Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок


Второй отряд | Тюремный блок

Сообщений 1 страница 20 из 153

1

Расположен на территории второго отряда. Комплекс тюремных камер находится в отдельно стоящем от всех остальных построек здании, охранные блоки расположены как на входе, так по периметру и внутри строения. Каждая камера похожа на предыдущие, те же размеры (2х3 метра, футон с узкой подушкой и 1 стул, окон нет) те же тона. Строгая чистота, приглушенный свет и угнетающая тишина. Вход в камеру зарешечен.

0

2

======> Yadomaru Lisa, Kanda Yuu из:Улицы Сейритея

    Спешка спешкой, а рана девушки беспокоила Канду. Он осмотрел её лишь поверхностно и понимал, что будет в ответе, если эта девушка в очках помрёт. Звания он её не знал, имени тоже, ничего и никого из её прошлого он не знал. Знал только то, что она была на достаточно высокой должности в каком-то отряде, и то, это было так давно, что сам Юу боялся опираться на ту память, как на что-то имеющее платформу для суждений. Он перемещался быстро и, повертев головой, поискал медика, который должен был прибыть несколькими минутами или десятком минут позднее. Медика не было и потому офицер решил привести пленную в подобающий вид, а кроме того надо было надеть на неё ограничитель.

    Канда опустился на территорию второго отряда и вздохнул спокойнее. Родная территория действовала на него успокаивающе, и он не теряя, ни минуты направился в тюремный отдел. По дороге все ему отдавали должное уважение, как вышестоящему по рангу. Пятый офицер хоть и был номером пять, но в его ведомстве находилось немалое. Вот почему его уважали, а ещё за его дотошный и не слишком переносимый характер. Он толкнул дверь рукой и аккуратно прошёл внутрь, держа в руках нодачи. На плече по-прежнему покоилась пленница, которую удалось захватить и хвала Ками живая. У входа в блок камер сидел охранник, который резко выпрямился и холодным взглядом окинул «пополнение» в камеры.

    - Камера номер 2, Щадящий режим. Ожидает прибытия медицинской помощи. Отметь в регистрационном журнале. Зампакто пленной в камеру хранения, присвоить номер идентичный номеру пленной. – спокойная инструкция помещения в камеру. Вот номер камеры, вот номер заключённого который автоматически присваивается, ибо память на лица у Ритейтая отменная, вот подпись того – кто входит в камеру и в какое время. При случае чего, можно выяснить всё до мелочей. Госеки расписывается и берёт под свою ответственность девушку, и идёт дальше. Тут царит тишина и напротив камеры номер 2 тихо и пусто, да и быть тут никого не может. Камеры изолированы и поле, которое окружает их, не пропускает того, что происходит внутри. Черноволосый открывает дверь и проходит туда. После того, как девушка нашла своё место на койке Канда решил таки сходить за вещами, ибо он и так изрядно постарался не высказаться в адрес того, как она одета.
    Получив в распоряжение нашейный блокиратор реяцу до уровня «не опасен», и одежду для заключённой он вернулся. Перед ним встала задача. С одной стороны, следовало переодеть девушку и попросту закрепить на её шее блокиратор. Этого не было в инструкции, но офицер из 4 отряда не должен видеть, что заключённые одеты в такое.

   – Разрази её гром. Почему она так оделась? Она же репутацию и чистоту камерного отдела под откос поставит. Мне что, её самому переодевать? Кх… можно вызвать офицера и приказать ему, но пойдёт слух. А слухи надо пресекать. Ох, чего не сделаешь ради долга. Только в этот и последний раз. Узнают в клане и точно пойдут слухи, да пошли бы они все со своими нравоучениями, но они же мне устроят, сверление мозга и я сорвусь. Точно сорвусь… Лучше уж, я пойду на этот шаг. Как бы он ни смущал меня и не вызывал во мне краску, а ещё надо чтобы она не проснулась, пока я буду переодевать её. – тонкие руки касаются лежащей и вздохнув начинают вершить своё дело. Для начала, он аккуратно посадил её и стянул с неё рваную футболку, стараясь не слишком активничать по причине раны. Рана была не очень большой, но судя по всему, кровотечение осталось. Руки офицера оказались в крови девушки.

    – Чёртовы эскулапы. Вечно их нету, когда они нужны, если эта девушка умрёт до того, как он придёт, я сам его пытать буду. Тяжёлыми инструментами пыток! Ксо, что я могу сделать? Рана по всей видимости сделана длинным предметом и пробила ей лёгкое. Крови много, но её можно как-то остановить. Лечебных техник у меня нету, зато у меня есть одно неплохое решение. Я туго перетяну её рану повыше места кровотечения и тем самым остановлю его до прихода, врача. Давай, девушка… смотри не умри мне! – офицер был предусмотрителен и взял с собой небольшой бинт, предвидя ранение. Бинт не мог спасти девушку, но мог как-то отсрочить её гибель. Потрясение при передвижении, и прочие вещи лишь усугубляли положение. Бинт аккуратно пересёк её тело повыше раны и закрыл сам след от оружия. Помогло или нет, увидим. Он сделал всё, что мог, и теперь ему оставалось только завершить переодевание девушки в нормальный вид. Не то, чтобы его оставили равнодушным такие вещи, как красота и попросту вид обнажённого юного тела, он не должен был выказывать данных эмоций при исполнении.  В принципе девушка, как девушка: тонкая талия, стройная и подтянутая, какими и должны быть красивые девушки. Конечно не сравнить в пышности форм с Мацумото, но в фигурке Лизы была заключена своеобразная красота, которую Канда не отрицал, хоть и очень хотел ругатся по поводу её одежды.

    В голове роились тысяча и один вариантов того, что будет если его кто-то увидит и если она проснётся. С характером Канды многие в отряде бы решили, что он проводит очередное дотошное обследование чтобы в следующий раз точно знать куда бить, как бить и куда ударить так, чтобы противник упал без дыхания. Но тут было немного иное. С таким трудом создаваемый образ, немного дал трещину перед увиденным. Казалось бы такое невозможно, ужасное сочетание грубости и пафоса не могло быть способным на милые эмоции.
    А оказалось способно, щёки заалели. Не сказать, что офицер переодевал девушку спокойно, но ему стало намного легче сделать вдох, когда он закончил без случайных происшествий.

    Краска на его лице была заметна, но он взял себя в руки и застегнул ограничитель на её шее. Дело было сделано, теперь осталось дождаться, медика и приступить к допросу. Надо было чем-то вернуть себя в реальный мир и восстановить потерянное равновесие.

    – Я всё-таки решился на такой шаг. Значит, я смогу презреть то, что мне говорят в клане и спокойно жить дальше. Это первый шаг, и его осуществление значит, что я не остановлюсь. Хм, а сколько бы я стоял на месте, если бы не эта случайность…Что за странная судьба, увидать женское тело в такой странной обстановке. В клане бы, небось, вой подняли, узнав, что я тут делаю. Но это погребено под печатью молчания, и только я и она знают об этом.  – он сложил в кучу её старые вещи и отправил их туда, куда хотел с того момента, как первый раз посмотрел на неё. Умывая руки холодной водой из рукомойника он улыбнулся, блаженная прохлада оказалась ему очень кстати.

+1

3

Внутренний мир Лизы

Первое время после потери сознания девушке казалось, что она падает в какую-то черную и липкую пропасть без дна и конца. Слабенькая боль в руке и полностью заглушившая ее адская боль в груди, не дающая ей в первое время дышать, просто исчезли. Не было ничего, только пустота, слабость и кромешная тьма. Как бы брюнетка не старалась, ей не удавалось не то, что пошевелиться, даже открыть глаза. Вскоре, когда она уже потеряла счет времени от этого бездействия и немощности, когда с трудом соображающий мозг уже был близок к тому, чтобы начать молить о банальной смерти и прекращения этой пустоты, Лиза... Шмякнулась спиной на что-то явно уступающее в мягкости даже застывшему цементу.
- ИТЭЭЭЭЭЭЭ!!! - все пять ощущений и способность двигаться мгновенно вернулись, очкастая тут же вскочила на ноги, протирая ушибленную спину и не менее пострадавший затылок. Сейчас ее волновало только одно:
- Нельзя хоть раз устроить нормальное приземление, и какого я здесь оказа... лась... - открыв зажмуренные от неприятной боли глаза и оглядевшись вокруг, красотка увидела слишком знакомую, чтобы с чем-то ее спутать картину: огромных размеров всегда празднично убранный Шаолиньский монастырь с красными стенами и зелеными черепичными крышами (в одну из которых вайзард так смачно впечаталась), окруженный огромным вечнозеленым лесом и бесконечными горами:
- А... Точно... - девушка в драном кимоно перестала тереть макушку, - Та девочка со своим вакидзаши... - скорее инстинктивно, чем по собственному желанию пальцами левой руки обладательница косы до пояса потерла то место, где меж ребер вонзился клинок ниибантай фукутайчо и естественно ничего там не обнаружив, спрыгнула с крыши и вошла внутрь храма:
- Как и всегда... - красотка отпихнула валяющуюся на сером полу деревяшку, - Снаружи очень красиво и высокомерно-презентабельно, а внутри все замусорено и скромно... Эй? Ну выходи уже! - каждый крик отдавался невообразимым эхом, словно серые стены были сделаны из миллионов глиняных горшков, - Где вы уже с Хагуро Тонбо спрятались?
- Сколько тебе можно повторять? Я и есть Хагуро Тонбо! Неужели за сто лет ты все еще не потеряла надежду, что разделишь нас? - из глубины храма вышла высокая девушка с белоснежной кожей и такими же белыми волосами, заплетенными в две длинные косички, в белом шихакушо с сильно укороченным андон-бакама и лейтенантским шевроном на левом рукаве косоде, поверх черных таби были одеты белые варадзи, ярко-желтые глаза с темными белками прикрывали очки в черной квадратной оправе. Вышедшая из тени пустая представляла собой точную копию-негатив лейтенанта восьмого отряда Ядомару Лизы, какой она была более сотни лет назад:
- Конечно! Когда-нибудь я выужу его из тебя... Но сейчас мне не до этого... Зачем я здесь? - негатив улыбнулась и снова заговорила своим мало напоминающим не то что женский, даже человеческий, хрипящим голосом холлоу:
- Ты ослабла... И размякла за это время... Поэтому... - в левой руке седовласой появился но-дачи в ножнах цвета ее кожи и одежды, - Думаю нам снова пора выяснить, чье это на самом деле тело!!! - в одно мгновение она вытащила меч из ножен и, отбросив их в сторону понеслась к противнице на огромной скорости:
- Как скажешь... - Лиза вскинула свой уже освободившийся от чехла клинок, - Не думала, что ты так любишь проигрывать...
Уже через минуту, весь монастырь содрогнулся от мощного взрыва, дымом от которого заволокло вначале здание, затем весь лес, а после и горы и посреди этого дыма на крыше стояла...

Тюремный блок второго отряда

Все то, время, пока Ядомару лежала без сознания, уровень ее духовной энергии необъяснимым образом то подскакивал, преодолевая даже ограничители надетого на нее красного ошейника, то полностью исчезал, делая ее ничем не отличимой от обыкновенной души из Руконгая при чем с невероятной частотой. Знающий ее природу (а таких существует единицы) сразу бы понял, что все дело в битве с внутренним пусты, однако "нянчащийся" ней мальчик навряд ли был посвящен в то, что творится во внутреннем мире тех, кто именует себя вайзардами. Но прошло не более пятнадцати минут и "скачки" рейацу стали более мелкими и редкими, а после и вовсе исчезли. Девушка, до этого морщившаяся во сне приобрела более спокойный и умиротворенный вид, словно спящий ребенок и уже через пару минут медленно с явным усилием приоткрыла зеленые глаза
- Где... Я?.. - внезапно пронзившая грудь боль вернула ей всю память о двух сражениях, случившихся с ней за этот день, но сейчас она больше была похожа не на изнывающего от ранений, а просто на порядочно уставшего спокойного человека, которому нужны были только тишина и минут семьсот на сон. Но спать сейчас она не собиралась, хватаясь за все еще не до конца вернувшееся к ней сознание, очкастая с явным усилием повернула голову на бок. Серый потолок, решетки, еще одно хорошо знакомое зрелище:
- Я здесь уже была и не раз... Правда по другую сторону этих решеток... Вот Хиори бы сейчас смеялась... - но было кое-что не вписывающееся в обычную картину, а именно сидящий рядом с ней паренек в черной форме, которого она не сразу заметила, пока не вернулось боковое зрение. Девушка усмехнулась и прикрыв глаза, снова положила тяжелую голову на подушку:
- Значит вот кого ко мне приставили... А на что еще мне нужно было надеяться? Его... Я скорее всего и не увижу...

+1

4

-  Советую не делать резких движений, будет больно. Это камерный отдел Готея Тринадцать.. - спокойный ответ и он встаёт, немного облегчённо выдувая воздух и понимая, что самое худшее уже позади. Она очнулась, и следовательно никаких серьёзных проблем быть не может. Надо начинать её спрашивать и по мере возможности, чтобы она давала точные и прямые ответы, без лукавства и перевода ответа на других личностей. Он встал и спокойным шагом перешёл на середину комнаты, взяв стул и спокойно поставив его перед изголовьем кровати, присел.
Толчки реяцу которые исходили от неё, пока она спала были странны и тем что они вообще происходили пока на ней был блокиратор, и тем что это не была реяцу шинигами. Это была дикая и страшная сила в которой образованный Канда смог опознать частицы холлоу. Слишком уж знакомым была та дикая сила которая словно вода прокладывает дорогу там, где ей надобно грубой и мощной силой. Он даже решился было бы прикончить её прямо тут, пока она была без сознания и закрыть дело чем-то вроде "заключённый убит при попытке оказать сопротивление офицеру".

- А заметила ли она? Хм, у неё реакция нулевая, даже не краснеет. А я между тем краснел и ещё как, ох, видимо это из-за её состояния, но вперёд. Она должна дать мне ответы на то, почему у неё реяцу пустых и что же там всё-таки произошло. Или она их даст или я попросту применю более убедительные методы. - тихий щелчок пальцев и Юу потирает свою шею, стараясь чтобы кровь не застаивалась из-за сгиба набок. Он решил начать спокойно и без обиняков.

- Я требую рассказа со всеми подробностями. Рассказа относительно того, что произошло после того, как вайзарды вступили в Руконгай. Со всеми дополнениями и мелкими деталями. - спокойные слова и холодная угроза, он словно намекает ей, что её положение и так хуже некуда, и не надо усугублять. Может быть с другом был бы пятый офицер мягче.
Увы, назвать Канду другом мог лишь один человек в Сейритее и его тут не было. Куда отправился Гинтоки, Юу бы очень знать, с Гинтоки станется сделать что-то такое совершенно неожиданное и нелогичное, что его сделают лейтенантом.

- Я верю, что она ответит честно. Или не ответит вообще? Хм, в ином варианте будут осложнения. Я могу применить болевые методы, но она может умереть и за это взыщут. Чёрт, не могла она попросту вырубится себе без подставления себя под удар.
Чёрт, как же меня это всё бесит. Это замкнутый круг, какой-то с этими вайзардами. Сперва о них рассказывают, как о предателях и хорошей угрозе, а после одна из этих... кровью обливается и вот-вот умрёт. Чёрт, чёрт. Где этот эскулап? Отправили же бабочку ещё сколько времени назад, нет надо будет решительно заметить запоздание нашей медицинской службы. Ладно, ещё когда это пленные с них урона небольшого, а что если это будет шинигами и хороший шинигами? Нет, я это так не оставлю.
- думал Канда, сидя на стуле и ожидая ответа.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-04-23 12:35:58)

0

5

--------------------------->Штаб-квартира 4-го отряда
Выйдя из штаб-квартиры родного отряда, Равен быстрой ходьбой отправился на территорию 2-го отряда. Карту Сейретея он начертил ещё давно и имел представление, где находится штаб-квартира 2-го отряда. По дороге ему встретилась лишь пара - тройка спешащих по своим делам шинигами. На территорию отряда пройти удалось без особых проблем.
Помнят ещё, как лежали у меня на столе. И до сих пор благодарны, что могут и дальше приносить пользу.
Или их просто предупредили, что придет медик.
Или так.
Но в тюремном блоке он ещё ни разу не был. Пришлось просить кого-то из служащих 2-го отряда показать путь. Благо, провожатый нашелся быстро и в скором времени Равен оказался у тюремных блоков. Провожатый довел его до охранника, после чего беззвучно удалился.
-Миташи Равен, 4 офицер 4 отряда. Прибыл для оказания медицинской помощи пленной. Вас должны были предупредить, что прибудет медик.
Охранник что-то посмотрел в журнале, кивнул головой и указал номер камеры. Равен поставил подпись и пошел дальше. По дороге он внимательно рассматривал коридор и камеры.
Очень интересно. Слышать слухи о том, что тут происходит это одно, а побывать - совсем другое.
Ты не на экскурсии. Сначала надо вылечить пленную. А потом можно и изучать достопримечательности.
Ты, как всегда, прав.
Дойдя до нужной камеры, Равен открыл дверь и очень обрадовался, что девушка была не при смерти и рядом был всего один охранник, а не целая толпа.
Не люблю, когда несколько молчаливых ниндзя стоят за спиной. А тут прямо радость, а не работа.
Не забывай, что ты на территории 2 отряда.
Не забуду, не волнуйся.
-4 офицер 4 отряда, Миташи Равен. Прибыл для оказания медицинской помощи пленной Ядомару Лизе.
И не дожидаясь ответа приставленного к пленной охранника. Равен подошел в раненной и начал осмотр, что-то бормоча себе под нос.

Отредактировано Mitashi Raven (2010-04-25 00:24:31)

0

6

Брюнетка продолжала без движения лежать на кровати, ни нужды, ни необходимости, ни желания двигаться у нее не было и быть не могло. А тут еще и сидящий над душой шинигами решил восполнить армию любителей говорить очевидные вещи со сверх умным лицом и серьезной интонацией:
-  Советую не делать резких движений, будет больно. Это камерный отдел Готея Тринадцать.. - Да уж... Спасибо конечно, парень, но твоя информация немного устарела... - побегать по лужку с зеленой травкой или хотя-бы просто побегать - последнее желание, которое может возникнуть в голове у тяжело раненого. Хотя... Настолько ли тяжело? Сделав несколько медленных глубоких вдохов, девушка поняла, что у нее не сломано ни единого ребра и не надо было быть последним ботаном четвертого отряда, чтобы додуматься, что у нее нет даже слабых признаков пневмоторакса:
- Не такая уж и большая рана... Просто глубокая... Если хорошо перевязать... К вечеру уже даже привыкну... Кстати, сколько сейчас времени?
Ответом на ее мысленный вопрос был хорошо слышимый ряд вопросов от приставленного к ней парнишки, видимо решившего, что положение "тяжелобольной" не освобождает от допроса:
- Я требую рассказа со всеми подробностями. Рассказа относительно того, что произошло после того, как вайзарды вступили в Руконгай. Со всеми дополнениями и мелкими деталями. - Лиза не отвечала, мало того, даже словно не услышала его слова, одарив нулевой реакцией:
- Мы вступили в Руконгай? Как интересно... Насколько я помню мы сюда пришли не по своей воле... Уж точно не я... Жаль, что не удалось хотя-бы увидеться с остальными... Шинджи наверняка уже во всем разобрался.
Ноты гробового молчания и меланхоличных мыслей Ядомару наконец прервал вошедший в камеру медик:
-4 офицер 4 отряда, Миташи Равен. Прибыл для оказания медицинской помощи пленной Ядомару Лизе. - только когда руки высокого брюнета с ловкостью и осторожностью присущим подопечным йобантай тайчо начал осматривать ее раны, очкастая приоткрыла глаза и слабо улыбнулась:
- Как там поживает Унюхана-сан? - только сейчас, открыв глаза и приподняв голову, вайзард заметила, что помимо новенького блестящего ошейничка-ограничителя, у нее появились еще новые детали гардероба:
- Ну надо же... Сколько впечатлений за один день... Видела сотни заключенных в подобных кимоно, но никогда не думала, что сама когда-нибудь буду в него облачена...

Отредактировано Yadomaru Lisa (2010-04-26 01:31:32)

0

7

Молчание, и её отсутствующий взгляд. Игнорирование, как и ожидалось в такой ситуации. Ничего, информация может быть добыта разными путями. Синоби учатся её добывать и силой и лаской и хитростью и даже самыми немыслимыми вещами. Наказатели учатся её добывать почти всеми доступными средствами, у них очень широк выбор аргументов и фактов. Они призваны, чтобы добывать информацию и попросту расправляться с пленными, следить за порядком и много ещё чего. Но девушка молчала и для неё весь мир, словно состоял из точки, в которую она смотрела.
Офицер только решился было начать снова вопросы, и применить более действенный метод, как послышались шаги и лязг входной решётки.

– Неужто, Харон? Ан нет, кажется, врач прибыл. – он дождался пока медик пройдёт к ним и в ответ на приветствие ответил.

- Вас только за смертью посылать, офицер 4 отряда. Осмотрите пленную. И если она умрёт, это будет вашей ошибкой. – Канда хмыкнул и повернулся спиной, показывая, что ему все равно, о чём они там будут говорить, она получает какую-то передышку и лечение. Но лучше бы ей было заговорить, попросту было бы так проще и ей и ему, а теперь после всего этого она может потерять сознание или ещё раз просыпаться считанные часы, это повлияет на скорость отчёта и всё прочее. Это было плохо, Канда сейчас напоминал бочку с порохом, которая гневно тряслась и готовилась разорвать и себя, и всех кто был рядом. Нужно было, как можно быстрее допросить её и уйти с отчётом, а не сидеть весь день в камере и любоваться на неё. В конце концов, она предатель и пленник, какие отношения с ними?

– Вы ещё мне тут чаепитие устройте. Может вам ещё телевизор и заварочник в камеру? Кх… что за идиотский день, это всё Гинтоки, руку отдаю. После того, как я встречаю, этого ленивца всё идёт кувырком. Был бы я суеверным человеком, я бы обходил его за милю с молитвами своему богу. Хм, она не отвечала на мои вопросы, следует предпринять что-то ещё кроме грубых пыток с засаживанием ей в тело лезвия, или медленное растягивание на канатах с ответами. Так почему же?
Хм, она презирает меня? Или она не понимает, насколько важна эта информация и что я не буду ничего ей делать, если всё получу. Как это всё раздражает… быть может этот ей, что-то расскажет?  Но он, конечно, умеет создать впечатление. Быстрота в самой её воплощении. Шуншин но Миташи. Второй после Шихоуин Йороуичи. Ладно, буду ждать его ухода…
– мысли алыми письменами роились в голове и он решил сказать.

– Рана под бинтами, видимо тычковый удар. Потрудитесь сделать так, чтобы не было кашля кровью и прочих мало приятных последствий, офицер Миташи. – спокойно и без лишнего гнева.

+1

8

Так... Рана глубокая, смертельной опасности не представляет, но лучше с лечением не медлить.
Равен начал медленно и аккуратно ощупывать рану. Фраза, которой сидящий рядом охранник поприветствовал Миташи, не произвела на медика никакого впечатления, но в долгу он оставаться не хотел. Не отрываясь от пациентки, Равен бросил через плече:
-А я, по-твоему, чем занят? Размер груди измеряю?  Если она умрет от этой раны, да ещё и во время лечения, я проглочу свой занпакто. Целиком.
Хоть фраза и звучала, как шутка, Миташи не шутил.
Делать ему больше нечего. Осмотрите её… Что, я сам не знаю, что с раненными делать? Он бы мне ещё назвал тип раны, количество потерянной крови и вероятность заражения…
В следующую минуту Равен пожалел, что подумал об этом. Охранник явно издевался.
Вроде я сам не вижу, что рана под бинтами. Спасибо, Кэп. Ладно, не буду отвлекаться - быстрее закончу - быстрее поспрашиваю у неё о появлении вайзардов.
- Будь добр, не говори врачу под руку. Врачу нужна концентрация.
С этими словами, Равен положил руки на рану девушки. Ладони начали светиться мягким зеленым светом, исцеляя рану. А сам Миташи вспоминал всё, что он знал об этой девушке. Хоть информации по вайзардам было невероятно мало, ему всё же удавалось собирать эту информацию кусочек за кусочком. Из раздумий его вывел вопрос раненной Лизы.
-Унохана - тайчо? Плохо… На её плечах и так постоянно лежит ответственность за лечение всего Готея, а сейчас всё только усугубилось. Если бы не Исанэ… То есть, Котетсу - фукутайчо. В общем, жалко мне её, Унохану - тайчо. Может лучше поговорим о вас, Ядомару Лиза? Я слышал, что вы состояли в 8-ом отряде и исчезли около ста лет назад вместе с рядом капитанов и лейтенантов. Я бы хотел узнать поподробнее о том, как появились вайзарды и где они были все эти сто лет. Вы не подумайте, я вас не допрашиваю. Мне, как историку, очень интересна эта тема. Я очень долго изучал…
Равен.
-… всё, что связанно с событиями столетней давности, но информации как таковой почти не было. Слухи, россказни. Но услышать эту историю от одного из пострадавших…
Равен!
-… было бы весьма полезно. Вы можете рассказать мне всё что произошло тогда? Я вам обещаю, что эта информация нужна мне только для составления полной и точной хронологии…
Равен! Чтоб тебя Кенпачи в темном переулке встретил!
Чего тебе?
Ты в тюремном блоке второго отряда в присутствии охранника у раненной пленной спрашиваешь про события столетней давности, которые от тебя никуда не денутся. Ты чем думаешь?
Прости, ты же знаешь. Если я начинаю говорить про историю - тут уже ничего не помогает.
-Простите, Ядомару Лиза. Больше не буду вас тревожить до окончания лечения.

Отредактировано Mitashi Raven (2010-04-26 00:23:12)

+2

9

Даже не поприветствовав друг друга, как следует, двое брюнетов мгновенно начали отпускать колкости в адрес друг друга. Лежащей заключенной ничего не оставалось, кроме как с удивленным лицом переводить взгляд то на пытающегося казаться крутым вспыльчивого надзирателя, то на медика с неплохо подвешенным языком:
- Как это все знакомо... Помоему в восьмом отряде тоже была похожая вечно конфликтующая парочка... Странные ощущения, но кажется... Я перестаю жалеть о том, что оказалась здесь...
-А я, по-твоему, чем занят? Размер груди измеряю?  Если она умрет от этой раны, да ещё и во время лечения, я проглочу свой занпакто. Целиком. - теперь уже удивление полностью исчезло с ее лица и на нем появилась... Улыбка. А еще через несколько секунд оба парня услышали плохо сдерживаемое женское хихиканье. Если бы не левое легкое, из которого тут же хлынула кровь из-за слишком частых движений ребрами, брюнетка продолжала бы смеяться и дальше, а так, она несколько раз сдавленно кашлянула и сдержав себя снова начала смотреть на уже почти понравившегося ей кипишующего над раной медика:
- Хах... Подобные шутки вечно отпускает Лав... И почему я никогда над ними не смеялась? И где он сейчас шляется?
-Унохана - тайчо? Плохо… На её плечах и так постоянно лежит ответственность за лечение всего Готея, а сейчас всё только усугубилось. Если бы не Исанэ… То есть, Котетсу - фукутайчо. В общем, жалко мне её, Унохану - тайчо. - вайзард внимательно все выслушала с полу-улыбкой на лице, словно не замечая всех манипуляций со своим ранением уже совсем не хриплым и вполне нормальным голосом поддержала разговор, отвечая вежливостью на вежливость:
- Надо же... Сколько лет прошло, а она все не меняется, так же печется обо всех без исключения... Наверняка и ее "вежливый взгляд" все еще наводит ужас на половину Готеи? И разве Ямада-кун уже не лейтенант?
- Может лучше поговорим о вас, Ядомару Лиза? - вот эта фраза уже начала стирать улыбку с личика очкастой, но немного послушав активно жестикулирующего и пытающегося не отвлекаться от перевязки Миташи, а так же за все больше напоминающего вскипающий жестяной чайник офицера второго отряда, вайзард решила не вскипать подобно своему надзирателю, а использовать то, что Маширо постоянно и довольно успешно практикует на Кенсее уже много лет под ряд - довести и без того заведенного паренька до белого каления:
- Просто Лиза... И не переживай ты так, Равен, можно так тебя называть? С удовольствием бы с тобой поговорила, но к сожалению тут есть лишние слишком навостренные уши... Может еще как-нибудь попьем вместе чаю да поговорим? М?

Отредактировано Yadomaru Lisa (2010-04-26 01:27:15)

+1

10

Колкости в ответ. Офицер начинал медленно закипать, мало того что они вели себя как-то не так, как предполагалось в уставах, так ещё и начали вести шашни на тематику чая. А вот фраза про размер груди и глотание зампакто немного посмешила Канду. В том плане, что если тот проглотит свой меч, то он явно заткнётся и не будет столь многословен. Аристократичная вежливость не позволяла Канде отвесить пинка медику и начать пытать пленную самыми жестокими методами. Его всегда учили сдержанности, но тут взгляд Юу мог прожигать стены камеры и сравнится с хорошим серо по мощности, он шагнул вперёд и решил сказать что-то и тот услышал ту фразу, от которой даже у него выступил пот на лице.
– Ханатаро и лейтенант? Лучше я съем свой зампакто, медленно и посыпая перцем для большей горечи ситуации. Съем весь со шнуровкой, цубой и ножнами. Я не знаю, сколько лет должно пройти, чтобы он стал лейтенантом. Уверен, даже Гинтоки станет капитаном к тому времени. Но хватит болтовни, следует нормально осмыслить ситуации и сделать соответствующие меры.
Вы раздражаете, вы бесите. Все идиоты, вы все сговорились меня сегодня задеть. Вы – тупые, эта должность попросту раздражает, я уничтожу вас всех, я сотру вас в порошок, и заставлю уважать меня.
– всплеск гнева выразился тем, что Юу державший в руке карандаш, для записи особо важных вещей в отчёте, сжал его. Когда медик ответил остротой, то карандаш дал трещину и сломался, тем более что пленницу это развеселило.

– Я бы не отказался посмотреть на это. Если бы твой меч мог исцелять всё, что ранит, то тебя можно бы было протыкать им каждую минуту, и ты бы не смог умереть. Какое отличное оружие, для допроса и выбивания информации, действительно стоило бы посмотреть как ты глотаешь меч, и помочь тебе с выводом его в наружу… – злобный дьявольский огонь в глазах брюнета говорил о том, что тот явно не слишком адекватен и потому спорить с ним сейчас лучше не надо. В голове у Канды вертелись два хранителя. Словно ангел и демон, один был нормальный с зампакто и бутылью маойнеза к которому Юу испытывал неравнодушность большую, чем к кому-либо из друзей. Майонез, майонез, майонез, только одно упоминание о том, что у него ещё осталось его достаточно грело душу и не давало повода распространять, что дьявольский пятый офицер очень любит его и не хочет, чтобы кто-то ещё узнал об этом.
– Да я, скорее их отдам, пустым, чем кто-то узнает, что я пристрастился к майонезу. Однако, надо подгонять их, а то время затягивается, а они всё о своём чае и мерянии груди. Да если бы ты грудь мерить пришёл, я бы и слова не сказал, твоя задача вылечить её и уйти, а остальное будешь пробовать, если она выйдет отсюда.
Хотя, предатели вряд ли выйдут отсюда, но бывают исключение. Не все же безнадёжны и глупы.
– немного резануло по ушам, упоминание этих самых ушей пленницей. Он спокойно стоял и смотрел на манипуляции медика, вроде бы тот делал всё так, что даже у строго и скорого на критику с дотошностью Канды, не было сомнений.

– О, так ты не потеряла слух. Я рад, что мне не понадобится просить медика прочищать тебе уши, со скоростью передвижения их между отрядами, на это уйдёт ещё год. Пока выдадут вантуз, пока зарегистрируют его. Согласитесь, другой предмет подобрать сложно… а без него, ты так и не услышишь, что я от тебя потребовал. Ну, что ж… слух вернулся, я повторю свой вопрос.
Мне… нужна информация о том, что произошло после того, как вы и ваши друзья-предатели, вступили в Руконгай. Подумай, что ты хочешь сказать, чтобы мы оба могли закончить это быстро.
Если ты думаешь, что у меня вызывает радость и удовлетворение работать с заключёнными, то ты ошибаешься…  А потому, думай Лиза, думай. Я слышал, что ты была очень неплохим шинигами, попробуй исходить из слов «неплохой шинигами».
– спокойно-угрожающий тон, и он довольно-таки равнодушно хочет закурить, хоть и привычка пришла от лейтенанта. Нет, нет, вовсе не она заставила его курить со словами «Кури! Я приказываю!». Просто теперь он понимал более-менее, почему она постоянно дымила после особо трудных разговоров или ситуаций.
– Что за ирония. Я хочу курить и в какой-то мере понимаю, как сложно было вышестоящим со мной на примере того, как сложно мне с нижестоящими. Бред, однако… она же не думает, что я проведу с ней весь день и буду тратить своё терпение. Перехожу к радикальному варианту, если не отвечает – дам пощёчину. Следующей стадией будет залом руки… Я должен добыть из неё данные, иначе это сильно исказит мою дорогу, и без того не столь прямую. – мысли фаталиста и уверенного в себе шинигами, который снисходительно-прохладно смерял взглядом «парочку. Два голубка и ворона.
– Поворкуйте мне ещё… была бы возможность обоих бы засадил в одиночную камеру и оставил бы без всего дней на пять, разговорчивость бы заметно повысилась… – отпустил мысль Канда и постучал пальцем по решётке, намереваясь намекнуть на ускорение процесса.

0

11

-Парень, у тебя больная фантазия. Ты часом раньше в 12 отряде не служил? Хотя, если тебя так интересует глотание и извлекание вещей - могу тебе показать медицинские записи. Мы извлекали такие вещи и из таких мест, что у тебя бы глаза из орбит вылезли. Это я тебе как врачь говорю. Сам по началу поверить не мог.
Ответил Равен парню и тут же забыл про него. Рана медленно исцелялась, занпакто Карасу напевал приятную мелодию… В общем дела складывались хорошо.
-Нет, Лиза. Ямада сейчас не лейтенант. Но наверное им станет, если  я займу пост капитана 3 отряда и уговорю Иса... -Равен покраснел и осекся. Что-то пробормотав себе под нос, он сменил тему - а про взгляд Уноханы - тайчо… м… он не пугает, он… м…
Мотивирует?
-Точно, мотивирует. Как может такая кхм… прекрасная улыбка пугать? Я, кстати, тоже практикую такую же мотивирующую улыбку. На младших офицеров и рядовых работает. Но только не на бойцах 11 и 12 отрядов. Думаю, с такими капитанами уже ничего не страшно.
Равен слегка улыбнулся и поправил очки.
-А идея про чай мне понравилась. Как только тебя выпустят, а тебя точно выпустят, с радостью угощу тебя чаем и запишу все твои рассказы.
Равен, а ты часом не заигрываешь? А как же Исане?
Не отвлекай, Карасу.
Да ладно тебе. Кстати, я кое-что нашел про вайзардов.
Ну и?
На мгновение сознание Равена перенеслось в мир занпакто. Его окружили высокие стеллажи, заставленные высокими полками. Прямо перед ним стоял Карасу - точная копия Равена, но с длинными седыми волосами.
ну и что ты нашел?
Посмотри.
Карасу протянул ему книгу и Миташи быстро пробежался глазами по открытой странице.
И где ты это нашел?
Я систематизировал все твои и свои знания и смог составить список всех известных тебе данных. Конкретно про самих вайзардов - почти ничего, но есть много слухов. Почитаешь на досуге.
Спасибо.
Равен вернулся из мира занпакто в свой и с удовольствием заметил, что прошло буквально несколько секунд.
-Как интересно…
Еле слышно пробормотал офицер и снова поправил очки. Рана начала затягиваться и уже не таки сильно кровоточила. Но тут охранник начал свой допрос. А вот это Миташи уже не понравилось. Мало того, что парень не даёт ему нормально сосредоточиться и провести расслабляющую беседу с раненной, так он ещё и допрашивать её решил.
-Охранник, а може вместо того, чтобы шутить, вы молча посидите? Пожалуйста. Мне осталось совсем немного.
С последними словами Равен снял солнцезащитные очки и попробовал повторить коронный «вежливый взгляд» Уноханы - тайчо.

Отредактировано Mitashi Raven (2010-04-29 22:52:25)

+1

12

Двое брюнетов продолжали играть в игру с неофициальным именем "я подколю тебя быстрее и лучше, чем ты меня", заставляя обычно не так часто улыбающуюся вайзарда, снова и снова сдавленно хихикать от таких банальных шуток о проглатывании различных предметов:
- Словно снова попала в наш ангар и присела рядом с Лавом и Роузом... Не переживайте, ребятки... Не знаю, позволили бы вы мне подобное, но... Я думаю... Нет! Простить мы их не сможем никогда! Но ведь в трудных ситуациях... Они ненавидят Айзена не меньше нашего, а враг моего врага - мой друг... Хотя не совсем... Друзьями мы стать не сможем, но... - все еще не переставая уже более наигранно реагировать на колкости парней, Лиза повернула голову на бок и осмотрела своего, уже кипящего не хуже Кеснея, охранника с ног до головы, - Временно объединиться... Одобрите ли вы это?.. Хм... Конечно же нет...
А между тем, смеяться с каждым вдохом ей становилось все легче. Похоже, владение кидо Миташи действительно позволяло ему залечивать раны на уровне хорошего медика четвертого отряда и колющая боль в левом боку, мешающая девушке дышать, отступала с приятной быстротой:
- Хорошо... Значит скоро я смогу двигаться совсем свободно...
- Не забудь еще здесь... - указательным пальчиком левой руки, очкастая показала на свое правое плече, белое кимоно на котором уже было немного испачкано остатками крови из пореза, нанесенного лейтенантом второго отряда, - Это конечно мелочь, да и на мне все заживает как на собаке, но раз уж здесь медик... А насчет мотивирующих взглядов, есть у меня один знакомый, который очень хорошо умеет мотивировать взглядом и фактами... - Под знакомым конечно имелся тот самый Кенсей, который наверняка уже час страдал от приступов истерического чихания, а под фактами естественно имелись ввиду его кулаки. Методика и правда была впечатляющая, да вот только ни на кого из близких она уже ой как давно не работала. Очень жаль, что больше практиковаться ему было не на ком:
- Да и мой вопрос по поводу Сейноске они кажется оба неправильно поняли... Да и ничего необычного... В то время, пока я тут служила, они оба наверняка еще даже в академию не поступили... Кто бы мог подумать, что меня будут допрашивать такие мальцы... - А тем временем несчастный парниша совсем не выдержал и начал сначала на всю камеру распинаться, пытаясь пригрозить Лизе чисткой ушей вантузом, а после описывать "радужные" перспективы ее сотрудничества с Готеи 13:
- Я была хорошей шинигами... Нет, мальчишка! Я была ужасной шинигами! И акцент стоит делать на слове "была"! Я не шинигами более и если ты вякнешь еще хоть одно лишнее слово, я забуду обо всем, что хотела сделать! Подумать только, если я столь опасная преступница и убийца, как они говорят, почему на мой допрос прислали столь мелкого офицера? Шинигами либо просто не воспринимают нас всерьез, либо считают не столь опасными... А зря... Впрочем не стоит яро убеждать их в обратном... Как только рана полностью заживет, мой шанс убежать возрастет до семидесяти процентов, воспользуюсь я им или нет, зависит от того, насколько этот смотритель меня достанет... - дышать стало совсем легко и девушке в голову невольно пришла мысль, что в их "команде" явно не хватает медика, пускай они не сражались десятилетиями, когда наконец пришло время сражений, врядли остальным повезет так же как и ей.
-А идея про чай мне понравилась. Как только тебя выпустят, а тебя точно выпустят, с радостью угощу тебя чаем и запишу все твои рассказы. - брюнетка снова улыбнулась, но теперь это уже была другая, грустная и задумчивая улыбка:
- Не стоит загадывать на будущее, Равен... Однажды, я уже пообещала одной девочке подобное, но не смогла выполнить обещание... - Интересно, как она? Могу ли я... - Можно вопрос? Ты, конечно врядли знаешь, но в восьмом отряде служила рядовая по имени Нанао... Исе Нанао... Может ты что-то слышал о ней? - Ядомару не рассчитывала на какой-либо ответ, ведь Нанао была обычной девочкой, самой младшей рядовой в ее отряде, с которой Лиза читала каждый месяц и была очень привязана. - Я ничего о ней не знаю, даже не знаю, жива ли она еще... Хотя еще тогда, я поняла, что она очень сильная... Если с ней все в порядке...

+2

13

Терпение Канды лопнуло, и он решил применить крайние меры. Медик оказался чересчур языкаст, и раздражал без того не терпеливого в отношении таких вещей Юу. После того, как доктор-кун прикоснулся к ране Лизы на плече, и та немного закрылась - доктор получил преболезненный удар кулаком в челюсть. Удар оказался достаточно сильным и так как доктор был вовсе не готов к этому, то вполне вероятно предполагать, что встреча со стенкой не сделала его жизнь веселее и лучше, а Канда сорвался. Ещё один болезненный удар кулаком в рёбра и глухой голос напоминающий скрежет когтей об металл, проговорил.
- Если ты, сволочь, ещё раз, посмеешь отпустить шутку в адрес ритейтая и меня лично, то ты можешь закончить свою карьеру и жизнь прямо тут. Благодарю, что вылечил её, медик-тян. Теперь вы можете занять себя более соответствующими вашей деятельности действиями, как то найти отсюда выход и доставить отчёт о том, что ты вылечил заключённую.
Провальная эпическая улыбка медика вышла несколько корявой, отчего Юу попросту хмыкнул и, оправив на себе куртку, сбившуюся от резких движений, наставительно указал пальцем в сторону двери. Дальнейшая судьба медика была ясна, если он не вздумает резко пошевелить мозгами и таки испарится отсюда, дело было не в шуточках, а дело было в самом пятом офицере который старался быстро и спокойно добыть сведения, вместо этого он теряет лицо перед заключённой, что вообще не допустимо.

- И не забудь, ты должен расписаться в журнале… медик. – угрюмо бросил тому напоследок Канда и повернулся к пленнице. Удар кулаком по стальной решётке, и брошенное сквозь зубы «вот дрянь, а» Наказующий медленно вздохнул и повернулся к Лизе, которая всё это видела и могла вполне отпустить едкий комментарий. Тот факт, что к пятому офицеру постепенно возвращалось спокойствие, сказалось на его следующих действиях. Он услышал вопрос Ядомару, прозвучавший ещё тогда и так как медик не успел дать ответа, решил сделать маленькую поблажку.

- Исе Нанао? Она такая небольшая, вечно строгая и в очках? Она - лейтенант 8 отряда. Это всё, что я могу тебе сообщить, а теперь… когда этот врач-шутник позади, я повторю свой вопрос. Мне нужны данные о том, что случилось, когда вы вступили в Руконгай. Постарайся ответить мне чётко и без лишней суеты, вроде той, что была ранее. – внешне спокоен, внутри неспокоен. Канда только и повторял себе мысленно мантру, которая должна была успокоить его.

– Я не хочу врезать кому в морду. Я не хочу врезать кому-то в морду… чёрт побери, этот клоун мне испортил всё настроение. И что теперь мне с ней делать? Тоже врезать? Ксо, как я их всех ненавижу!!! Убью! Но пока нельзя, примусь за допрос… – сдерживался от гневных решений аристократ.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-05-04 00:29:02)

0

14

Рана перестала представлять угрозу и Равен по просьбе Лизы перешел к плечу. Но закончить лечение и просто попрощаться ему не дали. Сначала удар в челюсть, затем ещё один по ребрам. Не ожидавший такого Равен ударился об стену и упал на пол. Перед глазами забегали мурашки, резкая боль в оатылке, удары в челюсть и пребрам вывели почти всегда холодного медика. Он сразу вскочил, положил руку на занпакто и уже хотел вытащить его и оставить на охраннике глубокий порез, как почувствовал толчок и провалился в темноту. Следующее, что почувствовал Миташи это сильный удар в живот, нехватку воздуха и падающие на него предметы. Приоткрыв глаза и отдышавшись, он понял, что попал в мир своего занпакто. И что ударил его Карасу. Немного приподнявшись, Миташи посмотрел на свой занпакто.
-Ты чего творишь?
-А на что похоже?
Равен попытался встать, но был отправлен на пол ударом ноги в живот. Сверху посыпались ещё книги.
-Ты врач!
-Я не врач!
-До тех пор, пока ты хочешь завоевать Исане и служишь в 4 отряде, ты врач!
-И я должен терпеть подобное?
-Сам виноват. Нечего было шутить.
-Когда это я шутил?
-Он воспринял твои слова как шутку и оскорбление.
-Спасибо, Кэп!
-Равен! Приди ты в себя! Сейчас ты уберешь руку с меня, тихо попрощаешься и уйдешь. Понял?
-Понял.
Миташи вернулся в сознание и убрал руку с занпакто. На ударившего его офицера он внимания не обращал, а обратился к Лизе.
-будущее зависит от усвоенных уроков прошлого. Я свои уроки усваиваю. Лучше бы у Кьераку-тайчо про его лейтенанта спросила.
Равен повернулся к Лизе и офицеру спиной.
-А с тобой мы ещё встретимся, у меня на столе, офицер. Все вы рано или поздно оказываетесь там. Но не все уходите.
Это была не угроза. Миташи просто констатировал факт. Закрыв за собой дверь, он потрогал челюсть. Перелома небыло, но болело довольно сильно. Как минимум синях и разбита губа.
Ну и пусть. Зубы на месте и то хорошо.
Расписавшись в журнале, он вышел наружу. Там его уже ждал проводник. Всю дорогу он внимательно рассматривал территорию, запоминая её на всякий случай и время от времени сплёвывая натекающую из разбитой губы в рот кровь. Бок лишь немного саднил и побаливал при хотьбе, но эо его не волновало. Травмы как таковой нет, а значит незачем волноваться. Выйдя за пределы второго отряда, Равен остановился.
-Что не так?
-Я тут подумал… Может мне уйти из медиков?
-Нука-нука?
- Пойду в боевой отряд. В любой.
-Я знаю, что махать железкой ты любишь больше чем латать раны, но ты и так пользы много приносишь.
-Я ещё вернусь к этой мысли. А пока, по дороге в родной, 4 отряд, не сыграешь со мной в сёги?
-ладно-ладно.

>>>>> Штаб-квартира 4-го отряда

Отредактировано Mitashi Raven (2010-05-04 10:02:34)

+1

15

Стило лишь всем ее ранам закрыться, офицер четвертого отряда столь заботливо лечивший ее, (точнее, просто выполняющий приказ) получил от надзирателя нехилой силы удар, от которого даже Лиза наверняка не устояла бы на месте, вместе с вложенными в него злобой и негативом, затем еще один, наверняка нанесенный не с меньшим усилием. Подняться и разнять? Даже проведя так много времени с Нанао, девушка ни разу не брала на себя роль няньки для "больших" мальчиков. Двое дерутся - третий не лезет, тем более, что медик принял удар достойно не только телом, но и духом. Положив руку на рукоять занпакто, но не вытащив его, парень встал, оправился и сказал несколько слов, от которых сердце брюнетки забилось настолько быстро, что это наверняка было слышно на всю камеру, а глаза стали влажными. Нет, слезами тут и не пахло, но подобное с Ядомару происходило возможно впервые за более, чем сотню лет. На зеленых глазах, под овальными очками, появилась абсолютно незаметная постороннему глазу, но неприятно защипавшая ее очи соленая влага, заставившая сказать еще более короткую фразу, всего из одного слова, но наверняка отправившую всех присутствующих в состояние полного замешательства:
- А... Аригато... - Значит... Она не просто жива... Она сумела стать настолько сильной, чтобы занять мое место... Лучшей замены я бы и не пожелала... Нанао-чан...
Проводив благодарным взглядом ушедшего из камеры Равена, очкастая уже без каких-либо усилий спокойно села на кровати и наконец впервые посмотрела в глаза своего смотрителя. В этом взгляде уже не было ни тени улыбки и распущенности, о позволении себе которых в минуты слабости она уже жалела. Здесь не было враждебности или ненависти, только полное спокойствие и холод... Холод, которым от нее веет уже целый век:
- Роуз... Лав... Хачи... Кенсей... Хиори... Маширо... Шинджи... Что бы вы сейчас сказали, узнав о том, что я собираюсь сделать? Зная вас... Уж явно не слова одобрения... Ответственность за это будет полностью лежать на мне! - оправив кимоно, вайзард не отводя взгляда решила начать свою речь с маленького "контрольного выстрела", прежде, чем приступить к сути:
- Для начала... Я думала, что Сой Фон держит своих подчиненных в условиях большего уважения и сдержанности... Хотя-бы к ее персоне... Что она скажет, узнав, что ее офицеры влезают в чужие разговоры, давая ответы на адресованные не им вопросы? При этом даже не соблюдают приличий, не назвав своего имени и ранга, в этом плане, служащие Унюхана-сама намного превосходят все остальные отряды... Хотя впрочем... Пожалуй, ты врядли будешь прислушиваться к замечаниям заключенной... Но поскольку, тебе нужна от меня лишь информация... Я проголодалась... - полностью осознавая, что двумя словами перевела серьезную атмосферу почти начавшегося допроса в комическое русло, красотка за пару секунд проработала в голове все варианты развития событий, от нового взрыва "атомной боеголовки" до летящих в нее колющих и режущих предметов и выдохнув развела плечами:
- Я со вчерашнего дня ничего не ела, вдруг из-за мыслей о еде что-нибудь напутаю? Охаги будут в самый раз... Да и чай в порошке не помешал бы, все-таки даже мне становится плохо от большой потери крови... - сев на кровати скрестив ноги, девушка решила не ждать скорее всего негативного и агрессивного ответа брюнета и привела довод, который явно не давал ему выбора:
- Может поев, я даже забуду поинтересоваться, кто меня переодел... Ну так что, безымянный шинигами? - едва лишь проснувшись, Лиза не смогла не заметить, что парнишка довольно странно поглядывает на ее одежду. Не увидев и не почувствовав никого в ближайшем радиусе, она пришла к выводу, для которого не надо было иметь навыки следопыта или детектива. - Либо я перечитала хентая... Либо...
- Что? Впервые в жизни увидел обнаженное женское тело? - тут уместной была бы насмешливая улыбочка, каковой когда-то одарила Йоруичи рыжего клубничку в подобной ситуации, но Ядомару не была похожа на Шихоуин ни внешностью ни характером, даже отдаленно, именно поэтому она осталась серьезной и холодной. Такой же, как и всегда...

+3

16

Хмурый госеки спокойно выслушал всю речь Лизы и ни разу не изменился в лице, даже тогда когда она упомянула переодевание. Вздохнув так, как вздыхает человек, сбросивший с плеч глупый и тяжёлый камень, он извлёк на свет пачку с сигаретами и закурил. Дым и запах родной сигареты вернул его в нормальное состояние и разум, словно нашёл новую дорожку, по которой можно было шагать.

- Кто ты такая, чтобы я представлялся тебе? Ты – пленная, предатель и всё прилагающееся. Но, сегодня я чертовски разговорчив. Нибантай госеки, Канда Юу. Запомни мою фамилию и никогда не произноси моего имени, я этого очень и очень не люблю. А с твоими замечаниями, я бы помолчал, не твоего ума дела, как и кто кого учит. Ты сейчас в таком положении, что не завидует никто. – тут Лиза начала что-то говорить, насчёт еды и чая. Нет, Канда не был против того, чтобы она поела, но вот после выдачи информации, после – а не до. Потому, он только посмотрел в её сторону и проговорил немного угрожающим тоном.

- Ты забыла, где ты находишься, пустой тебя подери?! Информация! Я три раза повторил тебе твой идиотский вопрос, неужели вы все заключённые настолько глупы, что не понимаете простой истины и простого языка?! Я три раза повторил, чтобы тебя разорвало! И вопросы со сменой одежды прибереги для того, у кого потечёт слюна при виде женских прелестей. Мне нужны ответы! Ядомару, ответы! – глаза Канды расширились, и он выпустил струю дыма прямо в женское лицо, которое смотрело на него. И она ещё от него что-то требовала, она пыталась им манипулировать. Она хотела заставить его принести ей, поесть, но устав есть устав и горе тем, кто посмел его нарушить. Юу уже сорвался на крик и был в бешенстве, почему-то его сегодня все выводили из себя, он бы отдал очень много, чтобы она сейчас заткнулась и после выложила ему всё. Удар кулаком в стенку рядом, был добавлен к тому, чтобы она наконец-то очнулась от своих миражей и мечтаний и начала реально мыслить.

- Пошла знаешь, куда?! Мне было приказано тебя переодеть, твои обноски годились только на то, чтобы из них тряпку для пола сделать, и то стыдно позорить чистоту полов!
Благодари за то, что имеешь, Ядомару. А теперь я задам вопрос в четвертый раз, может быть, если я буду его задавать его крича от злости, ты поймёшь, что мне от тебя нужно.
– слова были сказано достаточно тихо, но так чтобы она понимала что с ним происходит. Тихий голос иногда может греметь на половину помещения, и этот был из разряда таковых.
Он находился на грани, не от её слов, а от того, что она не могла наконец-то достичь простой истины. Им нужна чёткая информация и если её показания будут извлечены быстро, то её друзей возможно даже не станут сажать, а оправдают и её саму отпустят. Но, она упрямилась, решила включить режим дурочки или попросту Хэйджин-сама сильно ударила её по голове во время драки. Канду бесило решительно всё в ней, она вся была какая-то противоречивая его мыслям и всему остальному, что он привык расчерчивать. Он отошёл к решётке и громким голосом вызвал двух рядовых, которые несли караул внутренних помещений. Приказав тем доставить, что требовала эта безумная пленница, он затянулся ещё глубже.

– Вот ведь дрянь. Я старался быть с ней помягче, а она меня доводит до крика и бешенства. Я ненавижу таких людей, как она. Почему нельзя уяснить простую истину?! Разрази меня серо, даже Гинтоки бы давно уже понял всё и сделал. Охаги… может ещё тебе что-то принести? Салфеточку?! Блин, вот что меня удерживает от того, чтобы поступить очень прямолинейно и банально… – тут вернулись те двое с необходимой едой и внесли поднос в камеру. Канда стал рядом с едой и вздохнув закурил новую сигарету.

- Ладно, поиграю при помощи кнута и пряника. Вот твоя еда, выводящая меня из себя-тян. Ты рассказываешь мне начало и получаешь свою еду, затем я жду конца. Но если я его не услышу, или обнаружится, что ты мне солгала или слукавила. Я одену тебе на голову тарелку с твоей едой и полью тебя этим самым чаем. Буду поливать долго и упрямо, пока ты не осознаешь наконец-то реальность и то место куда-то попала. Я ясно выражаюсь, или для тебя мне стоит повторить ещё раз? – Канда хмуро посмотрел на упрямую пленницу, и сделал ей знак начинать, он сидел рядом с подносом, так что легко бы пресёчь любые попытки воровства еды без информации.

- Начинай, и будь уверена – я приведу приговор в исполнение, если что-то… станет не так. - предупредил он её. Тарелка с охаги покоилась в его руке, и он был готов при случае запустить ей в лицо этой пленнице. Слишком уж много нервов на неё он потратил. Он успокаивался и вёл себя теперь немного мягче чем пару минут до этого, но понимал, что если она снова начнёт играть в дурочку, то недолго быть спокойствию.

+1

17

Как и ожидалось, "контрольный выстрел" привел к тем же последствиям, к которым зеленоволосая подруга девушки-вайзарда, ежедневно подводила своего бывшего капитана еще до той роковой ночи. Канда был на грани нервного срыва и уже начал срываться на крик. Но в отличии от Куна, наверняка начавшей бы сейчас громко смеяться и радоваться результатам своих проделок, Ядомару лишь поправила очки и одарила шинигами настолько отвращенным взглядом, что противиться его негативному воздействию могли лишь ее самые близкие друзья, давно изучившие эти приемчики:
- Завидовать? Думай что взболтнул... Завидовать мне последние сто лет не может даже слабейшая, умирающая от голода и побоев душа, живущая в грязнейшем из районов Руконгая... Даже она, в отличии от меня имеет свободу... - под свободой, разумеется имелось ввиду не то, что она сейчас пребывала в тюремном блоке, а свобода хотя бы в своем внутреннем мире, каковую имеет любой рядовой шинигами. Ежедневно просыпаться с неумолимым и не угасающим желанием если не собственноручно, то хотя бы нанести один удар, который приблизит человека, чье имя ей было противно произносить даже мысленно, лишившего ее старой жизни и давшего новую - с новыми силами и огромными страданиями, к смерти - это еще не самое страшное... Не иметь права на ошибку, данное каждому живому существу и отнятую навечно у тех, кто называют себя воинами в масках, поддерживать в своей душе мир, ценой огромных усилий, как физических, так и духовных. И кто же раз за разом пытается нарушить эту гармонию? Ты сама! Часть твоей собственной души, у которой есть лишь одно желание - сожрать тебя, уничтожить твой внутренний мир, а затем всех, кто окружает тебя в реальном... Того, что пережили они: предатели, изгнанники, проклятые души, мало кому доводилось пережить и в несправедливом Генсее и в жестоком Обществе Душ...
Последующие слова о своей одежде (которая по правде у нее самой вызывала не самые радужные эмоции, но что поделаешь, была необходима для маскировки), дурацкие крики по поводу исполнения приказа, более подходившие на оправдания и даже выдохнутый на нее отвратительный и едкий сигаретный дым были встречены абсолютно спокойным взглядом зеленых глаз, прикрытых бликами на стеклах очков. Когда же брюнет решил сделать из нее дрессированную собачку, чуть ли не дав команду "служить" за кусочек риса, Лиза просто вздохнула и уронив:
- Оставь себе... Я все-равно не люблю кунжут... - встала с кровати и медленным шагом, дабы у него не возникло дурацких (пока еще дурацких), что "пленная" собралась зубками перегрызть решетки и пробежаться по Сейрейтею босыми ножками с ограничителем на шее, подошла к темным решеткам и дотронулась до одной из них рукой:
- Когда-то, один человек сказал мне, что для каждого очевидца есть своя правда и не бывает двух людей, которые бы увидели одно и то же событие одинаково... "Неудавшийся эксперимент" - так нас назвал он. "Несчастные жертвы, от которых нужно как можно быстрее избавиться." - а теперь: "Предатели" - и, если я правильно поняла слова твоего лейтенанта - "Убийцы..." - такие мы для вас, шинигами... - повернувшись лицом к мальчику, вайзард все же вспомнила, что находится не на сеансе у психотерапевта и откровения ему вовсе не нужны. - Услуга за услугу... Все-таки благодаря ему я теперь даже немного знаю, как выглядит Нанао...
- Для себя же мы люди... Люди, которых предали и которым очень трудно простить вас за это предательство... Сто лет мы жили стараясь просто выбросить Готеи 13 из головы как что-то не нужное, вы просто прекратили для нас существовать. Нашей целью было как можно лучше освоить наши новые силы... А после уничтожить ту сволочь, которая "благосклонно" наделила нас ими... Айзена... - после произнесения этого имени, в ее горле встал настоящий ком, нет не страха, а ненависти, настоящей холодной ненависти и желания отомстить. К счастью, Ядомару уже давно научилась подавлять в себе подобные порывы и уже через пару секунд продолжила, словно запинки и не было:
- Услышав, что вы желаете "вести с нами переговоры", мы поступили так же, как поступаем, когда выбираем, кто пойдет за продуктами - мы проголосовали... И оказалось, что многие, хоть и нехотя, но все еще были способны поверить шинигами в последний раз... И что же мы получили за это доверие? - женская рука силой сжала решетку настолько сильно, что едва не ободрала ладонь, - Последнее, что я запомнила, когда открылся проход - спина впереди стоящего товарища и неприятное ощущение, словно что-то сдавливало горло... После, я оказалась в поле рядом с первым районом и приодевшись по местной моде отправилась искать своих, чтобы поскорее отсюда выбраться и больше никогда не позволять себе столь непростительной ошибки, как довериться шинигами... А дальше стоит спросить вашу Хейджин... Милая девушка... Осыпала меня обвинениями с ног до головы... Пришлось даже попасть сюда, чтобы как следует разобраться...
Стены, коридоры, похожие камеры напротив и дальше, все, что можно было увидеть. Довольно неприятный и быстро надоедающий вид:
- Все, что между нами возникло называют "трудностями перевода"... И за сто лет здесь ничего не изменилось... Вместо того, чтобы пытаться уничтожить того, кто действительно представляет угрозу, вы гоняетесь за "мелкими" преступниками, руководствуясь непроверенными сведениями... Да что там? Вы даже не можете наладить отношения с другими отрядами, а может и со своим ситуация если не похожая, то подобная... - эпически вздохнув, девушка вернулась на кровать и без всяких стеснений налила себе чаю и сделала пару глотков:
- Услышал все, что хотел? Строчи свой отчет и получай почухон за ушком от вышестоящих чинов... Надеюсь, он тебя обрадует... - более не обращая на Канду внимания, красотка продолжала пить горячий напиток, приятно согревающий легкие. - Канда... Род мелкой аристократии... Со ка... Избалованный малец... Он, наверняка и слова не понял из того, что я сказала...

+3

18

- О свободе вздумала говорить… - думал Канда, чувствуя, что очень понимает одного прокуратора, который примерно с такими же мыслями слушал когда-то человека обвиняемого в ереси. Правда, здесь был вовсе не тот город и не то время. Но пятый офицер слушал и запоминал, ему же после предстояло писать отчёт. И вместе с тем он с ходу размышлял над её словами. Вид у Канды был достаточно серьёзный, особенно с тарелкой в руках. Больше всего он сейчас напоминал шинигами который пришёл навестить кого-то близкого ему, и кому он очень сильно хотел заехать принесённым обедом в тыкву. Однако, слова девушки заставили его очень сильно призадуматься относительно того, что он сказал ей. Если она говорила правду, то выходит, они действительно не были предателями и ублюдками, как ему сообщили. Юу в принципе мог бы пойти на компромисс даже с пустым, получив достаточно посулов и действий, подтверждающих адекватность холлоу. Но, в 2 отряде на это смотрели иначе, и ему оставалось только подчинить себя. Выходцу из аристократии казалось странным, почему люди в чёрных хакама должны убивать людей с дырой на груди теперь, ведь как оказалось большинство из тех вполне похожи на них. А среди шинигами будто нет таких? Дураков полно везде, вот только видимо в крови у всех сидела вражда, и эти изгои не стали исключением, он попросту ушли во тьму и вернулись из неё готовые поверить тем, кто их когда-то едва не судил. О суде Канда ничего не знал, но вот о том, что эта история нашумела, был оповещён и даже читал кучу протоколов связанных с этим.
Черноволосый шинигами вздохнул и поставив тарелку, принялся размышлять что-то.

– Ясно. По крайней мере, их логика чиста и ясна. Они не убивали наш отряд, потому что планировали идти действительно на переговоры. Почему же наш Командующий отдал такой поспешный приказ, именно атаки? Только из-за того, что от неё разит реяцу пустого? Пф, как глупо. И оказывается всё, это совершенно незаслуженно, но ей не следует знать о моих мыслях.
Она права, но почему она говорит это всё мне? Я хоть и действительно достаточно в высоком звании, но я не тот, кто мог бы решить это.
– вздох и снова слышен его голос.
- Знаешь, я видимо слишком погорячился со своими криками. Не спорю, твоя судьба действительно ужасна, я ещё не встречал таких оттенков ненависти к Айзену, исходя из твоего голоса. Но почему ты говоришь, эти слова мне? – раздался смешок, и он снова затянулся, выпуская дым в сторону.
- Единственное, что я могу сделать, сказать, что мыслил опрометчиво, а это вряд ли отменит приказ, который был отдан. Но тебя это не должно волновать, я составил отчёт, и он изменит положение вещей, как только дойдёт до необходимых инстанций. – Канда держал в руках листок бумаги с записанными словами и, протянув его через решётку, отправил рядового с отчётом. Отчёт должен был попасть на стол Сой Фон, или же её заместителю, который в её отсутствие ведал такими бумагами, там с ним ознакомятся и утвердят на рассмотрение, а дальше будет уже решать командование.

Признавать чью-ту правоту не хотелось. Но вайзард говорила правду, а всё потому что признавать чью-то правоту ему приходилось редко, и очень часто прав был он, а тут права оказалась она и характер гордый и не отвыкший от темперамента, цеплялся за что-то.
- Отчёт меня обрадовал. Вот и всё. Если я пошёл на уступки, это ещё ничего не значит, я не могу ничего тебе обещать или гарантировать, кроме сказанного ранее, Ядомару. А потому, смирись с тем, что я пробуду у тебя в камере достаточно долгое время, хотя от дачи показаний ты мной освобождена. – Канда подумал, какую-то бы тему диалога выбрать, для беседы с узницей в ожидании новостей.
Он немного улыбнулся, показывая какие-то намёки на положительные эмоции. Он приподнялся и присел рядом с ней, стараясь выказать какое-то расположение. Благородство в Юу взяло верх над сволочными инстинктами и он попросту не мог теперь относиться отрицательно к неважно кому-там, вайзарду или шинигами, если они прошли такое и сохранили надежду на Готей 13.

- Сохранили надежду? Я бы точно с ума сошёл после года, такой жизни. Хм, что-то подсказывает мне, что раз у нас общий враг, то изначальная затея ссоры, не слишком рациональна, да и глупа. Я не могу отрицать их смелость и стойкость, даже будучи наказующим... - он мыслил и обратился к ней.
- Знаешь, раз ты из 8 отряда, что не так и сложно понять, то с твоими друзьями всё осталось в порядке. Я думаю, если с другими будет так же быстро, врага мы победим. А наш общий враг - Айзен... - гневно произнёс имя предателя Канда и побелел лицом, поскольку ненавидел этого шинигами так сильно, что попросту не мог иногда себя взять в руки.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-05-07 01:21:04)

+1

19

Услышав, что пленница "разговорилась", шинигами незамедлительно, повесив язык на плече, начал фиксировать ее слезливые речи, стараясь не упустить ни единого слова. А когда же бумаги были заполнены, подозвал стражника и отправил его к своему начальству, вместе с "важной информацией":
- Странно... Даже предположить не могу, как остальные отнесутся к моим откровениям... Хиори это понятно, без лишних слов бросится рубить меня на части... Ее ненависть к шинигами порой пугала даже меня... Да и с остальными ситуация не лучше... Меня мог бы понять только Хирако, но судя по рейацу, которую я чувствовала еще в Руконгае, он настроен явно не на переговоры...
Выслушав рассказ о тяжелой судьбе тех, кто называют себя вайзардами, Канда явно подобрел и даже малость расчувствовался. После небольшой паузы, на спокойно попивающую чаек Лизу, посыпались слова сожаления, ненавязчивые вопросы и даже что-то похожее на извинения. Уже самый первый из них, пусть и не ввел девушку в состояние эпического ступора, но все-же заставил задуматься:
- Если бы я не хотела говорить, он не услышал бы ни слова... Но почему я все высказала именно ему? Может потому, что я уже знаю... Тот, с кем я хочу говорить не придет? - все еще не отвечая пареньку, брюнетка снова налила себе чаю и сев на кровати продолжила пить, словно его присутствие перестало для нее что-то значить, - Он ведь ничего не сделал и тогда, хотя мог... Но нас всех спасла Йоруичи... И сейчас... Возможно он еще не знает, но... Я больше не буду ждать от тебя помощи, Кьёраку Шунсуй...
Поставив чашку на поднос, Ядомару потянулась и упала головой на подушку. По сравнению с ее фуутоном в ангаре этот был, даже удобнее, но его практически стерильная чистота полностью стирала ощущение хоть какого-нибудь уюта. Хотя о каком уюте может быть речь в тюремной камере, даже такой ухоженной?
- Почему рассказала все это тебе? А кому же еще? Пришел бы сюда другой надсмотрщик, рассказала бы все ему, поэтому не обольщайся... - вайзард оставила попытки удобно устроиться и снова приняла положение сидя, - Уже должен был понять, что за то, что я все так просто выложила, накама меня по голове не погладят, но говорить с тобой или нет - это мой выбор, право на который у меня не отнимет никто...
Только сейчас она смогла хорошо рассмотреть лицо своего "мучителя". Такие глаза, как у него, Лизе всегда нравились. Смелость, необдуманность поступков и упрямство, один только настойчивый взгляд сразу словно говорил: "Я смогу! У меня все получится!" - Такой же у Куросаки Ичиго... Похожий был у Нанао... Чтобы усмирить таких никаких веревок не хватит...
- И не думай, что я многого ожидаю от твоего "отчета"... Не удивлюсь, если каждое мое слово исковеркают до неузнаваемости и используют против меня же... Это типично для Сейрейтеи... Другие это тоже знают и не думаю, что у них как и у меня будет желание поговорить по душам... Враг-то у нас общий да вот только вы как всегда порядочно все испортили...
Вид за решеткой все больше и больше раздражал очкастую - В башне раскаяния и то вид наверное получше... Создали тут угнетающую обстановочку... Хотя чего еще ждать от второго отряда? Ладно, надо еще кое-что разузнать...
- Раз уж я тут надолго, хочу узнать... Что за людей к нам отправили и почему нас обвиняют в их убийстве? Тела были найдены?

+2

20

- Заткнись… - было сказано ей, когда она изложила историю о том, что вот если бы пришёл другой, Канде было попросту всё равно, что там было бы с другим надсмотрщиком, который бы получил нагоняй от самого Юу, если бы менее требователен, чем пятый офицер. Она что-то там пила, а сам наказатель попросту собирал из кусочков картинку в уме, в которой постепенно туман развеивался, и показывалось гордое лицо с прилизанными волосами и прядью волос на лбу. Очки исчезли, пропал отечески-добрый вид, и появилась какая-то надменность, даже холодность. Не было сомнений, это убийство, которое произошло, дело Айзена который видимо, поёжился от вариантов объединения. Канда был спокоен, резкие формы речи в его характере – это не новенькое, вспыльчивость и некая грубость Юу, про них знал даже ленивый Гинтоки. Пленница несла какую-то чушь, которую брюнет уже просто не воспринимал по той причине, что та не хотела зрить в корень действа. Его работой было достать информацию, её работой рассказать и продолжить отбывание срока заключения – всё. Взгляд в её глаза, не сошла ли с ума, или вдруг поехала крыша после боя с Хэйджин-сан. Мало ли какие тайны хранит в себе высвобожденная форма меча лейтенанта, о ней Канда даже и не думал. Но некоторые варианты были, также как и он сам предполагал наличие в разуме других шинигами, догадок о его собственном шикае. Редкое высвобождение не было причиной незнания, попросту Канда не любил его применять против слишком уж недостойных. Для таких годны кулак и попросту сталь, а вот уже истинная сила, сокрытая в глубинах цубы и рукояти… Она для тех, кто в состоянии испинать Юу.

- Несёт, чёрт знает что. Рассказать ей просит, о телах, о том, что и кого убили. Она что меня, совсем хочет вывести из себя, опять? Ксо, какое кому дело, до того – что было и кого теперь нет, жить надо сегодняшним днём, а не обращать взор в прошлое. Хотя если тел не нашли, то что это даёт? Какую-то зацепку для них, возможно. Но у нас не будут тянуть с этим, я боюсь, что их возможно даже казнят и припомнят им всё. А вот это уже будет не смешно, слишком дорогая потеря для Готея. Менять пешек на фигуры высшего ранга и убивать их при этом?
Ксо, ксо, эта логика меня бесит. Почему нельзя было во всём разобраться?! А теперь я сижу и не могу, как благородный и достойный человек отнестись к ней, как подобает к заключённому. Она не врёт мне, и я действительно понимаю её агонию, кх… на её месте я бы орал так, что меня слышал бы Ямамото-сан и все двенадцать тайчо в придачу.
- раздумывал он.

- Группа парламентёров пропала и всё. Было что-то найдено, но к тебе это не имеет отношения. – отрезал он спустя некоторое время и неудовлетворительно фыркнув в сторону, закурил снова, стараясь на этот раз не сильно дымить в её сторону. Юу был в некой прострации, в голове не укладывалась истина о том, что Генрюсай Ямамото отдал такой приказ без изучения подоплеки и свалил вину на тех, кого меньше всего можно было посчитать виноватыми. Выгоды вайзардам в драке не было, их и так по общим подсчётам около пяти или шести – они бы сами не выстояли против Эспады с её могущественными арранкарами. И тут на тебе, она сидит рядом с ним рассматривает его и ведёт себя совершенно не так, как должна вести себя заключённая. А всё потому, что она ею не является по духу. Неплохой психолог в Канде уже давно признал Ядомару, как стойкую и терпеливую личность, добавляя к этому новые и новые данные. Благородство в душе не позволяло попросту ударить её и начать снова творить хаос, какой он бы мог творить с каким-то преступником убивших сотню душ. Подобно тому, как *буси уважают друг друга, даже став ронинами, так Канда относился к Лизе. Да, за внешней грубостью и немного странными поступками крылось какое-то уважение, как к тому, кто переступил черту и не сломался, а выстоял и уцелел, сохранив адекватность и силу.

– А теперь, мне что с ней делать? Отчёт отправил. Её допросил и накормил. Пф, похоже, я стареть начинаю, беседы с пленными. Что дальше? Буду надеяться, что это первый и последний раз, и только потому, что она женщина. Интересно, если её отпустят, она мне припомнит потом, этот разговор? Будет забавно получить от неё, тем более, что если она была лейтенантом восьмого отряда… – Канда теперь спокойно и даже с каким-то интересом рассматривал девушку, так словно взялся оценивать её для какого-то конкурса. А на самом деле, скука и любопытство дали себе выход, он попросту изучал её и любовался ей так, как любуются красотой заключённой в стальную клетку из боли и гнева. И тут хвост оказался чересчур расслабленым для Юу, который любил строгость своей причёски. Пышный хвост чёрных волос был распущен и в достаточно короткий срок снова затянут, затем допроситель опёрся спиной о стенку, и принялся ожидать каких-то ответов, хотя уже и так было всё понятно.

- Вместо того, чтобы говорить мне то, как мы виноваты - могла бы попросту тихо помолчать. Я уже молчу о нерациональности твоего поступка, потому что сделать тут что-то мне не представляется реальным... Лежи, отдыхай... Ядомару, может и тебя ещё освободят. - сказано нейтрально, чтобы она не растила тонких надежд.

* буси - военно-феодальное сословие мелких дворян.

Отредактировано Kanda Yuu (2010-05-13 22:29:36)

+2


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок