Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » Берег реки


Берег реки

Сообщений 1 страница 20 из 72

1

Не слишком глубокая и полноводная речка начинает свой путь ещё в самом районе, но по мере приближения к стенам Сейрейтея резко сворачивает влево и уходит вглубь леса, находящегося за заселенной местностью. Лес по дуге огибает весь район, лишь кое-где прерываясь пустошью. Густой, величественный и древний по мере приближения к людскому поселению заметно, что он нередко подвергался вырубке – деревья молодые, расположены на расстоянии друг от друга, дикий кустарник выкорчеван.
Река становиться своего рода границей между диким и обжитым человеком лесом. Выйдя из города, она сужает свое русло, ускоряется и увеличивается по глубине. Течение становиться беспокойным, кое-где даже с порогами и частично уходит под землю. И без того мутная после города вода, совсем желтеет.
К речке ведет утоптанная тропинка, в местах дождевых разливов руками местных умельцев превращенная камнем в дорогу. На самом берегу у большой поляны искусственно сделан разлив, и отдельно от него небольшой водоем, с маленькой, похожей на бобровую плотиной. На счет расширения русла и природной фильтрации вся грязь реки оседает на дне, оставляя водоему лишь чистую, прозрачную. Именно сюда иногда приходят местные жители за водой, если не хотят использовать городской колодец.

+1

2

Кира Изуру, Куна Маширо, Кенсей Мугурума, Макьё Байан <== Улицы Руконгая

Дальше медлить было нельзя:  ситуация усложнялась с каждой секундой, и воздух все больше накалялся от скопившейся вокруг противников силы.  Подобная атмосфера никому здоровья не добавляет, тем более уже раненым. В общем, оказаться между молотом и наковальней – перспектива отнюдь не радужная, а значит, чем быстрее они унесут отсюда ноги, тем лучше.
Парень в цветастой куртке (сейчас довольно рваной и пыльной), которому Кира помог подняться с земли, бросил на него несколько затуманенный взгляд, и еле ворочая языком, торопливо заговорил. Лейтенанта третьего он узнал сразу же, а вот сам Изуру, как ни напрягал память, вспомнить его имя так и  не смог.
«Даже при своем неважном состоянии он в первую очередь беспокоится о раненом вайзарде. Что-то я не припомню, чтобы среди ребят Зараки водились такие альтруисты. Похоже, что сложившаяся ситуация покажет многих с совершенно иной стороны».
Зеленоволосая девушка тем временем сорвалась в шунпо, даже не дослушав его до конца. Не то, чтобы Изуру ожидал от нее хоть минимальной вежливости (в данной ситуации это просто не имело значения), но все же он рисковал, помогая им (нет никаких гарантий, что Ямамото-сотайчо пересмотрит свою первоначальную позицию в отношении вайзардов).
«Не попасть бы под трибунал с такой помощью»,- закралась опасливая мысль, однако Кира прекрасно понимал, что пути назад уже нет… как нет и времени на подобные размышления.
- Обопрись на меня,- с приказными нотками в голосе, обратился он к парню, так как тот, видимо, собрался идти самостоятельно. Офицеру хватило ума не упрямиться (или наоборот, просто не хватило сил, чтобы этого не делать), и в следующий момент они оба исчезли шунпо.
Кира все-таки потерял вайзардов из вида, и потому ориентировался лишь на источник рейацу, стремительно удалявшийся с поля боя. Когда ухоженные домики Первого района остались далеко позади, а над головами зашумели вековые деревья, они наконец остановились. Изуру вышел из шунпо и огляделся вокруг: широкую поляну, заросшую густой травой, огибала полноводная река, по водной глади которой змеились солнечные блики. Рядом не было ни души, а самое главное – духовная сила капитанов, тяжелым бременем довившая на плечи, наконец исчезла (ее отголоски еще чувствовались где-то позади, но видимого дискомфорта уже не доставляли).   
- Тебе лучше пока не двигаться, так что посиди здесь. Я чуть позже тобой займусь,- усадив притихшего офицера под ближайшим деревом (пусть немного придет в себя), Изуру повернулся к вайзардам.
Девушка уже уложила своего товарища на траву и сидела рядом, все еще недоверчиво поглядывая на Киру.
«Хоть бы маску эту жуткую сняла, драться ведь больше не с кем. А то, ей богу, такое ощущение, что я помогаю какому-то огромному насекомому».
- Будь добра, принеси воды,- обратился он к ней, кивнув в сторону реки, сам тем временем опускаясь на колени перед раненым и начиная осторожно развязывать импровизированную повязку.
Никакой подходящей тары под рукой не было, но Изуру решил, что девушка сама уж как-нибудь справится с этой дилеммой. Ему же сейчас следовало полностью сосредоточиться на состоянии беловолосого вайзарда.

Отредактировано Izuru Kira (2010-04-08 22:34:15)

+4

3

Возможно, когда она сорвалась прочь от исполинского гиганта и Синдзи, готовящихся к сражению, то бессознательно рванула в шунпо так, словно пыталась от кого-то убежать. Окружающая местность только и успевала хаотично мелькать перед глазами, представляя собой воображение сумасшедшего импрессиониста. Она кинула быстрый взгляд на лицо Кенсея. Изможденное, бледное - оно сильно беспокоило Куну. Ох плохо, может, не следовало использовать шунпо. Правда другого способа убраться с места сражения быстро не представлялось возможным, так что, увы, шунпо в помощь. Только вот одна деталька. Маску зеленовласка не сняла, поэтому ее скорость была бешеной. Когда эта мысль доходчиво дошла до разума, то Маширо, наконец, остановилась. Она аккуратно опустила тело Кенсея на траву, оглянувшись. «Хвостик» должен был прибыть совсем скоро.
Местность, которая окружала, смутно находила отклик в глубине сознания. Они оказались недалеко от реки, на одной из местных полян. Кажется, если память ее не подводила, рядом должен был быть источник питьевой воды. Пока девушка пыталась точно припомнить этот момент, то лейтенант третьего отряда, теперь она смогла рассмотреть знак отличия, и Макьё Байан достигли места, где она обосновалась.
Маширо пристально наблюдала за каждым действием лейтенанта-врача, хотя конечно сложно было судить о том, как именно она смотрела на него. Маска скрывала абсолютно любую эмоцию или выражение лица, можно было полагаться только на рейяцу, исходившую от зеленовласки,  и собственную интуицию.
Ох как Маширо хотелось тут же агрессивно среагировать на вежливо-приказной тон со стороны шинигами, но это желание быстро исчерпало себя, так как все-таки этот светловолосый лейтенант хотел помочь ее капитану.
- Хай, хай доктор-тан. - Растянула Маширо гласные в словах и тут же оттолкнувшись от земли стремительно оказалась в двух, трех метрах над ней. Ей нужен был обзор. Доктор-тан не удосужился уточнить каким образом она должна принести ему воду, за что кстати ей второй раз уже хотелось отрядить ему приличный пинок, не в маску же она черпать эту воду будет. А с некоторой высоты представлялся порядочный обзор. Она взглядом начала четко следить за виляющей тропинкой, которая вела к водоему. И вот рядом с этим самым водоемом зеленовласка и заметила какой-то предмет, который смутно с расстояния напоминал ведро. Она за один шунпо-шаг оказалась рядом с этим предметом. На поверку это и правда было ведро. Треснутое и по всей видимости оставленное тут за своей дальнейшей ненадобностью. Но хотя бы это было что-то куда можно было начерпать воду. Она наклонилась к самому водоему, чтобы наполнить удобно подвернувшуюся тару. Взгляд машинально упал на отражение, которое сейчас покоилось на водной глади. На лице все еще была маска пустого, она совсем про нее забыла. Ох, какая досада и я с этим носилась, как угорелая? Несколько секунд и маски, как не бывало. Довольная собой она вытянула полное ведро и вернулась, использовав шунпо, ровно к тому месту, где оставила Кенсея с доктором-таном.
- Вот пожалуйста. - Она опустила ведро рядом с лейтенантом. Голос уже звучал по-родному, так по-детски и непосредственно.
- Только его надо придерживать, а то через щель вся вода вытечет. Ничего другого не нашлось, к сожалению. - Она обернулась На Макьё. Тот выглядел уже получше, удаленность от эпицентра событий положительно сказывалась на организме.
- Эй тыковка-тан, ты как там? Жив? - Присев на корточки, бойко поинтересовалась Куна и с интересом рассматривала пыльного офицеришку.
Она совсем не обращала внимания, что ее белоснежный костюмчик теперь несколько обагрился кровью капитана. В обычном состоянии она бы кричала и гневно носилась за Кенсеем, что он явился причиной того, что на одежде пятна, но то было обычно. Пусть она и пыталась снова напустить на себя довольно беззаботный вид, у нее это получалось несколько неуверенно. Неизвестность пугала, а волнение за Кенсея не давало нормально вздохнуть.

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-04-09 20:56:36)

+1

4

Байану было грустно и весело. С одной стороны, его спасли, и он сможет продолжить свои тренировки и службу в Готее, а с другой совсем непонятно не пошлют ли его в карцер отбывать наказание, за столь ревностную помощь. Вот потому-то он, сейчас пошёл самостоятельно и, выслушав Киру потёр рукой лоб. Следовало хорошо понять, какие цели мог преследовать санбантай фукутайчо. Судя по его жестам, он не призывал заковать вайзардов в цепи, иначе бы Бисенто пришлось бы использовать ещё раз. А нагината и так выглядела далеко не лучшим образом, и раздался тихий звук подобный тому, как шелестит ветер.
Вокруг нагинаты образовался воздушный слой, и она медленно превратилась в зампакто, который Байан вложил в ножны и повесил на пояс, шепча.
- Вернись к исходной форме, Бисенто. – и только тут он решил добавить Кире, который бросился помогать вайзарду постарше. Слишком много внутри Макьё произошло перемен, чтобы он смог отвечать так же беззаботно, как и раньше.

- Кира-сан не волнуйтесь за меня. Хотя я и седьмой офицер и это звучит не так грозно, как ваше звание, но я в порядке. Но признаюсь, это было сильно. Я даже и не предполагал, что кто-то может быть настолько силён, чтобы я чувствовал себя в океане страха, который так же глубок, как разница между мной и ними. - улыбка и говорит, отвечая Маширо.

- Теперь, мне куда больше нравятся твои глаза, Маширо. Да и стоять рядом, куда удобнее для меня. – офицер сделал шаг назад, падая на заднюю часть и прислоняясь к дереву спиной.

- Не волнуйся, я жив. По крайней мере, сейчас. Но я очень сомневаюсь в том, что последствия нашей встречи будут хорошими. Дело в том, что наше командование может быть вовсе не настроено так, как я или ещё кто-то. А это очень плохо… но, я надеюсь, твоему другу станет лучше, с помощью уважаемого лейтенанта. Быть может, эти слова и обратят против меня, но вы мне ребята понравились… - улыбка и смех, вот всё хорошо и только одного у него нету, для полного счастья. Саке…

Отредактировано Makyo Baian (2010-04-13 16:20:21)

+1

5

Девушка-вайзард на удивление легко согласилась выполнить его просьбу. Помедлив лишь секунду, она пробормотала что-то примирительно-насмешливое и тут же исчезла в шунпо. Проводив ее силуэт взглядом, Кира вернулся к прерванному занятию, а именно: снятию повязки с раненого вайзарда. К слову, это было не так уж просто: грубая ткань (как понял Изуру, некогда бывшая частью куртки того самого офицера из одиннадцатого, преспокойно возлежавшего сейчас под деревом неподалеку) вся пропиталась кровью, запылилась и местами присохла прямо к коже. Отодрать ее аккуратно стоило немалого труда. Кира вытащил из ножен меч и, осторожно подрезая края ткани самым кончиком лезвия (ранить «пациента» еще сильнее в его планы совсем не входило), освободил, наконец, торс вайзарда от стягивающей его повязки.
- Яре яре,- невесело присвистнул он, осматривая открывшуюся картину, и тут же осекся, запоздало сообразив, чью тягучую интонацию неосознанно скопировал.
На теле беловолосого парня было множество мелких ссадин и глубокий порез на ладони, но все это не шло ни в какое сравнение с жутковатого вида раной, тянущейся от правой ключицы через всю грудь. Ее края были рваными и неровными (когда Зараки-тайчо последний раз точил свой занпакто? это бы значительно упростило дело), кое-где кровь уже свернулась и засохла багровой коркой, но в основном еще сочилась из главного пореза. Изуру доводилось видеть ранения и похуже, хотя выживали после них совсем не многие.
«Шрам останется знатный,- отрешенно подумал он,- будет, что вспомнить в будущем... Если конечно оно будет, это будущее». Его мысли прервало легкое колыхание рейацу за спиной, возвестившее о том, что девушка уже вернулась. 
- Вот пожалуйста,- прощебетал сверху веселый голосок, и Изуру удивленно вскинул голову.
Если бы не знакомый светлый костюм, живописно заляпанный кровью, он бы в жизни не подумал, что эта девушка, с по-детски непосредственным выражением лица и легкомысленным оранжевым шарфиком на шее, и есть тот самый вайзард в непонятной маске насекомого. Она тем временем не обратила никакого внимания на замешательство лейтенанта и, поставив с ним рядом ведро с водой, отвернулась к офицеру, беззаботным тоном спрашивая о его самочувствии. Кира тряхнул головой, отгоняя наваждение, и перевел взгляд на принесенную тару. К слову, емкость находилась в весьма плачевном состоянии, и даже повернутая на бок, все равно медленно пропускала воду, а посему Изуру решил поскорее приступить к лечению. Бинтов, столь полезных в данном деле, у него с собой не было, поэтому пришлось оторвать рукав от форменного косоде и мечом нарезать его на ровные черные и белые полоски. Впрочем, этого явно было мало, и, поразмыслив немного, он проделал то же и со вторым рукавом. Потом, намочив одну из тряпок, он аккуратно провел по коже вайзарда, смывая пыль и кровь. Рука лейтенанта дрогнула, когда, под застывшей бардовой пленкой, на животе вдруг обнаружилась небольшая татуировка, виденная им уже тысячу раз, а значит слишком знакомая, чтобы ее не узнать.
«Какого черта?.. Точь-в-точь как у Хисаги-семпая!» В подобное совпадение верилось с трудом, впрочем, сейчас разрешить эту головоломку все равно не представлялось возможным, и Кира просто выкинул из головы все посторонние мысли, мешавшие ему сосредоточиться. Когда рана была очищена, кровь стерта, а вода в ведерке приобрела насыщенный бурый оттенок, Изуру решил, что пора приступать к следующему шагу. На пару мгновений он закрыл глаза, выравнивая дыхание и концентрируя рейацу, а когда снова их открыл, то под руками, занесенными над раной, уже переливался неярким светом  зеленоватый шар - словно сгусток спрессованного тумана - и ладони как будто покалывало маленькими иголками.

+2

6

Пожалуй сейчас она могла в полной мере попытаться рассмотреть того, кто был ее оппонентом в "сражении". Такой весь из себя простой и говорливый. На самом деле лишний раз она подумала о том, что он седьмой офицер и рискнул с ней сразиться. А ведь, сложись обстоятельства как-нибудь иначе, он мог бы сильно пострадать. Эта мысль правда вернула Куну к тому, что пострадал здесь Кенсей, а еще в отдалении она почувствовала вспыхнувшую рейяцу Лизы. Признаться она испытала сиюминутный порыв кинуться на подмогу к самоуверенной зазнайке в очках, как ласково про себя иногда кликала Ядомару зеленоволосая. Однако порыв так и остался сиюминутным. Оставлять Кенсея одного с шинигами она просто не могла представить возможным, тем более существовала вероятность того, что вздумай она удрать от них, им бы пришлось ее силой останавливать, лишний раз подставляться было бы глупо с ее стороны. Но главная причина все же была в Кенсее. Ничего. Тот, кто сражается с Лизой всяк не Зараки Кенпачи, так что можно понадеяться, что все не так плохо. Она ведь знает, что делает. Хотелось нервно рассмеяться. Ситуация абсолютно вышла из-под контроля, но мысль, что их подстава так ловко и продуманно организованна не давала покоя. Поверили бы им? Да и как-то унизительно было оправдываться перед теми, кто предпочел избавиться от них в прошлом. Куна встряхнула головой и склонила ее набок, продолжая и далее изучать Макьё. На самом деле она пыталась себя отвлечь от мыслей о Кенсее и факте его проигрыша.
- Бу какой ты грубиян тыковка-тан! Ничего ты не понимаешь в масках. - Безапелляционно заявила зеленовласка и скорчила рожицу, глядя на седьмого офицера.
- Я бы очень удивилась, если бы нас здесь встретили с распростертыми объятьями и устроили пир горой в честь бывших товарищей. Хотя именно так Яме-джи и следовало бы поступить. Ну да ладно, мы уже тогда были не к лицу при Сообществе Душ. - Где это видано, чтобы пустые, коими нас посчитали, имели право на существование? Что тогда, что сейчас. Менос вас раздери, и как мы теперь должны из всего этого выбираться? После того, как она закончила свое маленькое лирическое отступление про то, как их следовало встречать, то повернула голову в сторону лейтенанта. Она не удержалась и решила все же поближе к нему переместиться, чтобы видеть своими глазами, что творится с Кенсеем.
- Док-тооо-р-тааанн.. - Можно сказать, что она самым наглым образом вторгалась в личное пространство угрюмого блондина и над самым его ухом должен был раздаться голос. В подобном обращении сквозили поддразнивающие нотки, которые были весьма привычны для каждодневной Маширо Куны, которую мог созерцать (да-да именно так, и не иначе) ее капитан.
- ... а я и не знала, что в третьем отряде теперь изучают медицинское кидо. А вы точно справитесь? - Напустила, как больше сомнения на этот раз в голос, хотя на самом деле Маширо отлично понимала, что если бы лейтенант не был уверен в своих знаниях медицинской кидо-техники, то не стал бы даже пробовать. Игры с жизнью, это уже не шутки. Но на то она и была Маширо, которая вечно беспечна, непосредственна и несерьезна.

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-04-14 18:58:56)

+1

7

Поражение. Ведома ли, горечь этого слова? Пожалуй, нет, но для Байана этот день явно не оказался удачным. Он не был зазнайкой и никогда не слагал себе гордых песенных строчек. А потому сейчас, он сидел под своим деревом и тихо рассуждал на тематику того, что вообще ему предстоит и что он мог сделать не так. За что его могут поощрить, а за что напротив, наказать. Всё это поддавалось логике и рассуждению офицера-философа который тонко видел грани в действиях людей. И почему то, этот гигант лежавший на земле не вызывал какой-то панический страх или хаос и разрушение. Напротив, о нём у Макьё сложилось положительное впечатление, подкреплённое действиями Маширо и рассуждениями самого же себя.
Он только улыбнулся всем и подпёр голову рукой, стараясь второй рукой убрать волосы которые растрёпанно падали ему на плечи и закрывали обзор. Без шнурочка было плохо, а без саке вообще никак. Привычка брала своё, а точнее необходимость в саке – как в успокоительном. Нужда в утешении возрастала, конечно, рыдать в чей-то рукав и сморкаться, было вовсе не в духе Байана – но что-то уж слишком низким оказался его уровень, перед задачами, поставленными от командования.

Всё, что смог Байан – лишь немного развлечь девушку и то у той составилось не слишком хорошее впечатление об уровне подготовки этого парня. Скорее о его языке, чем о его умении владеть своим зампакто. Но, хвала саке, никто его не осуждал, и не было фраз в стиле «Макьё, тебе ещё идти и идти к своему истинному предназначению». Было только молчание и шипение лечащего кидо которым пытались спасти жизнь раненого. Все занимались своими делами, и только одинокий офицер был не при делах. А что он мог?
Беловолосый друг Маширо даже в себя ещё не пришёл, чего о делах говорить. Сама Маширо сейчас была занята своим другом, и ей не надо было мешать, ведь жизнь не игрушка. А Изуру-сан был одним из самых важных звеньев в их ситуации, не приди бы он на помощь – пришлось бы Байану срочным ходом и, распихивая всех на ходу бежать к Унохане-тайчо или на худой конец искать бы своего знакомца Ханатаро, который тоже неплохо исцелял.

С Ханатаро знаком Байан был по случаю столкновений с этим ходячим источником приключений на свою пятую точку. Пьяный Макьё плюс Ямада Ханатаро, это была сила по смеси сопоставимая с ядерной бомбой, но даже у того были какие-то свои перспективы и он бы в данной ситуации не был бы бесполезен, а Байан…

– Бесполезен? Пожалуй, что я больше ничего не могу сделать, и всё зависит только от Киры. Ох, если бы я только сам умел исцелять или владел бы своими навыками лучше. Быть может я бы смог что-то сделать, но одна перевязка это слишком мало для него. Что же мне сделать? Пальнуть в воздух? Хорошая идея – но не сейчас. Ох, попробую сделать самое последнее, что у меня там осталось. Ни кидо, ни зампакто, ничего этого нету у них. А ведь, и оно важно очень…  участие и забота. – и потому он решил ответить на вопрос Маширо и самому поучаствовать немного в процессе лечения.

– Не волнуйся, Кира-сан сумеет вернуть твоего друга. Я не могу не быть восхищён его смелостью и отвагой, выстоять против Зараки столько времени и не уступать ему. Ох, я был прав в своих словах. Если все твои друзья подобны тебе не только характером, но и по силе… то я сам буду верить в то, что он сейчас встанет и ты сможешь его обнять.
Читая твои эмоции, когда спала маска с твоего лица, да и попросту увидев твоё волнение за него, я могу сделать только один вывод. Этот беловолосый вайзард, хороший парень и никогда бы не пошёл на союз с Айзеном.
– улыбка и сидит рядом, стараясь всем своим видом настроить всех на то, что всё получится и через пару минут Кенсей заморгает и блеск его глаз возвестит, что он в порядке.

+2

8

Концентрировать большое количество рейацу в ладонях, медленно выпуская его на поврежденный участок тела, и позволяя преобразованной духовной силе воздействовать на ткани и органы на клеточном уровне – такова суть медицинского кидо в большинстве его проявлений. Техника, которую сейчас использовал Изуру на раненом вайзарде, была построена на таком же принципе и являлась одной из самых распространенных в четвертом отряде. Относительно простая и эффективная, не требующая громоздких фраз и долгих приготовлений – он помнил ее так отчетливо, словно еще вчера лечил с ее помощью раненых шинигами под зорким оком Уноханы-тайчо, и, точно так же как тогда, призрачный шар в руках светился тусклым зеленым светом. Покалывание в ладонях – поначалу легкое, едва различимое – становилось все настойчивей, и Кира отрешенно подумал, что не отказался бы сейчас от специальных перчаток, из тонкого, но плотного материала, какие выдавались всем шинигами из четвертого как раз для таких случаев. Как помнил Изуру, они были не только обязательным атрибутом медиков, привыкших к чистоте, но и сводили к минимуму болевые ощущения от собственной техники. Очень полезная вещь. Но увы, на лесной поляне взяться им было неоткуда. 
«Чем больше рейацу я выпускаю, и чем точнее его контролирую, тем лучше эффект. Тем быстрее затянутся раны и больше шансов на то, что пациент не умрет от потери крови - и это самое главное, но… уже сейчас такое ощущение, словно мои ладони поджаривают на медленном огне… оказывается, я успел забыть, каково это».
Сцепив зубы и чувствуя, как лоб покрывается бисеринками пота, Кира сосредоточенно наблюдал за тем, как длинный, рваный порез на груди беловолосого парня понемногу преображается: как останавливается кровь, срастаются порванные сосуды  и медленно – миллиметр за миллиметром – стягиваются края безобразной раны. Он до того ушел в себя, что почти не слышал, о чем говорили офицер и девушка-вайзард, и потому задорный голосок, вдруг раздавшийся над самым ухом, прозвучал как гром среди ясного неба. Огромным усилием воли Изуру заставил себя не вздрогнуть от неожиданности и ни на мгновение не ослабить потока рейацу, исходящего от его рук. Он повернул голову в сторону девушки, взглядом выражая упрек (впрочем, не похоже, чтобы на нее это особо подействовало) и слегка приподнял бровь, услышав адресованный ему вопрос. Зеленоволосая девушка явно принадлежала к тому типу людей, которые не отстанут, пока не получат желаемого, а значит игнорировать ее не имело смысла.
- В третьем и не изучают, но я служил не только там,- спокойно ответил лейтенант, снова повернувшись к раненому, и, помолчав немного,  добавил:- Я знаю, что делаю.
«На этот раз, действительно знаю…Так что, будь добра, не мешай»,- мысленно закончил он. Вторую часть вопроса Кира вниманием не удостоил, решив, что если ему захочется посомневаться в своих силах, он сделает это самостоятельно, к тому же, все нарастающая боль в ладонях совсем не располагала к задушевным беседам. Благо, на выручку неожиданно пришел говорливый офицер, видимо, уже полностью оклемавшийся от пережитого стресса. Пока он занимал зеленоволосую разговором (хотя, будь Изуру на его месте, не стал бы сыпать столь опрометчивыми фразами), лейтенант, наконец, закончил основное лечение. Когда зеленоватая сфера погасла, Кира смог вздохнуть с облегчением и немного расслабиться. Бросив мимолетный взгляд на свои руки, пальцы на которых слегка подрагивали, он принялся аккуратно перевязывать грудь вайзарда импровизированными бинтами, скрывая под белой тканью багровый рубец, все еще не приятный на вид, но уже не опасный для жизни.

+2

9

Беспамятство было похоже на влажную и бесконечно долгую ночь после тяжёлого трудового дня. Когда приходишь в себя ещё в темноте и, пока не откроешь глаза, кажется, что тебя качает на медленных волнах.
Выход же из беспамятства казался в разы менее романтичным. Хотя бы потому, что через несколько секунд блаженного ощущения расслабления к нему добавилось вернувшееся сознание. А оно, как водится, принесло с собой воспоминания о причине такого отпуска и ожидаемую боль от последствий. Но, правда, не такую, как могла бы быть.
Как только к телу вернулась чувствительность, полная тишина вокруг сменилась голосами, а волны забытия - ощущением травы под спиной. Не прошло и минуты, как просто смутные звуки оформились во вполне узнаваемые. Точнее - один очень знакомый, один смутно и знакомый и один совершенно неизвестный.
"Маширо..." - она, судя по интонациям, с которыми говорила, была в полном порядке. Если так, то можно было не волноваться.
Второй голос принадлежал кому-то вроде бы знакомому. Звучал он, правда, не так здорово, как у Куны.
Однако, валяться пора было уже заканчивать. Первое движение казалось невероятно сложным - но только в первую секунду.
Мугурума Кенсей открыл глаза, несколько мгновений недоверчиво смотрел на шинигами, сидящего над ним, после чего поднял здоровую руку и накрыл ей глаза. Уже из такого положения он довольно резко сел (плавно просто не смог бы) и его лицо моментально приобрело зверское выражение.
- Вот чёрт... - протянул он хрипло. От глубокого вдоха тут же бала о себе знать рана, так что вайзард невольно опустил глаза на свою грудь. То, что его подлатали, было очевидно. Как и то, что сделано это было с помощью подручных материалов, судя по повязке.
Первое, что волновало его в данный момент - бывшая фукутайчо. Хотя то, что она выглядела бодрой и явно не была пленницей, уже утешало.
- Маширо, - это был почти исторический момент - он окликнул её по имени. Но сейчас он был, чёрт возьми, реально рад её видеть.
Перейдя ко второму, что его интересовало, он обернулся к шинигами, спасшему, похоже, ему жизнь.
- Спасибо, - проговорил он, окидывая парня взглядом. Сосредоточенное и малость унылое лицо, форма с оборванными рукавами, лейтенантский шеврон. Третий отряд. - лейтенант.
Третий участник сцены его просто не успел заинтересовать. Да и ничем выдающимся кроме знакомой уже болтливости он не выделялся. Офицер одиннадцатого, как его там... Макьё, что ли.

+3

10

Ох, если бы взглядом можно было убить, то угрюмый блондин наверно предпочел бы искромсать ее на мириады кусочков. Она привыкла, что так на нее смотрели многие, а чаще всего Кенсей. Такой взгляд означает, что она уже ходит по самому краешку грани, переступив которую придется только пинать на свою напускную глупость. Яре-яре, а угрюмого тайчо оказалось так легко подвести к этой черте. Что ж... так метко попасть мне удается редко. Только вот ей не было весело, потому что она отлично поняла, что выбрала самый, что ни на есть неподходящий момент. Может это нервы? Тем не менее ни одна сожалеющая эмоция не выразилась на лице Куны. Зеленовласка невозмутимо и беззаботно продолжала смотреть в глаза лейтенанту, словно это не ее касается, не она тут мешает и не ее готовы упрекнуть.   
- Бу! Всегда знала, что в третьем отряде собираются одни зануды. - Со всей театральностью, на которую только была способна девушка резко отвернулась от того, кого по-хорошему хотела поблагодарить за помощь своему капитану. Ее внимание моментально переключилось на Макьё, который был куда более разговорчив. Ну-да, ну-да Маширо понимала, что угрюмому блондину было сейчас не до ее глупостей, как и ей самой, но стоило только начать и притормозить себя было уже сложно.
Однако.. По мере того как Макьё продолжил говорить, улыбка с лица сама по себе незаметно сошла, а когда она услышала ненавистное имя, даже зрачки глаз сузились. Видеть эту резко контрастирующую реакцию мог лишь Байан, к которому она стояла лицо. Интересно он догадывается, что не умеет следить за своим языком? Да как он может говорить такие вещи! Она сделала необдуманный шаг по направлению к нему, так как вспышку поднимающейся ярости подавить незаметно не удалось. Но.. Она замерла, а потом на лицо вернулась слишком ужасающе добродушная улыбка, которая так и сочилась избыточной идеальностью.
- Тыковка-тан, а ты все-таки такой тугодум! Мы вообще-то сюда приглашены, чтобы идти на сговор с вами, так что тот очкарик никакой нам не союзник. Видимо я тебя слишком сильно приложила о землю. Прости-прости. - Тут же лилейным голоском произнесла особенно внятно каждое слово, а потом медленно поднесла ладонь к голове Байана и сочувствующе его потрепала по волосам, жалея, как маленького ребенка, который произнес глупость, а она как истинный взрослый снисходит. И в этот самый момент раздался хриплый голос Кенсея. Сердце учащенно забилось, а она замерла как вкопанная, ее рука при этом застыла на голове Байана. Он очнулся! Очнулся! Казалось, что мысли заглушает стук сердца. Вот он уже даже обратился к ней, а она все еще стоит и не двигается, не может совладать с той тонной волнения, которая разом отхлынула, заменившись приступом эйфории.
- Кенсей! Кенсей! Ты... - Ками-сама только не разревись от счастья идиотка! Девушка тут же забыла про посторонних, коими являлись в данную секунду Доктор-тан и Тыковка-тан. Зеленоволосая уже метнулась к своему капитану и повисла у него на шее, спрятавшись от его взгляда. Полуприкрытые веки, облегченный, но в тоже время отпускающий всю тяжесть выдох.  Я так рада, что все обошлось.. Со стороны ее действия должны были выглядеть опять же неодобрительно. Он был ранен, и вот после того, как его залатали она так резко ринулась к нему и бесцеремонно повисла. Хотя конечно она сознательно пыталась не касаться багрового шрама.
Прежде, чем Кенсей успел, что либо сказать, возразить или попросту опять обозвать ее дурой, девушка от него отскочила и с размаху влепила приличный подзатыльник. Как же я волновалась за тебя идиот! Безмозглый качок! А еще капитаном был! А еще все время меня предостерегаешь! Как же я рада!
- Дурак! Лысый дурак! Дурак! Не умеешь драться не надо было лезть! - Капризно выкрикивала слова девушка. Кажется она даже махала руками и несколько раз топнула ногой.
- И вообще из-за тебя у Маширо теперь костюм грязный! Маширо его стирать не собирается! Кто испачкал, тот и стирает! - На последних словах у нее закончились силы кричать, она уже чуть ли не прохрипела завершение своей речи. Очень шумно выдохнула и даже громко хмыкнула, давая тем самым понять, что вот наконец Маширо и высказалась.

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-04-18 02:36:16)

+3

11

Лежавшему стало легче, и он начал подавать признаки жизни. Лицо Байана озарилось улыбкой, всё-таки Изуру фукутайчо действительно мастер и знаток своего дела. Блондин представлял себе каких усилий это стоило Кире и решил поблагодарить его, как того кто помог ему довести дело до конца, а точнее сделал за него почти всю работу.

- Отличная работа. Я благодарю вас Изуру-сан, без вашей помощи, мы бы все пропали. - беловолосый тем временем даже назвал девушку по имени и тут её понесло. Сперва фраза про третий отряд и Макьё покраснел, всё-таки не слишком хорошо так палить словами в отряд, человек из которого спас вашего близкого. А уж дальше...

Вам знакомо слово «облом»? Так вот, Байан с ним познакомился в данный момент очень и очень хорошо. Это примерно, как когда ты выполнил всю работу и даже твоё махание катаной не вызывает у Зараки-тайчо насмешек, и после рабочего дня, ты с саке и любимой девушкой. Саке свежее, девушка не пилит мозги и не спрашивает когда ты ей наконец-то подаришь что-то и когда ты её хочешь погладить тебе резко упирается в лоб «А ты руки мыл?!». Что ещё можно было сказать о лице офицера, который слушал слова Маширо и захохотал так спокойно, словно никакого эпически опасного взрыва внутри у него не происходило.

- О, о, у нас и земля на воздухе появилась, прости меня Маширо-тян, но дрались мы немного там, где и в помине нет земли, осмелюсь заметить. А кроме того попала ты только один раз и я говорил о мнении вышестоящ… - о мнении руководства Байан не успел договорить так как Маширо начала предъявлять претензии к очнувшемуся мужчине. Мужчина встретил всех серьёзным и спокойным взглядом, который бывает у всех людей с огромной силой и высоким самообладанием. Но Байан очень сильно себе представлял насколько хватает самообладания Кенсея при такой собеседнице. А ведь она ещё не случайно так рядом с ним, значит его офицер, скорее всего. Пироги были отличные, и выводы тоже, но вот когда она начала кричать у блондина попросту заложило уши. Понёсся бред про стирку, про испачканную одежду и офицеру только и оставалось, что ударить себя ладонью по щеке.

– Почему мир так несправедлив? Ещё минуту назад, она волновалась и была готова сдувать пылинки с Кенсея, а теперь она его пинает и пилит, словно он всего-навсего упал. Ох, уж эта логика женская. Я никогда не понимал рационализма в их действиях, только пару раз и то там логикой и не пахло, но тут. Тут даже о логике говорить стыдно, я даже не знаю, каким мне словом назвать эту девушку.

Дура? Да нет, вроде мозги и ум есть, из меня едва дух не выбила. Дуры не служат в Готее и не стоят на посту лейтенанта. Идиотка? Тоже не то, обидится ещё и вмажет ногой в лицо. Что и говорить отряда с косметическим салоном, у нас в Готее пока нету. Упущение, однако. Надо будет намекнуть кому-то из наших, вроде Юмичика бы сильно обрадовался появлению такого заведения. Сомневаюсь, что тайчо его поддержит, хотя если там приделывать колокольчики, возможно. Итак, поступаю очень просто, хоть и прямолинейно. – Байан набрал в грудь воздуха и решился на свой поток слов. Он сложил руки «лодочкой» и набрал воды. Спустя пару секунд Маширо получила бесплатный душ, более миролюбивого способа у офицера не нашлось.

– Маширо-тян, может хватит так кричать?! От твоих криков у меня уши скоро будут свёртываться  в трубочку, а через них будут капать мозги. Твоего друга вернули с того света, а ты на него кричишь, дай ему отдышаться хотя бы, чтобы он мог тебе ответить тем же.
Он сражался против очень серьёзного соперника. Если бы ему достался я, он бы одним ударом смог бы победить меня, а потому остынь.
–  стряхнув последние капли, он хмыкнул, словно надеялся на то, что это в какой-то мере охладит разум девочки и вернёт её шестерёнки с заусеницами на место.

Отредактировано Makyo Baian (2010-04-18 14:50:41)

+2

12

Было бы ложью сказать, что небрежно брошенные девушкой слова совсем уж не задели Киру. Все-таки он очень давно служил в третьем отряде, и, не кривя душой, мог сказать, что это место стало для него вторым домом, а подчиненные шинигами – шумной и непоседливой – но все же семьей. К  тому же, по мнению Изуру, в третьем отряде ему никогда не было скучно (зачастую на это просто не оставалось времени). Здесь служили совершенно разные личности, и их можно было назвать как угодно (одно бывшее начальство чего стоит), но никак не «занудами». Здесь впору бы рассердиться, ведь вдвойне неприятно, когда оскорбляют твою семью, причем совершенно незаслуженно, но Кира прекрасно понимал, что едкая фраза была сказана скорее в  силу вздорного характера девушки, чем от какой-то неприязни к третьему отряду в целом или его лейтенанту в частности. А может на ней просто сказывалось напряжение последних нескольких часов. В любом случае, злиться было глупо, обижаться – и того глупее, а гордость аристократа и лейтенанта никогда не позволила бы Кире сказать что-нибудь едкое в ответ и ввязаться в перепалку на пустом месте. Поэтому парень предпочел пропустить последнее замечание мимо ушей, благо зеленоволосая снова переключилась на Макьё (фамилия офицера всплыла в памяти как-то сама собой, и необходимость представляться отпала). Пока парочка была занята выяснением, кто, кого и обо что приложил а недавнем бою, Изуру смог закончить перевязку вайзарда (последний узелок никак не хотел поддаваться уставшим рукам, но Кира все же смог с ним совладать, пусть и с третьей попытки).
Кира глубоко вздохнул, вытирая пот со лба тыльной стороной ладони (для этого бы отлично пригодились широкие рукава косоде, но они оба пошли на повязки для раненого).
«Пациент»  пришел в себя совершенно неожиданно. По самым приблизительным расчетам он должен был очнуться не раньше, чем через 5-6 часов, но факт оставался фактом: он просто открыл глаза и несколько секунд неотрывно смотрел на Киру, видимо, пытаясь понять, где находится и что произошло, пока он был без сознания.
- Ты потерял много крови, советую не делать резких движений,- произнес Изуру, не особо уверенный, что вайзард  его послушает.
Он и не послушал: выдавил хриплое ругательство и резко сел, тут же скривившись от боли. «Я предупреждал»,- почти меланхолично пронеслось в голове лейтенанта.
Впрочем, надо отдать парню должное – выдержка у  него была отменная, и он быстро совладал с собой, хотя Кира прекрасно знал, как ему сейчас плохо. Слова благодарности немного удивили Изуру, ведь предсказать поведение вайзардов было сложно, и лейтенант втайне боялся, что у беловолосого окажется такой же скверный характер, как у его подружки (и потому был весьма рад, убедившись в обратном). Однако ответить что-либо Кира просто не успел, потому что в следующий момент к ним подлетела зеленоволосая фурия и со всей силы стиснула Кенсея (кажется, она так его назвала) в своих объятиях. Глядя на полузадушенного парня, Кира едва сам не задохнулся от возмущения – как можно так с раненым (если не беспокоится о его состоянии, то надо хотя бы уважать чужой труд). Однако в следующую секунду он понял, что девушка, похоже, на грани истерики: сейчас или зарыдает, или начнет ругаться.
Изуру  поднялся с колен (все еще сидеть рядом стало как-то неловко) и, подхватив с земли свой меч, отошел на несколько шагов. Но услышав, как девушка напустилась на своего спутника, и какие наказания ему сулила, он не смог сдержать улыбки. Кира предусмотрительно сцедил смешок в кулак, когда речь зашла о стирке, тут же вообразив всю картину: бедного парня, в поте лица трудящегося над тазиком с грязным бельем и ее, злорадно ухмыляющуюся, стоящую над ним с веником наизготовку (Изуру и сам бы не смог сказать, почему ему представился именно этот предмет кухонной утвари, но выглядело весьма эффектно).
Пока Макьё пытался привести девушку в чувство (методом весьма странным, надо признать) и изливал на нее очередной поток слов, Кира подумал, что,  возможно, и вайзарды за все время пребывания в изоляции стали одной большой семьей. По крайней мере, крепкие узы между этими двумя были видны невооруженным взглядом.
Изуру искренне посочувствовал Кенсею.

+4

13

Строго говоря, в сложившейся ситуации думать нужно было о том, чего делать в сложившейся ситуации. Как быть с шинигами, куда идти, каков их статус, что с остальными. В конце концов, поблагодарить лейтенанта, спасшего ему жизнь, и узнать, кто он и кто его капитан. И как вышло, что офицер третьего отряда так владеет медицинскими техниками. Да и представиться в конце концов. А то Маширо наверняка своё-то имя сказать забыла.
Маширо... Вот именно о ней думал Мугурума, вместо нужных дел.
Точнее, не думал, но...
Он уже видел, совсем недавно, её неожиданно серьёзной. Тогда она вдруг полностью потеряла привычную раздражающую легкомысленность. Даже сложно было поверить, что это Куна.
И сейчас её голос, когда она произнесла его имя, был не серьёзным, нет, но каким-то... искренним и совсем не кажущимся голосом легкомысленной дуры. Мугурума, столько лет её знавший, многого мог от неё ожидать в такой ситуации. Но не ожидал, что она бросится к нему в объятия. На первые несколько секунд Кенсей просто замер от неожиданности, даже на дискомфорт из-за только что залеченной раны не обратив внимание, а к тому времени как осознал происходящее и собрался наконец отреагировать, девушка отскочила от него и, отвесив подзатыльник, сменила милость на гнев.
Наверное, разумней было бы её успокоить или не реагировать на крик, потому что это уже явно напоминало истерику. Но в глазах вайзарда это поведение больше напоминало обычную Маширо.
От того и реакция вышла обычная - мгновенно раздражившись, Кенсей сдвинул брови.
- Не говори глупостей! - прорычал он, не собираясь тем не менее подскакивать с земли. - Ещё скажи, что тебе Зараки по зубам был бы.
Но к раздражению в этот раз примешивалось какое-то другое чувство. То ли из-за поражения, то ли из-за произошедшего в целом. А может, и из-за Маширо, бросившейся ему на шею.
Офицер же, влезший в их разборку, оказался прекрасным разрешением возникшись у Мугурумы колебаний. Куна как раз замолчала, похоже, не в силах продолжить - и бывшему капитану тут же расхотелось говорить с ней таким тоном. А потому вайзард перевёл взгляд на парня из одиннадцатого.
- Парень, считаешь этичным влезать в чужую семейную сцену? - грубоватым голосом вопросил он, не проявляя тем не менее явной агрессии.
Зато фраза была поводом сменить акцент.
- По-моему, сейчас вопрос стирки не столь актуален. - примирительно сказал он. Подумав секунду, Кенсей поднялся-таки на ноги и, подойдя к девушке, положил руку ей на плечо. - Сейчас надо с ситуацией разобраться. Чего было, пока я валялся без сознания? - глядя своему бывшему лейтенанту в глаза, произнёс Мугурума. - И надо бы, я думаю, представиться. - добавил он, поворачиваясь к спасшему его шинигами.
- Моё имя - Мугурума Кенсей. - серьёзно проговорил вайзард. - Честно говоря, мне бы хотелось разобраться, что в действительности произошло, когда мы пришли в Руконгай.

+3

14

Когда Кенсей очнулся, она уже не смогла продолжать спорить с Макьё, некий эгоизм и привязанность к капитану пересилили. Куна даже не задумалась о том, что поступает некрасиво. Она действовала по велению сердца.
Она была рада видеть раздраженное выражение лица Мугурумы, его серьезно сведенные брови. Теперь она могла не волноваться из-за него, но это все-таки не отменяло того факта, что их друзьям повезло не так. Синдзи, Лиза... Надеюсь с другими ничего не случилось...
- Ну уж я в сторонке не стояла и врезала этому шкафу. Жаль только не было времени, чтобы сконцентрировать всю рейяцу, что у меня была. Если бы не гад Синдзи я бы так отделала этого одноглазого с бубенцами. Я бы точно отделала. - Она постучала раскрытой ладонью по грудной клетке, причем один удар был достаточно сильный и она даже кашлянула пару раз. Ох что-то я переборщила... Но стоило случиться заминки, как она почувствовало нечто очень странное. Она встряхнула головой и с кончиков волос и по лицу заструились капли воды. Она резко повернулась, ошарашенно смотря на Байана, который стоял у нее за спиной. И надо же ему было догадаться еще начать что-то говорить. Не то, чтобы она не понимала правильность его поступка, но вот уже потерпеть к себе такого отношения не могла. Он говорил так будто считал, что она была недостаточно сильной, чтобы победить его. Но это не главное. Если с тем, что костюм был испорчен пятнами крови она могла смириться, то с тем, что ее облили водой нет. Более того, угрюмый блондин там в сторонке, наблюдая эту картину похоже нашел в этом всем массу забавного. Да, я понимаю, что чертовски смешна, глупа и выгляжу как капризная дура, но тем не менее не вижу ничего смешного в этой ситуации! Вот чего они от меня уж точно не ожидают в ответ! Даже забавно было бы посмотреть, как все присутствующие могли созерцать столь резкие метаморфозы личности! Но это лишнее! Глаза Куны сверкнули опасным и задорным огоньком. То, что Кенсей встал, хотя угрюмый блондин его предупреждал, что нельзя делать резких движений, не спасло бы положение. Она накрыла своей ладонью руку капитана и отвела в сторону. С виду она выглядела угрожающе тихо и спокойно.
- Вот и поговори с Доктором-таном, а я пока потолкую с Тыковкой. - Девушка азартно оскалилась, иначе не скажешь, потому что ее нервы доходили до точки кипения, нужен же ей был кто-то на ком можно было отыграться, а коли Макьё и так уже влез в семейные разборки, как выразился Кенсей, то вот пусть огребает и за Кенсея добавочно. Она воспользовалась шунпо, чтобы у офицеришки даже не было шанса, чтобы сообразить, что же твориться в этой зеленоволосой головке. Куна начала концентрировать небольшой и слабый поток рейяцу в раскрытой ладони руки. Секунда и она толкнула Байана ладонью в грудную клетку. Она очень кропотливо концентрировала духовную силу, чтобы не причинить вреда офицеришке. Ей просто нужно было, чтобы он отлетел чуть назад аккурат в пруд. Это была ее маленькая месть и она с наслаждением смотрела, как тот стремительно отлетает в воду.
- Юхуу хорошо полетел! Знай Маширо! Никто не смеет мне портить прическу! - На лице появилась веселая и задорная улыбка, а она начала хлопать в ладоши от своей гениальности. На самом деле радоваться вовсе не хотелось и она уже была готова получать последствия от своего опять же не особо умного поступка, отдающего детскими шалостями.

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-04-21 18:49:52)

+3

15

Похоже, когда кто-то составлял судьбу Байана, составлявший был в изрядном подпитии и не слишком внимательно прочертил линии судеб на руках у офицера. А как ещё можно назвать ситуацию, когда ты попросту слабейший и пытаешься что-то сказать, тебя в ответ или презирают. Или недостаточно силён, а, следовательно, внимания не заслуживаешь, или слишком не к месту. В довесок к прошлому поражению, и попросту унижению перед тайчо навесилось ещё одно, в виде бывшего капитана. Тот, похоже, был не слишком рад тому, что Макьё решил охладить пыл девушки, и слово «семейная драма» сильно ударило по разуму блондина.
– Семья? Только не говори мне, что вы супруги. Скорее всего, ты её капитан или командир. Как я и думал раньше, изучая твой взгляд и её радость её при виде твоего выздоровления. Тогда… – Байан вздохнул и, сделав вид немного обиженный, открыл рот для ответа. В теории он был чужак, не из их отряда и вообще офицер человека едва не убившего Кенсея. Но, что поделать альтруисты и люди с собственным мировоззрением были всегда и везде, он оказался таким и теперь старался как-то найти свое место среди них.
– О, семейная драма. Я не вмешива… – тут Маширо произнесла слова о том, что Кенсею бы пора поговорить с Кирой, а она поговорит с ним. Боевая готовность номер один, привести тело в боевой порядок. И тут эпический провал, сила удара была намного выше реяцу Макьё, а потому тому ничего не оставалось, как улететь в пруд. Раздался грандиозный плюх, и вода взметнулась, 7 офицер 11 отряда успешно погружался в небольшую глубину. Тот факт, что его окунули вторично и более успешно, чем он её, вызвал очень сильное разочарование в себе и своих способностях.

Без саке, без резинки для волос, без нормального уровня силы чтобы наконец-то врезать кому-то, как это всё раздражает. Байан открыл глаза и изумлённо осмотрел дно, никаких рыб или чего-то ещё там и в помине не было. Гребущее движение рук и он поднимается к поверхности. Весь вымокший и напоминающий больше затопленного жителя какого-то домика, он встряхнул головой, выбираясь на сушу.
– Кхе-кхе… – откашливался от воды Байан и устало побрёл туда, откуда был дан полёт. Теперь ему положительно было нечего терять, он и так уронил себя во всех глазах хуже, чем вообще можно было бы представить. Потому по приходу обратно, он лишь вздохнул. Вопрос Кенсея он услышал и решил дать краткую информацию.

- Ты спрашиваешь, что произошло? Хорошо. Объявили, что посланная группа парламентёров была вами уничтожена, ввиду каких-то целей. Хотя на мой собственный взгляд, это бред полнейший, но не отвлекаюсь. Объявили военное положение и дали разрешение на применение зампакто. Я последовал за своим тайчо и вступил в бой с твоей… лейтенантшей, если я правильно разобрался в ваших рангах. Было бы смешно сказать, что это был бой, пожалуй, ей было интересно поиграть со мной. После, её поведение резко изменилось, и она устремилась обратно, где остались ты и Зараки-тайчо.
Видимо в этот момент, тебя ранили, и это вызвало её резкий уход. Так как я ничего не имею против вас, и считаю бредом, то я смог сделать некие начинания в области лечения твоей раны, однако всё за меня сделал Изуру-сан, за что я ему очень благодарен.
После, мы переместились сюда, и тут ты очнулся…
  - Макьё говорил беловолосому «ты» и тут же резко побледнел, забыв, что Кенсей не Маширо и может остро воспринять некоторые формальности с тоном разговора.

– Надеюсь, я не покажусь невежей, называя тебя на «ты»… – быстро добавил мокрый шинигами и встряхнул мокрыми прядями волос.

0

16

Стоит признать, что развернувшаяся перед Кирой сцена оказалась довольно занимательной. Трогательное воссоединение двух вайзардов вызвало понимающую улыбку на губах светловолосого лейтенанта. На первый взгляд могло показаться, что они едва переносят друг друга, но, присмотревшись повнимательней, становилось ясно, что за показными упреками и подтруниванием скрывается глубокое чувство взаимного уважения и поддержки. Резкие и во многом обидные фразы, которыми они обменивались,- скорее застарелая привычка, от которой слишком сложно избавиться. А на самом деле эти двое прекрасно понимают друг друга и без слов. Устоявшиеся, крепкие отношения – иначе не скажешь. И потому особенно неприятно, когда в них вмешивается кто-то посторонний. Как гласила небезызвестная пословица: «даже собаки не лезут в семейные склоки», но офицер Макьё с данным  образцом народного творчества, похоже, был не знаком, беззастенчиво влезая в разговор. От ребят Зараки, конечно, глупо было ожидать скромности и тактичности, но парню следовало хотя бы задуматься о последствиях. «Инициатива наказуема». И быть окунутым в пруд, пожалуй, самое мягкое, что могла с ним сделать разгневанная Маширо. Поэтому Кира не стал вмешиваться, спокойно проводив взглядом «улетевшего» шинигами (возможно водные процедуры несколько охладят его пыл).
Теперь можно было, наконец, повернуться к беловолосому вайзарду и спокойно с ним поговорить.
- Кира Изуру, лейтенант третьего отряда,- произнес он, склонив голову в легком поклоне в ответ на приветствие Кенсея. Про должность можно было и не повторять, потому как собеседник и так уже догадался, но Изуру все же решил уточнить еще раз.
Парень был бледен и не очень уверенно стоял на ногах, и Кира не удержался от вопроса:
- Как самочувствие?- вполне серьезно, без тени насмешки спросил он. «Так, как можно себя чувствовать, едва не расставшись с жизнью»,- тут же мысленно ответил сам себе.- Я залатал основной порез и восстановил, насколько мог, твою рейацу. Но чтобы рана быстрее зажила,  рекомендую поменьше использовать духовную силу в ближайшие…,- Изуру на мгновение задумался, что-то подсчитывая в уме,- … 48 часов. Пока все стабильно (Кира еще раз окинул вайзарда внимательным взглядом), но если почувствуешь ухудшение – сразу говори.
У Изуру было мало надежды, что парень действительно ему скажет, если станет хуже – судя по всему, он принадлежал к тому типу мужчин, что будут лучше тихо страдать в одиночку, чем попросят о помощи. Он все понимал, но продолжал питать к вайзарду что-то сродни профессиональному интересу (приобретенному Кирой еще во времена служения в четвертом), и чувствовал некую ответственность за его дальнейшее состояние.   
Здоровье, конечно, очень важно, но вопрос «что же на самом деле произошло?» был не менее актуальным в данный момент. Вот только ни у кого из присутствующих, включая самого Киру, не было на него ответа. Макьё Байан, к тому моменту уже выбравшийся из реки (промокший, но не потерявший расположения духа седьмой офицер являл собой весьма занятное зрелище), не упустил возможности поделиться своим мнением. Похоже, купание нисколько не повредило его говорливости, и, по мнению Изуру, в словах шинигами по-прежнему было много лишнего (видимо, предыдущий урок его ничему не научил).
- В торговом районе,- негромко заговорил Кира, когда Макьё высказался, и повисла пауза,- я встретил  Хирако Шинджи. Он изложил мне вашу версию событий, и сотайчо уже должен был получить соответствующее сообщение. Но пока ответа от командования нет (а значит, формально приказ остается прежним), я бы попросил вас не вступать в сражения (этим вы значительно облегчите жизнь и мне, и себе). Хирако-сан в данный момент занят Зараки-тайчо, но к ним, скорее всего, уже спешит подкрепление из Готея. Насчет остальных ваших товарищей пока ничего не известно, но вполне возможно, что их тоже уже обнаружили.
Изуру говорил осторожно, тщательно подбирая слова. Он не мог не понимать, в какой щекотливой ситуации они оказались, и говорить, как Макьё, все, что вздумается, было далеко не лучшим выходом. Лейтенанту оставалось лишь надеяться, что его поступки докажут все лучше любых слова, и что вайзард поймет и не станет принимать опрометчивых решений.

+3

17

Маширо, которую в первые моменты после пробуждения Кенсей увидел столь непривычно искренней, уже совершенно очевидно пришла в норму. По крайней мере вела она себя как дура. Иначе назвать её убеждение, что Хирако помешал ей победить Зараки, было просто нельзя. С другой стороны, ответь она иначе, Мугурума сильно удивился бы. Он с огромным трудом переносил это идиотское поведение Куны, но, признаться честно, их общение давно было просто привычкой. Ну и в самом деле, нельзя же, больше сотни лет живя вместе и постоянно общаясь, всё ещё искренне ругаться. В говорящей же глупости Маширо было сейчас что-то... успокаивающее. Точнее, это было явным признаком того, что ситуация не экстремальна.
- Дура! Если бы не Синдзи, тебя бы тоже с того света возвращали. - о том, где относительно Сообщества душ "тот" свет, Кенсей не подумал. Зато, рявкнув эти слова, подумал о Хирако. Только очнувшись, он особо не прислушивался к окружающим рейацу, но теперь было самое время. Мугурума успел как раз вовремя, чтобы почувствовать, как духовная сила лидера их группы вспыхнула в последний раз и исчезла, став совсем слабой. Вслед за ней схлынула и мощь Зараки.
- Ксо... - в который раз уже за этот день ругнулся вайзард.
"Значит, и Хирако его не одолел..."
Мрачно подумал Кенсей.
Жест Макьё, окатившего Куну водой, был настолько впечатляющ, что хмурость на глазах сползла с лица Мугурумы, и он даже толком не обратил внимание на снятую Маширо со своего плеча руку. Слишком красочно он мог представить участь обнаглевшего офицера. Так что на слова девушки он только кивнул и, внимательно посмотрев на неё, переключился на лейтенанта.
- Рад знакомству. - кивнул Кенсей, подходя к шинигами.
"Третий отряд... Бывший отряд Роуза. Но этот парень сто лет назад, кажется, ещё не был в Готей. По крайней мере, я его не помню."
Подробные медицинские инструкции, рассказанные Кирой, искренне удивили недавнего пациента. Такие познания в медицине и работа в четвёртом смотрелись бы очень логично, будь парень лейтенантом капитана Укитаке. Но третий...
- Кто твой капитан? - брякнул вайзард вопрос раньше, чем успел подумать. Хотя ничего предосудительного в нём не было.
Мугурума искренне надеялся, что многострадальный офицер Зараки будет тише воды, ниже травы после того, как разгневанная Маширо ответит ему на импровизированный душ. Но не тут-то было - Макьё, стоило было ему вернуться, тут же поспешил ответить Кенсею про произошедшее, невзирая на то, кому этот вопрос предназначался.
Брови вайзарда тут же разгневанно сдвинулись, но Кира заговорил раньше, чем он успел что-то предпринять, а потому разборка автоматически осталась за Маширо.
То, что версию событий изложил Синдзи, радовало. И то, что лейтенант оповестил об этом Ямамото-сотайчо - тоже. Кенсей, как бы ни был склонен помахать кулаками, был довольно разумен. И в данном случае хотел нормально поговорить и разобраться, что за ерунда происходит. Потому что ему очень не хотелось думать, что переговоры - повод убить бывших шинигами.
- Я не собираюсь вступать в сражения. Наоборот, я бы предпочёл добраться до Сейретея и разобраться с ситуацией. - проговорил он в ответ. По голосу было слышно, что вайзард ничуть не сомневается в своих намерениях. - Куна, естественно, со мной. Кроме того, мне бы очень хотелось, чтобы мои товарищи избежали бессмысленных боёв с шинигами. - несколтко жёстче закончил Мугурума. В воображении всплыла картина битвы Хирако с Зараки.

+2

18

Губы сами сложились бантиком и у нее мастерски получалось строить вид полной дурищи картонной.
- Меня? Меня?! Ахаха-ха-ха... Да ни в жизнь. - В довершение ко всему она еще сложила руки у кончика носа на манер дразнящего жеста, словно у нее была в руках флейта и она на ней сейчас играла.
- Кенсей дурак здесь ты! - Ну разве ты не дурак? Разве Синдзи не дурак? А Лиза тоже хороша. А может быть это я все-таки настоящая идиотка. Веки сами собой скрыли большую часть глаз. Она чувствовала, как стремительная атака Хирако угасает, что их лидер на гране, что он ранен и возможно.. Тут она заставила оборваться мысли и распахнуть широко глаза, натягивая очень естественную улыбку, только она сама могла знать степень своей искренности.
Маленькая такая месть или пакость, называйте как хотите, не принесла успокоения Куне. И после того, как Макьё очень артистично булькал ко дну пруда, она демонстративно встала рядом с Кенсеем и угрюмым блондинчиком, кивая как китайский болванчик головой. Правда пришлось кивать долго, слушать слишком много разговоров.
- Не беспокойтесь Доктор-тан, я позабочусь, чтобы он был еще долгое время тише воды, ниже травы. И если только он попробует натворить делов, то я остужу его почти так же, как Тыковку-тана. - Влезла Маширо где-то ровно в середину, тем более Кенсея кажется предостережения не волновали, в отличии от нее. Он молчал по этому поводу, а она вот для себя на вооружение зеленовласка взяла то, что считала самым важным. Дальнейший разговор ей был как бы внешне не интересен, потому что она принялась разглядывать свой испорченный костюм, оттягивая его руками на себя и очень подробно разглядывая засохшую кровь. Пока она была занята такими бытовыми мелочами, то отметила, что перчатки были в еще более плачевном состоянии и пропахли кровью. Видимо когда она придерживала Кенсея. Перчатки она тут же предпочла стянуть с рук, но казалось этот железный и соленый вкус впитался даже под кожу. У нее дрожали пальцы. Рейяцу Шинджи еле прощупывалась. Неизвестно, что с Лизой и другими.
Что за столько лет не научилась не сожалеть? Ну раз да, то ты просто жалкая и эгоистичная душонка.. Любишь притворяться дурочкой? Не хочешь видеть очевидное? Если бы ты хотела, то была бы уже там, но конечно, можно всегда прикрыться, что ты лейтенант Кенсея Мугурумы и должна всегда быть при нем. Я аплодирую тебе стоя. Да-да, так ты наверно сейчас думаешь. Я знаю, я отвратительна. Но копаться в себе и воспоминаниях о том, что внутри живет нечто такое, что ни на миг не позволит тебе спокойно вздохнуть было не приемлимо. Кажется ее маленького замешательства не заметили, она умела разыгрывать шикарные спектакли, что воспринимали ее серьезно редко. 
К слову говоря, кажется пыл Макьё нисколько не угас, пока он имел возможность охладиться с легкого мановения ее руки. Когда он вылез из пруда и весь промокший до ниточки шел в их сторону, она признаться ожидала, что ей не поздоровиться, как никак разве можно было так спокойно и невозмутимо стерпеть подобное? Однако он просто как ни в чем не бывало тут же поддержал разговор. Куна даже перестала показно заниматься разглядывание своей одежды, а все свое внимание переключила на Тыковку-тана. Со стороны можно было подумать, что девушка очень сильно удивлена и озадачена. Обычно в такие моменты она бы пуще прежнего начала донимать того, кто по ее мнению ведет себя не правильно, но сейчас она просто не могла себя так вести. В глубине души она жалела о многом, что говорит и делает. Осознанно изображать из себя капризного и глупого ребенка не так-то просто, как могут подумать некоторые.
- Бу! Маширо надоело вас слушать! Хватит трепаться! Маширо голодная! Давайте уже двигать в Сейретей! Маширо хочет в гости к старичку Ямамото. - Капризно провозгласила девушка и тут же оказалась за спиной угрюмого блондина, подталкивая его вперед.
- Давай быстрее Доктор-тан, веди нас покушать. Маширо хочет охаги. Маширо любит охаги. Запомни. - Я очень надеюсь, что подкрепление будет состоять не только из одних безмозглых качков под командованием Зараки-тайчо...

Отредактировано Kuna Mashiro (2010-04-29 19:48:33)

0

19

- Маширо хочет охаги... - передразнил манеру Маширо Байан и захихикал так, словно душа требовала сделать гадость сегодня ещё более сладкой, тем, что голос получился, очень похож. А уж добавить немного идиотского тона и сделать такими же движения рук, копируя полностью её манеру действий. Мокрый, побежденный, но не потерявший в конечном итоге своего характера и своих тонких и умелых манер, шинигами. Он вздохнул и подумал о чём-то своём. Очень хотелось сейчас найти выпить, организм требовал этого, и надо было с ним согласовывать свои движения и действия. Но с мановением руки и толчком реяцу внутри себя, дурь слетела с него так, же легко, как ветер сдувает пыль, и Макьё-алкоголик на пару с Макьё-шутником, ушли куда-то далеко и надолго, их сменил решительный и смелый шинигами, который не ставил поражение себе в упрёк.
Он спокойно выслушал Кенсея и Киру, и решил дополнить их фразы своим суждением, уж, коль он тут оказался.
– Я приветствую, ваше желание Кенсей-сан. Так будет легче для каждой из сторон, а если вы хотите избежать сражения, то нет ничего проще. Я пойду впереди, и любой, кто увидит меня и Изуру-сана, будет считать, что вы не представляете угрозы, следовательно, никто не пострадает и не совершит ненужных действий.
Даже мои коллеги сообразят, что уже после руками драки не машут, как бы ни звучало при офицере из третьего отряда.
– добродушная манера вкрадывалась даже сюда, даже в его официальный облик, который он принимал, когда то было действительно нужно. Оборванная куртка, у которой не хватает, по меньшей мере, половины, потрёпанная хакама и видавшие виды варадзи. Что и говорить вид не слишком присущий альтруисту из 11 отряда. А тут ещё раздалось недовольно ворчание, на каком-то ином уровне и Байан покраснел самым натуральным образом.
Зампакто попросту взывал к нему и его действиям. Он отчитывал юношу, вернее это была она. Нотации были ровно такими, какие может предъявить создание женского пола к неразумному мужчине с массой пороков. А именно: саке, красивые женщины, сражения. Всего этого хватало с лихвой и потому, именно сейчас на голову Байана сыпались упрёки, и если бы Бисенто могла материализовать себя, то вероятно бы она предстала в виде красивой девушки с горой посуды, которую бы она швыряла в юношу.

– Хм, надеюсь на то, что у Маширо хватит эмоций сдерживать себя и не показывать свой нрав остальным. Я же просто не берусь описывать те лица, которые будут у наших «интиллигентов» когда они с ней столкнутся. Интересная девушка.
Носит маску, даже когда её нет на лице. Но для чего? Этого я так и не смогу никогда понять, или смогу? Но я даже не могу правильно расставить фигуры, для того, чтобы нормально посмотреть ей в глаза, а если и расставлю… Она может рассмеяться и назвать меня дураком. Хотя, если смотреть на её линию рассуждений, то вытекает следующее. Дурак -  это почётное звание у неё. Очень смешно, но я бы предпочёл идиота, ибо человеку умному очень сложно сыграть идиота, чем наоборот.
Так, что пора отправлять…
– мысли по течению с тем, как он приводил себя в порядок и теперь выглядел куда более презентабельно, как шинигами побывавший в битве. Возможно, надо было бы сделать пару сильных порезов, ведь 11 отряд считает, что шрамы на теле лишь к красоте, а если шрамы немного не там, ничего. Ты же мужик! Длинные светлые волосы развеваются на ветру, и Байан улыбается своим спутником.

– Пора отправляться. – завершил он свою интермедию.

0

20

Что-то было не так. Буквально за последние несколько минут что-то неуловимо изменилось в окружающем мире, но Кира никак не мог понять, что именно. На поляне все было по-прежнему: двое вайзардов и говорливый офицер, спокойная, располагающая к беседе обстановка, и солнце уже клонится к закату, окрашивая красноватым светом пробегающую рядом речку. Однако ощущение, что чего-то недостает, не покидало Изуру, и на краю сознания билась тревожная мысль: «Я что-то упускаю». Лейтенант на мгновение отвлекся от разговора и сконцентрировался на непонятном чувстве. Он мысленно «прощупал» рейацу в радиусе двух километров, сам не зная, что надеялся обнаружить, но духовный фон был на удивление тих и спокоен. Даже слишком спокоен. «Вот оно»,- секундой спустя Кира понял, что изменилось,- давящая сила двух капитанов, оставшихся «выяснять отношения»  на руконгайской улице, исчезла. Все время с тех пор, как они покинули поле боя, густая рейацу ощущалась где-то на периферии восприятия, но, занявшись лечением вайзарда, Изуру совсем выкинул ее из головы. Потому-то и прозевал момент, когда она пропала (или ослабла настолько, что почувствовать ее на таком расстоянии не представлялось возможным).  Судя по всему, бой окончился ничьей, но это как-то не очень радовало Киру. «Медикам стоит поторопиться…»
Как раз в этот момент заговорила Маширо, и ее звонкий голос вернул лейтенанта в реальность. Ее искренняя забота за Кенсея, то и дело проступавшая за беззаботными словами, заставила Изуру улыбнуться.
- Ты уж постарайся,-  мягко ответил он, переводя взгляд с девушки на ее беловолосого спутника,- а то мужчины, как правило, совсем себя не берегут.
«Именно поэтому рядом с ними должны быть женщины». Это были просто мысли вслух, и Кира надеялся, что вайзард не воспримет его слова на свой счет. Впрочем, кажется, он тоже все прекрасно понимал.
Внезапный вопрос про капитана застал Изуру врасплох, и улыбка мгновенно сползла с его лица. Кира напрягся всем телом и устремил немигающий взгляд куда-то поверх плеча вайзарда. Вопрос был в некотором роде бестактный, вот только откуда было знать пришельцу, больше ста лет не посещавшему Общество Душ, что тема бывшего тайчо была запретной в третьем отряде. Ни офицеры, ни младшие шинигами не заводили разговоров об Ичимару в присутствии лейтенанта, и хотя Кира периодически ловил на себе их сочувствующие взгляды, но предпочитал делать вид, что ничего не замечает. Претворяться было сложно  и, наверное, бессмысленно (когда из сердца живьем выдирают то, во что верил  и что любил на протяжении многих лет, такое невозможно забыть),  претворяться всем отрядом – тем более глупо, но, видимо,  по-другому они просто не умели. Во всяком случае, вайзард ждал ответа, и дальше молчать было просто невежливо, а потому Изуру ответил  как можно более спокойным и ровным тоном, словно упоминание о тайчо и не будило вовсе в груди настоящую бурю эмоций.
- До недавнего времени моим капитаном был Ичимару Гин,- короткое и угловатое имя непривычно прокатилось по языку, пощекотав нёбо, и Кира не смог припомнить, когда в последний раз произносил его вслух.- Впрочем, сейчас, по известным причинам, он больше не занимает эту должность. Так что все капитанские обязанности исполняю я.
Изуру очень старался, чтобы голос не дрожал, и у него даже неплохо получилось, но лейтенант все равно разозлился на себя за эту минутную слабость.
В этот момент Маширо (последние несколько минут стоявшая рядом и все своим видом выражавшая нетерпение) перешла к более решительным действиям. Выдав очередную глупость (кажется, Кира понемногу начинал к этому привыкать), она уперлась ладонями ему в спину, наверняка намереваясь дотолкать до самого Сейрейтея. Такого фамильярного с собой обращения Изуру позволить не мог (по крайней мере, не ей).
- Эй-эй-эй,- запротестовал он, повернувшись и легко перехватывая девушку за локоть (впрочем, руку он тут же отдернул, так как любое прикосновение еще отдавалось болью).- Не торопись так. Мы обязательно пойдем в Сейрейтей, но не думаю, что стоит нестись туда сломя голову.
Кира считал, что девушка вовсе не так наивна, как хочет казаться, поэтому немного помедлил, прежде чем продолжить:
- Ты ведь не рассчитываешь, что перед вами расстелют ковровую дорожку и накроют столы?
Шутка была несколько неуклюжей, но зато точно отражала суть. Пришельцев, скорее всего, ожидала не совсем уютная камера в тюремном блоке второго отряда (о местном комфорте Изуру знал не понаслышке), потому что даже если они не причастны к резне, на слово все равно никто не поверит. А встретиться с Ямамото они еще успеют, так что спешить, по мнению Киры, не имело смысла.
«Нужно все хорошо продумать». Лейтенант выразительно глянул на Макьё, очень надеясь, что до неугомонного офицера дойдет смысл его слов, и тот немного умерит свое рвение.

+2


Вы здесь » Bleach World » Rukongai » Берег реки