Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Flash » Поговорим о связи


Поговорим о связи

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Ситуация: продолжение отыгрыша в лаборатории
Участники: Ичимару Гин, Заельаполло Гранц

0

2

Ичимару наблюдал за Заелем со смешанным выражением любопытства и полного безразличия, искаженного тонкими чертами лица больше похожего на лисью мордочку. До головной боли ученого ему, увы, не было никакого дела, но в одно он определенно верил - каждый должен выполнять свою работу правильно. Гранц справлялся с этой задачей, поэтому небольшую волю чувств на вроде раздражения можно ему простить. К тому же Ичимару привык к тому, что вечно кого-то раздражает.
- Не волнуйтесь, Заэльаполло~кун, - вежливо протянул альбинос плавно проходя вглубь помещения. - Я не отниму у тебя много времени. Всё, что мне нужно, я уже практически сделал, - с тонкой улыбкой договорил Гин вроде бы на что-то намекая, но не давая никакой почвы, чтобы понять к чему именно был этот намёк.
Беспорядок в лаборатории его трогал едва ли не меньше чем внезапные нагрузки Гранца, но одно в рассказе ученого позабавило. "Неуравновешенные?" - тонкая бровь дрогнула и приподнялась выше как раз в тот момент, когда улыбка приобрела насмешливый оттенок. - "Неужели Гриммджо уже успел что-то натворить", - без всяких сомнений сделал вывод Ичимару. Из всей отправленной в Каракуру компании только голубовласый кошак мог похвастаться темпераментом. Уравновешенность Иноуэ тоже можно было поставить под сомнения, но вряд ли она смогла бы сильно поиграть на нервах ученого. Разве что едва не утопила лабораторию в слезах. - "Похоже, жалеть о том, что мы взяли его с собой на прогулку не придется - скучно не будет".
- Надеюсь, вам не доставили сильных неудобств? - без каких либо "надежд" произнёс альбинос больше обращая внимание на заключительную часть монолога. "Неужели?" - на улыбчивом лице альбиноса застыло выражение искренней заинтересованности - ну правда, знать, что информация через гикай поступает в Уэко это одно, а иметь персональный способ связаться совершенно другое. Не сказать, что у Гина были какие-то определенные опасения или желание как-то обезопаситься, просто так намного удобней - раз, и отпадает необходимость регулярно возвращаться и отчитываться - два. Разве можно желать большего?
- Последнее время все страдают забывчивостью, - говорил Гин, с искренним интересом, прежде чем повесить на цепочку, рассмотрев чип, и только после этого взявшись за телефонный аппарат. - Это имеет смысл учесть на будущее. Может написать инструкцию? - эта мысль показалась ему особенно забавной, учитывая, что неплохая фантазия тут же подбросила ему несколько вариантов такой инструкции написанных разными авторами. - Впрочем, думать об это пока рано,  - хмыкнул Ичимару меняя тон на чуть более деловой.
- Хочу, а вот для остальных брать не буду, - короткая усмешка, намекающая на каприз и тут же опровержение, - наши задачи не совпадают, и я не уверен, что увижу их слишком скоро. Забыли - сами виноваты. Если что-нибудь случиться с гикаем, вы же узнаете? - лёгкое уточнение, почти ненужное (забота о группе не входит в ряд его прямых обязанностей), но интересное.  - Как долго идёт зарядка и как часто необходимо подзаряжать? - переключаясь уже на эксперимент, спросил Ичимару.

+2

3

Ах, если бы Заэль мог позволить себе всегда говорить другим, все что он думает о них, и не только о них, а вообще обо всем. Вот было бы счастье, ах, если бы Заэль мог. Но, увы, ученые не принадлежат себе, они принадлежат науке и тем, кто их спонсирует. Можно похвастаться изобретениями, рассказать об их свойствах, о том, как они работают, но рассказать все. Ни как нельзя, либо не поймут, либо поймут, но не так.
Можно намекнуть о занятости, но послать ко всем чертям – ни в коем разе. Поймут, и проанализируют, но опять не так. Ах, как трудно быть гением.
Гранц поправил очки и уставился на Гина, глаза ученого с секунду изучали шинигами, как будто Заэль пытался ментально поставить эксперимент на Кицуне. Вздох, слегка театральный, но полный деланного равнодушия и легкой небрежности.
- Нет, какие неудобства, Ичимару-сан? Вы же знаете, мне только в радость работать на Айзена-сама, помогать ему в достижениях цели…Или чего он там добивается. - Так что не переживайте по этому поводу.- Впрочем, вы и так не сильно обеспокоены.
Еще бы! Где угодно только не в Уэко Мундо можно встретить обеспокоенность за других,  но только не здесь. Не в этом месте, населенном животными с человеческим интеллектом. Ни кто тут и понятия не имел о добродетели, сочувствии и жертвенности. Каждый, даже сам Заэль, знал только два чувства – страх и ненависть, и только эти два чувства толкали всех арранкаров на совершение тех или иных поступков. Нет, лично Заэль прекрасно осознавал, что есть и другие эмоции, он сам испытывал и заинтересованность, и радость, и торжество, но на этом список «понятого» и «проверенного», можно считать закрытым. Хотя… может те, кто успел стать Васто Лордами, были другими? Но кто же даст ученому провести эксперимент над кем-нибудь из  четырех первых номеров Эспады?
Да и правящая тройка была подстать жителем Уэко Мундо. Деланная заинтересованность, деланная вежливость. Любопытство  -  оно может быть и искреннее.
Как ни странно, но самым интересным экземпляром из трех явившихся в мир вечной ночи, шинигами, Заэль считал Канаме Тоусена. У него была искренность. Абсолютная, искренняя вера в справедливость. Справедливость была, правда, какая-то своя, но это уже мелочи.
-Видимо это какая-то болезнь – невесело буркнул Заэль куда-то в сторону. Вечно то рассеянность, то забывчивость. Может это возраст? Или у нас, в стенах Лас Ночес, эпидемия?
– Гин-сан,скажите и как давно у вас эта «забывчивость?» И как я понимаю она строго выборочная, не так ли? И  средства связи других членов группы вы просто забыли? – Заэль помолчал, гадая не начал ли перегибать лишнего, потом решил, что не стал и продолжил - Инструкция есть, и если она вам действительно нужна, я с радость ее вам предоставлю, только прошу, постарайтесь мне ее вернуть в целость и сохранности, а то там где-то на полях, формула интересная была записана… Не хотелось бы ее терять.
Ученый развернулся к какому-то шкафу и отодвинул среднюю полку, вытащил от туда  внушительную стопку бумаг и протянул капитану.
– Прошу вас, и если можно… не мните ее, бумага знаете ли… - Гранц осекся, хотел было добавить, что бумага это не чай, и стоит дороже, но вовремя прикусил язык. Это было бы слишком. – Относительно работы данного инструмента, то все предельно просто. Принцип «подзарядки» происходит точно так же, как он происходил и в Готе с вашими датчиками по обнаружения реаяцу пустых или же арранкаров. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?

+1

4

Вот за что подобные разговоры Ичимару и любил, так это за полное отсутствие искренности - губы растягиваются в улыбке, рты раскрываются, из них исходят звуки, в которых, казалось бы, нет фальши, но искусственные, будто механические они никого на самом деле не интересуют. Нет ни привязанности, ни каких-то эмоций - всё это словно бы очередная театральная сцена.
"Красота", - думает Гин, прищуривая и без того узкие глаза, и слушает: как Заель молчит, как набирает воздух для вздоха, как в его несомненно гениальной, но такой безумно розовой голове двигаются мысли и, наконец, как он начинает говорить, искусственно подбирая именно нужные интонации - подобострастие к Айзену, любовь к своей работе и тщательно скрытый сарказм. Впрочем, последнее за театральностью жестов могло и привидеться Ичимару. Он же такой выдумщик.
- Даже думать не стану, - заверил альбинос растягиваясь в без пяти минут дружелюбной улыбке. Не полностью любезной, но такой по его, по-ичимаровки понимающей. Разумеется, не станет и ни у кого этот факт не вызовет ни сомнения, ни удивления, ни осуждения. Такой уж у них мир - чёрный и белый, - где Добро и Зло определяется не ценностью поступка, а цветом формы.
"Знаешь ли ты Заель, почему Зла не существует? Потому что победившее Зло становится Добром, единственным благом и законом", - немного не в тему, но мысль забавляет, заставляя сменить тон улыбки на насмешливую. "Мораль народа определяется моралью их правителя, и судя по этому Айзен-сама буквально аморален".
- Да, именно так, - снова улыбка. Теперь почти заинтересованная. И тут же удивление. - О чем мы сейчас говорили? - тоже театральный жест. Ему нравится. Разумеется, не сходство - какое может быть сходства между шинигами и арранкаром, между ученым и убийством, - а игра слов, жестов и интонаций. Незаметная и неприятная, быть может, для другого игра, но такая увлекающая.
- Спасибо, как-нибудь обойдусь, - поспешно сморщился Ичимару так, словно бы нечаянно проглотил сушенное таро. Он никогда не был активным фанатом объемных бумажных текстов. Этот ужас напоминал ему о тяжёлой поре лейтенантского звания при Айзене. В то время Гин столько всего перечитал и переписал, что с лихвой хватило бы ещё на сто лет совершенной необразованности.
- Да, это мне знакомо, - переход ближе к делу буквально воодушевил Ичимару. С одной стороны он никуда не спешил, но стопка всё ещё лежащей неподалеку бумаги напоминала о том, что его время не бесконечно. Какое-то время глядя на собственное запястье, на котором безвольно болталась "симка", мысленно Гин досчитал примерно до десяти и решил, что этого пока хватит. В крайнем случае, всегда можно будет подзарядить.

+3

5

-  Вот и прекрасно, что знакомы.  Это сильно упрощает мне задачу – Радостно проговорил Заэль, и, похоже, действительно был рад. Объяснять что-то  настолько простое и понятное, было бы слишком унизительного для ума Гранца. Рассказывать о том, о чем никто кроме него еще не догадался – это да, это с превеликой радостью, с примерами. Наглядными. Показать новое изобретение и опробовать его на глазах у изумленной публики – за милую душу, только восхищенно слушайте и велика вероятность того, что, растроганный, подобным вниманием, Зэаль покажет вам что-то еще более увлекательное, опасное и интересное. А  в «подзарядке» от реяцу, не было ничего удивительного, раз даже шинигами догадались о таком. Принцип работы прост, безлик и не вызывал у ученого ни каких чувств, кроме долговой обязанности.
Заэль убрал увесистую стопку бумаг под названием «инструкция по эксплуатации» обратно в ящик. Бережно и аккуратно, этот своеобразный роман, в ближайшее время кому-нибудь пригодиться, это конечно на врядли, зато так как-то спокойнее. Врядли кто-то будет это читать, скорее всего, либо разберутся сами методом научного тыка, либо все сломают.
Заэль  хмыкнул про себя, в том, что Гриммджо, скорее всего, сломает новую игрушку, ученый почему-то не сомневался. Бестолковый идиот.
- И да, я узнаю, если что-то случиться с гигаем –  Решил все-таки ответить на прозвучавший не так давно вопрос. Небрежно,  как что-то само собой разумеющиеся, и даже с толикой обиды в голосе. Более того, я и без «что-то случиться» все узнаю. Октава ухмыльнулся, но поспешил поскорее отогнать от себя так некстати промелькнувшие мысли о бактериях в теле брата. Ах, эти бактерии, что за полезные организмы. Все-таки недостаток информации о мире живых сказывался на характере ученого. Это рождало новые изощренные способы возможностей изучение, тренировало ум, проявляло новые способности собственного мозга, мышления. Польза, голая и неприкрытая .
Интерес – истинная страсть восьмого из эспады, ради этого он был готов почти на все, впрочем, он даже и не скрывал этого, зачем?
- Могу ли я вам чем-нибудь еще помочь? – Тихо поинтересовался гений у Гина. Тон услужливый, словно Гранц действительно хотел сделать все для своего гостя. Рассказать, показать, похвастать, объяснить, продемонстрировать, предложить участие в очередном грандиозном эксперименте! Впрочем, последнее излишне, решил Заэль, и легко коснулся рукой очков, поправляя.
Как же все-таки печально, что слушателей так мало, и так много всего-того, о чем мир должен непременно узнать, оценить.

+1

6

"Это мне и хотелось знать", - про себя едва ли не мурлыкнул Ичимару, окончательно убеждаясь, что никакой особой надобности бежать и разносить забытые приборы связи всяким Улькиоррам и Гриммджо нет. Он вряд ли бы этим занялся даже если бы посчитал, что такая необходимость есть, но это уже вопрос морали, а не определенных правил. Его преднамеренный отказ брать на себя лишние обязанности мог сойти как за небрежность, так и за саботаж. Разумеется, Айзен там что-то говорил про то, что Ичимару волен действовать на своё усмотрение, но зная своего бывшего капитана, лис мог с уверенностью утверждать, что это мнение легко измениться в зависимости от обстоятельств, акцента и простого настроения. Лишний раз демонстрировать свой характер было не то, чтобы опасно, но провокационно, а он пока не собирался провоцировать Владыку.
Поэтому любые акценты нужно расставлять правильно. Технически, остальным членам группы не так уж и нужен аппарат связи. В крайнем случае, если даже кто-то или что-то будет представлять угрозу не совместимую с жизнью, в Уэко Мундо об этом узнают. Гин был даже уверен, что, по крайней мере, одно существо в Лас Ночес будет знать если не полностью, то практически все подробности путешествия все зависимости от повреждений и заинтересованности членов экспедиции. Альбиноса, несмотря на его любовь до поры до времени находиться в тени, это несколько не смущало, а остальные члены команды и не должны были задаваться целью что-то скрыть, так что никаких проблем это не вызывало.
- Последнее, - успокаивающе произнёс шинигами в то время, как его "симка" занимала свое законное место в аппарате, дисплей которого тут же загорелся - работает. На лице Ичимару отразилось удовлетворение никак впрочем, не связанное со сказанными вслух словами, - что вы будете делать, если узнаете о том, что гикай был поврежден? - прищуренный взгляд альбиноса остановился на лице ученого, нетерпение которого служило прекрасным поводом задержаться здесь подольше.
Нетерпение, самонадеянность и надменность, скорее всего, даже имеющая основание. В конце концов, иметь качественный, заточенный на исследование ум может не каждый. Другой вопрос, что не каждый будет его хотеть и далеко не каждому он нужен. Потребности определяются уровнем развитости. Большинство в Уэко Мундо не ушло в своем развитие дальше животного, а некоторые и вовсе застыли на уровне банального таракана - живучего, но ни на что не годного.
- Я так понимаю, что механизм действия гикаев не слишком поменялся от изготовителя, и повреждение оболочки отразятся на духовном теле, - это то, что не вызывало у альбиноса сомнений. Оно было настолько естественным, что практически не требовало ни особого ума, ни желания анализировать, - но какого рода должно быть это повреждение, чтобы здесь был повод тревожиться? – определяя рамки свободности собственного путешествия, Гин улыбнулся с особой вежливостью.

+1

7

- Что я буду делать, если узнаю, что гигай поврежден? – Переспросил Заэль, удивленно приподняв одну бровь. Действительно, что я буду делать, если гигай окажется поврежденным. Хм, даже не знаю, вполне возможно, что я поступлю, так же как и всегда. Все сломанное и неработающее отправляется в утиль без сожаления.
- Хооо~ – протянул ученый, уголки губ чуть дрогнули в улыбке – Это все зависит от того, какими именно буду повреждения,- Октава специально сделал несильный акцент на слове «какими» -  Вы же понимаете?
А так же все зависит от того, кто именно эти повреждения получит - От этого и буду отталкиваться. Но я уверен, повреждений не будет, а если и буду то так, царапины. В Мир Живых отправились же не идиоты, ну… кроме Гриммджо, разумеется, сами понимаете с Секстой ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, и именно по этому его гигай был сделан немного особенным. Он не сильно отличается от остальных, просто чуть прочнее. И «информативнее»
Заэль хмыкнул,  рассказывать все не было смысла, все что Гин мог понять, тот несомненно понял, так зачем же лишний раз сотрясать воздух. Даже у стен есть уши. А в умственных способностях правящей тройки ученый никогда не сомневался, слишком уж он был гением, чтобы не поддаться соблазну, считая себя разумной наивысшей инстанцией в этом богом забытом месте.
Если не продумать все и не учесть всего, всегда можно попасть впросак, а казаться дураком Гранц уж очень не любил, все-таки больная мозоль.
- Повреждения оболочки, если конечно, кто-то, особо умный, не будет сдерживаться и все-таки подпортит мои гигаи, несомненно, нанесут урон духовному телу, и возможно даже сильные, но не думаю, что стоит об этом беспокоиться.
К чему вообще беспокойства, это же вредит нервам.
Философски подметил про себя Заэль, недавно перешедший на новый уровень борьбы с собственной истеричностью.  А то последний проваленный опыт над собственной фракцией, вылился в такую бурную истерику, что несчетный ученый лишился половины подчиненных. Решив, что так больше нельзя, гений всего Уэко обратился к собственным исследованиям по психологии и начал медленно, но верно постигать нирвану.
- Спешу успокоить, если нарочно не биться всем телом о железобетон,  не прыгать в магму и не нарываться на «особых» шинигами ранга «Лейтенант» или, не дай бог «Капитан», ну, и не перенапрягать тело особенно большими вспышками реяцу… то все должно пройти гладко. Еще бы я не советовал вступать в релиз, но тут уж… как получиться. Авось не разорвет. - Гранц не договорил, решил, что оно и так понятно.- Но в целом вина за испорченное имущество полностью лежит на них, это указано в инструкции по эксплуатации, пунктом 4, в параграфе 54. Одино из важнейших правил работы с гигаями моего производства. Ответственности  за поломку не несу и все прочее.
Жаль что они забыли свои инструкции вместе со «связью», очень обидно получилось, но кто ж знал, что они столь невнимательны.

Только глаза, истощающие сплошное самодовольство, могли выдать Гранца, в целом же он всем своим видом показывал, что очень опечален этой маленькой мелочью.- Я удовлетворил Ваше любопытство, Гин-сан?

+1

8

Слушая, Гин вовремя кивал, но, казалось, совсем не вникал в ответ Заеля, больше обращая внимание то на груду одежды, то на Эльзу. Иногда черточки его лица приходили в движения, чуть-чуть меняя оттенки - едва ли не нахмуренные брови, слегка недоведенная улыбка, не свершившееся удивление. Пусть и утрированные, но четко выверенные эмоции.
Гин привык слушать, вылавливая из монолога важные для себя моменты и не задавая лишних вопросов. Привычка, определившаяся годами общения с Айзеном, стала частью его также, как сощуренный взгляд и лживая улыбка, намеренно вежливые, но лицемерные жесты и слова. Гин вводил в заблуждение и ждал, ждал, ждал, когда его жертва, наконец, расслабиться и попадет в давно расставленную ловушку.
Мысли в его голове текли вяло и не облекались в словестную форму. Никаких четких желаний и решений, только посулы к действиям и порывы, но не эмоциональные, а логические - интуиция, доведенная до совершенства аналитического расчёта. Гикай достаточно силён, чтобы не испытывать лишнего дискомфорта от его использования - умереть в нём нелегко. Гин, по крайней мере, не собирался испытывать его на крепость, выявляя физическими и духовными нагрузками предел выносливости. Точно не на себе. Впрочем, подневольных жертв, которых можно использовать с этой целью, у него хватало.
- Да, - произнес Ичимару и улыбнулся своим мыслям, неуловимо чувствуя тот предел, когда фора, которую получили арранкары, стала достаточной, чтобы они освоились, и не слишком большой, чтобы он пропустил что-то интересное. - Благодарю за столь полное объяснение, - вполне искренне, хотя и с совсем неискренними интонациями. - В таком случае, я пойду, - тонкий, едва ощутимый намек на необходимость гарганты, и короткий оборот головы, прежде чем действительно выполнить угрозу. – Кстати, чуть не забыл! Айзен-сама просил заглянуть к нему, как только вы будете более-менее свободны.

----------------> Центральный парк

+1


Вы здесь » Bleach World » Flash » Поговорим о связи