Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок


Второй отряд | Тюремный блок

Сообщений 21 страница 40 из 153

21

Услышав здоровую, справедливую, но немного субъективную критику в свой адрес и в адрес всех в Готеи 13, офицер тут же помрачнел и от нейтрального тона (удерживать который последние пол часа ему, наверняка, было особенно проблематично) перешел к более серьезному и грубому с еле ощутимыми нотками обиженного дитяти. Возможно, парнишка даже и не заметил, что от нахлынувшего плохо сдерживаемого гнева, его рейацу, пусть и немного, но подскочило вверх. За то от рассевшейся на матрасе, застеленном белоснежными простынями, брюнетки сей слабый скачок не остался тайной, благо, красный аксессуар на ее шее не отбирал способности к ощущению духовной силы:
- Нада же... Уже разозлился? Я думала Сой Фон вполне способна заложить в любом из своих офицеров задатки беспристрастия и хладнокровия. Ну и молодежь пошла нынче...
- Группа парламентёров пропала и всё. Было что-то найдено, но к тебе это не имеет отношения. - после этой фразы, голубой жидкости, именуемой каплей, стекшей по темным волосам было уже не избежать. Лицо девушки особо не изменилось, хотя внутренне ей вовсе не хотелось брать на себя роль столь популярного Капитана Очевидность, но все-же пришлось...
- Мальчик, подумай немножко головой... Как же это меня не касается? Я же все-таки потенциальная убийца и, думаю Башня Раскаяния не рухнет, если убийца узнает, что она же сделала с трупами убитых ею... - эпически выпить чайку после фразы а ля "в яблочко" уже не было возможности, ибо желудок был заполнен теплой, хорошо согревшей тело, жидкостью, однако, чувства насыщения совсем не было. Косо взглянув на стоящий рядом поднос с рисовыми шариками, Ядомару поправила очки и не обращая внимания на то, что ее "надзиратель" имеет все шансы разогреться до температуры кипения, снова начала думать о своем:
- Все-таки разожралась я на деликатесах Кенсея... И то бы мог подумать, что один из капитанов Готеи 13 за всего за каких-то сто лет станет прекрасным поваром. Конечно на кухню здесь еще никто не жаловался, но эти о-хаги все-равно не вызывают у меня никарих эмоций... Тут одно из двух: либо я действительно стала привередой... Либо я и правда не понимала и не хотела понимать, что происходит по ту сторону решеток...
А несчастный Канда все продолжал распинаться, набивая и без того опухшую голову заключенной ненужной информацией и неуместными упреками, причины большинства которых ей были даже не понятны:
- "Сделать что-то здесь"? Неужели он считает, что я прошу его выпустить меня? Мааттаку! Либо я ужасный оратор, либо кто-то из нас точно псих!
- Освободят? Ты думаешь, я с нетерпением жду своего освобождения? Единственное, что я пытаюсь сказать - это то, что ой как вам придется несладко, когда Айзен начнет действовать... Хотя немного ума у вас все-таки есть... Додумались попробовать объединиться с нами, но и тут все запороли. - тихая спокойная, немного пофигистическая интонация со слабыми нотками насмешки - привычный тон Лизы, доводивший до белого каления ни одного живчика, считающего свои нервы стойкими и на этот раз ее не подводила, - А тут довольно-таки неплохо... По крайней мере вероятность того, что наступит моя очередь мыть посуду или тренировать рыжего автоматически сводится к нулю. Спокойно, только нормального вида из окна не хватает, и ничто не отвлекает от... Кстати, у вас здесь есть что почитать? - впервые в жизни эксфукутайчо пожалела о своем золотом правиле - не брать журналы с собой на поле боя, а теперь, вероятность того, что порядочно выведенный из себя офицер протащит ей в камеру эротику становилась еще меньше вероятности в ближайшее время мыть посуду в ангаре.
- И, кстати... - зеленые глаза исчезли за бликами очков, лицо вайзарда не изменилось, но вот в голосе появилось что-то новое, не то, чтобы устрашающее, но это уже был совсем иной голос, такой которым можно говорить лишь факты... Факты, которые невозможно опровергнуть, - Ты думаешь я оказалась бы здесь, если бы не хотела этого?..
Слабо и насмешливо улыбнувшись, девушка оперлась спиной на стену и прислушавшись к своим ощущениям поняла, что пусть сдерживаемой рейацу у нее было достаточно, где-то в глубине появилась усталость. Не физическая, ведь все раны были исцелены, да и очкастая даже не высвободила сегодня меч, не говоря уже о маске... Это была усталость моральная. Хотя возможно - это была даже не усталость а слабая горечь. Горечь от понимания того, что ее накама сейчас неизвестно где (хоть о том, что они могут серьезно пострадать не было и речи), что увидеть маленькую девочку в очках и небритого мужика в розовом кимоно в ближайшее время не будет возможности, а мытье посуды в тихом и мирном ангаре уже предстает перед ней в каком-то странном розовом цвете.
- Да уж... Попала... Ну ничего... Можно подумать, такое в первый раз...

0

22

Последняя фраза девушки решительно стала чем-то таким, что Юу бы просто повесил на стенку и обвёл бы цветом поярче, чтобы отряд читал и смеялся. Стенгазету под названием «Шутки заключённых» организовать было можно, но вот только исключительно для отряда Зараки, потому что юмор был бы чернее, чем кимоно у шинигами. Смотря на заключённую так, как человек смотрит на таракана или что-то такое, непонятное и мелкое, вызывающее омерзение и какую-то странную эмоцию, вроде убить из жалости и сострадания.

- По собственному желанию, тут оказываются только дураки. Неужели, ты думаешь, я поверю, что ты поддалась нашему фукутайчо. Говорить такие слова мне, это просто признак хамства. Прощай... – спокойно поднявшись офицер 5 отряда открыл дверь и закрыв её по выходу, вздохнул. Надо было быть намного спокойней, чтобы рационально обдумать её слова и нормально составить основной доклад, в котором будет приведена устная форма рассказа с её слов. А кроме того, она упомянула о тренировках какого-то рыжего субъекта, хотя о рыжих был наслышан весь Готей. Куросаки Ичиго надолго оставил себя в истории шинигами, как рыжее и непонятное недоразумение законов логики и физики, но могущее повернуть вспять сами азы. Фигура Канды медленно продвигалась в комнату для отчётов, где несли смену подчинённые ему шинигами. Бойцами они были отличными и умели допрашивать так, что, пожалуй, любой, в их руках признался бы во всех смертных грехах. А сам Канда втайне от них старался поменьше слушать, что говорят те, с кем ему пришлось провести долгий и показательный срок в камере. То, что они говорят должно быть очищено и написано в отчёт, потому что они знают много и надо выжимать из них информацию по крупинкам. Все старательно наблюдают, как люди промывают золото и добывают крупинки металла, но почему, то у всех сразу постные лица и отвращение когда подобно проделывают люди с другими людьми. Рассуждений и ниточек хватало, а излишняя вспыльчивость иногда даже была на руку потому, что узники представляли себе ужасные картины и сами всё говорили. Но такая работа, делает из личности нечто автоматизированное, и потому ложась спать он очень радовался что благодарные клиенты не звонят на ночь. Спокойные шаги и он открывает дверь, ведущую туда, где по обыкновению лежал лист бумаги на столе и был стул, чтобы сочинять доклад было приятней. Наказатели между тем, выполняли свою работу и молчали, как было принято у них. Ни слова, только по приказу или по крайней необходимости. Эти бойцы 2 отряда были самыми замкнутыми в себе людьми, и сделала их такими нужда хранить множество тайн, которые они знали и работа непосредственно с живыми участниками на практике. Поневоле, начнёшь молчать. Как-то не слишком рисуется группа палачей обсуждающих, какой узел, или какую палку использовать для допроса.

Канда взял бумагу и начал писать отчет, в который вносил все подробности рассказа пленной. Состояние, краткая характеристика, данные полученные, меры применённые. Расписывая рассказ, он задумался на мгновение и изложил всё так, как говорила она, чтобы при проверке ещё не сказали, что он добавляет своё мнение. Рассказ был от её лица и потому получился достаточно кратким, он не стал тратить время на описывание ненужных фактов. Слишком уж мало времени, чтобы его и на такое расходовать.
– Рассказ достаточно подробный. Не вижу смысла писать что-то ещё, от себя. Добавлю только то, что оказал ей некоторую помощь и куда она помещена. Камера мягкого режима и её удовлетворительное состояние. Больше мне нечего добавить, точка. – тихая подпись которой он брал всё на себя и отвечал за допрос именно конкретного пленного. Росчерк, который знает каждый в его отряде, и конец. Остаётся только ждать того, что будет дальше – если не справится лейтенант и третий офицер, то он поднимает свой отряд. Люди в белой форме, специально отобранные для того, чтобы служить и наказывать. Возможно, они не так часто выходят в открытый бой, но это вовсе не значит, что они ничего не умели. Ему сейчас очень хотелось вылететь из камер и собрав отряд отправиться на аннигиляцию цели. Сам отчёт представлял собой следующее: небольшой лист, разграфленный на заглавии как ведомость, где были указаны и имя и фамилия и даже бывший ранг заключённой. Отчёт о допросе содержал краткую и сугубую информацию, которая излагалась следующими словами.

Отчёт № 1782.
Заключённый: Ядомару Лиза. Допроситель: Канда Юу.
Описание: Протокол допроса Ядомару Лиза, попавшую в плен сегодня, вайзарда и потенциального врага Готей 13, бывшего лейтенанта 8 отряда. После поражения, отведена в Тюремный отсек, где и пребывает в данную минуту.

Содержание:
Первоначальное состояние было плачевным, доставил заключённую. в Тюремный блок, щадящего режима. Произвёл запрос помощи из 4 отряда, из-за получения сильных ран, заключённой.  По приходу медика состояние Ядомару Лизы стабилизировалось и можно назвать удовлетворительным. Сопротивления и препятствия данной процедуре не было произведено. Произвёл допрос вследствие чего, привожу краткий пересказ её слов ниже:
Вайзарды не собиралсь нападать на нас и согласно её заверениям вовсе не они атаковали и уничтожили группу парламентёров. Заключённая рассказал о том, что они около ста с лишним лет скрывались от нас и переживали не самые лучшие времена. Затем, при извещении с нашей стороны перемирия, они решили пойти навстречу, хотя и отметила что нехотя. Сильной инициативы с её стороны не было, отметила так же тот факт, что она сильно разочарована произошедшим и после пустилась в малозначимые указания того, что по её мнению следовало бы нам делать. Данные указания, не нахожу достаточно важными, чтобы излагать их здесь. На этом допрос был закончен.

- дальше шла вышеуказанная роспись и дата со временем.

Юу ещё раз осмотрел весь отчёт и отослал его копию через бабочку-вестницу. Голосом он надиктовал весь отчёт, прерываясь лишь между описанием и самим тестом, как бы разделяя их. И закончив запись он отослал крылатую вестницу своему лейтенанту.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-06-29 03:49:49)

0

23

-----> Берег реки

Путь из дальних районов Руконгая был не таким далеким, как могло бы показаться. Для гунданчо секретной службы доставки это не представляло особой сложности и временных затрат, ведь он у него было разрешение перемещаться бесконтрольно по всей территории Сообщества Душ и Генсея. Правда сама секретность не могла не опечалить любого заставшего в пути Куроно синигами. Необходимо было разбираться, писать отчеты. Но, слава создателю, подобных ошибок Хару не допускал. Реяцу была вновь мастерски скрыта, а передвижения стремительны. Пройдя границу в Сейретей, четвертый офицер невольно стал свидетелем военного положения, так давно не вводимого после вторжения временного синигами Куросаги Ичиго.
Улицы были пустыми, лишь небольшие группы - патрули, а так, большинство сильных военных расположены по своим отделениям и задачам. Все работает как часы. Не будь в Готей-13 такого замечательного главнокомандующего, мы были бы похожи на кучу растрепанных душ с занпакто. Хотя, кто знает, какая история предвещало все это. Что было в прошлом. Задолго до рождения большинства из нынешнего состава в Сейретей. Несмотря на то, что Куроно по натуре не был особо любопытным, данные вопросы его задевали и не раз. Вопрос мудрости? А может старости? Далеко очень Хару до таких вот лет. Но одно заложено в молодой голове очень крепко: уважение ко всему, что старше его. Нарушить традиции - не посмею. Не писаный приказ или бурные слова того, кто младше - не подумав, выступлю. И к общей радости или печали, под данный список попадал молодой синигами Канда Юу, с которым у гунданчо сложили очень теплые отношения.
Тем временем Куроно уже был на территории своего второго отряда. Нужно было направиться в тюремный блок: сдать вражеские занпакто и передать послание от Хейдзин-фукутайчо. Правила пребывания в этом месте были ведомы гунданчо. Правда, он никогда не стремился их исполнять по предписанию. - Решиться Канда, пускай накатает жалобу, - пройдя через главный вход, в помещении тюрьмы Хару закурил. Офицер осторожно достал кисеру, чиркнул спичкой о стенку, следя за огоньком, чтобы он не посмел потухнуть в ответственный момент. Пламя сбивалось. Чувствовалось недовольство постовых, которые, возможно, не сразу узнали своего четвертого офицера. Но ответ на это от Куроно не последовал. Он лишь пожурил их пальцем, намекая на то, что следует замереть. Уж где, так это в тюрьме подобного не требовалось. Разве что Канда Юу мог уже давно это место превратить в цирк, так считал гунданчо. Два часовых так и не шелохнулись, а постовой, сидящий за столом регистрации, попытался что-то спросить. Но был пресечен горящей трубкой и повалившим дымом, когда к нему подошел Хару. Не дожидаясь теплых приветствий, четвертый офицер быстро доложил:
- Четвертый офицер второго отряда Куроно Хару. Пришел к Канде по работе, - здесь он сделал определенный акцент, указывая на занпакто, прижатые его левой рукой к груди. - Открывайте решетку.

Доступ к бесконечному ряду камер был открыт. Куроно усердно поклонился синигами, охраняющим вход, и последовал вперед. По мнению Хару, пятый офицер должен был где-то рядом. И он его заметил. Как бы не хотел гунданчо незаметно прогуливаться по здешним коридорам, Канда Юу, должен был узнать о присутствии гостя. Это немного и раздражало Куроно. Он всегда хотел быть невидимкой, как и по воли службы. Только в паре мест это было невозможно. Тюремный блок одно из таких мест. Поиздеваться над уставшим Юу Хару никогда не забывал, поэтому, как только его заметил, с радостным криком бросил вражеские занпакто в его сторону:
- Канда, лови!

+1

24

Одиночество победителя, который остался один на один со своими мыслями, немного угнетало, но информация была отправлена, и теперь ему оставалось только ждать. Впрочем, он уже уловил некоторые фибры реяцу идущие от объекта и был готов к приходу кого-либо, будь то фукутайчо или же кто-то ещё.
Эдакий синоби-доставщик, правда Юу очень подмывало в последнее время назвать его доставщиком пиццы или чего-то такого, о чём ещё оставалось память про Генсей. Он спокойно стоял после написания отчёта спиной к входу и медленно рассматривал решётку. Далёкий голос и команда открыть вход, да ещё и упоминание собственной фамилии привело его в состояние того аффекта, который можно бы было назвать «маска из льда». Куроно тем временем что-то швырнул такое, угадывающееся по форме и очертанию, очень похожее на клинки в ножнах.
– Чужие зампакто? Он их бросил? Что за идиот, как можно так обращаться с чужими мечами. – левая рука с правой резко выстрелили вперёд. Летящие объекты оказались в руках у Юу. Это были третий и второй мечи которые ему предстояло запечатать, остальные видимо ещё были при хозяевах, потому что их не принёс этот курьер-раздолбай.

- Словил. Твоя очередная попытка сделать из меня что-то вроде клоуна провалилась, Куроно. Только человек, не уважающий других и их отношения с зампакто, способен на такую низость, как бросаться ими. Если у тебя есть какое-то поручение тут, выполняй его. Эти зампакто, как я понимаю – требуется запечатать. – достав третий зампакто из-за пояса Канда взял их все под мышку, несмотря на то что почти чувствовал то, что мечам явно такое обращение не по душе и вообще они бы предпочли находиться сейчас в руках хозяев, нежели в руках кого-то ещё, да ещё и такого слабого как Канда в сравнении с Мугурумой и Ядомару.
– Хм, скорее бы он изложил своё дело, ещё устроит мне здесь этюд из жизни курьера и дознавателя. Его сюда прислала Ко-сан, вероятно. Хм, тогда что же ещё помимо подготовки камер для пленников, или что-то важное? Выговор. Вполне вероятно, информация у этой очкастой девушки явно ассоциируется со словами «клещи» и «выдавливать». Хм, что-то ещё? А что ещё могло быть такое? Так, если меча ещё два, то я подготовлю ещё два камеры, общее число гостей неведомо, так что буду начеку. Вдруг, что-то произойдёт, а вся вина тут ляжет на меня и только на меня. – спокойные мысли рассеченные на составные, упорядочиванием их – плыли так, как мог плыть бумажный кораблик по воде в штиль. Спокойно, без лишних эмоций и напряжений – одна расслабленность и созерцание, если не считать того что это тюрьма – то место просто располагающее для вещей такого рода. Подумать, осознать, добровольно всё сказать – нет решительно, Канда бы не променял свою судьбу ни на какую другую, и дал бы каждому кто высказал бы колебания в данном вопросе, мечом по шее.
Стояние перед этим шрамолицым курьером начинало угнетать и поэтому Канда задвигался, попросту решив попасть в помещение для хранения подобных материалов и прозвести там запечатывание оных предметов.

- Я повторюсь, Куроно. Если у тебя есть что-то ещё, говори – поскольку я должен произвести запечатывание данных зампакто и составить опись, это вовсе не так просто, как хотелось бы. Если хочешь, то двигайся вместе со мной – пока я тут, ты можешь свободно перемещаться по данной территории и делать всё кроме нарушения заключения некоторых лиц. Пошли. – спокойно без лишних оттенков эмоций проговорил офицер и пошёл по коридору дальше. Дальнейшая линия коридора представляла для Канды узкую полоску серого света, который здесь подавался только из ламп наверху и в определённое время суток. Он прошёл вглубь основного помещения, где находились субъекты, чьё пребывание вне решёток считалось опасным или нецелесообразным. Канду встретил часовой в униформе ритейтая и узнав того даже не пошевелился, а только глаза переключились на нечто другое. Толкнув дверь с тремя зампакто под мышками, Канда посмотрел на часового и, взяв бланк который был у второго, стоявшего столь же бесстрастно, сколь и статуи – расписался. Расписался и указал два имена в посещении хранилища, целью указал запечатывание предметов и количественную категорию заполнил цифрой три.
- Канда Юу, Куроно Хару. Время пребывания – 20 минут. – дописав графу времени, он подписался и провёл гундайчо туда, куда многие из не ритейтая не имели доступа. Между тем, Канда хотел поговорить наедине, а где у нас лучше места, чем вот такие вот.
- Клоунский поступок, нет спору – вещь смешная, но может быть пора быть серьёзней...– раскладывая клинки проговорил Юу, и поставил специальную краску которая использовалась для некоторых специальных бакудо, вроде поисковых или сообщающих между собой. Здесь она играла роль символов. Он обмакнул пальцы в краску и принялся чертить известные ему и, наверное, немногим ещё шинигами символы, поскольку данное Бакудо применялось в ряде исключительных случаев.  Символы были нанесены на цубу и оголовье рукояти, затем на ножны в трёх местах.
После нанесения знаков Канда разложил мечи перед собой, сложа рука ладонями.

- Разрозненные звенья цепи лежащие в темноте соединяются, чтобы превозмочь эту силу. Звенья соединяются и собирают себя в единую цепь, что окружает цель. Цепь сковывает и превозмогает силу духа! Бакудо № 45: Цуригаши Фугенфо. – монотонное чтение Бакудо фразы, которая усиливала действие данного заклинания и у него на руке появились те самые нанесённые заранее краской, а теперь ярко горящие огни разного цвета. Касаясь каждой точки определённым пальцем, он склеивал определённую цепь, буквально лишал зампакто связи с его хозяином. Нет, зампакто оставались живы, но теперь они испытывали что-то вроде сна или нахождения в каком-то лишённом времени и света пространстве. Касаясь каждой точки он произносил определённое слово-звено, собирательное для того чтобы это произошло успешно и на все 100%. Хару в стороне не должен был мешать во имя его же блага, поскольку взял он его с собой сюда для того чтобы тот доложил дальнейшие
данные, а начнёт мешать – отпор получит. Завершив с одним клинком, Юу произнёс.

- Кеккай. – меч засветился и быстро погас, после чего руки офицера принялись за другие зампакто и после повторение процедуры они все были защищены от любого внешнего влияния. Канда укладывал мечи на выделенное для них пустое место и на бумажке, которая обозначала принадлежность, кратко обозначил «Зампакто Вайзардов». Затем он повернулся к Куроно ожидая от него ответа.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-08-01 14:35:48)

0

25

Звуки захлопнувшейся решетки, скрипнувшего замка, медленные удаляющиеся шаги. Когда все затихло, девушка осталась одна, наедине с тишиной и собственными мыслями, которые иногда были похуже самого надоедливого собеседника. Многие смеются над людьми, которые разговариваю сами с собой, не понимая, что следует бояться не того, кто не подумавши скажет, а того, кто не сказав подумает. Однако к Ядомару это не относилось. Красненький ошейник на ее шее делал свое дело на совесть. Рейацу она высвободить не могла, да и не имела никакого желания. По сему, опасности ныне не представляла даже для муравья.
- Похоже, я порядочно подпортила нервы этому парнишке. Все-таки притворяться сумасшедшей не мое... Так сильно разболталась, что с непривычки даже челюсть немного побаливает... Ну и ладно... Думаю, он найдет чем заняться, а мне пока стоит хорошенько подумать...
Встав с постели, Лиза, абсолютно неслышно ступая босыми ногами по полу, подошла к решетке и легонько прикоснувшись к прутьям, прикрыла глаза. Глубокий вдох, и процесс пошел:
- Те, кого, я чувствовала до того, как отрубиться Шинджи... Маширо... Кенсей... Ксо! Как не сосредотачиваюсь, не могу почувствовать даже отголоска остальных... Так... Успокойся и постарайся... Расстояние слишком большое, поэтому задачка не из легких... Еще и этот парни своей аурой заглушают мне весь сигнал! - аксессуар на тоненькой и нежной шейке вайзарда полностью заглушил ее духовное давление, чем невольно улучшил и без того отличные способности в поиске по рейацу, но от этого задачка не становилась проще. Брюнетке понадобилось более получаса стараний и сосредоточенности, доходящей практически до медитации.
Наконец, старания были оправданы. Резко открыв глаза, смахнув со лба капельки пота и поправив очки, заключенная села на стоящий в камере стул и как ни в чем не бывало начала есть холодные о-хаги, помимо явного неудовлетворения и раздражения, на ее лице так же мелькала и слабая надежда. Лиза не нашла того, чего желала, но все-таки что-то было.
- Кенсей и Маширо были вместе... Конечно, как же иначе? Они оба были в первом районе и с ними есть еще кто-то... Знать бы только кто... В любом случае, я больше их не чувствую...  Кровавый камень, из которого сделаны стены Сейрейтей не пускает... А вот Шинджи... Он снова напортачил, белая обезьяна! Ввязался в драку с кем-то столь сильным... Даже странно, рейацу была довольно необычной - очкастая не чувствовала ни единого товарища и понимала, что ни один из них еще не умудрился попасть по ту же сторону стены, что и она.
- Надеюсь, нас переловят по одному и запрут здесь? О чем я думала, когда позволила поймать себя? Дура... Ядомару, ты самая глупая из всей нашей восьмерки! Шинджи ведь помрет со смеху! Тц...
Опустошив тарелку (все-таки голод порядочно ее потрепал), вайзард начала ходить по камере туда и обратно, пытаясь разораться с перепутанными мыслями:
- Перед тем, как очнуться, я была во внутреннем мире Хагуро Тонбо... Значит ли это, что мой занпакто еще не запечатан? - снова прислонившись к решетке, девушка попыталась связаться со своим клинком, но все старания были бесполезны: одна из самых сильных связей духовного мира - связь клинка и его хозяина - была нарушена запечатывающим бакудо.
- Тц! Не получается... Надеюсь с моим мечем все в порядке, иначе я порежу этого паренька на мелкие части как последнего меноса! - сняв очки и протерев глаза, брюнетка снова села на одинокий стульчик, - Так... Мне и правда надо успокоиться... И я знаю, как это сделать!
Подойдя к решеткам и облокотившись на них, очкастая не завопила, но порядочно громко крикнула на весь блок:
- Эй?! Парень? Канда или как тебя там?! У тебя тут заключенная умирает!!!

Отредактировано Yadomaru Lisa (2010-08-07 01:36:14)

+1

26

Система - это временный просчёт комбинаций хаоса

Длинный монолог, навязанный необходимой работой, которую пятый офицер вынужден выполнить, Хару очень бы хотел пропустить мимо себя. Но не смог. Пришлось плестись за его давним знакомым и коллегой. Хотя обращение знакомый вовсе не подходило описанное. Они не ладили, да, и представить невозможно, что заставит их сражаться плечом к плечу. Конечно, они были близки. Не без этого. Только вот выяснить чем не представлялось возможным. Духом, судьбой? Поймут лишь боги. А пока участь доверена глубокой иронии Куроно и агрессии Канды.
- А ты не изменился. Все такой же серьезный и напыщенный. Ну, ничего, - Куроно ненадолго замолк. Погода в тюрьме не поменялась. Все было также безветренно, а количество заключенных, давящих на все ощущения зашкаливало. - Не важно. Ты не прав. Ладно, проследую за тобой. Мне всегда было интересно, чем тут занимаются.
О последнем он лукавил. Солгал тому, кто иного ответа не может знать. Хару был настолько уверен в этом, что мог без труда ошибиться. Первые годы были сплошным определением, но второй отряд знал, чью волю можно изничтожить и построить новый мир с заложенными правилами. И это будни синоби. Убийц крадущихся в тени, у которых есть лишь один удар, чтобы лишить жизни. Никаких колебаний, слез, жалости. Куроно не был таким. Громко сказано, правда? Нет, по его лицу не скатывалась слеза, когда в тот или иной раз приходилось убивать опасную цель, даже ребенка. У него был выражен особый внутренний мир, который невозможно сломать методикой Готей-13 без желания хозяина. Закаленный тяжелыми подпольными боями, Хару хватался за жизнь. Он понял свой дух: внутренний огонь, который никогда не погаснет. Жаль, управлять им нельзя научится. Или только в данном подходе. Все время он делал, что ломал себя. При следующем он может и не выдержать. Что будет с осколком внутри. Искренне гунданчо второго отряда считал, что только благодаря этому станет настоящим синигами, великим. Как и большинство ныне существующих. Получить запредельную силу, побороть себя. Но, не будучи воспитанным таким, а изменившим себя навсегда. Вопрос далек от решения. Ответ далеко, как и непонятные чувства к капитану. Недавно появилось желание схватить ее за плечи и потрясти. Потом обнять и сказать пару слов: "Я не смог выдержать это. Убейте."
Я устал носиться за идеалом. Что мне делать. Я уже не молод, что говорить о таланте. Врожденный бонус к выживаемости. Грызть глотки, есть все, что подвернется под руку. Быть одиноким и, увидев силуэт надежды, не быть способным догнать его. Фарс. Ты идиот, Куроно.

Синигами думал только о своем. Место, в которое привел Канда Юу четвертого офицера, никак не тронуло. Хару отстранился от него, и шел по наводке, полностью доверяю своему путеводителю. Они остановились. Время замедлилось следом. Свет мягко падал на макушку, волосы были собраны в небольшой хвост. Рука непроизвольно потянулось, и ослабила узелок на локонах. Волосы упали. Гунданчо все также сосредоточено и молча, наблюдал. Он следил за движением губ, за небольшой фразой Канды:
- Ничего не понимаю.. поступок.. все было обычно. Не заставляло сомневаться. Я раньше думал.. нет.. неужели я уже не тот. Серьезность, нужная на миссиях не пропала даром. Что же пропало.. смешная.. грустно пытаться размышлять. Я не знаю ответа.. может быть пора.. Мне не снятся сны. Я не был воспитан в любви. А что это.. быть.. мелодия горести. Хах.. серьезнее.. прости. я виновен
- Перед всеми. - голос был крепок. Это не бред. Куроно отчетливого произнес это, не расставшись со своими мыслями. Он закончил вслед за фразой младшего офицера и прикрыл глаза. Было одиноко. Мягкий свет ласкал радужную оболочку глаз, придавая им экзотический оттенок. Сейчас Куроно находился в хранилище, очень засекреченном месте, полном истории. Истории предков и бывших солдат Готей-13. Это был ключ к загадке силы, затворенной магической защитой. Пресечь ее казалось смертельной ошибкой, которую бы никогда не совершил гунданчо. Но желание возникло. И он сам себя испугался. Повернулся боком и перевел взгляд на Канду и не отводил. Вскоре пятый офицер завершил запечатывание. Знакомая техника, которой обладают лишь такие синигами, как Юу. Это уникально. Не сменщик-гунданчо, о котором можно забыть или убить. Никто не будет помнить. Но они важны для всего. Им трудно найти замену.
Когда все было закончено, его старый приятель повернулся к нему и все шло к тому, что Куроно должен был что-то ответить. Ничего не приходило в голову. Это очевидно. Не зная вопроса, трудно выдать ответ. Хару просто пристально смотрел на занпакто-предателей. Как они смогли покинуть наш мир в целости и невредимости. Вся эта история покрыта большой тайной, но даже я чувствовал их. Изменения были видны глубоко под покровом, накрывающим каждого синигами. В нем была злоба и отчаяние, родившееся от.. не знаю, это сложно. Они были другими. Всю природу предателей мог рассказать Урахара-семпай, но я не тот, чтобы затесаться на их уровне. Мы разные. Я по-настоящему слаб.. Что это?

Женский голос донесся до хранилища. Кто? Умирает заключенная. Задержанными недавно были только вторженцы. Куроно сорвался с место в сюнпо, вылетев из выхода, со скоростью предельной для данных коридоров. Поспеть за ним невозможно, уж точно тем, кто был в тюремном блоке. Место от которого распространился звук было найдено очень быстро. Гунданчо переместился к решетке, крепко за нее ухватившись. Он разглядел заключенного. Значит одним из вторженцев был бывший лейтенант. Сто лет назад. Как давно. Хару не высчитывал благодарности и уважения к предателям, кроме Урахары и Йоруичи, а поэтому открыто спросил то, что его интересовало больше всего:
- Ядомару Лиза, лейтенант Готей-13, ныне военный преступник. Мне нужен ответ на один вопрос. Что за сила обернула вас против закона?

Свои же силы покинули его. Он не веровал в ответ. Его неожиданное появление могло испугать заключенного, ведь при виде изуродованного шрамами синигами, становится жутко. Знала ли Ядомару Лиза кто такой Куроно? Сам гунданчо предположить не мог. Он был пешкой, способной поставить мат королю, но все также остаться в тени своей королевы. Ответ. Хару в том числе и ждал ответной реакции Канды. Вряд ли бы он смог понять четвертого офицера. Последний просто не считал приемлемым говорить о своих проблемах и мыслях. Ему нужно было передать только одно сообщение от Хейдзин-фукутайчо: об этом он бы никогда не забыл. Она пыталась с ним заговорить. Из жалости ли, иль любезности. В любом случае было приятно. И, чтобы не изменить своему внутреннему я, Куроно ясно понимал, что он не открывал доступ к эмоциям. Но это было не иначе как сказанное. Пустота внутри скоро вернется. Необходимо ее снова заполнить. Гунданчо дождался момента избавится от груза мыслей, с чем и справился, найдя время для вопроса пятому офицеру:
- У тебя всегда такие говорливые заключенные? Ты с ними слишком нежен. Хотя, понимаю, почему ты уступил красоте Ядомару-сан. Не зря же она была всегда рядом с Шунсуй-тайчо.

Помешанный на силе найдет смерть.

+2

27

- Куроно, чтобы тебя Менос задрал! –  мысленно заорал Юу, последовав за ним и не слишком реагируя на тот крик, потому что в тюрьме для этого есть охрана. Покинув хранилище, он спокойно посмотрел на стражу, которая была немного насторожена резким скачком курьера и произнёс.
- Спокойно, это Куроно Хару никогда не умеющий сдерживать себя. Продолжайте нести караул. – получив коронное «есть», он пошёл дальше и дошёл до места беседы этих двоих, точнее начала беседы. Хару был источником беспорядка и за это Канда считал себя вправе наказать его. Выставив указательный и средний пальцы, он сократил мышцы и привёл конечности в ударное состояние, заставив пальцы не дрожать и произвести удар подобный игловому уколу. Когда ты бьёшь кулаком, то ты сотрясаешь тело, и весь твой удар уходит в массу плоти врага, тем самым ты можешь сбить его с ног. Но когда ты бьёшь пальцами, то сосредоточив силу – ты ломаешь в указанной точке врага. Резко схватив здоровяка за руку, он приподнял её так, чтобы открылась подмышка. Ткнув туда пальцами, чтобы у того поубавилось прыти и скорости, он произнёс.

- Недопустимое поведение в хранилище. Пресечение меры полномочий. Сколько ещё раз, я должен буду ударить тебя в голову, чтобы ты наконец-то понял, что я не допущу здесь беспорядка. Действуй согласно инструкции и извинись перед охраной, они мои подчинённые и я не позволю, чтобы ты, используя свои способности – зря настраивал их в боевое положение. Извинись и приведи в порядок себя, а я пока займусь ей. – спокойная речь перед Хару и Юу поправляет свои волосы стараясь сдерживать внутренний гнев который горит в нём, но гнев тут же угас и он повернул своё лицо к той – кто так громко взывал о том что умирает.
- В чём проблемы? Открылась рана или что-то ещё? – спокойный вопрос и бегло осматривает её через решётку, вдруг она и вправду пострадала от чего-то. Плохо наложенные бинты или же медик схалтурил, но не похоже и самое главное, почему к ней так сорвался этот курьер. Она была совершенно не похожа не его родственницу или кого-то ещё. Канда рассуждал так, как сам бы решил, и в его голову пришла одна единственная мысль, в частности она, могла бы объяснить, почему Куроно не видно с женщиной – у многих были женщины и Юу тут был исключением, поскольку в клане бы очень дурно посмотрели, но сейчас вопрос стоял не о госеки. Возможно Ядомару и Куроно были знакомы ещё до того, как сам Юу пришёл в Готей 13, эту версию Канда сейчас принял за аксиому.
Вопрос Куроно вызвал у него совершенно странную реакцию. Госеки покраснел и откашлялся.
- Специально для тебя Куроно Хару, пока есть время, я отвечу. Я никогда не допущу подобных связей с теми, кто находится, под временным заключением и сам не стану примером для подобного поведения. Не прикасайся к моей личной жизни, а теперь ты можешь идти. Ты стал свидетелем запечатывания, а, следовательно, выполнения приказа и теперь я здесь самостоятельно дождусь, прибытия остальных и прослежу за всем, что будет нужно. Благодарю за сотрудничество. – повернувшись к пленнице он вздохнул.
- Ещё раз. Что у вас случилось? – думая, что пока он говорил с курьером – у неё не было времени на ответ.
- Когда-нибудь я сделаю так, чтобы Куроно Хару был кем-то кто сможет узнать что такое ответственность. Я превзойду его во всех отношениях, я попросту покажу ему что такое раздражение. Почему он так себя ведёт в месте, где такое вовсе не положенно. Пленные не умрут и так, даже если закричат - для этого есть часовые которые сообщат ныне дежурному. Датчики есть в конце концов. Ты думаешь что Нибантай позволит кому-то вот так просто умерет в своих камерах? Какой позор! Какая расхлябанность! Привести преступника сюда и после сказать Сой Фон что преступник умер в камере. Да она бы нас всех по стенкам раскидала и сама посадила. Куроно... ты дурак...
Особенно в последней фразе своей. Я что по-твоему только и делаю что занимаюсь удовольствиями заключённых?! Канда Юу - удовлетворитель заключённых, тоже мне шуточка. Убью...
- думал Канда, стараясь понять логику действий.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-08-08 17:23:52)

+2

28

Опершись на решетку, девушка ждала реакции на свой крик. Очкастая конечно знала, что та будет быстрой и наверняка с какой-нибудь неожиданностью, но... Не на столько же! Не успело пройти и десяти секунд, как к ее камере подбежал подбежал высокий мужчина в форме отряда теней и, видимо легко ее узнав, довольно бесцеремонно поставил ей вопрос прямо в лоб. Несколько мгновений Лиза потратила, чтобы внимательно осмотреть нового собеседника с ног до головы, но на ее лице не отразилось ни тени удивления и уж тем более испуга при виде воина отмеченного заметными шрамами, брюнетка даже не сменила позу все так же продолжая опираться на прутья со скучающим выражением на лице.
- Странно, я никого не почувствовала... Хотя разве это важно? Гундайчо второго отряда прекрасно умеют маскировать свое духовное давление... А вот свой характер он плохо умеет сдерживать...
Тяжело вздохнув, она подняла левую руку и с абсолютно беспристрастным лицом отогнула указательный палец:
- Хитоцу: с женщиной нельзя заводить разговор подобным образом, даже не назвав собственного имени, хоть я и заключенная - это не значит, что следует забывать о воспитании, если оно вообще когда-либо было... - за указательным сразу же последовал средний палец, - Футоцу: меня уже опросили, если тебя в это не посвятили - это твои проблемы... - и последним вайзард естественно отогнула безымянный, - Миццу: я обращалась не к тебе... - вторая рука Ядомару немного выдалась за пределы решетки и указала в сторону, - А к нему... - правая рука заключенной указывала на угрожающе плывущего по длинному коридору, аки Летучий Голландец, Юу. Лицо надзирателя выражало еще большее недовольство и готовность порубить всех и вся, чем после того, как зеленоглазая бестия устроила ему вынос мозга.
После довольно эффектного появления последовали сетования на вбежавшего раньше него мужчину, требования принести свои извинения пред бравыми молодцами, охраняющими покой преступников и наконец внимание было обращено на сам объект, которая начала всю эту панику:
- В чём проблемы? Открылась рана или что-то ещё? - рана у брюнетки не открывалась, но не успел открыться и рот, ведь йосеки снова заговорил, на сей раз о ее неразговорчивости, точнее разговорчивости не в тему, а имя бывшего капитана, человека, ради встречи с которым Лиза позволила себя поймать, хотя ей было и сложно признаться в этом даже самой себе, пусть всего на мгновение, но заставило ее потерять дар речи. Но заговорить вайзард все равно не смогла бы, ибо Канда тут же продолжил свои нравоучения, из которых девушка смогла узнать и имя столь быстро отреагировавшего на ее крик о помощи офицера и еще две вещи: одну очень полезную для себя, а именно информацию о том, что госеки не так давно производил запечатывание клинка, и скорее всего не одного:
Ведь не станет же Сой Фон посылать своего человека только для того, чтобы убедиться, что запечатан только один мой меч... Значит ли это... Что кого-то из наших поймали?! Ведь кроме нас, Готеи 13 более ни на кого не охотится! Ксо! Похоже, скоро у меня появятся новые соседи...
Вторая вещь была не столь полезной, скорее эта информация просто подняла очкастой настроение:
- Либо я перечитала хентая, либо этот самурай недоросток и правда скрытый извращенец! Куроно всего-лишь сделал мне некое подобие комплимента, а мальчик воспринял его как обвинение... Мааттку! Лиза, сдерживайся! Я не хочу смеяться на весь второй отряд!
Уже практически выгнав беспокойного гундайчо, надсмотрщик (не прошло и сто лет) обратился к девушке по ту сторону решетки:
- Ещё раз. Что у вас случилось? - наконец красотка вышла из временного каматоза и, оставив решетку в покое отошла на шаг и прислонилась спиной к белоснежной стене и скрестив руки на груди, не меняясь в лице спокойно начала говорить:
- Конечно случилось! Получил информацию и быстрячком убежал строчить отчет, оставив меня помирать со скуки, я так и правда согнуться могу... - почти рефлекторным движением поправив очки и многозначно почухивая указательным пальчиком кожу чуть ниже виска, девушка продожила, - Хоть бы журнальчик какой-нибудь притащил, а я между прочим уже спрашивала, есть ли в этом заведении что-нибудь почитать, я конечно знаю что Соул Сосаети малость отстает от Генсея в плане литературы, но вдруг у вас здесь завалялся выпуск Джампа... Или может что-нибудь для взрослых?..
Лиза отошла от решетки далеко не случайно, это действие было продумано и остановилась она как раз на том расстоянии, когда все еще была близко к решетке и в то же время ручки пятого офицера, которые наверняка потянутся, дабы сомкнуться на ее шейке сразу же после подобного заяления, не смогли до нее дотянуться.

Отредактировано Yadomaru Lisa (2010-08-08 21:39:33)

+2

29

[Flashback]

Хиори осторожно приоткрыла один глаз. Над головой распростерлось необъятным полотном сумеречное небо. В нос ударил острый запах жареной рыбы. Вокруг раздавались крикливые голоса обитателей Руконгая.  Лежащая навзничь девчушка не привлекала особого внимания, разве что только ее одежда. Эээ, в какую еще дыру меня занесло?.. Громко чертыхнувшись, Саругаки вскочила на ноги. От нее в ужасе шарахнулся болезненного вида подросток, шедший мимо. Вайзарда охватило странное смятение. В хвостатой голове не было никаких вариантов того, как можно объяснить ее нынешнее местонахождение. Рука потянулась к ножнам занпакто. Обычно плетеная рукоять духовного меча под ладонью всегда успокаивала, давала возможность собраться с мыслями. Но кисть делала хватательные движения вхолостую.
- Что за?.. – опешила бывшая синигами.
Как искать пропажу горе-путешественница слабо себе представляла. Поспешно сунув руки в карманы «мартышка» побрела вдоль по улице. Вот ведь подстава, грандиознее не придумаешь. На душе скребли кошки. Блуждающий взор поминутно оглядывающейся Хиори упал на ребятню сидящую кружком в конце улицы подле заброшенной лавки. Насупившись еще больше, курносая решительно двинулась в сторону маленьких оборванцев.
Неслышно подкравшись сзади к увлеченным беседой недомеркам, Саругаки сдавленно зашипела. В руках бойкого пацана покоился Кубикири Орочи, тот с необычайно довольной миной, охотно демонстрировал находку остальным.
- Эй, малявки, вы еще не усвоили, что кража, может обернуться для вас хорошими тумаками? - прорычала распалившаяся девчушка, – чего ты вылупился? Живо давай сюда меч!
А мальчишка хоть и выглядел не на шутку испуганным от внезапного появления владелицы, показал язык белобрысой обидчице и рванул в противоположном направлении.
- А ну стой! – яростно выкрикнула вайзард.
Этот начинающий ворюга, надо признать, бегал резво, но за сюнпо ему было не угнаться. Еще секунда и занпакто в руке Хиори старательно выкручивающей ухо мальчику.
- Попадись мне еще только раз и твои уши будут ярко-лиловыми неделю, - пригрозила ему девушка.
Отпустив мальца, она потопала восвояси, лихорадочно соображая, что же делать дальше. Понуро опустив голову и шмыгая носом она, кажется, прошла уже нешуточное расстояние, а четкого плана действий так и не было. Внезапно над ней нависла плотная тень. Глаза Хиори округлились. Кого еще принесло? Когда девушка подняла голову, хвосты на голове встали дыбом. Над ней стоял огромный синигами в капитанском хаори. Голова его была закрыта странного вида конструкцией, похожей на плетеную корзину. Выглядел он устрашающе и весь его вид не предвещал ничего хорошего.
- Ты – одна из тех, кто объявлен в розыск, я должен задержать тебя для дальнейшего разбирательства.
Хиори нервно усмехнулась, раздумывая над тем, куда бы послать этого здоровяка. Глупо полагать, что сейчас бывшая синигами охотно пойдет с ним и добровольно сдастся в лапы Готэю. Но не прошло и десяти секунд, как он занес свой кулачище над  белесой макушкой. Низкорослая девица только и успела, что резко взять влево. Рука долбанула по тому месту, где только что стояла она сама.
- Кретин, что ты такое творишь? Разве мы не заключили сделку с вашим командованием, приняв все их условия?! – обескуражено воскликнула Саругаки, попутно доставая меч из ножен.
Повторив ее движение, агрессивный тип неспешно проговорил тягучим басом, занося клинок для удара:
- Вы нарушили условия, убив тех, кто был послан сопровождать вас!
Что он такое несет?! Мы не делали ничего подобного! Промелькнуло в голове. На этот раз первой атаковала вайзард. Подпрыгнув настолько, чтобы оказаться вровень с плечом противника, она с силой рубанула мечом по руке сжимающей оружие. Неповоротливая с виду громада все же увернулась от удара, острие лишь разорвало ткань косоде и порезало плоть. Но в разрезе виднелся не кожный покров, а мех. Мех? Только теперь запыхавшаяся девчонка обратила внимание на руки сжимающие рукоять. Это были не руки, а когтистые лапы, почти звериные. Вот черт! Че за зверушка такая? Рядом с виском просвистел новый удар.
- Кромсай, Кубикири Орочи!
Если этот парень - капитан, то нечего с ним церемониться! Теперь в тоненьких пальцах был зажат нешуточных размеров меч. С громким рыком кинувшись на оппонента, Саругаки занесла руку над головой. Замешкавшийся на пару мгновений от такого неожиданного поворота он упустил момент. А любопытная «обезьянка» расколола деревянный короб, покоившийся на голове пространного мужика.  Под ним оказалась морда животного, кажется лисицы или кого-то подобного.
- Ого! – вырвалось у девушки.
«Морда» оскалилась.
- Бан-кай!
Но ничего необычного не произошло… Его оружие не изменило вид. Правда, как-то потемнело, словно за спиной у нее воздвигли многоэтажное здание. Стоп! Резко обернувшись, Хиори получила сокрушительный удар под ребра. Издав нечленораздельный хрип, она успела увидеть гиганта в доспехах, прежде чем все вокруг заволокло молочно-белым туманом.

[End of flashback]

Первое, на что упал взгляд Саругаки, когда она очнулась, был каменный потолок. Немного повертев головой, девчонка сообразила, что ее закрыли в камере. Рука легла на живот. Его не разрывала острая боль. Внутренние органы не были повреждены. Похоже, меня кто-то подлатал. Теперь ниже диафрагмы ощущались только неприятные покалывания. Проклиная ненавистных проводников душ и себя за нерасторопность, вайзард села, оказалось, что все это время ее бездыханная тушка валялась на футоне брошенном в углу камеры.
Сложив ноги по-турецки и скрестив руки на груди, девчушка пустилась в рассуждения. Значит тот здоровяк приволок меня сюда… Эх, а ведь он похоже удивился, когда я активировала шикай, значит некоторые даже не посвящены в то, что мы тоже были синигами. Накатила новая волна неприязни к Сообществу Душ, а в особенности к командованию.
Дальше по коридору раздавались громкие голоса. Уткнувшись затылком в стену, «мартышка» старалась понять, какая участь ее поджидает.
На запястья нацепили блокираторы реацу, оружие отобрали… словом дела были хуже некуда. А голоса становились все громче и навязчивей, поморщившись, она прислушалась к разговору. Два из них кажется, принадлежали мужчинам и один... женщине… знакомой. Она встала и приблизилась к прутьям решетки.
- Или может что-нибудь для взрослых?.. – неопределенно протянула девица.
Лиза! Вот уж не думала, что буду так рада слышать ее голос! Набрав в легкие побольше воздуха, Хиори крикнула:
- Лиза?! Эй, Лиза, это ты?
Глупо было спрашивать, уже очевидно, что это именно Ядомару. Но просто хотелось услышать этот привычный голос, убедиться, что, по крайней мере, с ней все в порядке. Насупленную физиономию на мгновение озарила радостная детская улыбка, тотчас сменившаяся привычным недовольным выражением. Она облегченно вздохнула и уперлась лбом в прутья решетки.

Отредактировано Sarugaki Hiyori (2010-08-11 07:51:30)

+4

30

Актерская игра и вздорный характер не вызвал на лице Куроно никаких эмоций. Он все также пристально смотрел на Ядомару Лизу, не отвлекаясь на постоянные манипуляции с рукой, иллюстрирующие слова синигами-предателя. Хару внимательно выслушал все аргументы, но ни счел ни один из них в защиту позиции бывшего лейтенанта. Гунданчо второго отряда на время умолк, но не ушел в тень, как обычно бы сделал слабый духом человек. Он продолжал рядом стоять, кого-то дожидался. Что-то Канда задерживается, я думал, он будет более поспешен при исполнении своих обязанностей. Хотя, что я его упрекаю. Угнаться за мной сложновато синигами его уровня.
Куроно спокойно и дальше бы продолжал ждать Юу, скармливая все новые и новые доводы своей правоты, но, почувствовав скорое приближение пятого офицера, поспешил поправить Ядомару Лизу - по-своему:
- Футоцу.. Это был не допрос. - без сарказма трудно представить Хару, а теперь это был и сильнейший контраргумент на манеру разговора заключенного. Большего добиться в кратком ответе было тяжело. Поспел и Канда, который, как обычно, слишком переоценил собственные способности и положение. Рука сразу почувствовала касание, в том числе и вес противника в лице Юу. Она уже ждала удар, но поделать было ничего нельзя. От нетрадиционного приема рука Куроно дернулась и чуть не заехала по коллеге. Благо расстояние было приличным, да и удар рефлекторный. Урона он никакого не нанес, кроме неприятного ощущения. Уж, стал бы мужиком и врезал хорошенько, а не использовал грязные приемчики. Вот я в своем подразделении за любую повинность наказываю силой. Разговоры все-равно ни к чему не приведут.

Далее последовал продолжительный монолог, в духе Юу, на который никак не отреагировал Хару. Он все также вел диалог с Ядомару Лизой, но пару сочетаний слов заставили его загрустить. Хранилище: раскрыл недавнее местоположение. Запечатывание: скрытая от потенциальных врагов информация. Да, еще и рассказал, что все это приказы командования. Молодец. Внутри Куроно уже пылал внутри от недержания, чтобы показать всю глупость его коллеги, правда, время расплаты пока не наступило. Несмотря на то, что разыгранное представление на него и не походило, часть личных мотивов ушли на второй план. Первостепенным было выяснить то, что не знал еще никто. Казалось бы, это была работа Юу. Как бы ни так. Часть сомнений в правильном и умелом допросе был трезво переосмыслены. Если Хейдзин-сан говорила о том, чтобы Канда постарался и смог наконец-таки представить верный отчет, значит, выявленная информация была, либо давно известной, либо никому не нужной. Внутреннее желание узнать тайны, скрытые временем: не это ли показатель правильного стремления в технике допроса.
Да, гунданчо на себя слишком много взял. Попытка выяснить, то, что не смог, как казалось, пятый офицер, без сомнений бы провалилась, но стремление в силе должно было помочь. Нельзя полностью довериться врагу, но подпустить можно, лишь продемонстрировав равный отпор. Вся теория Куроно держалась на самообмане - конечно, это неверное решение, да, и четвертый офицер к тому же плохой тактик в разговорах, как показало время. Но попробовать бы стоило. И сейчас, он понимал, что его черед переломить отпор синигами-предателя и узнать ценную для себя и отчасти отряда информацию:
- Ядомару Лиза. Мне не было смысла представляться. Мое имя мало что значит для вас - а настоящее никогда не узнаете. Зачем же общаться с безымянным? Куроно Хару, как и сказал уже ваш надсмотрщик. Мой коллега обладает исключительным талантом к длинным монологам, в которых не замечает, что раскрывает все тайны, чье сокрытие самое важное в наших делах. Я думаю, как бывший лейтенант, вы это знаете. К сожалению, прервать его и оборвать на рассказе о том, где мы были и что делали, не представлялось возможным. Наказание он не понесет, все, что остается в тюремном блоке, как правило, остается и здесь. Надеюсь, вы никому о его оплошности не расскажите. И повторюсь, мой вопрос не был допросом. Я хочу понять вас предателей, вашу силу. Согласитесь, если даже такой дуралей, как я, поймет ее: начнет относиться к вам лучше. Ведь сейчас я вас всех презираю и сдерживаю от попытки не перерезать глотку в нарушение указаний. - Куроно говорил сдержанно и тактично, прямо противоположно своему первому появлению. Сперва ничего не сработало. Может так будет лучше. Он повернулся к Канде, чтобы высказать все, что думает, перед тем как вновь вернуться к синигами-предатели, которому явно нужно время обдумать предложение Хару:
- Канда, ты глупец. Больше ничего не могу сказать. Учить тебя не вправе, но учись сдерживаться. Это поможет во всем. - гунданчо усмехнулся и добавил. - А на меня не обращай внимания, я давно с ума сошел. Надеюсь, ты понял свою ошибку. И.. Хейдзин-фукутайчо просила передать, чтобы ты потрудился и составил нормальный отчет. Вероятно, что ты предоставил, не устроило командование.
Он повернулся вновь к заключенному и уточнил:
- Я обычно не так многословен, но не могли бы вы ответить на мой вопрос? Для меня это очень важно.
Что заставило покинуть отряд Йоруичи-тайчо и Урахару-семпая. Как такое могло произойти? Зачем же они ушли? Неужели эти предатели не виновны. В это невозможно поверить без ведомой на то причине - так считал Куроно. Одни из немногих вопросов о столетнем прошлом и тайнах, покрывающих это время, заставляли неконтролируемо сжиматься кулак. Именно по причине незнания и сильного чувства уважения к людям из прошлого, он боялся встречи с ними, Хару не знал, как поведет себя. Броситься в бессилие защищать навязанную правду или попробует поговорить. Правда, с последним было бы туговато. Скорее бы всего он набросился на человека выше себя по уровню силы. Да, глупая смерть. Но эта вера. Вера в силу. Если не было причин, то нет и бывших уз.

Крик еще одного из заключенных прозвучал в пустых коридорах тюремного блока. Узнать, кто это не представлялось возможным, хотя и появлялись догадки, что они как-то связаны, ведь прозвучало имя - известное далеко не всем в Сейретей. Снова отреагировать в своем стиле Куроно мешала боязнь за то, что Канда раскроет все секреты военной организации, поэтому было принято оптимальное решение:
- Канда, у тебя еще один клиент. Я присмотрю за Ядомару Лизой.

Отредактировано Kurono Haru (2010-08-12 18:23:40)

+1

31

Юу медленно закипал, злость охватывала его так – как бешеное боевое безумие охватывает воителя в гуще битвы. Он старался быть спокойным, старался быть достаточно компетентным чтобы никто не попал под его волны злой силы – которая распускалась внутри его тела. Злоба внутри Канды была отдельным параметром его характера – который он старался скрывать и тут не выдержал.
- Куроно... уйди. Я просто прошу, пока спокойным голосом, пока я не … - тут Юу с силой ударил рукой по решётке. В глазах дознавателя горел огонь злости и какого-то странного чувства, похожего на гордость. Унижение словами Куроно оказалось сильней удара в бок.

- Кто из нас двоих глупец, решим позже. А т-теперь я з-займусь заключенным. – голос госеки немного прерывался и он проследовал в помещение где сидела охрана. Взяв стопку каких-то журналов, которые читала бодрствующая смена. Вообще охрана была сделана достаточно простым образом. Смена, стоящая на постах, смена бодрствующая, смена спящая. Каждая смена меняется раз в 4 часа. Но у тех, кто бодрствует, получается задача такая, только при открытии огня или непорядка идти на помощь караулу. Вот они и могут иногда себе позволить отдых. Канда спокойно посмотрел на журналы, и закрыв глаза от того – что увидел, вздохнул так, как его учили на тренировках. Медленный вдох и выдох, будь спокойней, и мир будет спокойней.
– Разные вкусы. Надеюсь, она замолчит. Только потому, что мне надо чистый фон для этого новой пленницы – я сделаю это. Ох. А тон Хару был какой-то странный. Не похоже на его обычное кривляние. Этот человек, сколько я его знаю – всегда вёл себя клоунски по отношению ко мне. А тут посерьезнел. Чёрт побери, он, что хотел сказать, что в этот раз не шутил?! Как же он меня достал, я точно когда-нибудь убью его и похороню рядом с Сакатой Гинтоки. Два сапога пара – но без них, жить было не так скучно. Охх… это всё это – странно. Ладно, отставить эту раскрепощённость, воин! Ты должен сделать так, чтобы тобой гордился Ритейтай, Второй Отряд и Сой Фон-сама лично, поэтому иди и делай свою работу. Никто лучше тебя, её не знает и никто её не сделает за тебя. Плюнь на Хару, игнорируй Гинтоки.
У тебя есть работа.
– спокойным шагом пройдя мимо Куроно так, словно того не было в природе – он просунул в щель решётки для камеры Ядомару захваченную с собой пачку каких-то журналов, Юу особо не рассматривал. Проходя мимо Хару, он только отрывисто шепнул.
- Я стану сдерживаться тогда, когда ты перестанешь быть клоуном. – и вздох человека который сбросил с себя многотонный груз своих оков. Заметив, что пленница пришла в себя и, по всей видимости, была в состоянии отвечать на вопросы – он направился к её камере. При виде её лица в мужчине проснулись какие-то воспоминания, и он вспомнил, что очень часто видел ее, когда только-только стал шинигами.
– Хм. Знакомое лицо, но я не вижу тут ещё одного кусочка паззла. Если я правильно помню, то среди её компании был ещё один капитан. Она очень часто вела себя по отношению к нему очень активно и даже била его. Кажется, его звали Хирако Синдзи. Да. А она была с шевроном. Лейтенант. Ох, что же вы ребята все такие сильные? Даже неудобно вас допрашивать, вы люди старшие меня по званию – что вы думаете о том, когда офицер ведёт допрос? Презираете меня? Считаете пешкой? Как там её кстати звали? А… Саругаки Хиори. – размышлял Канда, открывая дверь и захлопнув, придвинул два стула, для себя и для Хиори.
- Саругаки Хиори. Я дознаватель 2 отряда, Канда Юу. Я прошу вас рассказать мне подробно все события. Время. Место. События. Начиная с точки отсчета, когда вы вступили в Руконгай. Все важные детали и прочие мелочи – учитывайте. Рассказывайте обо всех членах вашей группы, это очень важно.

– Прошёл целый век. Я из мальчишки превратился в мужчину, а она не изменилась почти, насколько я помню её. Они молодо себя чувствуют, как видно. Предатели или нет? Несмотря на мою нелюбовь к Куроно – я думаю, мне было бы чему у них поучится. – думает он глядя на девушку с взрывным характером в тон ему самому.

+2

32

Четвертому офицеру второго отряда Куроно Хару от лейтенанта второго отряда Хэйджин Ко

Погиб Тенсо Кеджин. Причина смерти: полная потеря духовной силы, произошедшая с повреждением звена цепи и сна души. Полный отчет о вскрытии четвертым отрядом будет подготовлен в течение нескольких часов. Сообщите капитану.

0

33

Пятому офицеру второго отряда Канде Юу от лейтенанта второго отряда Хэйджин Ко

У Западных Врат необходима группа сопровождения. Захватите наручники, блокирующие рейяцу.

оффтоп: Kanda Yuu, если соберитесь постить, постите на улицах Сейрейтея.

0

34

Если бы кто-то, обладающий невероятной силой, о которой способен только мечтать нынешний капитан двенадцатого отряда, мог ненадолго остановить время, быстренько пробраться в камеру, где скрестив руки стояла брюнетка в очках, быстренько просветить ее черепушку необычным сканером, на изобретение которого исследовательскому отряду понадобится еще не одно столетие, этот кто-то увидел бы, что не смотря на внешнее спокойствие и откровенно скучающий вид, внутри у девушки в очках уже начал работать часовой механизм и то, что он должен был активизировать, было гораздо хуже плутониевой бомбы. И в отличии от обычного таймера, который обычно устанавливают на взрывчатке, спусковой механизм Ядомару Лизы имел намного более странное и непредсказуемое строение: если заурядный тикающий отсчет давал несчастным саперам определенное представление о том, сколько у них осталось времени, получше любой кукушки, то устройство внутри вайзарда могло отсчитывать время до бесконечности, однако... Чтобы грянул взрыв достаточно было одной, всего одной маленькой искорки, какого нибудь незначительного события, крохотной капельки. Этого вполне хватит, чтобы уже переполненная джакузи ее терпения перевернулась и снесла близлежащие строения...
Сохранять спокойствие становилось все труднее, а толкающий передней достающие речи гундайчо и, больше похожие на детские лепет пристыженного перед сверстниками в детском садике мальчишки, заикания зеленого надзирателя лишь подливали масла в моторчик:
- Ксо... - красотка немного опустила голову и зажмурилась, легонько приподняв очки, указательный и большой пальцы потерли уставшую от оправы переносицу, после чего вернули красный аксессуар на прежнее место, - Какого черта это все вообще со мной происходит? Как осточертело... Сейчас бы просто сесть в угол и закрыть уши руками... Я больше не хочу их слышать! Да что это со мной? Все только и говорят: "Лиза сильная. Лиза сильная!" А я... Я вот-вот сломаюсь...
Просто сидеть на бетонном полу ангара перелистывая любимый журнал, а ногой чувствовать тепло, исходящее от ножен Хагуро Тонбо - это все, чего сейчас могла бы желать обладательница костяной маски с темным крестом. За исполнение столь простого и обыденного желания, она готова была отдать все, даже свою силу. Хотя, никогда не иметь сил шинигами и вечно оставаться безликой, не испытывающей голода, не терзаемой бременем воспоминаний душой, каких много было в Руконгае - такая перспектива в воображении эксфукутайчо не редко покрывалась хорошо известной розовой пеленой... Ведь не имей она рейацу, она никогда не оказалась бы в Готеи 13, не стала бы жертвой эксперимента Айзена и не знала бы никого из них: ни этих семерых доставучих придурков, ни крошки Нанао, которая по слухам уже успела превратиться в красавицу, даже его.
- Его? - полы кимоно с лепестками сакуры, промелькнувшие перед зелеными глазами мгновенно заставили их хозяйку разожмуриться и тряхнуть головой, отгоняя от себя заполнившие голову патетичные мысли:
- Это что такое было, Ядомару? Совсем свихнулась? Так просто сдаться захотела? Уж лучше сразу уступить свое тело этой седовласой и не видеть собственного позора!!! - наконец окончательно очнувшись, брюнетка краем уха все-же успела уловить концовку заданного, точнее перезаданного ей вопроса:
- Насчет того, что натараторил парень, считайте, что я увлеклась царапинкой у меня на пальце, да настолько, что чисто случайно все прослушала... Абсолютно все... А второй твой вопрос был поставлен не совсем правильно, ведь мы... - девушка уже собиралась начать краткую но вразумительную речь, об уже упомянутых Канде "трудностях перевода", как в тюремном блоке раздался звук. Для двух мужчин, стоявших по другую сторону решетки, он звучал, как пронзительный девичий с вопросительным знаком на конце, но если тот самый загадочный кое-кто все еще был неподалеку и продолжал сканирование мозга очкастой, вместо крика, он услышал бы, что-то вроде "КАП!"
Это был звук той самой капельки, упавшей в переполненную ванночку терпения вайзарда, тем самым активизировав спусковой механизм, обезвредить который уже было нельзя. Если мгновение назад, лицо красотки не выражало ничего, кроме скучающего пофигизма, сейчас на нем можно было прочесть целую бурю эмоций - от крайнего удивления, до неспокойствия и тревоги. Забыв о том, что она только что говорила, девушка перестала обращать внимание на собеседников и прильнув к решетке настолько, насколько это было возможно, крикнула чуть ли не громче, чем ее накама, находящаяся на другом конце коридора:
- Хиори?! Хиори, какого черта ты здесь?! Ты не ранена?! - Лиза уже ничего не хотела замечать, вся ее теория о том, что остальные товарищи на свободе трескалась по швам, как некачественное кимоно, к которое она совсем недавно была одета:
- Я ее совсем не чувствовала! Наверняка на нее тоже надето что-то сдерживающее рейацу! И она определенно была без сознания, иначе здесь не было бы так тихо столь долгое время, значит ее вырубили, может еще хуже, чем меня, она не такая хитрая и не стала бы легко сдаваться... Глупая... Почему ты не убежала?!
Увидев, что, бросивший ей какие-то журналы Канда направился в сторону, откуда доносился голос неугомонной блондинки, вайзард едва сдерживаясь от далеко не цензурной ругани стукнула кулаком по решетке и крикнула вдогонку:
- Только попробуй что-то ей сделать! Я тебя из под земли достану сосунок!!! - пускай Ядомару и не любила показывать эту свою сторону, но к своим накама она относилась чаще не по установленному принципу: "один за всех и все на одного", их отношения более походили на терки между родителями и детьми, особенно это качалось девочки в спортивном костюме и с хвостиками. Нет-нет, брюнетка для нее была далеко не мамашей наседкой, однако она как никто другой знала, что эта внешне непробиваемая девчушка-танк тоже умеет плакать и существуют вещи, способные нанести ей глубокие раны, рубцы от которых навечно останутся в глубине души.
Проводив взглядом Юу, насколько это позволял обзор из камеры, она вновь стукнула по многострадальным решеткам и заговорила уже далеко неспокойным тоном с нотками настоящего женского гнева, особенность сей разновидности злобы было то, что она способна повергнуть в ужас любого, даже повидавшего на своем веку воина, ведь нет ничеко страшнее разъяренной женщины:
- Почему мы вас предали? Да как у тебя язык поворачивается произносить подобные слова, падаль?! Когда мы нуждались в вашей помощи - вы нас предали и решили просто уничтожить! А теперь?! Собираете нас по одному, чтобы закончить начатое сто лет назад?!!! Ненавижу! Нам не стоило вам доверять!!!
Неожиданно в камеру влетели две темные острокрылые бабочки, одна остановилась над ее обрамленным шрамами собеседником, а другая отправилась далее по коридору. Естественно, что заключенная не могла слышать принесенных ими сообщений, ведь они предназначались не ей, но ничего хорошего они не сулили, так ей подсказывало внутреннее чутье.

+1

35

Голова стала казаться такой… непривычно тяжелой. Никогда, черт возьми, никогда, вайзард еще не чувствовала себя до такой степени беспомощной! Одна в этой камере, лишенная реацу, занпакто и свободы, без малейшего шанса на то, что командование смилостивиться и отпустит ее. Проводники душ умеют быть беспощадными к тем, кого они считают своими врагами, это Хиори знала не понаслышке. На пару мгновений Саругаки смежила веки, а затем чуть отпрянула от зарешеченного входа. Как бы то ни было… так просто она этим засранцам не сдастся, только не сейчас, когда она столько времени потратила для того, чтобы научиться по-настоящему, ненавидеть всех с кем раньше денно и ношно находилась бок о бок, училась, рисковала, жила.
Синигами…в большинстве своем им откровенно плевать на людей, на их заботы, на то,  как они распоряжаются дарованными им жизнями, как проживают свои тривиальные судьбы, но одна только мысль о том, что сытой икоте простых смертных что-то угрожает, способна вызвать у служащих Готэй 13 нервный тик. А эти абстрактные люди, просто стадо крупнорогатого скота, которое копошиться где-то на просторах территории своего обитания, строит прочные связи между собой, заводит мимолетные знакомства, но только до той поры, пока не появится настоящая преграда: истинный их противник, перед которым они впадают в ступор, такие жалкие и беззащитные. И синигами приходят им на помощь, тем к чьим жизням они безразличны и спасают, просто потому, что так диктует честь, старшие поколения… да что угодно еще.  Они лишены права жить, так как им вздумается, как будто кто-то решал за них. Никто этому не противится, а инакомыслящие сразу пропадают с поля зрения остальной толпы. Ведь попав в злачный Руконгай у души только один путь избавления от нищеты и смрада окружающего ее: пополнить ряды синигами.
Может поэтому, так быстро смирилась «мартышка» со своей участью, с лишениями и тяготами изгоя для всего Общества Душ?
Это шанс, действительно хороший шанс бросить вызов всем и вся, проявить в полной мере свою бунтарскую сущность. Вот только эта вражда с недавних пор стала тяготить. Заключить бы с упертым Готэй 13 временное перемирие: так необходимую им всем сейчас передышку. Но куда уж… не попрет офицерский состав против общественных устоев, сложившихся за многие столетия. Это и подмывает бороться с жесткостью и косностью такого порядка.

С другого конца коридора, наконец, послышались крики, это вне всяких сомнений уже была  Ядомару. Девушка закусила нижнюю губу, отчего показался клык, торчащий из верхней челюсти. А ведь действительно… Промелькнуло в белобрысой голове. Какого лысого меноса я здесь забыла? Почему сижу в этой пыльной камере? И тут же сама себе ответила:  Мы опять повелись на заверения Общества Душ, как наивные сопляки.
- Это кармическое, - проворчала себе под нос девчушка, а затем крикнула, - все хорошо, Лиза, я даже почти цела…
А затем послышались шаги. Кто-то приближался вдоль по коридору. Хиори резонно решив занять оборонительную позицию плюхнулась на футон в углу и нагло уставилась на вошедшего. В ответ на кроткую вступительную речь тюремщика Саругаки фыркнула. Предоставленный стул она полностью проигнорировала, предпочтя  и дальше отсиживаться на футоне.
- Голова нужна не только для шикарных волос, - «мартышка» ехидно усмехнулась, поднявшись на ноги, - ты спятил, если думаешь, что я собираюсь рассказать тебе хоть что-то.
Он выглядел таким… вышколенным, педантичным. И сейчас полон решимости произвести дознание – согласно процедуре задержания… Вот оно: воплощение всех этих сковывающих правил с которыми стоит бороться.
Представитель второго отряда. Именно на них сваливают всю подобную работенку. Вайзарду как никогда захотелось скрыть лицо за маской пустого, которая у нее выглядела особенно зловеще, чтобы стереть эту неуловимую уверенность с лица молокососа, дать понять гаденышу, как далеко устройство этого мира от понятий добра и зла, с которым нужно бороться. Но бывший лейтенант решила ограничиться тем, что скрестила руки на груди и с вызовом во взгляде принялась ждать ответных действий Канды. Почему-то ей очень хотелось, чтобы Юу взбеленился. Сейчас Хиори было просто необходимо хоть чуть-чуть достать кого-то из здешних служащих, для того, чтобы сохранить остатки уверенности в собственных силах, которых ее лишили. Вернуть мерзавцам ту малую часть причиненных страданий.

Отредактировано Sarugaki Hiyori (2010-09-03 16:17:00)

+4

36

Театральная игра, присущая лишь нескольким из немногих характеров, отчетливо пробудилась в Ядомару Лиза. По крайней мере, так считал Куроно. Ему очень хотелось думать, что подобная реакция исходит не от человека, а лишь из положения в котором он оказался. Для него всегда старшие по званию были авторитетами, за ними хотелось следовать, в общем обычная для них аура успеха. И сто пятнадцать лет назад Ядомару-фукутайчо была такой. Пускай она и сохранила агрессию, излишнюю вольность. Но это ее и выделяло на фоне других из руководящего звена. Хару отчетливо помнил этот образ. Частым местом назначения была казарма восьмого отряда, в основном из-за Кераку-тайчо, к которому приходило достаточно документации через отряд. На причинах, увы, стоит гриф секретно, так что даже Куроно не догадывался об истинных причинах переводов. Но на такой работе приходится взаимодействовать и с нижестоящими по званию.
Гунданчо продолжал внимательно смотреть на Ядомару Лизу. В голове нетрадиционный для Сейретея наряд мысленно был заменен на лейтенантскую форму. Он хотел бы относиться по доброму к гостю, но прекрасно знал, что группа бывших синигами являются предателями и к ним не должно быть жалости. Все осложнилось стремлением узнать, почему их стали ненавидеть, даже без попытки сблизиться с потенциальными врагами. Все же я не человек слова, вряд ли я смогу стать отличным переговорщиком. Чтобы не пытался делать, кулаки были бы практичнее. А действовать таким способом - у меня нет юрисдикции и прав. Эх, нужно уметь и отступать.
К поспешной мысли о немедленном продолжении порученного тайчо задания, присоединилось сообщение, которое перевернуло обычное восприятие в полутемном помещении. Взгляд сразу отошел от решетки. Куроно еще раз внимательно осмыслил полученное сообщение. Рассуждений не было. Хару подумал лишь о лейтенанте, по которой данное событие могло ударить сильнее всех. Волей случая гунданчо не считал никоим образом Тенсо Кеджина сильнее себя, несмотря на звание. Да, и дружить они даже не пытались. Все-таки разные подразделения, пересекаться не получалось. Поэтому о потере сожалеть Хару не мог, даже заставить себя не смог бы. Он был приучен к этому с появления в Руконгае триста лет назад. К этому же за время службы в спецподразделениях второго отряда заставили окаменеть к происходящему. Но выразить себя Куроно был способен. И сейчас, имея срочное задание, значимость которого серьезно увеличилась, сказал Ядомару Лизе, как он считал, последние слова. Хотя в обычном разговоре они были бы вполне зачинающими беседу. Но, как уже не раз Хару попадал во власть своей природы - он не умеет говорить:
- Ядомару Лиза, - он умолк на секунду, но, набрав воздуха, продолжил. - Я был бы рад оказать вам помощь. Но тогда и сейчас никто не знает истину той злополучной ночи. В любом случае, вы не изменились совсем, и сожалеть можно после. После того, как вы расскажите все.
Он сделал уверенный шаг в сторону Канды и в сюнпо остановился в метре, опустив руку смотрителю на плечо. Куроно произнес очень тихо:
- Тенсо Кенджин погиб, - и сжал несильно плечо.
На этом все - Хару был уверен в том, что не стал настаивать на том, что его интересовало. Может быть когда-нибудь мы и поймем предателей-синигами. Ведь на первый взгляд за сто лет ничего в них не изменилось. Только нрав и недовольства в нашу сторону. Правда бы все изменила. Зачем перечить? Не понимаю я их.
Четвертый офицер не задержался у Канды ни на секунду. Он понимал, что тот сейчас рассержен, но своим поступком гунданчо хотел только предупредить и обезопасить. Если третий офицер не справился, то нужно быть намного осторожнее. Да, и узнать трагичную весть старший офицерский состав обязан. С последним словом "погиб", Куроно сорвался с место и последовал к выходу, скорее всего распугав местную охрану. Но это срочное задание, и сейчас с ним бы не справился никто лучше четвертого офицера второго отряда. Он устремился к местам уже готовых врат, для срочного перемещения в Мир Живых.

Переход ---> куда-то в Мир Живых, скорее всего на Улицы.

+1

37

Канда молча, смотрел на «мартышку» перед ним и осознавал что она, в общем-то, не поменялась за эти годы. Вспомнился и бедняга капитан Хирако который получал от неё по первое число, правда Юу так и не узнал за что, но вспомнив это понял – что ему надо беречься её выпадов, как и словесных, так и физических. Её одежда не говорила ни о чём, а её манера поведения уже всё сказал дознавателю, который был профессионалом по части того, как ведут себя люди и что они могут сказать, если их улыбка говорит уже обо всём. Как бы ни был сдержан 2 отряд, они больше всего ценили в своих людях функциональность и выдержку, чего Канде постоянно не хватало в плане выдержки себя. Он умел работать продуктивно и мог бы поспорить с кем угодно, что лучше него мало найдётся людей способных многое время суток работать с этими заключёнными и приносить крохи истины на конце каких-либо инструментов. Но в данную минуту делать с ней не разрешалось ничего, да и у Юу уже была версия, созданная первой заключённой, которая была более разговорчива и не так важна. Отчёт был составлен и прибежать к Хейджин-сан с карандашиком и воплем «Я всё исправлю» было решительно не в стиле Канды. Раз Куроно сулил ему скорые неприятности – то он их встретить как истинный аристократ и честный шинигами. Без единого сомнения. Вот почему Юу вздохнул после слов Хиори и не обратив внимание на остроту девушки заметил.

- Верно. Однако и голову носят на плечах не ради забавы. Раз вы отказываетесь давать показания, то я не стану вас принуждать к их даче, однако, вы могли бы помочь своим друзьям и отказываетесь от этого. Я умываю руки. Прощайте. – спокойно встал и повернувшись вышел из камеры. Честно говоря с её характером было сложнее всего работать, он не любил таких людей которые считали что виноваты те, кто исполняет приказы. Он был начальником тюрьмы и офицером номер 5 который занимал должность командира Ритейтая, но как бы там ни было решать ничего он без согласия на то или капитана, или лейтенанта или же каких-то ещё вышестоящих лиц не имел права. А они всегда винили тех, кто к ним приходил, даже Лиза была сдержанней, за что Канда невольно поблагодарил её в душе.
– Да. Этой Саругаки Хиори с её характером только Пустых гонять в полнолуние. Но, неужели я такое заслужил в её глазах? Это презрение, а ведь они числились достаточно разумными офицерами Готея 13. Что такое? Даже Ядомару-тян оказалась достаточно разговорчивой, но может быть, я попросту плохо изучил их характеры и ориентируюсь на прошлое. Вероятно, так оно и есть. Двое из семерых. Остались только Мугурума Кенсей, Оторибаши Роджуро, Хирако Синдзи, Ушоуда Хаччиген, Куна Маширо. Мужчины и все намного выше девушек по должности. Быть может они окажутся куда более разумными и смогут нормально ответить на мои вопросы. Хотя… кто знает, как их изменило изгнание. Исходя из слов Лизы, они пришли друзьями и даже если не ими, то соратниками – а это сильно подточит их решимость. Бабочки? Хм… – закрывая камеру, он услышал своё сообщение и тут же был остановлен от исполнения его рукой Куроно.
– Что он ещё удумал? Ещё одна шутка? – и тут сообщение о том, что достаточно близкий ему шинигами теперь не среди живых. Юу словно на мгновение покрылся мрамором. Через секунду его рука так же сжала плечо Хару.
- Спасибо, что сообщил. Поговорим позже. – спокойная речь Канды была свидетелем того, что для него это не был пустой звук. Тенсо не был для него очень близок, но честь и уважение к нему были выше всяких границ и барьеров, когда будет время то Юу обязательно сделает всё, чтобы найти тех или того итогом чьих дел, стала смерть третьего офицера 2 отряда. А пока он направился к смене, которая находилась в качестве замены для нынешнего караула.
- Хибари, Магацу, Рьюгамине. Экипируйтесь немедленно, захватите с собой наручники сдерживающие реяцу. Выдать и мне один комплект, на всякий случай. Выполняйте. – подождав положенные полминуты получил свой комплект. Затем он построил их и отдав команду «За мной.» выбежал в коридор ведущий к выходу. Отряд из 4 – ых ритейтащиков двигался синхронно и без каких-то недоразумений достиг главного выхода из тюрьмы. Подчинённые, завидев, командира с тремя доверенными, открывали двери и тут же их закрывали, поскольку побег был бы совершенно недопустим.

- Переходим на шунпо. Держать средний темп и не разрывать дистанции. Переходим на улицы Сейритея, где нас ожидает фукутайчо-сама. – отдал команду госеки и исчез с своими людьми в технике перехода, перемещаясь туда где их ждали сейчас.

Улицы Сейрейтея.

+1

38

Если бы не пропитанные рейацу решетки тюремного блока, заключенная в белом кимоно незамедлительно кинулась бы на находящегося по другую их сторону гундайчо. Она не пыталась бы применять кидо, маску, тем более серо и даже приемы зандзюцу и вовсе не потому, что использование ее духовной силы было сковано красным ошейником на шее. Сейчас рассерженной женщине хотелось просто выцарапать вымотавшему ей все нервы офицеру глаза, а ушедшему допрашивать Хиори  - исполосать белое личико маникюром, да так, чтобы его было не возможно отличить от его коллеги. Благо, подобное состояние праведного гнева длилось совсем недолго.
Прилетевшие в коридор места не столь отдаленного адские мотыльки, похоже доставили весьма пренеприятнейшие известия, так как ее собеседник сорвался с места и понесся к камере Саругаки, где ее безуспешно допрашивал Канда. Спасибо хорошей слышимости с порядочным эхом, которое разносилось по всему корридору - Лиза расслышала каждое слово, переданное Куроно своему товарищу, по этой же причине, она, в перерывах между криками негодования могла услышать чать допроса своей хвостатой накама.
- Их товарищи... Тоже погибают... - голова, до этого приникшей к решеткам вайзарда опустилась, - Совсем забыла... Какими бы они не были - они тоже ощущают душевную боль... - вновь протерев переносицу под очками, тем самым покончив со своим небольшим бунтом, брюнетка направилась к фуутону и, сев на него, прижавшись спиной к белой стене, потянулась к одному из лежащих на нем журналов, столь благородно данными ей на временное пользование.
выбор наметанной руки как всегда оказался верным. Среди нескольких выпусков Сейрейтейских журналов и парочки старых джампов, она негляда смогла найти именно то, что соответствовало ее "спортивному интересу". Тоненькие пальчики с аккуратненькими ноготками начали перелистывать выпуск малоизвестной манги с хорошей прорисовкой, правда, немного подпорченной цензурой, страничку за страничкой:
- А у этих тюремщиков есть вкус... - улыбочка извращенки? Играющий на щеках румянец, увеличивающийся с каждой страничкой? Да бросьте! Это атрибуты людей, которые читают подобную литературу лишь для удовлетворения своих похотливых желаний. Для девушки же это просто спортивный интерес и никаких подобных изменений на ее лице не наблюдалось. Разве что на очках заиграли игривые блики, быстро закрывшие ее глаза.
В такой позе, она продолжила сидеть до того момента, как порядочно доставшие ее гундайчо с небольшим отрядом не ушли из блока, не проводив прошедших мимо ее камеры даже взглядом из под очков.
Как только прошли указания Юу и стих шелест шукучи, брюнетка не отрываясь от журнала не криком, но голосом на достаточно повышенном тоне обратилась к своей подруге, а теперь еще и со тюремщице.
- Нэээ? Мне он два часа нервы портил, а с тобой за пять минут умыл руки! Потом расскажешь, как ты умудрилась взорвать ему мозг с такой скоростью... - выдержав небольшую паузу и снова поправив очки Лиза сказала уже потише, но достаточно громко, чтобы быть услышанной:
- Ты помнишь хоть что-нибудь? Как мы сюда попали? Где остальные и как ты... - внезапно нахлынувшее ощущение оборвало очкастую на полу-слове, - Маширо? - вне всякого сомнения, на территории Сейрейтеи находился источник рейацу, который находился рядом с Лизой в течении почти сотни лет, слишком долго, чтобы ее можно было с чем-то спутать.
- Хиори? Ты это чувствуешь? скоро в нашем полку прибудет... - хорошо сосредоточившись на своих ощущениях, красотка поняла, что ее подруга вряд ли ранена и вполне возможно, что пересекла стены по своей воле. Вариант, что она проникла сюда хитростью исключался самой природой зеленоволосой непоседы.
- Вот обидно-то... И поймали первым делом девушек... Пф... Теперь будем сидеть как идиотки и ждать своих "прынцев" на белых меносах... Уж я то точно, более помощи ждать не от кого...

0

39

Этот шинигами просто убивал ее своим спокойствием. Его лицо лучилось едва ли не умиротворением, с каким капитан Кьераку подносил к губам пиалу сакэ. Это вызывало острое желание сбить с юнца спесь, стереть невозмутимость с его лица. Все еще сидя на футоне Хиори остервенело, до хруста сжала руки в кулаках, поглядывая на дознавателя с откровенной неприязнью. Прошли еще пару мгновений, показавшиеся борющейся с приступом ярости Хиори вечностью, прежде чем Канда соизволил разомкнуть уста. Уже вскипая «мартышка» едва дослушала его монолог до конца и тут же вскочила с места как ошпаренная.
- Что ты имеешь в виду? – выплюнула Саругаки в спину уходящего Юу, - чем я могу помочь им, выдав информацию о них самодовольным болванам вроде вас?!
Вайзард внезапно замолчала, когда офицер скрылся из виду, на прощание, скрипнув решеткой камеры. И от этого короткого, металлического звука, а еще более от последовавшей за ним угнетающей тишины, на душе стало и вовсе паршиво. Все так же, стоя посреди камеры, наполненная нерастраченным гневом, девушка с досадой закусила нижнюю губу. Оттого, что этот шинигами вышел, оставив ее в полном одиночестве, словно родитель, заставляющий неразумное чадо поразмыслить над своим поведением бывший лейтенант ощутила банальную детскую обиду.
Презрение. Более всего Хиори боялась ощутить его по отношению к себе на протяжении всей своей жизни. Хотя когда-то, щедро раздавая тумаки всем попавшимся под руку, она особо и не задумывалась над подобным. Но потом… когда многое изменилось, когда мир перевернулся за одну ночь девчушка ощутила себя объектом всеобщей неприязни: бывшие сослуживцы так споро причислили ее к полчищу пустых, подлежащих уничтожению. От того, чтобы полностью погрузиться в глубины отчаяния тогда, вайзарда спасло только то, что были рядом люди, разделившие ее участь, и когда это бремя было поделено на них восьмерых, нести его стало немного легче.
И что же теперь? Теперь у Саругаки вознамерились отнять все, что у нее осталось. Единственных друзей готовых поддержать и способных понять. Эта безысходность, от которой хочется выть, перестать противиться Холлоу, целью существования, которого является заполучить власть над ее телом, позволить ему пустить свои корни в сознание.
Зло оскалившись обезьянка с силой пнула ногой стальные прутья решетки, вдогонку осыпая дознавателя проклятиями. Я еще поквитаюсь с тобой, патлатый! А потенциальный объект страшной мести, тем временем на ходу отдавал короткие приказы, в конце коридора чувствовалась нешуточная оживленность. Хиори притихла, силясь расслышать, о чем они толкуют, но голоса уже смолкли, доносились только отдаленные шаги. Развернувшись и облокотившись о прутья спиной, обезьянка задумчиво поскребла щеку. Может еще кого отловили?.. Всего пару лет назад девушка отказалась бы поверить в то, что Готэй 13 сможет так легко отследить, изловить и пленить вайзардов. Но теперь эта иллюзия, иллюзия непобедимости  рушилась на глазах. Пусть она и Лиза были только лейтенантами, они сильны… наверняка сильнее нынешних фукутайчо. И что же? Попались как мыши в мышеловку, как некогда оказались в западне Айзена. Этот ублюдок, он словно паук, на протяжении нескольких лет свой службы оплетал всех своей прочной паутиной. Методично, стежок за стежком, петелька за петелькой. А потом… просто дергал как кукловод за нужные ниточки, кропотливо разрушая жизни товарищей по службе, отнимая у них доверие окружающих.
Даже сейчас, когда с того дня минуло больше сотни лет, отголоски прошлого все еще настойчиво дают знать о себе, как старые надоедливые знакомые. Казалось бы, и сам Соусуке уже причислен командованием к заклятым врагам и теперь уже за ним охотятся проводники душ вайзарды так и не смогли восстановить доверие некогда близких людей.
От размышлений оторвал внезапный оклик Ядомару. Что.. я помню… а действительно? За все время пребывания в Обществе Душ Хиори так и не задалась этим вопросом. Она была в слишком глубоком забытье, чтобы сейчас вспомнить хоть что-то. Только разрозненные образы и звуки. А после, недолгую прогулку по Руконгаю, закончившуюся внезапной встречей с тем громилой.
- Нет, - честно призналась девушка, - ничего.
Насупившись, хвостатая продолжила:
- Я не видела никого из них, хотя я пыталась… найти. Почувствовать, - Хиори скрестила руки на груди, - Никаких результатов. Но этим увальням не удастся выловить остальных так быстро. Побегают немного, а потом, прихрамывая вернуться обратно.
В голосе Лизы чувствовалось беспокойство, которое быстро передалось и Саругаки.
- Я в порядке, бывало еще и не так паршиво, - хмыкнула она.
Услышав от темноволосой девушки знакомое имя бывшая шинигами немного опешила. Маширо? Вот уж кто оторвется на этой могучей кучке! Мстительно подметила девчушка. Не набьет морды, так хоть мозг вынесет.

+1

40

Странное ощущение присутствия других вайзардов почти исчезло, как только Риса снова попыталась сосредоточиться на своих чувствах. Плохая шутка. Издевка судьбы. Но что это - от судьбы не уйдешь? Да, это точно. И на хромой кобыле не объедешь. Но сейчас у них не было выбора, как и тогда. 
- Так быстро не выловят? Говоришь так, будто мы попали сюда из-за того, что слабее,- с некоторой усмешкой выразилась девушка, решив не упоминать о том, что оказалась в заключении по собственной воле. Но вот она здесь, в тюрьме Сейретея, а ее холодный расчет дал трещину и планы все никак не хотят осуществляться. Интересно, чем он сейчас занимается? Наверняка где-нибудь беззаботно отдыхает, попивая саке. Ничего не изменилось. Все же цели и мотивы пленения Ядомару были слишком личными и Хиори не обязательно было о них знать,- Но как бы там ни было, что мы можем изменить, пока находимся здесь?- как-то слишком сухо произнесла девушка, опустив взгляд к журналу, продолжив с напущенным интересом изучать его содержимое,- Должны ли мы сейчас что-нибудь предпринять, чтобы попросту не сидеть сложа руки? Как думаешь, Хиори?
Риса понимала, что в нынешнем состоянии у них нет шансов сделать какой-либо шаг, но вопросы заданные к белобрысой имели другую цель - это была своеобразная поддержка себя и ее, слепая надежда на то, что стоит лишь захотеть и все получится.
Она с трудом подавила зевок и уставилась в журнал. Сегодня подобная литература от чего-то ее не увлекала, вчера, впрочем, тоже, да и неделю назад ситуация была не лучше. Сожаления были не уместны, в конце концов, решив довериться Готею, они должны были понимать, на на что идут и чем рискуют.
Целая вечность прошла с того момента, как она в последний раз была в Сейретее. И так велико было желание пойти туда. К казармам восьмого отряда. Просто посмотреть со стороны. Посидеть на крыше у заднего входа, пока никто не видит, чтобы хоть на минуту представить, что ничего не изменилось и все, что было - просто дурной сон.
Риса резко распахнула глаза, переведя несколько растерянный взгляд на страничку журнала. Откуда это взялось? Ни о чем подобном она никогда не думала. Не имела права. Может быть это было лишь отговоркой, чтобы скрыть истинные мысли и чувства за созданной видимостью внешнего спокойствия и собранности. Девушка едва заметно вздохнула. Нужно было отвлечься от непрошенных мыслей. Не так паршиво? Да, это точно.
- Кстати, вот, держи, может это приведет тебя в чувства,- вполне серьезным тоном произнесла Ядомару, поправив очки, и бросила журнал в руки Хиори, будучи в полной уверенности в том, что она этот журнал поймает - хорошей реакции на уровне рефлексов белобрысой было не занимать.

+1


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок