Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 13-го отряда


Штаб-квартира 13-го отряда

Сообщений 21 страница 40 из 63

21

Спокойствие... Если хорошо подумать, это слово и мимолетно не могло появиться в описании даже одного дня из жизни третьего офицера тринадцатого отряда. Серьезно, если хорошо подумать, со времени окончания академии, у нее не было ни одного дня или даже часа, который можно было бы хоть приблизительно описать с использованием слова "спокойный". Бесконечное драяние казарм и ныканье по углам, в поисках местечка для тайной попойки с такими же бешеными в черных шихакушо, во времена бытия рядовой. Запугивание "духов", бесконечные дежурства, поручения, бумажная работа и все те же попойки при получении офицерского звания. Но никто даже и не думал жаловаться на подобное! Это "неспокойствие" наполняло жизнь блондинки новыми красками и как сказать... Может даже счастьем... А потом... - Что то изменилось... Со смертью лейтенанта, а может даже раньше, что-то начало меняться. Неспокойным стали не только ее дни, теперь таким стало и состояние души Кийоне. Беспокойство словно накапливалось и накапливалось с каждым днем, однако показывать, что ты обеспокоен без всякой причины, - Еще один лишний повод для Сентаро поржать своим дурацким смехом!
Котетсу-младшая не видела и не могла видеть, что произошло в тот день. Благо, Сой Фон-тайчо хватило всего два удара, чтобы полностью вывести шинигами из строя, при том, что первый офицер ниибантай не приложила ни одного лишнего усилия, ни на секунду не воспринимая сансеки всерьез. Сделай она наоборот, сероглазая не стояла бы сейчас перед своим капитаном. Пускай она не видела ту сцену, поразившую большинство высших офицеров и вторгшихся риока, многочисленные рассказы и слухи и в воображении каждого легко представали три ярких луча, разбивающиеся очки и наполненное безразличием лицо со свисающей на лоб прядью коричневых волос.
После этого, наверняка многие шинигами начали думать, что и ранее что-то было не так, но этого просто не могли или просто не хотели замечать... А некоторые...
- Мацумото-сан и Кира-сан... Я слышала, они все еще верят в возвращение Гина-тайч... сана... Я их конечно плохо знаю, но думаю, что они все еще считают этих людей своими накама... - пока блондинка углубилась в нетипичное для нее занятие - размышления, капитан и рядовая продолжали развивать тему "Вайзарды гут или вайзарды не гут":
- Мне кажется, вайзарды не станут лгать. И, наверняка, всё окажется не так. - слова прозвучали очень уверенно и серьезно, отчего на лице третьей сразу появилась довольная лыба:
- А Кучики стала гораздо увереннее после встречи с этими риока! Глядишь скоро и стесняться прекратит. И вообще, что-то я совсем захандрила, скоро буду такой же грустной как Кира-сан! Надо бы мне проветриться!!!
Почти фукутайчо молчала целую минуту, что стало для нее личным рекордом в дневное время. Но вот комната снова озарилась звонким голосом:
- Укитаке-тайчо, раз уж наш отряд все-равно должен находиться в границах Сейрейтеи, я могу направиться во второй отряд. Если уж вайзард попался под руку Сой Фон-тайчо и ее подчиненным, наверняка им уже известно все! - бегать по всему городу, аки заводная белка, по мелким поручениям - это девушка умела делать лучше всего, - Тем более, что я могу встретить онее-чан. Но если тайчо прикажет или просто попросит меня остаться здесь, я скажу лишь то, что говорю всегда: "Хай!"

+3

22

Офф: на сим откланиваюсь, но не прощаюсь.

Закат. По багровеющему небесному склону лениво тянутся облачка, похожие на заплутавшие в океане корабли, что ищут пристани. Воздух был напоен теплыми ароматами цветущего ириса и морских лилий, покачивающихся на прозрачной глади красивого водоема. Укитаке снова задумался, это уже начинало входить в привычку. Что могло значить появление вайзардов в районах Ругонкая? Являются ли их действия вторжением, которым так беспрепятственно прикрывается со-тайчо? Неужели, правда – бывшие капитаны и друзья в одном лиц после долгих лет изгнания вспомнили, что остались неотомщенными. Тогда приглашение явиться в Сообщество сыграло им только на руку. Пробил грозный час, когда шинигами платят по счетам. Чем больше тайчо размышлял, тем сильнее запутывался в безнадежном клубке интриг и чувствовал себя пустой марионеткой. Ямамото-сенсей чего-то не договаривал. То ли делал ставку, что ученики догадаются обо всем сами либо попросту не хотел посвящать в страшные тайны, на которые Сейретей был богат и щедр. В любом случае, остается одно: верить в счастливый исход и томиться ожиданием, всякий раз вздрагивая от малейшей вспышки рейацу.
Джууширо внимательно выслушал Рукию. Миловидное личико офицера омрачилось тревожной тенью. Всего лишь на миг, но капитан не пропустил его. Из уважения к чувствам он не придал этому огласки. Укитаке прекрасно знал, что сейчас она улыбается вынужденно, чтобы не дать ему повода для волнения. И он играет с ней в эту игру, неся печаль души в добродушных гримасах, которые настолько опротивели, что кажутся неестественными и чужими. Непосильно переступить эту тонкую грань, ибо страшно даже представить каким опасностям Рукия может себя подвергнуть. Мне понятно твое беспокойство. И я словно судья, оглашающий страшный приговор, ничем не могу помочь. В смятение и погруженный в неведение, я обязан наблюдать со стороны, как напрасно проливается кровь. Проклятье… Безмолвно выругался Джууширо, сжимая руку в кулак.
- Я, как и ты, верю в их непричастность. Вероятнее всего, что вайзарды оказались не в нужное время и в ненужном месте, и по ошибке были задержаны на месте преступления. Разумеется, первое, что пришло в голову патрульным, что они и есть убийцы, - усталый вздох. Принесенное лекарство начинало действовать, но долгие разговоры по-прежнему давались с трудом.  – Какая все-таки неприятная ситуация. Однако, не стоит забывать, что не так давно весть о предательстве Айзена многие сочли бы за злую шутку. Следует избегать граблей. В противном случае боль от ударов не утихнет никогда.
Серьезный голос звенел в тишине, отчего молчание делалось еще более гнетущим. Но Укитаке, по природе существо мягкое и снисходительное, не умел долго хмуриться, да и не любил. Вскоре лицо стало мягким, на бескровных губах засветилась ясная улыбка, а глаза согревали теплом всех, кто в них посмотрит.
- В любом случае, Рукия, мы вольны строить предположения. Как по мне, так я более чем уверен, что конец у этой мрачной истории окажется счастливым. А пока, пообещай мне, что будешь меньше думать о плохом и не станешь совершать необдуманных поступков. Ну а сейчас, почему мы бы нам не выпить чаю, - мужчина перевел взгляд на Котетсу-младшую. – Кийоне, пожалуйста, завари нам чаю. Можно открыть тот самый, что ты подарила мне на о-ханами, давно собираюсь его попробовать. Во втором отряде и без того много суеты. Если тебе не трудно, не могла бы ты отправиться в четвертый отряд. Нужно поблагодарить Унохану-тайчо за рекомендацию, лекарство и впрямь помогает.
Смысл последних слов был умело завуалирован. Джууширо тонко намекал офицеру, что лучше будет, если она навестит сестру и не станет надоедать офицерам 2 отряда во избежание конфликта. Как-никак Кийоне его подчиненная и он волновался за не меньше, чем за Кучики.

Офф, научная справка: О-ханами - праздник любования сакурой.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2010-06-23 00:36:42)

+6

23

Кучики Рукия
http://s52.radikal.ru/i135/1007/0b/471c9292211b.jpg

Сила определяет положение. Рукия ровно смотрела на тонко очерченный профиль своего капитана. С багровых лучах заката это выглядело иронично. Красные лучи окрашивали его бледную кожу и волосы в цвет свежепролитой крови. Капитан тонул в ней, как в своем кашле, что оставил яркие следы на его ладонях. Кровь на вкус соленая. И прав всегда будет тот, кому удалось пролить ее больше. Чем сильнее ты сам, тем выше можешь забраться. Из руконгайской грязи до белоснежных стен Сейрентея. Из солдафонского отребья в капитаны. Из простолюдина в благородные. Из смертного в Боги. Вопрос лишь в том, сколько крови ты сможешь пролить.
Рукия считала себя сильной. И она пролила немало крови за свою жизнь. Сделало ли это ее выше, мудрее, дало положение? Преступники достойны казни. Она помнила, что значит смотреть в расплавленные зрачки своей смерти, чувствуя как ее жар опаляет твои ресницы. Она была достойна смерти, но не хотела умирать. Она хотела жить. И ей было даровано прощение. Имеют ли они, боги смерти право осуждать на казнь и судить? Никто не даст ответа на этот вопрос. Но, эти люди, которые сейчас сидели с ней в одной комнате, они были ей дороги. После трущоб Руконгая они были первыми, от кого она не увидела подобострастной лжи и лицемерия. Они были первыми, кто открыл свои сердца навстречу, в тот момент когда она уже начала думать о том, что единственное что заслужила - это холодное равнодушие.
- Я обещаю, капитан, - она отвела взгляд, не желая встречаться. Недомолвка - это ложь сама по себе, а ей как никогда хотелось быть честной, - Я обещаю, что прежде чем совершить поступок я хорошо подумаю. Но если правильный выбор будет расходиться с тем, который велит мне мое сердце, я выберу последний. Простите меня, капитан.
И низкий поклон вам за все. Солнце, наполняющее комнату кровью, медленно гасло, словно было морем, чьи волны отступали прочь от неприступных белых стен обители богов смерти, вместе с прибоем. Отступали, потому что не смогли ни наполнить, ни опустошить. Их крови оказалось недостаточно для того, чтобы переполнить эту чашу.
- Нам остается надеяться на лучшее, - Девушка вздохнула и в согласии наклонила голову. Подобные мысли посещали ее достаточно часто. С момента предательства Айзена и своего спасения? Или после возвращения из Генсея, пребывание в котором казалось злой шуткой. Временное перемирие, как соломенное вдовство - было чем-то странным и ненастоящим. В наступившей войне нет правых и виноватых.

+1

24

Котетсу Кийоне
http://s48.radikal.ru/i122/1007/7c/3226d9285449.png

Весь диалог Укитаке-тайчо с Рукией Кийоне молчала. Это было прямо так неожиданно, что впечатляло. Моменты затишья в буре слов, эмоций и действий, которую производила собой сансеки, случались действительно редко, и оттого были более чем ценны. Бурная активность девушки, без сомнения, тяжело переносилась окружающими, но даже мысли убавить её не возникало - для таких рассуждений Котетсу слишком быстро меняла тему размышлений. Да и иначе она просто не мыслила себя.
Нет, нельзя сказать, что она совсем не реагировала на разговор своих товарищей. Это было даже сложно представить в исполнении одной из третьих офицеров тринадцатого отряда. Но она, по крайней мере, молчала, только энергично кивая на самых важных местах. "Конечно же, тайчо абсолютно прав! Вайзарды просто оказались там не вовремя. И теперь, когда их наконец найдут, всё разрешится, и переговоры непременно продолжатся. Ведь продолжатся?" - последняя мысль вызвала некоторые сомнения в несколько пустой голове девушки, потому как, если слухи верны и одна из вайзардов доставлена в Сейретей раненой, но, по крайней мере, в начале она должна вылечиться. "И кстати, а почему же они дрались? Не понятно." - Кийоне задумалась, приложив палец к подбородку.
"И правда, капитан Айзен казался таким добрым... А оказалось, что всё наоборот. Но ведь вайзарды раньше считались врагами. Может, и с ними так же ошиблись?" - пока девушка раздумывала, она немного выпала из разговора и вновь опомнилась, только услышав собственное имя.
- Хай! - мгновенно воскликнула она, тут же делая очень серьёзное лицо, раньше, чем сообразила, о чём именно её попросил капитан. Впрочем, гиперактивность никогда не сказывалась дурным образом на понятливости Котетсу (по крайней мере, на это хотелось надеяться). Так что уже через секунду офицер выскочила в соседнее помещение, чтобы приготовить чай, о котором попросил её Укитаке. Такая просьба от капитана редкостью не была, а потому девушка отлично ориентировалась в этом процессе. Но это не уберегло от сопровождения процедуры периодически падающей посудой и несколькими возгласами. Наконец, спустя рекордно короткий срок, всё было готово.
- Готово. - энергично воскликнула Кийоне, ставя поднос перед капитаном.
Не менее громко попрощавшись, офицер мгновенно исчезла за дверью, спеша исполнить поручение и передать благодарность Унохане-тайчо.

---------->> Штаб-квартира 4-го отряда

+1

25

- И я не стану осуждать тебя, если ты внемлешь сердцу. Запрещать тебе его слушать сопоставимо с убийством. Ведь благодаря сердцу мы еще умеем сопереживать, любить, бояться. Эти и многие другие чувства, которые шинигами вынуждают забыть, делают его тем, кем он есть на самом деле, - ровным, без каких-либо эмоциональных всплесков, голосом сказал Джууширо. Рукию вполне могла стеснять его опека. Дети не любят когда их в чем-то ограничивают, запрещают делать то, чего хочется сильнее всего. Конечно, к Кучики трудно применимо понятие «дитя». Она испила горького яда утраты, смотрела в пылающие глаза смерти, но для Укитаке повидавшего опасностей в разы больше чем любой штабной офицер и большинство нынешних капитанов Сейретея, Рукия оставалась именно ребенком. Своенравная, порывистая, предприимчивая. Он отдал бы многое, чтобы сберечь ее. Порой капитану казалось, что наилучший способ оградить Кучики от опасности - посадить под замок, однако, как показали дела минувших дней, всегда обнаружатся обстоятельства ни от кого не зависящие, способные спасти принцессу от заточения. Подобные мысли одновременно радовали и пугали, заставляя вымученно вздыхать.
- Я хочу, чтобы ты была осторожна, всего-то. И знаю, что ты не нарушишь обещания без наличия на то веских оснований, поэтому у тебя нет причины извиняться.
Небосвод занялся багрянцем, залив кабинет нелюбимым красным цветом. Он всегда рисовал аляпистый узор на бледной ладони и пронизывал грудь острой болью. Отвлечься от мрачных размышлений помогла Кийоне, которая с присущей ей заразительной энергичностью и настроением вернулась с подносом, заставленным чайничком со свежезаваренным зеленым чаем внутри и парочкой низкорослых чашечек рядом.
- Спасибо, - уже вдогонку убегающей девушке, молвил капитан. Раздался стук закрывшихся седзе. Тени не так давно вышедшие из темных уголков поползли обратно, растворяясь в плотном сумраке грядущей неспокойной ночи. Укитаке свободным движением руки взял чайник и, придерживая пальцами крышечку, наполнил пустующие чашки ароматным напитком призрачно-зеленого оттенка. Придвинув одну из них к сидящей напротив девушки, уронившей голову на грудь, Джууширо успокаивающе улыбнулся.
- Не терзай себя беспочвенным переживанием. С Хэйджин-сан и остальными все будет в порядке. Они сильнее, чем кажутся на первый взгляд, - он сделал небольшой глоток. Неназойливый жар напитка стремительно распространялся по слабому телу, щипал озябшие  пальцы горячий фарфор. Укитаке снова была подарена иллюзия благочиния тела и отчасти души. Прислушавшись к тишине, он было уловил трения рейацу, но потерял тонкую нить из виду. Слишком велика площадь и многозначна духовная энергия. Даже для Джууширо представляло трудность выделить отдельную красную ленточку. Ясно было одно: опасность еще не миновала белый город. Долго ли еще будет все это продолжаться? Еще капитанами вайзарды были сильны, неизвестно какую мощь они обрели в итоге. Но и Готей воспитал достойную замену. Кто же одержит победу? Все ли останутся целы и невредимы? Так много вопросов, на которых снова не оказалось ответов...

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2010-07-17 00:30:44)

+2

26

/начало игры/

Забота капитана не смущала – Рукия к подобному давно уже привыкла. Его опека была ненавязчива и вполне ожидаема, а против его доброты и чувства такта не смог бы пойти даже самый своенравный ученик.
«Нии-сама был учеником Укитаке-тайчо», - на лице младшей Кучики появилась робкая улыбка. Она представила, что, быть может, капитан так же напутствовал ее брата. Не зная о его буйном характере в детстве, Рукия думала, что Бьякуя-нии-сама с покорным видом выслушивал своего наставника. Единственное что она знала наверняка – брат все равно сделает так, как считает нужным, несмотря ни на чьи слова.
Ответ Укитаке-тайчо был ровным и спокойным. Он не стал ее ругать и заставлять внять его словам. Напротив, он подбодрил ее, и Рукия была рада, что не солгала, отвечая на его вопрос. Фамильные гордость и своенравие клана Кучики были присущи и синеглазой девочке, некогда проживавшей в Инузури. Да, она сделает все так, как посчитает нужным, но никогда не забудет обещания, данного капитану. Она будет осторожна.
- Спасибо за Ваши слова, Укитаке-тайчо, - ответила Рукия и поблагодарила его улыбкой.
Только сейчас Кучики заметила, что наступили минутки тишины. Она обеспокоено осмотрелась по сторонам в поисках Кионе, но ее на террасе не оказалось. Лучи закатного солнца окрашивали все вокруг багряным цветом, удлиняли тени и постепенно теряли свое тепло. На террасе было тихо, а за спиной доносились громыхания посудой. Конетсу-сан заваривала чай. Как всегда шумно и с немалым рвением. И даром, что ее вечного конкурента здесь нет – ее все равно не покинет дух соперничества. Рукия устремила взгляд на небо, расплывшееся над Сейтереем розоватым пятном, которое вскоре потемнеет и украсится звездами. Такими же звездами, как в Генсее, там, где родился Ичиго.
«Ичиго считает их своими друзьями. Он не может так ошибаться. Он бы…» - мысль оборвалась на середине, под бойкий вопль вернувшейся блондинки. Рукия даже вздрогнула и удивленно распахнула глаза. Это напомнило ей бодрое «Хай-хай, Рукия!», которое часто произносил Кайен-доно, после чего перед удивленным лицом девушки возникала чашка с чаем. Сейчас же это был не Кайен Шиба, и чайные приборы возникли подле капитана.
- Аригато… - начала было Рукия, но сёдзи уже звонко хлопнули, скрывая за собой неугомонную блондинку, - …Котетсу-сан.
Рукия неторопливо перевела взгляд на капитана. Она сидела, чинно сложив руки на коленях и выпрямив спину, глядя, как зеленоватая жидкость разливается по чашкам, разнося по террасе душистый аромат свежезаваренного чая. В руках капитана чайник казался невесомой пушинкой. Четкие, уверенные, но в то же время плавные, движения. В этот момент сложно было поверить, что капитан тринадцатого отряда тяжело болен и его тело может сотрясаться от приступов кашля.
- Аригато годзаймасу, - Кучики подняла пододвинутую ей чашку, аккуратно придерживая ее за донышко, и сделала маленький глоток. Капитан снова заговорил, и она оторвалась от чая, чтобы посмотреть на него.
- Вы правы, тайчо. Беспочвенные переживания могут задеть их гордость шинигами, но, увы, унять легкое волнение не просто, - чашка приятно согревала руки, успокаивая и умиротворяя. Кучики посмотрела на вертикально всплывшую чаинку. – «К удаче. Значит, все будет в порядке».

+1

27

Не решаясь и дальше докучать Рукии нравоучительным догматизмом, которым непростительно грешат все добродетельные люди и от которого никто из них не может вполне освободиться, капитан замолчал. Он поднял глаза к небу, пленяясь багряной сеткой эфирных облаков. Купол угасающего диска выглядывал над жирнеющей линией горизонта, жадно хватая за плечи, обжигая бледное лицо. Невесомые веки чуть тронутые роковой синевой блаженно опустились, чтобы столкнуть с приятной темнотой разрисованной золотистыми пылинками. Слишком ярким было дневное солнце либо лекарство чудно действует. 
Все, что было положено знать офицеру по рангу и даже больше, он рассказал. Она определенно сделает выводы, опираясь в первую очередь на субъективные факторы собственной психологии, и только потом огранит решение его сдержанными монологами, обнаружив в них подходящий аргумент, заодно оправдание на случай преследования братом с его нагоняем. Укитаке заранее готовил себя к встрече с Бьякуей, дабы его внезапное появление на территории отряда не стало приятным сюрпризом. Глядя прямо, без уверток, в сизые глаза не в новинку будет покрывать подчиненную, уводя от нее ледяное недовольство, от которого даже ему становится не по себе. И снова отзовется грустью и немного печалью то время, когда наследник влиятельнейшего из аристократии рода ребячился, озорничал и баловался, соревнуясь в скорости с главой взвода Онмицукидо, безрассудно полагая, что ему нет равных в шинпо, угрожал расправой ему и Киораку, если они еще раз поведут себя с ним как с ребенком. Титулованный и повзрослевший, Бьякуя уже не тот, что раньше, тем не менее, сквозь остекленевший взгляд еще возможно заметить, как ютится молодой, но амбициозный огонек в уголке души, заточенной честью, исключающей любую неопределенность, загнанной в строгие рамки формализма. Как хорошо, что у Рукии еще нет того осознанного металлического блеска и неуступчивого чистосердечия в глазах! И вряд ли они проявятся у нее в полной мере рядом с таким простым, самобытным человеком как Куросаки Ичиго. Джууширо заочно был благодарен временному шинигами за внимание к своей подчиненной. Ей, выросшей среди ругонкайской пыли и принятой в совершенно чуждый мир, подчиняющийся благородству крови, приходится тяжело. Укитаке лишь отчасти может помочь ей разделить бремя. А все по тому, что он непоправимо болен и бесполезно убегать от действительности, рано или поздно она нагонит. Седовласый капитан был готов к смерти, жалея только об одном, что она до сих пор не готова к встрече с ним. Волоча за собой сокровенные минуты ЕГО счастливой жизни, она приходила и уходила по-английски. 
Где-то, совсем рядом, зазвучала музыкальная песня одинокой цикады. С легким трудноразличимым вздохом опустилась грудь. На чуть подрагивающую от прибежавшей ряби водную гладь выходит из призрачного тумана еще сонная и разрумяненная, словно девушка на морозе, луна. Кем-то нечаянно пролитая оранжевая краска растеклась над темной кровлей угендо. На фоне такого умиротворения чересчур явно выделялся шум из казарм.
- Что же там произошло? Видимо кто-то расшалился и не дает соратникам нормального отдыха, - вставать, идти выяснять причину содома, было откровенно лень. В качестве альтернативной замены, капитан дал волю ниточке рейцу, напоминая дивизии, что он здесь и никуда не ушел. Суматоха сошла на нет, потянулись вверх уголки рта.
- Так-то лучше, - с отеческой нежностью произнес он. – Я хочу, чтобы ты знала Рукия, что тебе вовсе не обязательно сидеть и пить чай со мной. Как только вернется Хэйджин-сан, ты можешь сходить повидать ее. Так будет даже лучше. Пускай нам велено защищать Готей изнутри, мы имеем право знать правду о случившемся. Если лейтенанту второго отряда удалось задержать одного из вайзардов, то она не упустит возможности допросить его.  Мы не сможем защитить Сейретей, если не узнаем кто наш настоящий противник.
Голос оставался спокойным, звучал подкупающе мягко, но в то же время в нем чувствовалась твердость и сила, самообладание и выдержка - качества, которые необходимы капитану.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2010-07-24 02:32:48)

0

28

Закатное солнце, ароматный чай, присутствие рядом спокойного, уверенного человека и тишина, вновь воцарившаяся на террасе с уходом шумной блондинки – все это умиротворяло. Время будто намеренно замедлило свой бег, чтобы продлить эти минуты спокойствия. Любуясь закатом, Рукия время от времени делала глоток из чашки, ловя себя на мысли, что Котетсу-сан, несмотря на шумную процессию, заварила очень вкусный чай. Казалось, от напитка прямо веет теплом, и этому заслуга не только кипяченой воды, согревавшей стенки чашки, а вместе с ними и ладони младшей Кучики. Чай был заварен с душевным теплом и любовью. Кионе и Сентаро всегда соревновались в демонстрации любви и уважения к своему капитану. Иногда это доставляло сослуживцам, а возможно и самому Укитаке-тайчо, много проблем, но в основном в их шумных перебранках и попытках оттеснить соперника локтем ничего страшного не было. Их рвение было понятно – Укитаке Джуширо в отряде все любили и уважали. Частенько беспокоились о его здоровье, но старались не выдавать своего беспокойства. Как же разительно от этого отличалась обстановка в шестом отряде. Бьякую-нии-сама, несомненно, все уважали, но не «уважали и любили», а «уважали и боялись». Неуемный лейтенант нии-сама не рвался заваривать чай своему капитану, а только и грезил о том, чтобы победить его в сражении. Рукия подобного поведения Ренджи не одобряла, но повлиять на друга не могла. Раздосадованная этими мыслями, Рукия вздохнула и сделала еще глоток чая.
Возникший где-то в казармах шум, нарушил тишину и молчаливую идиллию, в которой пребывали капитан и его подчиненная. Укитаке-тайчо оторвался от своих размышлений, привлеченной возникшим шумом и суетой. Он поинтересовался происходящим, но прежде, чем Кучики успела что-либо ответить, капитан уже сам разобрался что к чему.
Быстро поставив чашку на пол, Рукия развернулась к капитану, чтобы испросить дозволения пойти угомонить расшумевшихся сослуживцев, но реацу Укитаке-тайчо колыхнулось как едва ощутимый сквознячок и шум в казармах начал стихать. Устыдившись своих неуместных действий, девушка вновь заняла прежнее положение. Она искреннее готова была помочь капитану, но для того, чтобы угомонить немного разбушевавшихся подчиненных, помощь младшей Кучики ему не была нужна.
На лице Укитаке-тайчо появилась легкая улыбка, а щеки Рукии вспыхнули румянцем. Потревоженный минутным происшествием и отвлеченный от раздумий, капитан вновь заговорил. Как всегда спокойно и ласково.
- Но мне приятно пить с Вами чай. Мне это не в тягость, - возразила Рукия, перебивая тайчо, но почти мгновенно осознала свою бестактность и замолчала, слушая рассудительную и вкрадчивую речь. Капитан дозволял младшей Кучики навестить Ко-сан сразу по ее возвращению. Рукия не сдержалась от улыбки. Тайчо как всегда был великодушен и что самое главное – прекрасно знал своих подчиненных. Рукия не страдала излишним любопытством, но в данном случае, информация о вайзардах ее очень интересовала. Во-первых, они имели отношение к Ичиго, и его знакомство с вайзардами могло бросить тень, как на него самого, так и на всех его друзей. Рукия не могла позволить себе в очередной раз стать пятном позора на белоснежном хаори нии-сама. Во-вторых, Кучики просто не могла оставаться в неведении, когда такое творилось в Сейретее.
- Я обязательно попытаюсь разузнать какие-нибудь подробности. И если Хейджин-фукутайчо поделится информацией, я непременно сообщу ее Вам, - оживилась Рукия, совершенно позабыв о чае.

+1

29

Офф: Рукия, если не сдвинуть разговор с мертвой точки, то можно будет ставить крест на интересе от игры.

Стоило ответу слететь с губ Рукии, как Укитаке стало отчего-то совестно. Сомнения назойливо заметались по голове, оседая укором и упреком на бестактность. Предложить уйти, когда недавно лично пригласил составить компанию в чаепитие. Уверенный, что совершил ошибку и может даже нанес оскорбление гордости аристократки, Джууширо не сразу заметил ее улыбки. С искренностью подобной той, что выражала Кучики, сталкиваться приходилось не так часто. На фоне всеобщей обеспокоенности всеми бедами, свалившимися, словно снег на голову, отпечаток радости и счастья, по крайней мере, выглядел неуместно и не всегда нормально, однако, уста капитана не сжимались в знаке отчаяния и волевого упадка. Его взгляд оставался решительным несмотря ни на что. Чего не скажешь о Рукии, которая имела склонность унывать.
- Мне кажется, что тебя все еще что-то гложет. Если мои глаза меня не обманывают. Ты можешь всецело довериться мне и спросить. Я постараюсь ответить объективно, но не на все.
Не перед всеми следовало открывать тяжеловесный занавес. Одной лишь просьбы было недостаточно, а требовать чего-то большего от Кучики, он был не вправе, к тому совесть не позволяла. Да и кем угодно, но корыстным Укитаке язык не поворачивался назвать. Хотя в свое время ходили слухи о кукарекавшем капитане тринадцатого дивизиона, разбудившего всех детей в округе. То был единственный раз, когда седовласый позволил Шунсую уговорить себя с ним поспорить. Все-таки проигрывать было неприятно.
Существовали тайны, которые, будь воля Джууширо, он бы никогда не желал узнавать. Знание временами бывает обременительным. Поэтому в библиотеке Сейретея имелась латентная зона с повышенным доступом, поэтому, наверно, Шунсуй ведет себя легкомысленно, всем видом указываю на свою болтливость, чему, разумеется, никто не верит.
Чаша опустела, похолодело или тайчо показалось. Месяц пока еще бледный, но уже заметный на темнеющем небе, закрывали длинные щупальца   большущих безобразных туч, не весть откуда приплывших. Слабо мерцала первая звезда, навеивало меланхолию нежное воркование соловьев, упивавшихся своим голосом. Вдохновленный, Укитаке припомнил одну танка сборник которых очень полюбился ему.
- Легкий весенний
  Ветер тронул облака,
  Как вдруг пробились
  Чистые и ясные
  Лучи лунного света.

Как приятно отвлечься от житейской обыденщины, выбравшись из под наваленных ею компромиссов, вдохнуть вечерний воздух полной грудью, понимая, что легче.

+1

30

off: Сумимасэн, Укитаке-тайчо^^''' Постараюсь исправиться))

Рукию действительно много чего волновало, но в данной ситуации капитан вряд ли мог чем-то ей помочь. Прежде всего, девушку тревожило все, что за сегодня произошло в Сейретее и было связано с вайзардами. Еще больше тревожила причастность к этой истории Ичиго и невозможность с ним все это обсудить. Укитаке-тайчо тактично и ненавязчиво предлагал помощь и дружеский совет, заметив на лице девушки тень тревоги. Скрывать свои истинные чувства она умела из рук вон плохо. И сейчас не покидавшая все это время тревога отчетливо читалась на ее лице. Время шло, а Кучики все не решалась поведать о причинах своего беспокойства, и капитан обратил свое внимание к луне, начавшей выплывать из-за подсвеченных теперь уже синевой облаков. Пока не совсем еще стемнело, и на казармы 13-го отряда спустились лишь сумерки, предвестник наступающей ночи, тени начали таять и расплываться, а очертания предметов потеряли свою четкую форму. Кое-где уже начали зажигаться фонарики,  суета в казармах постепенно стихала, а осмелевшие цикады застрекотали с новой силой. Луна еще не спешила рассыпать свой серебряный свет по крышам казарм и веранде, ожидая, когда солнце полностью спрячется за горизонтом и уступит место темноте ночи. Белоснежные волосы Укитаке-тайчо и его хаори с легкостью ловили на себе световые оттенки. Закат ложился на них сначала рыжеватым, а потом красноватым оттенком, а лунный свет наверняка посеребрит. Рукии сразу вспомнилось ледяное серебро ее собственного занпакто и опустила ладонь на рукоять, ощущая ее тугое плетение.
- Я уверена, что Готей разберется в ситуации: виновные будут найдены и сотайчо сможет договорится с вайзардами, - начала Рукия после продолжительного молчания. Она не хотела перебивать тайчо, декламировавшего стихи, и, заслушавшись, чуть было не упустила нить разговора, но вновь воцарившаяся тишина вернула прежний, тревожный настрой, – но я волнуюсь за Ичиго… -  закончила Рукия и посмотрела на капитана. В ее взгляде не было уныния. Признание в, возможно, абсолютно беспочвенных тревогах за Куросаки придало сил и уверенности. Тонкие брови девушки были сурово сдвинуты, а в глазах читалась решимость, как если бы сейчас ей приходилось вступаться за рыжего Куросаки. Вновь все буйство эмоций отразилось на лице младшей Кучики, живом и подвижном, совсем не таком, как у ее брата.
«И как нии-сама удается всегда быть таким отстраненным?» - в голове промелькнула мысль, заставляя нахмуриться еще больше. – «Эх… наверное, это умение дано ему с рождения».
Сколько Рукия его помнила, Кучики Бьякуя был образцовой глыбой льда, не тающей даже в самую знойную жару. Какой жизненный парадокс – она, временами шумная и несдержанная, породнилась душой с ледяным занпакто, а частью души самого холодного шинигами в Обществе душ стала сакура, яркая, дарящая свою красоту и аромат романтикам и поражающая своим буйным цветением даже самые черствые сердца.
- Укитаке-тайчо, - Рукия решила сменить тему, чтобы увести разговор от уныния, грусти и тревоги за Ичиго. – Вы были наставником нии-сама и знаете его с давних пор, - короткая пауза, чтобы отвести взгляд в сторону и попытаться скрыть смущение от праздного любопытства и расспросов о брате. – Каким он был в детстве?

Отредактировано Kuchiki Rukia (2010-08-01 12:53:50)

+3

31

Кучики Бьякуя
http://s55.radikal.ru/i149/1003/22/903e5f8969b0.jpg

---------->> Западные Врата

Происхождение шинигами было видно всегда. Оно бросалось в глаза при первой же встрече и скрыть это не мог бы никто. Чем выше происхождение, тем яснее оно проявляется. Не только в выражении лица, манере держаться, голосе и речи – в самой осанке, в самой сути. Будь то идеально сдержанный Бьякуя или нахальная, вызывающая Йоруичи. Следы этого были в каждом слове и жесте шинигами, в том, как он держал меч, как руководил подчинёнными. И даже в том, как появлялся из шунпо.
Последние годы капитан шестого отряда очень редко наведывался на территорию тринадцатого - практически исключительно по делу. Встретить Кучики разговаривающим с капитаном Укитаке тоже можно было совсем редко, складывалось впечатление, что они не более, чем товарищи, контактирующие по работе. И только те, кто больше ста лет служат Готей-13 знают, что седоволосый капитан был наставником молодого наследника клана Кучики. Потому очень хорошо знал Бьякуя территорию тринадцатого отряда.
Он мог бы появиться сразу у дверей в помещение, где находился Укитаке, но не стал этого делать. Последние двадцать шагов - для того, чтобы почувствовать, один ли капитан, и дать возможность ему обнаружить своё присутствие, завершив, возможно, приватный разговор. Шаг спокойный, но не медленный - Кучики пришёл по делу, но оно не нуждалось в спешке. Время же, хоть было дорого, пока ждало. Над Сейретеем был вечер - не поздно, чтобы наведаться в гости к учителю, но не время для посещения глав кланов.
Через минуту шаги стихли напротив двери, и узкая ладонь с длинными пальцами отодвинула створку сёдзё.
- Капитан Укитаке. Добрый вечер. - холодные серые глаза смотрели в лицо мужчине, непроизвольно оценивая его эмоции. Где-то по ту сторону взгляда, всегда похожего на тёмный лёд на озере поздней осенью, шевельнулось какое-то иное выражение, но стальная броня выдержки и рассудка удержала всё внутри. Несколько мгновений он продолжал смотреть на Укитаке, а потом чуть-чуть повернул голову, чтобы взглянуть на сестру.
- Рукия. - одними губами проговорил он. Он не ожидал, что девушка будет здесь, хотя это и не было удивительно, ведь она служила в этом отряде. Но разговор, из-за которого он и Шихоуин были здесь, исключал посторонних свидетелей, даже если это – его сестра.

+1

32

С того момента, как Йоруичи последний раз наведывалась на территорию 13ого, прошло немало времени. Тем не менее, она отлично помнила, где что находится. Внимательный взгляд подмечал изменения - где-то мелкие, едва заметные незнающему человеку, где-то яркие. бросающиеся в глаза. Шихоуин ещё помнила. что на заднем дворе был небольшой садик, где капитан реализовывал своё увлечение бонсай.
Вслед за Бьякуей Шуншин замедлила шаги - всё же не военное время и не чрезвычайное происшествие, чтобы врываться к капитану, нарушая его покой. Наконец её спутник остановился перед дверью и отодвинул её в сторону.
Йоруичи шагнула в сторону, тоже являя себя в дверном проёме, краем глаза отметила некое изменение в настроении спутника. Да, по-другому и не назвать реакцию Кучики на Рукию, которая также находилась в комнате. Не то. чтобы это было необычно - ведь девушка служила в этом отряде.
Однако, судя по лицу главы клана Кучики, её присуствие при разговоре было нежелательно. Йоруичи знала это, но не всегда понимала. Ведь маленькая черноволосая Рукия глубже всех увязла в этой истории, начавшейся обычным дежурством в Каракуре.
Однако у Бьякуи, видимо, было другое мнение...
- Давненько не виделись, Укитаке. - Йоруичи могла себе позволить вовсе ничего не добавлять к имени капитана 13-ого отряда. Слишком давно они были знакомы. И очень хорошо друг друга знали. Поэтому такое обращение не вызовет обиды у старого друга. Наверное, поэтому к приветствию примешалась изрядная толика тепла и радости от встречи с седовласым шинигами.
- Привет, Рукия. - улыбнулась Шихоуин Кучики.
Затем она поставила немного надоевшую ношу на пол и выпрямилась, ожидая ответа.

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2010-08-17 07:59:05)

0

33

Укитаке Джууширо
http://s48.radikal.ru/i119/1008/c6/4b73536762b4.jpg

Стихи и вечер навевали воспоминания о днях минувших. Строки, слово за словом, всплывали в памяти, и лишь боязнь утомить свою собеседницу скучными произведениями почивших писателей. Врожденная учтивость, вернула взгляд седовласого капитана на юную рядовую своего отряда.
И как раз во время. Затянувшееся молчание, нарушила Рукия. Затем она решилась взглянуть на него, и Укитаке разглядел в них неподходящую к тону ее речи решимость.
Джууширо, так же, как и его подчиненная, никогда не отличался скрыванием своих эмоций, подобно своему старинному другу, который с легкостью мог скрыть глубокое переживание, за какой-нибудь шуткой, или очередным комплиментом, какой-нибудь девушке. Но видимо эти двое так давно дружили, что Кьёраку никаким образом уже не мог обмануть своего лучшего товарища. И именно поэтому, подобная решимость, никак не вязавшаяся с тревогой, читавшейся в голосе, заставила брови шинигами взлететь на секунду.
Но та эмоция длилась недолго, и губы Укитаке дрогнули в сдержанной улыбке. Он вздохнул и качнул головой, немного ерзая на сидении, устраиваясь поудобнее.
- Рукия... Зря ты переживаешь за Куросаки, ведь сейчас вместе с ним в мире живых 3 капитана, а в нынешнем состоянии Готей - 13 - это практически треть его мощи - Слова его звучали тепло, а интонации голоса успокаивали. Одарив подчиненную очередной теплой улыбкой, склонив голову на бок. Речь его полилась дальше - Более того, за Ичиго присматривают и Киске с Йоруичи. - В очередной раз в комнате повисло молчание, но для капитана оно уже не было таким гнетущим. После короткой паузы, Кучики, снова обратилась к своему капитану. Вопрос заставил того отвести взгляд в сторону все того же полумесяца, и опять заглянуть в прошлое.
- Он был... Не таким сдержанным. Но... - оборвался на полуслове Джууширо, почувствовав в дворике источники реяцу. Прислушавшись к своим ощущениям, капитан тринадцатого отряда весело хмыкнул. - Похоже твой брат каким-то образом узнал о нашем разговоре, и стремится прервать его.
Как только Укитаке закончил фразу, дверки сёдзе распахнулись, и на пороге показались двое шинигами, бывших и нынешних. - Бьякуя? Чем обязан? - Тепло спросил он и перевел взгляд на Йоруичи. - Не ожидал тебя здесь увидеть, но рад, что ты решила заглянуть ко мне... Хотя думаю, что ты не просто на чай. - Джууширо глянул на сверток, в ногах бывшей предательницы и преступнице. - Рукия, думаю мы договорим с тобой как-нибудь в другой раз. - С этими словами, седовласый аристократ поднялся на ноги, и жестом проводил свою подчиненную, а гостей пригласил за столик.

+1

34

- Вы правы, тайчо, - робко отозвалась Рукия. Конечно же, он был прав – прав, когда говорил о поддержке Готей, и когда обмолвился об Урахаре с Йоруичи. Укитаке не просто обещал, что все будет замечательно, пряча в словах ложь, чтобы тем самым дать лишь призрачную надежду. Он приводил веские аргументы, которые способны были заставить Рукию поверить, что все обойдется. Но что именно обойдется? В том, что Ичиго ничего не грозит в Генсее, она и так знала – Куросаки не из тех, кого легко можно победить, да и друзья ему всегда помогут. А вот что будет, если Ичиго попадет в немилость Ямамото-сотайчо из-за всей это истории с вайзардами? Девушка только вздохнула и сменила тему разговора. Ее лицо сразу смягчилось и по нему скользнула улыбка, а затем и румянец. Рукия всегда смущалась, когда речь заходила о брате. Бесконтрольные чувства теплоты и нежности, вспыхивавшие в ней, были в семье Кучики под запретом. Возможно, в других семьях было принято выражать привязанность сестры к брату, но только не у них. Бьякуя-нии-сама с сестрой всегда был подчеркнуто холоден и ей приходилось вести себя отстраненно и деловито. Часто Рукия задавалась вопросом, как бы все было, если бы нии-сама обладал иным характером, более расположенным к общению. Именно этим и был вызван вопрос, который девушка осмелилась задать своему капитану.
- Не таким сдержанным? – переспросила Рукия с неподдельным удивлением. Несдержанного нии-сама она представить никак не могла. Как бы ни старалась. Поэтому очень сильно захотелось узнать подробности.
Но узнать не удалось. Словно подслушав беседу, Бьякуя-нии-сама поспешил явиться в казармы 13-го отряда. Рукия почувствовала его появление значительно позже, чем Укитаке-тайчо, и к моменту, когда сёдзи распахнулись, успела лишь только сильнее покраснеть, ощущая себя воришкой, которого поймали за рукав юкаты.
- Нии-сама… - негромко, но вполне отчетливо произнесла Рукия и со всем почтением поклонилась брату. – Йоруичи-сан, - второе приветствие девушка произнесла без всяких поклонов. Давняя подруга Урахары Киске всегда поощряла панибратские отношение и отказ от официоза, поэтому младшая Кучики привыкла обращаться с ней без поклонов, хотя та и была принцессой одного их великих кланов.
Брат был не один, а компании, что было весьма странным. Видеть же его в компании Йоруичи-сан было странно вдвойне. Не сложно было понять, что они едва ли сходятся характерами и испытывают удовольствие от общения… по крайней мере, нии-сама. Их одновременное появление насторожило девушку, но разузнать о причинах появления на территории казарм 13-го отряда двух самых быстрых шинигами, ей не удалось. Разговор не подразумевал ее участия, и Укитаке тактично ей об этом намекнул.
Рукия поспешно поднялась с пола и кивнула капитану.
- Благодарю за чай и приятную беседу, Укитаке-тайчо.
По пути к двери Рукия прощально улыбнулась Йоруичи, а поравнявшись с братом, отвесила вежливый прощальный поклон, все в теми же словами.
- Нии-сама…
Аккуратно, не приведи Ками сильно хлопнуть и вызвать недовольство капитана Кучики, Рукия задвинула сёдзи и двинулась прямо по коридору – к выходу из казарм 13-го отряда.

----»»Штаб-квартира 5-го отряда

Отредактировано Kuchiki Rukia (2010-08-27 21:51:49)

0

35

Кучики Бьякуя
http://s55.radikal.ru/i149/1003/22/903e5f8969b0.jpg

Сколь многое можно сказать о шинигами, никогда с ним не разговаривая, видя только тех, кто его окружает, и их отношение? Сколь многое можно увидеть о том, что шинигами не хочет говорить, зная его подход к работе? Столь же много можно понять, судя по поступкам, а не по поведению. Ложь всего мира держится на неумении видеть истинные помыслы душ. Этот принцип легко открыть, но сложно следовать ему, судя не по внешнему, а по внутреннему. Причин этому находится много, но лекарство неизвестно. И так от сотворения мира все души, будь они живыми людьми, шинигами или пустыми, не видят обмана из-за собственной глупости, гордости, неумения, непонимания. Люди сами виноваты в своих бедах. Но, даже понимая это, самонадеянным было бы сказать "Я не таков". Нося безупречную броню для всех окружающих, не допуская даже тени сомнения в уверенности и правоте, Бьякуя считал необходимым быть честным с самим собой, полностью отдавая себе отчёт в собственных поступках. И он знал, сколь часто сам смотрит сквозь пелену эмоций, гордости и собственного разума на поступки тех, с кем его сводит судьба. Так он полагал, что человек обязан отвечать не только за свои поступки, но и за своё поведение. Внешность является частью личности, но свой образ каждый выбирает сам, и должен учитывать это.
Но была и обратная сторона этой медали - за проработанным образом можно было скрыть многое даже от проницательного взгляда. Так сам Бьякуя скрывал свои эмоции - так Айзен скрыл свои замыслы и истинную суть. Разгадать обман Айзена не смог никто, и с плодами этой ошибки шинигами придётся бороться ещё долгое время, и многие ещё могут погибнуть в этой войне.
Кучики неоднозначно относился к этой теме, потому что его собственные принципы перечили друг другу. Он считал, что обмануть верность людей невозможно, отряд не мог пойти за тем, кто недостоин преданности. Однако, пятый отряд верил Айзену, и лейтенант Хинамори, вопреки своему долгу как шинигами, до сих пор не забыла своего бывшего капитана. Ответа в этой дилемме могло быть только два - Бьякуя мог ошибаться, и обмануть верность возможно, или же капитанские качества не всегда зависели от устремлений. Во втором случае этим можно было объяснить то, что за Айзеном пошли его сторонники и арранкары. Но видят ли они, в таком случае, истинную суть своего господина? Или же и там всем правит иллюзия?
В сущности, что руководит отношением отряда к нему самому? Идеальная маска, броня, созданная им, как главой клана. Ей восхищаются, за ней идут, на неё смотрят. Но никто в действительности не знает, каков Кучики Бьякуя внутри. Это ничуть не огорчало его самого - он сам создал эту маску и никого не пускал за неё.
Голос сестры оборвал пространные размышления, возвращая капитана шестого отряда в действительность из мгновенной задумчивости, которая отразилась дымкой в устремлённых на Укитаке глазах. В отряде его наставника всё было совсем не так, как в его собственном. Различия эти были настолько обширны, что касались, пожалуй, всего - обязанностей, традиций отношений в отряде, даже самой атмосферы, которая витала над этими казармами. Один из самых старших капитанов Готей-13 был объектом восхищения подчинённых, но не отстранённого, как в шестом, а намного более тесного. Они не стеснялись выражать Укитаке свои чувства, они общались с ним и пили чай. Было ли это лучше, чем дисциплина и дистанция отряда Бьякуи? Он считал, что не имеет смысла сравнивать, поскольку он был совершенно другим человеком, чем капитан тринадцатого.
Кучики приподнял подбородок, не отводя взгляда от старшего товарища.
- У, - он едва заметно задумался перед следующим словом, - нас есть несколько вопросов, связанных с заданием главнокомандующего. Возможно, вы знаете ответы. - неизменно холодным голосом проговорил Кучики, но продолжать не стал, пока Рукия не скрылась за дверьми. Чуть повернув голову, он проводил её взглядом несколько более долгим, чем было бы естественно, и вновь обернулся к собеседнику.
Единственной причиной, по которой безродная девочка, выросшая в Руконгае, в один день стала сестрой главы одного из Великих домов, было обещание. Она была для него никем, она ничем не походила на аристократку, принятие её в клан перечило закону Сейретея, но позаботиться о ней он обещал Хисане, и ради этого обещания нашёл и подобрал брошенную сестру жены. Вот только оказалось, что, почти ничем не напоминающая Хисану характером, Рукия была с ней очень похожа лицом. Настолько, что иногда хотелось отвести взгляд.
- Согласно указанию Ямамото-сотайчо, я и Йоруичи-сан должны собрать воедино древний артефакт, хранящийся в Великих домах. Однако информации о нём практически нет. Знаете ли что-то вы? - глядя Укитаке в глаза спросил Бьякуя, садясь у столика вслед за собеседником. Он не стал ничего умалчивать, полагая, что Джууширо был одним из немногих шинигами, достойных доверия в любом случае. Как бы ни относился к нему Кучики, но усомниться в этом он не мог. Но всё же Шихоуин могла считать иначе, и потому на несколько секунд он перевёл взгляд на неё, не меняясь в лице и ожидая реакции.

0

36

Увы, если бы просто на чай, Укитаке. - золотые глаза Йоруичи светились теплом и уважением. Да, капитан 13-ого отряда мало изменился со времени их последней встречи. И отношение к нему членов отряда также не претерпело особых изменений. В казармах этого отряда всегда царила особая атмосфера, отличающаяся от других. Если ощущения от посещения казарм можно было бы описать запахами, но помещения 6ого отряда отдавали бы прохладой, а комнаты 8ого опьяняли бы ароматом сакуры и саке. Это же место пахло чаем. Пожалуй, трудно представить себе более сильную привязанность к капитану, чем здесь, в этих стенах..
Рукия, чей разговор был прерван появлением Шихоуин и Бьякуи, покинула комнату, улыбнувшись приветствию Йоруичи. Бьякуя явно не считал нужным её присутствие при этом разговоре, хотя происходящее касалось и её. Впрочем, время покажет - возможно младшая Кучики скоро узнает обо всём сама.
Йоруичи не могла не заметить взгляд Бьякую, брошенный на девушку. Он всегда держался с Рукией предельно отстранённо и холодно. Могло показаться, что до Рукии ему нет ниакого дела. Но лишь тем, кто не присутствовал при той памятной битве на холме казни. Йоруичи не знала причин подоного двойственного отношения, но не заметить его не могла.
Вопрос Бьякуи прервал размышления Йоруичи - она почувствовала на себе его взгляд. В нём читался вопрос, Йоруичи спокойно кивнула. Взяв свою ношу, она прошла вглубь комнаты и села за стол, поставив ящик рядом с собой.
- Мы располагаем информацией о некоторых частях артефакта, но не о всех. А ведь ещё предстоит договариваться с другими кланами. Заставлять их искать неизвестно что... или искать самим. Времени может уйти много. - проговорила она с улыбкой. - А время сейчас дорого. Какие соображения, Укитаке?
Говоря, она наклонилась вперёд и положила ладонь себе на колено. Взгляд её был внимателен и спокоен. Она не сомневалась, что седовласый капитан может помочь.Если не информацией, так советом.

офф. Сумбурно как-то. Извините. Что-то к концу каникул я начала тормозить==

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2010-08-30 11:56:59)

0

37

Укитаке Джууширо
http://s48.radikal.ru/i119/1008/c6/4b73536762b4.jpg

Конечно появление Йоруичи в Сейрейтее - это что-то из ряда вон выходящее. Ведь она находится в опале, как и Урахара, вот уже более сотни лет. И теперь, она приходит к нему, вместе с его учеником, который славится тем, что ради исполнения буквы закона, готов пойти на все. Вернее мог, до того момента, как появился рыжий парень, спасший его сестру, и потом как следует отделавший молодого главу клана Кучики. Вообще взаимоотношения названных брата и сестры, всегда волновали седовласого капитана. Ведь он знал почившую жену Бьякуи, и понимал боль своего бывшего ученика. Ради него он согласился не повышать Рукию, хотя она и достигла уже уровня лейтенанта, и порой подчиненные бросали косые взгляды на своего капитана, удивляясь, почему такой талант и такая сила, до сих пор ходит в рядовых, и выполняет лишь мелкую работу, изредка посещения Генсей. Не то, что бы Укитаке был недоволен положением младшей Кучики, но все же она заслуживала намного большего, чем ей позволял иметь ее брат.
Но вот девушка покинула комнату, и створки сёдзе с легким шорохом закрылись за ней. гости остались наедине с хозяином этих покоев. Первым заговорил конечно же Бьякуя, всегда любивший быть главным. Другого от потомка одного из четырех великих кланов, ожидать не приходилось. Джууширо запоздало понял, что капитан шестого отряда продолжил и внимательно вслушался в его слова, стараясь не упустить, возможные перемены в интонации этого айсберга. А ведь когда-то можно было слышать, когда мальчишка кричал, не сдерживая гнев, радость и другие свои эмоции за этой маской, которая сейчас смотрела на больного капитана темными холодными глазами.
- Артефакты? - приподняв брови переспросил Укитаке. Ведь совсем недавно ему с Кьёраку пришлось покопаться в библиотеке, дабы найти кое какую информацию об так называемых артефактах, которыми очень заинтересовался со-тайчо. Седовласый шинигами не знал, что Генрюсай подрядил еще кого-то к этому расследованию, и тем более не знал, что дело сдвинулось с мертвой точки. - Да. Я был в библиотеке и нашел кое-какие документы. Сейчас я их вам подам.
Полы капитанского хаори зашуршали, когда их владелец поднялся и прошел в уголок к шкафчику, в котором хранились особо важные документы. Джууширо взял их, ожидая, что Яммамото-сотайчо пришлет за ними кого-то... Получается, что вот он и прислал двоих шинигами. Проведя пальцем по артиклям, он остановился на нужном и вытащил папку с документами. В отличии от некоторых бумаг, хранившихся на этой полке, эта не была особо пыльной.
Развернувшись на пятках, тайчо прошел обратно к гостям и жестом предложил им сесть перед столом, на котором он раскрыл папку и развернул ее к парочке. - Надеюсь это то, что вы ищете - искренне понадеялся он и присел, ожидая реакции Бьякуи и Йоруичи.

0

38

Кучики Бьякуя
http://s55.radikal.ru/i149/1003/22/903e5f8969b0.jpg

Йоруичи кивнула в ответ на вопросительный взгляд Бьякуи, подтверждая своё согласие с его словами. Прикрыв глаза, Кучики посмотрел на седого капитана, ожидая его реакции на произнесённые вопросы. Аристократ сидел за столом в идеально строгой позе, из-под полуприкрытых ресниц следя взглядом за Укитаке и слушая его слова. Бесстрастное казалось бы лицо было маской, скрывающей не только эмоции, но и настоящее направление мыслей главы клана. Только тот, кто действительно давно знал его, мог за тёмной пеленой в глазах прочитать мысли. Хотя тех, кто знал его, было слишком мало, сейчас рядом с ним находились двое шинигами, знакомых с самого детства. Они могли бы смотреть на него иначе, не как на капитана, не желающего говорить о чём-либо, кроме поручения Ямамото-сотайчо, но в их словах не мелькало ничего, только Йоруичи привычно называла его «Бьякуя-бо». Возможно, Кучики многое терял, никогда не снимая свою маску, возможно, когда-то нужно было дать волю своим эмоциям – эти мысли однажды посещали главу клана, однако он не считал их достойными рассмотрения. Он говорил себе, что не имеет права снять маску и в этом нет смысла. И вряд ли мог признаться себе в том, что боится, однажды сняв, потерять полный контроль над собой, чувствует, что снять её уже нельзя – такие решения принимаются только единожды. Его образ, его броня, навсегда останутся при нём. Потому сейчас он чувствовал себя комфортно рядом со старшими товарищами без теней своей молодости.
Казалось, что его не интересует происходящее вокруг, но на самом деле он вглядывался в лицо капитана тринадцатого отряда, подмечая его эмоции и выражение лица. Было заметно, что вопрос удивил мужчину, но не так, как если он слышал о предмете интереса гостей в первый раз. Нет, ему было, что ответить, и произнесённые слова это подтвердили. Но внимание Бьякуи привлекло не только это. Укитаке выглядел неважно, что говорило скорее всего о недавнем приступе кашля. Тем не менее, это никак не повлияло на участие капитана в работе. Это всегда удивляло Кучики в одном из старейших командиров Готей-13. Он не выглядел тем, кто не обращает внимания на физическое состояние, как, например, Зараки, - о его болезни знали все, он больше половины времени проводил в своём доме. И тем не менее, он всегда оставался в работе и готов был оказать поддержку коллегам. Джууширо работал настолько, насколько мог, не рискуя здоровьем и не пользуясь недугом как поводом отойти от дел. Это было достойным решением по мнению Бьякуи, и за это он уважал капитана. Однако, это не меняло того, что он не вызывал уважения как капитан и воин. Укитаке практически не мог участвовать в бою и был вечным резервом на равнее со своим другом, старающимся лишний раз не обнажать меча.
Положив конец размышлениям Кучики, бывший наставник вернулся с папкой документов, положив их перед ним и Йоруичи. Читать, наклонившись к ней было не к лицу Бьякуи, женщина же, хоть и была равна ему по происхождению, для Сейретея являлась преступницей, что привело к решению подвинуть документы ближе к себе, чтобы, быстро пробежав глазами текст, только после этого вернуть их. У капитана шестого отряда был большой опыт работы с архивами, ведь его семья занималась этим на протяжении многих поколений, потому он действительно быстро умел извлечь из текста важный для себя смысл. В данном случае полученная информация была явно большей, чем можно было ожидать, но всё же далеко не полной. Древний документ был многословен и витиеват, скрывая суть за потоком слов, хотя самое важное там было – описание внешнего вида артефактов. Пусть размытое, но доступное для расшифровки. Так же там повествовалось об истории этих вещей и семьях, хранящих их. Теперь задача обнаружениях недостающих частей была исполнима. Однако, над Сейретеем опустилась ночь, прерывая изыскания и давая время изучить подробно документы и обдумать информацию. Возможно, Укитаке мог в этом помочь, поскольку, будучи в разы старше как Бьякуи, так и Йоруичи, обладал намного более полной картиной событий за последнюю тысячу лет. Но, судя по его словам, более полными данными об артефактах он не обладал, состояние же его здоровья вынуждало Кучики отказаться от долгого разговора и покинуть тринадцатый отряд.
- Благодарю вас, капитан Укитаке. Эти сведения позволят нам продолжить наше дело, обратившись к другим кланам, владеющим интересующими нас предметами. – ровно и в меру благожелательно произнёс аристократ, поворачивая голову в сторону спутницы, жестом призывая выразить своё мнение и, если нет вопросов, отправиться дальше. – С вашего позволения, мы возьмём эти документы.

0

39

Как и следовало ожидать, вопрос Бьякуи нисколько не удивил Укитаке. Он прослужил в Готее дольше всех, а значит располагал наиболее полной информациях о происходящем. Живой ум, умеющий мыслить четко и выуживать из наслоений слов нужную информацию, а также многолетний опыт позволяли ему отыскивать именно то. что было нужно. Поэтому Йоруичи не удивилась, узнав, что именно седовласому капитану была поручена работа по поиску древних текстов, повествующих об артефакте.
Как только папка с документами оказалась на столе, спутник Шихоуин тут же занялся их изучением. Шуншин среагировала на это спокойно, поскольку знала, что получить возможность ознакомиться с документом чуть позже - ровно через тот промежуток времени, за который серо-стальные глаза её бывшего воспитанника пробегутся по тексту.
Сама она обратила свой взгляд на капитана 13-ого отряда. Кожа мужчины отличалась сильной бледностью, в отличие от густого теплого оттенка кожи Шуншин. Это было не только следствием различия во внешности. Сказывалась давняя болезнь, которая время отвремени давала о себе знать изнурительным кашлем. Из-за этого отряд Укитаке редко был в основных силах, чаще оказываясь в запасе. Впрочем, несмотря на тяжкий недуг, мужчина не выставлял напоказ его и не делал для себя поблажек. Шихоуин знавала тех, кто мог выйти из строя из-за пустякового. в сущности, ранения. Но никогда, никогда не видела, чтобы Укитаке давал себе слабину, хотя знал, что любое лютое напряжение могло обратиться приступом. В этом была его сила. И поэтому знавшие его, испытывали к нему глубокое уважение.
Но вот капитан 6-ого отряда закончил чтение документа. и Йоруичи, протянув руку, придвинула его к себе.
Она также не задержалась на нём надолго. Привычный ещё со времен службы в Готей к чтению подробных докладов взгляд быстро и цепко пробежался по строкам. Текст, как и у всех древних документов, был выполнен вычурно, многословно и образно, однако нужные сведения нашлись сравнительно легко. В сущности, там было всё, что им было нужно - описание предметов и семьи, где они хранились. По губам Шихоуин пробежала улыбка, и она подняла взгляд на ожидающего их реакции Укитаке:
- Да, это то, что нужно. - проговорила она, кивнув и возвращая папку Бьякуе. - Спасибо, Укитаке. Теперь нам будет гораздо легче найти остальные части.
Сказав это, она бросила взгляд на Бьякую, видя, что он желает двигаться дальше и кивнула, соглашаясь. Они получили все, что нужно и могут продолжить поиски. Жаль, спешка не позволяет остаться подольше и просто поговорить. Совсем как в случае с Куукаку.

0

40

Укитаке Джуширо
http://s48.radikal.ru/i119/1008/c6/4b73536762b4.jpg

В то время как гости по очереди пробегали глазами принесённую капитаном папку, Укитаке сидел напротив, очень спокойно наблюдая за реакцией давних знакомых. В эти несколько минут, нужные им, чтобы ознакомиться с документами, у него было время на размышления. В отличие от них, ему некуда было торопиться. Перед его глазами прошёл десяток столетий, и тени минувших лет казались иногда не более материальными, чем фигуры нынешних. Джуширо жил не сегодняшним днём и не вчерашним - он всегда был чуть в стороне. Только иногда жизнь подхватывала и увлекала в самый центр событий. Это было странное чувство, оно походило на эйфорию, и его отчаянно хотелось продлить, но этого не случалось никогда.
Нельзя прожить две тысячи лет, ощущая каждый день, как единственный - эту простую истину было сложно принять, да и, честно говоря, не хотелось. Только жизнь всегда распоряжалась по-своему. Так, стоило отступить горю или радости, выдернувшим из привычного течения жизни, и Джуширо вновь понимал, сколь проходяще то, что сейчас происходит. Да, он знал чувства этих потрясений и понимал их - но сам он видел и понимал больше. Так было со всеми, но кто-то боролся, кто-то не замечал, а он просто знал и принимал как должное, получая возможность иногда окунуться с головой в пёстрое течение жизни.
Сейчас же он вносил привычный посильный вклад в поиски Готей-13, но, пока увлечённые работой шинигами читали документы, мягко улыбался, думая о мире и времени.
- Рад, что они оказались полезны, - кивнул Укитаке, серьёзнея и возвращаясь мыслями к делам. - Боюсь, это всё, что можно было найти в библиотеке. По этой тематике практически нет прямых сведений, поскольку информация в большинстве хранилась в архивах семей. Её судьбу сейчас я, увы, не знаю. - взгляд Джуширо был собранным и серьёзным, отвлёкшись от собственных размышлений, он тут же включился в захватившие Сейретей дела. Ещё несколько секунд капитан молчал, обдумывая другую, возможно, полезную информацию, но больше ничего не всплывало в памяти. - Конечно, вы можете взять эти документы. - он спокойно кивнул, переведя взгляд с Бьякуи на Йоруичи. По жесту бывшего ученика он чувствовал, что Кучики намерен не задерживаться здесь. Всё, что мог узнать от библиотечного червя, он узнал, и задание гнало его вперёд. Укитаке вполне понимал, но был уверен, что Бьякуя не остался бы, даже имея свободный вечер. Глава клана прятал себя за идеальным образом и, в отличие от большинства, знал, что это маска. Знал, и не желал подвергать её опасности, оставаясь с тем, кто видел его в далёкой юности. А вот женщина совсем не изменилась за прошедшие сто лет. Будто времени был неподвластен её дерзкий характер.

0


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 13-го отряда