Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Улицы


Улицы

Сообщений 61 страница 80 из 178

61

Руми чуть изогнула бровь, заметив нервозность своего старого друга. Она поправила панамку на голове, расположив её так, что бы Арон мог видеть глаза девушки. В алых зеркалах души отразилось его лицо. Обычно чистый и беззаботный взгляд сменился на более серьёзный и даже… оценивающий.
- Когда человек говорит о «долгой» истории, обычно, это значит что ему тяжело подобрать нужные слова. Но тебе виднее, Арон-кун – после недолгой паузы сказала Яджу.
Шинигами встала, разминая ноги и уже хотела двинуться прочь от этого куда более странного, чем ей показалось с начала, места, но чужое присутствие прервало этот план. Нет, Руми не ощутила чьё-то реяцу или что-то в этом духе, она просто почувствовала что кто-то рядом. Обычная интуиция дикого зверя, который знает что за ним следят даже тогда, когда "охотника" не видно.
Следом за чутьём в ход пошло и зрения, а там и слух подал знак о госте. В нём было что-то до боли знакомое, но Руми никак не могла уловить это "что-то". И это напрягало девушку. В конце концов Яджу твёрдо усвоила для себя, что то единственное, что спасёт ей жизнь будет знание… И чем меньше народу будет знать о её стратегии выживания, тем легче Руми будет получать желаемое.
К ним подошёл парень. Ни жестом, ни словом он не выдавал агрессии, но ощущение его «тихоомутности» не покидало Яджу ни на миг. Видя, что её игнорируют, причём весьма непочтительно, Руми предпочла занять наблюдательную позицию. И тут было на что посмотреть – судя по реакции Арона, перед ней сейчас стоял Будда во плоти…
«Возбужденный кролик» - подал голос Ямадера, описывая, судя по всему Арона. Причём это было даже не предположение, а утверждение.
Сказать то, что её меч не любил людей – это тихо промолчать, куря в сторонке. Будучи весьма мудрым и рассудительным, Ямадера оставался прожженным циником, причём весьма острым на язык. Пожалуй, в этом и была его уникальность – он был полной противоположностью своей хозяйки.
«Предлагаю оставить их наедине… Не мешай их счастью!» - явно издевался этот безликий дух. Руми буквально ощущала его присутствие за своей спиной – «Может только ради него Арон и покинул Готей… Романтично да?» - Яджу надвинула шляпу пониже, стараясь скрыть улыбку в тени – «Ты так и будешь стоять как статуя дружбе народов? Нужно было меньше яойной манги читать на ночь… Выходи из ступора и вытри уже эти розовые сопли! Меня сейчас стошнит от этой розово-голубой идиллии...»
- Ладно-ладно-ладно! –уже плача от хохота, пропищала Руми.
Девушка посмотрела на эту композицию и, наконец, набралась смелости (или наглости) нарушить всю её святость.
- Мальчики, может мы отойдём подальше, пока не случилось чего?

Отредактировано Yaju Rumi (2008-08-25 19:23:17)

0

62

Шевалье смог оценить реакцию Арона, но не знал, как на неё реагировать. Он вот видимо прямо рвался познакомится с вайзардами, а ему, Делу, пришлось втолковывать эту истину по средствам хиоренных тапок. Человек вообще существо довольно социальное и только Делакруикс постоянно выпендривался, пыжась доказать обратное. Не доказал… но нашел свое маленькое замкнутое общество с общей проблемой. Шевалье давно заметил, что именно проблемы объединяют в маленькие и не очень социальные группки, соответственно само зарождение общества говорит о его проблеме. Впрочем, сейчас было как-то не до философствований.
Девушка была права, надо отсюда уходить, но уходить отсюда с хвостом из девушки как-то не хотелось. Имелось большое желание как пустому открыть гарганту и убраться с новым другом, товарищем, братом, куда-нибудь на безопасное например от неё расстояние, но как и многие желания этому пока не получалось сбыться. Однако же пауза затянулась. Сложно быть тормозом, особенно ленивым.
- Здравствуй, Арон, - если бы у Шевалье была любовь к трагическим моментам, то он бы обратился к вайзарду, как брату, но к счастью рядом не было ни Хиори, ни Шинди и можно было не переигрывать. Он рад помочь своему сопроблемцу, но на сильные выражений эмоций пока не способен. Возможно, это приходит со временем. Но кое-что все-таки надо было пояснить. – Я твой друг и помогу тебе. Меня называют Делом. – Имя у меня длинное и сложное, мне как-то не хочется говорить, потому что лень будет потом повторяться.Идти можешь?
Вопрос был насущным, ибо тащить ещё одного раненного Шевалье не хотелось, а оттащить его к вайзардам было нужно, причем срочно пока либо Маюри, либо Кенпачи не очухались.
- Ты, шинигами, не можешь идти с ним, - если он, конечно, этого дико не хочет. Если хочет, придется отойти куда-нибудь подальше, чтобы дать им возможность наобщаться друг с другом, а к себе домой или в логово вайзардов пойти только потом. Не может же он открыть столь стратегически важные объекты! И она шинигами и этим было сказано все. Кто сказал, что расизм плохо? Расизм это всего лишь выражение желания иметь собственную автономность. Вдруг потом она захочет приходить в гости, а ещё позже привести боевой отряд ликвидации! Ликвидироваться Шевалье как-то совсем не хотелось. Это было против его природы. Жизнь он по своему любил и уважал, когда это желание жизни благополучно воспринимается другими. Как показывал горький опыт, шинигами плохо воспринимали желание жизни вайзардов.
Кроме того он не может позволить Хиори увидеть приведенного им шинигами. Она просто забьет Шевалье нафиг, потому что он уже исчерпал сегодня утром её терпение, притащив к себе домой капитана третьего отряда.

0

63

То, как себя вел незнакомец, воодушевило Арона. Его не приняли враждебно, более того – кажется, этот человек явно был предрасположен к парню. Возможно, он тоже почувствовал его особенность. И скорее всего, именно в этом крылась его лояльность – даже в ауре Дела чувствовался его настрой. Арон не доверял людям, такой уж он был человек. И будучи в другой ситуации, он достаточно скептически отнесся к такому заявлению. Но, данный момент был исключением…
Сказать, что Арон был рад – значит не сказать ничего. Его ожидания этой встречи были столь долгожданны, что не поддавались описанию. В прочем, услышав последние слова Дела, Арон полностью взял себя в руки, опустившись с небес на землю. Первоочередное чувство эйфории и множества других чувств постепенно испарились, лишь их остатки витали где-то позади того, что было вызвано таким заявлением. Парню совершенно не понравилась идея того, что Руми не может пойти с ними. Конечно, здравым смыслом он мог догадаться, почему. Но его чувства категорически противились этому. Несмотря на важность этой встречи, важность встречи с Руми перевешивала чашу весов, не оставляя никаких надежд на обратное. Он уже потерял ее однажды, и не собирался терять вновь, пусть даже на небольшое время. В прочем, поступить в своем обычном стиле он так же не мог – эта была его первая встреча с неизвестным, и хамить мужчина не желал.
Вытерев тыльной стороной руки лицо, Арон посмотрел на подругу. Улыбнувшись ей, он обратился к Делу.
- Домо оригато… Но – это не просто «шинигами». И мои способные ходить ноги не сдвинутся ни на шаг в сторону без нее. Даже, если от этого будет зависеть моя жизнь. – В глазах парня читалась пламенная решимость, голос был тверд и уверен, но без резких или грубых нот. В целом, вид Арона принял свой обыденный оттенок – он уже навел порядок в своих ощущениях, и внутренне был спокоен.

Отредактировано Aron (2008-08-26 20:43:28)

0

64

Слова Дела, мягко говоря, не воодушевили Руми, о особенно использование невежливой формы общения и стирание её индивидуальности. Будучи весьма... экстравогантной в плане поведения, эта девушка всё же помнила и о манерах (по крайней мере она всегда точно знала с кем и насколько можно "пошалить", а с кем нужно побыть бравым солдатиком) и о том, что судить книгу по обложке нельзя. Но вот сейчас ей откровенно хамили, причём без всяких на то веских причин, нельзя сказать, что это слишком задевало, скорее удивляло и настораживало. То, с какой скрытой враждебностью было названа её профессия невольно наталкивало на мысль о причинах зарождения последней... И все размышления были так или иначе не в пользу незнакомца.
Девушка покачала головой и задала Делу вполне обычные по её мнению вопросы:
- Зачем ты спешишь нажить себе врагов? У меня есть имя, и оно никак не шинигами... Я тебе ещё не грубила, так почему ты позволяешь себе это? - спокойно сказала она, глядя на пришельца.
"Ой, да ладно тебе! Сейчас это девочка топнет ножкой, покажет нам своё розовое сейлорфуку, и скажет что у нас такого нету. Ты посмотри на него... разве не видишь лёгкой надменности и самое главное предвзятости на лице? Он не мыслитель и не стратег, ему легче мечом поработать, чем мозгами... Короче все шинигами, к которым, как уже ясно, он ни себя, ни Арона не относит, для него на одно, весьма мерзкое лицо. Ещё тупые вопросы есть, моя смертница?"
Руми потёрла бровь, слушая чужие слова в своём разуме. Ямадера осаживал её всякий раз, когда девушка в виду своей эмоциональности начинала уделять слишком пристальное внимание мелочам. Конечно критерий этих "мулочей" у её меча был свой, причём весьма странный...
- Иногда мне кажется, что у меня прогрессирующая шизофрения - тихо прошептала она, обращаясь скорее к себе.
"Если ты ждёшь нечто вроде "Бухахахаха", то это не по адресу..."
Пожалуй то единственное, что могло отвлечь Яджу от той неприязни, что невольно образовалась к незнакомцу свершилось - Арон вышел из ступора. Слова его невольно вызвали благодарную улыбку на её лице и переключили внимание девушки на ставший куда более реальным разговор о прошлом... и будущем, ведь только от этого зависило что она в дальнейшем напишет в своём докладе...

0

65

Шевалье внутренне сморщился, предвкушая проблемы. Парнишка взбрыкнулся и без шинигами никуда идти не хочет, шинигами обвиняет меня в грубости, хотя я простоё проигнорировал, а хуже всего это Маюри и Кенпачи находящиеся за разрушенной стенкой, но уж лучше Маюри и Кенпачи вместе, по отдельности или по очереди, чем Хиори, которая увидит эту девицу в моем обществе. Делакруиксу в таком случае останется только надеется на то, что она убьет шинигами раньше его, а убив ее, утолит свою жажду крови, хотя ему всегда казалась, что природа его плохого настроение кроится в другом.
- Хм... Вот значит как, - то ли вопросительно, то ли утвердительно произнес Дел, нащупывая в кармане сигареты. Он не любил общение, не любил чувствительных мужчин и упрямых женщин, в принципе, он вообще не любил людей, но Арон и не был человеком. – Тогда могу лишь предложить помощь в перемене дислокации. Лечить я не умею, а брать с собой ещё и шини… эту милую девушку, я никак не могу, - после короткой затяжки он попытался найти в себе силы на бессмысленный, по его мнению, разговор, хотя и надежды на понимание у него не было вовсе. - Даже если окажется, что она тебя, а соответственно и всех нас, не выдаст, за ней могут проследить, её будут искать. Она не просто девушка, твой дорогой друг или возлюбленная, она – шинигами, часть организованной системы под общим названием Готей-13. Она служит в каком-то отряде, выполняет задания, приказы и не может пойти с нами, хотя бы потому, что с её стороны это будет предательством СС. Да и я не могу гарантировать безопасность шинигами в случае, если она все-таки пойдет с нами, - он не сказал ещё и половины, а исчерпал, наверное, недельный лимит речи. – Если ты такой эгоистичный мужчина, что хочешь ей судьбы отступника, предателя или изгоя, то ради бога, только без моего участия.
Делакруикс долго не реагировал ни на девушку, ни на её слова, потому что он пришел не к ней и разговаривать с ней не был намерен. «Нажить себе врага» - хмыкнул про себя вайзард, - Да она, наверное, шутит?! И я, и Арон уже ей враги просто по факту. Время шло, атмосфера же разговора уверенно накалялась. Так, по крайней мере, казалось Шевалье, который видел только двух упрямцев с атрофированным чувством безопасности, не желающих понять несколько простых по сути вещей.
- Я никогда тебе не грубил, я просто с тобой не разговаривал. Имя твое я не знаю, поэтому и характеризую важнейшим для меня признаком. Ты в первую очередь шинигами, хочет ты того или нет. Можешь считать это оскорблением, но дел с шинигами я не имею.
Шевалье внимательно посмотрел на девицу, занятую своими мыслями, перевел взгляд на Арона. Он не знал какие проблемы у того были в связи с его внутренним пустым, а пустой напрочь поселившийся во внутреннем мире ни может не напрягать, также ему не было известно умеет ли Арон его контролировать. Вполне возможно в один прекрасный день то существо, которое живет в нем, сможет выбраться на волю и тогда у них у всех появится ещё одна проблемка помимо арранкаров и адских тварей. Пустой либо пожрет его, либо будет жрать все, что будет в его зоне доступа и только потом пожрет его. Исход одинаков, а вопрос: «Эй, а как твои дела с тем парнишкой, что сидит в тебе, не напрягает?», как-то не уместен в данных обстоятельствах.
- Если ты все-таки решил остаться здесь, Арон, то я пойду. Местная атмосфера на меня неблаготворно влияет.

+1

66

Руми возвела свои красные очи к небу и тихо застонала.
- Вот только ради моей глубокой любви к Арону, я сейчас сделаю то, после что ненавижу, и что скорее всего испоганит моё настроение на весь день - шинигами посмотрела на Дела - Я расскажу, почему ты бака. За эти несколько минут ты не только полностью убедил меня, что в Готее будут рады от тебя избавиться, а заодно и от всех тебе подобных. Кстати, не без помощи твоей невежливости я смогла это понят. А вот твоя последняя реплика меня убедила в этом на все 100%. Так ты ещё и дал мне все шансы стереть тебя с лица земли даже не дёрнув ресничкой! Ты хотя бы понимаешь, что рядом стоят два тайсё, которым только дай повод. Если бы я хотела тебе навредить, я бы просто скорчила наивную дурочку, согласилась уйти и пошла к ним, что бы доложить, что так и так, а вон там подозрительные субъекты. И вот как ты думаешь, оценил бы тот же Зараки-сама твою неприязнь к шинигами? Ага, мечом бы он оценил. Да при всём желании, вы бы не успели уйти далеко. Но и это ещё не всё... Видя явное упрямство Арон-куна, ты... вместо того, что бы пойти на компромис гнёшь своё. А вот нельзя было предложить отойти куда подальше, а после смотаться за тем, кто умеет лечить. Мы бы в это время переговорили о том, что, кстати, тебя не касается не в коей мере, и я бы ушла во свояси. И овцы целы и волки сыты.
Яджу глудоко вздохнула, явно намереваясь продолжить свою тираду на эту весьма увлекательную тему.
- Но вместо этого, ты стоишь тут, показывая как ты меня не любишь, что сейчас весьма взаимно, и испытываешь моё терпение. Я уже поняла, что Готей по меньшей мере будет рад убить таких как ты, спасибо. Но может хватит с судьбой играть? Она дама обидчивая. Ксо, ну почему так а? Только ради Арона я провела этот мастер класс и в твоих интересах вынести из него уроки. Потому что если с ним хоть что-то случиться из-за твоего расизма, который развязывает тебе язык не слабее нескольких литров медицинского спирта, я тебе клянусь - из под земли достану. Ферштейн?
Риму выдержала минуту испытующего взгляда, направленного на Дела и посмотрела на Арона. Девушка весьма красноречиво погрозила ему пальцем.
- А ты мне теперь должен поход в кафе мороженое. И там ты лично меня будешь кормить с ложечки до потери сознания от переедания!
Шинигами сцапала своего друга под локоток.
- Предлагаю в парк. И Дел - Руми не оборачиваясь указала на него пальцем - даже не смей спорить, а то я ещё и круг возможных поисков вашего штаба смогу сделать чуть уже... Просто тупо мукни в знак согласия.
"Вот он... недостаток быть умной. Ради друзей приходится учить всяких там расистов как им же и выжить!"

------->>> Кафе «Урусуми»

Отредактировано Yaju Rumi (2008-09-04 11:37:31)

0

67

Арон в капле слушал зажигательную речь подруги и диалог в целом, тихо выпадая в осадок. Но постепенно, к нему приходило осознание того, как, же давно он слышал этот голос и этот тон последний раз.
«Наверно, я уже успел отвыкнуть от ее характера… Хех…» –  Этот игривый, переливающийся звонким шелестом, бодрый голосок с дерзкими оттенками так навевал воспоминания… Арон наблюдал за подругой с легкой тенью улыбки на лице, но вся его душа широко улыбалась внутренне. На него словно дул теплый ветер, ласково треплющий и согревающий внутри, постепенно погружая в пучины былых приключений. И парень вновь почувствовал себя на мгновение частью сейретея, а стоящая рядом шинигами как обычно едко комментировала его внешний вид. Однако, увиденный перед ним образ растаял так же быстро, как и появился. Арону было приятно ощутить былые чувства и немного предаться сентиментальности. Но не на столько, что бы погрязнуть в этом, или отречься от своего выбора. Тем паче что – дороги назад не было. По крайней мере, так он считал. И это возникшее чувство было последним пунктом, возвращающим парня в свое обыденное русло.
«Да уж, что-то меня занесло… вайзарды, капитаны, а тут еще и старые друзья, из огня да в полымя, чет побери…» Да уж, этот день имел явно хардкорный оттенок, и немудрено, что нагруженный как морально, так и физически, стержень внутри парня прогнулся. Но, не сломался. Так что, постепенно, Арон брал себя в руки, внутреннее успокаиваясь и возвращая холодный глас разуму. И уже имел четкое ощущение твердости и решимости, так что подобного больше не должно было повториться. «Железная стена» внутри него была вновь отстроена, и боль, вызванная нахлынувшими чувствами и образами прошлого, вновь утихла.
Возвращаясь к нити разговора, Арон понимал, что Руми была отчасти права. И реакция Дела явно подстегнула ее, что было неудивительно. Мотивы нового знакомого и позиция были ясно видны Арону, он и сам разделял подобную точку зрения. Но, данная ситуация была далеко не проста, как казалось на первый взгляд. Хотя оставалось лишь надеяться, что понимания у Дела столько же, сколько и непреклонности.
Многозначительно кивнув Делу, Арон развернулся в сторону парка, искоса и чуть хитро глянув на примостившуюся рядом Руми, выдавая пару фраз, для разгрузки атмосферы, парень направился туда неспешным шагом.
- Хмм… Смотри, от мороженного у шинигами иногда случаются проблемы. Ты помнишь Кару-сана из седьмого? Один раз на миссии в мире живых он так объелся мороженного, что его реяцу упала до нуля и ему надавал люлей обычный холлоу…

------->>> Кафе «Урусуми»

Отредактировано Aron (2008-09-03 20:12:19)

0

68

В горле от непривычки говорить так много чувствовался какой-то комок и Шевалье подозревал, что нормальная речь для него на какое-то время будет под запретом, если он, конечно, не хочет хрипеть на всю округу. Она дура что ли? - с каким-то непонятным раздражением подумал Делакруикс. - Я невежливый? Милая, да я даже твоего имени не знаю.
Дальнейшие её рассуждения тонули в её же собственной уверенности, что она прямо самая умная. Интересно, кто её убедил в этом на свою, а точнее теперь уже на мою, голову?! Шевалье смотрел и удивлялся. Он всегда считал, что это только блондинки подвержены приступами самодурства и словесной диареей. Оказалось все намного хуже, чем он думал и это все женщины такие. Хотя может быть голубые волосы можно отнести к "блондинкам"? - промелькнула окрашенная надеждой мысль. Хотя может быть и нет...
На улице было душно, а его одежда только привлекала солнечный свет. Где-то уже на середине её монолога, Дел почувствовал непреодолимое желание просто развернуться и уйти. Даже не потому, что ему угрожали хоть и пассивно или, что его обвиняет _шинигами_ в расизме. Может быть, это такая форма наивности? - подумал Дел, туша окурок крепким ботинком и чувствуя забытое желание посмеяться вдоволь. Что она может знать о нем, о том, что приходилось терпеть его друзьям, о том как от них всех хотели избавиться просто как от неудачного эксперимента?? Что она понимает о расизме?! Расизм - это когда товарищам не помогают, только потому, что они изменились. Даже не пытаясь это как-то исправить, с этим научится жить, вылечить... указ один - уничтожить. Он бы мог рассказать ещё один маленький кусок истории развития Сейрейтея, кусок зарождения предательства, мог... но не стал. Убрав руки в карманы, он старательно сжал пальцы, чтобы не сделать какую-нибудь глупость. Да, он пассивен и ему не нравятся битвы, а точнее ему просто лень лишний раз напрягаться, но это только до тех пор, пока в нем разбудят его второе "я", с которым лучше лишний раз не встречаться. Самое паршивое, что это «я» уже просыпалось, настоятельно требуя выбить из этой девушки всю дурь о расизме. Компромисс? Нет никаких компромиссов милочка. Компромисс - вынужденная ситуация, которая порождается при сталкивании двух сил. Я никому ничего не должен, милочка, и это не мне идти на компромисс, а тебе.
Но Шевалье хотел уйти не из-за шинигами, которая раз за разом говорила какие-то доводы в сторону его, Дела, если не тупости, то, как минимум, твердолобости. Впрочем, она была права, Делакруикс был упрямым гордецом. Несмотря на всю пассивность его внешнего вида, он чувствовал в себе необычное для него желание поспорить, но не нашел причин, по которые должен был что-то ей доказывать. Я не люблю тебя? Какие категории! Просто восхитительно! Не тешь себя - мне просто на тебя плевать. Впрочем, нет, я тебе даже благодарен, так меня не смешили давно, - едва слышно хмыкнув, на скрашенную пафосом речь девушки, Дел старательно забил обратно зарождающийся гнев. Было жарко. Темный плащ, под которым пряталось занпакто, постепенно накалялся и Шевалье собирался уже идти в тенек, а то и подальше, когда поймал взгляд Арона. С видимым безразличием пожав плечами, он решил предоставить парню уникальную возможность решать все самому.
Однако же такую речь нельзя оставлять без внимания. Это же будет невежливо, не так ли? - слышался ему скрипучий голос.
- Ты ничего не знаешь, - произнес Шевалья, нисколько не заботясь о том, услышит ли она его слова или нет.

----------- Кафе «Урусуми»

0

69

Оффтоп: С позволения Маюри все таки пишу один за себя и него. Мир его праху.

Негасион. Зараки впервые видел эту дрянь в действии, хотя, конечно, наслушался.
Ни хрена себе хрена! - подумал Кенпачи, когда его оторвало от законной добычи и вышвырнуло за пределы светящегося столба.
Добыча уходила из рук.
Кусо.
Кенпачи усмехнулся и поднял меч. Много чего он слышал, но не верил в абсолютную силу и абсолютную защиту.
Может статься, он разобьет этот четров столб, что так некстати, словно стенка аквариума - невидимая, но непроницаемая для рыб - разделил его и его добычу.
Никогда не становитесь между Демоном Из Зараки и его жертвой. В такой ситуации он способен на, мягко говоря, рискованные действия. Вот и сейчас н рванулся в желтом сполохе рейацу, и рубанул что было сил проклятый столб, что уносил его добычу...
Грохнуло, поднялся столб дыма. Кенпачи отнесло назад, и наверняка бы протащило спиной по асфальту, если бы он вовремя не вонзил в него клинок, удерживая равновесие.
Столбу явно было пофиг.
До встречи в Уэко Мундо, арранкарская шлюха! - рыкнул в след арранкарше Зараки, и обернулся к Маюри. Тот презрительно-брезгливо глянул на Кенпачи, и заявил, что ему тут больше делать нечего.
Ну нечего - дак нечего.
Двое капитанов, неприязненно косясь друг на друга, направились в магазин Урахары. А куда им еще было идти?
---------Урахара Шоутен.

0

70

На этом события второй арки закончены.
Спустя один год...

Если у кого-то есть вопросы о своем местонахождении, обращайтесь к администратору отдела.

Читаем сюжет.

0

71

-------------> Квартира Мизуиро

Только мальчик вышел из квартиры, как подумал, что вспылил, пожалуй, зря. Конечно же, в его исполнении вспыльчивость как таковой и не являлась, но сказал он слишком много, по крайней мере, на свой взгляд, а этого делать не стоило. Мизуиро уже давно принял определенные правила, согласно которым собирался жить в этом мире. И активное участие в «странном» или, что точнее, «мёртвом» в них не входило. Особая откровенность с друзьями тоже.
Дело было даже не в том, что мальчик не доверял Кейго, Ичиго или даже Тацки, просто у него были вещи, о которых бы он никогда и никому не стал бы рассказывать. У всех есть такие вещи, но не каждый в этом готов признаться. Мизуиро признавался самому себе, что он предпочел быть нормальным бабником, чем подростком, утяжеленным Эдиповым комплексом.  Наверное, у него были причины быть именно таким, а не каким-то другим. Наверное, если бы он попробовал кому-то объяснить, то стал бы легче для понимания и возможно даже ему смогли помочь, но до чего же стыдно и страшно признавать подобные слабости. До чего же не хотелось, чтобы его друзья поменяли о нем свое мнение.
C вратами, Ичиго, Орихимэ и Тацки тоже страшно, потому что у Коджимы не было совершенно ничего, чтобы он мог противопоставить той силе, которую видел. Даже если бы он рассказал, даже если признал, все, чем ему могли помочь, это дать забыть, а он всегда предпочитал помнить.
<Сейчас?..>
На улице было прохладно. Солнце уже зашло и влажный воздух начал тяжелеть, оседая на дороге, одежде, волосах. Он был похож на его мысли, тяжело оседающие на мониторе телефона. «Неужели я зря так поспешил?» - мальчик усмехнулся и посмотрел в серое небо. «Неужели вцепился в невидимый предлог? Глупо.» Неожиданно стало смешно. Он уже второй раз за день бежал под предлогом телефонного звонка и ещё ни разу ни с кем не встретился по этому поводу. Обычно бывало наоборот. «Может, я начинаю терять свое очарование?» - без капли серьезности подумал Мизуиро и убрал телефон в карман. Отвечать и куда-то ходить расхотелось, зато стало холодно и почему-то вдруг захотелось есть.
Коджима огляделся на предмет неожиданных встреч и мест. На улице было откровенно нелюдно, а редкие девушки не выглядели настроенными на тесное общение, и хотя вид слегка промокшего бисенина вполне мог изменить их мнение, желания заводить знакомство не появилось. Гнетущая атмосфера, нависающая над городом вот уже год, никуда не делась. Каким-то образом он умудрился дойти чуть ли не до центра Каракуры, на относительно высокую точку города. Отсюда открывался неплохой обзор, и в серую, мрачную погоды, Врата, возвышающиеся над рядом зданий, выглядели особенно угнетающе. Мизуиро заметил, что люди в основном старались не приближаться к откровенно страшному строению, в один прекрасный день нежданно-негаданно появившемуся чуть ли не посередине города, но он был почти уверен, что видели эти их только единицы.

+2

72

------->> Штаб-квартира 10-го отряда

На улице было по-прежнему пасмурно, хоть дождь и не шёл. Поёжившись, Хитсугайя задержался на выходе, обернулся на Матсумото и довольно бодрым шагом двинулся в сторону домов школьников.
Он остановился на перекрёстке, откуда надо было решать, с кого начать. На пару секунд он задумался о дальнейших действиях, потом встретился взглядом с лейтенантом.
- Ты пойдёшь к Квинси, а за мной второй. - тоном чуть более нейтральным, чем обычные приказы сказал Тоуширо. - Встретимся в штабе. - Он помедлил ещё немного, потом перевёл взгляд на Рангику и несколько мгновений внимательно смотрел на неё, молча надеясь, что она серьёзно отнесётся к делу.
Решительно развернувшись, капитан ушёл своим путём, направляясь к дому Ясуторы Садо. Но до своей цели он так и не дошёл. Его внимание привлёк парень, которого он уже видел сегодня в парке, в кафе вместе с Куросаки. Его одноклассник. Сам по себе подросток был ничем не примечательным, но сейчас он стоял на улице и задумчиво смотрел на Адские Врата. Говорить это могло, скорее всего, только об одном - хотя парень и не был среди получивших необычные для людей способности, возможностью видеть духов временный шинигами его наградил.
Хитсугайя остановился, задумавшись. Да, вряд ли этот подросток мог представлять угрозу сохранности печати на Вратах. Но по случайности упустить что-то важное было нельзя. Кроме того, было непонятно, что лучше - человек, который видит врата и не знает, что это, или человек, который знает слишком много для нормального человека.
В итоге Тоуширо решил, что второе. И, решив задержаться, направился к Мизуиро.
- Привет. - конечно, Хитсугайя понимал, что в глазах одноклассника Куросаки он выглядит, как ученик младшей школы. Но на выражении лица и тоне голоса капитана Готей-13 это никак не сказалось.

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2010-03-23 18:17:03)

+1

73

Обернувшись на приветствие, Мизуиро увидел того самого беловолосого мальчика, которого увел Куросаки из кафе "по очень важному делу". Первые несколько мгновений, он не мог понять, обращался ли Хитсугайя к нему или к кому-то поблизости. В конце концов, с ним напрямую Коджима знаком не был и вряд ли создавал сейчас впечатление человека, который жаждал живого общения, но судя по тому, что мальчик по-прежнему продолжал смотреть прямо на него, а рядом не появился кто-то ещё, Мизуиро был вынужден как-то на это отреагировать.
- Привет, - точно также просто, но с явным удивлением в голосе ответил юноша, разворачиваясь к мальчику. За те несколько минут, когда Коджима видел его в кафе, ему не удалось толком рассмотреть этого странного ребенка несмотря на явное ощущение дежавю. Если бы не прямой, навязчивый взгляд Хитсугайи, юноша бы поберегся от откровенного разглядывания в силу природной тактичности, но вспоминая манеры мальчика, он не думал, что в этом есть какая-то необходимость. Тоширо явно подходил под категорию людей далеко неробкого десятка, но такие чаще показательно смелы и наглы, чем искренне. За это Мизуиро не обвинял – каждый сам своими средствами справлялся с собственной робостью. Если Хитсугайя считал, что глуховатая агрессия лучший выход, Коджима ему не судья.
Впрочем, никаких других выводов, кроме предположения о характере, юноша сделать не смог. Ни белые волосы колючками торчащие во все стороны, ни нахмуренные брови не дали ответа, где он видел этого ребенка раньше. И даже знание его имени, которое упомянул Ичиго в кафе, не облегчало задачу. «Странно», - обычно Мизуиро не жаловался на память.
– Я могу чем-то помочь, Хитсугайя Тоширо-кун? – фраза была просто вежливой и весьма нехотя, с паузой сошла с языка. Конечно, он не сопоставил своё наблюдение за Вратами с мальчиком. И тем более не подумал о том, что Хитсугайя подошел к нему именно из-за того, что сделал предположение о возможности Мизуиро видеть призраков. Такое бы предположение не было для Коджимы нормальным в принципе, да и за день было слишком много упоминаний о сверхъестественном, чтобы он мог ожидать ещё одно. – Если ты ищешь Куросаки, то он сейчас далеко, но я могу ему позвонить, - даже если у мальчика были какие-то проблемы, Мизуиро предпочел бы, чтобы их решал его друг. У самого Коджимы ребенок никаких теплых чувств не вызывал. Нахмуренные брови и тяжелый, взрослый взгляд скорее вызывали дискомфорт, чем желание продлить общение.

+3

74

Тоуширо остановился буквально в метре от школьника, так что любые сомнения в том, к кому на полностью безлюдной улице шинигами обращался, если они были, в любом случае должны были полностью отпасть. Можно было бы подумать, что при таком росте и неравнодушном отношении к напоминаниям о нём, Хитсугайя должен был бы стоять от собеседников на таком расстоянии, чтобы не запрокидывать голову для того, чтобы посмотреть в лицо. Но это было не так - шинигами довольно часто стоял близко к собеседнику, но зато почти никогда не поднимал голову, чтобы встретиться взглядом. С другой стороны, вряд ли это сильно бросалось в глаза.
Но сейчас капитан стоял так, чтобы без проблем смотреть подростку в лицо. Причиной этому послужила внимательность, с которой Коджима к нему приглядывался уже второй раз. Если один раз Тоуширо не обратил на это внимания, второй раз это становилось подозрительным и несколько напрягающим. Но мысль, что такое впечатление производит его внешность, была намного очевиднее для Хитсугайи, чем то, что интерес был связан с тем, что некоторое время назад шинигами в ходе одной из миссий в Каракуре выдавал себя за ученика класса Куросаки.

- Куросаки меня не интересует. - довольно ровно ответил Тоуширо, хотя от мыслей о внешности взгляд у него добрее не стал. - Ты видишь врата над городом. Я прав? - капитан десятого отряда не имел привычки ходить вокруг да около. И не видел никакого смысла долго подводить к сути разговора, который он сам завязал. Он практически не умел говорить о чём-то отстранённом, сразу же выдавая собеседнику основную суть мысли. Скорее всего, это было ярким проявлением неконтактности Тоуширо, выросшей из вечного отторжения его окружающими в детстве. Ну и меньше - из-за ледяной силы, делающей Хитсугайю холодным и резким. Или наоборот, это уж как посмотреть.
- Я подошёл, чтобы поговорить об этом. - добавил шинигами, решив, что иначе школьник просто не поймёт, чего от него хочет Тоуширо.
"Если этот парень видит Врата и духов, он должен видеть и шинигами, когда они покидают гигаи. Но, судя по тому, что я видел днём в кафе, не похоже, чтобы Куросаки об этом знал."
Хитсугайя нахмурился ещё больше. Такое положение вещей было странным, по его мнению, и не очень удачным. Точнее, он совсем не мог предположить, почему такая ситуация произошла. С ощущением, что он не понимает логики живых, он отложил эти мысли, ожидая ответа школьника.

+2

75

Поворот разговора, а точнее скорость и беспредупредительность начатой темы, захватили юношу сразу. «Врата?! Неужели и он о том же?» И без того немаленькие глаза Мизуиро удивленно расширились. Ему понадобился весь его характер, чтобы не повернуть голову в сторону предмета разговора, дабы удостовериться – да маленький, седовласый мальчик с тяжелым, серьезным взглядом говорил именно о них.
Понадобилось мгновение, чтобы юноше пришла в голову мысль, что такая непосредственная реакция вполне естественна и очень даже удачна. Он вздохнул, набирая в легкие выбитый воздух, на миг прикрыл глаза, собираясь с мыслями, и слегка склонил голову набок.
- О чем ты? Это какая-то игра? – если Хитсугайя думал, что Коджима разом выложил бы ему все как на духу, то он сильно ошибался. Мизуиро недаром в их компании славился талантом придумывать истории. Врал он профессионально. – Прости, Хитсугайя-кун, мне некогда с тобой сейчас играть. Я девушку жду. Красивую. Когда подрастешь, я обязательно познакомлю тебя с такой. Девушкам нравятся подобные тебе типы, - говоря, Коджима все более уверенно улыбался, - правда, это с условием, что ты не станешь мне сейчас мешать, - по мере речи голос юноши приобретал все более снисходительные, «взрослые» нотки. Он надеялся обидеть его быстрее, чем Тоширо поставит под сомнение истинность его слов.
Кажется, Коджима начинал припоминать этого мальчика. Ещё когда Иноуэ вернулась с Ичиго, Садо и Исидой из общих каникул, к ним в школу заглядывала группа странных людей, одетых в их форму. Точнее Мизуиро не помнил, но среди них был вроде бы и этот ребенок. Тогда их присутствие в школе почему-то не казалось странным. Позже юноша периодически встречал их в городе. А потом пропала Орихиме так, словно её никогда и не было. Ичиго, Садо и Исида все реже стали появляться в школе, все больше хмуриться и все меньше походить на простых старшеклассников озабоченных совсем другими, своими юными, возрастными трудностями.
Был ли Хитсугайя как-то связан с пропажей Иноуэ, Мизуиро не знал. И откровенно говоря, не стремился проверять. Даже если весь мир собирался сегодня обратить его внимание на мистическую, странную сторону бытия, Коджима не собирался поддаваться подобной навязчивости. В другой ситуации он быть может задумался над стечением обстоятельств, но сейчас в нем проснулось упрямство. Сначала Тацки, потом Ичиго и Кейго, теперь ещё малознакомый ему Хитсугайя задавали ему примерно один и тот же вопрос. В ответ на который у Мизуиро возникало только одно недоумение: «Зачем?»

+3

76

Фактически, такой реакции от подростка Хитсугайя не ожидал. Удивление, испуг, интерес - всё, что угодно, но не отрицание. С другой стороны, это объясняло то, что Куросаки не знал о том, что ещё один его одноклассник видит духовные сущности. Но причина такой реакции была достаточно прямолинейному шинигами в корне не ясна. Более того, она моментально вызвала приступ гнева. Больше даже не из-за самого ответа, а из-за высказанного в нём восприятия собеседника. Капитан десятого отряда не переносил неадекватное отношение к себе, вызванное внешностью. Практически в любом не достаточное уважаение к его силе и статусу порождало изрядное раздражение. Но так наступить на значимость Хитсугайи мало кому удавалось. Будь на месте Коджимы шинигами, капитан скорее всего уже схватился бы за меч. Но одноклассник Куросаки не был шинигами и не знал его должнности, более того, он был живым человеком, а Тоуширо был на задании и должен был оповестить человека по поводу Врат, а не объяснять, как надо разговаривать с капитаном. Маленькому шинигами было хорошо известно чувство долга, и это была, наверное, единственная причина, по которой Тоуширо, как минимум, не развернулся и не ушёл.
Возможно, рационально было бы оставить нелюбопытного живого в покое, но Хитсугайя после того, как начал говорить, считал уже неверным бросить разговор на полдороги. Другое дело, что ответ Мизуиро, что вряд ли было странным, вызвал сомнение в том, не ошибся ли шинигами. Однако этот вопрос решила за капитана врождённая черта характера - судить обо всём по сразу сложенному мнению, беря позже в рассчёт только те факты, которые прямо исключали предыдущее видение ситуации. Но здесь такого не случилось. Первое изумление Коджимы вполне вписалось в ожидания Тоуширо и дальнейшее уже не влияло.
- Это не имеет никакого отношения к играм. - мрачно и чуть медленнее обычного проговорил шинигами, не сдерживая выпирающую злость. Его и без того вечно хмурые брови сошлись над переносицей и вздрагивали от ярости. Но голоса Хитсугайя не повышал. - Не делай вид, что не понимаешь. - теперь уже вряд ли казалось, что ученик младших классов может так себя вести. - Когда я подошёл, ты смотрел прямо на Врата. Тот, кто не видит их, скорее всего спросил бы, о чём я говорил. Кроме того, ты помнишь меня. - услышав предыдущие слова Коджимы и разозлившись, Хитсугайя опустил взгляд. Теперь же яркие, странного цвета глаза вновь вызывающе прямо смотрели на школьника.

+3

77

"Классический пример детской непосредственности", - с явной досадой подумал Мизуиро и тяжко вздохнул. Ему было очевидно, что переубедить в его правоте Хитсугайю будет очень сложно. Маленький мальчик с взрослыми, излучающими злость глазами, не отступится. Это было видно и по его лицу, и по манере держать себя, и по тому на основе чего он делв комнату?ал выводы. Пустяки, что в конечном итоге Тоширо был прав, подтянутые за уши доводы не внушали надежды на логическое мышление, а уверенных в своих выводах людей сложно переубедить, особенно если они не поддаются доводам разума. "Похоже, он привык, когда его слушаются", - усмехнулся про себя Коджима, отметив манеру поведения. Не подверженного стадному инстинкту юношу сложно было смутить приказным тоном. Слушать он привык только то, что ему самому нужно, а слушаться вполуха.
- Хорошо, не игра, - кивнул Мизуиро, говоря тоном, которым обычно успокаивают вышедших из равновесия людей. Такой выбор был сознательным. Юноша пытался продемонстрировать себя как человека, четко осознающего свою правоту, но разговаривающего с ребенком, не поддающимся доводам разума, и поэтому даже не пытающегося спорить. - Тогда мне придется признать, что я тебя не понимаю, - Мизуиро пожал плечами, всем своим видом изображая святую невинность.
- Врата? Это ты о том плакате? - Коджима кивнул в сторону цветастого постера с изображением  очередного телефона. Рекламный плакат висел чуть в отдалении от врат, но в принципе смотреть на него было возможно и из той позиции, в которой находился Мизуиро на момент оклика Хитсугайи. - И, конечно же, я тебя помню! – слова Тоширо казались странным отзвуком мыслей и только подтвердили невнятные опасения юноши. В независимости от того, что произойдет в дальнейшем, Коджима не был настроен на откровение с тем, кто каким-то косвенным образом связан с Ичиго. – Я всего несколько часов назад видел тебя в кафе и тогда же Ичиго назвал твоё имя.

+1

78

Очевидно было, что Хитсугайя зря затеял этот разговор. Подросток упорно не хотел говорить на эту тему, и, в общем, Тоуширо не видел смысла настаивать. Но и разворачиваться и уходить было уже не логично. Если бы то, что собирался сказать шинигами, было реально важным, можно было бы идти на радикальные меры. Но это было не так, потому зайти дальше просто слов капитан себе позволить не мог. В конце концов информацию об осторожности вблизи Врат можно было вообще не сообщаться
Ситуация же в целом выглядела со стороны Тоуширо едва ли не глупо. Капитану было, честно говоря, некомфортно. Но это почти никак не выражалось - раздражение от такой манеры обращения к нему затапливало любые другие эмоции. Тем более, к противоречивым чувствам шинигами вообще был не склонен. Даже если такому способствовала ситуация, что-то одно оказывалось преволирующим. И, надо признать, чаще всего преволировала злость. Так и сейчас - единственное, что заставляло реагировать спокойно - чувство ответственности.
После слов Мизуиро ещё несколько секунд Тоуширо молчал, опустив взгляд и с усилием решая, как ответить.
- Ладно, это твоё дело. - мрачно сказал он наконец, глядя в сторону от школьника, вдоль по улице. - Я могу ошибаться. Хотя это было бы довольно странно. Очень часто ты бываешь рядом с Куросаки и его друзьями. - Хитсугайя развернулся, собираясь идти дальше. - С другой стороны, ходили с ним только Ясутора, Исида и Иноуэ. - добавил капитан скорее для себя, хмурясь и не поворачиваясь к Коджиме.
Орихиме, вот уже год как похищенную Айзеном, Тоуширо упомянул без всякой задней мысли. Конечно, ещё один успешно проведённый врагом план был не к добру. Тем более, причина, по которой девушка ему понадобилась, до сих пор не была известно. С другой стороны за прошедший год не изменилось ничего. Оставалось предполагать, что Адские Врата спутали планы обеих сторон.
Шинигами собирался уходить, но, задумавшись, всё-таки передумал.
- Если не видишь, можешь не слушать. - сказал он, сложив руки на груди и снова глядя на подростка. - Если видишь, осторожней веди себя рядом с Вратами. А лучше вообще не приближайся. - объяснять подробности сейчас уж точно не было смысла. Но это Хитсугайя всё же сказал.

+2

79

Можно было с чистой совестью праздновать победу. Доводы Хитсугайи были не слишком крепкими, а выбивать информацию из человека, если он её выдавать сам не хотел, довольно утомительное дело. Тоуширо не казался человеком терпеливым, следовательно, ждать, когда ему надоест доказывать, что Мизуиро видел, а что нет, придется немного. Так и оказалось.
Про себя Коджима довольно хмыкнул и перевел дух - как оказалось разговор довольно сильно напрягал его. Сжатая в кулак рука расслаблено разжалась, но чтобы лишний раз не привлекать к этому внимания, юноша убрал её в карман. Он прекрасно осознавал, что Хитсугайя просто не мог быть стопроцентно убежденным в верности своего предположения, как бы уверенно мальчик не выглядел. Мизуиро никому не говорил о том, что видел. Более того он никогда не реагировал на то, что вряд ли видели другие, нормальные люди. Этот раз, когда юноша позволил себе засмотреться на врата чуть ли не единственный. Было бы обидно из-за него попасть в неприятности.
Мизуиро заинтересовано приподнял брови, когда услышал, что Куросаки как минимум косвенно виноват, если не в появлении врат, то в том, что он, Коджима, их видит. "Во что же ты вляпался, Ичиго?" - в груди зашевелилось беспокойство, но юноша искусственно попытался скорректировать это чувство. Чтобы там не было, Мизуиро в любом случае не в курсе, а Исида, Чад и Иноуэ вместе с Куросаки частенько возвращались израненные. Кейго поэтому поводу кричал и бегал, одноклассники недоумевали, Коджима молчал. Частично из тактичности, частично потому, что понимал необходимую скрытность, частично потому, что не любил неприятности. Избегая откровенных разговоров, определенных мест и ситуаций, можно свести уровень напряженности своей жизни почти к нулю. Так Мизуиро и делал, а потом пропала Иноуэ.
Орихиме не была его другом. Просто одноклассница, девочка, которая в будущем станет настоящей красавицей, но она была частью его жизни и вместе с куском воспоминаний о ней у других, у него оторвали то лето, когда они были все вместе, задорную улыбку Тацки, агрессивную беспечность Ичиго, Кейго, который не видел призраков. Это была его жизнь, его мир, который вот-вот войдет в дизбаланс из-за какого-то мальчишки.
- Что ты знаешь о Иноуэ Орихимэ? - рука в кармане сжала телефон, словно цепляясь за последнюю, нормальную и неизменную вещь в его жизни. Сначала Тацки, потом Кейго и Ичиго, теперь Хитсугайя... В конце концов, у всех есть грань, после которой доводы разума не кажутся самыми логичными. Орихиме ходила вместе с Ичиго и компанией, возвращалась израненной, а потом пропала. Быть может её уже нет в живых, но почему о ней не помнят другие?
Упоминание Иноуэ выбило его из колеи, и он не отреагировал на реплику, касающуюся врат, посудив, что на этом ту часть разговора можно считать закрытой. Без какой-то особенной причины Мизуиро не стал бы ошиваться возле мест, которые можно было отнести к опасным. Врата таковыми являлись явно, а заверять в чем-то таком Хитсугайю юноша не видел смысла. Во-первых, потому что не собирался сообщать о том, что видел. Во-вторых, потому что глубоко сомневался, что Тоуширо интересуется из соображений его безопасности.

+3

80

Ещё несколько секунд, и Тоуширо ушёл бы, решив, что сказанные слова достаточны, что это большее, что он может сделать для предотвращения неожиданностей со стороны этого мальчика. Тем более, что Мизуиро предпочитал делать вид, что не видит ничего необычного, оставляя таким образом маловероятным собственное влияние на ситуацию.
Капитан не мог не вспомнить ещё об одной вещи, связанной с одноклассниками Ичиго - предположении, что существо, вырвавшееся из Врат, прячется в одном из них. Но это было задание второго отряда, и Хитсугайя был уверен, что друзей Ичиго проверили неоднократно. Даже не смотря на это шинигами обратил внимание на этот вопрос, однако ничего необычного в подростке не ощущалось.
Но следующего шага Тоуширо так и не сделал, услышав вопрос Коджимы.
"Он помнит Иноуэ Орихиме."
Капитан знал, что всем живым стёрли память о произошедших событиях. Как о работавших в Генсее шинигами, так и об похищенной Айзеном девушке. Это была часть законов Сообщества Душ - живые не должны были быть в курсе дел шинигами. Они не видят души, и не должны помнить то, что вне их понимания. Однако с тех пор как Куросаки Ичиго стал временным шинигами не все жители Каракуры не видят души. То, что Мизуиро помнит Иноуэ, было как минимум примечательно.
Хитсугайя повернулся к собеседнику всем корпусом, его тяжёлый яркий взгляд вновь был направлен в лицо Коджимы. Он не думал, что подростка действительно интересовало всё, что знает шинигами о девушке. Потому, хотя прямой смысл вопроса был в другом, он вспомнил о её исчезновении, а не об общих данных.
- Иноуэ Орихиме была похищена. - низко и ровно проговорил капитан, подбирая слова для продолжения. - Врагом. Скорее всего, она жива. - Тоуширо помедлил. Такая версия событий выглядела странно, хоть и была правдива. Но говорить всё как есть было непредставимо для Хитсугайи. Коджиму никак не касалось всё это. - Но, пока здесь Врата, ситуация не изменится. - заговорив о делах, Тоуширо заметно успокоился. Сложив руки на груди, он по-прежнему смотрел на школьника, но взгляд уже не был таким тяжёлым. Скорее изучающим, потому что то, что Мизуиро, до сих пор державший глухую оборону от контакта с подозрительным мальчиком, задал вопрос про Иноуэ, остановив таким образом уже было отставшего собеседника, заставило шинигами присмотреться к эмоциям подростка.
На последние слова Хитсугайи он никак не отреагировал, но выделил из речи упомянутое в пол голоса имя. Видимо, пропавшая девушка волновала его. Достаточно, чтобы хорошо держащий себя в руках, судя по короткому разговору, подросток задал такой прямой вопрос.

+2


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Улицы