Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок


Второй отряд | Тюремный блок

Сообщений 41 страница 60 из 153

41

Куна Маширо, Мугурума Кенсей, Канда Юу, Хисаги Шухей - Сейретей. Улицы Сейретея.

- ... я больше рассчитываю на Хэйджин-сан ... - Взгляд Маширо на какое-то время был прикован только к Мугуруме. Он был пристальным и внимательным, на губах даже при этом не мелькала ее очередная глупенькая ухмылка. Интересно. И главное неожиданно. Ей не очень по душе пришлось такое заявление, потому что на его месте она полагалась бы только на себя и друзей. Хейджин пусть и выглядела с первого взгляда личностью, которая внушала доверие, но верить в это Маширо не собиралась без веских на то доказательств. Происшествие более чем столетней давности научило смотреть на вещи и людей еще более реалистично и с крайним скепсисом, чем до этого. Брать правда в голову она не собиралась эту фразу. Для начала надо было понять, как дальше разовьется ситуация, на данный момент они ведь даже все были раскиданы по разным сторонам.
- Кенсей, ты глу-у-у-пый Кенсе-е-ей. - Зеленовласка надула губы трубочкой. Она не собиралась говорить что-то большее, хотя могла бы дополнить свою реплику тем, о чем думала несколько секунд ранее, что полагаться он должен на нее, как на своего лейтенанта, либо на их друзей. По-крайней мере если бы Куна упомянула только себя это сошло бы  за шутку, а врать уже ей не хотелось. Не хотелось ей и говорить правду.
Можно сказать на этом она закрыла "разговор" с Мугурумой. Дальнейшее поведение Маширо при этом резко контрастировало с тем вызывающим, что она выказывала при Хейджин. Для нее конечно было очень не свойственно игнорировать странного субъекта с татуировкой 69, косящего под Кенсея, игнорировать патлатого, который кажется командовал парадом, остальные были просто скучными, чтобы их замечать, но в том то и странность - Куна перестала доставать всех и каждого словно ее и вовсе тут не было.
Зеленовласка в полном молчании понуро шагала, окруженная  готеевцами. Было ощущение, что их с Кенсеем ведут на смертную казнь и жить оставалось буквально несколько часов, если не минут. В животе начало громко урчать, но она делала вид, что это не у нее. Маширо полностью игнорировала жалкие попытки организма просигнализировать, что пора бы подкрепиться. Такое ее состояние служило чем-то вроде затишья перед бурей, правда она пока не решила насколько сильной будет буря, если будет.

+3

42

Куна Маширо, Мугурума Кенсей, Канда Юу, Хисаги Шухей ------------>> Сейретей. Улицы.

Лейтенант второго отряда ушла, и активный разговор стих. Судя по одинаково сосредоточенному выражению на лицах, каждый задумался о своём. Наверное, закончившийся день принёс каждому достаточно почвы для размышлений. Поддерживать беседу Мугуруме не хотелось абсолютно. Он не любил своими усилиями ломать естественные рамки отношений. В данном же случае ни офицер второго, ни меченый лейтенант не были теми, кто перешёл за границу официального контакта. Это было совершенно не удивительно - поводов для знакомства до сих пор не было. Оба парння пришли только для того, чтобы сопроводить преступников в место заключения - сомнительный повод для раговора.
Любопытно было видеть снаружи, как происходят конфликты в Сообществе Душ и как работает построенная тысячи лет назад система. Вайзарды были врагами, но каждый шинигами сам решал, как относиться, и всё в итоге решала ситуация. Так Кира Изуру стал им с Маширо другом, практически спасши Кенсею жизнь, а Хэйджин Ко, будучи тем, кто должен был найти бывших товарищей и исполнить грозивший их жизням приказ, вызывала доверие и желание познакомиться поближе.
"Вот так вот возвращаются обратно." - подумал Мугурума и обернулся к Маширо, пристально смотревшей ему в лицо. Она вроде бы говорила как обычно, но смысл фразы читался совсем иначе. Слова были бы бессмыслицей, еслии бы не значили её несогласие с его прошлым ответом.
"Значит, думаешь, что не Хэйджин нам поможет?" - мужчина нахмурился.
Может, Куна говорила и не глупости. Не очень верно было полагаться на шинигами Готея-13, но Мугурума уверен был сейчас, что глупая резня парламентёров не была делом их рук. Слишкоим сложно было это провеернуть. Сложнее, чем вырубить их и раскидать по Руконгаю. И во второй раз убегать из Сейретея как изгои, он не хотел. Не для этого он согласился на переговоры, шёл к первому районе, дрался. Просто глупо теперь сбежать.
- Всё что могли сделать сами, мы сделали. Нам нужны результаты расследования, которые нас оправдают. Иначе мы можем освободиться только с боем. - в полголоса ответил он, глядя подруге в глаза.
Впереди показалась тюрьма. Кенсею ни разу не приходилось бывать внутри, и, в общем-то, не тянуло. Сейчас же там были их товарищи. Это не явно, но беспокоило. Он был практически уверен, что с ними всё в порядке, но территория второго отряда в любом случае была не тем местом, которое хотелось бы лишний раз видеть. Тем более, впервые вернувшись в Сейретей.
"Хм, сколько из нас ещё в Руконгае?"
- Офицер, - обратился он к шинигами из второго отряда, который шёл впереди. - Какие условия заключения? - молчание хотелось всё же нарушить и, пока было время, задать вопрос. Вряд ли, правда, шинигами ответит что-то неожиданное, но всё же. На лице вайзарда по мере приближения к тюрьме не отражалось ни одной новой эмоции. Казалось, он совершенно не чувствует себя арестованным. Возможно, это было обманчивое впечатление, но Мугурума без сомнения был совершенно спокоен.

+1

43

Куна Маширо, Мугурума Кенсей, Канда Юу, Хисаги Шухей ------------>> Сейретей. Улицы.

Стальные нервы, крепкая рука, что не знает печали, недозволенность падать вниз в растерянность. Впереди простиралось ведомство Юу, который вздохнул при виде этого помещения. Он его, не любил не больше, чем все те, кто сидел там по своей вине. Они все завидовали ему, тому, что он на свободе, а он бледнел и, выполняя свой долг, завидовал другим. Хисаги шел, молча, равно как и офицеры Канды. При входе в сектор, он остановился и расписался в журнале, который регистрировал его появление в такое-то время. Затем протянул ручку и бумагу Шуухею и повернулся к дежурному, который тем временем рапортовал, что за время несения караула ничего не произошло.
- Вольно. Лейтенант 9 – отряда, Хисаги Шуухей пройдёт со мной, для выяснения некоторых обстоятельств. Зарегистрируйте это в журнале посещений, отдельной записью. – следующими действиями подчинённого был кивок и заполнение необходимых бумаг. Затем, Канда внимательно осмотрел Кенсея и Маширо на предмет того, что у них могли быть какие-то отдельные вещи не дозволенные к ношению в камерах. Что касается зампакто заключённых, то их изъяли и передали лично Канде заранее. Вздох Юу был сравним лишь с крушением горой Фудзи. Он вспомнил, что некоторое время назад Мугурума спросил его о том, какие будут условия, и не получил ответа. Подчинённые разошлись, они прошли внутрь камерного отдела. Именно тут, и был дан ответ.
- Мугурума-сан, меня зовут Канда Юу, я занимаю пост 5 – го офицера, второго Отряда. Это я вам говорю, чтобы вы могли обращаться ко мне по имени, или по должности. Касательно вашего вопроса, я отвечу вам, что я помещу вас в блок с мягкими условиями, и думаю, целесообразным будет сказать, что вашей напарнице и вам я дам одно помещение. Форма заключения при страже не рациональна, вам разрешено общение с другими участниками сектора. Это если они изъявят желание вам ответить. В остальном, вы можете с просьбами обращаться ко мне, если я найду их вразумительными, они будут исполнены. – спокойный ответ без излишней холодности, просто ответ человека выполняющего свой долг. Канда вспоминает расположение камер, их надо было посадить туда, где уже были заключены Лиза, Хиори и Лав. Вспомнив, что между камерами девушек оказалась одна для двоих, он решил их отправить туда, но сперва надо было произвести допрос по отдельности. Отрядив сопрождающего, он обратился к лейтенанту. – Хисаги-сан, вашу просьбу я смогу удовлетворить только завтра, когда всё будет закончено. А сейчас у меня есть одна просьба. Проводите Куну Маширо вплоть до её камеры и убедитесь, что всё было в порядке. Благодарю. – в вежливом тоне, когда шинигами уважает другого шинигами, тем более если один из них служил если не каким-то образцом, то во всяком случае в глазах пятого офицера Хисаги был из тех, кто действительно сидел на своём посту не зря. Но в данную минуту лейтенант не должен был присутствовать при этой части допроса. Подождёт пройдётся с караульным, который стоял рядом с камерой, на всякий страховочный вариант, Канда попросту не любил сюрпризов, поэтому и отправил лейтенанта с провожатым. Кенсея же он повёл в комнату для допроса, надо было сделать это отдельным действием, ибо вайзарды могли начать говорить одно и тоже оказавшись вместе. Вот и комната, дверь открывается рукой которая больше привыкла сжимать катану. Пора было выяснить, что тут происходит.

------------------------------>Канда Юу, Мугурума Кенсей.
Второй отряд|Тюремный блок|Комната для допросов

Отредактировано Kanda Yuu (2010-11-07 18:14:25)

+3

44

Хисаги Шухей
http://i057.radikal.ru/1010/c1/449c3f0c5fc6.jpg

Дорога до территории второго отряда не заняла много времени и прошла в большей степени в тишине. Конвою, тенью скользившему, окружив то ли преступников, то ли подозреваемых, переговариваться было неудобно, а вайзарды обменялись несколькими едва слышными репликами и притихли. Шухей, понимая, что его присутствие не более чем формальность, углубился в свои мысли, не упуская, однако полушинигами-полупустых из виду. Он не чувствовал от них угрозы, но с некоторых пор вырабатывал в себе недоверие, как привычку. Наверное, Хисаги понимал, что совсем уберечься от ошибок и просчетом невозможно, но всё равно хотя бы пытался.
Ворота на территорию второго отряда Шухей встретил со сдержанным любопытством, поглядывая по сторонам. Нахождение на территории, которую они отделяли, как правило, не означало ничего хорошего, и среди Готейцев ходило немало слухов об этом месте. Самому Шухею в тюремном блоке бывать приходилось, правда, всего лишь пару раз после ухода капитанов третьего, пятого и девятого отрядов. Кроме неприятного впечатления с того времени осталось мало воспоминаний, Хисаги был слишком шокирован происшедшим, чтобы оглядывать окрестности, подтверждать или опровергать слухи, поэтому сейчас ему многое было в новинку.
Из собственной задумчивости Шухей вынырнул только тогда, когда Канда протянул ему пишущие принадлежности. Хисаги отнесся к бумаге с взращённой за последний год деловитостью, сразу и без лишних вопросов заполнив все необходимые графы и задумавшись лишь раз, перед тем как указать причину своего пребывания на территории тюремного блока. Формулировка "сопровождение конвоя" казалась ему комичной.
После непродолжительной бюрократии Шухея откровенно спровадили, уводя интересущего его вайзарда на допрос. Впрочем, он остался не в обиде, понимая всю незначительность своих расспросов относительно работы офицера второго отряда.
- Это ждёт, - также вежливо, но крайне лаконично ответил шинигами. - Как только появится такая возможность, сообщите мне. Я приду, - отказаться от своей просьбы Хисаги уже не мог даже не из любопытства, а из-за причиненных второму отряду неудобств. - До встречи, офицер Канда, - коротко распрощался Хисаги, глянул в сторону уходящего Мугурумы, слегка нахмурился и повернулся к Маширо. - Пройдёмте за мной. В ответ на вопросительный взгляд Шухей, брошенный в сторону караульного, шиноби показал ему дорогу, очевидно собираясь проводить. Хисаги нисколько не возражал, опасаясь, что легко может заблудиться в хитросплетении коридоров.

+2

45

Патлатый Панда-кун своими словами несказанно начал веселить Куну, впрочем слушала она его с непроницаемым выражением лица. С ее языка готовы были сорваться как минимум две или три остроты, но не сорвались. Усугублять положение вещей не стоило. И зеленовласка отлично осознавала сей факт. Пощечина от Хейджин-сан заставила хорошо задуматься над тем, стоит ли шутить в такой ситуации. Да и положение вещей после этой шутки обрисовывалось еще более печальным, чем было до сих пор. Как только Маширо пыталась что-то вспомнить, то голова начинала сильно болеть и ничего кроме осознания пробелов в нее не приходило. Такое впечатление, что нас заставили забыть.. Мысль навязчиво застряла, но продолжения не могла получить. Вариантов было так много, а сузить круг подозреваемых было невозможно, тем более, что этими самыми подозреваемыми считали ее с друзьями.
- Пока-пока Кенсей, Панда-кун и остальным. Не скучайте без Маширо. Хотя нет, можете скучать. - Беззаботно пропела Куна вслед удаляющимся. Ей хотелось бы присутствовать при допросе Кенсея, но увы кто ей позволит? Тем более, что те условия, которые описывал Канда Юу на самом деле были даже очень гостеприимными по отношению к тем, кого подозревают в зверских убийствах.
- Пройдёмте за мной. - Маширо перевела свой взгляд на того странного поклонника Кенсея. Это было даже забавно, что ее оставили ему на поруки. Следовать за лейтенантом она не спешила, хотелось включить дурочку и она некоторое время боролась с собой. Победу одержала надо сказать нерациональная сторона Маширо. На этот раз даже не помогло воспоминание об оплеухе. Кстати о ней говоря. Щека словно зудела. Стоило к ней прикоснуться, как тут же зеленовласка отдергивала руку. Было больно. Нужно было приложить что-то холодное, но признать, что ей нужна помощь подобного рода, было не в ее характере. Проще было продолжать делать вид, что все прекрасно и что мозгов-таки не прибавилось.
- А мне мама говорила, что с незнакомыми молодыми людьми, даже если они очень вежливо попросят, никуда ходить нельзя. - Надо было видеть, как округлились глаза у караульного шиноби при таком заявлении от арестанта. Он даже замер на полпути. Маширо во все лицо лыбилась, именно лыбилась, а не улыбалась. Наверно для полного одебиливания не хватало звука "Гы" с ее стороны.
- Но думаю что с вами можно, раз вы поклонник Кенсея. - Лыбиться стало дискомфортно из-за боли. Лицо зеленовласки снова приняло непроницаемый вид.
- Ведите. - На этих словах Маширо демонстративно протянула вперед руки, скованные блокиратором рейяцу и потрясла ими в воздухе, вышагивая рядом с поклонником Кенсея. Этого времени вполне хватило, чтобы караульный мог отойти и снова уверенно зашагать, показывая дорогу к камере.
О! Кажется я буду не одна. Наличие рядом Лизы и Хиори радовало, относительно радовало, но все же. Так Маширо хотя бы знала, что они рядом и с ними не все так плохо, как могло бы быть. Может они знают что-нибудь о других.

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-11-13 17:32:05)

+2

46

Хисаги Шухей
http://i057.radikal.ru/1010/c1/449c3f0c5fc6.jpg

Шухей скосил взгляд на вайзарда, похоже, вышедшую из короткого анабиоза. Заметно подбитое лицо девушки выражало состояние абсолютного отсутствия мыслительной деятельности. Как и ожидалось, состояние безудержной активности для неё было нормальным, Хисаги же чувствовал себя несколько неудобно в такой ситуации рядом со столь кардинально неправильно ведущим себя заключенным.
Он нахмурился, подбирая слова и доводы, которые могли нейтрализовать «мамин указ», но прежде чем нашёлся, что сказать, Маширо двинулась вперёд с энтузиазмом неподобающим для задержанного, выдав при этом какую-то странную фразу. «Может удар Хэйджин повредил ей голову?» - с сомнением подумал лейтенант девятого отряда и двинулся за ней следом, глядя в изумрудный затылок так, словно бы там были написаны ответы на его вопросы. «Кенсей это тот седой вайзард. Но почему поклонник?!» - шинигами ещё сильнее сдвинул брови и в один шаг догнал Маширо. «Может именно об этом они и говорили?»
- Лейтенант девятого отряда Хисаги Шухей, - коротко представился шинигами, озадаченно косясь в сторону девушки, увидев в ней перспективного собеседника, но сомневаясь в том, что она способна адекватно ответить на его вопросы. Маширо выглядела мило и беспечно, и чем-то по ощущениям напоминала лейтенанта одиннадцатого отряда - ребенка, озабоченного только игровым процессом. Эмоциональный, но сдержанный Шухей хорошо относился к женщинам и детям, одних в большей степени смущаясь, а других по возможности балуя. Сказывались голодное детство и засевшая с той поры мечта стать шинигами. На что-то другое просто не хватало времени ни раньше во времена обучения, ни теперь. Он, конечно, не жил в изоляции, уверенно общаться с противоположным полом так и не научился.
«Щека должна доставлять ей неудобства», - внезапная мысль вильнула в голове Хисаги, пока он старательно подавлял порывы засыпать девушку вопросами. Почему-то при караульном не хотелось. Как-то это было слишком лично и совсем не соответствовало поведению лейтенанта при эскорте.
- Благодарю за помощь, - чётко произнёс Шухей, когда они дошли до камеры, в которой должна была остановиться Маширо. – У Куно повреждена щека. Ничего серьёзного, но осмотреть её нужно. Отправьте запрос в чётвертый отряд и принесите компресс, - Хисаги говорил вежливо, но его слова не предполагали просьбу – это был приказ, обязательный для исполнения шинигами более низкого звания. - Я подожду здесь, - добавил он, уверяя, что ситуация, пока караульный выполняет его указание, находится под контролем, открыл камеру, пропуская девушку, и зашёл следом. Никаких сомнений во втором отряде у него не было, но следуя собственной ответственности, Шухей хотел убедиться, что с доверенными ему подозреваемыми всё в порядке. Он сложил руки на груди и облокотился на решетку, продолжая пытливо разглядывать девушку.
– Если тебе больно, стоило об этом сказать. Ты же слышала о тех условиях, которые вам обеспечивают, - в его голосе проскочил укор. Хисаги не был уверен в том, что Маширо было действительно больно, но не сомневался в том, что после удара лейтенанта второго отряда должно быть. - Почему ты называешь меня поклонником Мугурумы? – без обиняков спросил Хисаги, как только караульный отошёл на достаточное, по его мнению, расстояние.

+1

47

А поклонник Кенсея хмурился и о чем-то сосредоточенно думал. Надо было отметить, что сведенные к переносице брови очень напоминали обычное выражение лица Кенсея. Ну прямо словно обожающий подражатель. Хотя наверно просто совпадение. Кстати говоря, почему-то большинство состава Готея хмурится словно им недавно стукнуло больше тысячи лет. А вот например те же Укитаке-сан и Кьераку-сан, их не назовешь ворчливыми старикашками. Эхь молодежь молодежь.
- Мм Усаги-кун значит. Просто Маширо. Я разрешаю. - На губах закрепилась болезненная но открытая улыбка. И говорила Маширо легко и непринужденно словно Хисаги Шухей был действительно Усаги и это было неоспоримым фактом.
Шли до камеры они после ее эксцентричных реплик в полном молчании. Зеленовласка, которая по идее должна была демонстрировать свою нелюбовь к затишью, пыталась ее как можно ярче выражать. То и дело посматривая, то на названного Хисаги Усаги, то на их сопровождающего. Она не шла нормальным шагом, а передвигалась по коридору вприпрыжку, напоминая никак не арестантку, а скорее шкодливого ребенка, которого ведут на прогулку. Пыталась громко бренчать блокираторами. Пару раз даже провела ими об стену, чтобы создать раздражающий неприятный звук. Выкидоны кажется не особо впечатляли, но если и впечатляли, то по-крайней мере, что один, что второй рядом идущие, как ей думалось, предпочли стоически стерпеть.
Ну вот теперь я чувствую себя наглой не по праву.. Усаги-чан такой милый, а я тут пыталась их изводить.. Поймав себя на этой мысли Куна дала передышку от себя любимой им обоим. Впоследствии шиноби, который их сопровождал, ушел исполнять приказ поклонника Кенсея.
В камеру Маширо прошла весьма спокойно и без возражений. Лишь когда Усаги-чан принял удобную для себя позу заглянула в его глаза открыто. Куна пыталась решить для себя какой линии поведения ей лучше придерживаться. Ей и хотелось бы наверно проявить толику вменяемости, но это было настолько тяжело. С чужими, а Готей теперь был все же чужой в какой-то степени, она привыкла играть в шарады.
- Больно? Кому это здесь больно. Чушь. Я ничего такого не говорила. - Начала она довольно энергично. Бравада так и перла, но со стороны больше походило на капризного ребенка, который отрицает очевидные вещи из соображений понятных только ему.
- Но за проявленную заботу спасибо. - Все же она смягчилась. Одновременно с этим подавляя желание брякнуть что-нибудь двусмысленное с негативным или ехидным оттенком. Худо-бедно сдерживать себя ей удалось. И чтобы как-то отвлечься от стремящихся наружу необдуманных слов, она начала ходить по камере, вышагивая и считая про себя шаги. Камера была довольно просторной и унылой.
О так все-таки заинтересовало. Она замерла на середине помещения и вновь взглянула на Усаги-чана.
- Ну.. Усаги-чан. Тебе должно быть виднее. Это же у тебя татуировка, как у Кенсея. Глупый ты Усаги-чан. И почему Маширо должна подсказывать очевидные вещи. - С губ сорвался тяжелый вздох, вздох усталости. Зеленовласка пыталась тем самым показать насколько считает недогадливым лейтенанта девятого отряда, но на самом деле она действительно устала. 
- Усаги-чан. - Взгляд зеленых глаз стал серьезным и полным беспокойства. Возможно она могла бы даже произнести то, что собиралась с глупой улыбочкой на губах, но глаза соврать не могли бы. Они в данный момент ее выдавали. Да Куна это прекрасно понимала и сама, но ей было важно узнать что-нибудь.
- Я хотела спросить. Вы что-нибудь знаете еще о нас? О тех, кого еще не переловили? А Шинджи, как он? - Возможно зря мы решили дать второй шанс Готею.

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-11-25 22:45:58)

+1

48

Хисаги Шухей
http://i057.radikal.ru/1010/c1/449c3f0c5fc6.jpg

"Усаги?!!" - глаза на вполне привлекательном, но отмеченном шрамом и татуировкой лице лейтенанта девятого отряда расширились до невозможности, предавая ему выражение беспомощного недоумения. Хисаги пришлось приложить массу усилий, чтобы хотя бы не реагировать вслух на подобное обращение. "Она просто меня провоцирует", - убеждал себя парень, сдерживая волну эмоций непомерно развитой для своих лет волей. "Как ребенок, честное слово..." - думал он, вспоминая то, как Маширо шла к камерам, и эта мысль его успокаивала. Дети они такие - непосредственные и немного жестокие. На них за это обижаться нельзя. Они просто иначе не научились пока.
- Хорошо, если так, - произнес лейтенант с коротким вздохом. Он мог понять причину подобного упрямства - гордость, не дающую продемонстрировать перед силами, у которых есть власть, свою слабость. Но для девушки это было глупо. Особенно для девушки, которая не стеснялась себя глупо вести.  - Но если нет, хуже ты делаешь только сама себе.
"Чан???" - лейтенант едва слышно скрипнул зубами, и только раздувающиеся крылья носа указывали на его раздражение. Подчеркнутая вежливость отошла на задний план. Какое бы ни было у тебя воспитание, очень трудно сохранять серьезный тон, когда к тебе обращаются как к Зайцу или Зайчику.
- Татуировка?.. - Хисаги нахмурился и отвел взгляд в сторону. Из раннего детства он мало вынес, но ужас перед огромным пустым, который едва не убил его и его товарищей, остался до сих пор. Его крик по-прежнему звучал в ушах шинигами. Также как свист разрезающего плоть ветра. Впрочем, это было так давно, что возможно его воспоминания надуманные. - Если это какая-то шутка, то крайне неудачная. Эта татуировка... - тонкие пальцы лейтенанта рассеяно коснулись щеки в том месте, где чернели цифры. С того дня в детстве он помнил только страх, свист ветра, огромную фигуру шинигами, с развивающимся хаори и эти цифры, отпечатавшиеся у него в голове. - Эту татуировку я сделал в благодарность шинигами, спасшему мне жизнь. Вряд ли он меня помнит. Я и сам-то почти не помню тот день.
Отреагировав на изменившийся тон, Шухей внимательно посмотрел на девушку, чей цвет волос напоминал свежевыстриженную лужайку. Захотелось её успокоить, но никакой особой информацией он не обладал.
- Я - нет, - с сожалением покачал головой Хисаги. - Девятый отряд находится в резерве. Я не покидал Сейрейтей с момента объявления военного положения, и знаю только, что все обнаруженные вайзарды живы. Это хорошая новость, не так ли? - парен замолчал, исчерпав собственную информативность. - Тебе стоит спросить кого-нибудь из второго отряда. Того же Канду.

+1

49

Указательный палец лег на губы и Маширо вглядывалась в лицо лейтенанта девятого отряда с откровенным интересом. У него была хорошая выдержка. Он даже пытался быть вежливым с ней, хотя она этого не заслуживала, да и вежливостью его поведение навряд ли можно было назвать, но для себя зеленоволосая "террористка" определила его именно так. Впрочем "вежливым" внешне Хисаги смог быть недолго. На лицо с ним происходили все симптомы зарождающегося раздражения. Стоило бы хотя бы немного дать ему передохнуть. Изводить всех и каждого расхотелось, да и тем более такое поведение не очень то могло помочь ей вытащить какую-нибудь информацию их Усаги-чана.
- Хай-хай. Маширо не надо учить, она и так ученая и все понимает. - Она понимала, что хуже будет только ей, но все-таки не так уж и страшно было перетерпеть, не смертельная рана, всего лишь заслуженная затрещина. Пройдет. Надо просто не обращать внимания, да и все равно меня не послушал, так что толку-то от моего спектакля. Мысленно Куна ухмылялась, с виду же просто задумчиво смотрела на Хисаги.
Ходить по камере надоело, поэтому Маширо ловко переместилась на койку для заключенных. Было жестко и некомфортно, но об этом она решила, пока умолчать.
- И так.. - Выслушав весьма интересную речь и экскурс в прошлое готеевца, зеленовласка сделала вывод, что либо Усаги-чан говорит о Кенсее, либо о еще каком-то третьем носителе аналогичной татуировки. Конечно можно было бы еще предположить, что просто у мальчика тогда от страха разум помутился или что-то он забыл, но это было маловероятно, тем более, если прикинуть, что это было давно-давно, в том прошлом, когда Кенсей был ее капитаном, то все складывалось в одну стройную линию, впрочем она все равно не спешила с выводами. Лишь предполагала.
- Очень трогательная история. Повезло, что тебя спасли. Но знаешь Усаги-чан, я шутить люблю в меру, и сейчас я говорила правду, так что думай, что хочешь, но Кенсейчик все равно первый, кто испоганил свое тело этими циферками~. - Говорила Маширо как можно более важно и серьезно, но все равно все ее эмоции были нарочно преувеличены, врочем правдивости слова девушки не теряли.
- Очень жаль. Хм, а думаешь Панда-кун будет со мной милым и расскажет все, что я захочу? - О том, что ее очень порадовало то, что друзья живы, Маширо не призналась. Более того она проигнорировала эту часть. В принципе радоваться от всей души было еще очень рано, да и радоваться при чужих не хотелось.

+2

50

Хисаги Шухей
http://i057.radikal.ru/1010/c1/449c3f0c5fc6.jpg

Шухей с сомнением посмотрел на девушку только что мерящую клетку и тут же занявшую выжидательную позицию на койке. "Ученая, да?.." - наверняка она, так легко и по-детски надувающая губки, была намного его старше, но сейчас находясь в одной с ней камере, Шухей волей-неволей начинал чувствовать над ней какую-то ответственность. Сказывалось привычная для него должность «семпая» и лейтенанта. Про себя Хисаги хмыкнул, а вслух только кивнул, больше реагируя на слова, чем соглашаясь с ними.
Из коридора послышались шаги - конвоир исполнил его указание и принес компресс и небольшой тазик с водой. Также он сказал, что медики, которые придут осматривать раненных вайзардов, вполне могут взглянуть и на щеку Маширо. Поблагодарив и отпустив его, Шухей отдал всё это нехитрое приспособление Куно. Если надо - воспользуется, нет - так нет.
- Вот, значит, как, - ровно произнёс Хисаги, сдерживая порыв развить эту тему. Если уж он не помнил своих спасителей, вряд ли они помнили его. За свою службу в рядах шинигами Шухей ни раз спасал жизни, но помнил больше тех Пустых, которых убивал, нежели души, ради которых это делал. "Возможно, имеет смысл спросить у него..." - подумал Шухей хмуря тонкие брови. "Вряд ли, конечно, это что-то принесет, но почему бы не попытаться?"
Забавно ещё то, что Кенсей был капитаном девятого отряда, и если бы… не это происшествие, они с Маширо вполне могли снова занять своё место, избавив Хисаги от ноши. "Тогда бы я мог..." - он не знал, хотел ли отомстить Канаме, но у него определенно накопилось большое количество вопросов к капитану-предателю. Вся его этика, всё мировоззрение были так или иначе связано с этим человеком, который, предав Готей, пошёл против своих принципов.
- Почему нет? - усилием воли разжав внезапно оказавшийся судорожно сжатый кулак, Хисаги наконец вынырнул из своих размышлений и обратил внимание на явно заскучавшую собеседницу. - Вряд ли эта информация такая тайная. Кроме того...  Ты, Маширо, не похожа на ту, которая тут же побежит всем рассказывать, - с короткой улыбкой добавил Шухей, умолчав о том, что большинство людей, которым бы она могла что-то рассказать, также как и она сама находились под замком. – Попробуй.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-12-13 14:33:26)

+2

51

Посидев некоторое время совершенно спокойно Маширо резко сменила позу. Она с ногами забралась на койку, левую подобрала под себя, а правую согнула в колене. Руки замкнулись кольцом на ноге. Спиной она прислонилась к стене.
По поведению поклонника Кенсея было отчетливо ясно, что он всерьез ее не воспринимает, видимо считая, что тактика как с маленьким ребенком, ему может чем-то помочь. В принципе до чужих заблуждений ей не было дела. Единственное, уж очень доставать парня не хотелось, да и не было особых на то причин.
Появление дежурного с "арсеналом средств", которые были призваны помочь снять опухлость лица. Она лишь мельком глянула на них, но капризничать не стала. Приняв тазик и компресс от лейтенанта девятого отряда, Куна не стала тут же заниматься "самозалечиванием". Она внимательно посмотрела на готеевца и спустя некоторое время произнесла.
- Не стоит терять время на это.. - Указательный палец правой руки уткнулся в пострадавшую щеку. - Компресса будет вполне достаточно. Я думаю. - С этими словами Маширо приступила к простой процедуре. Влажная ткань приятно охлаждала кожу. А еще чувствовался легкий запах лекарственных мазей, может быть что-то обезболивающее, может снимающее последствия от удара. В любом случае зеленоволосая "террористка" плохо разбиралась даже в кидо-медицине, что уж говорить о сподручных средствах людей.
Ох жестоко шутить любите Уса-а-а-ги-чан~
- Ну я знаете ли могу от нечего делать и громко в камере покричать, а еще могу спеть песенку из той информации, что будет мне доступна, хотя в принципе можно и без нее. Сочинять я люблю больше всего. - Мне кажется, или у меня челюсть как-то странно гуляет сама по себе? Рука рефлекторно потянулась к подбородку, и наощупь Куна пыталась что-то для себя определить. Брови нахмурились под стать Кенсею. Но она не заметила ничего такого, лишь продолжив говорить, поняла, что иногда испытывает некий дискомфорт и слышит как что-то глухо хрустит внутри. 
- Нэээ... Усаги-чан... как ты думаешь челюсть вообще реально вывихнуть? - Как же мерзко и глупо! Вопрос о Канде был забыт напрочь, хотя скорее она просто не хотела давать ответ, предпочитая уводить тему в другое русло.

+5

52

Хисаги Шухей
http://i057.radikal.ru/1010/c1/449c3f0c5fc6.jpg

С внутренним вздохом облегчения Шухей посмотрел на Маширо, спокойно взявшую чашку и занявшуюся своей щекой. Откровенно говоря, он был готов встретить сопротивление и совсем не представлял, что с ним собирался делать. Девушка, несмотря на свою миловидную внешность, была подозреваемой в деле убийства, а не его прямой подчиненной, которой он мог бы приказать выполнить то, что считал для неё нужным.
Ощущения смешивались, сбивая с толку. Это было неправильно, но внутренне Хисаги практически признал их невиновными и оправдал, по крайней, в своих глазах. Возможно, он выдавал желаемое за действительное, никаких особых доказательств у него не было, но девушка, так забавно надувающая губы, не представлялась ему безжалостной убийцей. "Эта наивность тебя и погубит. Казалось бы, одного раза должно было хватить, чтобы понять, что внешность обманчиво", - внутренне сокрушался Хисаги в то время, когда на его лице отразилась открытая улыбка.
- Не сомневаюсь, - и хотя его слова несколько противоречили сказанным до этого, тот смысл, который он изначально вкладывал, по-прежнему имел место быть. Да, Маширо вполне могла пропеть полученную информацию, но кто её услышит, кроме заключенных и охранников? Из тюрьмы рассказанное ей не выйдет. Да и... Хисаги был уверен, что ради своих товарищей зеленовласое чудо вполне могла держать язык за зубами. Откуда такая уверенность? Просто потому, что и она, и Кенсей некогда служили в девятом отряде, в отряде, где всегда были очень тесные даже дружеские отношения. "По крайней мере, мне легче в это верить". Заблуждение Хисаги не помешало бы ему принять и исполнить полученный сверху приказ, каким бы он не был, но пока юноша предпочитал тешить себя надеждами.
- Можно, - очень серьезно произнес Шухей тут же нахмурившись, - но тогда ты не только не смогла бы так бодро лыбиться, но и говорить было бы не просто сложно, а почти нереально. Можно я посмотрю? - Хисаги подошёл ближе, присел возле кровати и аккуратно повернул её голову за подбородок так, чтобы было видно щеку. Вообще говоря, ему давно пора было идти к себе в отряд, но он будто бы намерено тянул время. Нельзя сказать, что лейтенант хорошо разбирался в медицине, но основы знал, и серьезную травму, будь то перелом или вывих, вполне мог отличить от ушиба. Щека Маширо покраснела и опухла, но ничего серьезного шинигами не обнаружил. - Пока поможет компресс, а позже всё-таки обратись к доктору. Уверен, им не составит труда тебя осмотреть.

+2

53

--------------> Второй отряд. Комната для допросов.

Канда спокойно конвоировал заключённого, без каких-либо мер пресечения. Юу и так знал, что Кенсей не станет делать ничего противозаконного и мешать ему. На нём наручники и сковывающие реяцу, так что тут сила за Вторым Отрядом. Логика. Если бы не было наручников, то вся тюрьма бы улетела на воздух.
- Три. Три - это число, которое наш клан считал соединяющим в себе нужные качества. Дисциплина. Порядок. Чёткость. – вздох и какая-то обречённая искра в глазах от того, что на практике оказываются нужны совершенно другие качества. Юу никогда не собирался следовать чему-то такому, что не принесло бы ему пользы или выгоды в том отношении, чтобы стать выше и благородней. Пока он следовал пути этих трёх слов, он чувствовал, что они притянуты за уши. Если ты хочешь силы законы, то сделай силу закона подобно силе гравитации. Она всеобъятна и подчиняет всех, а законы никогда не имели такой власти. И поэтому всегда будут разногласия между теми, кто смотрит на законы прямо и теми, кто смотрит на законы как на что-то, написанное на бумаге и не имеющее фактической силы.

- Три истины, которые, согласно… - немного дёрнулась щека, от плохих ассоциаций, - правилам, должны исполняться всегда. – после этой фразы, Канда решил таки высказать своё мнение, пусть даже и этому человеку.

- Шинигами такого рода, как ты, можешь понять меня. – они идут по длинному коридору и их никто не слышит, здесь, можно высказать пару слов. – Законы. Для кого-то, это просто бумажка с чернилами. Для кого-то, это святая реликвия. Разница в том, кто как это понимает, но самого факта, что это чернила и бумага, это никогда не отменит. – сказано в стиле, если ты меня понял – значит очень хорошо, если ты не смог, ещё будет время понять. Он вёл Мугуруму к его спутнице. – Сам можешь убедиться, теперь. С твоим лейтенантом, всё в порядке. – заслышав голоса, проговорил дознаватель и улыбнулся совсем незаметно.

+2

54

--------> Тюремный блок. Комната для допросов

- Вот как. Лично я думаю, что заставлять себя соответствовать таким принципам глупо. Нужно жить так, чтобы нести эти принципы в мир. - Кенсей зацепился большими пальцами рук за ремень штанов, неторопливо идя по коридору рядом с конвоиром. Шаги гулко отдавались в длинном сумрачном помещении. Это производило подавляющее впечатление на любого, кому не посчастливилось оказаться здесь в качестве заключённого. Однако, Мугурума, хотя вполне чувствовал атмосферу, отлично знал, что в данный момент ему ничто не грозит, и вёл себя соответственно. Единственное, что причиняло неудобства - наручники, изрядно ограничивающие движения рук. Но это уж было неибежно.
- Хм. - слова о законе заставили молчать, подбирая слова. Этому офицеру, начальнику тюремного блока, не следовало бы говорить такие вещи о том, что он должен защищать. С другой стороны, Мугурума сам отлично это знал - большинство законов, как к ним не относись, не более чем слова на бумаге. Другое дело, что они становились материальными с помощью тех, кто пропагандирует их, и тогда способны навсегда разрушить жизнь того, кто попадает в жернова. Это неизбежно, и на это проще наплевать, чем биться башкой в поколениями складывающиеся традиции. Начерта надо? - Я тебя понимаю. Ну и чёрт с ним. - он дёрнул плечом, вместо того, чтобы махнуть рукой, и посмотрел вперёд, туда, где звучали голоса. Наконец, показалась отведённая им камера. Тот самый Хисаги всё ещё не ушёл - он сидел рядом с Маширо и, судя по всему, осматривал её щёку. Этот факт вызвал у находящегося в не самом лучшем расположении духа тяжёлый взгляд и шумный выдох. Ревнивым бывший капитан не был ничуть, и даже наоборот считал, что внимательного лейтенанта стоит поблагодарить. Но настроения эта сцена не поднимала.
- Вижу, Канда. - фраза была грубоватой, но в интонации была заложена благодарность за хороший исход допроса. Проходя внутрь помещения, Мугурума кивнул давешнему "фанату".
- Фукутайчо, - буркнул он приветственно. - Что со щекой? - этот вопрос был адресован уже больше Куне, по крайней мере, смотрел он на неё. Преодолев расстояние до кровати, где сидела девушка, он тоже наклонился, внимательно изучая последствия ярости Хэйджин.

+3

55

Брошенный и, в последствии пойманный журнал дал вполне ожидаемый, но от этого не менее ощутимый эффект. И судя по дрожи утолщенных стен и звуку, с которым танкобон отскочил от стены противоположной блондинке камере, сия реакция была хорошо прочувствована далеко за пределами поста охраны тюремного блока:
- Могла бы и взглянуть разок, может чему-нибудь полезному научилась бы... Например, что проявлять интерес к мужскому полу можно не только посредством избивания вьетнамкой. Ладно, шучу я. - возможно кому-то это показалось бы странным, но подобный жест был сделан брюнеткой вовсе не для того, чтобы позлить накама. Ведь, когда живешь с кем-то под одной крышей столь длительное время, становится вполне возможным определение внутреннего состояния сожителя по скорости реакции и громкости крика: - Пф... С ней все будет в порядке.
Отложив прочитанный до половины на "автомате" номер Джампа недельной свежести, очкастая потянулась и, отодвинув край белоснежного одеяла, легла на спину:
- Здесь нет окон, но судя по учащенным зевкам охраны уже глубокая ночь. - первые шесть слов в предложении после первой запятой, словно случайно прозвучали гораздо громче, чем остальная часть монолога, - Советую воспользоваться "гостеприимством" Второго отряда и хорошенько отдохнуть. Что-то мне подсказывает, что завтрашний день будет не на много радужнее этого... Оясуми-насай...
Сняв очки, но не став расплетать свою вечную косу, Ядомару повернулась на бок и медленно прикрыла глаза... - Эй?! Хоть бы свет выключили! Здесь люди спать пытаются! - чисто на случай, если тот надменный синеволосый мальчик уже вернулся с задания или хотя-бы где-то поблизости. На сей раз, брюнетка начала засыпать уже по-настоящему. Удивительно, как характер человека отражается на его позе во время сна. А может наоборот? В любом случае, в отличии от беспокойной Маширо, метавшейся по всей кровати и не редко за ее пределами, Лиза так и продолжила лежать лицом к стеночке, как обычно наставляют маленьких мальчиков и девочек. Лишь через несколько часов, на стадии глубокого сна, из под слишком теплого одеяла по кисть показалась правая рука и легла ладонью на небольшую подушечку.
Что же снилось вайзарду, пожалуй должно остаться ее личным делом, да и логично предположить, что ей совсем не снились никакие сны, уж слишком трудный выдался денек.
Наслаждаться покоем вдоволь спящей красавице так и не дали, ибо через каких-то несчастных пару часов (пару секунд по времени спящего) до чутких ушек донеслись звуки лязганья решетками, уже порядочно доставшие ее за последние пол-суток. Рефлекторно натянув одеяло на голову, желая лишь поскорее уснуть. И не важно, пришли ли это за ней, ни одна сила трех миров не смогла бы сейчас отодрать эксфукутайчо от столь желанного отдыха. По крайней мере ей так казалось... Знакомые возгласы, среди которых выделялось детское улюлюканье и недовольные медвежьи рыки. Двух "новеньких" провели прямо мимо решеток ее камеры, однако, увлеченные светскими беседами и не имеющие возможности чувствовать сдерживаемую рейацу, гости прошли мимо оставшейся незамеченной заключенной. Сама же узница даже глаз открывать не стала.
- И очков не надо, чтобы их узнать. Похоже не только у Хиори что-то с кармой, но и у меня. За что такое наказание? - проще всего окликнуть с просьбами вести себя потише, погасить свет и вообще, принести стаканчик тепленького молочка (зеленовласка бы еще сказочку на ночь и кило о-хаги попросила), чем довести возвратившегося Канду до состояния атомного распада, но ведь гораздо интереснее послушать, о чем же там шепчутся ее накама. Кенсея почти сразу увели, а Куна осталась с незнакомым ей голосом, обсуждать проблемы с фантазией Сейрейтейских тату-салонов. Уснуть под такой гогот было реально только со снотворным, коего в наличии не имелось, посему пришлось вылезать из нагретого места и вновь приниматься за оставленную со вчера мангу, прижавшись спиной к стеночке.
Прошло еще немного времени (три с половиной джампа) и седовласик был возвращен восвояси, похоже, в одну камеру со своим экслейтенантом.
- Странно... Повара притащили, но я до сих пор не вижу завтрака! Ну и сервис! - достаточно громко, дабы пройтись по ушам ее товарищей, охраны и особенно болтающего что-то о гордости хвостатого надсмотрщика. - Странно, как еще Хиори не проснулась?

+2

56

- Тьфу на тебя - блондинка насупилась, не собираясь даже прикасаться к журнальчику. - Они что, и такое тут держат? Тоже мне, заботливые... - слов с пожеланием спокойной ночи Хиори всё же не пропустила и хмуро буркнула - Оясуми, Лиза.
Лично ей сон не шёл и идти не собирался... точнее, Саругаки изо всех сил пыталась его прогнать. Девчонка упрямо уселась на жёсткой кровати и прижалась спиной к стене. Вот сейчас Хиори могла подумать. Много о чём подумать. Снова перед глазами промелькнула оскаленная рыжая морда... то ли лиса, то ли волка, но это ведь не суть. Главное, что эта морда послужила виной тому, что она тут оказалась. Кожа на запястьях противно зачесалась - а всё эти блокаторы, интересно, они их хоть иногда моют после своих жертв?
Столько времени - и всё впустую. Не умеют эти выродки ни прощать, ни доверять... Брр... повестись на обещание и влипнуть вот так, по самые хвостики. Да Готей же о них вспомнил только когда у самих припекло! "И мы повелись... Да нас бы, как прошли трудные времена, сразу бы убрали с дороги. Столько воевать за право быть на одном уровне с этими и вот так обломаться. То ли мы идиоты, то ли и правда нам мозги хорошо запутали..."
Веки становились отвратительно тяжёлыми, глаза цвета молочного шоколада мутнели. Сказать по правде, Хиори не любила спать. Если бы ей снились красочные сны... да пусть даже кошмары... Но ведь из года в год это была просто липкая чернота. Как-то туманно сквозь расплывающиеся образы пробилась боль от ушибленной ступни - а нечего было пинать решётку. Потом сквозь размытые пятна появился Лав, пробурчал что-то про то, что без капитана она взбесилась, а дальше просто навалилась чернота.
Нет, навалилась она вовсе не резко, наоборот, создалось впечатление, что эта тьма ползла к ней, сначала мягким зверем ткнулась в вьетнамки, потом стала подниматься, как если бы это была река, и постепенно накрыла с головой хрупкую девчонку. Вот и всё. Больше никаких снов, только темнота, в которой тонешь всю ночь.
На этот раз всё было не так долго, как обычно. Лязганье решёток - ну что такое, люди, не люди, но ведь спят же!
"Пытка по лишению сна применялась в священной инквизиции как самый действенный метод"
Ах вот как... священная инквизиция.
Нет, Хиори не была знатоком истории, но как-то раз одолжила у Урахары тяжёлый томик... стол подпереть. Пока тащила его в их жилище, успела почитать самую малость из середины. Не понравилось, но какой-то фрагмент из этого явно познавательного и высокоинтеллектуального чтения зацепился в памяти.
Голова тяжелела, ещё чуть-чуть - и проснётся эта боль, острым комком пройдётся внутри черепа, по которому не раз прилетало от всех, кому не лень. Всё-таки за это время она успела улечься на кровать и сосредоточенно помять щекой подушку. Но легче от короткого сна не стало. Только хуже - теперь блондинка ощущала себя совершенно разбитой. Теперь карие глаза сосредоточенно пялились на валяющийся журнал, а тело мёрзло, потому что упрямица совершенно не хотела натягивать на себя одеяло по самые хвостики и мирно пытаться урвать у сна ещё чуточку времени. Обложка уже была завлекательно яркой. Но для измученных коротким сном глаз все эти яркие краски смывались в одну большую кляксу...
От своеобразной медитации её отвлекли слова Лизы про повара. Да уж... И этих поймали...
- Не дождёшься ты обеда. - хмуро, но громко выговорила Хиори, отворачиваясь к стенке и начиная сверлить её сердитым взглядом ореховых глаз.

+3

57

- Не сомневаюсь! - Передразнила парня Маширо и спародировала его серьезное выражение лица.
- Не сомневаюсь, что ты не сомневаешься Усаги-они-тян! - Она запрокинула голову назад и попыталась подуть на свои волосы, они лезли в глаза, так как после небольших водных процедур, которые ей устроил тот офицеришка с улиц Руконгая, на голове образовалось что-то вроде вороньего гнезда, которое к тому же зеленовласка время от времени успевала взъерошить еще сильнее.
Да ладно? А что это тогда такое? Мне немного больно, но говорить я точно могу.. что разве нельзя легко вывихнуть без таких страшных последствий? На этот раз девушка нахмурилась по своему собственному желанию, давая поклоннику Кенсея устроить ей легкий медицинский осмотр, а то он ее тут напугал всякими страшилками, что теперь она даже подумывала забыть свою мнимую гордость и позволить настоящим медикам посмотреть в чем дело. 
Она внимательно вглядывалась в лицо татуированного, особенно, когда он буквально склонился к ней, татуировка прямо-таки сама нагло бросалась в глаза, так что Маширо весьма нескромно на нее пырила свои зеленые глазенки. Все-таки это так странно, а может в этом есть смысл? Он же из девятого отряда. Может мы его знаем?
Вердикт Усаги-чана почему-то безмерно повеселил девушку. Маширо отклонилась и пыталась не смеяться, но это у нее не вышло. Прежде, чем разразиться смехом, она опустила голову вниз и начала фырчать себе под нос. В этот-то момент как раз в камеру и привели ее любимого и несравненного босса. Она тут же подняла голову, и в челюсть опять словно стрельнуло. Смеяться стало больно, и Куна стала бороться с подступающим смехом. Парочка минут борьбы самой с собой и она уже с любопытством вглядывалась в суровое лицо Кенсея. Мм?
Он в свою очередь небрежно направлялся к ним и тоже, только с другой стороны, начал нависать и вглядываться в ее "травму". Неожиданно для себя зеленовласка начала покрываться румянцем, что было для нее в открытую нонсенсом. Она выставила вперед руки, пытаясь подальше от себя отодвинуть Кенсея, а заодно соскочила с койки, чтобы между ней и этими двумя петухами-наседцами стало больше расстояния.
- Бу! Ну что такое?! Ничего с ней, не отвалится! Будете так на нее пялится, я буду с вас деньги за просмотр брать! - Нет, точно буду помалкивать! Обойдусь этой тряпкой, не надо мне врачей. Мне даже стыдно!
Маширо подхватила посудину с компрессом и села на пол около стены-решетки со смежной камерой. Не без умысла. Она приложила к щеке компресс и прислонилась лицом к решетке, заглядывая в соседнюю камеру, где сидели Хиори и Лиза, которые уже давно были не в восторге. А вот отчего это вопрос. Лиза-то кажется не могла заснуть, но разве это ново? Маширо вообще часто всех изводила и не давала спать, а вот Хиори, уже интереснее.
- Эй... Лизка... а у тебя есть еще запрещенное чтиво? А то Кенсею будет скучно! - Если бы она могла, то еще бы ангельски сейчас улыбнулась, после подобной реплики.

Отредактировано Kuna Mashiro (2011-01-24 16:56:05)

+3

58

- Кхм. – офицер Канда вовсе не возражал против запрещённого чтива, но не в тюрьме же. Такими темпами товарищи заключённые дойдут до того, что скоро это место из тюрьмы придётся переименовать в реабилитационный центр по половым вопросам. Канда не знал, как это воспримет Унохана-тайчо и Сой Фон-тайчо, но особым чувством ведомым только одним членам Второго Отряда понимал, ничего хорошего не получится.

- Читать книги будете тогда, когда разберёмся окончательно с вашими показаниями. А сейчас, я попрошу всех замолчать и следовать моим указаниям. – раскаты голоса были гневные, но тем не менее искреннего недовольства в голосе не было. Канда понимал, что все тут люди и напрягаться лишний раз не стоило. – Прошу… - отперев камеру для Мугурумы он подождал пока тот пройдёт туда и запер дверь. Следующий в номинации «Допрос наугад» оказалась Куна Маширо, поскольку Юу попросту считал её одним из самых весомых пунктов этого дела. Нет, не в смысле убийств или чего-то ещё, просто рассказать она могла очень много. А рассказы Канде были нужны, очень нужны. В конце концов всем известен давний принцип любой службы-добытчика, будь то охрана тюрьмы или же разведка внешнего корпуса «больше бумаги – чище задница». А посему, основываясь на их показаниях, дознаватель спокойно строил версию, которая имела право на жизнь. Тем более, что улик явных против них не было, не говоря уже о том, что большинство членов Готея 13 только рады бы были увидеть неожиданно пропавших с сотню лет назад, друзей.
Уж в чём, а в этом дознаватель не сомневался. Люди ранга капитана и лейтенанта не могли быть безразличными для тех, кто служит. Пусть нынешние офицеры большей частью новички, вроде него, но, тем не менее, даже такой новичок в отношении возраста и опыта как он, знал их и уважал.
Что тогда говорить о высшем эшелоне? К примеру, тот же Мугурума Кенсей, наверное, у него были друзья среди теперешнего состава капитанов. Не могло не быть, потому что рука и пальца – одно целое, и как бы ни старался ты, отделить палец ты, конечно, сможешь, в этом вопроса нет. Но вот искать облик пальца настолько, чтобы остальные отличались от него во всём – нет. Нет таких возможностей даже у Бога, все равно даже какой-то преступник или убийца имел своих любимчиков или воздыхателей. Канда был в некотором роде аналитиком, но получая информацию и днями просиживая в камерах, он строил далёкий мир на их основании. Он ни на секунду не сомневался в правоте своих фактов, что даже у Айзена который является объектом для ненависти почти всех в Готее 31, есть верные ему существа. Верные не в смысле, служат, пока есть общая идея, а верные именно настолько, что им будет наплевать на всё, они будут стоять за него как стена, пока не упадёт мёртвыми. Каждая медаль имеет две стороны, каждый клинок имеет ножны и лезвие, каждый человек имеет свет и тьму, каждый грабитель имеет врагов и друзей – это закон жизни и логики, против него ничего не противопоставить.
Размышляя подобным образом, Канда вздохнул и поправив пояс, взял ключ в руку. Миг и камера Маширо оказалась открытой. Серьёзность во внешнем облике и невозмутимость в глазах. Канда ни на миг не сомневался, что появись для этой девушки какая-то угроза камер бы давно уже не было, тюрьмы, в общем-то, тоже.

- Куна Маширо. – спокойный голос возвещает ей о намерении и Канда встал у выхода из её камеры. Дожидаясь пока она выйдет он посмотрел в сторону Кенсея. Не задержавшись на нём взглядом, он закрыл дверь за вышедшей девушкой и указав ей направление подождал пока она начнёт идти.
- Идём. – спокойная реплика и без тени какой-то уже агрессии, видимо внутри он сумел побороть ту натуру которая была раньше, а именно – кричать на задержанных и выходить из себя. Впрочем, будь бы тут Гинтоки, Канда бы уже кипел от злости.

Куна Маширо, Канда Юу.
------------------------> Второй отряд. Комната для допросов.

Отредактировано Kanda Yuu (2011-02-04 22:15:24)

0

59

Хисаги Шухей
http://i057.radikal.ru/1010/c1/449c3f0c5fc6.jpg

"И вот она снова смеется", - потупив взгляд, подумал Хисаги. Близость девушки его смущала, а её смех над попыткой оказать хоть какую-то возможную в его условиях помощь ставил в тупик. Над чем она смеется? Над ним? Это был розыгрыш? Совсем неплохо, что он довел девушку до смеха, но откровенно не хотелось бы выглядеть в её глазах глупо.
"Ладно", - со вздохом подумал юноша собираясь оставить Маширо в покое, - "хорошо ещё? что она не плачет. Иначе на своих талантах в области коммуникабельности можно было смело поставить крест, а так какой-никакой, но прогресс", - он улыбнулся и слегка повернул голову на звук открывающейся двери в камеру. "Хм... похоже, что допрос уже закончен. Что-то задержался я здесь", - поймал себя на мыли Хисаги и посмотрел на Маширо, буквально давящуюся смехом. "Мне бы её энергию, и желательно на весь рабочий день".
- До свидания, Маширо. Я выполнил просьбу Хэйджин-фукутайчо и должен возвращаться к своим обязанностям, - пояснил он зачем-то. Вряд ли девушке-вайзарду это было очень интересно, но Шухей предпочел избежать отсутствия конкретики. - И всё же обратись к врачу. По-моему, от удара по щеке ты стала плохо слышать. Меня зовут Хи-са-ги Шу-хей, - закончив на этом шинигами поднял взгляд на подошедшего Мугуруму снизу вверх.
Беловолосый мужчина с недовольным выражением лица своей позой и интонациями вызывал стойкое ощущение дежавю. Настолько сильное, что через мгновение Хисаги готов был поклясться, что где-то уже видел Кенсея. Правда, тогда на нём была совсем другая одежда. "Возможно ли, что именно он спас меня и моих товарищей сто лет назад?.." – удивление стерлось с первым же движением хмурящихся бровей. Эта вероятности Хисаги не радовала.
- У неё ушиб, - с трудом проговорил лейтенант, больше занятый своими мыслями, чем вопросом, который даже не был задан ему. Он поднялся и отошёл к стене камеры, чтобы не мешать Кенсею и иметь возможность спокойно его рассмотреть. Особой уверенности не было несмотря ни на воспоминания, ни на слова Маширо. Дело было даже не в том, что Хисаги сомневался в себе, вайзарды вполне могли быть причастны к смертям в Руконгайе, Готей долгое время считал их предателями и шинигами не хотел быть обязан одному из них. "Нет, это слабоволие! Я должен знать точно!" - скрипнув челюстями так, что этот едва ли перекрылся лязгом двери, Шухей обратился к вайзарду.
- Я могу задать тебе один вопрос, Мугурума? - он бросил выразительный взгляд на Канду, который обещал ему время с заключенным. Офицер молча кивнул в ответ. - Я слышал от Маширо, что у тебя есть такая же татуировка, - Хисаги перевел взгляд на Кенсея. Вряд ли ему нужно было пояснять о какой татуировке идёт речь. - Это так? - он намеренно говорил тихо, не желая, чтобы об его любопытстве знали все окружающие.

+3

60

Вот уж чего-чего, а смущения он от своего бывшего лейтенанта не ожидал точно! Пока одна его бровь самостоятельно ползла вверх в изумлении, он пытался вспомнить, когда последний раз видел настоящую краску на лице Маширо.
"Хорошо, если не век назад! Она головой не ударилась случайно?" - несмотря на грубость тона, Кенсей искренне усмехнулся, сверху вниз глядя на девушку, и, увлёкшись, даже не подумал сдвинуться, когда она упёрлась ему в грудь руками. Впрочем, сцена надолго не затянулась, потому что теперь была её очередь говорить с Кандой. Офицер показал себя как вполне безопасный в разговоре, так что Мугурума, молча проследив за их уходом взглядом, никакого беспокойства о Куне (какой бы вредной дурой она ни казалась, он же за неё отвечал) не испытал. Когда она вместе с Кандой скрылась в коридоре, вайзард энергично развернулся спиной к двери и, пройдя пару шагов, вольготно расположился на койке, вытянув ноги. Теперь, наконец-то удобно расположившись, он вернулся вниманием к Хисаги. То, насколько тот выглядел неожиданно серьёзным и озадаченным, заставило Кенсея и самого сдвинуть брови, отбрасывая расслабленность и снова подбираясь.
- Да, это так. - он пристально посмотрел на лейтенанта и кивнул. Через секунду, подцепив пальцами майку, он открыл взгляду "6" и "9", уже в третий раз за день демонстрируя символ принадлежности много лет назад к девятому отряду Готей-13. - Наверняка, Куна уже спрашивала тебя, но всё равно - по какой причине на твоей щеке такая же татуировка. Лично я тебя в лицо не помню. - по тону было слышно, что ответ на этот вопрос для Мугурумы актуален. Случайностью это быть просто не могло. Да, вайзард парня не помнил в упор, но это, в принципе, несложно было бы объяснить тем, что он сильно изменился за сотню лет. Вопрос был не в этом.
"Хисаги Шухей..." - задумчиво протянул про себя бывший капитан. Всё же в этом имени было что-то знакомое, но это и все выводы, какие можно было сделать.

+2


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок