Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Берег реки


Берег реки

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

Через город протекает река. Она небольшая, со спокойным течением, неширокая. В одном месте через нее переброшен мост. Один берег реки совсем пологий, второй немного выше. Склон порос невысокой травой. Пойма реки местами искусственно укреплена бетонными плитами, у самого берега - россыпи мелкого речного песка и гальки. Рядом с рекой проходит дорога, от склона реки отделенная невысоким бордюром из белого камня.
Это довольно тихое место, с редкими прохожими и машинами. По дороге возвращаются после занятий школьники. Хорошее место для вечерних прогулок.

0

2

Адские Врата --->

Когда на горизонте наметилась река, и, собственно, спуск на берег, Кейдзи наконец то вздохнул с облегчением. Наконец-то та жуткая жуть, в виде нарушающих все законы физики, да и вообще любой разумной логики Врат, осталась далеко за спиной, где-то в, более жилых районах Каракуры. Прислушавшись к себе, парень с удивлением осознал, что даже чувствует себя на порядок лучше, чем, буквально, полчаса назад. Окружающее пространство перед глазами уже не двоилось и не норовило убежать из-под ног в самый неподходящий момент. Даже поврежденные мышечные ткани и несчастные ребра болели меньше. Но это все глупости на самом деле, самое-то главное то, что Маэде уже не хотелось забиться в какой-нибудь самый темный угол, и тихо подвывать от страха, что не могло не радовать. Да и непонятных ужасных призрачных огненных собак в этом, наверное, самом тихом месте города быть не должно. По крайней мере, он очень надеялся. Потому что с теми сверхъестественными созданиями в масках он научился справляться, а что делать с новыми монстрами…
«Ну да ладно, эту мысль я подкину нашим специалистам, пусть займутся, хватит им штаны просиживать, и получать за это деньги»
Оглянувшись по сторонам, убедился, что здесь не наблюдается никаких подозрительных личностей, кроме него и Рируки, вытащил из-под рубашки пистолет. Щелкнув предохранителем, осмотрел оружие, и удовлетворенно кивнув, вернул его, предохранитель, на место, заткнул обратно. Это, на самом деле, счастье, что поддавшись панике, Кейдзи не снял защиту от дураков, а то глядишь, не повезло бы, не только тому суровому мужчине, пристающему к беззащитным девушкам, но и всем остальным. Кто знает, как бы чудовищу понравились его особые «магические» пули.
«Думаю, тогда был не подходящий момент для проверки, да…»
Пару раз моргнув, Маэда вернулся к настоящим событиям. Пока он размышлял, ну что поделать, если та псинка не идет из головы!, не заметил, как трава под ногами сменилась мелким речным песком и галькой. Крякнув и скривив страшную физиономию, опустил свою пятую точку на землю, уперевшись руками в песок за спиной, и вытянув ноги, так, что кончики ботинок касались воды. Запрокинув голову, взглянул на девушку, слегка прищурился. Помедлив немного, скривил бледные губы в каком-то слабом подобии на улыбку, решив, что в ином случае, учитывая его чудесный внешний вид, его прищур может иметь какой-то зловещий характер?
- Прости, я что-то задумался. Человек, говоришь, с особыми способностями? А в чем они проявляются?
Нахмурившись, перевел взгляд на бегущий поток воды. Необходимая мысль возникла довольно быстро. Подавшись немного вперед, почерпнул ладонями воды, и умылся, смывая с лица остатки и разводы пыли, осевшей на нем после того, как крыша школы, на которой Кейдзи в тот момент находился, коварно обрушилась.
«Хорошо, что вообще не убился…»
Умывшись, почувствовал прилив сил. Ну, или парень просто замерз, или просто начинался озноб. Вздохнув, теперь принялся счищать грязь и пыль с одежды. Моргнул, возвращаясь вниманием к девушке. Приложив определенные усилия, постарался улыбнуться так, что бы она больше походила на человеческую, а не на то подобие, что было на губах бывшего полицейского до этого момента..
- Приятно познакомится, кстати.

0

3

Вопрос «А куда мы идем?» вертелся на языке девушки, но она не спешила его задавать. Какая разница? Ну, идут куда-то, и идут. Пусть будет сюрпризом. А Рирука-она любит сюрпризы.
Таинственные, никому, по-видимому, не известные, Врата исчезали позади, и становилось легче, гораздо легче-дышать, идти, думать. Хотя и не сказать, что было тяжело-немного сложнее обычного, и в голове такой размеренный шум, что кажется, чувствуешь сознанием собственный пульс. Это противно, противно…Но вот, все уже заканчивается, и на хрупкие плечи ничего не давит, и ноги не притягиваются к земле, и пульс остается неслышимым. Чувства возвращаются на свой привычный круговорот, и Рирука вспомнила, что хотела сладкого, тут же отогнав навязчивую мысль, вспомнив и то, что чертова собаченция все пончики расплавила. «Та-ак, а с «Пушкой Любви»-то порядок?»-спохватилась девчушка, и у неё внутри все похолодело, мурашки побежали по коже от испуга-а вдруг её чудесное оружие тоже не выдержало?! Докугамин резко остановилась, сняла рюкзачок и заглянула туда, судорожно сглатывая. Оружие лежало, немного заляпанное в кокосовой стружке, но вполне целое и нигде не потекшее. Рирука облегченно выдохнула, цепляя рюкзак обратно. Пронесло.
Потянул легкий ветерок, какой бывает рядом с небольшими водоемчиками, и до девушки дошло, что пришли они к реке. Действительно хорошее место для того, чтобы отдохнуть и призабыть о том, что было увидено за день. Вокруг никого не было-вот и отлично, еще зевак не хватало.
Рирука, скрестив пальцы в замок, потянулась, выпрямляясь во весь свой довольно-таки внушительный, для девушки её возраста, рост. Прищурившись, краем глаза она взглянула на Кейдзи. Тот, стоя к ней спиной, чем-то там шебуршал. «Наверное, тоже оружие проверяет,»-попыталась догадаться девушка.
-Х-хорошо-то ка-ак…-вырвалось у неё. Плечики-то затекли, да и ноги устали-столько идти. Она ведь и до того, как увидела Врата, бесцельно по городу шаталась. А её спутник(хотя кто вообще чей спутник?) так и вообще присел. Маеда наверняка устал больше неё. Она-то шляться черти где привыкла, а мужчине здорово досталось. Как-то неестественно запрокинув голову, он направил свой взгляд на кайфующую от потягушек девушку и задал вопрос, улыбнувшись еще более неестественно, чем загнув голову.
-Хватит уже извиняться,-Рирука кончила «кривляться» и, состроив смешную серьезную мордочку лица заявила в ответ на вопрос.-Ну да, со способностями…Э…как проявляются?-она почесала в затылке.-Это довольно сложно объяснить! Я могу перемещать предметы любого размера в свой кукольный дом и наоборот…И вообще в любой сосуд. Даже человека могу!
В последней её фразе была какая-то гордость. Этому Докугамин не очень давно научилась, и долго старалась довести до ума. О "Пушке Любви" Рирука решила умолчать-секретное оружие да будет и дальше секретным.
Пока она вела свои сбивающийся рассказ, мужчина успел умыться. Отличное решение, холодная вода-это вещь. Правда, не у берега. У берега она обычно зачерпывается вместе с песком. А может, это только она так воду зачерпывает?
-Ага, и мне вроде тоже,-кивнула Докугамин, устремляя взгляд на убегающие по небу облака. Интересно, что с тем странным размахивающим руками персонажем? Жив ли он еще, или собачка его уже слегка того, укокошила?

Отредактировано Riruka Dokugamin (2011-11-12 19:42:45)

0

4

«Хватит извиняться? Я извинялся? А, не важно…»
С интересом следя за гимнастикой девушки, слегка пожав плечами, парень решил выкинуть этот момент из головы, благо получилось это довольно легко, учитывая, что в ней черти звонили в колокола. Ну, конечно это уже были не те матерые чудовища с большущими кувалдами в волосатых лапах, коими они лупили по гигантским акустическим приборам, а скорее маленькие чертята с молоточками. Легче становилось. Но не так, что бы сильно особо. Холодная речная вода помогла, прояснив мысли, но их было слишком много. Плюс, после того как он уселся на землю, усталость, которая скапливалась все это ближайшее время выплеснулась, похоже, разом.
«Нет, в больницу обратиться все таки надо будет точно
Выгнув бровь другой, состроил кислую мину, и выплюнул песок, который каким-то интересным способом попал в пасть Кейдзи, пока тот умывался. Кошмар. Немного подумав, пришел к выводу, что разговаривать, сидя спиной к девушке и вывернув шею, как-то… не вежливо что ли? Уперевшись руками в землю, развернулся лицом к Рируке, и, помедлив поднялся на ноги, при этом опасно накренившись, но, в конце концов, все таки выровнявшись. Сделав вид, что ничего особо не произошло, кашлянул в кулак.
- Перемещать, говоришь, предметы, и сопутствующее… - почесал кончик носа - Не плохо, не плохо. Даже, я бы сказал, круто.
«Дааа, на таком фоне мои “способности” выглядят донельзя того… Тускло и ни разу не интересно. А так ведь, и правда клево! Ловишь тех мерзких чудовищ, любителей масок, засовываешь в игрушку, или еще в какую детскую глупость, и вуаля! Практически ручная зверюшка. И особо мудрствовать не надо, и прибить тварюгу довольно просто в таком виде, я полагаю?»
- Я вот поразмыслил… - смущенно улыбнулся – На твоем фоне, моя способность “заряжать” предметы выглядит… Не знаю, грустно.
Переплетя пальцы, закинул руки на затылок, с интересом глядя на девочку. Собственно, тот факт, что парень встретил еще одного человека, обладающего сверхъестественными способностями, ничуть не удивил бывшего офицера. При учете, что у Кейдзи в своей компании таких несколько штук. Только, имеется вот такой вот интересный факт, участники его конторы довольно таки взрослые, а стоящая перед ним девушка не тянула на двадцать один год.
Но если взглянуть на ситуацию с другой стороны, то упускать обладателя подобных сил было бы тоже не очень умно. Повзвешивав все «за» и «против», решился все-таки озвучить более полную информацию о своей организации. Вред же вряд ли ккой будет. Да и тем более, парень никогда никого не тащил насильно.
- В общем, я являюсь главой небольшой организации, часть членов которой является, как и мы, людьми с какими-либо сверхъестественными способностями. Мы, по мере наших скромных сил, стараемся бороться с… ээ… монстрами, может ты их видела. С Масками. Как было замечено, это твари жрут людей, а так как иные обитатели города их не видят, ну, или претворяются что не видят, то, думаю, напрашивается вполне понятный вывод.
Рассказывая об этом, о своем «Фениксе», Кейдзи умолчал о главной причине, по которой он, собственно, и решил заняться этим, не смотря на уйму мороки. Так вот, главная причина была в том, что Маэде ну очень уже не хотелось чувствовать себя белой вороной, с его паранормальными виденьями, и силой.

+1

5

Рирука Докугамин
http://uploads.ru/i/a/0/N/a0Nhg.jpg

Не особо складный разговор - это когда двое, или больше человек находятся в одном месте и изо всех сил пытаются вести беседу. Рирука например очень старалась. Отчего-то сейчас, невероятно важным было именно это - отчистить с каблука налипший туда комок грязи. А ведь свою блестящую, красивую обувку она надела только сегодня утром! Вот она вам прелесть прогулок по пересеченной местности. А ночью еще и дождь прошел. Вроде бы. Какая разница, прошел он или нет, если трава все равно вся в росе, земля сырая, с деревьев неприятно капает за шиворот? В итоге колготки по колено мокрые, туфли замазаны, а настроение, и так не самое радужное, падало-падало-падало... А всего-то планов было - прогуляться, купить в лавочке любимую сладость, съесть ее любуясь странной штукой в небе... Стоп! Любоваться штукой она не собиралась. Да и не было в ней ничего такого, чем можно было любоваться. Из того, что Рирука успела рассмотреть, там были кости, цепи, черепа, снова кости. Передернув тонкими плечиками девушка недовольно уставилась на мужчину. Когда первый порыв благородства прошел, спасенный (не иначе как от широты души) тип стал казаться оооочень подозрительным. А подозрительный - это не внушающий доверия. А отсутствие доверия означает что распространяться этому типу в подробностях о своих умениях не стоит. Тем более когда о них спросили. Кто ее за язык тянул? «Угу, наверное, тот же, кто тебя под руку толкал его спасать». Кстати, чего она бросилась геройствовать?
«Разумеется, это круто, больная твоя голова! У меня чудесная способность, и куда полезней, чем превращение в электрическую подстанцию!» - наблюдая за тем, как пошатываясь мужчина меняет дислокацию, всем своим видом показывая мужество и силу духа в изображении того, что все в полном порядке и совсем недавно ему не была нужна скорая медицинская помощь, - «Ну просто песенка "Идет бычок, качается"...»
- Хай-хай, - Рирука шикарным жестом поправила волосы, забрасывая один из хвостиков за спину, - Конечно же я удивительная, замечательная и уникальная во всех смыслах, и очень хорошо, что ты это сам понял. Но тебе в больницу не нужно?
Женская интуиция ее не подвела. И в том, что мужчине не особо хорошо со здоровьем (как бы он себя там не вел, и чтобы он там не говорил потом), и в том, что он не так прост, как казалось. «Организация? Занимающаяся спасение людей? Да ладно... Вы же не героями себя считаете?» - вот откуда взялось внезапное желание помочь. Благородные порывы заразны. На симпатичном девичьем личике появился СКЕПСИС.
- Мда? - было велико искушение сесть, но запачкать еще и юбочку совсем не хотелось, - А много вас там таких... - она неопределенно махнула рукой, - Ну... как я и ты? И какая вам от этого польза?
Наверное, подобная меркантильность для девчонки-подростка была странной. Ведь по-идеи возраст такой.. самый подходящий для безвозмездной помощи, вдохновенного следования идеи и т.д. Но, Рирука ведь недаром была не простым ребенком. Так уж вышло, что человек со способностями куда как отличен от остальных людей. Даже если внешне такой же. Но люди чувствуют, что ты другой, и ведут себя соответственно. Люди не любят тех, кто отличается от них. И этих людей - намного больше. Поэтому, если есть еще такие же, как она, значит... Она не одинока.

+4

6

------------- > Квартира Иноуэ Орихимэ

Honsho Chizuru
Закрывая за собой дверь, Иноуэ думала о том, что это уже во второй раз. Второй раз она уходит из своего маленького, но уютного дома, закрывая дверь на замок, и не знает когда вернется обратно и вернется ли. Правда в прошлый раз она все сделала как нужно - прибралась в квартире, написала список дел для Рангику-сан и Хитсугаи-сан, написала дядюшке о том, что ей придется уехать на какое-то время. Интересно, получил ли он ее письмо? И сделали ли ее друзья-шинигами все, что она написала? Ей отпущено совсем немного времени. Его хватит для того, чтобы раскрыть окно и помыть тарелки, для чая с подругой, и может быть на маленькую прогулку до речки. Но не хватит уже на то, чтобы хорошо убраться, постирать вещи, встретиться с друзьями... Иноуэ закрывает за собой дверь и думает о том, что ее маленький, драгоценный дом окончательно превратиться в зачарованное, пыльное королевство. В нем живут солнечные лучи и мертвый цветок. В нем живет память о ней. В нем, и в чужих сердцах.
Теплая рука, которая держала ее руку - крепко, надежно; теплые глаза напротив - в них словно пляшут маленькие искорки; теплые слова согревают сердце. Орихимэ улыбается. Чтобы ни случилось, она ни о чем не жалеет. Пусть ее дом превращается в Пыльное королевство, зато у нее есть нечто более драгоценное - то, ради чего не жалко отдать эту жизнь, следующую жизнь, все жизни, какие у нее есть. Ее друзья. И в эту минуту, когда ее ладонь греется в чужой, она чувствует это особенно остро - тот мир, который она смогла спасти, тех людей, которых ей удалось защитить.
В носу предательски щиплет, и поэтому приходится чихать - громко, закрывая нос ладошкой. Чихать и тереть глаза, чтобы если Чизуру и заметила их влажный блеск, решила что это просто от пыли.
- Чизуру, - ей сложно подобрать слова, ведь говорить правду нельзя, а врать она совсем не умеет. Орихимэ вертит в руках ключ от своей квартиры и не знает, как попросить семпай приходить иногда в ее дом. Не одной конечно, а с ребятами. Например, весной или перед новым годом - распахнуть все окна, выгнать всю пылюку из углов, вытереть всю грязюку с пола... Если бы ее цветок был жив, или будь у нее кошка, то можно было бы попросить ради них. Она прячет ключ в карман на юбке, опуская ресницы.
- Ммм, нет, ничего, - качает головой Иноуэ и хлопает в ладоши, - Просто я хотела сказать, что я всегда думала - тебе очень пойдет форма клоуна из Мак Донналдса. Такие красные-красные кудри и задорная улыбка. И чулки! Полосатые чулки! Помнишь, мы читали книжку про Пеппи Длинный Чулок? Мне всегда казалось, что вы с ней похожи. Чизуру-семпай и Пеппи... Мы могли бы работать вместе, - мечтает вслух Иноуэ, подставляя лицо солнечным лучам и жмурясь на них, словно котенок. - Желтый клоун и красный клоун. А еще я всегда хотела побывать хот-догом. Подходить к людям на улице и говорить "съешь меня!" Это так весело!
Она не попросила семпай приходить к ней - уборка по праздникам слишком напоминает поход на кладбище, когда памятник чистят и украшают, а она пока еще жива, хоть и живет в мире мертвых. Хотя, не такие уж они и мертвые - Пустые и арранкары. Просто, они стали жить совсем недавно, и еще не привыкли к этому, не научились. Например, Улькиорра-сан. Он только кажется страшным и похожим на статую. На самом деле руки у него теплые, а глаза раскосые, словно у кошки. Кошки тоже кажутся равнодушными, но на самом деле они очень любопытны. Так и Улькиорра-сан... Он не равнодушный, просто он как кошка.
Они идут мимо детского парка - сейчас уже день, поэтому ребятят нет и на площадке пусто. Сиротливо висят веревочные качели с раскрашенными в яркие краски перекладинами-дощечками. В ямке у бордюра, Иноуэ находит первый желтый лист. Она опускается рядом на корточки, аккуратно подвернув юбку, и двумя пальцами поднимает предвестника осени. Его черенок еще сочный, крепкий, но совершенно желтый. Желтой стала и поверхность, покрылась мелкой коричневой крапинкой. Первый желтый лист сорвался с ветки, оторвавшись от своих собратьев, и осень началась.
- Смотри - первый лист. Помню в начальной школе, мы всегда собирали листья и делали гербарий, а потом складывали из них аппликации. Мы еще тогда играли в "какой я листок?" - она поднимается и держит листик на ладони, - Например, я всегда была орешником, а семпай похожа на красный клен.
Она не знала, что уже осень. Значит, идет второй семестр второго класса старшей школы и школьный летний фестиваль, конечно же, уже прошел. Первый фестиваль они пропустили, потому, что тренировались, чтобы спасти Кучики-сан, второй... Не важно. 
- Лети-лети лепесток, через запад на восток, долети на край Земли, быть по-моему вели, - бормочет Иноуэ.  Желтый листик падает с раскрытой ладошки, кружась в воздухе, словно подхваченный невидимым водоворотом. Он не падает, он и правда летит…  До тех пор, пока он не опустится на влажную от сошедшей с утра росы землю, у нее есть время чтобы загадать желание. Иноуэ заворожено смотрит на падающий лист. У нее есть желание. Вот только оно слишком большое для такого маленького листика. Поэтому пусть будет просто  - чтобы Чизуру-семпай была счастлива.

0

7

Рирука Докугамин

«Раз-два-три. Раз-два-три. Раз-два-три. Раз, это не танец, это не вальс…»
В голове настойчиво крутилась строчка из какой-то песенки, и не под каким предлогом не желала покидать несчастную голову. Будто бы составляла компанию кружившемуся перед глазами Кейдзи миру. Для полноты картины, для пущего эффекта что ли?
Буркнув себе под нос что-то о ненависти к некоторым произведения искусства, парень закрыл глаза и сильно потер их кулаками. В них будто бы песка насыпали, и ощущение это ему не нравилось. С каким-то равнодушием краем сознания отметил факт, что боли от покалеченного тела почти и не ощущалось, разве что где-то совсем на периферии, Маэда как-то опасно близко наклонился к несущей свои воды реке и чуть не плюхнулся туда. Его спас разве что момент «отрезвления», когда парень, моргнув, резко, на сколько это было можно в его состоянии, откинулся корпусом назад.
«Да что сегодня за день то такой…»
«Пошевелив» носом, бывший офицер удержал рвущийся на волю чих в себе, и, прищурившись, сконцентрировал все внимание на своей спутнице, дабы его от расфокусировки опять куда-то не понесло. Проводив взглядом улетевший за спину Рируки хвостик, медленно кивнул, обдумывая ее вопрос.
- Знаешь, я наверно даже с тобой соглашусь.
Кейдзи все больше и больше убеждался в том, что посетить пункт скорой помощи надо было уже давным-давно. Желательно, когда он вообще в первый раз провалился на крыше. Даже не так, нечего было вообще соваться в ту разваливающуюся школу. Ну, а если уж даже так, на кой ляд было потом строить из себя героя?
«Может потому, что так отчаянно хотелось стать им?» помотав головой, парень сразу же осадил себя  «Стать им? Посмотри на себя, вспомни, все твои попытки что-то сделать нормально, хорошо, всегда были либо никому не нужны, либо производили полностью противоположный ожидаемому эффект»
- Ммм… - в задумчивости искривив бровь - Да нет, не так, что бы очень, но, тем не менее, хватает, чтобы... «Не сойти с ума?» Кхм, словом, хватает. - слегка пожав плечами, усмехнулся, но вышла она какой-то кривой и не особо веселой – А как ты сама думаешь, какая от этого НАМ может быть польза?
Если девчушка действительно не понимает, какая у них может быть польза, то ей видимо пришлось легче, чем другим. Ну, или наоборот. Но ведь тут все очевидно! Эта мелькнувшая в голове мысль заставила Кейдзи прикрыть глаза. А может, это была чудовищная усталость, навалившаяся на него, только стоило отвлечься. Вновь начали распускаться вспышками уколы боли. Сжав зубы, парень лег, не взирая на не слишком чистую «постельку», и почувствовал, будто спиной вперед проваливается в бездонный черный колодец.
«К дьяволу…»

зы: прошу прощения за задержку.

Отредактировано Maeda Keiji (2012-01-09 23:31:27)

+1

8

«Н-да, дельце принимает не самый лучший оборот. Может его того, в игрушку, в рюкзак, и в больницу? Хм…Доктора принимают плюшевых зайцев? Не, вряд ли.»
Рирука, скрестив руки на груди, пристально наблюдала за таким подозрительным, Маэдой, и его состояние ей нравилось все меньше и меньше. Вот, чуть в воду не свалился - девчушка даже дернулась, чтобы ухватить мужчину за рубашку. К счастью, обошлось. А не то мало ли – можно ведь и самой свалиться, и тогда платью уж точно конец. Ну еще чего! С неё на сегодня хватит и грязных сапожек.  Что за дела – вроде взрослый человек, должен понимать, что эти его покачивания в неопределенные стороны, потирания глаз и бурчание себе чего-то под нос не означают абсолютно ничего хорошего. Окей, бурчания под нос не считаются, а все остальное очень даже. Девушка скривила губы. Надоело волноваться за кого-то. Ладно он, а она-то почему должна страдать из-за своей доброты?
«Ну еще бы ты со мной не согласился!» - она едва слышно фыркнула. С самого начала надо было идти не на этот треклятый мокрый берег, а к доброму дяденьке доктору. Теперь-то все, поздняк метаться. В ближайших километрах подобных заведений не наблюдалось. « Все, хватит об этом. Пусть делает, что хочет, не забивай себе мозги этой ерундой. Надо будет -  пойдет, не надо – я тут не при чем. Ну почти. »
Между тем, в Рируке появился интерес к той организации, которой заведовал её новый знакомый. Хорошо бы было узнать кого-то, кто схож с ней. Тем более, что Кейдзи назвал число сотрудников «достаточным». Только она не поняла – достаточно, это сколько? У всех своё понятие о числах. Но спрашивать не хотелось. Какая, в принципе, разница, главное, что они есть. А еще у него какая-то кривая усмешка. Тоже следствие недомогания?
Докугамин закатила глаза. Это был ЕЁ вопрос, с чего ОНА должна на него отвечать? Это нелогично! Какая польза, какая польза? Да никакой материальной. Разве только самооценку поднять. Девчушке этот вариант никак не подходил. С самооценкой у неё все было просто прекрасно, этого её не было нужно. Она любила сладкое, а не геройствовать.
- Ну, не знаю. Денег вряд ли за такое дают… Ваше счастье, поди,- улыбки ваших спасенных клиентов? Это было бы вполне в духе героизма! Но, знаете что я вам скажу…- девчушка игриво приставила указательный палец к губам.- На «спасибо» пончиков не купишь!
Девушка только делала вид, что ей совершенно безразлично. Просто это было в её духе. Странно бы было, если бы она накинулась на мужчину с расспросами. Да еще в его-то состоянии. Нет уж, пожалейте дяденьку, потом времени на подробный допрос с фонариком будет предостаточно. А кстати о пончиках - есть что-то хочется...
-Хэй-хэй, ковбой, тебе что, хуже? – Рирука подошла к завалившемуся на спину мужчине и наклонилась, отчего хвостики вывалились из-за плеч. Отлично, она опять волнуется. А и черт с ним, день сегодня особенный, можно и позаботиться о ближнем своём.
Докугамин не знала, чем она могла помочь  - первой помощи не обучены, а потому просто уставилась на него, разглядывая.  Внимательный взор девушки, страдавшей легкой близорукостью, поспособствовал куда лучшему рассмотрению Маэды.  А не такой уж он и подозрительный, если присмотреться. Японец, как японец. Даже вполне миловидный японец. Интересно, а у него есть девушка? Ей бы повезло, наверное- такой героический мужчина. Будь он помоложе, может, девчонка и влюбилась бы, как в героя комикса, который вечно во что-то влипает, защищая всяческих обывателей от вселенского зла. А так – не судьба ему быть сердечным другом такой великолепной, но вечно одинокой по своей природе Рируки.

Отредактировано Riruka Dokugamin (2012-01-22 13:47:04)

+1

9

Прошу прощения за некоторую сумбурность, сроки поджимают, Муз улетел, а каникулы пока что оставляют едва ли больше времени, чем оставляла сессия.

for Inoue Orihime

- Я – Рональд? – Чизуру удивлённо посмотрела в лицо Иноуэ и похлопала ресничками. Не сказать, чтобы Хоншо не любила клоунов, но и не сказать, чтобы она питала к ним какую-то особую симпатию. Они просто были частью этого мира, в котором она жила, но она предпочитала не контактировать с ними. Для неё они были сродни подков, которые вешают на свои дома некоторые люди, - совершенно непонятно, для чего они нужны, но некоторым от них хорошо. Правда, представлять себя в сумасшедшем полосатом костюме было несколько дико, но девушка прекрасно понимала, что основной мыслью, которую пыталась выразить Принцесса, была не клоунада, а возможность работать вместе. Хоть клоуном, хоть хот-догом, хоть красным омаром, - главное, чтобы с тем, кому ты не безразличен, и кто не безразличен тебе.

- Эй, а ты не думаешь, что некоторые могут воспринять эту фразу несколько неправильно? – ухмыляясь, протянула огненновласая и подняла глаза к прозрачно-голубому небу Каракуры. – Я бы вот восприняла! Ни за что бы не отказалась от возможности слямзить тебя! - сверкнув очками, девушка залилась довольным смехом, пытаясь с его помощью прогнать прочь все плохие мысли и воспоминания. Отчасти и себе, но, в основном, он был нацелен на Орихимэ.

Чем крепче твои узы с кем-то, тем обычно сильнее твоё настроение влияет на его общее состояние. А порой бывает весьма сложно помочь тому, кому так хочется протянут руку помощи, но ты упорно её тянешь, едва касаешься руки этого человека подушечками пальцев, и что-то отталкивает тебя назад, но ты, отдышавшись, вновь затаиваешь дыхание и пытаешься дотянутся…

Чизуру казалось, что Иноуэ – закатившаяся под кровать золотая монетка – она едва могла коснуться её подушечками пальцев, она хотела ей помочь, достать её и согреть в своих руках, но едва могла ли, и она это прекрасно понимала, но надеялась, что её позитивный настрой, её заливистый искренний смех смогут привнести в душу любимой одноклассницы хотя бы капельку гармонии, хотя бы на чуть-чуть, хотя бы на мгновенье!

Пусть её руки касаются опавшей листвы, пусть тёплые воспоминания наполняют голову, пусть ей кажется, что время остановилось, а она – Чизуру – будет рядом. А потом время вновь потечёт, и застывшие мгновения растворятся в бешеном ритме тикающих часов.

- Да, я помню, - перерыв воспоминания, Хоншо наконец находит нужное и, глядя, как Принцесса отпускает парить поднятый лист, улыбается легко и беззаботно, как только она сама умеет. – Мальчишки тогда подрались как раз из-за листа орешника и обещали закопать друг друга в куче листвы. Подумать только, насколько наивны были эти угрозы, а ведь нам тогда казалось, что это вход в дом земляного монстра и, если оказаться под этими листьями, то тебя утащит под землю навсегда. Не помнишь, кто нас тогда так жутко напугал? Преподаватели и родители вечно травили всякие байки, чтобы потешаться над нами. Это такая особая присущая только взрослым жестокость, но мы им её всегда прощали. В конце концов, каждому поколению приходится пережить одни и те же байки и верить в одни и те же сказки, - улыбнувшись, Чизуру закончила свою мысль. – А ты, всё ещё веришь в Санта Клауса, Химэ?

0

10

Послеобеденное солнце было теплым и ласковым - спину хорошо припекало. Иноуэ очень четко представила как солнце отращивает длинные тонкие руки-лучи, достает из-за спину по утюгу и озорно улыбаясь начинает гладить ими спины прохожих. Девочка хихикнула и принялась теребить кончик шарфа, думая о том, что правильно она сделала в лаборатории Октавы, когда одевалась. Конечно, было не так холодно, но все равно - лето кончилось. Интересно, а если бы они спустились и была зима? Пушистые снежинки падали бы с седого неба, укрывая озябшую за очень землю. Медленно, тихо... Когда падает снег все звуки словно бы пропадают, растворяются - глушатся шаги, слова, крики птиц. Словно с зимой приходит тишина. Может быть поэтому именно зимой так хорошо сидеть под теплым одеялом, грея руки о чайную кружку? И смотреть в окно и дремать, мечтая и придумывая сказки... В Уэко Мундо мечтать почему-то не получалось. Хотя белая пустынь и была похожа на Северный Полюс - холодно, гуляет ветер над белыми барханами, а небо всегда темное, словно наступила полярная ночь. Только полярного сияния нет, и моря. И живут там не моржи и белые медведи, а Пустые и арранкары. Они не умеют мечтать и никогда не слышали про сказки. А белые медведи? Они мечтать умеют?

- Что неправильно понять? Это же хот-дог! Его нужно есть! - недоуменно смотрит она на смеющегося семпая. Ее звонкий смех оторвал ее размышлений о том, кто бы победил - медведь или арранкар, заставляя тоже улыбаться. Она тоже поднимает голову к небу, с удовольствием всматриваясь в лазурную высь - далекую, прозрачную. Хочется протянуть ладоши к солнцу, словно подсолнух, вставая на цыпочки - так до неба не дотянуться. Да и не возможно это - обнять руками небесный свод. Она хорошо помнила купол Лас Ночес - эмалево-голубой, с аккуратными облаками и рукотворным солнцем. Он был так похож на настоящий, но настоящим не был. Простая обманка. Такая же, как целый год ее жизни. Сейчас, греясь в солнечном свете, слушая смех подруги, дыша сырым осенним воздухом, Орихимэ просто не понимала, как она могла про это все забыть. И очень боялась того, что все происходящее сейчас - детский парк, Чизуру, осенние листья и даже асфальтовая дорожка с редкими мелкими лужицами - окажутся просто сном. Что она вот-вот откроет глаза у себя в комнате, в Лас Ночес, где за окном печально дремлют белые барханы и плачет над ними ветер, напевая колыбельную луне. И снова не будет ничего... только белые стены, белая мебель, белое платье и одиночество, одиночество, одиночество...

Орихимэ стряхивает с себя плохие мысли и повернувшись на каблуках, делает шаг спиной назад, наклоняя голову и весело смотря на одноклассницу, шутливо поднимая палец вверх, задирая носик и изображая из себя учительницу.
- Конечно Санта-сан существует! И его даже по телевизору показывают, потому что - настоящая звезда! И даже снялся в рекламе Кока-колы! И майки, и кружки и наклейки с Сантой, - она жмурится представляя, - Санта-сан и Руфус. Ой, нет-нет, его ноги не могут носить подковы, они слишком тяжелые, и рога потеряют свой блеск! - она зажмуривается, отмахиваясь руками от витающих в воздухе воображаемых картинок, на которых грустного оленя Санты пытались подковать и запрячь в упряжку швейцары, чтобы он участвовал в свадебной церемонии.
- И Земляные монстры тоже существуют! - говорит она убедительно, обходя стороной невысокую детскую горку, - Ты же знаешь как подозрительны бывают лиственные кучи! И потом, помнишь, как Юки-кун внезапно пропал, а потом оказалось, что он провалился под лиственную кучу! - она конечно помнила, что на самом деле бывший одноклассник упал в водопроводный колодец, не заметив предупредительно заграждения, но тогда и правда казалось, что где-то под асфальтом живет монстр, который прикрываясь лиственными кучами, которые еще не успели вывезти, крадет ребятишек. Она смущенно улыбнулась словам Чизуру и потупила глаза, - Но я правда верила, что они существуют, поэтому... Прости, Чизуру-семпай - я не хотела всех напугать. Мне казалось - это весело. А! А еще, мальчишки после этого перестали разбрасывать листья! Как думаешь, теперь воспитательница всем малышам рассказывает про Земляного Монстра? Было бы здорово, если да! Тогда получается, что я создала городскую легенду! - асфальтовая дорожка сама стелилась под ноги, извиваясь серой лентой. За смешливой историей и полу придуманными, полу стертыми воспоминаниями время летело быстрее. Парк остался позади вместе с деревьями, качелями и первым желтым листком, а небольшие каблучки отстукивали свой, какой-то странный ритм. Хорошо, что она встретила Чизуру-семпай. Они так здорово поговорили! И даже смогли попить вместе чай, а еще - вместе гуляют по улице! И можно просто улыбаться, вспоминать, говорить глупости и немножечко, совсем чуть-чуть отпустить себя и стать прежней Орихимэ. Потому что, если бы она встретила Тацки-чан, то ей бы пришлось солгать, а если бы встретила Чадо-куна или Исиду-куна, то пришлось бы сказать правду. И попрощаться навсегда. Но ей так не хотелось прощаться... Прозрачно-серые глаза грустно смотрели вперед - туда, где за зеленым газоном и бордюром виднелась узкая полоска речной воды, и высился мост вдалеке. Они почти пришли. Жалко, что так быстро.

- А?  Кто-то есть тут? – удивленно моргнула девушка, когда подойдя к бордюру заметила, что их место на склоне у реки уже занято. Первой мыслью было всплывшее воспоминание о том, что Тацки-чан говорила, будто бы к речке часто ходят влюбленные парочки. Но на свидание это было совсем не похоже.  Тем более, что лежащий на спине парень не шевелился. «А может быть, он просто спит?» - думала Орихимэ, оборачиваясь на Чизуру, словно у поисках ответа и поддержки, хотя интуиция твердила обратное. Конечно, с такого расстояния было не рассмотреть, но вот только девочка со смешными хвостиками не казалась веселой.
- Анно-о! Ээййй!! – Иноуэ приложила ладошку рупором ко рту и помахала рукой, привлекая внимание, - Здравствуйте!! С вами все хорошо-о-о?

+2

11

- Ну, знаешь! – Чизуру не могла перестать широко улыбаться, обнажая ровные резцы и красивые острые клыки, и смех как-то сам-собой срывался с её уст, когда она глядела на Орихимэ, рассуждающую так серьёзно о таких несерьёзных вещах.
«Интересно, она, правда, так считает или просто хочет поддержать дружескую беседу. Или, быть может, она соскучилась по смеху? Да нет, быть не может, у такого человека, как она просто не может быть недостатка в смехе и улыбках», - Чизуру шагала, держа руки в карманах и наблюдала за Орихимэ, которая, как ребёнок без игрушек, придумывала игру из всего, что было вокруг неё, она кружила вместе с листьями по детской площадке, вздымала руки к небу, смеялась, ей осталось только возомнить себя какой-нибудь пушистой зверушкой и начать махать хвостиком.
Хоншо и сама была бы рада пуститься в пляс, благо её энергии на такое хватило бы, но поясница всё ещё предательски ныла, заставляя вести себя спокойно и размеренно – как взрослые. Поправив очки на носу, девушка зажмурилась, представляя оленя в костюме Санты и резво помотала головой, пытаясь избавиться от наваждения.
- Мне кажется, это весьма действенный метод, чтобы сберечь труд дворников. Как думаешь, может, стоит пойти и рассказать малышне ещё о ком-нибудь? Хотя у нас сейчас такая малышня, что сами могут напугать похлеще взрослых! – Чизуру вспомнила лицо перепуганного Юки-куна, когда его, наконец, достали из ямы, - А мы в своё время нехило пугались такой милой ерунды! Ах~ любо-дорого вспоминать! Хм, как думаешь, а есть среди наших знакомых кто-нибудь, кто мог бы стать городской легендой нашего времени? – Чизуру про себя помянула Улькиорру, и её пробрала лёгкая дрожь, когда она представила, куда и зачем этот бледнолиций отправился, оставив девушек в доме Иноуэ.
За милой болтовнёй, шуршанием листьями под ногами и попыткой поймать некоторые в полёте, девушки сами не заметили, как дошли до реки.
Если бы можно было, Чизуру с удовольствием растянула эту прогулку на подольше, но время такая штука, как правило, чем больше тебе нравится то, что происходит, чем сильнее ты наслаждаешься окружением, ситуацией, компанией, тем быстрее летят стрелки часов вперёд, превращая минуты в секунды. И вот когда тебе кажется, что прошло минут 15, внезапно оказывается, что пролетело уже полтора часа. Удивительное свойство времени, которое девушка, как бы ни хотела, никогда не могла полюбить, ибо уроки в школе, как правило, наоборот, длились раза в два дольше, чем им было положено. Хм, быть может, это было такой платой за хорошо проводимое внеурочное время? Как бы там ни было, в данной конкретной ситуации Чизуру ни о чём не жалела, но очень бы хотела, чтобы  побережье реки было чуть длиннее, чем оно есть на самом деле. Или, быть может, стоит развернуться и ещё раз пройтись до дома Химэ и обратно?
Об этом и думала девушка, обхватывая Иноуэ за шею, когда они подошли к лестнице, ведущей вниз, к самому берегу.
- Хороша наша река, да? После тёплого лета ещё не совсем остыла, но от неё уже тянет освежающей прохладой! – оглядывая противоположный берег, девушка не сразу заметила, что на этом тоже кто-то есть.
«Только этого не хватало», - недовольно подумала Хоншо, надувая губки. Ей искренне не хотелось, чтобы им мешали или на них смотрели, или просто проходили мимо. Идиллия момента, поделённая на двоих – это была весьма простая, но желанная математика.
Но Химэ уже активно махала руками, привлекая к себе внимание, и вопрошала, всё ли хорошо. Убрав руки с шеи одноклассницы, девушка нахмурилась.
- Эй, пойдём поближе, что-то это мне не нравится, - проговорила огненновласая и весьма резво спустилась по лестнице. - Вам не кажется, что не особо сейчас сезон, чтобы вот так валяться на траве! – девушка хотела было пошутить, но поняла, что это будет неуместно. На земле лежал парень, он был без сознания, а над ним нависла девушка, цвет волос которой был точь-в-точь, как у Чизуру. Похоже, что она и сама была если не напугана, то удивлена, - Эй, с ним всё в порядке? – обеспокоенно спросила Хоншо, глядя на парня и не зная, как вести себя в подобной ситуации, и стоило ли им с Химэ вообще соваться не в своё дело.

+1

12

А ковбою-то, действительно стало хуже: лежит, глаза закрыл, ручки развесил…Ну прям картина маслом! От чрезвычайно живописной картины «Умирающий на траве около реки» Рирука жутко разволновалась. Это ладно, когда человек в сознании, его хоть отвести куда-то можно, с трудом, конечно, но все же можно, а ежели его величество изволило отключиться…
«Ну нет, на себе я его не потащу! Не потащу, и точка!» -  мысленно возмутилась девочка. Еще чего, не хватало самой загреметь в больницу! Если у некоторых взрослых (взрослых!) личностей есть время для того, чтобы геройствовать и подставлять себя под удары судьбы, то у Докугамин этого времени нет, совсем нет! А он ведь вон какой крепкий, и наверняка тяжеленный, а она-то хрупкая, ранимая девушка… Нет, однозначно она на себе его никуда не понесет!Не барское это дело- носить на руках всяческих отключившихся мужиков.
-И вот надо же было мне в такое ввязаться… - недовольно проворчала Рирука, без особой цели продолжая пялиться на Маэду. И скажите на милость, ЧТО ей с этим чудом делать? И ведь с места не сдвинешь. А может, на самом деле она поспешила с выводами, и он просто  притворяется? Вдруг он просто прикалывается над ней, только по-своему? Для точности вынесенного вердикта, девчушка легонько постучала по многострадальной маэдовской голове, подергала за волосы, и даже попыталась открыть его глаза путем принудительного поднятия век, но, судя по тому, что ни черта у нее из её затеи не вышло, выяснено было однозначно, что пациент скорее мертв, чем жив.
-Облом, - заключила Рирука, легонько пиная лежащую на мокрой траве руку мужчины, - придется транспортировать самостоятельно. Да, блондиночка, задала ты мне работки…
Транспортировать же очень не хотелось. Девочка обошла Маэду сначала справа по кругу, потом слева, потянула за ногу (в результате тело сдвинулось поближе к реке, но не к цели), затем за руку (тело скосилось влево), а после этого, разозлившись, топнула ножкой и бросила тщетные попытки.
Пару минут Докугамин ходила, соображая, что дальше. Мобильника у неё не водилось, людей вокруг, у которых, чисто теоретически, могли быть мобильники, отсутствовали напрочь. А кстати…Если нет людей, что ей мешает использовать «Кукольный дом», запихать больного в плюшевую игрушку и преспокойно донести до ближайшей клиники? Да именно, что ничего.
-Я гений! - Рирука, довольная своей идеей, усмехнулась. Теперь дело было лишь за выбором игрушки. Докугамин стянула с себя рюкзачок, неторопливо раскрыла его на весу(горячего желания сесть на холодную траву так и не появилось), и вдохнула приятный запах глазури, стойко напоминающий ей о том, что девушка сегодня еще не обедала. Поставив в уме жирную галочку «поесть» после «отвести припадочного в больницу», она только-только выбрала подходящего кролика, как услышала чей-то громкий оклик. Вздрогнув от неожиданности, Рирука едва не выронила рюкзачок, что было чревато двухчасовым собиранием того, что в этом рюкзаке было. Девчушка подняла голову на звук, попутно смахивая лезущую прямо в карий глаз челку. На лесенке, не пойми откуда, появились две девушки. Одна из них, рыжая-рыжая, отчаянно жестикулировала и кричала, привлекая к себе внимание, и интересуясь, все ли у них хорошо. Вторая же, не менее яркая, довольно шустро сбежала с лестницы, по пути выражая свое мнение о ситуации. Она кажется, заявила, что не сезон валяться на траве. Ну так никто и не просил полицейского в отставке развалиться на земле на радость населения.
«Отлично, этого еще не хватало» - хмуро заметила про себя Рирука. - «Лишние свидетели нашлись. Хотя…» - она мигом просветлела - «О, да это же замечательно! Наверняка у них есть сотовые, чтобы скорую вызвать, или ещё чем можно их нагрузить…Отлично, мне везет!»
Девчушка смахнула с плеч хвостики, и повернулась к огненноволосой незнакомке, чтобы удовлетворить её, и её подруги, любопытство.
-Нет, не в порядке, - фыркнула она, поскольку все еще нервничала, несмотря на свое везение. - Человек в отключке, какой может быть порядок?

Отредактировано Riruka Dokugamin (2012-02-29 20:12:30)

+2

13

На вопрос семпая о городских легендах, Иноуэ серьезно задумалась. Почему-то ей сразу вспомнились рассказы, бродившие по школе о том, что по ночам в пустом музыкальном классе играет гитара. Или о призрачном пламене в переулках. Или о том, что каждая сотая игрушка, вытащенная из игрового автомата в развлекательном центре, будет живой, уметь говорить и ходить, когда хозяин ее не видит. Ей очень хотелось все это увидеть, она даже как-то пошла в переулок, но нашла там только Ренджи-сана, который тренировался вместе с Кучики-сан. А говорящей игрушкой оказался Кон. Орихимэ тихо хихикнула, прикрывая кулачком рот. Выходило забавно - получалось, что приходящие в Каракуру шинигами создали многоженство городских легенд. Как и Пустые. Девочка повернула голову, смотря на улыбающуюся Чизуру и улыбнулась в ответ.
- Конечно! Вот пройдет несколько веков, и что-то обязательно станет легендой! Ведь нам всегда учителя говорили, что легенды - это то, что было на самом деле, просто прошло столько времени, что правда забылась и превратилась в сказку!

Чизуру-семпай, Тацки-чан и все другие... Они ведь не видят Пустых и духов, и шинигами и арранкаров. Не знают, куда уходят души после смерти, не знают что скрывается в ночной темноте, не знают о сражениях и идущей войне... Мир для них такой обычный, такой простой и понятный. С понятными опасностями в виде выскакивающей из-за поворота машины или хулиганов из соседней школы. С простыми волнениями - о предстоящих выпускных экзаменах, о первом признании, осеннем марафоне... Красивый, огромный мир в котором нет места чудовищам, в котором ты не волнуешься о том, почему твой друг немного задержался из школы. Этот мир был драгоценным сокровищем, которое защищали шинигами, который защищал Куросаки-кун, который хотела защитить она. И сделает это, чего не стоило. Чтобы ее друзья, чтобы все остальные миллионы простых людей продолжали жить - засыпать и просыпаться в своих кроватях, ходить в школы и на работу, растить детей. Не надо втягивать их в неприятности, о которых они даже не подозревают. Иноуэ сжимает решительно губы и отворачивается, всматриваясь в хмурую даль, где над рекой, за рифом косматых облаков виднеется полоска голубого неба. Завтра будет солнечно. Завтра... Чизуру-семпай пойдет в школу, а она наверное вернется в Лас Ночес. Ичимару-сан не сказал как долго они будут в мире живых, но отчего-то Орихимэ казалось что не долго. Поэтому она просто старалась радоваться каждой минуте, запоминала каждое мгновение и взгляд, смеялась и не сопротивлялась, когда Чизуру как всегда обняла ее за шею. Семпай была теплой, просто горячей... Мягко щекотали щеку огненные волосы, грело шею живое дыхание.

- Тяжело, семпай, - Иноуэ улыбнулась, прикасаясь ладонями к чужим рукам. И руки пропали, возвращая беспокойство. Девочка с тревогой смотрела, как Чизуру спускается по лестнице вниз, на берег реки, где в мокрой от утреннего дождя траве темнел силуэт человека. И промедлив буквально минуту, бросилась следом, скользя на мокром бетоне ступеней и сырой земле, пролетев по инерции и едва не упав на лежащего.

- А.. ой! Да, конечно! Простите!.. - от неожиданного замечания она вытянулась в струнку, словно ее отчитывали в школе, и быстро заморгала, - Просто нам с верху было плохо видно... Он потерял сознание?
Она, недолго думая, опустилась на коленки возле мужчины, всматриваясь в бледное лицо. Интуиция ее не обманула - с ним что-то было не так. Это подтвердила и  девочка со смешными хвостиками. Она казалась как-то сердитой, но Орихимэ почему-то сразу уверилась, что это просто от беспокойства за ее спутника. Или не спутника? Может быть девочка - тоже просто прохожий, как и они? Гуляла вдоль реки, увидела человека и беде и бросилась на помощь? Иноуэ прикусила губы, смотря на разорванную рану вдоль плеча. Выглядела она не то, чтобы совсем плохо, но и хорошего было мало. Рука сама потянулась к голубым заколкам, но замерла на полудвижении. Она могла помочь, могла вылечить этого человека прямо сейчас, но... Обещание, которое она буквально только что дала самой себе - не втягивать Чизуру-семпай. Однажды, Хонжо уже стала жертвой обстоятельств - ее взял в заложники Пустой, который пришел в школу, приманившись на духовную силу Иноуэ. Вот и сейчас.. Нормальная жизнь никак не хотела дружить с рыженькой девочкой, словно она была магнитом для неприятностей. Если она применит технику, то придется объяснить слишком многое.
Иноуэ осторожно протянула руку, стряхивая капельки влаги со лба мужчины. Вблизи он оказался совсем молодым, и темные круги под глазами Иноуэ совсем не нравились. Она не знала как проверить пульс, но почему-то была уверенна, что с лечением лучше поторопиться.

- Кажется он без сознания. Нужно будет отнести его в больницу. Мы вместе - Иноуэ кивнула на девочку с хвостиками, - справимся. Я немного знаю, как оказывать первую помощь и посмотрю что могу сделать. А она... Ой! Прости, я не спросила! Как тебя зовут? В общем - поднимется к садику и позвонит в больницу.
Орихимэ поднялась на ноги и отряхнула юбку. Вообще, она хотела попросив девочку позвонить, залечить раны мужчины и спросить, как он их получил. Потому что... Это не было похоже на порез. И не на ушиб. Это было похоже на... нападение Пустого. Вот только она не чувствовала их рейацу в ранах, больше всего она была похожа, на... Орихимэ повернула голову в ту сторону, где в небе весели Врата. То же чувство - безысходность, злоба, точка, боль. Страшно представить, что произошло...

- Чизуру-семпай,
- Иноуэ порывисто обернулась, - Спасибо тебе за то, что погуляла со мной. Прости… наша прогулка у реки вышла совсем не такой, как хотелось, - она виновато улыбнулась и взяла одноклассницу за руку, - Я буду стараться вспоминать ее по чаще... нашу прогулку.  Спасибо большое. 
Робкий лучик выглянул из-за туч, касаясь волос и отражаясь в цветочных заколках ярким бликом. Орихимэ улыбалась и смотрела-смотрела-смотрела... В глаза и на красные волосы, за стекла очков и на розовую курточку. Она прощалась. Возможно навсегда. И не хотела говорить этого.

+2

14

Веселые ей попались помощники, нечего сказать… Та самая рыжая, что привлекла внимание Докугамин пролетела мимо нее, чуть не угробив и без того полуживого Маэду. А может, оно было и к лучшему? Нет мужчины – нет проблем. Хотя нет, это уж слишком садистически со стороны молодой девушки – думать о таком. Мысли, мысли…беспорядочный их круговорот нелегко расставить по порядку.  И вроде есть план, и неплохой план, да только… С неё ведь наверняка потребуют объяснений. А что она знает? О его ране – ровным счетом ничего. И в больнице тоже начнут придираться. А что она ответит? У девочки, несомненно, отменная фантазия, но объяснения чужим травмам она еще никогда в жизни не придумывала. А бесконечные расспросы она не очень-то и любила. И эта перспектива волновала Докугамин еще больше. Ох, лучше бы она вообще не замечала этих девиц…

«Да что я такое думаю? Знаю же, что одна я, какой бы я великолепной и прекрасной не была, одна я не справлюсь! Так что эти девушки – мой единственный шанс. Не унывай, Рирука

-А? – девочка едва не пропустила вопрос. – Ну да, потерял. Да он и в сознании-то на вменяемого плохо был похож. Шатался туда-сюда, - она покачала указательным пальцем в указных направлениях, - чуть в реку не упал, и вдруг – бац – и завалился. Я даже растерялась.

Она сказала на удивление много, вроде даже то, что не являлось ответом на вопрос. Эмоции, похоже, дают о себе знать. И, признаться, что она растерялась? Да это же было просто НЕМЫСЛИМО, если бы Риру была в своем обычном состоянии.

Рыжеволосая уже начала действовать. Ей, похоже, о первой помощи что-то известно. Но… Показалось ли девочке, или она на самом деле хотела коснуться своих голубеньких заколок? И почему в голове снова начинают играть барабаны, прямо как рядом с теми вратами с черепами? Да нет, быть не может. Слишком неправдоподобно – встретить еще одного, подобного себе. Или же…Рирука сжала руку в кулачок. Спокойно. Посмотрим, что будет дальше. Не стоит обращать внимания на эти мелочные колебания, сейчас важней спасти Маэду. Какая разница, одаренная ли эта рыжая или нет, главное, что она поможет, и это замечательно. Разделить с кем-то свое обещание, чтобы на хрупких девичьих плечах не висела, свесив ноги, грузная ответственность. Вообще, дети не отвечают за взрослых. Это взрослые должны заботиться о них. Поэтому солнечная девушка, выразившая желание помочь девочке, вызвала у неё доверие, которое крайне редко удавалось кому-либо заработать у такой особы, как Докугамин. Ей хотелось верить, и словно становилось тепло и уверенно, и ты уже знал, что все будет в порядке. Доброта, наверное, распространяется и проявляется именно так. И, может быть девушка была в чем-то немного неловкой и, как это сказать...ребенком?..., но все равно, она несла положительный заряд. А разноименные заряды притягиваются.

-Рирука, - ответила девочка на вопрос о своем имени, - Докугамин Рирука.

Предложение сбегать к садику было очень заманчивым, хотя девочка уже хотела отмести вариант с больницей. Жизнь раненного жизнью раненного, но не скажешь же, что мужчине стало хуже от того, что какая-то немыслимая штуковина, висящая в метрах над головами, и изменяющая магнитное поле так, что в голове как барабанный хор исполнил самую громкую мелодию, серьезно повлияла на него. Она, было, открыла рот, чтобы высказать свою точку зрения о скорой помощи, как тут же и закрыла. Надо – значит надо, и плевать на объяснения. Презумпцию невиновности и право молчания еще никто не отменял. И вообще, рыжая опять начала говорить. Похоже, она прощалась со своей подругой. Она что, чем-то мешает? Или же девушка не хочет впутывать в это огненовласую? А если не хочет, значит она что-то знает. Не зря ведь она обратила мимолетный взгляд на врата?

+2

15

ООС: Прошу прощения за задержку, девочки.

- Да, ты права, - неуверенно протянула Чизуру, переводя взгляд с девочки с хвостиками на мужчину. Он был не просто в отключке, он был ранен. С ним было что угодно, но только не порядок. – Извини, - проговорила Хоншо, понимая, что её попытка пошутить оказалась крайне неуместна. Глядя, как за ней следом летит Химэ, оскальзывается на бетоне и чуть не падает, девушка инстинктивно выставила вперёд руки, чтобы в случае чего поймать свою драгоценную принцессу, но этого не потребовалось. Со всей присущей ей грацией, Иноуэ устояла на ногах, а на лице её, при виде мужчины, отразилось явственное волнение.

Как всегда, она хотела помочь. В этом была вся Орихимэ, она готова была помогать всем, отдать последнюю рубаху нуждающемуся, и при этом продолжать широко улыбаться, зная, что она сделала хорошее дело. Чизуру смотрела ей в спину и не могла скрыть восхищения, и при этом боролась с липким чувством страха – ей прежде никогда не доводилось видеть покойников. Как, впрочем, и тяжело раненых. И вообще, ей всегда везло встречаться только со здоровыми и самыми, что ни на есть, живыми людьми.

Огненновласой стало обидно, что она не могла похвастаться опытом экстренных ситуаций, что она не накладывала шину, не зашивала рану, ей почему-то резко стало крайне стыдно за то, что она всю жизнь прожила в мире и спокойствии. Ведь некоторые не перестают вести сражения – с миром, с людьми, с обстоятельствами. А ей всегда везло, ей было хорошо, её семья жила в достатке, она не скрывала своей ориентации, и никто и никогда не унижал её из-за этого. Если она и страдала, то только из-за собственных тараканов, которые имели обыкновение разбегаться в разные стороны и устраивать переполох.

Она была абсолютно обычной, но ей очень хотелось верить, что это именно то, чего достаточно для того, чтобы сделать Принцессу счастливой. И её улыбка, её довольное лицо были тому доказательством. Жаль только, что все старания Чизуру были так легко и быстро стёрты одним лишь только недееспособным мужчиной.

- Я могу по… - начала было Хоншо после слов Орихимэ и Рируки. Девушка действительно была готова помочь, хотя её поясница ей, скорее всего, этого бы не позволила. Но она могла позвать на помощь, это она могла сходить к садику и позвонить, но Иноуэ решила иначе. Интересно, она с самого начала знала, что вместе им суждено пробыть не так уж и долго? И именно поэтому она пыталась взять от этой встречи всё, что могла, она улыбалась широко-широко, она раскидывала в сторону руки, она позволяла себя обнимать и держать за руки.

Она прощалась, её Принцесса с ней прощалась, но Чизуру не могла понять, почему. Ведь разве она вернулась не навсегда? Впрочем, даже если нет, то почему она хочет уйти так скоро, Хоншо ведь может побыть с девушками, помочь чем сможет, или, хотя бы, поддержать морально. Но нет, рыжая ясно дала понять, что семпай должна уйти. Быть может, это была столько аккуратная и изящная попытка уберечь её от ещё одной возможной встречи с Улькиоррой?

- Постарайся вернуться домой до того, как туда вернётся Улькиорра, - проговорила Чизуру, обнимая руку Иноуэ своими ладонями. – Если потороплюсь, то успею ко второму уроку, - проговорила девушка, стараясь скрыть нарастающую в голосе горечь. – Ах, чёрт возьми, я не хочу уходить, я хочу остаться с тобой навсегда! – громко проговорила девушка, ощущая, как щёки её наливаются алым. – Потому что я больше всех люблю тебя. И именно поэтому я уйду, ведь ты этого хочешь. Я не знаю, почему, но я сделаю так, как ты хочешь. И я никогда не забуду эту прогулку, - но, видимо, им постоянно кто-то будет докучать своим присутствием. – Обещай, что мы ещё раз прогуляемся сюда только вдвоём, хорошо? – девушка улыбнулась и, резко приблизившись, поцеловалась Иноуэ в щёку. – Будь счастлива, моя Принцесса! – Чизуру перевела взгляд на Рируку. – А ты смотри, чтобы к ней никто не приставал! И сама не это самое! Узнаю – хвосты пооткручу! – и она ещё раз улыбнулась Орихимэ, отпуская её руку. – До встречи.

И, развернувшись, девушка пошла вверх по лестнице.
Она, конечно, могла сопротивляться, могла встать в позу и эгоистично заявить, что никуда не пойдёт, что останется тут и будет, вся такая, помогать. Но чутьё подсказывало Чизуру, что и она может сделать что-нибудь важное в чём-то, о существовании чего она и не подозревала. Поднявшись по лестнице, девушка бросила быстрый взгляд вниз, на берег реки и поспешила скрыться в переулке, покуда решение уйти не покинуло её, и ещё были силы двигаться вперёд, оставляя Принцессу позади. Пальцы резво искали в телефонной книжке нужный номер. Если уж кто и сможет уговорить Иноуэ остаться в Каракуре на подольше или, в идеале, вообще насовсем, то это только она, её лучшая подруга. В трубке прозвучало три коротких гудка, после чего она услышала голос одноклассницы.
- Алло, Тацки?..

-------> Магазин Урахары, Комнаты.

Отредактировано Honsho Chizuru (2012-03-30 19:58:28)

+1

16

Обманывать - нехорошо. Этой простой мысли учат деток, когда они еще совсем маленькие. Говорят к тем, кто много врет, приходит страшный ёкай и съедает его язык. Конечно, не стоит обманывать других совсем не по этой причине, но все же... Иноуэ часто встречала людей, которые намеренно говорили не правду, обманывали. Но осудить за это получалось не всегда. Ведь ложь бывает тоже разная. Не только для того, чтобы сделать больно, обмануть, получить выгоду, но и чтобы защитить, чтобы не доставлять беспокойства и не давать поводов для волнения. Она и сама часто так обманывала. Говорила, что ей срочно нужно в туалет, а сама убегала с уроков, чтобы сражаться с пустыми, утверждала что совсем не голодна для того, чтобы подождать Куросаки-куна и поесть вместе с ним, и еще многое и многое. Вот и сейчас - не сказала правды Чизуру-семпай. Потому, что хочет защитить ее. Нет, ну правда - глупости какие! Сказать, что Улькиорра на самом деле арранкар. И пришлось бы расказать про Пустых, про шинигами, про сражения... про плен. Семпай бы наверняка перепугалась за нее. Ведь, если подумать, это и правда страшно - провести целый год среди чудовищ. Но, как объяснить, что арранкары - это не совсем чудовища, и что она не пленница, что ее никто не похищал, что она сама ушла, что это нужно, это важно и что по-другому никак нельзя? Поняла бы ее Чизуру? Поняла бы ее Тацки-чан? И Куросаки-кун... Он ведь приходил, приходил, чтобы спасти ее... Что же тогда случилось? Что она говорила? Как себя вела?
Иноуэ сжимает в одном кулачке ткань юбки, а во втором - теплую ладошку семпая, и улыбается, думая о лете, желтых листьях и голубом небе. Так улыбка и радость будут искренними, так ей не придется обманывать Чизуру.

- Хорошо, я только помогу и все. Это не долго, - она очень уверенно кивает, озабоченно хмурит брови, переводит взгляд на мужчину без сознания, на девочку, вздыхает, когда возвращается мыслями к Улькиорре, который уже наверняка знает, что она не дома, и что они с Чизуру ушли из квартиры.
" Я совсем не хочу, чтобы ты уходила" - хочется разуверить подругу.
" Я не могу пообещать этого, прости меня, Чизуру-семпай" - чуть вздрагивают губы, когда Орихимэ топит печаль в улыбке.

- Прогулка была очень-очень хорошей, спасибо! Может быть... семпай? - она удивленно смотрит в глаза напротив, краснея от неожиданного поцелуя, смущенно опуская глаза и не зная куда деться. Ей не хочется прощаться! Не хочется! Или хотя бы сказать нормально, обнять на прощание, извиниться... Но Иноуэ молчит. Потому что, обманывать нехорошо.
- Прощай, Чизуру-чан, - тихо говорит она в спину одноклассницы, когда та уже поднимается по лестнице. Она провожает ее взглядом еще немного, пока девушка поднимается на верх, и как идет по дороге вдоль реки, а потом резко поворачивается на пятках и тут же склоняется в вежливом поклоне, заодно извиняясь за то, что так погрузилась в свои мысли, что даже не отреагировала на приветствие и представление.

- Иноуэ Орихимэ, очень приятно с вами познакомиться! - искренне говорит она, распрямляясь и краем глаза украдкой рассматривая девочку. Она оказалась немного постарше, чем показалось на первый взгляд. Скорее всего – средняя школа, первый или второй год. Ее ярко-малиновые волосы казались блестящими, тяжелыми и густыми, и вызывали жгучее желание немедленно их потрогать и спросить - настоящий ли у нее цвет волос или нет. Иноуэ саму в школе часто дразнили, когда она была маленькой, говорили, что она красит волосы, чтобы привлечь внимание... Наверное, у Куросаки-куна так же было... Орихимэ помотала головой, выбрасывая глупые посторонние мысли и возвращаясь к главной проблеме. А именно - раненому человеку. Она правда беспокоилась, и была уверена что скорую вызвать уже поздно, к тому же не все раны Пустых могут вылечить простые врачи, а тут... Орихимэ осторожно выпутывает заколку из волос и снова садиться рядом с мужчиной на коленки, подворачивая юбку. Сырая земля ее совсем не смущает.
- Рирука-чан, пожалуйста, не рассказывай никому о том, что сейчас увидишь, - Орихимэ прижимает палец к губам с заговорческим видом. Если бы тут была не девочка, а какой-нибудь старшекласскик или взрослый, то Иноуэ бы не стала использовать заколки, пока бы не убедилась, что они ушли, но... Ничего страшного. Орихимэ мысленно зовет Ириску и Вишенку. Двойной небесный щит разворачивается половинкой спелой луны, укрывая мужчину золотым сиянием. За то время, что она пробыла в Уэко Мундо, она стала куда лучше чувствовать свою силу. Теперь, достаточно было только желания того, что именно ты хочешь сделать. Правильно говорили ей цветочные феи - ее сила, это сила желания. Того, что больше всего желает ее сердце. Чем сильнее желание, тем больше сила.
- Я отрицаю, - говорит она машинально, глядя на жутковатую рану, и закрывает глаза, крепко сжимая в ладони заколку.
С того момента, как не стало Соры-нии-чан, она больше всего желает, чтобы больше никто не умер. Чтобы никому больше не пришлось плакать...

+3

17

Девочка, всячески скрывая свой интерес, скрестив руки на груди, наблюдала за двумя прощающимися девушками. То, что они подруги было понятно и без этой сцены – ну не станут же две девицы идти рядом, мило разговаривая просто так? И не станет одна бежать за другой просто так, из какого-то этического-эпического-гуманического соображения. Другая могла бы просто пойти дальше. Пройти мимо чужой беды – это вполне в человеческой природе. Не всегда, конечно, стоит винить в этом самого человека. Рирука прекрасно знала, что у каждого свои проблемы, тараканы и набор недельных скелетов в шкафу. Взять хотя бы её. Она же ещё ребенок. Она могла бы бросить мужчину? Ведь и у Докугамин есть дела и проблемы. Она, может, с голоду помирает, пока некоторые развалились на солны... ладно, до солнышка далеко, на травке. Просто нужно уметь расставлять приоритеты. И расставлять их правильно. Она-то и потерпеть может, не впервой. А эти «некоторые» - ещё не факт.

Но, как бы то ни было, они пришли обе. И обе готовы были помочь. Как бы ни была сердита или напугана Рирука, она искренне ценила это. И пыталась понять, и понимала,  почему бойкая рыжая решила отправить огневласую – Чизуру, что ли? -  подальше отсюда. Рыжая незнакомка так решительно прощалась, словно от этого зависело все-все на свете. Со стороны могло бы казаться иначе – ну прощаются, и прощаются, что с них взять? Тому же, кто привык внимательно наблюдать и делать выводы, было все ясно. Ясно, когда так прощаются. Так прощаются, когда знают, что если тот, с кем ты прощаешься, не уйдет, то он попадет в большую беду. Так прощаются, когда нет иного выхода, чтобы оградить близкого от беды. Так прощаются навсегда. Ией, молодой девушке, было неизвестно (и очень любопытно) почему рыжая прощалась с подругой именно так. Может, девочка случайно попала в часть таинства, о котором не должна была знать? Может, из-за неё эти девушки прощаются раньше? Или же, это из-за тез врат?

Рируке даже стало немного грустно. Совсем немного. У неё-то не было совершенно никого. Никто не мог бы защитить её, даже так. Может, это привычка заглушала грусть? Неизвестно. Девочка вдруг осознала, как она на самом деле одинока.
Эти девушки вернули ей осознание. Черт, а она их просила?  Девочка помотала головой, пытаясь затряхнуть эту мысль о собственном одиночестве куда подальше. Приоритеты, Докугамин, приоритеты. Об этом можно подумать и потом.
Пока она размышляла, огневласая уже умчалась, кинув что-то о том, чтобы Рирука проследила за рыжей. Класс. Теперь на ней не один взрослый, а целых два. Конечно, девочка шутила самой себе – рыжая ведь и сама способна о себе позаботиться. И не только о себе, но и о других. Девочке казалось, что этой рыжей часто приходилось кому-то помогать. Хотя бы по тому, как скоро на пришла на помощь ей с Маэдой.

Девушка запоздало представилась Рируке. Девочка легонько кивнула – «ага», краем губ изображая приветливую улыбку. Улыбаться-то нечему.
Она смотрела, как Иноуэ села около Маэды, как вытащила из волос ту самую заколку, к которо невольно тянулись её руки раньше – видимо, и впрямь она одарена – и, заговорщически произнесла:

- Рирука-чан, пожалуйста, не рассказывай никому о том, что сейчас увидишь.

В ответ она лишь горько усмехнулась:

- Да мне и рассказывать-то некому.

И смотрела на то, что делает Орихиме. Её это так удивило, что глаза  её самопроизвольно превратились в блюдца, как у спутниковой тарелки. С одной стороны страшно – еще одна странная нелепость, пусть и полезная – , с другой интересно – а что оно делает? Хотя, понятно, что. Эта штуковина способна исцелить Маэду.

- О-че-шу-еть, - выдохнула Рирука.

«Не то, что я со своими игрушками. Конечно, я себя не принижаю, но это и впрямь офигеть как кру-у-то.»

Её звали Орихиме.  Как ей подходит это имя! Красивая и добрая, прямо как настоящая принцесса. Не та испорченная избалованная девица, махающая платочком с высокой башне, томным взглядом рассматривая далекие земли, откуда должен явиться какой-нибудь принц на коне. Это принцесса, которая является оплотом надежд своего народа, та, что сможет повести его куда угодно, и уберечь от чего угодно. Если это будет нужно.

+1

18

Девочки любят мечтать. О вкусном мороженном, что можно будет съесть жарким летним полднем. О новых, блестящих туфельках из модного журнала. О том, как подарят свой первых шоколад на день Святого Валентина. О первом поцелуе... С возрастом мечты меняются, но это ничего не значит. Ведь с изменением мечты не пропадает способность мечтать.

Когда Иноуэ была маленькая, она мечтала о том, как они с братиком пойдут в парк развлечений. Или, что однажды сходят в "Мистер Доннадс" и купят там на распродажи по 100 йен много-много разных пончиков. Еще, она мечтала о том, как она вырастет в замечательную девушку, и что тогда брат будет гордится ей. Она мечтала о том, что они будут вместе вечно. Словно влюбленные, "пока смерть не разлучит нас"...

Став старше, она хотела стать такой, как Тацки-чан. Чтобы суметь ответить задирам-старшеклассницам. Чтобы научится не плакать по ночам в подушку. Чтобы научиться улыбаться снова. Она просто мечтала о том, что однажды она у нее все получиться, она очень старалась. И надеялась, что когда-нибудь она сможет протянуть кому-нибудь руку помощи - с открытой улыбкой, протянуть руку и сказать что-нибудь подбадривающее.

Потом... она хотела стать сильной. Может быть из-за ее желания помогать другим, у нее и появилась сила? Она хотела защитить то, что было ей дорого, и теперь могла это сделать. Оставалось только научиться... Чтобы не быть обузой, чтобы ее не нужно было защищать. Она хотела сражаться вместе со всеми, рядом с Куросаки-куном... и не быть бесполезной.

Сейчас... сейчас Иноуэ думала о том, что было бы здорово упросить Улькиорру сходить в школу. Не на занятия, а просто - подойти к воротам и посмотреть. И что здорово было бы промокнуть под дождем, снять туфли и идти домой, шлепая босыми пятками по лужам. Или съесть пасты из сыра с бананами и маслом. И... еще раз увидеть Куросаки-куна...
Маленькая ладошка чуть дрожит, удерживая золотой прозрачный купол. Орихимэ сосредоточенно хмурится, наблюдая за тем, как затягиваются на теле мужчины раны. В них странная рейацу - она тяжелая, недобрая и не похожа на рейацу Пустых или арранкаров. В груди комом собирается беспокойство. Что происходит в ее городе? Почему ранен этот человек? Что на него напало? И почему рядом с ним была эта девочка? Иноуэ поднимает глаза на Рируку и мягко улыбается, подбадривая.

- Нужно подождать немножечко.  С ним все будет в порядке. Обещаю, - Иноуэ смотрит в удивленные глаза и немного гордиться тем, что ее техника такая удивительная. - Рурука-чан, а ты знаешь, что с ним случалось? Такие странные раны... Это было что-то большое? Ты не видела?

Нечестно вот так выспрашивать, но Иноуэ серьезна. В ее городе что-то нехорошее происходит, а она ничего не может сделать. Хотя догадывается о причинах, но все равно не может. Тяжело быть пленницей собственного обещания. И еще тяжелей быть бессильной, хотя всегда мечтала стать сильней.
Сейчас Орихимэ мечтала только об одном - еще раз увидеть своих друзей. Подержать их за руки, обнять крепко-крепко, улыбнуться в ответ на улыбку. Чтобы они были счастливы, чтобы не ссорились друг с другом. А еще.. ей малодушно хотелось, чтобы ничего этого не было. Айзена, арранкаров, войны... Чтобы после того, как они спасли Кучики-сан все закончилось, и они бы смогли жить мирно. Охотиться на Пустых, помогать найти покой духам... Нет, она ни о чем не жалела, просто это было бы здорово. Словно другая жизнь. В которой она бы не познакомилась с Хиори-тян и Хираки-саном, в которой ее бы не увели в Уэко Мундо. Странная и немного пугающая жизнь простого человека. Интересно, как бы она ее прожила? И смогла бы она тогда так хорошо узнать Чадо-куна и Куросаки-куна? Подружились бы они тогда с Исида-куном? И... смогли бы они так же хорошо друг друга понимать?

Ветер принес с реки мелкие водные брызги, что упали на ее руку, словно бы капли дождя.

С самого детства и до сих пор, Иноуэ думала о том, что хотела бы стать дождем, который соединяет между собой небо и землю, словно протянутый над оврагом веревочный мост. По мосту люди могут перейти с одного края на другой. Мост соединяет между собой разрозненные половинки. Так же и дождь... по его холодным, тонким струям можно забраться на облако, а от туда до неба совсем недалеко... Человеческие сердца похожи на небо и землю, и между ними лежит глубокая пропасть. Если бы она была дождем, или мостом, смогла бы она соединить две половинки, на разных краях? Так, чтобы они стали одним целым. Так, чтобы люди смогли понять друг друга...

+1

19

Иноуэ закончила лечение Маэды. Очнувшемуся мужчине, который с удивлением обнаружил, что его ранения исчезли, девочки не сказали ничего о причинах выздоровления. Рирука сохранила секрет Орихимэ в тайне, ничего не сказав ни про собственные способности, ни про способности Маэды. От бывшего полицейского, Иноуэ узнала, что ранен он был во время стычки с Адскими Псами, а так же - про разрушение школы. Взволнованная такими новостями, Орихимэ спешно прощается в новыми знакомыми, желая сходить в школу и посмотреть на все своими глазами. 

Маеда Кейдзи, Рирука Докугамин >>> выведены из игры

0

20

Тиа Халлибел=====> Штаб-квартира 10-ого отряда

Халлибел, потратив некоторое время на то, чтобы вспомнить, каким путём она пришла к Вратам, наконец вышла на одну из улиц города. Со времени встречи с Падшим солнце, сонное и задумчивое, наконец стряхнуло с себя утреннюю дремоту и периодически выстреливало яркими лучами из-за задержавшихся на небе облаков.
Терсеро зябко повела плечами, даже несмотря на прояснение, на улице было довольно прохладно. Или может, она не чувствовала этого с самой гуще Стаи.
Позади остались и дворик, переполненный Псами и двое существ, которым судьба позволила встретиться в столь чуждом для обоих мире. Было очевидно, что Ичимару-сама собирается приступить к более активным действиям, чем обоюдная попытка понять природу друг друга. На поиски взаимопонимания и так ушло немало драгоценного сейчас времени. Но вс же сейчас бывший шинигами сумел найти нужные нити.
Халлибел же получила новую задачу - отыскать Орихиме и Кварту. Оставаться с Падшим и Гином было более не нужно. С одной стороны, Эспада была обеспокоена невозможностью охранять правую руку Ками, с другой - Ичимару-сама было действительно лучше знать, где и с кем ей нудно было находится. Поэтому Терсеро безропотно приняла приказ.
Людей вокруг стало заметно больше, однако они не выглядели столь спешащими куда-то, как утром. Изумрудные глаза скользили по их лицам, иногда соприкасаясь взглядами.
Тиа мало что знала о Мире Живых, в Лас Ночес такое знание не было необходимо, а её собственные воспоминания были достоянием тех, кто в своём слиянии породил её. И поэтому сейчас, идя по запутанным улочкам маленького города смертных, она почувствовала нечто сродни интересу.
Многие избегали её взгляда, а большинство и вовсе не смотрело по сторонам. Светлые ресницы дрогнули - глаза людей, вроде бы смотрящие вперёд, казались невидящими. Будто мыслями их хозяева были где-то безумно далеко. Лишь дети смотрят прямо, с жадным любопытством.
Халлибел испытала удивление - она привыкла к миру, где глаза встречных смотрят в "здесь и сейчас", а не куда-то неизвестное. Может, это особенность всех живых?
Терсеро выдохнула, изгоняя из головы вопросы, на которые она пока не получит ответа. Сейчас первоначальной задачей было отыскать в этом скопище людей одну-единственную девушку. Иноуэ Орихиме. Халлибел сосредоточилась - рыжеволосой, в отличие от всей остальной экспедиции , не требовался гигай, а значит и отыскать её было легче, чем остальных.
Тиа прикрыла глаза, ловя тонкую нить её присутствия, незримый, лёгкий след силы, присущей только пленнице. Ответ пришёл куда быстрее, чем оттуда, где она оставила Шики и Ичимару-сама - девушка была где-то совсем рядом.
Эспада ускорила шаг, двигаясь в нужном направлении.

0


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Берег реки