Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » Улицы Руконгая


Улицы Руконгая

Сообщений 61 страница 80 из 99

61

Вот и все.
Победоносная, торжествующая улыбка не сползала с лица Кенпачи, а наоборот, казалось, что с каждой секундой становилась только шире. Он чувствовал, что вайзард перед ним - на пределе, и уже израсходовал практически все свои жизненные силы, поэтому, не сможет продолжать сражения. Но в этот момент, Хирако, проткнутый насквозь занпакто капитана одиннадцатого отряда, закашлялся кровью, которая мешала ему свободно говорить, поднял голову и, схватившись за одежду Кенпачи левой рукой, прохрипел что-то, чего Зараки не расслышал. Затем он прижал ладонь к груди рослого шинигами, и произнес:
- Хадо номер шестьдесят три... Райхоку.
От такого неожиданного поворота событий, Кенпачи раскрыл глаза шире, и самодовольная улыбка превратилась в гримасу удивления. Не успел он что-то предпринять, как из ладони вайзарда вырвался огромный желтый шар из концентрированной рейацу. Видимо, Хирако довольно долго накапливал остатки своей духовной силы и ждал именно этого момента, чтобы оказаться так близко к противнику, и нанести сокрушительный удар на предельно маленькой дистанции, чтобы не было шансов увернуться. Зная, что с большего расстояния атака могла не сработать, вайзарду пришлось напороться на занпакто Кенпачи.
Чертов ублюдок...
Только и успел подумать Зараки, и в следующий момент ослепляющая волна разрушительного взрыва отбросила его далеко назад. Пролетевметров пятьдесят, Зараки с огромною скоростью врезался спиной в стену какого-то дома, разбив ее, и, видимо, еще несколько последующих, но из-за поднявшейся пыли было невозможно оценить разрушения, а только судить по грохоту разрушаемых сооружений.
Я... не рассчитывал на такое...
Ударившись головой об очередную стену, Кенпачи, наконец приземлился на землю. Он не видел, что произошло с Хирако после взрыва, и поэтому, откашлявшись от песка, который попал в рот, встряхнув головой и не обращая внимания на многочисленные ранения от атаки вайзарда и от "полета сквозь стены", Зараки попытался подняться на ноги, чтобы снова пойти драться. Он оперся не поврежденной рукой о землю, и уже приподнялся, как вдруг, сверху раздался треск. Капитан поднял взгляд на потолок и увидел, что столбы, поддерживающие крышу дома не выдержали, и сломались. Еще через мгновение она обрушилась на голову Кенпачи, погребая под обломками его могучее тело.
Что за...
Последнее, что мелькнуло в мыслях Зараки, перед тем как он исчез под завалами.

+1

62

Кусаджиши Ячиру
http://s59.radikal.ru/i163/0911/b4/e5ca556df377.jpg

Ячиру все это время с увлечением наблюдала за боем Зараки. Её не отвлек ни уход одних персонажей, ни появление новых действующих лиц. Душа девочки ликовала, когда она видела счастливую улыбку на лице Зараки. "Он радуется! Ему нравится! Он так долго искал исльного противника!" - думала Кусаджиши, и румянец на её щечках становился все ярче. Она даже на секунду не задумывалась, что Кенпачи могут нанести какую-нибудь серьезную рану или убить. Наоборот каждый кровоточащий порез встречался Ячиру фактически с радостным удивление - ну как же(!) противник настолько силен, что может ранить Зараки, это же хорошо! Значит, Кенпачи сможет в полной мере насладиться радостью сражения.
Волны реяйцу взметали столпы пыли, от действий противников фактически дрожала земля, с редких домой ссыпалась черепица, кое-где трескались стены. Когда страсти разгорелись не на шутку, Ячиру пришлось убраться с занимаемой крыши. Притупленный, но имеющийся в наличии инстинкт самосохранения, опыт и немалый объем духовной силы позволили ей дотерпеть до последнего. Девочка с веселым смехом спрыгнула и отбежала к какому-то дереву. С него обзор по-прежнему был очень даже не плох, но, похоже, дело уже подходило к концу.
Улыбка постепенно сошла с лица девочки, отчего его выражение сразу стало очень серьезным. Детский, но всё понимающий взгляд устремился вперед. "Закончилось". Ожидая, когда пыль, поднятая боем, осядет, девочка не спеша подошла ближе к месту сражения. В её душе не появилось сомнения - Кенпачи не проиграл, но, судя по всему, как и во время боя с Ичиго, дрался до последнего. Наверняка, он получил кучу удовольствия, но теперь обездвиженный лежал погребенный остатками здания.
Пришлось потрудиться, прежде чем удалось вытащить его из завалов. Ячиру присела рядом с Зараки на корточки и осторожно коснулась плеча. В таком бережливом жесте необходимости не было, но девочка действовала инстинктивно. Лейтенант перевела взгляд на его противника, чтобы убедиться, что он также находится без сознания.
- Спасибо, - тихо произнесла Кусоджиши, понимая, что её вряд ли услышат. Ячиру ему почти сочувствовала, по-своему, конечно, в отличие от Зараки он вряд ли способен легко оправится от таких ран. Приподняв руку Кенпачи, она подлезла под него, принимая вес немаленького шинигами на себя. Разумеется, Зараки скоро очнется, но пока его стоило отнести подальше от пыли. Далеко отходить девочка не стала, просто выбрала место с ровной поверхностью, положила там, соорудила подушку и села рядышком - ждать. Пока Зараки спит, Ячиру будет охранять его сон.

+3

63

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

Iemura Yasochika, Kotetsu Isane, Kyouraku Shunsui <<< Западные Врата

Добирался "мини-отряд" под началом Кьёраку-тайчо до места сражения Зараки с одним из риока без лишних разговоров, да собственно и поговорить-то на таких скоростях нереально. Все, что можно расслышать - это лишь гул ветра. Исане в какой-то мере была этому даже рада, как она рассудила еще ранее, то прежде всего надо было четко обдумать собственные действия, потому что на месте назначения на это времени не будет. Медицинская помощь должна была быть оказана во время и тщательно. В конце концов, риока сражался не с кем-то, а с Зараки Кенпачи, надеяться, что капитан одиннадцатого отряда пожалеет кого бы то ни было (себя ли, противника) равносильно тому, что не сегодня, завтра в Сообществе Душ выпадет снег.
Тело двигалось скорее инстинктивно, нежели осмысленно, потому что Котетсу прокручивала все варианты возможного развития дальнейших событий. Самый желаемый из них был таким, при котором обоих потенциальных пациентов можно будет спасти, а остальные не пострадают. В какой-то момент она попыталась оглядеться на тех, кто следовал вместе с ней, но все, что заметила лишь нечеткие размытые силуэты и мелькающие мириады крыш. В воздухе ощущалось напряжение, напряжение, которое можно было почувствовать лишь ментально. И Котетсу во второй раз подумала, что невозможность говорить во время шинпо это хорошо.
Определить место назначения конкретнее оказалось не как тяжело. По фону смешанных рейяцу можно было понять, что оба оппонента завершили сражение и нуждаются в помощи. До сих пор ее немного удивляло, что большие расстояния можно сократить за столь короткое время и как это может сэкономить время, которое так важно для тех, кто ранен. Еще чуть-чуть и они окажутся рядом. Всего-то несколько шагов-вспышек. Значит, время действовать уже настало. Исане стала еще более сосредоточенной и серьезной, чем была до этого. Выглядела внешне даже как-то сурово.
- Иемура-сан возьмите на себя Зараки-тайчо. - Коротко бросила Ясочике-сану указание. Особой разницы не было кого кому лечить, но она предполагала, что офицер лучше справится с капитаном одиннадцатого отряда, если того придется подавить усилием воли, чтобы лишний раз не рыпался (пока его полностью не залатают), Исане думала, что против Зараки ей будет сложно долго выстоять.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-06-15 20:28:07)

+1

64

Выйдя из шунпо, капитан восьмого отряда, приземлился на носок правой ноги. Он на мгновение застыл в этой позе, обретая равновесие, а затем плавно опустился на ступню и обе ноги с легким шорохом тканей его хаори капитана и розовой накидкой, столь разительно отличающей его от других капитанов Готей 13.
Улица Руконгая, ставшая полем битвы для двух капитанов, была практически полностью разрушена мощными атаками и излияниями реяцу. По шрамам, которые оба противника нанесли внешнему виду этого района, можно было легко прочитать ход схватки. И Шунсуй знал, что позже, представители второго отряда нагрянуть сюда, в рамках своего расследования и обязательно восстановят всю хронологию событий. Так же, капитан понял, что его присутствие здесь, похоже, будет излишним. Бой завершен, а оба соперника вряд ли смогут оказать сопротивление из того небытия, в котором оба прибывали.
Небольшим усилием воли и движением реяцу, капитан переместился на крышу еще целого здания, с которого можно было наблюдать за близлежащем районе. Подчиненные всегда ощущали себя более раскованно, когда старшие по званию находились вне зоны слышимости, а Шунсуй старался всячески облегчить жизнь двум медикам, что были с ним. Именно поэтому, он занял такое место и оглядел обоих капитанов. То, что они были без сознания, говорило о явной ничьей, но если оглядеть их тела, то светловолосый капитан, исчезнувший примерно через десять лет, после появления своего нынешнего оппонента в Готей-13, находился на грани жизни и смерти, если переход в новую, смертную жизнь, можно назвать смертью, конечно. Из его колотой раны, до сих пор лилась кровь, и если ее в скором времени не остановить, то в этой войне появится, возможно, первая жертва. По-крайней мере Кьёраку сильно надеялся что никто, а в особенности Лиза, не пострадали. Подогнув полы своих накидок, шинигами решил присесть, сложив ноги "по-турецки". Под рукой, удачно оказалась травинка, сломленная капитаном, перед шунпо. Шунсуй тут же отправил ее кончик себе в рот и задумчиво стал жевать. Если повержен Хирако, возможно сильнейший из четверки ушедших капитанов, то падение остальных вайзардов, не заставит себя ждать.
Бедная Нанао-тян. Что она будет делать, пока Лиза-тян будет в заключении? Она же так волновалась, узнав о том, что ее бывшая наставница возвращается... Но все, увы, обернулось вот так. Как мне их жаль. - размышлял о сложившейся ситуации Кьёраку, смотря за медиками, которые вот вот приступят к своей работе. Он надеялся, что маленькая Ячиру подпустит их к своему обожаемому капитану, который похоже стал для нее отцом.

+1

65

Iemura Yasochika, Kotetsu Isane, Kyouraku Shunsui -> Западные врата
Иемура с прежним безразличным лицом следовал за лейтенантом. И вот, наконец, он начал замечать первые разрушения после этого эпического сражения. По внешнему виду района Иемура понял, что Зараки был в ударе, как в прямом, так и в переносном значении. И вот, они оказались в том месте, где находились раненные. По реяцу, Иемура быстро отыскал местонахождение обоих раненых. Оставалось лишь ждать приказ Исане.
Когда они остановились, Иемура быстро скинул рюкзак Исане со спины и, оставив его возле неё, стал ждать приказа. Приказ последовал довольно быстрый, но не сказать, что приятный.
- Слушаюсь. Можете не сомневаться. Всё будет в лучшем виде, - отчитался Иемура и, перейдя в шунпо, добрался до места, где находился капитан и лейтенант одиннадцатого отряда.
- Вот же! Да чтоб вас! – Прокричал Иемура, первый раз увидев капитана.
- Ячиру – фукутайчо. При всём уважении. Прошу вас. Не вмешивайтесь. Я как медик должен ему помочь. Не обращайте внимания на все действия совершённые мной. Лучше прикрывайте своего капитана, пока я его лечу, - протараторил Иемура лейтенанту Ячиру. Он боялся, что она может мешаться, но всё же.
- Зараки – тайчо? Слышите меня? Да, он в отключке, - подытожил Иемура, оглядывая пострадавшего.
- Хорошо. Вроде ранен не смертельно. Может? – он огляделся по сторонам. Использования занпакто для лечения было ему разрешено, но тайчо просила его не использовать.
"Да когда я её слушал? Что, я не смогу. Здесь не так всё сложно", - Иемура на свой страх и риск решил воспользоваться занпакто. Он убедился, что Исане занята и не отвлечётся на него медленно достал занпакто.
- Кишо, помоги. Ячиру – фукутайчо, сейчас я буду использовать свой занпакто для лечения. Очень прошу, не вмешивайтесь, - сухо произнёс он. Меч медленно принял форму ятагана. Иемура потёр холодную сталь и повернув его тупой стороной приложил к телу Кенпачи.
- Пожалуй, начнём, - тяжело вздохнув, он опустил ладонь на остреё меча. Свежая кровь медленно начала стекать по занпакто, а сам Иемура закрыл глаза. Сейчас он должен был сосредоточиться.
И вот он оказался в своём внутреннем мире. Что-то вроде большой больницы выполненной в восточных традициях. Перед ним лежал макет человека, возле которого крутился, среднего роста старик в белых одеждах. Это собственно и был Кишо. Иемура медленно подошёл к нему и, опережая свой занпакто заявил.
- Быстрее. Я не собираюсь торчать здесь вечно. Начинай, я готов, - Кишо лишь кивнул в ответ. Хоть он и доставал своего хозяина, но в таких ситуациях, он не вмешивался и действовал точно и быстро. Сам Иемура закрыл глаза. Он не очень хотел смотреть на происходящее.
Вернулся он в нормальный мир по той причине, что почувствовал дикую боль в плече. Иемура машинально прислонил руку к плечу. Когда через несколько секунд он осмотрел свою ладонь, она была в крови. Это означало, что уже начался перебор. Дальнейшее лечение нужно было продолжать обычными методами. Продолжение лечением занпакто было опасным для жизни. Он осознавал, что Кишо в первую очередь лечил отбитые внутренние органы. Это было хорошо, ведь не всегда можно было определить реальную степень повреждения пациента. Да и левое плечо Кенпачи было теперь цело. Это означало, что и тайчо, скорее всего сейчас придёт в себя. Оставалось лишь разобраться со своей раной. Иемура разрезал занпакто ткань возле левого плеча.
- Скажу, что порезался, пока разбирал завалы, вдруг Исане не заметила Зараки - быстро придумал отговорку Иемура и начал приводить капитана в чувства.
- Зараки – тайчо! Очнитесь!

Отредактировано Iemura Yasochika (2010-06-19 17:09:02)

+1

66

Офф: Очередность постов: Котетсу, Хирако, Зараки (в первом круге отписался раньше), Ячиру, Кёраку, Иемура. © Ичимару

Пустота... Сплошной мрак и пустота вокруг...
Очень знакомое, но давно забытое ощущение совершенного одиночества, которое было еще в те времена, когда нынешний капитан одиннадцатого отряда был просто безымянным воином, пришедшим из самого бедного, 80-ого района Северного Руконгайя. Тогда, он просто существовал, потому что рядом не было никого, кому бы он был нужен, и ради кого следовало бы жить...
Что это? Где я? Почему темно?
Вопросы, возникающие в сознании и не находящие ответа, так и растворялись во всепоглощающей пустоте.
Неизвестно, сколько времени прошло, но вдруг, Кенпачи смутно ощутил чье-то легкое прикосновение к своей руке. Как будто по телу прошелся слабый заряд электрического тока, пытающийся дойти до самых глубин сознания капитана и привести того в чувство. Что-то в этом прикосновении казалось очень родным и до боли знакомым, но Кенпачи не смог понять кто же взял его за руку.
Затем, снова пустота... Зараки стал проваливаться в черную бездну, не в силах за что-нибудь ухватиться и остановить свободное падение...
Вдруг, голову пронзила настолько дикая боль, будто в висок всадили металлический острый стержень, и начали медленно поворачивать. Стоило больших трудов, чтобы не закричать, даже такому здоровяку, как Зараки. В его сознании резко проявились события последних минут: сражение с Хирако, раны, кровь, взрыв...
Шинджи!
Кенпачи широко распахнул глаза и невидящим взором огляделся по сторонам, попытавшись сориентироваться в пространстве. Попытка не увенчалась успехом, а Кенпачи по инерции вскочил на ноги, подстегиваемый своими мыслями:
- Я должен драться... Закончить бой... Должен... - слова срывались с губ глухим рыком, и Зараки, все еще не понимая, где находится и что с ним происходит, сделал несколько тяжелых шагов вперед. Но он не рассчитал (вернее, даже не пытался) своих сил, которых почти не осталось, после боя с Кенсеем и Хирако, и, пошатнувшись, закрыл глаза и рухнул на землю, снова потеряв сознание.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2010-06-22 18:36:55)

0

67

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

Терять времени девушка не стала. Как только Иемура опустил ее рюзкак на землю и удалился в сторону, где располагался Зараки и Ячиру, Исане тут же определила направление, куда собственно стоит устремиться ей. Риока распластался в некотором удалении от руинов построек и того места, где располагался Ясочика с его раненным. Она чувствовала по потоку рейяцу, что действовать надо будет весьма оперативно и главное быстро. Легко подхватив рюзкак с различными медицинскими принадлежностями за пару шагов-вспышек она уже была рядом с риока.
Из ран блондина кровь сочилась, не переставая. Самым тяжелым ранением было пробитое легкое. Исане присела на колени, совершенно не обращая внимания, что тем самым может запачкать одеяние, так ей было удобнее. Она ловко открыла рюкзак и первым делом натянула на себя стерильные перчаточки, чтобы не занести в раны еще больше грязи. И даже больше, она успела в некоторой спешке продезинфицировать руки специальным раствором, прежде чем облачить их в перчатки. Для полноты картины не хватало только докторского халата и повязки на лицо, но это так лирическое отступление о генсейской медицине, у которой заимствуются только некоторые удобные средства. Удобные в том, что прежде, чем использовать кидо, надо промыть раны, а тут без этих средств никуда.
Сперва она решила заняться пробитым легким. Расшаркиваться было некогда, поэтому она постаралась аккуратно полить рану обеззараживающим раствором и осторожно прошлась по ней тампоном, убирая сгустки крови и грязную пенку. Кидо было чуть ли не самым легким в плане действий методом, чтобы излечить. Поэтому Котетсу с большим энтузиазмом вытянула ладони, чувствуя, как они нагреваются и от них исходит "исцеляющий огонек". Рана в легком затягивалась медленно, прежде, чем стал заметен результат прошла ни одна минута. По виску медленно стекали холодные капли пота. Она немного волновалась и сказывалось напряжение. Прежде всего риока был для нее пациентом, а уж потом преступником, которого им следует задержать.
Исане залечивала ранение в легком до тех пор, пока не заметила явное подрагивание век у блондина, что являлось признаком того, что он вот-вот должен был очнуться. А пока он еще пребывал где-то по середине между забытьем и прозрением, то принялась туго перебинтовывать его торс (мало ли бы рана открылась). Лишь после этого всего она приступила к более мелким и не страшным по ее мнению ранениям, снова распределяя лечебный поток рейяцу по телу риока.
Кажется мы успели как раз во время, иначе дела бы у него обстояли намного хуже... Единственное, что еще волновало Исане в данный момент тот факт, что Ясочика-сан пренебрег опасениями Уноханы-тайчо и вопреки ее просьбе для лечения использовал свой зампакто. Она поняла это в тот самый момент, когда Иемура высвободил меч, не уловить даже малейший поток она не могла, в конце концов звание лейтенанта заслужила девушка не просто так. И то, что она параллельно была занята пациентом не помешало ощутить всплеск рейяцу коллеги. В конце концов он взрослый и самостоятельный, так что читать лекции я не имею права, но все равно.. Исане нахмурила брови и достала из рюкзака бутылку воды. Она держала ее наготове, мало ли бы блондин захотел пить, но в любом случае прополоскать рот ему бы следовало. На губах были кровавые разводы. Отхаркиваться кровью не самое приятное ощущение, уж она то знала это как никто другой.

+2

68

После окончания своего сражения, отключившись, Синдзи пребывал в некоем непонятном состоянии. Темнота - всё, что окружало лидера вайзардов, чувство пустоты, единственное, что он сейчас ощущал. Оборвалась ли моя жизнь? Что же всё таки будет дальше? - Сейчас Хирако даже свои мысли не совсем понимал. Хотя пребывание в примерно таком состоянии посещает его уже не впервой, привыкнуть к этому невозможно, даже при всём своём желании. Через некоторое время разум блондина начал растворяться, если ранее можно было хоть как то сконструировать свои мысли, теперь кроме бесконечной пустоты не было больше ничего. И в момент когда, казалось бы, что всё уже кончено, Синдзи увидел в этой пустоте свет, а ещё через какой-то миг вновь мог, хоть и нескладно, но всё же мог конструировать подобие мыслей. Что это? - Промелькнуло в его голове. Этот странный яркий свет становился всё больше и больше, полностью изгоняя темноту в небытие. В след за светом появилось чувство тепла, которое окутывало вайзарда. В момент, когда свет полностью заполонил всё в округе, к Хирако моментально вернулся разум, и он рефлекторно резко открыл глаза, созерцая над собой некий силуэт, это был человек, сказать наверняка кто именно Синдзи сейчас не мог, зрение полностью ещё не восстановилось, и окружающая картина была очень смутно видима. Следующим к лидеру вайзардов вернулось чувство боли, это резкое чувство появилось у него в груди из неоткуда. Только тогда Синдзи понял как же ему тяжело дышать, но, тем не менее он продолжал в обход боли жадно глотать окружающий воздух. Собрав немного сил, которые судя по всему пока явно не собирались полностью возвращаться к блондину, он приподнял свою руку и переложил её на грудь, ближе к эпицентру боли, рана была забинтована, почувствовав это, Хирако моментально вспомнил свой поединок с Зараки, и то почему он сейчас в таком состоянии. Силуэт над телом стал более менее ясным, это была довольно симпатичная молодая девушка, синигами, имени её вайзард не знал, и на самом деле "вечно улыбчивый" в кое то веки не слишком то и желал сейчас узнавать её имя. Чёрт, не суждено мне умереть, как герою. - Пронеслось в голове блондина, и, из последних возможных на данный момент сил, Синдзи попытался изобразить на своём лице подобие улыбки.

+2

69

Кусаджиши Ячиру
http://s59.radikal.ru/i163/0911/b4/e5ca556df377.jpg

Ожидание не затянулось для Ячиру надолго. Сидя на корточках и уперев локти в колени, она положила на раскрытые ладони подбородок и смотрела на то, как ровно вздымается грудная клетка Зараки. Несмотря на то, что тело Кенпачи было изранено и шинигами не спешил приходить в себя, девочку не терзали ни сомнения, ни страхи. В каком-то смысле такое положение дел для неё было более чем привычно: бой, всплески рейяцу, звуки скрежещущего металла, кровь - всё это она видела и далеко не в первый раз. Вот только Зараки редко лежал после сражений без сознания.
"Наверное, это хорошо", - думала Кусаджиши, широко улыбаясь, - "только Ичи мог так развлечь Кенпачика. Когда Ичи ушел, Кенпачику снова стало скучно. А теперь он нашел себе другого противника и повеселился. Жаль только, что Кенпачик не просыпается", - она не волновалась за его жизнь. В Ячиру не было и доли сомнений в непобедимости и бессмертности её капитана. Дело не в том, что она не могла оценить урон, полученный Зараки во время боя или неправильно оценивала риск подобных ранений, корни её уверенности произрастали из незыблемой веры в силу Кенпачи. Девочка не сомневалась, что скоро он придет в себя и просто ждала, когда капитан отдохнет и проснется.
Приближение посторонних шинигами Кусаджиши почуяла, несмотря на то, что её способность чувствовать рейяцу была несколько притупленной. Медленно поднимаясь с корточек, она не отпускала из рук ленту, на которой висел, волочась по земле её занпакто. Кто бы не пришел на поляну, ему лучше не злить маленького лейтенанта.
Медиков она узнала по странному, исходящему от них запаху и не менее странным рюкзакам. Её всегда немного забавляли представители четвертого отряда. Не такие как все - сдержанные, спокойные, вежливые. Ей казалось, что они себя так ведут, потому что не умеют сражаться, а те, кто не умеют сражаться - бесполезны. Из-за подобной логики Кусаджиши не могла оценить по достоинству их таланты, но считала их абсолютно безопасными и даже нуждающимися в защите, поэтому и подпустила к лежащему на земле Зараки.
Против лечения Ячиру не возражала, хотя и думала, что в этом нет особой необходимости. Отойдя на пару шагов прежде чем её как всегда попросят это сделать, девочка с любопытством наблюдала за происходящим. Судя по словам угрюмого блондинчика, должно было случиться что-то интересное. "Странный он", - подумала Ячиру, глядя на то, как Иемура режется о собственное занпакто. "Он что не знает, какой стороной к противнику надо держать меч?" - бровки девочки сошлись на переносице, когда она с жалостью посмотрела на медика. "Бедненький... может ему объяснить?"
Прежде чем Ячиру перешла от мысли к действию, Иемура прекратил свои странные манипуляции и успешно привел капитана в чувство.
- Кен-чан, - Кусаджиши подскочила на своем месте и радостно подпрыгнула. - Я так рада, что ты, наконец, проснулся! Как ты? Тебе понравилось? Что мы теперь будем делать? - на качающегося Зараки посыпался шквал вопросов. - Ааа... - расстроено протянула девочка, едва успевшая отскочить от падающего Кенпачи. - Опять?!.. Ну, хватит уже! - капризно топнула ножкой Ячиру и обиженно насупилась. Ей уже начинало надоедать ожидание.

+2

70

К счастью для молодого офицера из четвертого отряда, маленькая Ячиру была сегодня не в духе, что бы после того, как угроза жизни, шкафоподобного капитана исчезла, начать тут же "шалить". Что, по сугубо личному мнению капитана, было довольно странно. Видимо все-таки девочка не на шутку испугалась за Зараки.
Сами операции по лечению, проходили вполне успешно, и Кьёраку не особо следил за тем, что творят медики, погружаясь в созерцательный процесс, и уплывая мыслями в далекие далекие дали. Взгляд его карих глаз бездумно бродил по развалинам этого района Руконгая.
Было очень печально, что они не смогли поспеть вовремя, что бы остановить то кровопролитие, что здесь случилось, оставалось лишь надеяться, что простые души смогли убраться подальше до того момента, когда битва двух гигантов реяцу вышла из под контроля и произвела такое.
В близлежащей округе не было практически ни одной живой души, а шинигами и подавно. Он конечно ощущал собравшихся у реки, но те были за несколько километров от них, а следовательно - вне зоны доступа, если можно так выразиться.
Очередным легким движением, капитан восьмого отряда спрыгнул с крыши и плавно приземлился на землю. Оба соперника стали подавать признаки жизни, и если Хирако лишь сделал несколько телодвижений, то со стороны Кенпачи послышался даже голос. Шунсуй повернул в его сторону голову и увидел страшную картину, пытающегося сделать несколько шагов тайчо. Впрочем это у него не особо получилось, поэтому он полетел лицом в землю. Маленькая Ячиру, еле успела выскользнуть из под наваливающейся над ней туши. Но звука падения Зараки о землю не было. Потому что сильные руки Кьёраку держали падшего воина за плечи, не давая тому коснуться земли. Старый капитан укоризненно покачал головой, глядя на тело, и как можно аккуратнее перевернул его на спину и положил на землю, подоткнув ему под голову свою розовую накидку. Яма-джи всегда отмечал силу и скорость Кьёраку, и тот был очень рад, что все это пригодилось ему не только на поле брани, но и ради того, что бы облегчить страдания своего сослуживца.
Шунсуй не питал особой любви к этому любителю подраться, но и не испытывал к тому ненависти. Он считал Зараки кем-то вроде драчливого юнца, глядя на которых, более старшее поколение, всегда качает головой и вздыхает, вспоминая "эх времена".
Когда капитан убедился, что шинигами лежит удобно, он повернулся к Иемуре. - Позаботься о нем - бросил он медику и улыбнувшись уголками губ, кивнул на Кенпачи, придерживая полы своей шляпы. Затем, резко развернувшись на пятках, от чего хаори взвилось в воздухе, тайчо двинулся к распростертому на земле Хирако.
- С ним все будет в порядке? - С искренней заботой спрасил Кьёраку, опускаясь на корточки напротив Исане на таком расстоянии, что бы не мешать ей работать.

+4

71

Иемура ждал реакции Зараки. Как обычно он думал, что сейчас услышит нецензурную лексику в свой адрес. Однако Зараки, действительно удивил его. Он абсолютно неожиданно вскочил на ноги и начал орать про то, что он должен закончить бой. Это начало представлять опасность, как для него самого, так и для его окружавших.
- Зараки тайчо! Спокойнее! – хотел было остановить Иемура дезориентированного тайчо, но Кенпачи так, же неожиданно потерял равновесие и полетел лицом вниз. Иемура хотел подхватить Зараки, но капитан Кьёраку опередил его. Конечно, Иемура никогда не сомневался в силе капитана восьмого отряда, но был очень удивлён его реакции. И вот, тяжело вздохнув, Иемура перевёл взгляд на Кьёраку.
- Не беспокойтесь. С ним всё будет в порядке. Он и так почти на ногах, - обнадёживающим голосом ответил Иемура. То, что он поднялся и прошёл, уже говорило о том, что капитан одиннадцатого отряда скоро поправится.
"Главное чтобы башку не открутил, пока я его здесь лечить буду", - подметил про себя Иемура и открыл рюкзак.
Перчатки, бутылка с водой и бутылка с дезинфицирующей жидкостью. Вот всё, что он достал из рюкзака. Большее ему было и ненужно. Остальное должно сделать кидо.
К этому времени Кьёраку уже отправился к Исане, а Иемура приступил ко второй стадии лечения. Рана на плече несколько сковывала движения, но в целом Иемура отлично себя чувствовал. Первым делом он занялся самыми крупными ранами, на теле полученными от многочисленных встреч с "недвижимостью" Руконгая.
Иемура тщательно промыл раны и приступил к лечению. Кидо действовало относительно быстро. Раны были не глубокие, и их лечение не занимало особо много времени. Иемура по-прежнему усиливал тепло в руках. Сейчас он старался побыстрее закончить с ранами. Сам Иемура думал о том, что постарается сделать максимально возможное ведь Кенпачи не пойдёт в госпиталь даже если он в "не добром здравии". И вот минут через десять он наконец разделался со всеми более-менее крупными ранами. Оставшиеся ссадины и ушибы он не рассматривал как серьёзные. Теперь, нужно было думать, что с ним делать.
"Хорошо, госпитализирую, а дальше будь, что будет. Разнесёт палату, опять я её буду восстанавливать. И плевать понравится это Унохане – тайчо или нет", - мысленно подытожил он и повернулся к Ячиру, которая всё это время ждала момента, когда очнётся Кенпачи и про которую он забыл, пока лечил пострадавшего.
- Кусаджиши - фукутайчо. Я вынужден госпитализировать капитана одиннадцатого отряда. Поскольку вы являетесь лейтенантом этого отряда командование до полного восстановления Зараки – тайчо, переходит к вам, - закончил он свой мини отчёт и достал из рюкзака пару листов. На них он быстро описал виды ран на теле пациента и, закинув бумагу, обратно стал смотреть в сторону Исане. Она была занята лечением Хирако.

Отредактировано Iemura Yasochika (2010-07-03 00:51:11)

+3

72

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

Время текло медленно, словно минуты превратились в капли из тягучей горячей резины. Замершие в одном положении руки начинали ныть - в напряженных кончиках пальцах и изогнутых запястьях скапливалась усталость, а дышать становилось тяжелей - Исанэ прикусила губу. Вечный бич врачей. Лечебное кидо имеет свою отдачу, стократно увеличивая усталость. Потому в отличие от докторов Генсея они лечат не выведенными из плесени таблетками и не при помощи устрашающих инструментов, нет - они спасают шинигами своей же собственной рейацу. Сейчас лейтенант занималась уже которой по счету раной, раздумывая стоит ли фиксировать повязкой и ее, как вайзард пошевелился.
- Вам сейчас не стоит двигаться, - в привычно мягком голосе врача была серьезность и некоторый холод. Все же, это был один из тех, кого подозревали в убийстве. Конечно, это не значило, что он заслужил смерть, но так же это и не значило того, что он заслуживал доверия. Она была еще молода и не всегда могла понять позицию своего капитана, которая никогда не делала различий между ранеными на врагов и своих. Вот и сейчас - если бы это был не вайзард, который сейчас едва открыв глаза, пытался улыбнуться ей, а арранкар - существо враждебное и чуждое изначально, смогла бы она добровольно поднять руки на то, чтобы залечить его раны? Но этот израненный мужчина улыбался. А что может быть благодарней для врача, чем улыбка того, кого он спас? Девушка мягко улыбнулась в ответ, - Ваши раны могут открыться.

Дальше действовать привычно, практически механически, но не теряя сосредоточенности на кидо. Она была профессионалом, который знал, любил и умел выполнять свою работу. Поэтому Исане легко уняла вдруг возникшую дрожь в руках, отрешаясь от реальности. Просто, она теперь немного разволновалась - в тот момент, когда этот вайзард открыл свои глаза, встречаясь с ней взглядом, то перестал быть просто раненным, безликим существом, которому требовалась ее помощь. Теперь стало очень важным закончить свою работу. Потому что глаза тех, кого не удалось спасти приходят в страшных снах. Снова и снова. Вечной болью.

- Кеораку-тайчо, - погруженная в работу, она не сразу заметила приближения. Осмотрев результат своих усилий, Исанэ осталась довольна и погасила кидо, потянувшись за стерильными салфетками, - я обработала самые глубокие раны, теперь его жизни ничего не грозит, но... - она еще раз проверила состояние ран и кивнула, - Но транспортировать его нужно с осторожностью. Если можно, я бы хотела вызвать две бригады носилок, хотя Зараки-тайчо, наверное, ни за что не согласится на госпитализацию, - Исанэ улыбнулась капитану восьмого отряда, наблюдая за его спиной картину того, как завершается лечение Кенпачи.
- Иемура-сан, если вы закончили, то вызовите, пожалуйста, бригаду с носилками, их нужно перенести в Сого Кьёго Цуме Шо, - она отдала указание, после чего перевела взгляд на своего подопечного. Влажным тампоном сняла с губ присохшую кровяную пленку и предложила приготовленную заранее воду.
- Лейтенант четверного отряда, Котецу Исанэ. Если вы можете говорить, скажите мне свое имя и самочувствие.

+2

73

- Вам сейчас не стоит двигаться. - Сквозь "туман" услышал вайзард от силуэта находящегося над ним. Оценив ситуацию и своё состояние Синдзи вполне понимал, что сопротивляться сейчас явно не лучшее время. Немного погодя боль как в груди, так и по всему телу стихла, силуэт перед глазами уже довольно чётко вырисовался. Это была симпатичная, на вид довольно высокая розоволосая девушка с очень милой серьёзной мордашкой. Состояние Хирако стабилизировалось, можно сказать его вернули в реальный мир окончательно. Хотя некоторые, особо тяжёлые ранения всё ещё продолжали ныть.

Девушка, закончив свою процедуру лечения, обратилась к другому силуэту, который стоял чуть по от даль. Врач-синигами рассказывала что то, о том какие процедуры она провела над блондином, а главное лидер вайзардов услышал до боли знакомое имя, Кеораку Шунсуй. После чего лекарь, видимо заметив, что Синдзи уже почти полностью пришёл в себя, обратилась к нему.

- Лейтенант четверного отряда, Котецу Исанэ. Если вы можете говорить, скажите мне свое имя и самочувствие. - Голос был довольно строг, что несмотря на состояние совсем недавно покалеченного вайзарда пробудило к этой девушке интерес, что в принципе не слишком то удивительно зная его натуру. Зато её представление поставило всё на свои места, лейтенант четвёртого отряда, этим всё сказано, за своё здоровье можно не беспокоиться.
- Синдзи, моё имя Хирако Синдзи - Прохрипел блондин, в горле всё пересохло, благо лейтенант это уже предусмотрела и держала наготове заветную прозрачную жидкость. Но учитывая предыдущую команду Котецу о том, что двигаться пока не стоит, сам он взять воду не решался. - Не судьба мне умереть по геройски...состояние конечно хреновое, но жить можно, спасибо...

Лидер вайзардов перевёл взгляд на своего старого знакомого. - Давно не виделись...Капитан Кеораку - полу хриплым голосом вымолвил он параллельно пытаясь изобразить подобие улыбки. После чего переведя взгляд обратно на Исанэ произнёс, - Можно мне немного воды, мисс Котецу?

+2

74

Наверняка, от большого количества потерянной крови и от болевого шока (конечно, наш бравый капитан, если бы мог сейчас слышать это, яростно бы отрицал сие заявление, но действительность говорила сама за себя) Кенпачи не осознавал, что происходит вокруг.
В его голове застряла одна мысль: он должен закончить бой с Шинджи, и точка. Так как последнее, что помнил капитан, был момент, когда он отлетел отброшенный взрывной волной, вызванной финальной атакой Хирако, то, соответственно, он не знал, что вайзард после этого отключился, потеряв сознание.
Вставай, вставай... Ты не имеешь права просто так валяться...
Кенпачи не понимал, что происходит, и что в этот момент, над ним, склонившись, колдует офицер из четвертого отряда - Иемура Ясочика, пытаясь оказать всю посильную помощь пострадавшему. Именно благодаря этим стараниям самоотверженного медика, острая боль, пронизывающая голову от затылка до виска, начала стихать, и сознание вновь возвращалось к Зараки.
Он снова открыл глаза и затуманенным взглядом посмотрел в вечернее небо, по которому проплывали пятна различных оттенков. Через некоторое время, пятна стали четче и приобрели очертания пушистых облаков. Несколько раз моргнув, и пытаясь понять, где находится, Кенпачи медленно повернул голову и увидел стоящую возле него розоволосую девочку с капризным выражением личика.
- А, это ты, малявка... - умиротворенно вздохнул Кенпачи, слабо улыбнувшись. Он не слышал, что она говорила несколько минут назад, не помнил своего падения. Главное - что сейчас он видел ее, а она была рядом...
До сознания постепенно доходило, что, скорее всего, он лежит на поле боя, и до ушей донеслись слова находившихся неподалеку шинигами. особенно четко, Кенпачи расслышал голос Ясочики, который находился ближе всех к капитану одиннадцатого отряда. Зараки повернул голову в сторону медика.
- Кого... это... ты собрался... госпитализировать..?? - прохрипел Кенпачи, выдерживая небольшие паузы между словами - говорить было трудновато и требовалось приложить усилия. Приподнявшись на локте, Зараки зыркнул в глаза Иемуре. - Я... в порядке... - тут, взгляд Кенпачи упал на лежащего неподалеку Хирако и склонившихся над ним лейтенанта четвертого отряда и Киораку-тайчо.
Значит... Бой закончился... Но ведь это еще не конец...
- Пфф... - фыркнул в слух Кенпачи и отвел взгляд от вайзарда. Предстояло найти в себе силы, чтобы подняться на ноги.
Иначе, эти докторшки упекут меня в больничку... Не позволю...
Зараки уперся костяшками сжатого кулака в землю, не спеша, пошатываясь и стараясь не потерять равновесие, стал подниматься на ноги.

+2

75

ООС: Всем здравствуйте.)

Ячиру, как и любой член одиннадцатого отряда, не отличалась завидным терпением, а увиденный хороший бой и то, как счастлив был в этом бою Кенчик, заполнили девочку энергией и желанием срочно чего-нибудь сделать. Поэтому то, что Зараки снова упал, потеряв сознание, немного огорчило Кусаджиши, как и любого ребёнка, чьи планы повеселиться были вероломно отложены, и она не преминула тут же надуться по этому поводу. Нет, ну, правда, сколько же можно отдыхать!
И тут все опять начали суетиться вокруг капитана, что, по мнению Ячиру, было достаточно бессмысленно и непонятно. "Странные какие..." - девочка со вздохом уселась обратно рядом с Кенчиком, ожидая, пока этот-странный-в-очках-медик, чьего имени она, конечно же, не запомнила, а прозвище – ещё не придумала, закончит лечение, которое, как хорошо понимала Ячиру, знавшая своего капитана с самого детства, тут уже было совсем ни к чему. У Кенчика очень быстро заживало всё, включая самые страшные ранения, а врачей он и сам не очень-то любил и понимал. А уж если Кенчик попытался встать, то значит, что уже совсем скоро он будет готов снова драться - только противника подавайте посильнее. "Быстрее бы он уже очнулся..." - снова вздохнула Ячиру, вглядываясь выжидающе в лицо лежащего без сознания капитана. На этого-который-медик она не смотрела – ничего более интересного, чем взяться за меч не с той стороны, он делать уже не собирался, так что это никак не развлекало девочку. Разглядывание бессознательного Кенчика также никогда не было самым интересным занятием, и внутренние часы терпения Кусаджиши, показывавшие, сколько это непоседливое существо может так прождать, сидя на одном месте, тикали последние минуты.
Скорее даже почувствовав, чем увидев, что Кенчик начинает приходить в себя и открыл глаза, Ячиру поднялась на ноги, а внутренние часы ожидания явно досчитали все оставшиеся секунды, так как жажда действия и нетерпение уже огромными буквами читались на детском личике. Было прекрасно видно, что ждать Ячиру откровенно надоело, и Кенчик должен давно уже был очнуться, и сколько можно валяться, и ну-пошли-уже-куда-нибудь-скучно-же! На представителя четвёртого отряда Кусаджиши как-то перестала обращать внимание, полностью уделяя его приходящему в себя капитану, поэтому совершенно пропустила мимо ушей всё, что тот-который-медик там говорил (а говорил он явно какую-то ерунду).
Наконец, Зараки повернул к ней голову, и это подействовало словно спусковой механизм:
- Кенчик! Наконец-то! – лейтенант начала отчаянно жестикулировать, размахивая ручками. - Сколько можно лежать? Я же жду!
Выражение недовольства всё же постепенно улетучивалось с её личика, сменяясь обычной для неё живостью и жизнерадостной улыбкой – всё-таки Кенчик очнулся, а значит, она уже не одна, и с ним ей точно не будет скучно.
Высказанная мысль о госпитализации, правду сказать, была совершенно абсурдна – ну, где это видано, чтобы Зараки Кенпачи, если он уже в сознании, удалось госпитализировать? Всё же странные эти медики, действительно.

Отредактировано Kusajishi Yachiru (2010-07-17 15:11:29)

+1

76

Когда Исане подняла на него взгляд, на лице Кьёраку появилась подбадривающая улыбка. Он не сомневался в одной из двух сестер Котетсу. Просто по собственному опыту, капитан восьмого отряда убедился, что некоторые офицеры и даже лейтенанты, начинают вести себя очень робко, рядом с капитанами. Этим жестом, тайчо хотел расположить девушку на дружеский тон, и тому подобное.
Шунсуй внимательно выслушал отчет медика и кивнул. - Я рад, что его жизни сейчас ничего не угрожает. - Затем шинигами задумчиво хмыкнул и вполголоса пробормотал. - Хотелось бы верить, что и в Сейрейтее его жихни и жизням остальных не будет угрожать опасность.
Он поднял свой взгляд от Хирако, на которого он глядел, пока раздумывал над судьбой вайзардов, непременно уже пойманных, в большинстве своем, и, возможно, отправленных в Сейрейтей, где они предстанут перед судом, после некоторого расследования. А особой добротой душевной, Яма-джи никогда не славился. Ради спокойствия Сейрейтея, он может и заточить бывших союзников до полного выяснения обстоятельств, которое займет недели, возможно месяцы. Вряд ли после такого кто-то захочет сотрудничать с Готей-13, а союзники в эти темные времена были нужны, как никогда.
Взгляд Исане был направлен явно не на капитана, а куда-то ему за спину, в сторону группы, возившейся с Зараки. Кьёраку счел за нужное обернуться и самому посмотреть на то, что привлекло внимание лейтенанта. А за его спиной Кенпачи наконец пришел в себя и заговорил. Тут же раздались восторженные крики маленькой Ячиру, что крайне умиляло капитана восьмого отряда.
К светловолосому вайзарду, его вернул раздавшийся под ним голос, принадлежавший, конечно же Синдзи. После того, как бывший капитан пятого отряда обратился к Шунсую, тот положил руку ему на плечо, и слегка похлопал по нему.
- Сколько лет прошло, Хирако-кун. - протянул он и наклонился к его уху. Кьёраку не хотел, что бы Котетсу слышала его вопрос, который был безусловно признаком недопустимой для капитана слабости. - Как там Лиза-тян? С ней все в порядке? - слова наконец слетели с его губ, и во взгляде сквозило искреннее волнение и переживание за своего бывшего лейтенанта, которого он так не осторожно отправил чуть ли не на верную смерть. Чувство вины гложило старого капитана вот уже сотню лет, и он не мог не переживать за Ядомару.
Капитан мысленно отогнал от себя, появившиеся было в голове картинки из того страшного дня. Нет. Сейчас он должен сконцентрироваться на Синдзи, который вот-вот скажет то, что беспокоит мысли тайчо.

Отредактировано Kyouraku Shunsui (2010-07-21 15:32:06)

+1

77

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

Даже то, что пришедший в себя пациент, уже не то, чтобы улыбался, а даже пытался отшутиться, не помогло разогнать серьезность Котецу. Жизнь - это не игрушка, чтобы так просто после серьезного ранения, которое нанес Хирако-сану капитан одиннадцатого отряда, размениваться шуточками-прибауточками на данную тему. Возможно, если бы блондин не был ранен, то она бы даже отвесила ему внушительный подзатыльник за подобные слова, но его счастье..
- Лучшим спасибо будет, если вы постараетесь впредь больше думать головой. Она знаете ли не только для того, чтобы носить головные уборы Хирако-сан. - После сказанного Исане даже позволила себе легкую улыбку, впрочем некоторая холодность все равно оставалась при ней.
Она ничего не ответила капитану восьмого отряда, но мысленно с ним согласилась. Меньше всего хотелось бы узнать о новых жертвах. Не то, чтобы она верила в возможную невиновность или вину риока. Просто как врач, смерть она не приемлила для себя. С точки зрения шинигами все было намного уже, поэтому она старалась в первую очередь думать, как лейтенант четвертого отряда. Доминировала именно цифра четыре - цифра, которая говорила о том, что они обладают в первую очередь медицинским долгом.
Поведение Кьёраку тайчо и обращения этих двоих друг к другу о многом говорило, но это ведь не странно. В конце концов тех, кого объявили преступниками были бывшие шинигами, так что само собой разумеется, что капитаны старой закалки их прекрасно знали. Такие связи обычно не способствует бесстрастному взгляду на вещи. Котецу даже никак не прореагировала, когда Кьёраку тайчо задумал шептаться с блондинистым риока. Более того она находилась слишком близко к ним обоим, чтобы ненароком расслышать чье-то женское имя. Но Исане сделала вид, что совсем не обратила внимания на это. Капитан знал, что делал. Докторина четвертого отряда вела себя, словно глухая, правда до тех пор, пока Хирако-сан не попросил воды. Она перевела на светловолосого риока более осознанный взгляд. В ту же секунду шинигами наклонилась к нему с бутылью воды, помогая совсем чуть-чуть приподняться, чтобы не причинить значительного дискомфорта и не потревожить свежо-залатанные раны, а заодно и поддержать. 
- Прошу Хирако-сан. - Заранее открутила крышку у бутыли и поднесла ее к губам риока.

Ясочику-сана пропускаем, так что следующий^^

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-07-25 23:46:15)

+1

78

Кеораку одобрительно отреагировал на приветствие Синдзи, после чего незамедлительно перевёл всё свое внимание к нему. Немного склонившись над блондином, капитан восьмого отряда тяжело прошептал свой вопрос, пытаясь сделать так, что бы данный вопрос остался только между двумя старыми приятелями.
- Как там Лиза-тян? С ней все в порядке?
Хирако не мог сказать наверняка в каком состояние и где находится именно сейчас Лиза, но зная эту девушку можно было чувствовать себя спокойно, просто так она себя в обиду не даст. После небольшой паузы, блондин немного хрипящим шёпотом ответил:
- Не беспокойтесь Кеораку-сан, с ней всё в порядке, но на вашем месте я бы задал этот вопрос ей самой, думаю, она будет рада. - На лице лидера вайзардов проскользнула лёгкая одобрительная улыбка. Шунсуй немного задумавшись, приподнялся обратно, а в этот момент уже среагировала и Котетсу, которая в момент переговоров Хирако и Кеораку сделал вид, будто бы абсолютно не обращает внимания, что здесь происходит. Исане открыла бутылочку с водой, которая для блондина сейчас была как самая настоящая панацея. Немного приподняв его голову, девушка-синигами поднесла бутылочку к губам экс капитана пятого отряда, и тот в свою очередь с жадностью принялся осушать глоток за глотком желаемую жидкость. Напившись до полного удовлетворения, Хирако вновь лёг в привычную позу, немного расслабившись и ожидая того, чем всё это продолжиться, мимо ходом поблагодарив лейтенанта четвёртого отряда кивком, сопровождающимся мимолётной улыбкой.

0

79

Иемура Ясочика

То что Зараки тайчо пренебрежет медицинской помощью, когда придет в сознание, Иемура даже не сомневался. Вот она благодарность за то, что такой замечательный медик, как я подлечил его. Но это нисколько не сломит мой дух. Ловким движением руки Иемура поправил очки. Выглядел он довольно строго. Проблемы с капитаном одиннадцатого отряда очень не хотелось иметь, но избежать их и вовсе было не реальным. Ты совсем не боишься его! Не боишься! Запомни! Правда на твоей стороне! Капельки влаги начали слегка проступать на лице третьего офицера четвертого отряда, но тем не менее, собрав все мужество в кулак, он был готов рискнуть и настоять на своем.
- Вас Зараки-тайчо. Внешне может быть тело и можно обмануть, но для полного выздоровления необходим отдых и покой, хотя бы первые часы, чтобы помощь оказанная вам не оказалась абсолютно бесполезной. Я настаиваю на том, чтобы вы были доставлены в медицинский корпус. - Насколько сильно он был внушителен Иемура не мог даже себе представить, но надеялся, что хотя бы показал непреклонность в этом вопросе. Последнее, чем он мог апеллировать было..
- Или может быть вы хотите тут же потерять сознание от потери крови? В таком состоянии вы будете не сильнее беспомощного котенка. - Нервно сглотнуть и бежать со всех ног, пока его не проткнули безымянным мечом. Я прожил замечательную жизнь, жаль, что мне так и не удалось стать секс-символом Общества Душ. Может стоило тогда согласиться на лазерную хирургию, как предлагал Мистер У. Ведь без очков я был бы просто неотразим...
Возможно лирическое отступление Иемуры продлилось бы еще некоторое время, но голос Исане фукутайчо вернул его на землю.
- Так точно Исане фукутайчо. Будет сделано. - Холодный тон голоса. Даже невозможно было бы заподозрить такого сурового с виду шинигами в весьма неподходящих по образу мыслях. В этом наверно и был весь Иемура Ясочика.
Когда бабочка с запросом на транспортировку раненых в корпус была отправлена, третий офицер еще раз поправил очки и оглядел окрестность. Боль от использования зампакто кажется усилилась, ну или он просто слишком сгущал краски.
- Кусаджиши-сан, как я уже сказал, настоятельно не рекомендую сейчас совершать вашему капитану активных телодвижений. - В эти слова Иемура попытался вложить, как можно больше мягкости в сочетании со строгостью. Пусть даже розоволосая малышка и была лейтенантом, но воспринималась все равно, как ребенок. Иначе ее капризы было сложно объяснить. Правда насколько хватило бы его терпения он и сам не знал. Желательно, чтобы хватило, иначе опасность в виде того же Зараки тайчо грозила бы неминуемо. Ох как страшно жить в наше время медикам с такими пациентами...

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-08-12 23:59:31)

+2

80

Пусть даже и не надеется меня упрятать в госпиталь. Думаю, он и сам понимает, что я живым не сдамся...
Не обращая больше внимания на шинигами из 4-ого отряда, Кенпачи с грехом пополам поднялся на ноги и попытался обрести равновесие. После нескольких раскачиваний мощной тушки из стороны в сторону, его попытки увенчались все же успехом, и он довольно ухмыльнулся.
- Говорю же, я в порядке, - больше обращаясь к самому себе, как будто подтверждая свои мысли, сказал Кенпачи. В голове еще немного гудело, но тряхнув ею, и услышав привычный звон колокольчиков, Зараки удовлетворенно вздохнул. Поглядев с высоты своего двухметрового роста на маленького лейтенанта одиннадцатого отряда, как на лучик солнца в своей суровой жизни, он произнес:
- Прости, что заставил ждать. Думаю, мы можем идти, ты как думаешь? - и Кенпачи кивнул головой, приглашая розоволосую девочку по привычке забраться к нему на спину.
Но тут до капитана донесся голос Ясочики, который все еще настаивал на госпитализации.
- Ты не слышал, что я сказал? - прохрипел Кенпачи, и повернулся к медику, желая наглядно доказать "неразумному", что думает капитан одиннадцатого отряда обо всех больницах и врачах, но в следующий момент, едва затянувшаяся рана на ключице начала снова кровоточить. Алое пятно стало быстро расползаться по одежде. Зараки вынужден был поспешно отвернуться, чтобы Иемура не увидел проступившей крови. Капитан прижал ладонь к ране, надеясь остановить кровотечение, и сжав зубы, прорычал:
- Я ... в порядке.
Накаркал, докторишка...
Нахмурив брови, Кенпачи двинулся прочь от собравшихся шинигами. Но как бы он ни хотел, с каждым шагом он ощущал все большую слабость, которая завладевала его разумом. Кровь, от резких движений, стала буквально хлестать ручьем из раны. Кенпачи дойдя до первого попавшегося угла, наполовину разрушенного дома, прислонился плечом к нему. Сил двигаться дальше не было, и капитан стал смутно понимать, что происходит вокруг.
Я должен идти... иди...
И как стоял Кенпачи, упершись в стену, так и остался стоять. Только голова безвольно опустилась на грудь, а сознание погрузилось в темноту.

+2


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » Улицы Руконгая