Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Поместье Кидзоку


Поместье Кидзоку

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://s56.radikal.ru/i153/1109/81/de2539ad3464.gif
Богато обустроенное поместье Кидзоку находится в глубине огромного и уютного сада, располагающего к релаксации и медитации. Пруды, бамбуковая роща, за века сформировавшиеся парки величественных сосен, тиса, вяза, клена и других деревьев.
Само поместье имеет два сообщающихся крыла и 4 этажа. За порядком и чистотой, как самого здания, так и парковой зоной следят слуги и садовники. Охрана стоит как на входе во владения семьи Кидзоку, так и в самом поместье.

0

2

Кто я есть перед
маленькой птицей в небе
свободно парящей…

Поместье Кидзоку всегда отличалось поразительным богатством, изяществом исполнения и императорскими замашками. Прочая аристократия предпочитала завидовать молча, лишь изредка, среди своих, роняя едва заметно раздраженные намеки на чрезмерную вычурность поместья. Но намеки эти были не совсем справедливы. Поместье было поистине прекрасно.
Удивительно тонкой работы пагоды, устремленные ввысь многоярусные кровли с тянущимися к самому небу шпилями вызывали трепет в душе. Они словно бы соединяли воедино "Трепетность Голубых Небес" и "Мощь Великой Земли". Сады поместья служили предметом восхищенных вздохов юных принцесс мелких домов аристократии, которые были почтены приглашениями в дом Кидзоку. Нигде в мире сады не кажутся более таинственными и символическими, чем те, которые были созданы мастерами клана Кидзоку. Многочисленные скалы, вероятно, вдохновили великого художника Соами, когда он в конце создавал сад "сухого пейзажа" Рёан-дзи. Пустынное пространство белого песка выполняло здесь роль оправы для камней, которые кажутся драгоценными в своей чистой, первозданной красоте. В разбегающихся волнах сухого песка словно закодировано море. Соами создавал сад для четвертого главы клана Кидзоку. Но каждый человек, созерцающий этот сад, может "вычитывать" из него самое разное содержание: море с его островами - символ самой Японии; одиночество утесов, встающих среди водной глади; возвышенность горных вершин над морем облаков и истины над облаками мнений и сомнений. И хотя буквальный смысл его: тигрица с тигрятами вброд переходит реку, а символический: путь живых существ, переплывающих море иллюзий в направлении к "берегу озарения", но сколько зрителей - столько толкований. Как все великие произведения искусства, сад Рёан-дзи служит отправной точкой созерцания и размышления, новой для каждого посетителя, для каждого нового поколения.
Предметом особой гордости клана служили чайные домики. Чайная церемония почиталась принцессами-куклами и доводилась здесь до совершенства. Чайная церемония, как принято считать, должна отражать дух "суровой простоты" и "примирения", поэтому излишества здесь были совершенно невозможны. На территории поместья можно было отыскать около тридцати типов чайных домиков, начиная от имитирующих простую хижину и кончая напоминающими красиво оформленную шкатулку. Стоящие посреди цветочных полян и скрытые густыми ветвями ивы, они служили разным целям, и принцессы там носили разные маски. В одних химе-гяру оказывались трепетными и сочувственными слушательницами. В других поражали своим острым умом и четкостью логичных и кратких мыслей.
Клан Кидзоку полнился загадками и драгоценностями древней культуры. Но вряд ли сейчас представится возможность ими насладиться.
Йоруичи и два капитана подошли к воротам дома Кидзоку. Само-собой, стража была предупреждена и потому, едва гости приблизились, могучие створки дрогнули и распахнулись, пропуская посетителей внутрь. Широкий внутренний двор, причудливо изогнутые дорожки, цветущие деревья и мягкие лепестки на ровной глади чистого пруда.
Укитаке бросил взгляд на эту гармоничную и идеальную обстановку. Неужели здесь могут жить люди, добровольно и намеренно отдавшие свою принцессу в армейский казармы? Капитану тринадцатого отряда вспомнилась очень высокая гибкая словно хлыст девушка со страшной бледностью на лице и бьющимся в глазах отчаянием. Кидзоку Икасу. Последняя химе-гяру. Принцесса великого дома, чьего лица не может касаться взгляд постороннего – выставленная на всеобщее обозрение в яростные и громогласные беспардонные казармы, где не было места церемониям и традициям древних домов. Где была только форма, приказы и постоянная близость людей. Незнакомых и совершенно чужих. Не имеющих права…

Ива склонилась и спит,
И кажется мне, соловей на ветке -
Это её душа

Когда Укитаке подавал прошение о зачислении Кидзоку Икасу в его отряд, он знал, что будет трудно. Очень трудно. Но даже представить не мог – насколько.
И сейчас, вдыхая аромат цветущих вишен и слыша тихий шепот волн озера джусан-бантай тайчо не находил здесь места, откуда в сердца обитателей этого дома могла проникнуть такая жестокость и безжалостность.
Едва посетители прошли до середины дорожки, сёдзи раздвинулись, и навстречу вышел распорядитель дома. Почтенный и уважаемый человек. Все, что касалось этикета и гостеприимства, было в его власти. И даже глава Дома не смел перечить ему в этом.
Укитаке остановился в нескольких шагах от ступеней веранды и поклонился:
- Добрый день, Уважаемый Распорядитель.
В ответ гости были почтены низким традиционным поклоном.
- Кучики-доно, Йоруичи-доно, Укитаке-доно… добрый день. Прошу вас, проходите в дом.

+3

3

Бьякуя спокойно шествовал по правое плечо от Капитана XIII Отряда. Укитаке Джоуширо и не пытался скрыть того, каким прекрасным ему казался особняк дома Кидзоку. Джоуширо можно было понять - ведь душа Капитана Укитаке не была загажено интригами, подлостью и холодным расчётом, на коих зиждется быт знати. Он был чист, кроток и честен, а значит, мог видеть свет даже там, где для Бьякуи сгущались серые тучи. В большей или меньшей степени - каждый аристократ Сейрейтей был порочен - браки по расчёту, шпионаж, сплетни. От этого не избавилось Общество Душ, как и в Мире Живых, во все времена будет продолжаться бесконечная "игра во власть", так и здесь, в Сейрейтей, знать жила по своим, не понятным другим Синигами законам. Бьякуя знал что такое родиться в благородной семье. Он помнил, как тяжело ему было добиться того, чтобы его брак с Хисаной признали законным, ведь это было немыслимо - благородный юноша сам выбрал себе невесту да и откуда? С улиц Руконгая... Скандал, слухи, неодобрение - и всё напрасно, ведь его возлюбленная супруга осталась лишь в последних тлеющих уголках холодного сердца Капитана Кучики. Её не было рядом... Особенно в такие моменты, когда мимо лица Бьякуи пролетали нежные лепестки вишни, он вспоминал ласку её рук, нежный голос, глубокие прекрасные глаза, что смотрели на него с любовью и обажанием. Сейчас ничего этого не осталось, лишь воспоминания и чувства, давно погребённые под коркой льда. Йоруичи наврядли поймёт почему Бьякуя так холоден с окружающим миром. Она всегда подшчивала над ним, даже когда спокойный взгляд Капитана говорил ей "Отстань, не смешно", кошка продолжала гулять сама по себе, не считаясь с чужими проблемами. В прочем, Бьякуя сам никогда не искал сострадания, не пытался выговориться, несмотря на то, что он понимал, что если бы ему вдруг взбрело в голову исповедоваться Йоруичи, она мигом станет серьёзной и выслушает его от начала и до конца... А ведь больше всего он боялся, что кошка, широко улыбаясь, ответит ему: "не гоняйся за призраком прошлого, встань на ноги и иди вперёд." И ведь она будет права, но Бьякуя не мог отвергнуть то, что было так дорого ему, чего он лишился. Он не смог спасти от смерти свою возлюбленную и проклинал себя за безпомощность. Даже став одним из сильнейших Капитанов, он так и не сможет обмануть смерть.
- Доброго дня, уважаемый распорядитель, - эхом Капитана Укитаке вымолвил Бьякуя, едва заметно склонив голову, от чего его волосы качнулись, ненадолго скрывая глаза. Капитан VI Отряда чтил традиции и обычаи других домов, так же как остальные уважали решения Клана Кучики. Это была солидарность на уровне подсознания, а дом Кидзоку пока что ничем не заслужил презрения в глазах Бьякуи. Пока что... Может быть, он многого о них не знал, но сегодняшние переговоры прольют свой скупой луч света на тайны клана Кидзоку. Непременно прольют.

Отредактировано Kuchiki Byakuya (2011-10-01 01:30:52)

+4

4

Йоруичи глубоко вздохнула. Множество запахов, витавших до этого в воздухе, испарилось и остался лишь один, самый сильный и крепкий - запах свободы. Во всем теле появилась вдруг прежняя свежесть и легкость. Вокруг лишь ветер, небо и ничего кроме.  Наконец-то она покинула эти душные, насквозь пропитанные правилами и законом стены. Независимость и самобытность в характере кошки сказывались на ее принципах и привычках. Это не всем нравилось и воспринималось благородной знатью в штыки, хотя по большему счету саму принцессу это мало волновало. И здесь дело вовсе не в том, что она глава дома Шихоуин, большинство аристократов, как и шинигами, могли попросту не доверять кошке, по той причине, что она уже однажды бросила свой клан и отряд. Грустная усмешка тронула уголки губ. Зачем ей все это? Она никому ничего не должна. По сути, если отбросить все ненужное, эмоциональное и оставить только рациональное зерно, то можно найти несколько причин, объясняющих данное положение. Нет смысла думать, кто принимает решения в принципе. Какое это имеет значение? Другое дело, какой смысл вмешиваться в это аристократам. Простая позиция тех, кто при любой погоде не собирается усложнять себе жизнь. Другой вариант - элементарный страх. Возникает множество ситуаций, когда аристократы не в состоянии высказать идею и пойти против шинигами, чтобы не нажить себе проблем – и прямо на месте, и потом.
Йоруичи искренне наслаждалась прогулкой, не обращая внимания на двух капитанов, идущих впереди. Кошка даже нарочно немного отставала. Молчание на протяжении всего пути угнетало, но Йоруичи не собиралась его нарушать, бесшумно ступая по гладкой дороге. И сейчас они спускались по улице вниз, идя вдоль белоснежной каменной стены, отделяющей их от раскошных зеленых крон сада - не единственной гордости клана Кидзоку. Вид поместья вызывал в душе разные чувства, тем не менее восторг перед величием построек и садов, оттеснял на задний план все остальное. Однако, каждый воспринимал его по-своему. Для кого-то холодный, для кого-то теплый и мягкий, а для кого-то скучный, обыденный. Заглянув в лица тех, кто был рядом, Йоруичи видела в одних глазах восхищение, в других холодную подозрительность. Несомненно оба капитана были по-своему правы. Но как бы там ни было, клан Кидзоку утратил свои былую мощь и величие, причисляемую ему сотню лет назад.
И вот так, засмотревшись на видневшиеся верхние этажи главного здания, задумавшись, она и не заметила, как они подошли к воротам в поместье. С тихим скрипом поднялись тяжелые засовы и медленно отворилась массивные двери. Их встречали. Это было очевидно и вполне логично при том, что слуги дома Кидзоку были осведомлены о прибытии гостей.
"Йоруичи-доно.." мысленно повторила химе. Обращение к ней по имени даже с уважительными суффиксом, было несколько странным слышать от распорядителя. Девушка лишь улыбнулась, склонив голову в знак приветствия и, не проронив ни слова, последовала за капитанами.

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2011-10-02 22:00:16)

+5

5

Плейкаст к посту

Распорядитель был бледен как выбеленная рисовая бумага. Он шел впереди и молился. Чтобы Ками-сама не позволил кому-то заметить едва заметно сбившийся рисунок реяцу. Чуть сбившееся дыхание. Почти неразличимо замутнившуюся кристальность умиротворения. Распорядитель никогда не ступал на путь бусидо. И потому его выдержка была похвальна. Хотя, любая химе-гяру сто лет назад, любая принцесса-кукла, умеющая плакать по первому сигналу, краснеть по приказу и умирать, бестрепетно исполняя долг, - любая из них увидела бы Почтенного Распорядителя насквозь. Он был влюблен.
Ослепительно, умопомрачающе ярко и так же безнадежно. Почти восемь десятков лет он любил принцессу Шихоуинь Йоруичи, и ему не нужна была выучка и вековые традиции самураев, чтобы по одному лишь движению ее брови прыгнуть в адское пламя. Без трепета и сомнения.
И теперь он, убеленный сединами старец, проживший в одиночестве столько лет и посвятивший свою жизнь собиранию воспоминаний, образов и отражений принцессы-кошки, позволил себе так опозориться. Он назвал Ее так, как привык называть в своих мечтах и думах. Йоруичи-доно. По имени… В присутствии двух капитанов Готей-13, один из которых – глава дома Кучики.
Распорядитель шел, ровно и четко переставляя ноги, и понимал, что сегодня – его последний день на этом почетном и ответственном посту. Он не может оставаться в этой должности, когда разум его уже совершенно не может справиться с чувствами. С этой волной мальчишеского восторга, захлестнувшей его с головой.  Немыслимо…

Укитаке шел следом за Распорядителем, и упорно смотрел себе под ноги. Он чувствовал путающиеся и дрожащие переплетения реяцу, отголоски чувств и эмоций. И он сочувствовал этому человеку и жалел его. Укитаке привык к полыханиям реяцу своих подчиненных, полных восторга и любви к своему капитану. И потому джусан-бантай тайчо относился к этим всплескам с улыбкой понимания. Но здесь было другое. Здесь эта дрожь была едва заметной, почти неосязаемой. Человек этот привык скрывать свои чувства. Скрывать свою любовь к кому-то. Укитаке сочувствовал этому почти незнакомому человеку. Но не смел протянуть руку, не смел коснуться его души. Здесь был не его отряд и не его люди. Утешение не всегда необходимо и прилично. Поэтому Укитаке молчал.

Великолепное резное крыльцо, мелкая вязь узоров, журчание крохотных ручейков, удивительно тонкий запах цветов. Зала, в которой была назначена аудиенция, поражала своим великолепием и выдержкой традиционного стиля. Богатством тканей и металлов. Тонкостью узоров. Драгоценной филигранью и застывшим безмолвием стремящихся ввысь линий.
- Прошу вас, располагайтесь. – Распорядитель низко поклонился гостям, - Глава дома Кидзоку встретит вас здесь.
Он с новым поклоном указал на несколько дайсу с парчово-бархатными подушками и резной дзакату, уставленный блюдами с виноградом и персиками.

Конечно, все трое прекрасно понимали, что придется подождать. Многие представители аристократии соблюдали традиции степенности и неторопливости. А уж Глава Великого Дома – и подавно имел право заставить себя ждать.
Но, к удивлению Укитаке, сёдзи, затянутые изукрашенной рисовой бумагой, раздвинулись через несколько минут, и в комнату вошел Кидзоку Шункей.
Глава Дома Кидзоку, высокий, удивительно красивый молодой мужчина, выглядел спокойным и величественным. Богатство его одеяний, и сложно уложенные волосы, и традиционный веер в руках, - все говорило о том, что этот человек как нельзя лучше и точнее стремится соблюдать традиции и устои сложившейся древней культуры. От него веяло мощью и властью. Он излучал тягостное ожидание, способное заставить дрожать любого. Но только не сегодняшних его гостей.
Кидзоку проплыл по комнате, сопровождаемый четырьмя самураями и занял кресло, стоящее у стены на небольшом возвышении. Изукрашенное драгоценными камнями и бесценным черным жемчугом, оно больше походило на трон.
Небрежно оправив складки одеяний и развернув веер, Кидзоку взглянул на всех гостей по очереди. И бархатный низкий голос плеснул по комнате мягкой вкрадчивой волной.
- Рад приветствовать вас в моем доме. Кучики-сан, принцесса Шихоуинь, капитан Укитаке. 
Кидзоку улыбнулся. И улыбка его была тонкой и хищной, словно ухмылка лисицы.

+3

6

Кучики Бьякуя знал, что такое ожидание. Он вообще, порой, не чувствовал течения времени, застывая в своём мире, огороженном от других ледяной стеной своей замкнутости и мрачности. Поэтому, он молча кивнул, услышав слова распорядителя о том, что глава дома Кидзоку изволит задерживаться. Ведь он имел на это полное право, тем более, будучи у себя дома. Капитан VI отряда прикрыл глаза, расположившись по левую руку от Йоруичи - всё-таки, он расценивал себя более как инструмент в ведении этих переговоров, нежели как основное действующее лицо, поэтому, Бьякуя оставил за дьявольской кошкой место по центру, в красноречии капитан Кучики уж точно проигрывал острой на язык принцесса клана Шихоуин. Но появление главы дома Кидзоку внесло свои коррективы. Во-первых, Бьякуя был назван первым, а значит, за ним было право первым поприветствовать гостеприимного хозяина дома. Во-вторых, присутствие вооружённой охраны, выполнявшей скорее декоративную роль (по мнению капитана Кучики, честному хотя бы настолько, чтобы не нарушать законы Общества Душ, аристократу, не требовалась охрана в присутствии двух действующих капитанов Готей-13, а репутация Бьякуи была безупречна, да и послужной список Укитаке тоже был одним из первых среди тринадцати отрядов). Капитан открыл глаза и почтительно склонил голову, приветствуя равного. Уважение - его Бьякуя испытывал совершенно искренне, ведь всё в доме Кидзоку попадало под определение "Образцовой аристократии", что капитан Кучики оценил по существу, едва переступив порог поместья.
- Мы так же рады быть Вашими гостями, благородный Кидзоку Шункей, - негромко, но отчётливо вымолвил Бьякуя. Его Занпакто был отстёгнут от пояса и лежал слева от хозяина а руки капитан опустил на колени.
- Благодарю Вас за то, что Вы согласились на эту встречу и обещаю, что мы не отнимем у Вас много времени. То, о чём пойдёт разговор, действительно заслуживает Вашего внимания.

+1

7

Изнутри главный дом выглядел ни чуть не хуже и вполне оправдывал ожидания, видевших убранства поместья впервые. Для Йоруичи это был не единственный визит в дом Кидзоку и, даже несмотря на то, что за сотню минувших лет здесь многое изменилось, комнаты не утратили изысканности и тонкого величия благородного дома. Знакома лично с нынешним главой Шихоуин не была, тем не менее приблизительный план действий уже был набросан. А уж капитаны Готей-13 вполне могли найти ниточки, за которые можно было бы потянуть, сделав Шункея более чем сговорчивым. Однако, Кучики расположился от нее по левую руку, давая тем самым понять, что основную часть переговоров предстоит вести принцессе. Это было несколько неожиданным шагом с его стороны. Стремящийся всегда быть первым не уступая шуншин ни на шаг, Кучики Бьякуя не мог так просто отдать место кошке. Йоруичи бросила короткий косой взгляд влево, усаживаясь поудобнее, подогнув ноги под себя. "Что случилось, Бьякуя-бо? Какую игру ты затеял?"
Кидзоку Шункей не заставил себя долго ждать и Йоруичи даже допустила мысль о возможной его заинтересованности в этой встрече. И в самом деле. Столь скорый ответ на просьбу об аудиенции, быстрый выход к гостям и.. "И что это за самодовольная ухмылка?" Мысль была прервана приветственной речью и девушка решила не возвращаться к рассуждениям. В любом случае, время расставит все по своим местам.. если конечно тут есть что расставлять.
Бьякуя довольно четко выразил уважение и благодарности к главе дома Кидзоку, не было смысла повторяться. Существовало несколько условных и простых, на первый взгляд, правил ведения переговоров в аристократических домах. Важнее всего было принимать решения и думать о последствиях, зная, что первыми, кто отреагирует на твои действия будут те, кто находится рядом. Проявлять внимание и никогда не терять бдительность, быть осмотрительной и никому не доверять. Идти наперекор этим правилам, выступая при этом в роли просящего, было глупо и являлось бы слишком явным пренебрежением, расценивающимся, как неуважение ни к самому главе дома, ни к Кучики, начавшему разговор.
- Кидзоку Шункей,- легкий кивок головы, выражающий почтение,- Речь пойдет о некоем артефакте, необходимом для обеспечения всеобщего благополучия. Мы знаем, что искомый артефакт находится в вашем хранилище семейных ценностей,- можно было бы рассказать подробнее о степени важности данной просьбы, но кошка решила оставить более длинные речи на случай, если Кидзоку ответит отказом,- поэтому от имени главнокомандующего, мы просим Вас передать его в распоряжение Готей-13.
"Что ж, посмотрим, что ты на это скажешь, Кидзоку-старший"

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2011-10-30 10:07:59)

+2

8

Конечно же, Клан Кидзоку был заинтересован. И, конечно же, от Клана с его огромным количеством осведомителей и шпионов по всей округе и во всех инстанциях не могло ускользнуть то, что в Готее Тринадцать что-то происходит. Море так спокойно на поверхности, но только неопытную плотву может обмануть идеально ровна гладь. А такая старая и хищная щука как Кидзоку Шункей чувствовал каждой клеточкой своего тела, как пропитывается тяжестью атмосфера и какими требовательными становятся порывы души и сердца. И, конечно, он оказался прав.
Речь зашла об артефакте. Немало всяких вещиц нашли свое прибежище в множествах сундуков и ларцов тайных хранилищ клана Кидзоку. И в первую минуту глава клана лихорадочно соображал, о каком именно артефакте идет речь. Но уже через мгновение его сознание полыхнуло догадкой. Принцесса-кошка говорила о вполне конкретной вещи.
Сам Шункей не был в курсе, для чего служит артефакт. Но о могуществе и силе его читал в древних семейных книгах. И, конечно же, глава Клана Кидзоку не мог в полной мере не осознавать ценности своего вклада в этом вопросе. Нет части артефакта – нет и самого артефакта. Естественно, если два Великих Клана ходатайствуют об услуге третьего Клана, и делают это не от своего лица, а именем Готея Тринадцать… значит, делиться они не хотят. Готей просто мобилизует силы, изымает нужное для защиты Общества Душ. И всё. Ни платы. Ни выгоды. Ни пользы... Жаль.
Кидзоку выслушал Кучики и Шихоуинь молча, со своей обычной долей вежливого яда во взгляде. Он действительно слишком сильно напоминал сейчас мифического лиса-оборотня. Но не принцессу-кошку было смущать такими сравнениями. И не капитана Кучики, чьей выдержке мог бы позавидовать любой айсберг. А вот Укитаке-тайчо чувствовал себя не слишком уютно. Он был единственным, кто не произнес ни слова в этой комнате. Он лишь вежливо и почтительно поклонился, когда глава Клана Кидзоку почтил их присутствием. Капитан тринадцатого отряда никогда не был силен в политических шпильках и тонкостях клановых хитросплетений. Он просто всегда был вежлив и благожелателен. В дипломатии простых людей эти качества играли огромную роль. Но здесь, где лбами сталкивались интересы куда более крупные чем личная симпатия людей друг к другу… здесь мягкость и терпеливость были бесполезны. Совершенно. Поэтому Укитаке просто ждал момента, когда его знания могли бы пригодиться, а его слово обрело бы вес. Он спокойно смотрел в холодное и величественное лицо главы Клана Кидзоку и невольно думал о том, что никогда не видел таких лиц среди простых людей. Таких красивых и таких… ледяных. Только высшая аристократия. Только Кидзоку. Только Кучики. А Йоруичи-сан была, очевидно, горячим и бархатистым исключением из правил.
Кидзоку и глазом не моргнул, услышав «просьбу» принцессы-кошки. Он ожидал чего-то подобного. Поэтому лицо его почти не изменилось. Лишь тонкая бровь медленно и насмешливо всползла повыше, а улыбка стала еще более острой и многообещающей. Такие улыбки не прощали ошибок. Такие улыбки были смертельно опасными.
Кучики был опасен только тогда, когда затрагивалась честь и интересы его Клана или особенные острые вопросы, не терпящие двусмысленных ответов. Но в целом, Кидзоку, предпочитавший не вставать на пути Кучики, не боялся его. Кучики был для него слишком понятным и слишком прямолинейным. Почти примитивным в своей предсказуемости. Укитаке он вовсе не брал в расчет. Капитан был старым и опытным воином, но Дом его не славился дипломатическими талантами, и слава об этом шинигами слыла вполне определенная – бесхитростный, добрый, учтивый. Неопасен даже потенциально.
А вот кто действительно вызывал яркие чувства у Кидзоку – так это принцесса-кошка. Непредсказуемая, стремительная, острая и хищная. Это был настоящий матерый Зверь и эта молодая наглая злость, и эта насмешливость, и это яростное стремление к цели, - вот что уважал и чего опасался глава Клана Кидзоку. Сам он был совсем другим. Открытая ярость была непозволительной роскошью для него. Он был змеей. Сильной, цепкой, хитрой и очень ядовитой. И битва эта обещала быть похожей на битву кобры с мангустом.
Кидзоку улыбался. И самураи по бокам его трона безмолвствовали.
Мягкой патокой голос Кидзоку Шункея вливался в самую душу, заставляя прислушиваться к полутонам и глубине его отголосков. Медленно, едва заметно растягивая слова и словно бы наслаждаясь каждым мгновением этой беседы, Кидзоку смотрел прямо на Йоруичи.
- Ваше предложение, принцесса, невероятно лестно для Клана Кидзоку. И я даже не стану спрашивать, почему вы снова говорите от имени Готея Тринадцать, а не от собственного имени и не от имени Клана.
Укитаке вздрогнул при этих словах. Кипящий яд в медовом голосе был таким пронзительно острым, что капитан тринадцатого отряда едва сдержался, чтобы не вступиться. Он бросил короткий взгляд на принцессу, словно бы ища там хотя бы намек, хотя бы тень смущения или растерянности. Чтобы отвлечь на себя эту змею, носящую имя Кидзоку.
Но Шункей не собирался останавливаться на достигнутом и продолжал:
- Каждый Великий Клан посчитает своим долгом помочь другому Клану. И тем более Готею Тринадцать, хранящему покой в Обществе Душ. Но, тем не менее, существуют древнейшие Традиции… - на слове «традиции» Кидзоку едва заметно приподнял подбородок и обратил глаза к расписному потолку, словно бы призывая в свидетели небеса и Ками-саму. – И, принцесса, даже мое самое жаркое единоличное желание не может пойти против этих Традиций. Вы должны меня понимать. – Веер, раскрывшись, описал плавную дугу и коснулся краем тонких линий подбородка Кидзоку.  – Традиции – это всё, что у нас есть. В них наша Честь и наше Достоинтсво. А традиции эти гласят, что древнейшие и могущественные артефакты, отданные на хранение Клану, не должны покидать своего места в Хранилище. Дабы не могли они попасть в руки, творящие зло, и к разуму, замыслившему недоброе… А переступать традиции Клан Кидзоку не привык. Это известно всем. Не так ли, почтенный Кучики-сан? Лучше вас никто не поймет ценности хранимых законов и идеалов Семьи.

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2011-11-23 20:25:02)

+3

9

Капитан Кучики молчал, пока говорила Йоруичи, он оставлася безмолвным, пока Кидзоку Шункей плавно превращался из радушного хозяина в змею, чьи клыки сочились ядом иронии, на мгновение, Бьякуе показалось, что Йоруичи сейчас не выдержит и сорвётся - ведь их собеседник только что затронул больную тему. Слишком больную... Ведь несмотря на то, что Йоруичи сделала для Общества Душ намного больше, чем любой другой Синигами, она так и не получила ни понимания, ни благодарности и от этого даже хладнокровный капитан Шестого Отряда почувствовал неприятный укол совести. Ведь чем Йоруичи была хуже него самого? Бьякуя сидел в позе "рэй", неподвижный и безмолвный, до тех пор, пока не пришё его черёд говорить. Открыв глаза, он заметил, как напрягся Укитаке Джоуширо, но если бы Капитан XIII Отряда сорвался, то Сенбенсакура немедленно поставила бы его на место, несмотря на то, что чувство уважения к клану Кидзоку в глазах Бьякуи стремительно менялось на презрение. А ведь он было поверил в то, что Шункей готов сотрудничать с Готей-13... Тем не менее, он не мог игнорировать вопрос, адресованый ему напрямую.
"Всё-таки  я был прав, - губы Капитана Кучики изогнулись в пчеальноу улыбке - аристократия Сейрейтей вырождается и даже такой благородный и древний клан как Кидзоку не стал исключением. Мне больно смотреть на это."
- Совершенно верно, - холодно, но вежливо ответил Бьякуя - и мы не принуждаем Вас переступать через традиции Вашего клана. Тем не менее, я прошу у Вас одолжить этот артефакт мне, или же Вы считаете, что слову главы дома Кучики верить нельзя? А может быть, Вы сомневаетесь в моей способности защитить артефакт надёжней, чем Ваша стража? Я не допускаю и мысли о том, что такой благородный муж, как Вы смог бы обвинить Капитана одного из Отрядов Готей-13 в намерениях использовать Вашу собственность во зло, поэтому, разговор о чести пока что уместен. Своей репликой Бьякуя расчитывал поставить главу клана Кидзоку в тупик, при этом не переступив допустимые рамки. Ведь было ясно что не традиции сдерживают его... Таких как Шункей, Бьякуя не любил, но не имел права казнить его на месте. Но вот если Кидзоку-сан подкинет ему хотя бы один повод для обвинения всего клана в измене... Теперь, Шункею придётся осторожнее выбирать слова. Капитан Кучики принял оскорбление, адресованное Йоруичи, как плевок в лицо себе, ведь он сейчас работал бок о бок с Чёртовой Кошкой, а это была очень большая ошибка со стороны главы дома Кидзоку, несмотря на то, что он этого не понимал.

Отредактировано Kuchiki Byakuya (2011-11-26 18:26:14)

+2

10

Есть вещи, которые не зависят от чьих бы то ни было желаний. И аристократы из благородных домов не были исключением. Каково жить с мыслью, что твое будущее предрешено. Что ты обязан идти по дороге, которую для тебя вытоптали другие, и ты не имеешь права свернуть с нее. Каково жить, когда знаешь смысл своего существования. Каждый день помнить значение слов "обязан", "должен", "избран". Почему так? Быть лидером, участвовать в аристократических делах, ходить на приемы, подписывать указы - все это занимательно, но за все в жизни приходится платить. Власть не может сделать никого свободным. Она только создает иллюзию превосходства и загоняет в маленькую клетку. Йоруичи это было хорошо известно. Пришлось пожертвовать многим, разорвав оковы власти и бросив тем самым клан на произвол судьбы. Но кошка ни о чем не жалела. Она очень хорошо понимала причины, по которым она пошла на это. Очень зря Кидзоку Шункей пытался сейчас задеть ее своим выпадом относительно ее статуса в Готее.
Йоруичи чувствовала некоторое напряжение в воздухе - едва уловимые колебания реацу двух капитанов. "Смотри-ка, как забавно получилось." Уголки губ чуть дернулись вверх в сдержанной ухмылке. "И чего ты этим хотел добиться, м?"
Пристальный взгляд золотых глаз с легкой усмешкой и долей вызова был устремлен прямо в глаза собеседника. Однако, рубить сук, на котором они сидели, было неблагоразумно. Ведь что нужно душе для счастья? Совсем не много: фантомное ощущение безопасности, немного информации, чтобы утолить аристократическую любознательность, достаточно пищи и воды, и, конечно же зрелища. Этим и собиралась оперировать дальнейшее построение беседы Йоруичи, однако Бьякуя выбрал несколько иную тактику.
- Совершенно верно. Но мы не принуждаем Вас переступать через традиции Вашего клана.
Кидзоку Шункей прикрывался кучей своих собственных запретов и правил, тем не менее понимая, что равенства не существует в природе. Принцесса улыбнулась шире, всем своим видом давая понять, что игра в кошки-мышки только началась.
- ..Я не допускаю и мысли о том, что такой благородный муж, как Вы смог бы обвинить Капитана одного из Отрядов Готей-13 в намерениях использовать Вашу собственность во зло..
"Это было слишком рискованно, Бьякуя-бо" Кошка гордилась капитаном Шестого отряда. Самоуверенный, волевой, гордый - именно такими качествами и должен обладать ее бывший ученик и глава дома Кучики.
Очень не хотелось портить эффект речи Бьякуи, тем не менее не стоило игнорировать тех слов, что были вылиты на ее голову. Кошка видела насквозь весь скрытый смысл всего сказанного. Иначе не блестели бы так хитренько глазки Кидзоку, не излучал бы он сейчас всем своим видом лукавство и не произносил бы столь скользких речей "Любишь ты длинные предисловия, Кидзоку Шункей, прямо, как твой отец. Почему бы тебе сразу не рассказать о своих условиях?"
- При всем моем уважении к вам, я воздержусь от эпичных речей, ища бессмысленные оправдания. И если уж усомнились во мне..- короткая пауза и от улыбки не осталось и следа,- окажите любезность к просьбе Кучики-тайчо. Девушка понимала, что стоит ей оступиться, как Кидзоку вновь ухватится за слова в попытке спровоцировать принцессу, но вот только на что? Зачем все это? И.. "Становится все интересней."

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2011-11-12 05:33:32)

+1

11

Игровое время: 27 Октября 12.00-15.00
Погода: Облаков наблюдаться сегодня не будет, день будет ясным. Без осадков.
Влажность 51%, температура +17°...+17°, ветер Восточный 6,3 м/с.

0

12

Кидзоку смотрел на гостей цепко и остро. Едва заметный прищур хищных глаз и лисья улыбка. И бег его мыслей был подобен бегу демонов они.
«О, прости меня, Ками-сама… Не стоило слишком давить на таких важных и нервных персон, как Кучики Бьякуя. Он никогда не отличался особенной изощренностью, а служба в Готее сделала его еще более прямолинейным. Ни терпения, приличного главе Клана; ни хитрости, ни умения ответить в тон. Ну что же. Зато теперь совершенно ясно, что этот артефакт на самом деле значит для вас, мои драгоценные гости. – Лицо Кидзоку мгновенно и неуловимо изменилось. Яд и хищность улетучились, словно их и представить нельзя было на этом удивительно утонченном и чистом лице. Улыбка оказалась вдруг вовсе не насмешливой, а мягкой и открыто-честной. – Если уж кошка проглотила почти открытую подначку, а оба они, по всем свидетельствам почти ненавидящие друг друга, так единогласно пошли на попятную и обратились к имени Клана Кучики… Хорошо. Только поздно, мои прекрасные. Если бы вы начали с этого… если бы просили от имени Кучики… можно было бы даже не делать вид, что я не заинтересован. Но тыкать в лицо Клану Кидзоку правами Готея… я не позволю».
- Конечно, Кучики-сан. Принцесса, – мёд и патока. Голос так сладок, что кажется, еще немного, и все вокруг завязнут в нем, словно мухи в варенье из айвы, - Вы единственные, кому я мог бы доверить главную драгоценность Клана. Любому, кроме вас, я немедленно ответил бы отказом. Потому что никто, кроме вас, не понимает силу и глубину традиций высшей аристократии так же хорошо, как я. Я прав, принцесса Шихоуинь?

Укитаке чувствовал, что всё идет не так. Не так, как они планировали и как виделось это ему лично. Возможно, он вовсе ничего не смыслит в этих тонкостях подкожных инъекций яда, но то что Кидзоку ведет разговор к чему-то вполне определенному – Укитаке был просто уверен. Он словно бы испытывал своих гостей на прочность. Словно бы проверял, насколько еще можно растянуть их терпение. Внешне к Кидзоку нельзя было придраться. Он… соглашался со всем, что ему говорили. И не отказывался ни от одного слова или просьбы. Он выказывал уважение Готею Тринадцать и его функции в Обществе Душ. Он выражал понимание в необходимости получить этот артефакт… но все же Укитаке не понимал, к чему клонит Глава Клана. А что он к чему-то клонил – было определенно ясно. Потому что ни один здравомыслящи человек не согласится так быстро на подобную просьбу… если только этот человек уже заранее не знает, что получит от этого что-то гораздо более… важное.

Кидзоку был похож на удивительный и прекрасный цветок. Когда находишь в лесу несравненные прозрачные изгибы неизвестного чуда, в первую очередь восхищаешься чистотой и изяществом, и только потом приходит мысль – не ядовит ли он? Этот цветок был смертельно ядовит.
- Но, конечно же, вы понимаете, что мое решение как Главы Клана ничего не стоит против силы древнейших законов. И Клан не одобрит моего решения, - на лице Кидзоку изобразилась такая искренняя печаль, что ему можно было бы поверить, если бы только все три гостя не умели читать рисунков реяцу. А реяцу Кидзоку Шункея была ровной, словно зеркало. Ни тени чувства, ни отголоска эмоций. Он был сосредоточен и собран, словно кобра перед броском. – Поэтому мне бы хотелось, чтобы вы, - те, кому я доверяю не только драгоценность Клана, но и свое собственное положение Главы Клана, - ответили мне взаимностью.
«Наверняка Готей ожидал чего-то подобного. Так что не стоит делать удивленные лица – все равно я не поверю», - мгновенная вспышка мысли, и Кидзоку, наконец, произносит то, чего так от него ждали:
- Клан готов будет передать вам артефакт. Но свою собственность он временно выпустит из-под контроля только в том случае, если место этого артефакта не останется пустым. – Кидзоку мгновенно перестал улыбаться, - Нам не нужна чужая собственность. Но Клан желает вернуть кое-какую свою вещь… Считайте это… услугой за услугу.
И вновь мягкая улыбка расцвела на лице Кидзоку Шункея. Все карты лежат на столе. Условия выдвинуты. Хотя, раздумывать здесь не о чем. Кидзоку из тех людей, которые даже во сне помнят о своих интересах. И любую ситуацию подстраивают к своей выгоде. И, конечно же, выгоде Клана. Вряд ли стоило надеяться, что такой человек как Кидзоку добровольно и безвозмездно станет расставаться со своей собственностью в то время как из этого можно извлечь кое-то очень ценное и важное. Да никогда!
Так что, не торопитесь, драгоценные гости. Подумайте хорошенько. О том, что выбора у вас нет. И соглашайтесь.

+2

13

Да, чего-то подобного Бьякуя и ожидал - ведь Кидзоку Шункей наверняка не отдал бы артефакт просто так. Услуга за услугу - это было бы справедливо, будь этот артефакт нужен лично Бьякуе или Йоруичи, но казалось, что главе клана Кидзоку наплевать на то, что на кон поставлено куда больше, чем личные проблемы его рода.
"Эгоист, - мысленно упрекнул его капитан Кучики, печально улыбнувшись в ответ на его просьбу. Действительно, сейчас выбора у них не было. Не то, чтобы Кучики-тайчо горел желанием бегать по поручениям Кидзоку, да и вынужденному промедлению он был не рад. Но что поделать? В отличие от многих, когда дело касалось блага Общества Душ, Бьякуя умел пожертвовать своей гордыней. Ради общего блага.
- Я внимательно слушаю Ваше предложение, - спокойно ответил он. Торговаться капитан VI не собирался. Шункей скажет, чего ему нужно от Готея-13, а они... Они пойдут на всё, чтобы достать этот артефакт. Конечно, будь Бьякуя немного коварней, он бы мог обвинить Кидзоку-старшего в измене, а тогда... Но внутренние распри не принесли бы ничего хорошего Обществу Душ. Придётся поиграть в ту игру, правила которой потихоньку обрисовывал Шункей.

0

14

Традиции во всех Великих Домах создавались на протяжении многих веков, бережно вынашиваемые их лидерами. Главе семьи надлежало чтить и соблюдать порядки клана и бороться с ними было бессмысленно. Бороться. Как много безнадежности и горести в этом простом слове. Превозмогая себя, пытаться бороться, часто не понимая зачем, да и с кем ведется эта борьба. Но если копнуть поглубже, понимание приходило, а вместе с ним смятение и боязнь, боязнь пойти наперекор традициям. Тяжело бороться на два фронта. Ежеминутно, ежесекундно бороться с самим собой бессмысленно и остается лишь подчиниться правилам или лишиться титулов.
"Ты слишком много говоришь о традициях, Кидзоку-старший. Сотню лет назад вы были такими же, однако все ваши устои столько раз переписывались, что теперь это звучит не больше, чем хорошая отговорка."
- Вы безусловно правы Кидзоку-сан,- кошка настороженно сузила глаза,- Правила семьи положено соблюдать главе дома, подавая тем самым пример остальным. Что касается традиций..- короткая пауза и губы Йоруичи тронула легкая улыбка,- Начало им было положено много веков назад, и вы можете жить в память о предках так же, как жили они, устаревшими законами, которые они создали, потому что им было позволено, и закрыться здесь за толстыми стенами.. Вы правы. Традиции очень важны.
Мысль была не закончена и оборвана бесприкословным согласием кошки с утверждением Шункея, но принцесса и не собиралась вступать с ним в спор. Если бы их встреча состоялась при других обстоятельствах, Йоруичи не стала бы сдерживаться. Она много могла рассказать Кидзоку о соблюдении традиций внутри клана. Это был бы интересный разговор отступницы от правил и мальчика, чтящего закон на тему "что такое хорошо и что такое плохо".
Все раскрылось, когда Шункей вдруг решил изобразить из себя мученика. Йоруичи видела его насквозь. Он изрядно переигрывал, излагая желание приобрести замену тому артефакту, за которым они пришли. "У каждой традиции есть своя цена, верно? За какую ты готов продать свои, Кидзоку-старший?"
То, что он попросит что-нибудь взамен не было неожиданностью, скорее наоборот, Йоруичи предусматривала такой ход событий. Однако она все же надеялась, что обойдется - не хотелось провозиться с получением четвертого артефакта слишком долго. Не обошлось.
"Я? Бьякуя-бо, ты здесь не один"
- Хотите устроить обмен? Справедливо. И если вы желаете получить равноценный артефакт, мы могли бы предложить вам одну из реликвий дома Кономи. Осмелюсь предположить, что это именно то, что ты и хочешь получить, м? Ценности этой семьи всегда были высокозначимы в аристократических домах, разве вам никогда не хотелось заполучить хотя бы одну из таких реликвий?
Простой предусмотрительный ход. Вместо того, чтобы ждать требований со стороны семьи Кидзоку, целесообразнее сделать заманчивое предложение, выгодное для обоих сторон. Кошка была уверена, что ни Бьякуя, ни Укитаке, не воспротивятся подобному обмену. А Готей-13, заинтересованный в получении древнего артефакта и вовсе должен пойти на втречу. Поэтому Йоруичи знала наверняка, что в случае чего, выбора у них не будет и придется согласиться на все условия. Правда стоит дать понять этот факт Кидзоку, и он запросит втрое больше.

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2012-01-22 18:08:09)

+3

15

Бьякуя уважительно кивнул, склонив голову в сторону Йоруичи. Принцесса, всмысле, бывшая принцесса, не потеряла своих политических талантов. И действительно, как и предполагал капитан VI отряда, он был нужен здесь для того, чтобы представлять интересы клана Кучики, Готей-XIII, Сейрейтей, Общества Душ и дальше по списку. В прочем, в качестве бесплатного приложения, он мог давить на людей негативом, но сейчас, это было бы излишне. Поэтому, Бьякуя молчал, ожидая ответа Кидзоку-старшего. Кучики-тайчо всё ещё отчаянно не понимал, как можно было за столько лет "служения" благу Общества Душ, стать таким снобом, совершенно лишённым чувства элементарного патриотизма.
"Что-ж, Йоруичи, ты сделала умный ход. Посмотрим, что он ответит. Ну же, только дай мне повод, Кидзоку Шункей. Только дай мне повод..."
Бьякуя уже давно перестал показывать какие-либо эмоции на публике. Зарекомендовав себя мрачным и хладнокровным палачом Общества Душ, он не стремился развеивать этот образ и, тем более, психовать на переговорах - хвататься за меч и брызжа слюной крушить всё направо и налево. Зачем? Поместье Кидзоку было прекрасным, полной противоположностью гнили, которой оказался Кидзоку Шункей. И оно было не виновато. Если бы Готей-XIII жаждал тотального разрушения, они бы обратились к XI отряду. Они бы даже таран с собой принесли. Двухметровый, широкоплечий, и кровожадный.

0

16

Кинзоку Шункей
http://uploads.ru/t/W/V/z/WVz24.jpg

По мере того, как развивался диалог между членами высших аристократических домов, Укитаке всё дальше отходил на задний план. В его присутствие здесь не было необходимости, и он не мог этого не понимать, иначе давно бы выдал свои порывы какой-нибудь совершенно не относящейся к делу мысли, высказанной вслух. Шункею ещё один капитан Готея-13 здесь совсем не мешал. Наоборот, он замечательно играл свою роль. Не столь сдержанный, как Кучики, и не такой осторожный, как Шихоуин, Укитаке служил своего рода калькой, для определения общего настроения.

Сообразительность Йоруичи, молчаливое согласие Бьякуи и напряженность атмосферы стали, в общем-то, неплохим развлечением. Можно было и дальше играть на их чувстве долга и потребности заполучить его вещь, но Шункей чувствовал, что несколько переборщил в своих словах с ядовитостью, едва прикрытой высокопарной вежливостью. Он затронул личное, провоцируя главу клана искать повод для ссоры, и единственным способом задеть его ещё сильнее, было не дать возможности осуществить это желание.

- Я рад, что мы так скоро достигли взаимопонимания, - с лёгкой, по-прежнему вежливой, и в то же время откровенно высокомерной улыбкой произнёс Шункей. - И хотя ваши слова звучат как обвинение, само предложение меня устраивает, - острый взгляд слишком красивых для мужчины глаз вонзился в Йоруичи. Попытаться уличить его в низости таким бестактным образом было просто грубо. В нравоучение стоило дополнительно потрепать им нервы, но теперь своего рода нетерпение испытывал и Шункей.

- Как я уже сказал, клан Киндзоку не хочет себе ничего, чтобы изначально не принадлежало ему. У Кономи есть такой артефакт. Тот, который не был найден во время обыска и ареста, - расстаться с чем-либо из собственного хранилища у главы клана Киндзоку не было ни малейшего желания. Единственное, что могло сподвигнуть его на подобный жест - это большая выгода. - В таком случае решено. Вы получите желаемый артефакт, как только одна определенная реликвия из дома Кономи будет в моём доме, - Шункей поднялся, давай понять, что аудиенция закончена. - Не смею вас более задерживать.

оофтоп: Далее очередность постов следующая Шихоуин Йоруичи, Кучики Бьякуя и Укитаки Джууширо. Последний будет отписан ботом и уведен в казармы своего отряда.

+2

17

Мир вокруг менялся, просто менялся. Он не становился ни лучше, ни хуже. Он развивался в смысле материи, но не духовности. И многие стали забывать о нравственности, превознося свои низменные желания выше всех и вся. Некогда великие дома не утратили своего величия, но лишь внешне. Политика ведения дел давно сменила свои порядки, преступая все грани. И лишь древние устои заставляли помнить прошлое, не давая сердцам аристократов совсем зачерстветь.
Йоруичи не стала заострять внимание на первых словах Шункея. Что сказано, то сказано, оправдываться перед главой дома кошка не собиралась, так же как и не станет она разубеждать его в том, что слова ее несли обвинительный смысл. Ведь все так и есть, она находила равновесие, некий баланс, который старалась удержать. Аристократы пытались по жизни быть правильными, но иногда слишком часто спотыкались. Далеко не все учатся на своих ошибках. Упали, потёрли рану и когда она заживает, забыли о ней и что самое главное – о причине её возникновения. Слова Шункея звучали хлестко, отвлекая девушку от тяжелых мыслей. Его испытывающий взгляд, принцесса Шихоуин могла вынести без труда, хотя играть в эту игру ей уже несколько поднадоело. Куда важнее было то, что Кидзоку проявил интерес к предложению и дал свое согласие, а значит полдела уже сделано.
- В свою очередь я рада, что мы, наконец, пришли к соглашению, Кидзоку-сан.
Кошка была наслышана о легенде утраченного артефакта дома Кидзоку, который якобы был украден семьей Кономи. Она не ошиблась в своих предположениях, а значит переспрашивать о том, какую именно реликвию возжелал Шункей, не было смысла. Вопрос в другом, насколько сложно будет отыскать необходимую вещь среди остальных артефактов? И хотя об этом задумываться пока было рано, Йоруичи все же надеялась получить какой-нибудь свиток с подробным описанием того, что им предстоит найти.
Девушка закрыла глаза и тяжело выдохнула. Как же все таки не просто давались переговоры с главой дома Кидзоку. "Так и не успокоились, значит? Пытаться заполучить какую-то вещь на протяжении десятков лет.. Что ж, скоро ты утолишь жажду своей семьи" Шихоуин встала, не дожидаясь подобного жеста от капитанов. Разговор был окончен, Шункей довольно четко дал это понять. Не зачем более играть на нервах его величества благородного аристократа.
- Мы сообщим, как только будем готовы к обмену, верно, Кучики-сан?- улыбнулась кошка. Пусть немного порадуется такому почтительному обращению, подрывать репутацию капитана Шестого отряда в кругах Высших домов, девушка не собиралась. Слегка склонив голову, Йоруичи в последний раз заглянула в глаза Кидзоку, что было скорее жестом вежливости, нежели вызовом,- Благодарим за оказанное гостеприимство.

+3

18

"О, а я то как рад..." - словно поймав мысль Йоруичи, подумал капитан VI Отряда, сдержав облегчённый вздох. Казалось, ещё несколько минут в обществе Кидзоку Шункея и Кучики точно взялся бы за меч, в конце концов, практически любого жителя Общества Душ можно было в чём-то обвинить, а тут и далеко ходить не пришлось бы. Вообще, Бьякуя давно решил для себя, что невиновных нет, существуют лишь разные степени вины и, таким образом, Шункей сейчас упорно нарывался на обвинение в измене Сейрейтей... Притянуто за уши, ну и пусть, главное - обошлось, а после драки кулаками не машут. Бьякуя молча кивнул в ответ на вопрос Йоруичи, давая понять, что да, как только они будут готовы, Кидзоку старший непременно об этом узнает. Теперь, пришёл черёд последнего обмена любезностями, ещё немножко фальши, пара традиций и гадкое пятно на совести до конца дня...
- Воистину, благодарим Вас за радушие, Кидзоку-доно, - произнёс Бьякуя, неспеша поднимаясь - репутация клана Кидзоку, несомненно, преуменьшена. Я позабочусь о том, чтобы в случае, если у Вас возникнет желание посетить поместье Кучики, Вы не были разочарованы. Доброго вечера, Кидзоку-доно.
Совершив церемониальный прощальный поклон, Бьякуя развернулся и направился на выход, не удостоив Йоруичи ни взглядом, ни словом, пока они не оставили поместье Кидзоку позади.

- Йоруичи-доно, - вымолвил Бьякуя, остановившись. На его ладони сидела Адская Бабочка, Капитан Кучики прикрыл глаза и отпустил её с сообщением для Харуми - приказом допросить Кенсея, содержавшегося в тюрьме под надзором Готей-13. Затем, он снова повернул голову к Йоруичи.
- Я бы хотел разделить с тобой ужин, если не возражаешь, - спокойно предложил капитан, словно "котэ" и так не могла поужинать в его доме. Приказ есть приказ, но сейчас это было приглашение.
- Нам есть, что обсудить, - на всякий случай пояснил Бьякуя и, словно потеряв всякий интерес к собеседнице, зашагал в сторону своего дома, несмотря на то, что он мог бы спокойно уйти в Синпо и добраться до него гораздо быстрее. Но сейчас, он полной грудью вдыхал чистый воздух Сейрейтей, полный запаха цветущих вишен и в душе радовался тому, что душные стены поместья Кидзоку постепенно исчезают у него за спиной...

[align=center]=====> Поместье Кучики.[/align]

0

19

Йоруичи с какой-то внутренней радостью вышла на улицу и вдохнула теплый дневной воздух. После комнат поместья, казалось, что солнце светило ярче, чем обычно, трава была зеленее, а воздух – пьянящий, кристально чистый. Не то, чтобы в стенах было темно и душно, но в доме Кидзоку было слишком много предметов, хранящих прошлое. В какой-то момент Йоруичи даже ощутила себя участницей далеких лет – забытых и ничего не значащих теперь. Память. Самое жестокое наказание, что преподносит судьба. Она вечна, совершенно бессмертна и неуязвима. Нет щитов, которые могли бы защитить от неё. Сейчас же просто было приятно находиться в тени деревьев - кошка не любила жаркую погоду, чувствуя себя в постоянном дискомфорте. Она продвигалась неспешно, маленькими шажками. Пульс ритмично отмерял удары сердца, а дыхание было спокойным и легким.
У Бьякуи же выражение лица было сосредоточенное, брови сведены к переносице, глаза пылали праведным гневом. "И чего ты так разошелся, Бьякуя-бо?" Не то, чтобы Йоруичи не догадывалась о причинах, просто было несколько странным видеть, сколько усилий прилагает Кучики, для того, чтобы держать себя в руках. Как и ожидалось, переговоры не прошли столь удачно, как хотелось бы. Чудес не бывает – Йоруичи убедилась в этом уже давно. Есть магия, прочие сверхъестественные штуки – но не чудеса. Все это вносило некоторый дисбаланс. Оттого легкая свободная прогулка все больше напоминала о формальности этого похода.
- Нет, Бьякуя-бо, я не возражаю,- с долей усмешки вымолвила кошка. Все же было что-то забавное в этой смеси уважительных обращений и неформальных речей. Будто сам Бьякуя все никак не мог для себя решить, добавлять к имени почтительные суффиксы или нет. Воспитание, несомненно, было за, против же выступала некая мальчишеская гордость, которая никогда не ускользала от внимательного взора женщины-кошки,- Да и перекусить чего-нибудь было бы очень кстати.
Уже у ворот на выходе из поместья, один из слуг дома Кидзоку передал в руки Йоруичи свиток, сопроводив действие легким поклоном. Здесь, судя по всему, содержалась информация о реликвии, которую им было необходимо доставить Шункею для обмена. В памяти все еще держался набор красивых, ничего не значащих фраз. Лживых фраз. Но разве это имеет значение, когда есть задача поважнее всех этих интриг с древними семейными артефактами?
А вот, Укитаке, похоже был несколько опечален нынешним развитием событий. Эта легкая тоска в его глазах. Эти неброские, очень грустные ухмылки. Малыш Бьякуя будто и вовсе забыл о присутствии капитана тринадцатого отряда. Но, похоже, это ничуть не расстраивало самого Укитаке. Он молчаливой тенью следовал за Кучики и Йоруичи. Что ж, ему было над чем подумать, как, впрочем, и всем им. Укитаке прекрасно понимал, что в ближайшее время ему предстоит довольно рутинная работа. Расшифровка всевозможных текстов, которые попадали ему из хранилища в библиотеке, все больше заменялась на проверку, изучение и интерпретацию целой кипы магических ритуалов, которые, зачастую оказывались просто какой-то бесполезной неурядицей. Точной информации не было, посему решение было принято. Вежливо распрощавшись, Джууширо отправился в расположение своего отряда.
- Спасибо за все, Укитаке,- улыбнулась принцесса Шихоуин,- Еще увидимся.
Сомневаться в этом не приходилось. Просто сейчас каждый должен был заняться своими делами. И Кучики, несомненно, был прав – им есть о чем поговорить и что обсудить. Но он хотел сейчас вернуться в свое поместье, а значит по каким-то причинам, хотел затянуть получение оставшихся артефактов. Или не хотел? Неведомо. Все слишком изменилось и запуталось. Казалось, что лишь Йоруичи была свободна в выборе. Можно было делать все, что захочется или вообще ничего не делать. Но самое главное – никаких раздражающих факторов, которые бы помешали ей получить удовольствие от предстоящего ужина.

Shihouin Yoruichi ---->> Поместье Кучики

Ukitake Jyuushiro ---->> Штаб-квартира 13-го отряда

+2

20

Игровое время: 27 Октября 15.00-18.00
Погода: Ясно. Без осадков.
Влажность 51%, температура +15°...+17°, ветер Восточный 4.5 м/с.

0


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Поместье Кидзоку