорра и Гриммджо уже были замечены в Каракуре ранее, Ичимару Гин оставался капитаном-предателем и, увы, альбиносом, Иноуэ знали многие, Тиа оставалась единственной, чья внешность при небольшом допущении не должна была привлекать внимания. Но, очевидно, привлекла. С места, где стоял Ичимару, можно было рассмотреть фигуру Халибел в окружении двух мужчин, среди которых только один точно не был шинигами.
Это только казалось, что у них равное положение с Богами Смерти. Если раньше экспедиция вместе могла конкурировать с количеством рейреку, распределенному по всему городу, теперь, когда против них десятки физически развитых шинигами, способности которых не ограничены только духовными, вся тяжесть их положения становилась очевидным.

- Миссия провалена, - спокойно обозначил Ичимару, доставая из кармана телефон, который ранее получил от Заеля. Им стоило вернуться, но связи, как оказалось, не было. Они застряли здесь без оружия, силы и в окружении шинигами. - Мы в этом городе теперь только как мишени, ярко отмеченные красным, - альбинос усмехнулся и вновь бросил взгляд вниз, где к уже присутствующим участникам присоединилась даже с крыши кажущаяся огромной псина. - Похоже, больше скучно не будет.
Ни один из них самостоятельно не сможет сконцентрировать достаточно сил, чтобы открыть гарганту, но всё ещё оставался шанс при условии, что они объединятся. Кроме того, если удастся закрыть Врата, исчезнет и аномалия, которая впечатала их в эти слабые оболочки. В итоге действовать можно было в двух направлениях. "Или даже трёх".

- С этого момента командую только я, Улькиорра. Приоритеты изменились. Основная задача: выжить и вернуться в Уэко Мундо, - совершенно не свойственным ему, серьезным тоном произнёс Ичимару, направляясь к двери, ведущей с крыши. К счастью, она не оказалась запертой - видимо работающие в этом здании люди предпочитали по уже сложившимся традициям здесь курить и обедать. - Ты отправишься за Иноуэ. Возможно, она единственная на чьих способностях открытие Врат не отразилось. Не задерживайтесь в её доме. Идите в Парк - место общественное и людное, но где легко можно спрятаться. Ждите там меня или Халибел. Если встретите Гриммджо, задержите его. Этот деструктивный потенциал нужно правильно направлять, иначе он только создаст нам дополнительные проблемы, а их и без него хватает.

+1

33

В данный момент: Адская Гончая. 
Сила: Уровень гиллиана.
Особенности: Полный иммунитет к Кидо и какому-либо воздействию на психику. Гончая - очень остро чувствует различную реяцу.

Лишённое души и чувств существо жило чистым инстинктом - его вела воля хозяина, запах, вкус крови, страх и близкая смерть. Единственным, что испытывала Адская гончая были первобытная злость и азарт охоты. Её зрение сходилось в одну единственную цель - душу, которой  суждено отправиться вслед за тварью в Ад. Весь мир смазывался в череду не интересовавших гончую красок - он был создан не для неё, она не являлась его частью и не могла взаимодействовать с ним.
Сбить её с цели не смог бы никто - и всё же она реагировала на поведение тех, кто привлёк её внимание. Звериный инстинкт диктовал - атакой на злобу, агрессией на страх, спокойствием на спокойствие. Тот, кто был неосторожен, встав на пути Адской твари, должен был ждать смерти. Тёмная воля сметает помехи с пути, не глядя. Не нужно спорить с Псом - ведь в нём одном целая стая. Как единое существо, единая воля, которую не в силах согнуть ни один живущий.

Здесь, перед Вратами, собака нашла не жертву - только нить, ведущую по следу. Она не должна была атаковать - её не интересовали невинные. Только след, за которым она слепо шла, не раздумывая и не в силах остановиться. Минута - и тварь ушла бы, возможно, дальше, но этого не произошло. Тот, кто обладает яркими эмоциями, может пробиться даже в сознание существа, лишённого разума. Тот, к кому привёл запах, ими обладал - от него, от его движений, от слов, понимать которые пёс не мог, исходила агрессия. Та же, понятная твари, звериная сила, готовность выступить против, напасть, отстаивать свои права. Так не должно было быть. Души слабы, они не должны сопротивляться. Не должны угрожать. Шерсть на загривке собаки встала дыбом, из-под чёрных клоков вспенилось пламя. Она подняла губы и зарычала, интуитивно отвечая на вызов. Припала ниже на лапы, готовая броситься. Жалкая душа ничего не могла ей противопоставить. У неё не было силы и власти - но она демонстрировала агрессию.
Существо из Ада сделало шаг вперёд - асфальт под когтями лопнул, пошёл трещинами и начал проминаться, выгорая. Оно медлило. Душ вокруг было много - трое перед, двое в стороне, двое где-то выше. Они казались частью стаи, но они  не угрожали. Не должны были пострадать. От них не было того запаха. Его запаха - запаха того, кого собака искала. Они были не нужны.
Между ней и тем, кто злил, было не больше двадцати метров. Одного прыжка было бы достаточно - одного движения, чтобы уничтожить, но, разозлённый пёс по-прежнему не имел намерения убить. Напугать, ответить на вызов, найти след. Изогнув спину так, что проступил хребет, он подался вперёд. Ещё три шага на разгоне и, мотнув узкой мордой, пёс с коротким рыком угрожающе щёлкнули челюстями, прежде чем броситься в уже в реальном прыжке, корпусом сбивая с ног цель. Чёрные зубы, способные перекусить самую крепкую сталь, сомкнулись на одежде - не чтобы повредить, чтобы оттащить от других. Выяснить отношения там, где никто не мешает.
До тихого места было несколько сотен шагов и пять прыжков - для зажатого в челюстях они займут вряд ли больше пары мгновений. Там, среди деревьев, собака отшвырнёт добычу, чтобы найти ответы на свои интуитивные вопросы - как душа смеет угрожать, и где искать тот запах, который не успел исчезнуть с этой души. Где искать Его.

Гончая, Куроно Хару ----------> Детский парк Юмизавы

Отредактировано Адские твари (2011-09-19 00:17:05)

+3

34

Парень, продолжая мило улыбаться, и переводить взгляд с девушки на мужчину, и обратно, на подобии тех часов, которые глазками то в одну сторону стреляют, то во вторую, медленно выпустил воздух из легких, сдерживая стон. Как бы Кейдзи не отмахивался от полученных травм, и не лучился оптимизмом, радостью и прочей доброжелательностью, они медленно, но верно давали о себе знать. Пространство перед глазами покрывалось мутью. Мотнув головой, надеясь хоть как-то прояснить взор, Маэда краем, на самой периферии бокового зрения, заметил силуэт. Кто-то еще решил присоединиться к их безумной компашке?
Может быть, но кто это был, Кейдзи так и не узнал. Так как в тот момент, когда он решительно откинул с лица темные волосы, чтобы развеять, собственно, туман, окутывающий данный вопрос, все и началось. Что началось? Подлинное безумие!
Собаки! Чудовищные огненные твари, которые мозг автоматически классифицировал как «собаки». Парня затрясло.
Да, Кейдзи уже сталкивался в своей не самой долгой жизни с чудовищами. Теми странными порождениями… чего? Не иначе, как какой-то больной воли, извращенной фантазии. Кого? Бога? Каких-то других сил? Маэда не верил, ни в бога, ни в судьбу, фатум, разве что в завтрашний день, который человек творит своими руками. Так вот, там не должно быть этого! Да, его учили, как нужно действовать в чрезвычайных ситуациях, тогда, давно, еще в полицейской академии. Террористические акты, природные, техногенные катастрофы, другие более мелкие ситуации, которые могу, так или иначе, сложиться. Так вот, вдолбленная преподавателями и жизненным опытом выдержка, самообладание, и иные полезные в данных обстоятельствах качества вылетели в трубу. Все это. Одним мгновением.
Затмевающий все посторонние звуки шум крови в ушах, сердце вырывается из грудной клетки.
- Да что это за!..
Отшатнувшись, Кейдзи резким движением выхватывает пистолет, наводит на чудовищ, и судорожно сжимает курок. Один раз, второй, третий, четвертый, а в ответ – лишь сухие щелчки, вместо оглушительного грохота выстрела. Оружие не снято с предохранителя. Вот так вот, бравый бывший служитель закона, даже забыл ввести в боевой режим пистолет. Впрочем, может это и к лучшему?
«Ярко, слишком ярко…»
Толи зверюги стали пылать сильнее, толи это парню совсем поплохело, но перед глазами не осталось ничего, кроме белого света. Закрыв глаза рукавом, пару раз махнул перед собой рукой с оружием, а потом принялся тереть кулаками глаза.
Осторожно открыв глаза, подозрительно огляделся, и постарался не так сильно стучать зубами. «Песики» исчезли, как впрочем и странный мужчина, пристающий к беззащитным девушкам средь бела дня.
«Это… А… А это точно было? Может все привиделось?»
Тихо зашипев, свободной рукой сжал колющий бок, и медленно опустился на колено, а потом и на второе. Сплюнул красную слюну.
- Шимматааа… Допрыгался?

+1

35

Жутко не по себе, и руки уже сами тянутся к рюкзаку. Неспешно, словно в оцепенении Рирука сняла с себя рюкзачок и вытащила оттуда…нет, не «игрушечный» пистолетик, а пончик, маленький кружочек, весь в жутко крошащейся кокосовой стружке. У неё, конечно, со страху, сначала были помыслы вытащить «Пушку Любви» и пальнуть разок-другой, но как ей эта шальная мысль в голову прилетела, так и вылетела. Внимательно изучая собаку, выскочившую из ворот,  Докугамин быстро смекнула, что адской собаченции на неё с горы Фудзи плевать, что принесло ей некоторое относительное успокоение. А раз так, не имеет вообще никакого смысла привлекать её маломощной на таком расстоянии атакой с диким, фактически ничего не значащим криком «Riruka Sense, Tingling!». Только раззадорить пугающую тварь, что не есть хорошо для почти вернувшейся в свое пофигистическое спокойствие Рируки. Но только почти.
От собаки исходил ужасный жар, да такой, что даже трудно было дышать. Девушка, привыкшая в любую погоду на голове носить шапку-ушанку, сначала решила, что это именно пушистая шапочка так греет светлую головушку. Но пончик, чья обливка неминуемо начала растекаться по пальцам, заставила её пересмотреть свое мнение. А пончик без обливки-плохой пончик. Кроме безнадежно испорченного сладкого, Рирука еще и  почувствовала странную слабость. Отлично, этого только для полного счастья ей не хватало. Отвратительнейшие сорок восемь часов её жизни. То не выспаться, то огромное черти-знает-что над головой висит, то гигантские хот-доги по улицам расхаживают, а тут еще и пончик! Пес, да тебе просто везет, что Рирука настолько опасается тебя атаковать. Впрочем, были и те, кто не опасался.
Странноватый парень в стремлении защитить рядом с ним стоящую девушку начал размахивать руками, пытаясь так, успокоить собаку, что ли? Ха, как мило. Так можно только показать ей свое отрицательное во всех смыслах отношение. Рирука про себя то ли усмехнулась, то ли пожалела парня-она сама так и не определилась с чувством. Второй же, мигом выхватил что-то и, направив это на собаку, совершил череду безуспешных щелчков. И лишь девушка, которую так тщательно защищали, осталась стоять спокойно. Разумеется, собаченция была далеко не в восторге от такого «теплого приема», и решила проучить хотя бы одного из наглых пацанов посредством хватания его за шиворот и утаскивания куда подальше. Мило, ничего не скажешь. Рирука судорожно сглотнула. Достав пистолет и проявив себя, она вполне могла очутиться на месте того горе-защитника.
Сначала, ей показалось странным, что оставшиеся не помчались за собакой. Возможно, это были друзья «наказанного», а друзья должны типа помогать друг другу. Но спустя мгновения, она переменила мнение, поняв, что, даже если бы они и были его друзьями, бежать за тварью-огромный риск. Мало ли что ей в голову взбредет, так и огрести можно.
Когда тварь исчезла из виду, стало гораздо легче. Первым, что предприняла девушка, был выход из-за угла. В конце концов, она здесь не для того, чтобы пугаться всяких чудищ, а для того, чтобы выяснить, что это за странная штуковина мешает ей прикорнуть. Люди же, стоящие под вышеупомянутой штуковиной, выглядели так будто были осведомлены о происходящем, и, наверняка, знали хоть что-то о вратах. Имело смысл подойти и спросить-просто спросить. Застенчивостью Рирука не отличалась и, пробежав небольшой путь к оставшейся под вратами парочке, она остановилась, и прямо с ходу выпалила:
-Вы, двое! Мне так кажется, вы знаете, что это было! И я-я тоже хочу знать, поэтому, будьте добры, объясните!
Нагловато, конечно. Может, стоило быть повежливей, но что с неё взять-Рирука сейчас просто взволнованный ребенок.

Отредактировано Riruka Dokugamin (2011-09-29 20:29:59)

+2

36

Ichimaru Gin
Шинигами опустил руку, и Улькиорра, вопреки отсутствию страха и реакции на боль, вздохнул свободнее. Угроза нанести увечье была чужой властью над ним, над его жизнью. Чётким обозначением его подчинённого положения. Шиффер принимал эту иерархию, но она не была ему приятна. Она была данью разуму - но не естественным поведением, как с Владыкой. Кватро готов был отдать глаз, но не радовался этому - это обусловило облегчение, когда прямой контакт прервался.
- У шинигами много иных дел, кроме нас. - первый вопрос арранкар посчитал риторическим, и в этот момент смотрел туда же, куда Ичимару - на вышедшую из Врат тварь. Очевидно, её привлекли души внизу - но не они с Гином. Это позволяло рассчитывать на спокойный уход. Это же иллюстрировало "иные дела" шинигами.
- Я понял. - кратко отозвался Улькиорра на распоряжения Ичимару. Находясь выше иерархически, он имел право командовать. Кроме того, он совершенно очевидно имел намного более полное представление о том, как вести себя в мире людей. Для бывшего капитана Готей-13 этот мир вряд ли был настолько чуждым, насколько для арранкара.
Кватро развернулся и направился к выходу с крыши. Добираться до дома пленницы пешком - не самый удобный выход, но в сложившейся ситуации иного не было. Главное, что Шиффер знал путь туда.
Исходя из того, что Иноуэ пользовалась своими способностями, не покидая физического тела, вероятность того, что раскрывшиеся Врата не мешают ей пользоваться ими и впредь, был достаточно велик - арранкар это понимал, и вместе с этим огромную важность не упустить девушку.
И всё же, первоначальная задача сбора информации, хотя и оказалась на втором плане, полностью не исчезла. Именно поэтому, хотя и не теряя времени и не ставя под какую-либо угрозу основную цель, Кватро предпочёл бы узнать больше об Адском псе, находившемся совсем рядом.

0

37

Им не пришлось тратить много времени, чтобы спуститься с крыши возвышающегося над Вратами здания. Несмотря на то, что люди провожали странную пару встревоженными взглядами, никто не пробовал их остановить. Стоило только выйти через парадную дверь неожиданно офисного здания, будто бы обозначающего границу жилого района, как живой шум улиц тут же дал о себе знать. Впрочем, человеческая активность была явно подавлена последними происшествиями. Даже люди чувствовали в воздухе опасность и предпочитали прятаться под крышами своих коробок-домов. Возможно, из-за этого особенно ярко выделялись из редкой толпы обладатели рейреку.
- Хм... Ты плохо знаешь шинигами, Улькиорра. Для них ты всего лишь чудовище, которое нужно уничтожить. Даже Адские Псы в их глазах выглядят лучше - избавиться от них можно убрав первоисточник проблемы. Избавиться же от арранкара можно только одним способом - убив его. И сейчас, пока ты в человеческом обличии, это сделать проще, - Ичимару не видел причин для самоуверенности и поводов для споров. Будучи шинигами он на порядок лучше понимал традиции отрядов. Арранкар же мог рассуждать только в рамках своего весьма ограниченного опыта.
- Если всё понял, можешь идти. Я же собираюсь добиться внимания от Халлибел, которая уже нашла себе друзей, - альбинос усмехнулся, находя происходящее, как минимум, забавным - Терцеро и в Уэко пользовалась не малой популярностью, но заработать её здесь, для арранкара... "Удивительно... Возможно, не все они одинаково скучны". - Кстати, Улькиорра, - обернувшись, он окликнул болезненно бледного подростка. - Если будет возможность, найди не привлекающее внимание оружие. Оно очень скоро может понадобиться, - в насмешливых словах альбиноса не таилось угрозы, как это было на крыши. Забота об оружие была искренней и исходила лично от него. Гин в этом теле не чувствовал обычной уверенности в своих силах. Это могло вынудить его пойти на крайность. "А мы же не хотим получить последствия моего максимализма?"
Махнув на прощание рукой, Ичимару убрал тонкую ладонь в карман и направился в сторону Терцеро. Девушка была непременно кем-то окружена. Когда он смотрел на неё с высоты здания - это был (всё-таки) шинигами и какой-то юноша, сейчас, когда шинигами ушел, к ней подошла какая-то девица, судя по всему, весьма склочного характера. "Ярэ-ярэ... это вроде бы должна была быть тайная экспедиция. Впрочем, можно считать, что Тиа справилась лучше всех".
- Хали-тян, вот ты где! - намеренно выбрав самый панибратский тон, Ичимару, оттесняя людей, подошел к арранкару, надежно спрятанному в человеческом обличии. - Я уже обыскался тебя. Разве можно было так пропадать? - он лукаво нахмурил брови, но не прикасаться к девушке и ни каким-либо другим способом  не обозначал "личного" отношения. - Мне очень жаль отвлекать тебя от новых друзей, но нас ждёт работа. Идём? - в вопросе был скрыт четко выверенный приказ. Гин не знал, насколько Халлибел окажется восприимчивой к намекам, но не сомневался, что от общества людей она предпочтет избавиться.
- Бай-бай~ - ухмыльнулся Лис, последний раз взглянув на запакованные в мясо души явно обладающие рейреку, помахал им рукой и, не проверяя, следует ли за ним Халлибел, двинулся в сторону самых, по его мнению, многообещающих событий. Если его расчеты были верны, именно там он может найти средство выйти из неприятной ситуации.

Ичимару Гин, Тиа Халлибел -------------> Штаб-квартира 10-го отряда

+5

38

Всем наверное известна эта картина -когда маленькая собачка, изо всех сил натягивая поводок, облаивает огромного пса. Куроно трудно было назвать маленьким, но даже физически Гончая превосходила его во много раз. Терсеро не сделала этот вывод на основе Его внешнего облика - подобных допущений она уже давно себе не позволяла. Сила существа шла из него самого, изливалась наружу и заставляла сознание сжаться в безуспешной попытке уйти от этого страшного давления. Похожее чувство Тиа испытала, когда несколько часов назад столкнулась с Куросаки Ичиго.. но его сила была другого толка.
Шинигами, стоявший рядом с ней, вряд ли был дураком. Однако он, похоже, не был из тех, кто помедлит при встрече с противником, оценивая его. Он высказал своё отношение чётко и ярко и получил соответствующий ответ - Пёс бросился вперед. Уследить за ним и успеть что-либо предпринять было почти невозможно. Совсем рядом раздался голос парня с крыши и судорожные щелчки - человек среагировал Адскую тварь до боли логично, будто и не являлся духовидцем. Халлибел обернулась к нему, успев заметить, как Гончая и зажатый в её зубах шинигами исчезают в переулках. О том, что произойдет дальше, оставалось только догадываться, однако будь целью Пса убийство, вряд ли бы Он уволок неожиданного защитника куда подальше.
Ситуация, с одной стороны, упростилась - ведь того, кто почти не испытывал сомнений в её намерениях, только что отвлекли и, видимо, надолго. С другой стороны - оставалась причина, по которой Тиа не могла сейчас же покинуть это место и отправиться на поиски остальных. Этих причин было даже две - одна от пережитого упала на колени и зажала бок, а другая с напором шествовала в их сторону, задавая опять же до боли логичный вопрос.
- Вам нужно в больницу.. - склонившись к парню, сказала она. - Идите, пока вам не стало хуже.
Кровь на губах черноволосого не оставляла сомнений в его состоянии, однако ничем, кроме слов, Халлибел не могла помочь - слишком чужд был для неё Генсей.
Ко всему прочему, она не испытывала особого желания оставаться на месте - с минуты на минуту могли прийти шинигами разведать обстановку и поторопить запоздавшего товарища. И если с двумя духовидцами они поступят как с нормальными людьми, то Халлибел могла вызвать немалые подозрения, учитывая её присутствие в самых духовно напряженных местах города.
Ответить девушке она не успела - краем глаза арранкар заметила движение, а потом узнала приближающегося к ним Ичимару.
Тиа встала и обернулась на его зов - бывший шинигами выглядел беспечным и весёлым. Будто и в самом деле нашёл потерявшуюся подругу. Оттеснив людей, он приблизился и, лукаво нахмурившись, задал вопрос. Точнее, для окружающих его слова заканчивались вопросительным знаком. Терсеро же услышала точку. Ичимару-сама никогда не отдавал приказов в привычной для всех форме, да и ситуация не позволяла. Однако он, как никто другой мог придать лёгким, шутливым и приветливым словами самые разные оттенки - от приказа до угрозы. В отличие от Эспады, в Генсее он чувствовал себя наверняка более комфортно - на его стороне были опыт и живой ум. Несмотря на то, что его лицо было хорошо известно шинигами, Терсеро впервые за долгое время чувствовала себя лучше, чем в одиночку или в компании того же Гриммджоу. С Гином было меньше шансов допустить фатальную ошибку, поскольку ему, как никоу другому были известны повадки их непосредственного противника.
Ичимару-сама, попрощавшись, пошел в противоположную от Врат сторону. Прежде чем привычно последовать за ним, Тиа обратилась к девушке:
- Этому человеку плохо, а мне нужно уйти. Позаботьтесь о нём, пожалуйста. - указав на парня, она сделала пару шагов назад и отвернулась: - Берегите себя.
После этого она пошла вслед за Гином и через некоторое время нагнала его. Задавать вопросы или докладывать обстановку она пока не стала - если у Ичимару-сама возникнет нужда, он покажет это.

--------------------------->Штаб-квартира 10-го отряда

Отредактировано Tia Hallibel (2011-10-07 17:50:41)

+2

39

Маэда Кейдзи
http://s60.radikal.ru/i167/1110/f6/02521dc0da8a.jpg

Рёбра болели так сильно, что потемнело в глазах. Дышать было скорее не физически, а морально сложно. Большие вздохи наводили на мысли, что сколотые части костей пронзали легкие и выходили через спину. Неприятная ассоциация и не менее неприятные ощущения, поэтому дышать Кейдзи учился осторожно, маленькими глотками, словно бы это не воздух вдыхал, а кипяток пил. "Спокойней... так..." - на глаза набежали тени и парню пришлось сделать усилие, чтобы не вспомнить о тех огромных собакоподобных созданиях. Ещё одно резкое движение и он вполне может растянуться перед иностранкой в болевом обмороке. Вот было бы чудесное завершение знакомства.
"А главное как нелепо врал... Конечно, мне не больно. Разумеется, я не ранен. Это просто у меня разминка такая, ага", - парень сморщился то ли от боли, то ли от собственных мыслей, сплюнул на тротуар окрашенную красным слюну и попробовал разлепить глаза. Вышло с трудом, но вышло. "Успех", - хмыкнул. Вздохнул. И тяжело поднял голову, натыкаясь на вроде бы обеспокоенный взгляд зеленых глаз. "А она красивая..." - подумал Маэда и снова вздохнул. Почему-то эта мысль наводила тоску, от которой боль в ребрах казалась только досадой.
- Кто бы мне объяснил, - автоматически ответил парень и попытался подняться. Смотреть на подоспевшую девицу не было никаких сил - слишком яркая и заметная. "Она что ли из этих?.. Отаку? Цвет волос прямо ядерный..." - профессионально отметил Маэда особую примету и с болезненным шипением снова осел на колено. Ребра были просто категорически против движений. "Хорошо, посидим так... Стоп!" - резко вздернув голову и не замечая даже судорогой разлившуюся по телу боль, Кейдзи посмотрел на девушку - почти ещё девочку, худенькую, светлокожую с настороженным взглядом.
- Ты тоже это видела?! Огромного пса и... и... - Маэда нашел взглядом Врата и кивнул в их сторону. - И это тоже?!.. - неудивительно, что она была так напугана, а её тон нисколько не обманывал Кейдзи - настолько наглой может быть только напуганный, доведенный до крайности ребенок. - Послушай... - вряд ли он мог её как-то успокоить, поскольку и сам не знал, что здесь творится, но судя по всему, эти Врата видели немногие, значит, они имели природу аналогичную той, которую имели чудовища.
- Эй! - стоило только упустить блондинку с зоны видимости, как к ней подгреб какой-то альбинос. Неприятный до боли в области ребер и неважно, что за это время она уже успела стать привычкой и родной. "Мне сегодня везет на странные встречи". - Погоди! Постой! Я даже имя твоё не знаю! - вряд ли оно - имя - ему было очень нужно, да и притерпеться за время коротких встреч к ней – иностранке - Маэда не успел, вот только какое-то чутье изнутри грызло, вело и зудело. Почему-то казалось, что она, в отличие от него и этой девочки, что-то да знает. Вот только говорить не собирается. И даже не думает давать какие-то объяснения. "Мы ещё увидимся", - решил про себя Кейдзи и посмотрел на девочку с видом, будто это не её просили о нём позаботиться, а наоборот.
- Давай для начала уйдём отсюда, - неожиданно предложил Маэда. - А то место больно неприятное, - и снова вздох и взгляд в сторону Врат. А ведь когда-то он думал, что живет едва ли не в лучшем городе и что именно его работа спасает людей. И что теперь? Бегает за тенями, встречает странных людей и никто ему не верит. "Теперь понимаю, как чувствовал себя Малдер".

Отредактировано Иные (2011-10-21 14:23:39)

+1

40

-Ну нет, блин, не видела, раз спрашиваю! Соображай, а?-огрызнулась девочка, вконец, взрываясь. Страх перед неизвестностью накатывал, и наглости от этого только прибавилось.
Не, ну супер. И не объяснили ничего, и единственного о чем-то соображающего человека увели. К чему такая спешка-то? Жалко этой фифе было пять секунд потратить, чтобы сказать хоть слово о треклятых вратах!Но, кажется, понять блондинку было можно. Холодком каким-то веяло от пришедших и от, казалось бы, такой непринужденной просьбы следовать за собой. И, не успела Докугамин излить словесным потоком все свое негодование на девушку, как та уже исчезла, вместе с теми, кто её на это вынудил. Рируке же остался раненый-калеченый молодой человек, который, по его словам, тоже ничегошеньки не знал о огромной штуковине у них над головами.
Это не доставляло ей удовольствия. Она и боялась, и жутко злилась, и не знала, чего в ней больше-ужаса или ярости. Но, нужно взять себя в руки. Тихо, Докугамин, тихо. Помоги человеку, с тебя не убудет. Все равно без дела шляешься.
Мужчине было тяжело двигаться. Рируке вовсе не хотелось заниматься чем-то подобным. Она ж не медик, первую помощь оказывать. Девушка выдохнула. Ничего не поделаешь, не оставлять же тут его одного.
-Да, да, ага, ты прав, топать отсюда надо…-протянула Докугамин, быстро остывая. Така натура-взорваться, и тут же остыть, как раскаленный меч в ледяной воде. Девушка воззрила карими глазами на абсолютно незнакомого мужчину, которому требовалась помощь,  и, с толикой совсем уж неожиданной заботы от неё, выдала.-А вы точно сможете пойти самостоятельно?

Отредактировано Riruka Dokugamin (2011-10-30 16:55:47)

0


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Адские врата