Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Адские врата


Адские врата

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

http://i043.radikal.ru/0910/b5/6d4aec5d2661.png
Та часть улиц, на которых находятся невидимые обыкновенным людям Адские Врата.
Улицы. Первое появление адских тварей.

0

2

------------------------- >Штаб-квартира 12-ого отряда в Каракуре.

Давление от реацу было всё сильнее, значит врата были всё ближе, как бы очевидно это не звучало. Только законченный идиот не заметил бы то, что возвышалось над крышами, источало реацу и вообще внушала море неприятных эмоций. Впрочем, капитану 12-ого отряда не было до этого особого дела. Да, Врата были интересными, но основная их интересность была всё-таки внутри, а не снаружи. Маюри приблизился к ним на расстояние около 8 метров, чтобы можно было разглядеть их во всей красе. Что-то неуловимое не нравилось тайчо, но даже он не мог этого сформулировать. Возле врат был установлен прибор, указывающий уровень высвобождения реацу и статичность/динамичность этого высвобождения. Ведь порой резкие выплески куда менее опасны, чем медленное, но верное увеличение уровня выброса. Тем не менее печать была в норме, это собственно, и волновало Куротсучи. В прошлый раз при таком уровне её срывало, а сейчас при преждем уровне она выглядит совершенно нормально, даже стабильно. Некоторые волны реацу были настолько сильны, что даже Маюри с его высоким уровнем духовной силы приходилось морщиться. Надо было провести эксперимент. Ох уж эта ерунда. Немного покряхтев, капитан 12-ого отряда отыскал у себя в рукавном кармане капсулу. Эту капсулу он положил на землю, затем капнул на нее из какого-то бутылька. Вдруг из нее начало расти нечто, напоминающее неприятное сочетание частей человеческих тел: рук, ног, голов, а так же цепей, которыми обычно обладают новопредставленные души. Всего лишь один из многочисленных изобретений: ловушка для пустых. Зная их ненасытность и низкий интеллект, можно было предположить, что они сразу явятся, даже не полумав ни на секунду об опасности этого места. Так и произошло. Буквально через пару минут Куротсучи увидел и почувствовал сразу трех пустых, которые появились в воздухе. Давно же я не наблюдал этих существ. Пустые были похожи на колорадских жуков и змей одновременно. Почуяв добычу, они сразу же ринулись к ней, не обращая внимания на растущий уровень реацу. Но, к сожалению, несчастные пустые не смогли даже приблизиться к вратам. Следующая волна духовной силы просто стерла их, обратила в пыль. Так, всё ясно. Вот почему сигналы о появлении пустых стали такими редкими. Айзен уже совершенно точно знает о Вратах. Дело времени когда он пошлет сюда своих песиков. Надо быть готовыми ко всему. Главное, чтобы их переход не испортил положение. Маюри достал из прибора длинный листочек, похожий на кардиограмму. Надо было возвращаться. Тем более другие капитаны уже скорее всего подошли. Тайчо бросил последний озабоченный взгляд на врата и сорвался в шунпо.

----------------- > Штаб-квартира 12-ого отряда в Каракуре.

0

3

Впоследствие огромного выброса рейяцу печать, сдерживающая открытие Врат, практически перестала выполнять свою функцию. Вдоль неё пошла трещина и её мощности не хватило бы, чтобы выдержить всплеск энергии с той стороны. Но вопреки самым худшим опасениям на какое-то время эта система пришла в равновесие - энергия из Врат была уравновешенна той, что образовалась после столкновения двух капитанов с Падшим, владеющим артефактом.

0

4

>>> Центральный парк

Что бы успокоиться, удостовериться. Не хотелось бы при первой же встрече кидаться во все тяжкие. Впрочем, тут уже Рангику предпочитала промолчать, пряча взгляд, устремляя взор куда-то вдаль.
- Мое пребывание с тобой, здесь и сейчас, с мечем не наголо уже можно посчитать предательством. Усмешка на очевидное, - да и, не взяв тебя под стражу я и так рискую. Как видишь, я сделала ставку на то что б нас не потревожили, отдавшись случаю. В противном же случае, будем решать проблемы оп мере их поступления. Поздно волноваться о подобных мелочах, поэтому стоит насладиться настоящим. Рангику уже давно так искренне не улыбалась, а теперь это выходило так естественно, только лишь потому, что смогла встретить его. Так почему бы не забыть ненадолго о прочих вещах чтобы не омрачать столько редкий момент.- Тогда как насчет старой игры в «правду или желание»? конечно же в пределах допустимого. Простые вопросы можно облачить в игривой манере.
- Нет, ее вера никогда не была слепой, не было даже проявления такой возможности, не было причины. Ее маленький капитан, ею самой же и найденный, сам больше нуждался в «защите» и направлении, и был не способен изначально самостоятельно вести за собой слепых ягнят. В сложившейся ситуации Матсумото невольно чувствовала себя скорее матерью, чем подчиненной, в чем, кстати, и проявлялся ее характер в работе. Готей-13 же, это слишком большая организация, в которой она относилась лишь к маленькой части. Ей не было никакого дела до остальных кроме ее отряда и Ичимару. Остальной, обрастающий ее круг никак не относился к капитанам, разве что Кёараку…
А если брать в пример случившееся в период вторжения риока, то тут уже совсем говорить о вере не приходилось. Хуже все оказалось то, что в числе предателей оказался дорогой ей друг… - Год назад, ты, Айзен и Тоусен весь Готей снабдили горьким лекарством, избавляющим от подобного мнения. Но если всех брать теперь под сомнение - все просто развалится, не так ли?
- Не представляет опасности? Судя по угасающим нитям реяцу, причем ее же отряда, не скажешь что это «нечто» не представляло опасности. Да она не знала, что там на самом деле произошло, так же как и остальных обстоятельств, но то к чему привело - уже не скажешь, что оно не представляло никакой угрозы.

Адские врата как и прежде величественно и угнетающе нависали над городом, непримиримо напоминая всем и каждому о своем присутствии. Даже те кто их не видел могли просто почувствовать негативную атмосферу находясь неподалеку. Для шинигами же это был поток давящей энергии, исходящей как от самих врат так и того что рвалось из них наружу. Чтобы убедиться в сохранности печати, необходимо было подойти к ним ближе чем хотелось бы на самом деле, даже объемы реяцу лейтенанта не позволяли ей спокойно прогуливаться вблизи, поэтому оказавшись в недопустимых пределах Рангику сразу же почувствовала на себе их тяжелое давление. – Ужасно.. и отвратительно. К горлу подкатывала тошнота, что в свою очередь она старалась не показывать.
– Как видишь, ничего воодушевляющего эти врата из себя не представляют…

+2

5

На улыбчивом лице Ичимару мелькнуло выражение досады. К сожалению, несмотря на то, что он прекрасно знал, какую цену может заплатить Рангику за их встречу, отказаться от неё было почти невозможно - слишком заманчиво, слишком любопытно и слишком долго они не виделись. Если бы Матсумото кинулась на него с "мечем не наголо" всё могло сложиться иначе. Вполне возможно, что он бы просто удовлетворился тем, что увидел её. Возможно, но тоска по несбывшемуся явно не входила в привычки Ичимару, а сложившиеся обстоятельства так или иначе вели к откровенности.
- Тебя оправдывает уже то, что захватить меня одной тебе не по силам, - с усмешкой в голосе произнёс Ичимару. Всё-таки в этой женщине была изрядная доля самоуверенности. "Взяла под стражу" - звучит так, словно бы это возможно. Извини, Рангику, но попадать в плен я не хочу. Даже, несмотря на то, что ты стала бы самым очаровательным тюремщиком". - Если уж совсем откровенно, то среди шинигами сейчас никому не по силам захватить меня. Даже с учетом подключения юного дарования. Он интересный и забавный юноша, но для меня не противник, - без особой гордости добавил Гин просто для того, чтобы у Матсумото не возникло лишних сомнений, а то мало ли, вдруг попытается.
- Звучит заманчиво, - он любил игры. Методичные и последовательные, там где требовалась логика, там где можно было просчитать шаг противника, вот только Рангику несмотря на то, что оказались они по разные стороны баррикад, противником ему совсем не была. Правда, по совсем другим причинам, нежели Куросаки. - Спрашивай. В крайней случае, ты всегда можешь сказать, что обманула меня, пытаясь выведать информацию. Это почти правда, - добавил он мягче, но по-прежнему насмешливо. Беспечность и вера в случай и радовали, и раздражали. Гин так не думал, он так думать просто не мог. Его беспечность - это уверенность своей силе, в своих талантах, в своем умении просчитывать ситуации и выходить сухим из воды. Его вера в случай - это умение оказаться в нужном месте в нужное время. Случайностей не бывало, но почему бы Рангику не обладать тем же талантом подстраивать обстоятельства?
- Давай только обойдемся без невозможных желаний. Я не буду просить тебя предать Готей, ты меня - Айзена. Так мы не попадем в неловкую ситуацию, - он никогда не считал, что предал Готей, потому что никогда не считал себя его частью. Ичимару стал шинигами ради одной единственной цели, поэтому без особых сожалений оставил за спиной Сейрейтей, когда ушел вслед за Айзеном в Уэко Мундо. Единственным его сожалением была Рангику. Она же являлась причиной. Гин мог бы запутаться в хитросплетениях собственных мотивов, причин и доводов, если бы вовремя не отбрасывал частное ради общего и наоборот.
- Верь тому, чему можешь верить, - пожал плечами Ичимару, для которого понятие доверия было по-прежнему очень скольким. - Недоверие системы к шинигами порождают вайзардов, недоверие шинигами к системе - арранкаров и предателей. Оба случая одинаково печальны и неправильны, - Гин ухмыльнулся, про себя отметив, что этой мыслью нужно будет при случае поделиться с Айзеном. Она должна была ему понравиться.
"Чтобы это ни было - оно было сильным, а значит по факту опасным. Не так ли?" - Воспользовавшись тем, что они подошли к Вратам Ичимару не стал произносить этого вслух, только ухмыльнувшись в ответ на вопрос Рангику. В конечном итоге они просто говорили о разном. "Год оно не давало о себе знать. И тут что-то изменилось. Мне интересно случайность ли это или есть какая-то причина. Если есть - то какая".
- Думаешь? - мягко протянул Ичимару, хитро сощурив узкие щелочки глаз. Он сделал ещё несколько шагов навстречу Вратам, приблизившись на максимально возможное расстояние, и остановился. Несмотря на гнетущую атмосферу, хотелось подойти ещё чуть ближе или даже заглянуть по ту сторону, но сказанное в лаборатории Заелем его остановило - в первый же день портить новую игрушку не хотелось, а обстоятельства складывались таким образом, что зрелищ ему должно хватить. - Мне кажется, видь их люди каждый день и грешников, чьи души попадают в ад, стало бы меньше. Страх превосходный стимул жить честно, - он обернулся, чтобы посмотреть на Рангику. - Но люди эти Врата не видят, а шинигами они не грозят. В понятиях этих Врат я безгрешен. Правда, это замечательно, а, Рангику?

+4

6

- Хватит строить сложные логические цепочки нашим возможным и действительным действиям. Матсумото тяжело вздохнула, умоляюще глядя на Гина. - Давай просто насладимся обществом друг друга, пока мы имеем на это возможность. Ей не нравилась идея накручивать себя негативными мыслями, по этому поводу, а именно это скоро и начнет происходить. Зачем же портить радость встречи.
Матсумото провела рукой по волосам, в попытке придать им форму, но вместо этого с досадой замечая, что объему волос, как и прическе в целом пришел конец. Еще бы.. От такой то влажности. А внешний вид в целом, теперь полностью потерял свою  "презентабельность". Рангику немного поежилась, то ли от стыда, то ли от холода, который она ощущала уже некоторое время. Все же слишком легко она была одета для столь прохладного утра. Хоть Япония довольно жаркая страна, но утро октября, уже прохладное время…
- Но это же не значит, что я не должна даже попытаться. Конечно же, она понимала, что ей с ним не тягаться, причем по совершенно разным причинам, включая способность силы. Еще не пришел тот день, когда бы Рангику поставила для себя цель стать сильнее его чтобы в действительности одолеть. А что, может, стоило бы попытаться? Рангику улыбнулась сама себе, ощущая коварные планы в голове, только стоило вспомнить, что девушка не спала уже третьи сутки, что для нее было практически нереально, какое уж там, тягаться с Гином, сейчас да в таком то состоянии. Но ведь невозможность еще не оправдание для бездействия. Даже если Хитсугая-тайчо поймет, то Сой Фон подобного не приемлит, на счет капитана Маюри сложно сказать, все зависит от того что больше заинтересует..
- Какое самомнение, - девушка усмехнулась, неужели так уж не один капитана не способен. Дурацкая причина, но она гордилась. Хотя это одна из причин по которой они отдалялись.
- И тем не менее ты берешь его в расчет? Неужели так интересен?? Не то чтобы ей действительно хотелось это знать, но Гин не часто выделял вот так кого-то из толпы, или это просто такое отношении к "редкой особи"? Девушка невольно зевнула, прикрывая рот ладошкой, все-таки физиология брала свое, а организм требовал. Удивительно вообще как она до сих пор стояла на ногах.. Но она стоически держалась, стараясь не показывать виду. - Так или иначе, меньше всего мне бы хотелось, что бы вы сразились, равно как и желание выяснить кто из вас сильнее.
- Ты так заботишься обо мне, что пытаешься заранее  придумать для меня оправдание, это так мило. Мысль о том что он о ней беспокоился, несомненно грела. - Я думаю как-нибудь справлюсь, или же ты во мне сомневаешься? Хитрый взгляд, - ну, Рангику сделала многозначительную паузу, глядя Гину прямо в глаза, если что-то пойдет не так, придется тебе взять ответственность и забрать меня с собой. Мысль конечно не совсем здравая, но сейчас казалась забавной.
- Не буду, - с легкостью согласилась Матсумото. Она давно понимала, что не имеет на него такого влияния. Этот человек будет делать только то, что сам решит, и никогда не станет зависеть от мнения других.
Итак, первый вопрос, простой, но немного каверзный. - Ты по мне скучал?
- В страхе? Всю жизнь? Взгляд серо-голубых глаз уставился прямо на врата, приобретая тягостный оттенок. Может в этом была доля истины, если хоть на секунду согласиться с подобным убеждением, но это ведь уже была б не "жизнь". - Страх ведь коснулся бы не только грешников.. Подумать только, не получать никакого удовольствия от жизни, постоянно жить под гнетом ужасающих врат. - Не хотела бы я себе такой жизни.

Отредактировано Matsumoto Rangiku (2011-04-26 08:29:02)

+2

7

-----------> Квартира Иноуэ Орихимэ

Как только Шиффер оказался наконец не обременён болтливой, глупой, мешающей сосредоточиться и заниматься делами смертной, ход мысли вернулся в полностью привычное русло. Это было почти неожиданно - ощутить, насколько глубока разница между нормальным состоянием и уровнем нагрузки окружающей реальности на сознание Шиффера и соответствующими критериями во время вынужденного пребывания в её обществе. В любом случае, даже если арранкар не принимал никакого участия в действиях Иноуэ или её разговорах, практически половина его внимания была направлена на контроль над ситуацией. Вне зависимости от наличия или отсутствия сознательно принятого решения, задача наблюдения, охраны, управления пленницей оказывалась первостепенной по причине невозможности в полной мере решать какой-то другой вопрос. Технически, для Шиффера это не было проблемой. Прямым приказом Владыки являлось как раз это задание, потому он в любом случае именно этим должен был заниматься. То, что Улькиорру беспокоило в последнее время, заставляя пусть без особого напряжения, но искать пути выхода - срок миссии. Для Эспады время не было помехой, ведь его сущность, не являющаяся в основе своей человеческой душой, не была зависима от его течения. Однако, у Кватро был инстинкт, свойственный всем Пустым, который не исчезал до конца даже после становления арранкаром, хоть и уходил на второй план - его суть требовала постоянной эволюции. Чтобы выжить, каждый Пустой должен был становиться сильнее, пожирать себе подобных, двигаться вперёд. Это не было нуждой для того, кто уже достиг верхнего порога развития, однако животное стремление идти вперёд, убивать и становиться сильнее, не пропадало. Полностью контролируя это чувство, Кватро тем не менее ощущал его голос на границе сознания, и это доставляло некоторые неудобства. При появлении такой возможности, проблему нужно было решить. Сейчас, сменив бессменное место заточения смертной на живой, ломкий, полный мусора, в котором течёт кровь, мир, Эспада почти осязал возвращение к собственному истоку.
И ещё он наконец объективно мыслил, а его взгляд имел полный запас внимания, чтобы не упустить ничего. Быстрый, хоть и не торопливый шаг, был как раз той скоростью, на которой арранкар мог полноценно собирать сведения об окружающем. Адские Врата приближались быстро, тем более, что Шиффер, конечно же, ничуть не промахнулся с проложенным маршрутом. На то, чтобы оказаться прямо перед ними, потребовалось около двадцати минут, за которые Улькиорра собирал из памяти все доступные сведения про цель его движения. Однако, когда он вышел на улицу, над которой надвисали огромные створки пути в Ад, мысли об этом были на время отложены, поскольку двое шинигами, которых Кватро увидел, сразу же оказались на первом месте в списке задач.
Около врат стоял Ичимару Гин, в котором арранкар был как раз заинтересован по причине наличия некоторого количества вопросов. Однако, он был не один. Рядом с ним стояла женщина, выглядевшая, как человек. Чтобы получить больше информации, Эспада изучил её рейрёку - посторонняя оказалась шинигами, и это сильно меняло дело. Она не имела никакого отношения к Владыке - в этом Улькиорра был уверен. Это значило, что она была здесь по приказу Готей-13 и должна была являться врагом, но, судя по тому, что открылось взгляду Шиффера, никакого напряжения, соответствующего битве, между ними не было. Исходя из этого Кватро сделал единственный логичный в его восприятии вывод - Ичимару, сам будучи шинигами, был ненадёжен, и то, что здесь застал Улькиорра, свидетельствовало о риске предательства.
- Ичимару-сан. - голос арранкара в любой ситуации был неизменен, но сейчас сквозь отсутствие выражения проступал намёк на угрозу. Он питал определённое уважение к правой руке Айзена-сама, но отнюдь не абсолютное, которое могло бы перевесить нахождение рядом ещё одного шинигами. - Кто это? - теперь слова падали тяжело, раздельно и весомо. Подобравшийся Кватро не провоцировал бой и не выходил из гигая, но взгляд на мгновение скосился на запястье, цепляясь за цепочку. Одно движение, и она будет снята, а арранкар тут покинет искусственное тело, мгновенно высвобождая нормальную рейацу. Он точно помнил приказ Владыки - смотреть и запоминать, не препятствовать боям, способным спровоцировать открытие Врат, поскольку изучение их и есть главная цель. Шиффер перевёл взгляд на Врата, пробуя оценить их состояние. Если они и были заперты посторонней силой, то есть шинигами, сейчас это абсолютно по ним не читалось. Вероятность того, что они нестабильны, в выводах Улькиорры сильно возросла. - Нарушение приоритетной задачи скрытности недопустимо. - зелёные глаза наконец вновь встретился с Ичимару. Прикрыв их в выражении не очень понятной эмоции, арранкар двинулся с места, приближаясь к женщине. Факт узнавания членами Готей-13 об их нахождении в Каракуре должен был повлечь весьма нежелательные последствия. В связи с этим Кватро без колебаний посчитал единственно надёжным выходом смерть свидетельницы.

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2011-04-11 11:04:33)

-2

8

Врата Ада раскрылись!
Все кто может видеть призраков/чувствовать рейреку испытали на себе давление духовной силы, похожее на удар. (Вспоминаем момент боя Зараки/Ичиго и Айзена, придавливающего рейяцу Заеля). Это первая волна, давящая всё, на что она может влиять, к земле. Дышать почти невозможно, подняться/выпрямиться тяжело. Рейяцу пропитано "адской" атмосферой - горячее, с муками/страданиями Падших и желанием убивать от Адских Тварей. Пропустить этот момент - невозможно.
Столь сильное давление пройдет быстро, но тем, кто его испытывал так не покажется. Ни шинигами, ни арранкары не могут покинуть гикай. Те, кто на момент открытия Врат не в гикайе, как минимум, теряют сознание от потери духовной силы.

0

9

Начало игры

Тихая утренняя улица тонет в остатках туманной хмари - сырой, мокрой, серой. В разреженной дымке небольшие дома спального района кажутся призрачными, словно написанными слабо-разведенной тушью по мокрой бумаге. Тишина, сонное спокойствие,  безмятежность, преступное чувство безопасности - все это так похоже на Мир Людей, на самих людей. Хранимые высшими силами, они живут в мире, не задумываясь о том, что твориться за их спинами и каких чудовищ порождает та грязь, которую они разводят, гордо именуя ее своей жизнью...
Раннее утро тихо и сыро, спокойно... И никто не ждет, что скрытый за туманом Ад, снова раскроет свои Врата... С тяжким, натяжным скрипом двинуться толстые цепи, толmко звенят кольца, с хрустом разламывается сросшаяся кость - тяжелые створки раскрываются медленно, обнажая клубящийся за ними багровый сумрак. Так раскрывается утроба матери, выпуская на свет Божий дитя, так лопается переспевший фрукт, так сползает обварившаяся кожа... С утомленным, облегченным вздохом рвутся последние цепи и Врата распахиваются, выпуская жаркую, сухую рейацу, раскаленной волной прокатывающийся по сонной улице, и злой вой...

Они появляются из ничего - вырастая прямо из клубящейся бездны за Вратами, срываются вниз, с порога, огненными каплями падая на землю. Твари - многоликое, многоглазое, усеянной зубами и когтями, злобно бьющие хвостами. Псы воют, роют землю и припадают на задние лапы, но не двигаются с места. Тот, кого они ждут не задерживается - закутанная в черное фигура легко ступает на небо и замирает, прислушиваясь к ликующему вою тварей.

- Искать, - сжатые в жесткую линию губы разлепляются, выталкивая одно единственное слово - приказ. В негромком голосе надменная уверенность существа, привыкшего к тому, что его слушаются с полу звука. И этого достаточно - твари срываются с места, словно только этого и ждали, рассыпаются в разные стороны, пропадая из вида. Выходец следит за одной из них, а потом отбрасывает капюшон. В неверном свете открытое лицо кажется бледным и нездоровым. Сырой воздух настойчиво лезет в легкие - Шики раздраженно передергивает плечами. Мир Живых ему не нравится - влажно, серо, сонно. Мужчина щурится и поднимает голову, рассматриваясь небо - низкие хмурые облака. Он не видит ничего нового, а ведь говорили, что в Генсее небо другое - невероятного, ясно-голубого цвета...
Он разочарован - выйти из Ада и попасть в подобное место, да еще и потому, что имел глупость однажды увлечься - что может быть хуже. За свои ошибки нужно расплачиваться - это нехитрая философия, которую в Пекле понимаешь сразу. Он прекрасно знает, почему именно его послали в Генсей, почему именно он должен привести Заблудшего обратно, но радости это не добавляет. Зато пахнет сплошными проблемами, начиная с той, что где искать мерзавца... Радостный лай пополам с поскуливание отвлекает от сумрачных мыслей, оповещая о том, что одна из Гончих взяла след. Сухие губы трогает нехорошая усмешка - Падший не торопясь идет следом за разве что не приплясывающей от возбужденного нетерпения псиной. Ей не терпится - сорваться в бег, начать погоню, настигнуть добычу и впиться в ее горло. Ей хочется бежать, ей хочется отвлечься на тех, других. Полных силой, таких близких... но на них нет и следа нужного запаха, поэтому она проносится мимо, замирая каждый раз и поджидая когда подойдет следом хозяин. Шики не торопиться, да ему и незачем - бежать Накитсуре все равно некуда. Разве что, обратно в Ад.

-------- > Магазин Урахары

Отредактировано Heenari Shiki (2011-04-24 14:29:11)

0

10

"Рангику..." - реакция девушки, её ответ, манера речи, выражение лица - всё было знакомыми, близким, едва ли не осязаемым. "Ты совсем не меняешься", - Гин усмехнулся благодушно, тепло, но по-прежнему лукаво. Несмотря на то, что ему приятно видеть в ней знакомые черты, приятно знать, что этот год не отразился на ней негативно, кое-что всё-таки вызывало возмущение. "Нельзя постоянно закрывать глаза на проблемы, Рангику. Иначе упустишь момент, когда они окажутся в непосредственной близости", - Ичимару подошёл к девушке, по ходу дела снимая с себя пиджак и накидывая ей на плечи. От него не ускользнуло ни то, как Матсумото повела плечами, ни то, как поправила отсыревшую в пасмурную погоду прическу. Ему, пожалуй, было всё равно, как она выглядит - красоту не испортишь погодой и не скроешь одеждой, - но повода мерзнуть это не давало.
- Как-нибудь в другой раз, - с мягкой усмешкой кидает он, давя в себе зачатки совести. Гин боится, что когда-нибудь непоправимо навредит ей - навлечет подозрение или подставит под удар. Этот страх мешает ему. Он холодит порывы, не даёт думать, останавливает. Гин теряет стопроцентную уверенность в себе, забывает о собственном тщеславии и бессовестности. Этот страх - его уязвимое место. То, что делает его человеком. Правильней всего было бы разорвать все связи с человеком, за которого он боялся. Ради её и своего блага стоило отказаться от встречи. Но Гин верит, что всё обойдется. Они всегда были везучими.
- Скорее вам, - довольно ехидно протянул Ичимару, поправив рыжую прядь. В прикосновении не было необходимости, но ему нравилось чувствовать прохладу именно её волос. - Последнее время шинигами сильно полагаются на Куросаки. Следовательно, когда Сой Фон и Хитсугайя измотаны боем, использовать будут именно его, - он не был любителем говорить очевидные истины, но ему нравилось выглядеть перед ней умным и сильным. Нравилось, что Рангику это замечала и гордилась им, несмотря на то, что они были по разную сторону баррикад.
- Я и ответственность? - с искусственным удивлением повторил Гин, склонив голову набок. - Тебе давно было пора понять, что эти понятия не сочетаются, - в тоне голоса слышна усмешка. Он старательно переводит предположение в шутку. "Нет, Рангику, я никогда не позволил бы себе такую роскошь, как забрать тебя с собой. Тамошний Бог капризен и злопамятен. Прости, но вручить ему в руки такое хорошее оружие против себя я не могу". - К тому же Рангику, которую я знаю, не предаст Готей, - в голосе Ичимару твёрдость. Ему достаточно уже того, что он сам, следуя своим амбициям, вступил на этот путь.
- Это главное, что тебя интересует? - с искренним удивлением спросил Ичимару. Он ждал чего угодно - всевозможных вопросов о его целях, намереньях и причинах - но не разговоров о чувствах. Тоска - это ведь тоже чувство. С ним можно жить, к нему даже привыкаешь, но в каждом новом рыжем пятне ищешь её. Скучал ли он? Гин не знал чёткого ответа на этот вопрос. За год в Лас Ночес он не испытывал нехватки, регулярно видя её чужими глазами. В целом, ему достаточно было уже того, что у неё всё хорошо. Но встретить Рангику в Каракуре, увидеть её, убедиться, что всё в порядке теперь уже своими глаза, было важно. - Скажем так: единственное, что держало меня в Сейрейтее - это ты. И я был бы не против, если бы ты подержала меня ещё недолго, Рангику.
Присутствие Улькиорры Гин скорее увидел, чем почувствовал - гикай, разработанный Заелем прекрасно справлялся со своей задачей скрывать духовную силу, но гнетущая атмосфера, окружающая "юношу", выдавала.
- Страх итак касается всех без разбору, - пожал плечами Ичимару, игнорируя вопрос арранкара. По-прежнему оставался шанс, что Рангику не поймёт, кто перед ней. Ни мешать, ни помогать шинигами с опознанием лис не собирался. Его цель и определяемые ей средства были отличны от тех, которые поставил перед Улькиоррой Айзен. Арранкар мог об этом не знать, но одно это не должно было ему придерживаться своего задания.
- Что ты делаешь, Улькирра? - явное намеренье убивать, глупое, но броское заявление и ещё более глупый жест выдавали Пустого с головой. Если до этого у Рангику могли оставаться какие-то сомнения, теперь "юноша" всё расставил по своим местам. - Она не должна тебя волновать, - чётко проговорил Ичимару, перегораживая ему дорогу и хватая за руку, поверх цепочки. Тот взгляд, который он увидел, намекал на то, что Шиффер не применёт воспользоваться релизом в непосредственной близости от и без того нестабильных Врат. "Идиот". - Мои встречи и разговоры тебя не касаются, - ядовито протянул Гин, сдавливая пальцы на хрупком запястье. Сейчас в этом теле, без чудовищного объема рейяцу, Ичимару имел явное преимущество перед пустым, обыгрывая его как по массе, так и по опыту. - Следи за своим поведением.
За короткие секунды в голове альбиноса, всегда очень чутко относящегося к вопросам статуса и положения, толпилось множество вопросов, среди которых особенно выделялся один. "Где остальные?" Вместо того чтобы задать его, Ичимару напрягся, почувствовав изменения в фоне духовной силы, окружающей Врата. До этого стабильная, она практически не давила на окружающих, сейчас же её напряжение стремительно возрастало. В такой ситуации, находясь перед Вратами, грозящимися открыться с последствиями, в обществе Улькиорры, обнаружившем в себе манию убийства, и Рангику, Гин принял единственно верное решение.
- Уходим. Быстро, - чётко проговорил Ичимару, дернув за цепочку, удерживающую духовное тело в гикае, и скорее оттолкнул, чем отпустил Улькиорру. Подхватив оседающий гикай свободной рукой, он бросил всего лишь один взгляд на Шиффера: - За мной. Одно неверное движение, и я убью тебя, - отчеканил Гин и сорвался в шинпо, придерживая Рангику.
"Доигрались", - подумал Лис, приземлившись на крыше одного из домов и тут же оседая на колено, под гнетом ужасающей рейяцу. Перед глазами потемнело, и он отпустил Матсумото, уже не глядя. Рассмотреть открытие Врат тоже не представлялось возможным, но ему вполне хватало ощущений. Перепутать их было трудно - под давлением более мощной рейяцу он стремительно терял свою. Меняя концентрацию, Гин позволил гикаю "накрыть" себя и с трудом одел цепочку дрожащими пальцами. "Похоже, в честь моего прихода закатили вечеринку. Право же не стоило", - пронеслись в голове язвительные мысли. - "Надеюсь, теперь все собрались".
- Ты в порядке? - в голосе звучала только пародия на обычную беспечность. Все ещё сбитое духовным ударом дыхание не позволяло большего.

ЗЫ. реакция на Шики в следующем посте, а то мои много букв и так больше смахивают на словоблудие.

+4

11

Обернувшись в еще теплый пиджак, Рангику не упустила возможности понежиться в нем, подхватив за ворот, притягивая к самому лицу, почти несознательно вдыхая запах и ощущая то «тепло» что в нем осталось от Гина. Она лишь улыбнулась в благодарность, мягко, нежно, не прибегая к бесполезным ужимкам, в попытках отказаться от подобной жеста доброты. Девушка в глубине души была счастлива, что он все-таки заметил ее состояние, не оставшись при этом в стороне.
Ей было жаль Куросаки, и она даже ему почти сочувствовала. В отличие от них, шинигами, он все еще был живым человеком, но ему уже пришлось ступить на их путь, самому став богом смерти, лишиться возможности прожить нормальной жизнью. Да, теперь он наверняка сказал бы что-то вроде: «хорошо, что я сейчас имею эту силу, тем самым могу защитить тех, кто мне дорог». Но если бы изначально он не знал о них ничего, не видел их, то сейчас мог бы полноценно проживать свою нормальную, человеческую жизнь. А не бегать на разборки, в которых должны разбираться другие.
- Конечно же, я не серьезно, девушка натянуто посмеялась, тем самым подтверждая свои слова. Но в душе, все же было чуточку обидно, что он воспринимает ее именно так. Наверняка он просто не хочет вовлекать подругу детства в свои проблемы и решения, но это отнюдь никогда не значило, что она не готова была идти с ним до конца. И тем не менее, у Рангику не было причины теперь идти наперекор ему, так же как и причины останавливать. Все что оставалось, это позволить всему плыть по течению, придерживаясь тех рамок, в которые она попалась.
- А ты думал, что я буду выспрашивать ваши секретные планы? С усмешкой подметила Рангику, читая все его мысли, которые так ярко в этот момент отразились на его лице. – Мне это почти не интересно. Даже думаю, что я больше не хотела бы их знать, чем наоборот. Выдержав небольшую паузу, она добавила: - Лишь бы ты оставался в поле моего зрения. Не уходи, дальше, чем ты есть сейчас от меня. – Слова, произнесенные почти шепотом, отвернувшись в этот момент от Гина.
Отвернувшись от Гина, от врат, глаза девушки наткнулись на случайного прохожего, с виду целенаправленно направляющегося в их сторону. Совпадение ли? На самом деле, увидеть прохожего в этом парке не вписывалось в нечто незаурядное, на что стоило бы обращать внимание. Хотя их ситуацию нельзя назвать располагающей к новым встречам, но отсутствие какой-либо рейреку давало возможность игнорировать чужое присутствие, как если бы это был обыкновенный человек, шедший по своим делам вдоль парка в это раннее утро. Но, все заканчивалось тогда, когда этот, казалось бы Случайный прохожий, оказался не таким уж и случайным. Подойдя к ним почти вплотную, парень обратился к Гину как некто, хорошо его знающий. Волей неволей Рангику насторожилась, хотя и не подавала виду. Она стояла к незнакомцу полу боком, поэтому потребовалось сделать  небольшой шаг, чтобы развернуться к нему чуть больше, чтобы разглядеть его получше и во всей красе. – Кто это? – в сомнения девушку вводило то, что она не чувствует от этого парня абсолютно никакой реяцу. От шинигами, будь они хоть в гикаях, все равно ощущается духовная сила, именно так, даже сейчас, не напрягаясь, она могла знать расположение всех шинигами в пределах Каракуры. Возможно ли что Гин знаком с простым человеком. В таком случае, что же их связывает. Да и что за угрозы тогда? – Хотя… постойте. Только сейчас  заметив это, - от Гина ведь так же не исходит никакой рейреку, а ведь он, как и она шинигами. – Может ли оно быть все дело в гикае или каком-то артефакте? Тогда, логическая цепочка практически приобретала свою завершенность, из чего следовало, что этот человек на большую часть уверенности являлся аранкаром. К тому же эспада, так как по их информации именно эта верхушка имела человеческий облик. А вот это уже могло быть опасно. Матсумото с укором посмотрела на Ичимару. – И это ты мне совсем недавно утверждал, что ничего не замышляете? А это тогда что, своеобразный выгул питомцев? Взгляд уже явно буравил старого друга.
Только при этом она оказывалась теперь третьей лишней и явно мешала незнакомцу. Холодный взгляд, пренебрежительное отношение и леденящая аура уже не предвещала ничего хорошего, а свозящее в воздухе намерение убийства тем более.
Рангику была сильной женщиной, ощущала себя сильной женщиной, поэтому у нее не было привычки прятаться за спины других. Так и сейчас, она продолжала стоять на своем месте, не шелохнувшись. – Не думай, что я легко поддамся на угрозу. Встретить аранкара это, конечно же, проблема, но тут толь пан или пропал, другого быть не могло. А за жизнь в случае чего придется сильно побороться. Но, не смотря на эту ее готовность, за нее вступился Гин, перехватывая шаг этого самого «Улькиоры» в ее сторону. Ей оставалось только наблюдать за дальнейшими их действиями.
Что было дальше произошло в доли секунды, чтобы осознать, понять и пережить произошедшее. Случилось худшее и врата все же открылись.  Волна тяжелой духовной энергии моментально распространилась от врат по всему городу. А они еще и находились в непосредственной близости. Не среагируй Гин так чутко на изменения в атмосфере еще до открытия лежать бы ей, да и им, сейчас без сознания, если уже не в глубине самих врат. Матсумото успела почувствовать только самый пик перед открытием, что не давало ей времени покинуть это место самостоятельно. Благодарность Гину, только выразить ее сейчас не было возможности. Накрывшая их волна жутко давила, выворачивала внутренности, хвала богам, что она давно ничего не ела, а то сейчас вполне возможно, что ее вывернуло бы на изнанку. Когда Гин отпустил ее, Рангику прямо рухнула на колени, тяжело кашляя и почти задыхаясь, с усилием глотая воздух, наполняя иссушенные легкие. На глазах проступили слезы.
- В порядке, жить буду, - все еще откашливаясь, с натянутой усмешкой произнесла Матсумото. До сих пор сидя на коленях упираясь руками в пол, лейтенант с усилием воли все-таки встала на ноги и неровным шагом подошла к краю крыши, чтобы увидеть раскрывшиеся врата собственными глазами.

+1

12

Действие Ичимару заставило остановиться. Резко и чётко, будто увидел стену, но причиной тому был не страх или подавление чужой волей. Естественно нет - подобные чувства арранкару были не знакомы. Это было разумное решение, обусловленное тем, что развивать конфликт с Гином значило начинать бой, что не вписывалось в планы Шиффера, а остановить отпор шинигами можно было только за счёт прямой физической силы, которой Кватро в гигае не располагал. Таким образом, оставалось остановиться, молча принимая требование того, кто, по сути, находился выше по рангу. В безразличных глазах арранкара блеснула не показанная агрессия, но, прежде чем минута прошла и Шиффер успел что-то ответить, ситуация изменилась. Он почувствовал это ещё до того, как осознал стремительно растущее количество рейацу, исходящей от Врат. Вне зависимости от причин, это могло значить только одно - проход в Ад вот-вот откроется. Будучи чётко опасным и не входящим в данный момент в планы событием, оно одновременно было и тем, ради чего Улькиорра был отправлен в Генсей. Именно ему было поручено собрать информацию о Вратах, и это было главной целью. Для этого Кватро и обладал абсолютным зрением, но сейчас очевидной необходимостью было не демонстрировать своё присутствие, отказываясь, таким оьразом, от вмешательства в причину раскрытия Врат. Исходя из имеющихся у арранкара сведений, оттуда должны были появиться Адские твари, имевшие в этом мире определённую цель.
Времени на то, чтобы обдумывать короткий и резкий приказ Ичимару не было, факт, что надо уходить, был очевиден. Ушедший в шунпо шинигами не осиавил вариантов, так что, легко сняв цепочку, Эспада с уже знакомым чувством вышел из гигая и, сразу же подхватив его, в один шаг оказался рядом с Гином. Собственная свободно выходящая духовная сила должна была бы создавать ощущение комфорта по сравнению с её полной изоляцией, но в данный момент единственным, что испытал арранкар, была волна рейацу, вырвавшаяся из Ада. Давление было настолько жёстким, что осознание невозможности выдержать его было мгновенным и интуитивным. Таким же интуитивным было возвращение в гигай - спрятать собственную рейацу было единственной возможностью  ослабить давление чужой. Сознание в этот момент концентрировалось на единственном действии - одеть на руку цепочку, привязывающую душу к искусственному телу. Долгие секунды Кватро чувствовал, что не может вдохнуть и контролировать своё тело, но, будучи арранкаром, воспринимал это не так, как обычная душа. Чётко воспринимаемые факты, несмотря на невозможность полноценно рассуждать, не были связаны с эмоциями. Всё, что происходило с его телом, Шиффер воспринимал несколько отстранённо.
И ещё всё это время он смотрел на Врата, исполняя данную ему миссию. Не успевал осознать то, что видел и обдумать это, но его взгляд был неотрывно привязан к раскрывающимся створкам. Когда Кватро смог наконец нормально вдохнуть и обнаружил себя упирающимся руками в крышу, чтобы окончательно не упасть, двери в Ад были уже открыты.
За ними была только багровая муть, и именно из неё появились те, кто должны были быть Адскими тварями. Выглядящие как псы, они сразу дали Шифферу ответ на заданный ранее Владыке вопрос - являются ли Адские твари душами. Нет, это были не души в употреблённом понимании этого слова. Используя имеющиеся познания, Улькиорра приходил к выводу, что у этих существ должен быть хозяин. Тот, чья воля их направляет за добычей.
И арранкар смог убедиться, что был прав. Тот, кто вышел из Врат следующим, должен был выглядеть, как человек и наверняка был душой. Вступить с ним в контакт было бы полезно, но сейчас об этом не могло идти и речи. Псы прошли мимо - значит, у них была конкретная цель, не имевшая общего с находившимися на крыше. Вставать же на пути, не имея представления о том, с кем имеешь дело, было бы глупостью.
- Нужно выяснить их цель. - тише обычного проговорил Улькиорра, поворачивая голову к Ичимару.

0

13

Сжигающая атмосфера Врат по-прежнему давила, когда Ичимару, как ни в чём не бывало, поднялся и огляделся, оценивая ситуацию. Судя по всему, в непосредственной близости от эпицентра находились только они втроём. Значит, полученный ими удар был сильнейшим. Но, несмотря на то, что никто из них серьёзно не пострадал, сила давления не стимулировала острого желания экспериментировать с выходом из гикая. Впрочем, как раз этот эффект должен был оказаться временным. "Что ж... остается надеяться на благоразумие и силу характера Халибел", - с усмешкой подумал Ичимару, уверенный в том, что Секста, если Терцеро его не упустила, даже при отсутствии благоразумия будет, тем или иным образом, находиться под контролем единственной женщины в Эспаде. Это в том числе гарантировало ему относительно лёгкий перенос открытия Врат.
Казалось бы, не вслушиваясь ни в ответ Рангику, ни в реплики арранкара Гин вглядывался в то направление, в котором исчез выходец из Ада. В том, что черноволосый мужчина вышел с той стороны Врат и вывел Псов, Ичимару был уверен, хотя никогда не слышал ни о чём подобном. Его рейяцу была несравнима ни с рейяцу шинигами, ни с рейяцу Пустого. Она была уникальной. "Служитель Энма-о", - Гин не знал, каковы его цели и способности, но мог сделать, как минимум, пару предположений.
- Похоже, у нас появился конкурент, - усмехнулся Ичимару, убежденный, что адский выходец, как и все они, озабочен поиском артефактов. Об этом говорили и ранее полученная информация о Псах, рыщущих по Каракуре, и легенда, которая альбиносу показалась в своё время очень скучной. - И судя по всему, у него перед нами явное преимущество, - в чем именно Ичимару уточнять не стал - слишком много времени пришлось бы тратить на разъяснения, - но если его предположение верно, часть шинигами была загублена ещё во время утренней бойни, ещё часть, скорее всего, не пережила благополучно открытие Врат, у тех, кто остался, наверняка непомерно много работы, в то время как Адский ничем не обременен, чувствует себя вполне комфортно и идёт с мощным сопровождением.
- Вы заметили, что песики различаются по внешнему виду? - вслух рассуждал Ичимару, увлечено рассматривающий гостей. - Лёгкие гончие рыщут по следу, в то время как волкодавы охотятся. По крайней мере, именно это разделение было бы логично. Что-нибудь подобное уже происходило, Рангику? - тут же вернулся альбинос к брошенной в связи с появлением Улькиорры игре. У него было право на более-менее нейтральный вопрос, ответ на который он уже знал из другого источника.
- Их цель и так понятна, - задумчиво произнёс альбинос, прикидывая, как сильно отражается на них открытие Врат. - Они ищут артефакты. Или то существо, которое было убито утром, - из того, что докладывала ему маленькая шинигами Китти, следовало, что Тварей привлекал тот малый, который устроил феерическое представление у, очевидно, уже бывшего штаба десятого отряда. Гин неплохо был знаком с географией Каракуры. За последний год, обреченный на безделье шинигами был буквально вынужден изучить каждый уголочек этого захолустного городка, в котором, так или иначе, происходили самые судьбоносные события. Это и умение без особого труда определять рейяцу в радиусе действия своего Банкая открывало широкие возможности. Так он совершенно точно знал, что Адский в сопровождении Тварей направлялся к Урахаре. Оставалось под вопросом, знает ли Рангику это и то, что её недоросток-капитан находится там же. - Но, тем не менее, проследить за ними не мешает. Этим и займешься.
- Улькиорра, - тон вопроса кардинально отличался от тона всего предыдущего монолога. В тягучем голосе Ичимару сквозила угроза, - где Орихиме? – обернувшись, он посмотрел в неестественно зелёные глаза и, очевидно не ожидая "правильного" ответа, продолжил. - Выйди из гикая, - по идее, пост эффект после открытия Врат должен был уже пройти. Это предположение стоило проверить. Тем более что, даже в самом крайнем случае, умереть сразу только от потери рейяцу Кватро Эспада не мог.

+3

14

Улькиорра был горд. Так или иначе был. Он знал свои силы и возможности и ценил их, готов был отстаивать - точнее, готов был применить силу по отношению к тому, что считал возможным покуситься на его имущество и положение. В его глазах это было просто глупо, поскольку каждый занимает заслуженное им место. Таков закон жизни Пустых - он неизменен в Уэко Мундо, кто бы ни считал себя Королём. Улькиорра появился задолго до прихода в бесконечную пустыню Айзена. Его жизнь изменилось с того мгновения, когда остатки маски на лице были разбиты, а сила запечата в меч, словно у шинигами. Он знал, что теперь не такой, каким был создан от природы. Его существование теперь было искусственным, и обязан им он был Айзену Соуске, но оно было лучше. Выше, разумнее. Это была следующая ступень эволюции. Единственная возможная после Вастор Лорда. Кроме того, Владыка придал его жизни смысл. Что-то кроме Пустоты. За это Шиффер дал шинигами свою верность. Это не было слепой верой, и не было безоглядной преданностью - нет. Это не было ничем, потому что арранкар ни во что не верил. Это просто было фактом. Таким же фактом было его признание иерархии - Ичимару и Тоусен были следующими после Айзена, первые три номера Эспады - выше него, поскольку сильнее. Возможно. Они никогда не мерились силами. Они никогда не встречались, прежде чем шинигами пришли в их мир.
Признание иерархии, вызванное не страхом или уважением, а лишь простым решением равнодушного сознания Улькиорры, заставляло его сейчас без тени неудовольствия исполнять слова Ичимару. Тот, кто формально выше, имеет право распоряжаться. Тем более, его распоряжения совпадали с логикой Шиффера. Проследить, дать ответ о местоположении пленницы, выйти из гигая.
- Иноуэ Орихимэ в своём доме с подругой. Она не покинет его. - люди боятся боли и смерти - они не должны нарушить указание, угрозой за неисполнение которого назначена смерть. Потому что в ином случае Улькиорре не будет ничего стоить убить случайную знакомую пленницы. Ему всё равно, жизнь человека мало для него стоит, и Иноуэ знает это.
Шиффер не стал объяснять своих действий шинигами. Он не видел в этом смысла, отвечая только на заданный вопрос. Взгляд скользнул с лица Ичимару в сторону, туда, где скрылся выходец из Ада. В прозрачном воздухе ничто не говорило о том, что существо из другого мира ищет здесь свою добычу.
- Я считаю более вероятным, что они ищут не артефакт, а в первую очередь душу, поскольку Аду принадлежат души, а не вещи. Поэтому я буду следить за хозяином. - при таком разделении назначений псов можно предположить, что первыми цель найдут гончие, и, в случае необходимости предотвратить достижение посланником Ада цели, следить стоит за ними, чтобы перехватить раньше, чем они выследят добычу. Однако, приказом от Владыки для Улькиорры было ни что иное, как сбор информации, а хозяин приведёт и к собственной цели поиска. Только увидев хозяина адских псов со стороны, Кватро понял, что до сих пор никогда не встречал подобного. Следующий логический шаг состоял в том, чтобы узнать, понять до сих пор неизвестное явление. Это не был интерес, нет. Это было желание не оставаться в неизвестности. И ещё видеть. То, чего Улькиорра не видел, не существовало. Раз этот посланник Ада существовал, арранкар должен был его видеть. В близи и в подробностях.
"Существо, которое убили утром... Если за ним пришли, значит, оно по-прежнему где-то в этом мире." - эта мысль не была поводом менять планы, но была поводом отметить этот факт. И проверить при случае.
Осталось исполнить последние требование Ичимару - снять гигай. В лишённых выражения глазах не отразилось ничего, когда арранкар молча подцепил белыми пальцами цепочку на запястье и потянул за неё. Одно мгновение всё шло, как должно было - лишённое связи с душой тело обмякло и начало падать, но лишь на мгновение. Спустя секунду оно вновь связалось с душой. Ничего не изменилось, словно Кватро был человеком, не способным отделиться от своего тела.
"Что это значит??" - в широко раскрытых зелёных глазах вспыхнуло удивление, зрачки сузились. Кватро в секундной растерянности посмотрел на свои руки. - "Как это возможно?"
Он готов был, покинув искусственную оболочку, почувствовать слишком большое давление рейацу с той стороны Врат, готов был ответить шинигами, что всё в порядке. Только не мог предположить, что не сможет вернуть себе нормальную силу. И всё же он был заперт в этом теле.
- Я не могу выйти из гигая. - равнодушный голос не дрогнул, арранкар рывком нахмурился, быстро восстанавливая контроль над собой и пытаясь понять, что происходит. - Никаких специфических чувств, однако, оболочка не отделяется.
- Возможно, ситуация отличается с шинигами. - во фразе проступило откровенное предложение к собеседникам попробовать также покинуть гигаи. Несмотря на полное внешнее спокойствие, открытие неприятно впечатлило Шиффера. Наверное, можно было бы сказать, что он нервничает, если это слово можно применить к безразличному ко всему Кватро. - Хотя это и маловероятно, поскольку принцип прикрепления душ идентичен.
Арранкар глубоко вдохнул. Ситуация была очевидна: и он, и шинигами лишены возможности снять гигай, а значит, в их распоряжении не было абсолютно никакой боевой силы. Такая ситуация рушила сразу все планы, делая беззащитной всю экспедицию. Однако, если это распространялось и на посланников Готей-13, они не представляли угрозы. Положение было бы пусть не нормальным, но равновесным, если бы только не было адских тварей. Но они были. Волкодавы, гончие и их хозяин, и все далеко не беззащитны. Если их намерения окажутся агрессивны, противопоставить им нечего. Абсолютно.
В таком виде оставлять дела нельзя. Нужно найти что-то, что послужит как минимум гарантией безопасности. Задумавшись о том, где искать, первым же Кватро подумал о пленнице. Родившись в этом городе, она должна знать максимум обо всех доступных средствах. Кроме того, она обладала боевыми способностями, и для использования их не нуждалась в выходе из смертного тела.

+3

15

И все-таки это случилось. Врата были открыты и из них уже начали выходить адские твари во главе со своим хозяином. - Это служитель ада? Раньше Матсумото не видела ни одного из сих представителей, ни во время инцидента с вратами год назад, когда они впервые выпустили в город своих адских псов, ни впоследствии, когда врата так или иначе прорывали печать. Хотя может в первый раз ей не так повезло на новые знакомства, так как по большему счету, наблюдала все происходящее только со стороны, и отнюдь не с первых рядов, а в другие разы просто не сталкивалась .
- Только их для полной компании и не хватало, не без иронии проговорила девушка. - Новые лица - новые проблемы. Но, нужно заметить, что на этот раз Адские Твари вели себя совершенно иначе, чем обычно. Присутствие хозяина явно оказывало на них положительное влияние, в плане координации движений и целенаправленности, и это по-своему упрощало нынешнюю ситуацию. Раньше, когда открылись врата, и появлялись эти псы, в Каракуре творилось черт знает что, полный хаос и неразбериха, они разбегались в разные стороны, уничтожали город, нападали на живых людей. Сейчас же, вся вышедшая свора мирно, если этот термин вообще можно  определить к выходцам из ада, направлялась в одном направлении... – Похоже, эти парни наконец-то взялись за дело всерьез. Если они преуспеют в своих поисках, я буду только рада. Шинигами уже год занимались поисками артефактов, но ни один так и не нашли. А врата не закроются, пока не будет возвращена их собственность.
- Да, было дело. Почти сразу после нашего расставания год назад.. Рангику едва заметно улыбнулась, но эта улыбка выдавала только грусть и некоторое сожаление. События тех дней казались такими далекими, но, не на столько, чтобы с легкостью забыть о них, даже спустя долгое время. Девушка усмехнулась, погрузившись в свои воспоминания, - она до сих пор до конца не осознавала, как инцидент вокруг нее смогли растрясти, что на данный момент она продолжала нести свою службу в мире живых. – Ну и впоследствии, при очередных открытиях врат. Только вот, разумного, (по крайней мере, на вид) их представителя еще не встречала, не успела, так сказать, зазнакомиться. При этом девушка сделала вид, будто это оказалось досадным упущением с ее стороны, откровенно подводя его на провокацию.
- Интересно, чем ты занимался после нашего расставания, да и весь этот год? Ты спрашиваешь об этом так естественно, что я невольно чуть не подумала, будто ты действительно мог быть не в курсе. Выдержав небольшую паузу, она изобразила на своем лице удивление. - Только не говори, что угодил в больницу, в которой тебя очень долго не выпускали злобные медсестры. Причем лечили тебя обыкновенными методами (без реяцу) минимум пол года и никуда не выпускали. Матсумото не прикрыто усмехнулась, выдавая такие нелепые предположения старому другу.
- Если внешние различия, это все что их между собой отличает, то это все равно ничем хорошим не скажется на окружающем мире. Она фыркнула, выказывая к ним свое отношение. - Когда они необузданны, это все равно ничем хорошим не оборачивается.  За время их «общения» она составила о них лишь негативное впечатление, чтобы сейчас попробовать ими восхититься или что-то в этом роде.
- Так что же их сдерживало до этого момента? Когда врата открывались, выходили только псы, когда они были запечатаны, никто не пытался их открыть. Или печати Маюри-тайчо, в действительности не только закрывали врата, но и предотвращали от насильного их открытия с другой стороны? Ведь если задуматься, за последнее время печать держалась дольше обычного, а если кому то действительно понадобилось бы выйти, тому кто Имел на это право и силу, мог бы сорвать их в любой момент. Если так, то нужно отдать капитану 12го отряда должное, раз его изобретения начинали работать, чтобы сдержать таких представителей Ада, и она совсем не имела в виду псов.
Стоит ли оставлять в покое эту компашку? Когда они в принципе никого не трогают, и у служителей Ада есть свои полномочия, так же как и у шинигами. С одной стороны они мирно себе шли за определенной целью, что со стороны больше напоминало выгул собак, но, то, что их цели были неизвестны, вызывало только подозрения. С другой стороны возникало еще одно Но. Лейтенант не придала сразу этому значения, но, они направлялись в сторону магазинчика Урахары. Простое ли это совпадение? Тело девушки напряглось, ощущая реяцу капитана, она могла сказать, хоть и с сомнением, что он еще не совсем стабилен, если вообще пришел в себя. И вдруг они встретятся, и что дальше? При худших обстоятельствах он не в состоянии сейчас драться. Отсутствие ответов на вопросы угнетало. Но она не могла позволить своему капитану кануть в лету так же как и большей части десятого отряда (за что уже давно скребли по сердцу дикие кошки). Поэтому оставлять его далее одного в такой ситуации никак нельзя, иначе ж сама с ума сойдет от волнения. А находится ли в своем магазинчике Урахара, определить она никак не могла. Этот прохиндей слишком хорошо научился скрывать реяцу, за время своего изгнания.
- Извини Гин, но я за ними. Она решительно это заявила, игнорируя (не замечая) его приказа Улькиоре. - Встреча была недолгой, и мне очень хотелось бы еще с тобой поболтать, но я не могу сейчас оставить своего капитана. Хоть ее слова и звучали уверенно, но голос наверняка выдавал волнение, а также толику сожаления. Такой редкий шанс встретиться, но слишком неудачные обстоятельства. Сделав один шаг к Ичимару, и слегка потянувшись, она поцеловала его в щечку, а отстраняясь, улыбнулась. – Спасибо за пиджак, который, кстати, возвращать она ему не собиралась.
Стоило отступить еще на пару шагов, как ушки Матсумото дернулись, услышав знакомую фамилию, и тут же навострились. - Что? - Значило ли из вопроса Гина, что девочку по какой-то причине привели в Каракуру, и при этом оставили одну. Немного поспешный вывод, но мыслить хотелось наиболее позитивно. Поэтому возможно, в данный момент Иноуэ была еще и без сопровождения. Слишком заманчивый случай, чтобы им не воспользоваться. Хоть весь Сейретей однажды наплевал на судьбу девочки,  но для Рангику она успела стать не последним в мире человеком, о  котором она не стала бы беспокоиться. Тем не менее, ситуация складывалась таким образом, что отправляться самой в данный момент не было возможности, но вот отправить кому-нибудь бабочку с посланием можно было. Теперь, стоит ей скрыться из виду, и сообщение полетит к своему адресату с надеждой передать свое послание. Только бы адская бабочка не привлекла лишнего внимания, со стороны Гина или аранкара.?Она не собиралась становиться свидетелем, как аранкар выходит из своего гикая, но так или иначе из-за секундного замешательства она задержалась, уже наблюдая, и осознавая то, что он не в состоянии этого сделать. Было ли это следствием столь мощного выброса реяцу из врат, по сравнению с их прошлыми открытиями, сказать точно нельзя, но это был единственный логичный вывод, который можно было предположить в спешке, без каких либо показателей. Хорошо еще, что она не решила, тут же выпрыгнуть из своего гикая, а то наверняка сейчас давилась бы таблеткой, отторгающейся собственной душой, не сумей она автоматически выйти из физического тела. Вот ужас был бы. И проверять это наверняка, на себе совсем не хотелось. ?Вывод оставался один, добираться до магазинчика придется человеческими способами. - Пешком - это невообразимо долго, значит - придется ловить такси. Сама себе закончила вслух собственные рассуждения Матсумото. Теперь все что оставалось - спуститься с крыши этого здания, и остановить первую же машину.

------------------- > Магазин Урахары. Двор.

+2

16

Рангику не сказала ему ничего такого, чего бы Ичимару не знал сам. Гин в очередной раз убедился в верности своих предположений и утвердился в том, что никого подобного шинигами не видели. «Занятно», - подумал альбинос, про себя решив при случае поговорить с ним. Поделившись информацией, они могли разрешить, наконец, ситуацию с Вратами, что вернуло бы шинигами и арранкаров на заданные позиции. Осталось только определиться, хотел ли этого Ичимару на самом деле. В конце концов, патовая ситуация, из-за которой война уже год как откладывалась, его вполне устраивала. «Жаль только, что она не может длиться вечно».
- Тебе не кажется, что это напоминает сюжет какой-нибудь мыльной оперы? – абсурдность предположения Рангику вызвала веселую усмешку. Они оба понимали шутку, хотя поддержать такой тон Гину не давала сама ситуация. – Делай, что хочешь, - ухмыльнулся Ичимару, который не считал себя вправе задерживать Рангику несмотря на сомнения и в том, что Хитсугайя Тоуширо мог чем-то заинтересовать служителя Энма-о, и в том, что Матсумото способна ему помешать, уж коли первое предположение окажется неверным.
Не за что, - отмахнулся Гин, ловя рыжую прядь только что пощекотавшую его щеку. В любом случае, он был рад встретиться с ней пусть даже ненадолго. «В конце концов, как раз это было вполне ожидаемым, хотя я и надеялся, что она не обратит внимание». - До свидания, Рангику, - почти нехотя Гин отпустил золотистую прядь. Причин задерживать её у него не было. - Будь осторожна, - добавил он уже в спину уходящей шинигами, под взглядом Улькиорры сняв с себя цепочку, крепящую душу к гикаю. – Мы не знаем о его целях, но в том, что сейчас Адский имеет явное преимущество, я уверен.

Ичимару не имел собственных принципов. В большинстве своём он как в кривом зеркале отражал принципы своего окружения. Сейчас, когда Рангику ушла, его моральная система координат в очередной раз сдвинулась, давая возможность Ичимару действовать в соответствии с моралью арранкаров.
Поступок Улькиорры был неправильным в первую очередь для него самого. Арранкар нарушил приказ Айзена. И вместо того, чтобы раскаяться в этом, он не чувствовал ни вины, ни сожаления, не делал ни единой попытки это исправить. Чем больше Ичимару думал об этом, чем больше наблюдал безразличие Шиффера к судьбе собственного задания, тем сильнее в нём разгоралась жажда наказать его. В конце концов, Гин был убийцей, искусственно зажатым в рамки каких-то одному ему до конца понятных правил, не ограничивающих его, но накладывающих условия для применения силы. Сейчас эти условия были выполнены.
Именно с этим был связан приказ Гина – выход из гикая мог иметь последствия, которые бы Ичимару отнес в счет проступка. Но последствий не поступило. Улькиорра по-прежнему не до конца понимал ситуацию. Он, столь гордящийся своими глазами, от которых якобы ничего не могло ускользнуть, смотрел только с одной стороны.
- Вопрос не в том, уйдет ли она. Разве не ты должен её сторожить? – на короткий момент Ичимару задумался, сильно ли это расстроится Айзена, если он убьёт Улькиорру. «Вряд ли», - с усмешкой думал Гин, ровно глядя на арранкара через узкие щелочки глаз, - «ему совершенно нет дела до своих подчиненных». Исполнительный любимчик Ками вполне мог иметь своё место в Плане Соуске, но маловероятно, чтобы это место не мог занять кто-нибудь другой. Жизнь самого Улькиорры не имела ценности. Он всего лишь марионетка, бездушная кукла Айзена, которая должна выполнять его приказы.
- В этом городе, где на каждом углу шинигами и люди, наделенные рейреку, ты оставляешь её наедине с человеком? – он усмехается, разворачиваясь и делая шаг в сторону Улькиорры. – Не имея причины, совершенно бездумно ты оставляешь её наедине с тем, кого она покинула ради того, чтобы служить Айзену. И сейчас, когда Врата открылись, тебе не приходит в голову мысль, как она – единственный член нашей группы, который может пользоваться своими способностями, - могла уже отказаться от своего решения? – он подошел вплотную, протягивая худую, похожую на птичью лапку руку к лицу Улькиорры. - Ты слишком гордишься своими глазами, из-за которых ты не способен рассмотреть даже такой очевидности, - тонкие пальцы легли на хрупкие человеческие веки аранкара, ловя левый глаз в тиски. -  Быть может, если вырвать тебе один, ты станешь внимательней.

+2

17

Разговор между шинигами Улькиорру в принципе не касался. Он слушал и отмечал для себя то, о чём они говорили, но мало что из этого его непосредственно интересовало. Кроме, разве что, фразы о том, что женщина не может оставить своего капитана. Если Кватро в итоге отправится наблюдать за выходцем из Ада, он рискует встретить этого капитана - этот момент стоило учитывать. Хотя, если шинигами в гигае и так же не могут покинуть его, как и арранкар, опасности для них сейчас не представляет никто, кроме обитателей Ада. Вопрос же секретности их тут пребывания был менее очевидным, потому что ушедшая женщина уже о них знала, Гриммджоу же с малой вероятностью может поддерживать долго инкогнито. И всё же пренебрегать лишний раз этим вопросом не стоило.

Слова Ичимару заставили Улькиорру несколько секунд молчать, обдумывая его точку зрения. Был ли он неправ, оставив пленницу? Да, если судить о вероятности осложнений, особенно в связи с тем, что арранкары, как и шинигами, лишились силы, могли возникнуть проблемы. Однако, принимая это решение, Шиффер не думал, что его способности могут быть заблокированы. В целом, решение, возможно, и было опрометчивым, но сейчас причина его себя не исчерпала, исправить же можно только вернувшись в дом Иноуэ. Более того, теперь это было актуально ещё и потому, что в условиях отсутствия силы, знания девушки о Мире Живых стали намного нужнее, чем до того.
Я посчитал, что присутствие рядом со мной пленницы поставит под угрозу полноценное исполнение указаний Владыки. - год общения с человеком позволил Кватро сделать из опыта вывод о том, что Иноуэ, полностью вопреки её воле заставляемая что-либо делать, несовместима с каким-то другим делом. С большой вероятностью наблюдение за ней требовало бы большей части внимания Эспады, что помешало бы ему исполнить последнее поручение и цель экспедиции в целом. Кроме того, хотя Шиффер и не ожидал увидеть у Врат Сексту и, следовательно, раскрытие прохода в Ад, для пленницы это могло быть опасно, и оставить её дальше от источника проблем было безопаснее, поскольку допустить её смерть было категорически недопустимо. Это значило бы не исполнить указание Владыки, что было совершенно неприемлимо для Кватро.

Арранкар не пошевелился, почувствовав на лице пальцы Гина, и продолжил в упор смотреть на шинигами на мгновение удивлённо расширившимися глазами. Действия Ичимару не давали времени для раздумья над его словами, потому возражение, которое стало первым чувством арранкара, отразилось только во взгляде и сдвинутых бровях. Всё остальное он мог обдумать и проанализировать уже потом, а пока тонкие пальцы уже сжимали в тисках его глаз. Улькиорра не ожидал этого. Нет, он легко мог поверить в то, что шинигами может нанести ему увечье или убить - сам по себе этот факт для арранкара не был удивительным, хотя такое случилось нечасто, - но сейчас Шиффер не понимал причины и не видел самой логики подобного решения решения. Это продукт осуждения Ичимару? Тогда разве Правая Рука Владыки устанавливает цену за ошибочные действия, тем более до того, как подтвердится вина? Однако поведение Улькиорры диктовались не эмоциями, хотя он был удивлён и не готов отдать глаз. Ичимару, правая рука Владыки, был выше по статусу, но не высшим. Он мог командовать Улькиоррой, но не должен был распоряжаться. Для арранкара, Пустого по сути, отношение к этим вещам строилось по тем же законам, какие действовали в пустыне до того, как шинигами стал Королём. По праву силы на его жизнь имел право только Владыка, только тот, мериться силой с кем было бессмысленно. Руководствуясь только этим, Кватро вступил бы в бой с Гином, но в Лас Ночес был другой закон. Подчиняться ему Шиффер считал должным - потому, даже будь у него достаточно времени на долгий анализ ситуации, он бы не сделал ничего больше.
- Если ты сделаешь это, я буду бесполезен. - это всё, что он посчитал нужным сказать мгновение спустя, подразумевая то, что Ичимару лишится полноценности одного из членов экспедиции и это может повлечь неисполнения задачи. Это не было попыткой разубедить применять силу, потому что такой мысли у арранкара просто не было. Сказанным он излагал свою точку зрения на последствия.
Шиффер не боялся возможной боли - у него вообще не было подобного страха, хотя лишиться глаза, восстановить который он в таком состоянии не сможет, было неприятно. Потому он стоял, не шевелясь, позволяя шинигами самому принимать решение. Собственная сила Улькиорры всегда позволяла ему восстанавливать любой не жизненноважный орган. Вырывая же собственный глаз, арранкар имел возможность продемонстрировать всем окружающим то, что он видел. Это и делало его безраличным к увечьям, которые быстро исчезали. Вот только сейчас оно обещало не исчезнуть. Ценил ли он собственную силу? Трудно было сказать именно так. От силы зависел статус, на ней строились отношения, но с Кватро она была с самого начала, и он привык к её наличию. Она была частью его сути - и от этого, лишённый её, он чувствовал себя достаточно неуютно.

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2011-09-16 12:02:48)

0

18

Испуганный жест: ладонь, уповая на плечо впереди идущего человека. Мужчина, который казался заметно выше остальных в округе, подпрыгивая через шаг, чтобы увеличить свою скорость, пробирался сквозь редко торопящийся народ. Люди, их почти не было в этом месте. Впрочем, не удивительно: рука Хару тряслась не от собственной прихоти. Его накатил страх, боль, страдания, идущие от Адских Врат. Это величественное сооружение Иного для шинигами мира пленило к себе, но не так, как произведения искусства. Куроно сейчас боролся со скрытыми далеко внутри инстинктами, которые пробудил выброс рейяцу. Попытка закурить сигарету провалилась: так и не зажженный табак, обернутый в бумагу, рухнул на мокрый от утренней влаги асфальт. По телу пробежали мурашки, но не из-за прохладного ветерка, окутавшего с головой, а от не прекращаемого внутреннего терзания, от которого избавила бы только смерть. Ведь ее так и желает шинигами. Многие это скрывают, свои страхи. Но Куроно учили сражаться со своими слабостями, поэтому он так для них открыт. Столкновение же с Адом стало неожиданностью, потому что он так и не знал, что нужно поделать, чтобы избавиться от "адских" мук.
В светлой голове мужчины, конечно, появилась идея, что те, кого волна застала без защиты в гикайе, получили, куда больший урон от этой чужой рейяцу, которую не каждому дано почувствовать. Хару не мог продолжать идти вперед. По многим причинам. Одной из них являлось отсутствии намеченной цели, а именно стражей Адских Врат - псов, с которыми еще предстояло встретиться. Второй же было внутреннее бессилие, вынудившее занять место у небольшого дерева, в непосредственной близости к вратам, которые располагались в небе, над землей. Облокотившись об него, Куроно немного смог расслабиться. Легкомысленный взгляд на врата никакой новой информации не выдал: ничего не поменялось, кроме давления, которое не собиралось отступать от прохода в другой мир.
Адские твари - по описанию псы - Хару никогда еще их не представлялось возможным увидеть. Но на любопытство в данном случае ему было глубоко наплевать. В этот раз и, правда, сердце не давало покоя: он не мог себе простить то, что капитан был заперт в столь слабом теле, и рядом с ней никто не остался. Надежды, что с ней ничто не произойдет, не стали гостями в убежище Куроно. Он не сомневался, что опасности, таких как шинигами сами найдут, и в этот момент гунданчо должен быть рядом с капитаном и защищать его ценой своей жизни. Такое было желание - высокие ли чувства с этим связаны? Даже автор этого внутреннего монолога не поймет. Это что-то за пределами понимания. То, что ты можешь потерять, не отпускает, и ты обязан бороться за него до конца, лишь тогда можно утвердительно возыметь: не зря прожил эти деньки.
Представления о силе Адских Псов не озадачили, хотя должны были бы, Хару. Он был твердо уверен, что его собственных сил должно хватить: рвать глотки существ из Ада, будучи запертым в тесную, смертную оболочку. Смешно, но в этом весь шинигами. Он бы мог надеяться на то, что придумают, как ослабить слияние с гикаем, как выбраться на время из него, чтобы вступить в не честный бой с созданиями из другого мира. Но ничего умнее, чем сражаться отчаянно, словно та же псина, только на стороне шинигами, не обрело материальную форму. Решимость позволила в очередной раз вдохнуть спокойно, а сигарета удачно заняла свое место во рту гунданчо. На время ему удалось заглушить желание убивать, и, как посчитал Куроно, освободить свою жажду можно лишь на созданиях врага, какими бы страшными, сильными и опасными они не были.
Крепко закурив, шинигами наблюдал за суетой людей, которые по своим причинам куда-то спешили. К смертным он никак не относился, лишь считал, что их нужно защищать, чтобы помешать планам соперников Готей-13, ничего более. Хару принял решение подождать еще пару минут и покинуть это место, за неимением оснований продолжать наблюдение.
Мысли только о безопасности Сой Фон, но, неожиданно Куроно заметил на жилой улице необычную девушку, которая показалась ему знакомой. Интересно, герой один кто ее узнал? Или есть шанс, что их пути пересекутся? В любом случае, шиноби не выдавал свое желание встретить эту девушку: он молча наблюдал за единственной душой на этой улице, готовый ко всему. Правая рука опустилась на кору дерева сзади, но не с целью пощупать очарование природы. На поясе пальцы Хару остановились у рукояти метательного ножа.

0

19

------------->Территория школы

Поток беженцев иссякал, и в конце концов Терсеро осталась одна. Пройдя ещё несколько метров, она остановилась, сверяясь до своими ощущениями, а затем глубоко вдохнула и, как советовал Октава, "отпустила" гигай, будто снимая надоевшую кожу. Однако ожидаемого эффекта не произошло, если конечно не считать резкого нарушения недавно установившегося равновесия в новом теле Тиа. Теперь в том, что новое изобретение Октавы стало телом Халлибел, не приходилось сомневаться.
Эспада не стала повторять безуспешной попытки принять свой привычный облик. Вместо это она продолжила идти намеченным маршрутом.
Это неприятное открытие было результатом недавнего происшествия на крыше, Терсеро в этом не сомневалась. Её не зря преследовало ощущение неправильности того, что она воспринимает обычными органами чувств. Теперь стали гораздо более понятны и внезапное ослабление зрения и нарушение слуха, свалившиеся сразу после прекращения "бури". Эспада всего лишь не сразу приспособилась к столь неожиданному заключению в клетку - собственный гигай, разработанный Октавой, как и всяким педантом, в соответствии со способностями обычного человека. А это означало, что теперь любое воздействие на гигай в разы опаснее для Тиа, чем раньше. Поэтому теперь ей придется быть гораздо осторожнее. Иначе порученная Владыкой миссия будет ею провалена.
Спустя несколько минут она почувствовала, что близка к цели. Точнее, цель дала знать о себе. Неслышными уху воем. Неощутимым кожей жаром. И почти реальным, давно позабытым вкусом крови на языке.
Светлые ресницы взлетели вверх - воздействие Врат было не менее осязаемым, как их видимое проявление. нет, не так - оно было более реальным, чем костяные створки, повисшие между небом и землей. Это действовало оглушающе, но у Терсеро не было времени на то, чтобы потакать инстинктам - она пришла сюда в поисках остальных, а значит, этот несмолкаемый Зов следует отодвинуть на задний план.
Ресницы вновь чуть опустились в привычном полуприщуре. Помимо Зова, она ощутила ещё одно присутствие. Оно было почти незаметным на фоне Врат, однако что-то кольнуло Тиа - оно несло на себе след той силы, от которой она только что ушла с территории школы. Взгляд выцепил одинокую фигуру, прислонивщуюся к дереву и тут же покинул её, чтобы не показывать, что она его заметила. Высокий рост, крепкое телосложение... рейацу, идущая приглушенным(из-за влияния Врат), но ровным потоком. Шинигами.
Странно, что всего один. Впрочем, остальным вполне могут быть заняты происходящим на территории школы. И вполне возможно тем, что могло случиться в результате воздействия Врат по всему городу. Это как круги на воде от брошенного камня...
Впрочем, то, что он был один, вовсе не означало хороших вестей для Терсеро. Вопрос - почувствовал ли он остальных и где они сами?

+1

20

Девушка, которую ранее видел Хару в конфликте с тайчо, не обратила должного внимания на шиноби. Гунданчо вначале испытывал сомнения вокруг намерений девушки, потом все стало очевидным. Душа, способная чувствовать других обладателей тщательно скрывала это от всех остальных. Но куда больше заблуждений в голову Куроно ввели сомнения в истинности скрывать свою способность.
- Что, если враг намного ближе, чем может казаться. Как и любой другой шпион, вряд ли я получу от нее прямого ответа кто она и что задумала, ведь даже капитан не смогла в силу других обстоятельств. Но, сейчас, если она также находится не в самом лучшем положении за счет открывшихся Адских Врат - это мой шанс, - мужчина отскочил от дерева, оттолкнувшись ногой, и направился в сторону девушки, которая, по оценке шинигами, походила не на школьницу, а вполне сформировавшуюся женщину. Стоп, о чем это начал думать опытный шиноби? Правильно, он забыл и устремился еще быстрее к своей цели. Планирование - было слабой чертой бойца, поэтому вместо заученных и сладких фраз знакомства, он громко окликнул девушку:
- Буду рад знакомству, Хару, - протягивать руку он не стал, она была наготове в любой момент схватиться за оружие и нанести смертельный удар в случае угрозы. - Да, Куроно, отлично ты относишься к девушкам. Еще бы горло перерезал, мачо-мэн.
Отсутствие лишних свидетелей ранним утром шло шинигами на руку. Он без лишних сомнений отбросил горящую сигарету в сторону и продолжил свой допрос, несмотря на ответ своего собеседника. В ход пошли угрозы и убеждение:
- Поверьте, кими, у меня нет причин казаться милым, как и тебе, скрывать свою настоящую личность. Ведь ты знаешь, что нависло над нами, что вокруг твориться - это очевидно, поскольку ты чувствовала меня ранее и не только. А, раз ты позволяешь себе спокойно прогуливаться здесь, ты явно не одна или кого-то ждешь, - он перевел взгляд на ноги, они первые должны были сообщить шиноби о неожиданном нападении. Хару собрался и продолжил удивлять как себя, так и приятную девушку. - У меня нет также причин быть милым с тобой, как мой капитан тогда у школы. Я предлагаю перестать дурачиться, и тогда нам не придется проходить через неприятные процедуры "пытки-допроса". В твоих интересах не упираться и ответить на мои вопросы, ведь я тебя потом отпущу. Все понятно?
Куроно не впервые приходилось рисковать собой, в том числе и в человеческом теле: он был подготовлен, его тело укреплялось вместе с душой, а движения оттачивались, как и первые бои в Руконгайе. Гунданчо понимал, что в случае непредвиденных обстоятельств выход был один - задержать подозрительную девушку и сопроводить в штаб на допрос. Любой рейоку сейчас на вес золота, особенно, если он что-то знает. А Хару подозревал свою собеседницу: внимательно следил за ее реакцией, переживаниями. Любой взгляд в сторону рождал сомнения в безопасности - кто-то мог заступиться за товарища. Конечно, Куроно был крепок и силен, но справится ли он с чем-то, подобным адскому созданию? Лучше не проверять.
Шиноби достал из-за пояса небольшой нож, который поместился у него в руке. Он протянул его вперед, засвечивая об утреннее солнце, отвлекая внимание потенциального врага от рассуждений. Это должно послужить дополнительным стимулом к разговору - считал гунданчо, не упуская возможности задать вопрос:
- Итак, кими, кто же ты такая? Что тебе известно об Адских Вратах? И прошу, не играй со мной, это может плохо закончиться, - победоносное ли это соло? В любом случае оно было закончено. Дальнейшие действия завесили лишь от новой знакомой Хару. Информацию об адских псах получить не удалось, но упустить возможность получить больше, чем просто отчет об увиденном, было не в правилах четвертого офицера.

* кими - обращение к молодой девушке, прошу не пугаться.

+1


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Адские врата