Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Поместье Кучики


Поместье Кучики

Сообщений 21 страница 40 из 59

21

Лейтенант уже несколько минут назад остановился у ворот поместья Кучики, но, задумавшись, все еще продолжал держать Рукию на спине. 
Этому прохвосту в полосатой панаме вечно известно больше чем следовало бы. – Тихо проворчал Ренджи. Бывший капитан, сосланный в мир живых всегда вызывал у него двойственные чувства: с одной стороны, он всегда располагал большим количеством информации и нередко его изобретения помогали Готэю, с другой, он всегда показывал другим лишь верхушку айсберга, скрывая немаловажные детали под водой (особенно, если считал, что дополнительная информация помешает деятельности субъекта). 
Дальнейшие размышления Рукии лейтенант слушал  вполуха. Он был согласен с тем, что капитан Кучики не стал бы разгуливать с помощницей Урахары ради развлечения. А это значит, что они выполняли какое-то задание, данное руководством Готэя. Ведь капитан шестого отряда вряд ли стал бы выполнять просьбы Шихоин без приказа сверху.
Йоруичи здесь, в такой поздний час? Даже если предположить, что работа в команде с ней – приказ сверху, все равно чересчур странно, что она находится ночью в поместье капитана. – Этот факт сильно подогрел любопытство Абараи. Он попробовал построить пару гипотез, но они казались неправдоподобными, какими-то надуманными – лейтенанту существенно не хватало информации.
Между тем, Ренджи наконец-то спохватился, что все еще держит Рукию на спине и попытался опустить ее на землю. Слезать темноволосая шинигами не спешила, цепляясь за плечи лейтенанта. Абараи уже было забеспокоился, что нога девушки повреждена серьезнее, чем ему казалось. Он собирался спросить об этом, но руки шинигами все-таки разжались, и она встала на ноги.
Обязательно! - Учитывала Рукия мнение Абараи или нет, а тому и самому было очень интересно, где пропадал капитан целый день без лейтенанта, и что Шихоин делала в поместье Кучики. – Увидимся!
Проводив Рукию, лейтенант отправился на отдых. До рассвета оставалось не так много времени, а восстановить силы для нового долгого рабочего дня было необходимо.
/на утро/
Вернувшись к себе, Ренджи еще какое-то время не мог заснуть, обдумывая произошедшее. Но ничего толкового не приходило в голову ни по поводу вайзардов ни по поводу капитана. Но если жертвы давнего эксперимента Айзена мало волновали Абараи на данный момент, то таинственное сотрудничество Кучики Бьякуи с Шихоин Йоруичи не давало мыслям лейтенанта покоя. Ренджи лишь усилием воли заставил себя забыть об этом и поспать хотя бы пару часов.
Как известно, если какая-то мысль занимала мозг перед сном, то она же и будет первой при пробуждении. А проснулся шинигами довольно рано. И оставшееся до начала рабочего дня время он решил использовать на добычу новой информации, за которой и отправился вновь к поместью Кучики.
Яркое солнце заливало улицы Сейретея. Даже деревянные ворота поместья как-то необыкновенно весело смотрелись в потоке яркого света. Казалось, все окружающее еще спит, надеясь грамотно использовать последние оставшиеся на отдых мгновения. И только один красноволосый шинигами неспешно прогуливался мимо обиталища главы клана Кучики. Рейацу Йоруичи он не чувствовал, но она могла скрыть ее. А вот Рукия и капитан все еще были там. Пытаться выманить Рукию лейтенант пока не хотел. Ведь если бы она уже узнала что-то важное, она, скорее всего, уже попыталась бы найти его. А раз названная сестра Кучики Бьякуи все еще находится в дома, значит, она все еще пытается что-либо выяснить. В конце концов, она вчера довольно поздно вернулась и вряд ли бы стала прерывать занятых каким-то делом капитана и Шихоин Йоруичи. А Ренджи тем временем прогуливался недалеко от поместья. Время от времени он кидал взгляд на ворота, в надежде, что они вот-вот откроются, чтобы выпустить Рукию и моля, чтобы первым не вышел капитан.

0

22

Кучики Бьякуя
http://i064.radikal.ru/1011/d9/924e1995baa2.jpg

Моя вечность застыла и неспособна даже разрушаться.

Поздний вечер, принесший на своих сапфировых небесных крыльях рубиновый блеск, оставил в душе главы клана легкий шлейф трепещущего волнения за важный в его бесконечно долгой жизни цветок, украшающий этот невыносимо тихий дом. Но он знал и был уверен, что все прояснится, как только возродится новый день. И он был как всегда прав. На пороге перед ним застыла младшая представительница Кучики, принесшая с собой еле уловимый аромат зимней свежести своей реяцу. От внимательного взгляда Бьякуи не могла ускользнуть ни одна важная и волнующая его информация о ней. Девушка почти незаметно прихрамывала на одну ногу, он изучал все: книги, правила, документы, шинигами, новобранцев, своего лейтенанта, сестру, весь мир, он стремился все понять и добраться до ее сути, а так же подчинить своим правилам, по которым он мог жить и существовать. Он не умел отпускать, он боялся лишиться своего мира, который трепетно создавал после смерти Хисаны. Упаси Боже того, кто вторгнется в его святые владения и посмеет нарушить его покой, Бьякуя уничтожит с лица земли всякого попытавшегося разрушить его мир, дом и посмевшего поднять руку на его гордость, даже если это будет сам Будда, он без колебаний разрубит его пополам.
Мимолетного взгляда на Рукию было достаточно для главы клана Кучики, чтобы узнать и быть уверенным в ее небольшой травме. - "Новые задания в последнее время ей не выдавались, об этом я позаботился еще в прошлом месяце. Никто не мог ослушаться моего слова - это невозможно." - Бьякуя как никто другой оберегал и заботился о своей сестре, он не хотел допускать новые ошибки. Он хотел быть для нее примером для подражания, защитником, быть тем, на кого можно всегда положиться в трудную минуту и опереться на его сильное плечо, когда на душе горько и тоскливо. И все же ему до сих пор было стыдно за приговор, казнь, мысли, бездействие, смирение, и будет - это его клеймо, напоминание о том, что нельзя идти против своей души.
- "Пускай ее осмотрит доктор, так надежней, но сначала..." – ход мыслей был нарушен, голос этой вульгарной женщины нельзя было, ни с чьим перепутать, а ее манера речи всегда будет вызывать лишь отвращение и злость у главы клана Кучики. - "Она так ни на грамм и не изменилась Шихоуин...Йоруичи" - Бьякуя не счел нужным хоть как-то реагировать на слова фиолетоволосой гостьи, это было выше его, он лишь хмыкнул, гордо отворачиваясь от выхода и делая жест рукой, приказывая слугам приготовить завтрак для новых посетителей родового имения.
- На две персоны, - небольшое уточнение для поваров. Небольшой полушаг с остановкой, он повернул голову в ее сторону.
- Рукия, - голос все так же глубок, а четко выговариваемые слова звучали вкрадчиво, - ты еще не завтракала, поешь. - Короткий притягательный внимательный и в тоже время отстраненный взгляд вниз на младшую Кучики с оттенком индигового из-под полуприкрытых век. Бьякуя сразу его отвел, гордо приподнимая подбородок и заходя внутрь, тем самым приглашая Рукию пройти следом за ним вглубь помещения.
- Впустите, Абараи-фукутайчо и проводите сюда. – “он до сих пор не знает дороги,” - небольшая пауза, - Он у ворот. - Бьякуя обращался к двум слугам, стоявший у дверей, он на них не смотрел. Поклонившись, прислуга спешно пошла, выполнять приказ хозяина. Его лейтенант никогда не умел скрывать свою реяцу, ее мог не заметить только варвар Зараки и временный шинигами.
Кучики присел на колени, аккуратно положив занпакто рядом со своими ногами, лишь рукоять Сенбонсакуры была видна из-за ровных складок хакама.

0

23

офф: не самый лучший мой пост, но что уж поделать^^''

Вместо приветствия нии-сама лишь только коротко взглянул на Рукию. Этот факт ничуть не огорчил ее, напротив, поведение брата ничем не выказывало гнева и раздражения, которые могло вызвать ее позднее появление в поместье. Хотя Кучики и не могла быть уверенной в этом на сто процентов. Бьякуя не стал бы отчитывать ее в присутствии посторонних, вынося сор из избы. Поэтому существовала вероятность, что вечером ей придется объясняться и понести наказание за свой проступок.
Темнокожая шинигами не изменяла себе и своей манере фривольно общаться. В этом было что-то забавное, живое, но эта живость всегда бесила холодного блюстителя законности – Кучики Бьякую. Тем более странным было их сотрудничество и ночёвка Шихоуин-сан в поместье Кучики.
Едва поприветствовав Рукию, Йоруичи сразу же распрощалась с семейством Кучики и, как говорится, вильнув хвостом, направилась по своим делам, провожаемая несколько удивленным взглядом синеглазой девушки.
- Ааа? – поглощенная размышлениями и созерцанием пустой дорожки (Йоруичи давно уже скрылась), Рукия не сразу поняла о чем именно говорит нии-сама. Устыдившись своей невнимательности, она снова покраснела.
- На двоих? – вслух «подумала» младшая Кучики, которая в отличие от брата не заметила реацу еще одного посетителя. Со следующих же слов Бьякуи сразу стало понятно, что за посетитель курсирует у ворот поместья.
«Ренджи! Бака! Какого черта он там топчется?» - Рукия не удержалась от хмурой мины, которая часто возникала на ее лице в присутствии Абарайя. За друга было немного стыдно и обидно. Она прекрасно знала, как Ренджи хочет подняться в глазах капитана, но праздные топтания у дверей не добавляли ему авторитета.
- Да, хорошо, - ответила она на предложение позавтракать.
Последовав за братом, шинигами вошла в комнату и села за столом. Несколько минут давящей тишины и вот уже слуги принесли еду и поставили ее на стол. Теперь оставалось только дождаться второй персоны, преодолевая смущение от затянувшегося молчания.
- Чудесное утро. Не правда ли, нии-сама? - взгляд скользнул на красивые палочки для еды. Изящные, украшенные причудливым узором, они конечно могли бы привлечь к себе внимание, но не на столь продолжительный период времени.

0

24

Курсирующий вдоль территории поместья шинигами тем временем в очередной раз проходил мимо ярко освещенных солнцем ворот.  Прошедшая ночь не принесла ожидаемого отдыха - слишком мало было времени на сон. Это не доставило серьезных неудобств привыкшему к условиям военного времени лейтенанту. Такое состояние не помешало бы работе или какому-либо подобному делу. Но в этот спокойный утренний час, когда до начала рабочего дня оставалось еще немного времени, а солнце так хорошо пригревало, его начало клонить в сон. Шаг Абараи начал замедляться, связных мыслей в голове становилось все меньше. К тому моменту, когда ворота начали открываться, он практически остановился.  Впрочем, посторонний звук и ощущение приближающейся рейацу, нарушающие гармонию такого замечательного утра, быстро разбудили шинигами. Он вмиг определил, что духовная сила принадлежит не Рукии и не капитану – гораздо более слабый уровень давления.
Распахнувшиеся ворота принесли ответ на столь животрепещущий вопрос. То был слуга капитана Кучики. Но, вместо того чтобы отправиться по своим делам, как ожидал Ренджи, он направился прямо к застывшему неподалеку шинигами. Приблизившись, неизвестный прислужник устно передал приказ хозяина поместья и направился обратно, приглашая лейтенанта последовать за ним.
Черт! – Для Абараи такое приглашение было полной неожиданностью, хоть он и знал, что вряд ли сможет «прогуливаться» около поместья незамеченным. Именно поэтому он предполагал прогуляться мимо поместья, сделать большой круг и той же дорогой вернуться обратно. Но сначала Ренджи слишком увлекся размышлениями о жизни, в том числе о жизни капитана Кучики, потом и его начало клонить в сон, и постепенно дрема полностью воцарилась в его сознании. – Кретин! Это же надо было так вляпаться?! – Лейтенант злился на себя за потерю бдительности, но между тем осознавал, что ничего противозаконного он не сделал. Хоть и нарушил негласные правила поведения, столь уважаемые главой клана Кучики.
Размышляя подобным образом Ренджи следовал за идущим впереди шинигами. Поглощенный своими невеселыми думами, он не обращал внимания на обстановку жилища капитана шестого отряда. Позже лейтенант наверняка сможет воспроизвести отдельные фрагменты увиденного, но оценить по достоинству уже не сможет. А в этом поместье было на что посмотреть.  Оформлено оно было в традиционном японском стиле – ничего лишнего. Но каждый предмет казался произведением искусства. Часто дом может раскрыть характер хозяина. Поместье не было исключением. Все расставлено в соответствии со строгими канонами, мебель весьма изящной работы, предметы интерьера расписаны прекрасными рисунками и классическими узорами. В воздухе чувствовался едва уловимый аромат благовоний и масел. Жаль Ренджи был слишком занят, чтобы обратить внимание на это торжественное великолепие и оценить обстановку.
Но вот слуга, наконец, остановился у одной из дверей и жестом пригласил лейтенанта войти в комнату. Принимая приглашение, Ренджи вошел в помещение и тотчас увидел капитана и Рукию. Глава клана Кучики с идеально прямой спиной сидел за столом, по его лицу сложно было понять, что он испытывает в данный момент. Младшая представительница клана, так же сидя на полу, с преувеличенным вниманием разглядывала узор на деревянных палочках для еды.
- Д-доброе утро. – Столь мирная картина смутила Абараи еще больше. Речь лейтенанта сбилась, а щеки слегка покраснели.

+2

25

Кучики Бьякуя
http://i064.radikal.ru/1011/d9/924e1995baa2.jpg

Затянувшаяся война, в конце концов, уничтожает и самого победителя.

Бъякуя внимательно следил за последовательной расстановкой столовых приборов пиал и прочей принадлежности к утреннему сервизу. Размеренные рутинные картины усмиряют разум, расслабляют мозг, помогают упорядочить мысли, на самом деле, внимание ни на что не отвлекается, что позволяет сосредоточиться на своих задачах и их решениях. Глава великого дома был последовательным в своих стремлениях и действиях, каждое утро Бъякуя погружал свой ум в трактаты и рукописи мудрых известных самураев-тактиков, у них всегда было чему поучиться. Любой опыт является полезным, Бъякуя стремился к знаниям. Глава клана Куички стремился к тому, чтобы в его отряде шинигами не умирали от затянувшихся дел, он по-возможности менял и чередовал офицерам задания, тогда, как показывала практика, служба шла намного эффективней. Вскоре практичные, четко выверенные и правильные движения рук прекратились, линии остановились, игра лучей на время замедлилась, безликие слуги заняли свои места, ожидая конца трапезы семейства Кучики. 
Одни и те же извечные простые вопросы, восклицания, слова, нужные для того, чтобы соединить время, разрушить хрусталь тишины и девственность молчания. Бъякуя не чувствовал себя неловко, ему было удобно в тишине, она помогала ему понять себя, чем больше изучаешь свое прошлое, тем больше узнаешь самого себя настоящего. Он понимал необходимость говорить, поддерживать диалог, но никогда не стремился к излишней болтологии, предпочитая золотую умеренность во всем.
- Такое же, как и все за последние две недели. – Отозвался он спокойным невозмутимым тоном голоса, как ручей ранним морозным утром. Аристократ слышал знакомую чуть неуклюжую, но твердую поступь по коридорам своих владений. Шаги закономерно утихали перед каждым седзе, которые торопились открыть исполнительные руки слуг перед новым посетителем. Бъякуя дождался, чтобы его лейтенант зашел во внутрь и позволил ему поздороваться.
- Ренджи, - плавный жест рукой, приказывающий присоединиться к трапезе и указывающий на приготовленное для него место возле Рукии. - Ты приготовил отчет о работе отряда за прошедший день? Я  не нашел его вчера вечером у себя на столе. - Занятый весь день поисками нужной капитанам информации и старых реликвий, у Бьякуи не было возможности активно участвовать в жизни своего отряда.
Ровно аккуратно сложенные ладони на коленях, пропорциональная монотонность его голоса и размеренность каких-либо движений могли привести в состояние транса неизбалованных вниманием капитана шестого отряда.

0

26

Попытка завязать беседу была зарублена на корню холодным ответом брата. Сказал, как отрезал. У Рукии даже мурашки по спине пробежали, заставляя приосаниться и с еще большим рвением уставиться на деревянные палочки. Быть может Бьякуя-нии-сама и не вкладывал в голос какую-то холодность и отстраненность, но его привычный, без умысла, тон мог превратить даже привыкшую к такому поведению Рукию в ледяную статую не хуже, чем Содэ но Шираюки. Какая ирония.
«Нии-сама не любит говорить по пустякам. Наверное, я оторвала его от важных размышлений» - Оправдывала брата Рукия часто. Почти всегда, когда его поведение не вписывалось в рамки обычной, не аристократической жизни, она находила множество причин оправдать его странное поведение. Это работало безукоризненно и нии-сама всегда оставался в глазах руконгайской девчушки идеалом и примером для подражания.
Как же разительно отличался от Бьякуи Ренджи. Бесшабашный, непосредственный, временами несобранный и немножко невоспитанный, но рядом с ним младшая Кучики никогда не чувствовала холод или неловкость. Ну разве что изредка ей было немножко стыдно за его бестактное и глупое поведение, которым он почему-то отличался именно в присутствии своего капитана.
При появлении друга детства в дверном проеме, Рукия едва сдержала вздох облегчения. Она была рада, что он наконец-то пришел, но, тем не менее, бросила на него гневный взгляд, демонстрируя свое недовольство его прогулками у поместья и заикающимся приветствием. Когда Ренджи вошел в комнату, Рукия только перевела на него взгляд.
- Охайо, Ренджи, - в присутствии хозяина дома, она не должна была проявлять инициативу, поэтому поприветствовала лейтенанта, только после Бьякуи, так же оставляя за ним и право предложить гостю присесть за стол.
Не то, чтобы Рукия уж очень сильно хотела есть, но принялась за рис при первой же возможности, ведь завтрак в присутствии брата был едва ли не единственным доступным развлечением.
- Итадакимас, - не громко проговорила Рукия и едва заметно поклонилась, отдавая дань приготовленной для завтрака пище и желая приятного аппетита Ренджи. Изящные лакированные палочки скользнули в приподнятую пиалу с рисом и, ловко подцепив липкий комочек, отправили его в рот. Ела девушка преувеличенно медленно, неторопливо прожевывая еду и двигаясь столь же неспешно, как и нии-сама – словно ничего ее не тревожило и не волновало, кроме каких-то потаенных мыслей, которые сопровождали ее во время приема пищи.
Надо сказать, что присутствие Абарайя мгновенно оживило обстановку – нии-сама сходу взялся за назидания и нравоучения. Почему-то иногда Рукии казалось, что даже если друг выполнит все-все указания на отлично, брат все равно найдет какую-нибудь  оплошность в его работе. Например, поругает его походку, манеру речи или внешний вид.
Аккуратно опустив пиалку и палочки на стол, так, чтобы не производить лишнего шума, младшая Кучики, на короткое время положила ладони на колени, молча глядя то на нии-сама, то на Ренджи. Встревать в их разговор ей не полагалось, да и сказать в оправдание друга было нечего.
Улучив «подходящий» момент, когда взгляд нии-сама обманчиво рассеянно блуждал по меблировке комнаты, девушка быстро и как бы невзначай скользнула по плечу друга ладошкой, ловко заправляя выбившуюся ленту лейтенантского шеврона и одергивая немного помятый рукав. Это был жест ободрения и желание поддержать лейтенанта. Ну, а еще ей очень хотелось, чтобы он выглядел лучше в глазах нии-сама.
Провернув свой «хитрый» маневр, Рукия поспешно отвела взгляд и, словно ничего и не делала, вернулась к неспешному поеданию риса и рыбы.

+1

27

Абараи постарался как можно более аккуратно и внешне спокойно произвести требовавшиеся от него последовательные действия. Тем не менее, сел он чуть более громко и далеко не так изящно, как мог бы. Сам Ренджи этого не заметил, а потому был в полной уверенности, что все сделал идеально. Он сидел за столом с настолько прямой спиной, что казалось, будто позвоночник в организме Абараи заменил стальной кол.
Надо сказать, что даже интересуйся шинигами правилами этикета или знай хоть некоторые основные традиции, он все равно не стал бы вести себя по-другому. Подобный образ действий помогал лейтенанту хоть немного разрушить созданный капитаном столь идеальный порядок, в котором шумному Абараи сложно было находиться. Абсолютно некомфортная обстановка для общения, даже рабочего. А если принять во внимание, что сейчас лейтенант находился на чужой территории, ему тем более требовалось какое-то средство для поддержания уверенности в себе,  необходимой в подобных случаях.
- Отчет готов. Я клал его в стопку документов, которую передавал Вам вчера вечером. Я проверю у себя еще раз, на случай если я все-таки забыл его отнести. – Сказал Ренджи, глядя капитану в глаза. Отчет он действительно сделал. И действительно клал его в общую стопку документов. Но в связи с количеством бумажной работы, он действительно мог перепутать стопки или положить его потом в другое место.
Именно в этот момент он наиболее полно осознал, как мала вероятность удачного исхода их с Рукией затеи. Впрочем, любая цель должна быть достойна усилий потраченных на нее, иначе в ней отпадает всякий смысл. Узнать все прямо сейчас абсолютно не представлялось возможным. Для этого требовалось больше времени или какие-то более хитрые инструменты. Но ни одной четкой идеи о том, как подступиться к задаче у Ренджи не было. Кроме того, он с ужасом ждал, когда капитан поинтересуется, что его лейтенант забыл рано утром у его поместья.
Шинигами вяло ковырялся палочками в пиале с рисом. Есть в такой обстановке не хотелось совсем. Даже мысль о том, что позже непременно захочется, а возможности уже не будет до самого обеда, не прибавляла аппетита.
Ренджи натянутый, как струна, в столь непривычной обстановке, едва не вздрогнул, почувствовав легкие прикосновения Рукии. Маленькая рука скользнула по плечу, поправляя шеврон. Буквально на секунду Абараи удалось поймать пальцы давней подруги, он слегка сжал их в знак благодарности, тут же вернувшись в исходное положение. Поддержка младшей Кучики помогла Ренджи немного расслабиться. Он даже смог проглотить часть завтрака.

0

28

Кучики Бьякуя
http://i064.radikal.ru/1011/d9/924e1995baa2.jpg

Теперь я обрел свою драгоценную усталость, память и покой.

Бьякуя никогда не спешил с выводами и необдуманными суждениями, он всегда старался взглянуть вглубь проблемы, как пытаются всмотреться в темную воду в попытке расчистить ее муть, найти суть вопроса и ухватиться в ответ своей привычной мертвой хваткой, так он пытался понять почему исполнительный и расторопный Абарай делает, казалось бы, глупые ошибки, почему прилежная Рукия всегда поступает с точностью до наоборот, как он ей велит, сломя голову кидаясь в пекло событий, почему в его размеренной, правильной и лаконичной жизни есть место хаосу и беспорядку, когда он постоянно стремится все упорядочить и систематизировать? Глава клана Кучики не знал, что на это ответить. - "Наверное, это родовое проклятье," – малодушно выдохнул про себя Бьякуя, переводя тяжелый взгляд на висящий чуть сбоку холст ручной работы. И, тем не менее, он, не колеблясь, помогал своей названой сестре, одергивал строптивого лейтенанта, но потакая его опрометчивым желаниям нестись и спасать этих бестолковых друзей, от которых Кучики откровенно тошнило. Одни их манеры и повадки приводили Бьякую в бешено-холодную ярость, не говоря уже о них самих. 
Созерцание древней подлинной картины эпохи Хэйан успокаивало Бьякую, отвлекая ненадолго от ожидаемого ответа нерадивого лейтенанта (Кучики ценил его старательность и исполнительность, но иногда Абараи мог взбесить самого Будду одним своим неотесанным движением, вбитом еще со времен Руконгайской жизни и от которого он все никак не мог отказаться), позволил друзьям детства обменяться незначительным вербальным контактом. Он был не против их дружбы, даже, наоборот, с ним младшая Кучики была в безопасности и это главу клана естественно успокаивало. 
- Проверь, - если бы его не мучил куда более важный вопрос, глава благородного дома вряд ли бы остановился только на этом, потому что подобных промашек не должно быть в шестом отряде. Внимательный взгляд скользнул на плечо Ренджи, где недавно была разглажена складка заботливой Рукией. - Причина твоего, кисама, позднего вчерашнего визита, - холодный прямой взгляд - глаза в глаза, требовал ответа, - кроется в новом утреннем? - Бьякуя был терпелив, сдержан и лоялен настолько, насколько этого требула ситуация, но он не мог себя так же хорошо сдерживать, когда дело касалось Рукии. Она не должна была так поздно возвращаться, он не знал причины ее травмы, но пока, ни о каких происшествиях на территории Серейтея не было сообщено.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2011-03-18 08:54:29)

+1

29

Похоже, завтрак больше всех в сложившейся обстановке интересовал младшую Кучики. Нии-сама ничего не ел, Ренджи вяло ворошил рис в пиалке, изредка поднося палочки ко рту и проглатывая небольшой рисовый комочек. Рукия же поглощала пищу с большим усердием, хоть и медленно – того требовал этикет. В целом, беседа складывалась спокойная, с умеренной холодностью со стороны брата и столь же умеренной безрассудностью со стороны друга.
Покончив с завтраком, юная шинигами аккуратно положила палочки на стол и сложила руки на коленях. К ней по-прежнему не было никаких обращений, и она принимала в беседе пассивное участие – просто слушала. Это было к лучшему. Навряд ли она сделала  что-то такое, за что брат мог бы ее похвалить, а вот причины отругать были, но пока он молчал.
Рукия уже почти расслабилась, надеясь, что инцидент с вчерашним поздним возвращением ускользнул от внимания нии-сама, и когда брат поднял эту тему, даже вздрогнула. Продолжай она сейчас есть, рис непременно встал комком у нее в горле – уж слишком неожиданно и резко Бьякуя заговорил о том, что Рукия хотела от него скрыть. Его тон, взгляд, едва ли не покрывающий инеем все вокруг – все указывало на недоброе настроение. Рукия застыла на месте сплошным куском льда, приросшим к полу. Она опасалась открыто смотреть сейчас на брата, поэтому лишь украдкой бросала взгляды то на него, то на его лейтенанта.
«Ренджи…» - волнение не покидало ни на секунду. Рукия не знала, как вступиться за друга и стоит ли это сейчас делать. Оставалось напряженно ждать ответа и готовиться к самому худшему. Хотя что можно было считать самым худшим – грозное нравоучение или молчаливое презрение?
«Надеюсь, Ренджи найдется, что сказать», - однако напряжение вызывало не только волнение, но и провоцировало раздражение. – «Если бы он не проштрафился с отчетом, нии-сама не был бы так суров».

off: Уважаемые со-игроки, глупая, но все же просьба^^’’ Я слегка подвернула ножку и по большей части притворялась, чтобы Ренджи меня донес до дома, а вы уж очень внимательны к моей травме. Все уже прошло. Не заостряйте на этом внимание, потому как я уже о своем ушибе нигде не пишу. А то вдруг завтра война, а вы, того и гляди, опишите, что я на костылях хДД

0

30

Стараясь не думать о вопросе, который непременно должен был прозвучать, Ренджи попытался восстановить картину вчерашних действий, дабы понять, куда все же он задевал отчет. Вариантов было немного. Вчера на рабочем столе было только две стопки бумаг, одна к вечеру перекочевала на стол капитана, а вторая осталась дожидаться своего времени. Именно в этой стопке и «отдыхал» забытый лист. Были и другие документы в течение того дня, но они приходили и тут же, обработанные, уходили по заданным адресам. Даже если Ренджи умудрился бы отправить вместе с одним из них отчет, его бы тут же вернули.
Настроившись на рабочий лад, Ренджи и сам уже распекал себя за такую мимолетную, а потому недопустимую ошибку. Ведь если совершать промахи даже в таких мелочах, то что же говорить о более серьезных делах?! Лейтенант нередко бывал к себе чересчур строг, но как иначе он мог бы добиться таких результатов, учитываю природную неусидчивость и плохую концентрацию?
Размышляя таким образом, лейтенант перестроился в обычную рабочую колею, что существенно облегчило его существование на данный момент. Он даже думал, что уже готов дать объяснение столь неосторожному утреннему поступку. Но вопрос все равно застал его врасплох, и более того форма вопроса. Ренджи не припоминал случая, чтобы капитан из-за такой мелочи так грубо выражал свои мысли. Надо сказать, он вообще нечасто слышал от своего капитана ругательства, даже в адрес врага. А потому такое поведение старшего Кучики обескуражило Абараи.
Будь на месте его собеседника кто угодно другой, красноволосый шинигами не упустил бы случая достойно ответить на оскорбление, ведь он вовсе не был трусом. Скорее ему было сложнее удержаться и не ответить колкостью на такой выпад. Но Абараи смог пересилить себя и заставить подогнать ответ под более вежливую форму. Конечно, едва-едва приобретенное спокойствие и рабочее настроение улетучились, как будто их и не было. На смену им пришла холодная ярость, еще более ощутимая самим Абараи от того, что он не мог ее выплеснуть, и вынужден был копить и перенаправлять в менее разрушительное русло.
- Да. – Абараи ответил взглядом, острота которого была сравнима с остротой Забимару, - Вчера я проводил Рукию, она подвернула ногу, и я не мог бросить ее. – Эмоции Ренджи, кричали о нанесенной обиде, а разум пытался донести мысль, что стоит попытаться урегулировать ситуацию. Надо сказать, Абараи стоило немалых трудов выбрать рассудок своим помощником в данной ситуации, а чувства убрать на второй план. Даже не зная о том, что в тот момент происходило в душе Ренджи, можно было бы догадаться по контрасту между отчетливыми, нарочито спокойно выговариваемыми словами и огню, пылавшему во взгляде. Отложив палочки, чудом не закончившие свое функциональное существование, разделившись каждая на неопределенное количество частей, он продолжил. – А сегодня с утра хотел поинтересоваться ее самочувствием.
Ренджи был слишком сбит с толку ответом Бьякуи, что попытаться понять, почему последовала именно такая реакция.

0

31

Кучики Бьякуя
http://i064.radikal.ru/1011/d9/924e1995baa2.jpg

Бессмертие - лишь ступень к самосовершенствованию великих.

Полыхнувшая ярость яркой звездой в глазах своего лейтенанта вызвала в глубине души Бьякуи небольшое удивление. С чего бы это Абараю так бурно реагировать на обычное его поведение, обычные слова, обычные лексические обороты, Кучики этого не мог понять, хотя мог предположить, что причина его гнева крылась в чем-то ином, нежели поведение капитана. Думать об этом, разбираться в подобной ненужной мелочи было ниже достоинства главы клана, учитывая насущные дела и неотложные мероприятия, которые требовали непосредственно его присутствия. Чем раньше Ренджи привыкнет к своему капитану, тем лучше для них обоих, в противном случае это может возыметь определенные проблемы.
Глава клана Кучики холодно отреагировал на слова лейтенанта, свысока смотря ему в глаза. Между делом слуги убирали все столовые приборы, расставляя глиняные ребристые кружки с зеленым дымящимся чаем перед гостями и сладости неподалеку. Холодный тон голоса, словно горный ручей ранним морозным утром, Бьякуя отдал приказ пригласить в комнату семейного врача. Через пару минут в дверях возник знакомый силуэт, он подошел к Рукии и попросил показать травмированную ступню, когда девушка это сделала, врач слегка потрогал ногу, повернул ее из стороны в сторону, дал девушке лечебную мазь, сообщил главе клана о том, что ничего серьезного нет, и вежливо удалился.
Бьякуя все это время сдержанно сидел, глядя в одну точку перед собой, ожидая момента, когда доктор уйдет. Он узнал все, что хотел, более ему тут делать было нечего, учитывая важность задания главнокомандующего. Глава клана аккуратно встал, придерживая занпакто, послышался шелест расправляемых отутюженных складок косоде.
- Рукия, - он не смотрел в ее сторону. – Как закончите, проводишь Абарая-фукутайчо.- Ровный лаконичный тон голоса. Бьякуя развернулся и ушел из помещения по направлению в сторону семейного архива.

0

32

Бесшабашный, рыжий лейтенант часто заставлял Рукию волноваться за него – такое повелось еще с детства. Еще в те времена, когда нынешняя младшая Кучики даже не могла помыслить о том, чтобы носить столь знатную фамилию, улыбчивый, рыжий голодранец уже нарывался на нравоучения. Тогда Ренджи считал, что Рукия просто зазнайка, которой только и нужно, что поучать кучку сорванцов и бесконечно много умничать, а девочка, несмотря на его хмурый вид, продолжала читать нотации, ведь, как ей всегда казалось, делал она это из лучших побуждений – из заботы о друге. Рукия всегда воспринимала промахи Ренджи, как свои, и радовалась его победам, как своим собственным. Именно поэтому, сейчас она замерла в напряжении, ожидая, что лейтенант ответит ее брату.
Ренджи едва ли мог скрыть раздражение, вызванное резкими словами капитана Кучики. По крайней мере, Рукия могла точно сказать, что он кипит от возмущения. Напряженно поджав губки, девушка смотрела на друга, взглядом умоляя его не грубить своему капитану. Конечно, в характере Рукии было отвесить ему сейчас подзатыльник, вызвав тем самым перепалку, но в присутствии нии-сама такое было категорически невозможно – оставалось только незаметно для брата давить на жалость.
«Ксо!» - лицо младшей Кучики стремительно менялось от встревоженного до откровенно недовольного. Может быть рассказать брату о ее подвернутой ножке и было логичным поступком в данной ситуации, но самой Рукии это не сулило ничего хорошего. Это характеризовало ее не с лучшей стороны. Более того, она могла причинить беспокойство нии-сама, причем совершенно необоснованное беспокойство. Нога уже совершенно не болела. Да, присутствовала едва заметная скованность в движении, но в целом травма была незначительная и больше надуманная девушкой, чтобы, как говорится, забраться за шею друга и свесить ножки. Едва удержавшись от вздоха, Кучики признала, что выхода нет – придется поддержать Ренджи и подтвердить его слова, пусть даже от стыда перед братом на щеках уже появился румянец.
- Вчера я возвращалась из пятого отряда и подвернула ногу, - Рукия поспешно вклинилась в разговор. – Мне повезло, что Ренджи оказался поблизости…
По интонации фраза получилась незаконченной, словно девушка собиралась сказать что-то еще, но, встретившись взглядом с Бьякуей, уже не смогла продолжить, поспешно отводя взгляд в сторону и готовясь принять любое наказание.
- Нога уже не болит, - негромко проговорила Рукия обращаясь одновременно и к другу, и к брату, но ее скромный лепет капитан Кучики словно и не заметил, отправив слугу за семейным доктором. – Не стоит беспокоиться, нии-сама… - сделав последнюю скромную попытку возразить и остановить брата, девушка окончательно сдалась и принялась покорно ждать доктора.
В напряженной обстановке казалось, что врач сам едва ли не на костылях явился в трапезную комнату – уж очень долго он шел. За это время Рукия сотню раз успела пожалеть, что вчера пошла навещать Хинамори-сан, что встретилась потом с Ренджи, что он проводил ее до дома, и, конечно же, что из любопытства выбралась к завтраку, а не отправилась сразу в отряд – этой неловкой ситуации можно было избежать.
Выполняя все просьбы врача и отвечая на вопросы «больно или не больно», Рукия изредка косилась то на Ренджи, то на нии-сама, а когда медик диагностировал травму как легкий ушиб, даже неловко улыбнулась другу. Понять обрадовал ли такой вердикт нии-сама или нет, Рукия так и не смогла, но как только врач сообщил о состоянии сестры, он поднялся и вышел из комнаты, бросив напоследок ожидаемую фразу, на которую девушка ответила не менее стандартно.
- Хорошо, нии-сама.
Проводив брата почтительным поклоном, она обратила все внимание на его лейтенанта.
- Ренджи, - скрестив руки на груди, синеглазая шинигами насупилась и бросила на друга осуждающий взгляд, - где отчет? Почему ты разозлил, нии-сама?

+2

33

Все время, что Кучики-старший вызывал врача и пока тот шел к ним, Ренджи не сводил взгляда с капитана. Лишь, почувствовав на себе в какой-то момент взгляд Рукии, лейтенант на секунду «отпустил» своего оппонента. Девушка сидела раскрасневшаяся, едва ли она была довольна ответом друга. Но вместе с тем в направленном на него взгляде шинигами прочел предостережение. Надо сказать, что, увлеченный собственной злостью, Абараи воспринял лишь предупреждение. Смысл же недовольной гримасы на лице темноволосой шинигами он не уловил.
В отличии от Рукии, время между вызовом и приходом врача пролетело для него незаметно. Сосредоточившись на новом участнике картины Ренджи постепенно успокаивался. Тем более, что врач вынес заключение, что с Рукией все в порядке. Для самого Абараи подобная травма была пустяком, даже если вместо легкого ушиба был бы вывих. На нем все заживало, как на собаке, и легкий вывих не изменил бы его походку даже на пару дней. Но он – это он, а Рукия – это Рукия. Лейтенант отчасти был даже благодарен братской заботе капитана, но только отчасти. И вряд ли  в этот момент он смог бы подумать, что младшая Кучики больше притворялась, чем страдала на самом деле, когда он нес ее до поместья.
Между тем, завтрак в поместье аристократа шел своим чередом. Убрали приборы и пиалы, вместо них выросли тарелочки со сладостями и чашка ароматного зеленого чая. Сам же аристократ, поручив заботы о госте Рукии, ушел по каким-то делам или просто устав от общества не в меру эмоционального лейтенанта. Голода Ренджи до сих пор не чувствовал, тем более, что он весьма спокойно относился к сладкому. На автомате лейтенант протянул руки к чашке но, едва не обжегшись, вернул их на край стола.
Тут же накинулась на Абараи с расспросами младшая Кучики. И Ренджи, слегка успокоившийся после разговора с капитаном, оказался в новой конфронтации.
Отчет? Валяется в какой-нибудь стопке бумаг, где ему быть!, - ответил раздосадованный лейтенант, - Черт! И сдался ему этот долбанный отчет, ничего важного в нем все равно нет! – добавил он, забыв где находится. И тут же, спохватившись, чуть тише – Не ожидал такой реакции и приглашения «к завтраку» - Запустив руку в волосы, Ренджи взъерошил и без того торчащий во все стороны хвост.

+2

34

Как только брат покинул комнату, в помещении сразу словно потеплело. Даже несмотря на недовольно надувшуюся Рукию и немного раздосадованного Ренджи, в воздухе уже не витала тяжесть напряжения, а против, чувствовалась естественная теплота, скрывавшаяся в отчасти шутливых перебранках двух давних друзей. Конечно же, младшая Кучики не укоряла лейтенанта всерьез, но все же была недовольна тем, что он разозлил брата и накинулась она на него в профилактических целях – чтобы впредь неповадно было бросать отчеты куда попало. Скорее всего Ренджи и так понимал, что стоило быть повнимательнее – лейтенант 6-го отряда все же не был полным раздолбаем, но к сожалению это не изменяло того, что он испортил настроение Кучики Бьякуи за завтраком. По крайней мере, так думала Рукия.
- Ренджи, - важно раздувая щеки и добавляя в голос нравоучительных интонаций, начала шинигами. Скрестив руки на груди, она смотрела на друга так, как будто она была учителем и перед ней сейчас сидел шкодливый ученик. – Нельзя просто так бросать отчеты где попало. Ты же прекрасно знаешь, что нии-сама во всем любит порядок.
– Не ожидал такой реакции и приглашения «к завтраку», - пробормотал лейтенант давая почву еще большим нравоучениям синеглазой шинигами.
- А чего ты ожидал? Приема с распростертыми объятиями? – Рукия скосила взгляд на друга. – Конечно нии-сама последнее время приглашает в дом странных гостей, но не настолько же… - на лице девушки появилась легкая полуулыбка, а в голосе сквозило ехидство, которые, впрочем, быстро пропали сменяясь привычным деловитым тоном и задумчивым выражением лица. – Кстати, я так и не узнала, что делала в поместье Йоруичи-сан. Она осталась у нас на ночь, а утром позавтракала с нии-сама и ушла. Я встретила ее уже в дверях и мне не удалось узнать о чем они говорили.
Поймав себя на мысли, что «узнать о чем они говорили» вполне можно было приравнять к попытке подслушать, Рукия смутилась и даже покраснела. Едва ли Ренджи действительно стал бы ее срамить за подобные вещи (сам он был весьма любопытен, особенно в том, что касалось ее брата), но мог подшутить, а шутки касающиеся Кучики Бьякуи она всегда воспринимала болезненно.
- А у тебя какие новости? – Рукия поспешно перевела тему разговора и принялась оправлять складки и без того идеально  сидевшего шикахушо. Эти простые движения скрывали легкое волнение и немного успокаивали – Рукии не терпелось узнать какие-нибудь новости. Вернувшийся в казармы Ренджи мог разузнать что-нибудь от своих сослуживцев – девушка искренне надеялась на его успех, хотя и старалась не выдавать своего любопытства.

0

35

Оставив в покое несчастный хвост, который и до того не был сильно одарен судьбой (а потому манипуляции Ренджи прошли для него незамеченными), лейтенант уронил голову на скрещенные руки, как бы прячась от нравоучений Рукии. Впрочем, жест был скорее показной.
- Чего ожидал, чего ожидал! А.. – пауза –  Ааа. – изменил тон Ренджи, махнув рукой. Любое оправдание звучало бы глупо.  – Ничего не ожидал.
Шихоин ночевала здесь? – удивленно повторил Абараи, приподняв. – Хм.. А может их встреча носила чисто частный характер, а мы тут выдумываем?.. – на лице лейтенанта появилось заговорщицкое выражение. Он удерживал его всего секунд пять, а потом прыснул, представив себе подобную картину. –  Кучики дарящий девушке букет цветов, собранных в собственном саду. Кучики, с непроницаемым лицом, разгуливающий за руку с фиолетововолосой шинигами и беседующий о поэзии и философии. А вокруг романтично кружатся лепестки сенбозакуры… – Представить реакцию Йоруичи рыжий не мог, потому что ничего, кроме слухов, не знал о ней. Но все же догадывался, что ей вряд ли придется такое по нраву. – Нет, это невозможно!
- Я ничего не узнал. У меня попросту не было времени – еле сдержав смех, перевел тему шинигами. – Кстати об информации. Мне надо зайти в офис – возможно задание возобновили, и я смогу отправиться на место происшествия. Я сойду с ума от бездействия, особенно если опять буду сидеть весь день за бумагами!
Ренджи резким движением отодвинул от себя чашку, так что даже немного чая выплеснулось на стол.

0

36

Сразу было ясно, что упреки Ренджи не обрадуют, но Рукия едва ли осознавала это в тот момент, когда обращалась к другу – уж очень хотелось немного подшутить над ним. К счастью, долго печалиться из-за прохладного приема в особняке Кучики, Абарай не стал – лишь только досадливо махнул рукой, давая понять, что обсуждать это и как-то оправдываться не горит желанием. Рукия не стала настаивать, тем более, что Ренджи продолжил разговор на более существенную и куда более интересующую ее тему… хотя, увы и ах, разумной фразы не последовало.
- Мм?... – Рукия нахмурилась и неодобрительно посмотрела на друга. – В частном порядке? – деловой визит Шихоуин Йоруичи в поместье Кучики казался подозрительным, но частный визит выглядел просто невероятным. Младшая Кучики скрестила руки на груди и важно задрала аккуратный носик. – Ты в своем уме? Какой у нии-сама может быть частный порядок, тем более с Йоруичи-сан?
Почему-то подозрения Ренджи немного оскорбляли Рукию – ей было обидно за брата. Она была даже рада, если бы суровый нии-сама немного изменился и оказался бы чуть менее черствым, чем он всегда выглядел, но в нынешней ситуации, будь все правдой, это бы бросало тень не только на честь дома Шихоуин, о котором госпожа Йоруичи не особенно заботилась, но и на клан Кучики, ведь появись у Бьякуи дама сердца, он бы все равно не поступился этикетом – вел бы традиционные ухаживания и не стал бы приглашать на ночевку до свадьбы. По крайней мере, так думала Рукия, и в отместку за брата уже протянула сжатую в кулачок руку, чтобы огреть глупого лейтенанта по голове, но тот и сам вовремя опомнился. Рука девушки так и зависла над ярко-красной макушкой Абарайя.
- Вот именно. Это невозможно,- убрав руку, Кучики вновь уселась – даже сидя за столом, Ренджи был много выше и чтобы попытаться отвесить ему затрещину, девушке приходилось подниматься.
- Ничего не узнал… хм… - заворчала Рукия, но долго ее возмущение не продлилось. Абарай упомянул «место происшествия», так интересовавшее пытливую, синеглазую шинигами, и ее недовольство немедленно сменилось на живой интерес. – Ренджи, – в глазах Кучики засиял восторг, - возьми меня с собой. У Укитаке-тайчо на сегодня нет для меня поручений.
Ренджи еще не дал согласия, а Рукия уже представила себя в Руконгае и принялась живо обдумывать план действий – как можно было бы докопаться до истины в этой запутанной истории про вайзардов и их мнимой причастности к криминальным действиям.
- Точно! – девушка ударила кулачком о раскрытую ладонь. – Мы сначала осмотрим место происшествия. По следам сразу будет понятно, что там произошло.

0

37

Время, проведенное под командованием Кучики Бьякуи, ничуть не притупило чувство ревности и постоянное желание превзойти шинигами, к которому так трепетно относилась младшая Кучики. Сперва, лейтенант просто ревновал Рукию к этому малознакомому важному шинигами. Потом от этой ревности отделилось чувство обиды – девушка, которую он знал еще ребенком, прониклась к этому «ледяному придурку» таким уважением и восхищением, с каким никогда не относилась, да и вряд ли когда-нибудь будет относиться, к нему самому. Пожалуй, именно  это лежало в основе желания «превзойти», отсюда выросли новые цели в жизни, со временем переросшие из простой детской обиды во вполне взрослое желание выйти в люди, а потом и обойти - доказать, что он достоин быть лейтенантом, а когда-нибудь и капитаном Готея-13. Развить свое мастерство до такого уровня, чтобы не только сразиться на равных, но и превзойти своего нынешнего капитана.
Да пошутил я! По-шу-тил! – мрачно произнес Ренджи, инстинктивно уклоняясь от занесенного для удара кулака подруги. Абараи прекрасно понял суть реакции Рукии на простую шутку, увидевшую свет только для того, чтобы разрядить  тяжелую атмосферу.
До звания лейтенанта он уже добрался и не собирался останавливаться на полпути. На данный момент он медленно, но верно, как сам считал, продвигался по выбранной дороге. Каждый шаг - сквозь ворох бюрократических бумаг, сквозь вежливые улыбки, когда хочется дать в зубы, сквозь тщательный подбор слов, над каждым из которых порой думаешь по полчаса, давался с трудом. Но Ренджи упорно переставлял ноги, создавая строго упорядоченные стопки из деловых бумаг, натягивая на себя образ вежливого собранного военного, строго ставя на учет свои эмоции. И лишь со своими ребятами  и бывшими сослуживцами из одиннадцатого он мог немного расслабиться и вспомнить себя самого. Но и тут была своя грань, ведь он «расслаблялся» не потому что «свои», а потому что с каждым лучше разговаривать на том языке, который ему понятен.
Хм… - Сначала Ренджи хотел отказать под каким-нибудь предлогом. Вряд ли Кучики старший обрадуется, что Рукия разгуливает с его же лейтенантом без его указаний. Но у этой мысли было двойное дно: с одной стороны субординация, цель и т.п., с другой возможность слегка насолить капитану. К этой миссии он не получал указаний соблюдать секретность и в том числе осуществлять разведывательную деятельность в одиночку. Хотя это никогда не мешало начальству дополнять указания по факту. За младшую Кучики Абараи не беспокоился – Укитаке всегда придет на помощь своей подопечной. Да и, как бы это не удивляло Ренджи, Кучики действительно тепло относился к девушке, хоть и скрывал это за привычной маской отстраненности от дел мирских, и вряд ли стал бы наказывать Рукию за подобное самовольное решение. – Хорошо. Одно голова – неплохо, но две лучше! Только тебе придется зайти со мной на территорию отряда. И выведи меня отсюда, я ни черта не запомнил дороги! – последнюю фразу Ренджи произнес уже стоя в проеме двери, пытаясь вспомнить какой из коридоров особняка привел его в эту комнату.
-->Улицы Сейрейтея

+1

38

Секундное замешательство и многозначительное «хм…» было проигнорировано самым наглым образом – воодушевившись, Рукия даже не обратила внимания на эту реакцию друга. Во-первых, ничего не заметила, а во-вторых, попросту не думала, что Ренджи осмелится ей отказать. Уж кому-кому, а рыжеволосому другу младшая Кучики не стеснялась показывать свой временами совершенно не кроткий нрав и в случае отказа могла бы настоять – громко, грозно и с помощью пинков, которые в общении с Ренджи были нормой, чего, однако, ему все же удалось избежать. Ками миловал.
К неудовольствию Рукии, прежде чем отправиться в Руконгай, нужно было зайти в отряд нии-сама – воодушевленный вид немедленно сменился на озадаченный. Девушка недовольно нахмурила тонкие брови.
«Лишний раз тревожить нии-сама своим присутствием? Хм…»
Сегодняшний завтрак наглядно показал, что брат не в духе – даже больше, чем обычно. А это грозило неприятностями, которые могли посыпаться на ярко-рыжую голову ее друга острыми, розовыми лепестками. Ведь если Бьякуя узнает, что несносный лейтенант втягивает его сестру в опасную ситуацию, беды не миновать. Им обоим.
Как бы то ни было, Рукии самой безумно хотелось втянуться в это опасное задание, поэтому с детской беспечностью, которую иногда проявляла младшая Кучики, она согласилась пройтись до казарм шестого отряда.
- Хорошо, зайдем. Только побыстрее – не будем тревожить нии-сама.
Размышляя над тему того, что как нежелательно было бы сейчас болтаться на территории отряда брата, Рукия не заметила как Ренджи уже очутился у выхода, и теперь она поспешно вставала с мягких подушек, на ходу поправляя занпакто и хакама. Не было нужны отдавать распоряжения по уборке этой комнаты – как только они выйдут за дверь, слуги обо всем позаботятся и превратят комнату для завтрака в одну из тех безликих и совершенно пустых комнат, которые можно было обнаружить в поместье Кучики едва ли не за каждой дверью.
- Ренджи, ты совсем не умеешь ориентироваться на местности, - не без ехидства обратилась Рукия к другу, поравнявшись с ним уже не террасе. – Это у тебя со времен службы в одиннадцатом отряде осталось?
Маленькие ножки легко, но торопливо ступали по деревянному полу веранды – Рукия старалась угнаться за Ренджи, который, несмотря на незнание дороги, как всегда шел целенаправленно и стремительно. Каждый его, казалось бы, неторопливый шаг можно было приравнять к трем спешным шажкам хрупкой и маленькой шинигами, но она не жаловалась – давно привыкла к этому и даже, напротив, любила торопиться, а чинно, неспешно и благородно можно было прогуляться с нии-сама. Шаг за шагом, поворот за поворотом, сначала деревянный пол, а затем каменная кладка садовых дорожек – быстро и ловко друзья, под предводительством Рукии, выбрались к воротам особняка и направились к казармам шестого отряда, в тайне надеясь, что капитан Кучики направился в противоположном направлении.

----»»Улицы Сейретея

Отредактировано Kuchiki Rukia (2011-10-24 12:54:04)

0

39

Джусан-бантай>>>>

- Это прекрасные новости, – Укитаке с облегченной улыбкой смотрел как тает, рассыпаясь в воздухе, черная бабочка – вестница от Главы Великого Дома Кидзоку. Кидзоку Шункей согласился принять у себя Капитана Тринадцатого отряда Готея Тринадцать. И Укитаке понимал, насколько это положение хрупко. С одной стороны, он капитан, а с другой, Великий дом, который почти никому и почти ничего не должен.
И самое главное было в другом. Просьба о встрече – это только самое начало дела. Укитаке справедливо сомневался, что когда он изложит свою просьбу, Глава Дома ответит положительно и согласится так вот запросто расстаться со своими реликвиями, опираясь лишь на слова одного из капитанов Готея, пусть и не самого молодого, но все же не принадлежащего к Великим и даже крупным Домам аристократии.
Укитаке прекрасно знал, что у аристократии свои мерки и свои законы. Мало кому они позволяли влезать во внутреннюю жизнь Клана. И уж конечно же, они не станут настолько легко расставаться с семейными сокровищами.
Джусан-бантай-тайчо  сидел на веранде, глядя, как волны Унгедо омывают берег вдалеке. Временами среди легких гребешков мелькала спина крупной рыбины. Это были знаменитые карпы Унгедо. И обычно Укитаке с огромным удовольствием любовался игрой солнца на большой чешуе этих рыб, которые так отливали золотом, что сами казались живыми артефактами. Но сегодня Капитан Тринадцатого Отряда был очень сосредоточен и серьезен.
Он несколько минут сидела в полной тишине, размышляя и прикидывая варианты. А потом вздохнул и, шепнув несколько слов, щелкнул пальцами. С ладони его сорвалась крупная непроглядно-черная бабочка и, роняя редкую сажево-дымную пыль, понесла сообщение Капитана к адресату. Укитаке просил о встрече Йоруичи-сан. И потому, когда через некоторое время, когда капитан уже допил принесенный офицером чай, в комнату ворвалась черная переносчица информации, Укитаке с готовностью подставил палец, и бабочка голосом Йоруичи произнесла несколько слов.
Капитан поднялся.
- Благодарю, Кионе-сан, - сказал тайчо, передавая офицеру опустевший бокал и улыбаясь. – Если зайдет капитан Кьёраку, скажите, что я буду к вечеру.
- Будет исполнено, тайчо, - девушка преданно и восхищенно смотрела на своего капитана, и он в ответ мягко улыбнулся своей верной помощнице.
А уже через миг Укитаке развернулся и ушел в синпо. Кионе стояла на веранде и смотрела вслед, сжимая в ладонях глиняную чашку из-под чая.

У ворот Поместья Кучики стояла охрана. Укитаке не стал нервировать стражу и остановился неподалеку. Йоруичи-сан в любом случае должна будет почувствовать его реяцу. Они отыщут друг друга без проблем. С помощью принцессы Шихоуинь почти безнадежное дело с Великим Домом Кидзоку обретает вполне реалистичные краски.

ПЛЭЙКАСТ К ПОСТУ

Отредактировано Ukitake Jyuushiro (2011-09-17 12:40:50)

+2

40

Улицы Сейрейтея ----->>

В духовном мире понятие времени было очень расплывчатое. Была ночь, затем день и лишь это было главным. Что значит время? Кто его выдумал, да и зачем оно вообще? Особенно в мире бессмертных. А ведь по сути время это призрак, мираж, дым.. Его не существует и никогда не существовало. Зачем придавать значение времени, когда живешь вечно? Никто не знал, но каждый продолжал следить за временем, которое бежало, как песок сквозь пальцы. Вот и сейчас, Йоруичи не знала наверняка, сколько времени прошло с того момента, как она покинула поместье Кучики, да и так ли это было важно. Скорее это имело значение в отношении капитана Шестого отряда. Неизвесно как быстро он сможет найти необходимую информацию об артефактах.
Желания к праздной прогулке не возникало, поэтому дорога от дома Шихоуин была не столь длительной, да и ко всему прочему было безумно любопытно, удалось ли Бьякуе что-нибудь выянить? Все же семейный архив Кучики довольно-таки велик по своему содержанию. Напускная задумчивость мгновенно растаяла, как только черная бабочка мелькнула в стороне, заставив богиню скорости остановиться. Вести, полученные от капитана Тринадцатого отряда были хорошими, но все же несколько странными. Йоруичи была удивлена, как легко глава дома Кидзоку согласился на встречу, что несомненно в первую очередь говорило о дипломатических способностях Укитаке Джууширо. Она еще из прошлого опыта помнила, как переговоры с данным домом затягивались на несколько дней. У аристократов всегда найдется несколько отговорок перенести встречу, мотивируя это бесконечной занятостью.
Уже на подходе к имению Кучики, Йоруичи ощутила знакомое рейацу. Джууширо-тайчо не входил в поместье, возможно решив, что лучше дождаться Шихоуин-химе снаружи. Нет, конечно было бы разумнее не отвлекать Бьякую от чтения древних свитков. И пусть он пока занимается поиском информации, в любом случае она лишней не будет, а Йоруичи с Укитаке тем временем соберут недостающие артефакты. И все было бы хорошо, если бы не шкатулка, занимающая руки. Таскаться с ней по всему Сейрейтею  не хотелось, было излишне и крайне неудобно. "Не идти же с ней в дом Кидзоку.." Логичнее всего в данном случае было бы оставить брошь у Бьякуи, при чем передав шкатулку ему лично в руки для надежности. К тому же Йоруичи понимала, что достаточно малейшего намека на то, что Кучики при желании может отказаться составить им компанию, как он, само собой скрывая радость за непроницаемо каменным выражением лица, тут же согласится, только бы избавиться от общества ненавистной кошки. "А там кто знает, что у Малыша на уме".
- Привет, Укитаке,- девушка как и прежде не считала необходимым добавлять к имени какие бы то ни было официальные суффиксы, но все же обращение звучало уважительно и в то же время дружественно,- Я получила твое известие,- кошка широко улыбнулась, она была довольна нынешним развитием событий, чего собственно и не скрывала, да и смысла в этом не было абсолютно никакого,- И я рада, что все сложилось так удачно. Но прежде, чем мы отправимся, мне необходимо встретиться с Бьякуей,- Йоруичи легким кивком головы указала на шкатулку в своих руках, и не смотря на то, что та была обернута лоскутом ткани, девушка была уверена, что Укитаке не составит труда догадаться, о чем идет речь,- это не займет много времени.

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2011-09-15 20:45:43)

+3


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Поместье Кучики