Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Las Noches » Библиотека


Библиотека

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

Библиотека представляет собой большую комнату цилиндрической формы. От стен ближе к центру помещения, «лучами» идут стеллажи с книгами. В центре несколько столов, кресла и два параллельно расположенных диванчика. На столах осветительные приборы.
В библиотеке собрана литература на любой даже самый притязательный вкус. От истории японского искусство до Камасутры. Зачем малограмотному населению Уэко Мундо книги никто так не прояснил, но среди арранкаров ходят слухи, что за любой вред библиотечного инвентаря следует страшное наказание, поэтому ходят туда редко и по большей части на слабо. На некоторых переплетах видны следы зубов – прямое доказательство того, что самые смелые всё-таки добрались до книг. Некоторые из таких смельчаков потом пропадают на очередном задании, из которого не возвращаются, но мало кто настаивает на связи библиотеки с этими происшествиями.
Иногда с грунта притаскивались порножурналы. Они в сочетании с Камасутрой вызывали настолько живой интерес, что было принято решение оставить их в общем доступе у самого входа в комнату. С тех пор журнальчик регулярно пропадают с полочки, а арранкары посещать библиотеку стали ещё реже, отчего она только выиграла.

0

2

Апаче
http://s47.radikal.ru/i115/1003/ba/6e68339f535d.jpg

Апаче пыхтела, пыжалась, кряхтела, напряженно вглядываясь в белый лист бумаги. Бумага к этому, в отличие от покрасневшей от перенапряга девушки, отнеслась  с явным безразличием. Фрассион сквозь зубы чертыхнулась и перевернула книгу. Легче не стало, зато где-то сбоку послышалось гнусненькое хихиканье. Именно послышалось, ибо её шипящая подруга, пока Апаче в три погибели согнувшись над книгой, пыталась открыть тайны вселенной, сидела очень даже смирно, чем вызывала волны раздражения, накрывающие брюнетку одна за другой. Она терпела, смотрела в  лист бумаги, крутила книгу и пыталась понять.
- Аааа!!! – схватившись в переплет, фрассион потрясла предмет собственной экзекуции и с яростью выкинула его в сторону двери. - Не могу больше! У меня сейчас мозг треснет!! Это же хр*нь какая-то! – для убедительности девушка схватилась за голову. Та, как ни странно оказалась, на месте, но по ощущениям раздулась до приличного воздушного шарика. Ложного ощущения, от которого сводило виски и имеющиеся в наличии извилины, одна из которых, видимо побоявшись, что хозяйка может перестараться сжать свою голову так сильно, что мед. помощь будет уже не нужна, выдала интересную мысль. Следом сразу же без какой-либо паузы последовала реакция.
- Ты!!.. – Апаче резко развернулась в сторону товарки, набычилась и обвиняюще ткнула в неё пальцем. – Ты меня обманула! – проорала она и до скрипа сжала зубы. В чем именно Сун-Сун обманула, Апаче сказать не могла, потому что, во-первых, совсем не поняла прикола, во-вторых, вообще слабовато разбиралась в её логике, словах и мотивах, но, как и любое животное, арранкар училась на собственных ошибках, память о которых остается пусть и не сознательным, но всё-таки стимулом соображать.
– И вообще я не виновата, что эта штука порвалась! Она сама упала! И упала из-за тебя!! – к слову, все сказанное Апаче относилось ко времени прошлому, перенося повествование к моменту сухого, тошнотворного пробуждения, когда фрассион осознала себя лежащей на полу, умирающей от жажды и обнимающей Сун-Сун. Кажется, среди этого бреда (или всё-таки после него?) была и Роза, но где эта тварь лазит теперь, для яснорогой оставалось загадкой. Второй раз сознание вернулась к Апаче уже в библиотеке, где она в поисках заначки обвалила пол стеллажа. Как всегда в её случае обошлось не без жертв, но зато фрассион узнала, что падающая сверху на голову книга это больно, а рог у неё все-таки острый, поэтому падающей сверху книге лучше было бы падать куда-нибудь в другое место, но не судьба.

0

3

Сун-Сун
http://i055.radikal.ru/1004/55/751d67c01425.jpg

Изящного вида жгучая брюнетка лениво зевнула, прикрывая рукой рот и томно стрельнула глазками на то действие, что в кратком художественном описании было сценой, под названием "сказ о балде и премудрости книжной, коей он набраться не сумел, а так же о чертях и пьянстве, воздействия пагубны которого, как пагубно все возлияние неудержимое". Лениво увернувшись от летевшей мимо книги, которая с громким шлепом вписалась в дверь, а потом с жалобным шелестом сползла на пол, девушка по широкой дуге обогнула шкаф и выплыла уже с другой стороны, демонстративно потыкав острым концом туфельки рассыпавшиеся по полу, и как-то траурно выглядящие, листочки.

- Итого шесть минут и двадцать три секунды, - констатировала факт девушка, несколько презрительно оглядывая погром и груды листов, что еще менее получаса назад были некими, без сомнения ценными, фолиантами. - Я просто поражена твоим терпение, Апаче - ехидно скривленные губы было не видно за длинным белым рукавом. - Это же почти в два раза дольше, чем в прошлый раз. В цеееееелых два раза дольшшшшше. Идешшшь на новый рекорд в усвоении науки, сестричка? Решила в академики податься?

А встреча с наукой, тем более в таком весомом проявлении видимо оказалась для этой лосихи чем-то несусветном. Ну-с, в том, что знания, даже если их вколачивать в эту пустую голову "гранитом науки", там не найдут себе места Сун-Сун не сомневалась. Хотя и задумалась о том, что наверное ни у кого знания в голове не будут задерживаться, если их появление там будет в форме падения книги на голову. Впрочем, процесс обрушения стеллажа к получению информации вообще отношения никакого не имел. А вот за порчу казенного имущества, к гадалке не ходи, влететь могло и могло сильно, а потом доказывай что твоя хата с краю, и суп с котом варила не ты. Черная бровь ехидно вскинулась.
- Оя, я вижу ты освоила новую технику - перекладывание вины на чужие плечи называется. Ну надо же, а ты оказывается не такая пустоголовая, - брюнетка прищурила и без того узкие глаза, снова обтекая поваленный стеллаж и кучу книг со стороны, в результате чего оказалась поближе к товарке. Присела и почти сочувственно заглянула в глаза. Очень сочувственно.

0

4

==============> Северные коридоры

- Ора-ора-аааааа!
Энергично втягиваемая за руку внутрь, Диоса запнулась-таки о порог, поскользнулась на обронённой кем-то книге,  и, коротко пискнув, рухнула влево, увлекая за собой стопку журналов странного содержания. Сверху бухнулась полка, окончательно припечатав несчастную аккурат между “рожек” и ткнув лицом в иллюстрацию  генсайского белья, почему-то отчётливо пахнущую потными руками. В воцарившейся тишине облачко поднятой пыли миролюбиво оседало обратно, погребая под собой и арранкаршу, и разбросанные фото недоодетых женщин, и, собственно, хорошую, до этого момента, репутацию сорок четвёртой. 
А начиналось всё мирно.  День, коридоры, грудь. 
- Кхах-хах…
Тряся головой, нумерос села, подтягивая ноги и ища глазами Милу Розу. Не дай бог львицу зацепило – криков и рычания не оберёшься ведь. Перед лицом что-то раскачивалось, мельтеша формами грандиознее ранее описанных милковских – поморщившись, Каса сняла с одного из “рожек” наколотую журнальную страницу и попыталась незаметно сунуть её в груду таких же, валяющихся сантиметрах в двух от её бедра. Это вам не охота в пустыне – от порножурналов поднималось такое густое и хорошо угадываемое амбре, что Гончей захотелось отгрызть себе нос.
Но вместо этого сорок четвёртая поднялась с пола и, как ни в чём не бывало, начала оттряхиваться.
- Ну вот, Розе-сан. Я привела нас куда нужно.
Высокие стеллажи, набитые фолиантами, пахли совсем по-другому – и этот аромат нравился арранкарше куда больше.  Каса действительно очень часто бродила по этому помещению, перетаскивая высокие стопки с цветастыми переплётами от полок до крайнего столика и обратно. Часами, можно было бы сказать “до поздней ночи”, если бы сумрак в УМ хоть как-то градировался, тонкие пальцы шерстили страницы с рассказами о мире за пределами пустыни. Занпакто мирно жался к перекладине стула, словно заглядывающий со спины ребёнок, и отбрасывал на стену длинную косую тень, предупреждающую – псицу лучше не отвлекать. Диоса, если и бывала на грунте, то довольно давно, помнила мало и расплывчато.  Зато книги охотно делились с ней описаниями чужих вылазок и наблюдений, таким образом, формировалось представление сорок четвёртой о том, что такое Генсей. О нём нужно было знать, на случай, если Хозяину понадобиться отправить её по следу к живым.
Но некоторым библиотека если и нужна в качестве хранилища, то точно не знаний.
- Кстати, а как связаны выпивка и это место?
Во многих отношениях Гончая оставалась наивной. К примеру, ей бы даже в голову не пришло прятать за бесценными, с точки зрения информации, томами что-нибудь брутальнее закладки. Халибелова фракция на практике демонстрировала ну просто ошеломляющую изобретательность – где, где, а в книгах рыться падкие на чужие заначки конкуренты, та же фракция Гриммджоу, к примеру, рыться точно не будут. Ибо Шаолонг не пьющий, а нога остальных копытных и не очень на порог библиотеки ступит не раньше, чем мир увидит плачущего Лиса. И то, даже так это будет абсолютно спонтанно и кратковременно.
Запах и шум вели из центра помещения в одну из противоположных двери секций. Судя по всему, там бушевали бумажные разборки, на фоне которых терялось даже неудачное явление Касы в хранилище. Она, по крайней мере, напала на печатные издание не нарочно – а вот товарки Розы были настроены куда решительнее.
Видимо, бодун действительно ужасная вещь.
- Сун-сун-сан, Апаче-сан – Диоса помахала рукой, опасливо выглядывая из-за спины львицы.
Сегодняшний опыт  подсказывал, что здороваться с воинствующей троицей вообще предпочтительнее на как можно большем расстоянии, если не из другой части замка.

Отредактировано Diosa Caza (2010-04-14 07:02:41)

+3

5

>>>>>>>>>>>> Северные коридоры

- Йо! Полку прибыло!! – С победным кличем занеслась в библиотеку амазонка, держа в ахапке нумероску, которая сразу же вляпалась в приятности по природной неосторожности. Чтот львица за тот небольшой промежуток времени прогулки по коридорам к ней привыкла, прям как к своей. Например, когда заводишь(а вот кто кого еще заводит большой вопрос, поверьте) себе животное ну или оно самым случайным образом (и не спрашивайте каким) появляется, кажется что оно тут появилось уже 100 лет назад, и вы уже не мыслишь свой дом без него, так же и тут. Короче, если амазонке нумероска вкатила, значит считай, что она влилась в их компанию. Хотя Диоса не была из рода кошачьего, но чем-то приглянулась львице.
За своим богатырским воплем частичными криками Апаче и шипением Сун, она не сразу заметила, как нумероска сразу же поздоровалась с первым встречным столиком, стеллажом, стопкой журналов и прочей дребедени, ваоявшейся на входе. – “Ну вот блин, только отвернись и сразу же навернулась. Не отпускать ее из лап что ли… Няньку бы тепе…Каза…”, - Львица заправски оперла руки в бока.
- Эй, не забудь убраться потом, мы за тебя это разгребать не будем. – Проговорила львица барахтавшейся в куче бумажек нумероске. К слову брюнетке придется убраться и за этими тремя – все как доктор прописал.
- Так, то тело. – Ткнув пальцем в шевелящуюся стопку, указывая подругам на объект разведший разом тут пыль. – Это Диоса Каса, прошу любить и жаловать. – Заявила амазонка. – Она помогла мне быстро отыскать ваши задницы, погребенные в этой библиотеке. - Сразу расставила точкинад "и" львица.-  Так и если мое чутье не подсказывает, а оно мне никогда не врет, то вы кумушки решили, промочить горло после вчерашнего и без меня да! – Наигранно в предъявительном тоне произнесла фрасьонка.
Львица оглядела стеллаж, где было любовно закурковано бухло, он был девственно цел, а это значит она успела. Засветившись как новогодняя елка, а буквально оголив свои белые клыки, Милкин направилась с лесенкой к стеллажику.
- Эй, Диоса хватит прохлаждаться топай за мной. – мимо ходом бросила фрасьонка морального пинка Диосе. Она залезла на самый верх лестницы и принялась рыться в полке. – Да где же она.  – Бухтела себе под нос Росе. Полетела вниз сначала одна книжка, затем и вторая третья. – Есть!
- Эй, Апаче лови! – В рогатую полетел бутыль коллекционного. А потом черед дошел и рюмок, которые были по части Сун-Сун. Че ей отдыхать, когда все заняты общественно-полезным делом?! В Казу сверху брякнулся лайм, нож, соль и еще кое-какая закусь. Закончив с вандализмом заначки, львица упруго спрыгнула.
- Так Сун-Сун доставай сакэ, - в отличии от нее Апаче и Розе, Сун всегда было, куда спрятать бухло, и как следствие у нее оно всегда было. -  тут есть птенчик, который еще ни-ни. – Светясь, произнесла львица, бодренько толкнув ту в бок.

+3

6

Апаче
http://s47.radikal.ru/i115/1003/ba/6e68339f535d.jpg

"Вот ползучая тварь", - зашипела Апаче не хуже Сун-Сун. исподлобья наблюдая за её маневрами. "Каждый раз смотрю на эту гадюку и понять не могу, какого меноса я с ней вообще разговариваю?!" - девушку трясло мелкой дрожью от нетерпеливого желания размазать свою без пяти минут подругу и близкого товарища по стенке. В конце концов, это несправедливо! Почему всегда так?! Почему всегда ситуация представлялась такой, что она одна паршивая колючка среди ромашек?! "Ядовитых", - сплюнула Апаче, краем глаза разглядывая помещение на предмет метальных объектов. Она не была тупой. Вспыльчивой, экспрессивной, совершающей необдуманные поступки - да! Но не тупой. Именно это удерживало её от желания пустить в Сун-Сун церо. Про последствия разгрома библиотеки фрассион была наслышана.

- Кщ! Слушай, заткнись, а! И без тебя тошно, - угрюмо проорал Апаче. У неё вообще был талант к уникальному выражению собственных эмоций. Так орать она могла совершенно по-разному - зло, угрожающе, ненавидя, в шутку и, наконец ,угрюмо. - Где там та бутылка? - похмельем в чистом виде арранкар не страдала. Ранее хотелось жрать, так они это уже успели сделать. Правда, чем оставалось загадкой.
- Что за?!.. - вообще библиотека казалась на проверку чудным местом - тихим, чистым, безлюдным и спокойным. Тут можно бы спокойно выпить/закусить и не парится насчет лишнего внимания со стороны ласноческого населения. Не ходят они сюда. Точнее ходят, но редко и совсем в ненапряжном количестве. Поэтому слышать, как кто-то сюда целенаправленно идет в их сторону, довольно удивительно. Тем более удивительно, что этого "кого-то" ведет сюда Мила.

- Это что ещё за зверь?! - "зверь" влетела в библиотеку, что-то опрокинула, что-то уронила, грохнулась и тут же дала почувствовать Апаче себя намного лучше. С одной стороны нелепая картина не радовала - девушка сама только что проделала что-то подобное и была совсем недовольна иллюстрацией того, как это выглядело со стороны. С другой, теперь рогатая не одинока в своих неудачах с книгами.
- Эй, Мила, у тебя что боязнь одиночества?! - поинтересовалась она у вошедшей следом шатенки. - Кого ты сюда притащила?! - конечно же, дожидаться ответа на свой вопрос Апаче не стала - вот ещё! Как самая безрассудная и склонная к проверке всего... на рог, девушка подошла в упор к нумероске и уставилась ей в лицо. - Йо, Каса,  - недоверчиво нахмурилась арранкарка через пару мгновений. Она не была склонна впускать в свою скромную компанию кого-то левого. Банально из-за отсутствия доверия, которое только усугублялось не слишком хорошим настроением.

- И что нам с ней делать?! - типа с интересом спросила Апаче, поймав взгляд Сун-Сун. "Что за хр*нь?!" - читалось на её вроде даже симпатичном, но испорченном выражением лице. "Любить и жаловать" кого-то тупо потому, что у Розы топографический кретинизм усугубленный склерозом ("Эко загнула!") она, разумеется, не собиралась, а реальных доводов "за" не услышала. - А нефиг где-то шляться! - буркнула Апаче, ловя бутылку, и направилась к оккупированному ранее столику. Любую другую вещь она вполне могла разбить, не поймать или насадить на рог, но эту тару ей можно доверить. Быстро откупорив её, девушка бухнулась на диванчик и слегка приложилась к горлу. - Таки "ни-ни"?! - удивленно вскинула брови арранкарка. - И поэтому поводу предполагается спаивание?! Эеей! Каса! - переметнула свое внимание фрассион. - Проходи, коли пришла. И смотри никому не проговорись о том, что тут увидишь! Урою! - угрожающе оскалилась Апаче, проведя горлышком бутылки поперек шеи. Ей действительно дороги были устоявшиеся привычки.

+2

7

Сун-Сун
http://i055.radikal.ru/1004/55/751d67c01425.jpg

оос: если что не так - я потом поправлю.
Сун-Сун было почти весело. Не настолько, чтобы одолеть извечную скуку Уэко Мундо, но для начала дня вполне хватит. И то сказать - великое развлечение любоваться на то, как Апаче пытается подружиться с книгами, тем самым выведав у них местоположение того, что они спрятали вчера. "На утро", так сказать. Вообще, девушка прекрасно помнила где именно хранится это "на утро", но поиски Апаче были столь увлекательны и сопровождались настолько глубокомысленными комментариями, что прерывать спектакль было кощунством. И то сказать - зрелище было восхитительным. И тот факт, что она противоречит в своих умозаключениях самой себе, ее ничуть не смущал. Просто с точки зрения развлечения следить за поисками Апаче было весьма скучно, но с точки зрения зрелищности положение вещей резко становилось иным. Разрушение стеллажа она надолго запомнит...
- Не думаю, что моя утонченная натура понимает такое вульгарное высказывание как "заткнись", - подливая масла в огонь, девушка по-змеиному раскачиваясь на мысках, принялась с преувеличенной аккуратностью складывать книги на место. Давать подсказку о местонахождении бутылки она передумала, - Понимаешь, Апаче, за моей помощью тебе нужно было обратиться сссразу же, даже не пытаясь справиться самой. Но, сделав поправку на уровень твоей интеллектуальности, я так и быть сскажу тебе, где находится она, если ты попросишь меня нормально. Делается это очень просто - при помощи вежливых слов...

Окончательно выбесить подругу не позволило появление в библиотеке неопознанного объекта, который влетел в двери и вписался в только что восстановленный стеллаж. Черная бровь поползла вверх, на точеном личике арранкара появилась дежурная маска равнодушного ничего-не-знания. Правда, разглядев явившееся существо внимательней, Сун-Сун только сморщилась, прикрывая лицо рукавом, более того - гостеприимный настрой подруги, задавшейся целью затащить в их компанию четвертого-лишнего, ее совсем не обрадовал.
- Ну сссдравствуй, - узкие глаза придирчиво обшарили тонкую фигурку. От природы язвительная и по этой причине не слишком общительная Сун-Сун, на редкость ревностно относилась к целостности своего окружения. И не любила делиться. Но, момент был упущен - Мила извлекла заначку из тайника и уже выставила ее на всеобщее обозрение, сияя при этом как лампа в несколько сотен ватт. Анаконда громко фыркнула, незаметно подобравшись к спине амазонки.
- Мила Роза, -  чуть шипящий тихий голос раздался разве что не над ухом, - А можно узнать отчего такая любовь к нашим ближним, которой раньше не было? Я, конечно, знаю, что арифметика тебе не знакома, по причине великого роста, но скудного ума, но с чего ты решила, что "чем больше народу - тем лучше?" - она выразительно покосилась на девочку-арранкара. Где-то она это лицо уже видела, но вот где - вспомнить не могла. Ощущение не из приятных, надо сказать, - Больше - это значит, что нам достанется меньше, понимаешь? - обогнув плавным движением львицу, она в упор заглянула в ее зеленые глаза.

+2

8

“Понеслась душа в рай…”
- Ну сссдравствуй,
- Это что ещё за зверь?!

Когда люди встречаются, процесс знакомства напоминает взвешивание или снятие мерок. Ты будто бы встаёшь на внутренние весы постороннего человека, зажмуриваешься и гадаешь, какой результат получиться – признают тебя стоящим, “тяжёлым”, или сдуют, совсем “лёгкого”, куда подальше. И сам поступаешь так же, определяя, в какую “весовую категорию”  кинуть собеседника – “первый встречный”, “близкий друг” или “любовник”? С какой силой он сможет влиять на тебя в будущем, как близко подберётся, долго ли пробудет рядом и т.п.
Так вот. Именно с завязыванием отношений у Диосы, сколько она себя помнила, постоянно возникали проблемы. Выглядела сорок четвёртая не внушительно, говорила тихо, зубы\кулаки\умение материться не демонстрировала и вообще напоминала безобидную школьницу, неизвестно зачем плутающую под небом Уэко Мундо. Поделать с производимым впечатлением категорически ничего не получалось. Каса терпеливо сносила плещущийся вокруг гвалт, как маленький усталый ослик, кивая в ответ. Так поступать всё-таки адекватнее, чем каждый раз закатывать рукава для драки – тем более, когда не понятно, кто кого.
“Убрать за собой. И за ними. Отлично, псина, мо-ло-дец. Успела уже на побегушках у трёх алкоголичек засветиться” – подумалось беззлобно, но с каким-то невесёлым нажимом.  Руки, тем не менее, послушно потянулись за разбросанной макулатурой, спина согнулась, а рот изобразил что-то подозрительно похожее на “Сделаю обязательно”.  Вот вам и весь бунт. Гордость, заливаясь слезами, прочь удалилась со сцены – “Хоть выпить дадут попробовать. Только к добру ли?”
Благополучно – и, надо заметить, её усилиями – воссоединившаяся фракция переругивалась, упоминая новенькую абстрактно, словно речь шла о мебели. Девушка тактично не замечала этого, занятая наведением порядка в библиотеке. А что сказать? Зазнобы, вылупившиеся из змеи, копытного и львицы, смотрелись гармонично и громко, как кошачья свадьба в марте.  К этому легко привыкнуть, если пожелать – как уже привыкла к белизне стен, бесхозности или экспрессивности Милы. Уже радует, что мять её шкурку пока никто не собирался. Наверное.
- Йо, Каса.
Ну вот опять. Узрев в опасной близости от себя Апаче, а больше того – её рог, любезно тычущийся в лицо, сорок четвёртая поспешно заулыбалась, прикрывшись  располневшей стопкой журналов в руках. На внутренних весах оленихи стрелка под Касой явно липла к нулю. И было бы ошибкой полагать, что у Сун Сун показатель хоть на отметку выше.   
- Йорошику онегай шимас!
Над ухом просвистел нож. Нет, она не школьница – она единственный трезвомыслящий человек в этом дурдоме, с чем приходиться мириться. Продолжая смотреть на подошедшую фрасиньоншу, сорок четвёртая извернулась, ловя лимон и соль в кольцо уже занятых рук. Мозг параллельно этому силился понять, что со всем извлечённым из стеллажа собираются делать.
На всякий случай, помогать Диоса согласилась.
- Хай, Розе-сан.
Уложив журналы обратно на тумбочку, нумерос легко выдернула ножик, потом сложила “добычу” на стол, облюбованный троицей. В воздухе витал резкий запах алкоголя. Диоса прочувствовала его контраст с книгами, невыразимо кощунственный сам по себе, и с новой силой засомневалась, стоит ли тянуть странную жидкость в рот, даже если предложат.  Да, она правда “ни-ни”. И честно не знала, что будет, если попробовать. А вдруг что-нибудь дурное? Вдруг она с двух глотков охмелеет так, что пойдёт ломиться в покои начальства не хуже Лоли и Меноли?  Закашлявшись, арранкарша почувствовала, как краснеет и решила к саке не притрагиваться вообще, даже не нюхать. И словно подтверждая своё решения, вдохнула поглубже, отрицательно мотая головой в ответ на предупреждение Апачи
- Не скажу никому.  “Надо оно мне очень” И пить не буду – раздалось уже вдогонку, на рассуждения шипящей брюнетки.
По идее, дело своё она уже сделала, оставалось только стоять и оценивать будни халлибеловых амазонок. Что само по себе, довольно своеобразное занятие. Главное, чтобы его объекты не начали драться сначала между собой, а потом с ней, уладив междусобойчик. Одна надежда оставалась на мулатку, с которой начало завязываться подобие дружбы - может, Миле и заступиться перед своими. Ей ли не знать их повадки.

Отредактировано Diosa Caza (2010-04-20 16:00:08)

+3

9

Че?! – фыркнула амазонка, никогда у нее не было боязни одиночества по простой причине постоянного присутствия живности вокруг себя. Она каким-то образом умудрялась собирать вокруг себя собратьев своей будоражной энергетикой. – А у кого-то комплекс на рога, - прыснула в ответ львица,  плавно намекая Апаче на конкуренцию в лице Диосы, у которой в отличие от парнокопытной было их аж целых два. Возникал другой вопрос, зачем собаке рога? Радовало, что Апаче была легка и проста на подъем, и также как и амазонка определяла границу дозволенного и “своих и чужих” по внутреннему чутью. Сначала повыпендриваются обе, а потом берут в общий оборот. Хотя как таковое что-то подобное случалось отчень и отчень редко, определяя так сказать круг избранных. Если тело не вкатывало, то обычно появлялся труп, размазанный на белесых стенах замка. Дела решались просто: хороший пустой - мертвый пустой. Пока туда-сюда разношерстная суета Апаче под шумок взяла уже в обиход нумероску и пошла “пробовать ту на зуб”, вернее рог.
- Я не поняла, тебя, что жаба давит? – Рыкнула львица в сторону парочки у стола чисто символически. Сразу же словно смена караула Милу оккупировала и вторая подруга, та буквально липла вплотную, чем раздражала свободолюбивую львицу. Можно сказать, что вся эта троица одного поля ягода, но Сун-Сун была еще тем геморроем, от которого просто свечками не избавишься, та еще будет шипеть полвека и не успокоится, ни в какой мере, хотя уже давно впустит в свой круг доверия. Такая уж у нее гадючья натура. Львица передернула плечами, на холодок исходящий от представительницы чешуйчатых. Из первых слов уже было ясно какие мотивации движут Сун-Сун, Росе лишь усмехнулась и развернулась, тряхнув пышной гривой, заехав ей попутно подруге по физиономии.
- К тебе тоже когда-то не было, Сун-Сун. – Мила выделила слова “не было”, ибо эта троица изначально была хуже бестии в клетке. Заставить их работать вместе, это что-то из ряда вон выходящее и почти невозможное. Львица оттолкнула от себя навязчивую капюшончатую, которая была до неприличия к ней близко.
- Угомонись, а то яд из ушей повалит, иди расставляй рюмки и сакэ на бочку. Сакэ – Диосе, то бухло наше. Математичка х***ова. – Львица не горела желанием устраивать внеочередную проволочку Сун-Сун, по крайней мере, пока, но в любом случае за ней не заржавеет.
Амазонка бодро подошла к столику и рухнула в рядом стоящий диван, бортонув по-дружески при этом Апаче в бочину,
- Я не расслышала, что ты только что пискнула Каса, а? – Прикрыв малахитовые глаза, проговорила Мила. – Пить она не будет. – В своеобразный знак протеста, Росе потянулась когтистой пятерней за краем одежды нумероски и резким движением усадила ту возле себя. Послышался жалобный треск ткани под острыми когтями львицы. Положив руку Диосе на плечо, и грубо придвинув ее к себе, она сказала.
- Ты должна догадываться о нашем способе решении проблем. Никому не секрет, что мы не белые и не пушистые. – Чуть сильнее приложив усилие к шее брюнетки, она вскоре его ослабила, чтобы ненароком не придушить. Мало ли… не все ж такие крепкие.
- Пить будешь. – Утвердительным тоном рявкнула львица на ухо Касе. -  Ща все будет! – Пока там Сун-Сун плыла до места всеобщего сбора, Милкин уже нарезала лайм, открыла Генсейскую какую-то консерву и коробок с солью.

+4

10

Апаче
http://s47.radikal.ru/i115/1003/ba/6e68339f535d.jpg

"Да-да", - думала Апаче, махнув на Милу с её доводами рукой. Вот чесн-слово, кого она пытается убедить?! Не прошло и нескольких часов ("не прошло же?!") как их милая сердцу группка разбилась и в некотором смысле буквально расползлась по разным углам как - бац! - и ихняя жгучая красавица с выдающимся вперед достоинством (ну да, завидно немного, завидно) уже нашла себе новую подружку. "Ща как приревную!"
- Мила не в рогах счастье, ога, - оскалилась Апаче, даже не напоминая Розе о том, что вообще то у неё три (!), целых три рога, из которых два красивых, раскидистых и ветвистых! Скалероз у шатенки, что поделать?! Может, выпили вчера или съели, чего не того. Бывает. В таких случаях либо жалеть надо, либо бить по мозгам, вдруг проясниться, но, ни в коем случае не пытаться что-то доказывать. Жалеть Апаче не умела, а для того, чтобы бить, нужно встать с уже как бы нагретого места на диванчики. Надо признать, что ленивой фрассионша Халибел не была. Наоборот, энергия из неё била обычно во все стороны, уничтожая все, что не приспособлено под такую нагрузку. Однако сейчас девушка осталась как бы при своем мнении, тем самым отнеся все возможные претензии Милы к отговоркам.

- Да не парьсь Мила, не загрызем мы её, так Сун-Сун,
- "ишь как распереживалась!" - хмыкнула девушка, крутя в руках бутылку. Чего-то для полного счастья точно не хватало. Закуска и компания это, конечно, хорошо, но пить из одного горла с кем-то левопоперечным арранкарша была не настроена, однако получить отказ со стороны Касы на её гипотетическое предложение было ой как неприятно. Нумероску не спасал даже тот факт, что сплетничать она не собирается. Кто её знает, сейчас не собирается, а завтра как соберется, так мало не покажется! - Как так не будешь?! - Апаче угрожающе сжала кулаки. Вопрос кто кого уважает, в большинстве своем у неё решался именно таким образом.
- Куда ж ты денешься, Каса?! - решение поить новенькую сакэ с её стороны было одобренным. Сакэ мутное, его не жалко. - Сун-Сун, твою ж змеиную душу, неси уже рюмки, а не то я тебя и без этого счастья оставлю! - помахала Апаче уже раскупоренной бутылкой. Вопрос сколько можно тянуть стоял в её случае ребром. В животе уныло ныло, в горле пересохло, а в непосредственной близости скакала Мила, отдавившая ей пол бочины.

- Ты б**ть как сядешь, так все место займешь,
- боднувшись в ответ, Апаче угрюмо отсела подальше. Всё-таки вес Милы относительно её самой так просто не сдвинешь. - Двинься, мне воздуху мало! - "Ога, счаз! Так она и побежала двигаться! Двадцать раз туда и обратно!" - подумала девушка, когда к их и без того не малой компании в две любящих личное пространство арранкарши присоединилась ни без помощи Милы Каса. Место сразу стало мало-мало, да ещё и шатенка руками махала так, что в глаз чуть не заехала. - Пусти её, - ткнула локтем в бочину подруженции Апаче. - Удушишь же!
Консервация была встречена арранкаршой одобрительно. Девушка тут же утащила какой-то шмат, какой-то копчености и принялась жевать.
- Каса! - привлекла к себе внимание уже слегка помятой нумероски Апаче. - Как так вышло, что в своим немалые годы, ты ни разу не пила?! – логика арранкарши хорошая компания=хорошая выбивка просто не предоставляла ей на пример ситуацию, в которой бы она в обществе подруг не начала губить свою личность горячительными напитками.

+2

11

Сун-Сун
http://i055.radikal.ru/1004/55/751d67c01425.jpg

Точеный носик сморщился, кривя кукольное личико анаконды. Нет, вслух причитаний о том, что она полная дура, раз решила смилостивиться и попытаться донести до своих подружек свет истины в изложении ее рассудительной натуры, Сун-Сун говорить не собиралась. Негоже выставлять себя в дурном свете, да еще и перед посторонними - своего недоразумения хватало, а теперь еще и новенькая на голову. Девушка раздраженно передернула плечами - так просто отставать от сердобольно настроенной кумушки она не собиралась.

- Мила Роза, ты говоришь что-то нереальное - жаба не может задавить собой змею, - ядовито заметила арранкар, обходя с другой стороны, - И вообще, я что-то не припомню, с каких это пор мы открыли приют для бездомных щенков, став при этом воплощением добросердечности и милосердия? Среди книжек, на которых ты вчера спала попались проповеди Свидетелей Иеговых? Тогда я пожалуй отойду подальше - вдруг это заразно?- шипение с тихого и неодобрительного становилось ядовитым. Она бы сказала подруге еще пару ласковых, но тут в разговор влезла Апаче. И тоже горой встав на сторону львице. Девушка раздраженно передернулась, поворачиваясь в сторону оленихи, но тут получила по лицу волосами от второй. Разъяренному шипению, которым разразилась анаконда, позавидовали ли бы все змеи мира. Настроение моментально упало ниже критического минуса.
- Смотри куда машешь своими патлами, Мила. А то вдруг на них мой яд, который из ушей, попадет? Почернеют, отвалятся, - злобно сверкнувший взгляд не сулил ничего хорошего, но в драку влезать Сун-Сун не собиралась. Говорить гадости она умела и любила, делая это практически не задумываясь, но всегда умудрялась ускользнуть в тот самый момент, когда доведенные до белого каления товарки решили выместить свой праведный гнев. Или же, ловко перебрасывала их ярость на другого.
- И ты туда же, Апаче. Тоже решила записаться в добрую самаритянку? А то, что блохастый парнокопытному не товарищ? - Сун-Сун была в откровенном бешенстве. Приказного тона, да еще и от существ, стоящих на низшей ступени развития, она не терпела. Панибратства тоже.
- Если так нужна посуда - напряги свои рога и постарайся сама вспомнить, куда вы с этой когтегрудой их вчера дели, - гибко перегнувшись, девушка направилась в сторону выхода. Если эти двое хотят возиться непонятно с кем - их право, а у нее есть дела и более интересные, чем наблюдение за воссоединением трогательных "новых друзей", а так же спаиванием неоперившихся птенцов. Улыбка на женском лице стала откровенно змеинной. Птенцов следовало есть, а не возиться с ним. От чужих всегда слишком много проблем, он них проще избавиться, - И не свалите еще пару стеллажей. Начальство весьма чутко относиться к целостности своих фолиантов, а то - вдруг нагрянут с проверкой. Внезапно, - таинственно сверкнув глазами, Сун-Сун исчезла за дверью библиотеке. Ябедничать она прямо сейчас не собиралась. Пока не собиралась. А вот найти хозяйку-сама стоило.

+1

12

Пометка на будущее. С пьяными трактористами иметь дело проще и приятнее, чем с некоторыми светскими львицами и, кгхм, оленями. Тоже светскими. Тоже обожающими “прикладную анатомию” – размашистое, “от души” прикладывание одних частей тела об другие. 
- Я… Мне… Ай!
Точно серпом cкошенная, Диоса рухнула на диван вслед за бесцеремонной товаркой. Больно так приземлилась, с гарантированными синяками на той самой точке, о которой не говорят вслух. Ещё раньше, в полёте, под цепкими пальцами Милы раздался треск. Ткань ципао разошлась на бедре нумероса неровным широким вырезом по самое “не хочу”, точь-в-точь как в генсайких фильмах про мафию – из таких обычно достают оружие симпатичные китаянки.  Каса как-то вяло подумала, что если попробовать надеть подвязки и заткнуть за них Галго, это будет смотреться, как если бы ей приделали костыль – чёрный, до подбородка. Совсем не эротично.
“О чём я думаю? Мне одежду порвали там, где нитки с иголкой в радиусе километра не найти, а я прикидываю, откровенно это смотрится или нет? Вот чёрт…”
- Розе-са-аааан… Аааааахгр! Задушишь!
Пусть она не самая полезная, не самая примерная, не самая выдающаяся арранкар – но умереть от нехватки кислорода в лапах кошки, и так сегодня чуть не перемоловшей её грудью, форменное издевательство. Диоса благородно побледнела, потом не менее благородно посинела и, наконец, остановилась на интригующе-зелёном с белыми собачками в глазах.
За пёсиками почему-то бегали чиби-Айзены в одних фундоши с надписью “Менос Гранде”.  Эпическое зрелище, после которого действительно можно, и главное хочется, скончаться.
На помощь, как ни странно, пришла Апаче. Её не в меру дружелюбная подруга ослабила тиски, позволив Касе тенью скатиться куда-то на пол.  Нет, что вы, она крепкая и сильная, она пятерых таких Милок переживёт. Только вот полежит немного, подышит - и переживёт.
Сверху на неё смотрел потолок. Осуждающе очень, кривя тени в лепнине. 
- Как так вышло, что в свои немалые годы, ты ни разу не пила?!
Нумерос непонимающе покосилась на яснорогую. Похоже, подразумевалось, что жить в Лас Ночес на службе у Владыки и не употреблять при этом – нонсенс.  Да, никто не спорит – “Наша служба и опасна, и трудна”, и в любой момент могут отправить рвать глотки шинигами, которые, в свою очередь, стоять и ждать, пока их сожрут, не обучены.  И знать, что ты расходный материал – не сладко .
Но как будто от пары бутылок саке мир розовым сделается! Готэй уйдёт нюхать цветы и ловить бабочек, а старик Ямамото превратиться в Зубную Фею. Сколько нужно выпить для таких галлюцинаций, Диоса боялась даже представить. 
- Я просто… Не знаю, что это такое. В одиночку, говорят, пить не принято.
Подобрав себя с пола, девушка умостилась на краешке стола, в разумном удалении от рук Розе и Апаче. Сзади продолжало доноситься шипение третьей фракции, которая, похоже, и вправду негодовала – но опыт подсказывал, что громко лающие собаки не кусаются. И правда, спустя пару мгновений, Сун-Сун покинула их – может быть, причиной тому было её, диосино присутствие, может быть характер анаконды. Чувствовать себя виноватой за такие мелочи сорок четвёртая не посчитала нужным. Зато кое-что вспомнила. Про эту самую “небелость и непушистость”.
- Кстати, Розе-сан… А зачем вы этих двоих искали-то? Когда я вас встретила, вроде с определённой целью шагали,  злились на что-то.

+2

13

В ответ на толкание заправской дружбанки послышалось привычное приятное слуху бухтение, была бы не Апаче, если б смолчала. Мила рефлекторно поймала когтистой пятерней рог фрасьонки и несильно оттолкнула, помогая ей в передвижении пятой точки назад.
- Это у кого-то зад разжирел на бесплатных харчах. – Парировала амазонка, занимаясь поварской суетой. – О, мне не показалось, - наигранно копируя тоненький голосок Сун, почти пропела львица, - или кто-то раздумал ее грызть, - с долей усмешки закончила фразу Мила, реагируя на слова Апаче об удушении Диосы.
Тем временем у представительницы хладнокровных проснулась не самая ее хорошая сторона, и она излилась некачественным ядом на головы подруг. В обычном своем состоянии та себя так не вела и не сказать, что жадность так могла скрючить Сун-Сун. – “Так и знала, что вчера нельзя было этой харе наливать лишнюю рюмку,” – с долей досады думала львица, сверкая малахитовыми глазами. НО та все не умолкала. Спускать на тормоза из-за того, что змея не может вовремя остановить свой словесный понос, Милкин не собиралась, не из такого теста.
- Зайкрой хайло, кишкомордая! Иначе я тебя %%;;№»»***– Вставать и вваливать люлей не хотелось, тем более Сун-Сун быстро ретировалась как крыса с корабля, чувствуя жаренную свою пятую точку. – “Вот только, б*ядь попадись мне под пьяную руку через час, будешь свой лощеный зад и парик соскребать с дверей Айзена!!!” – Кипятилась не на шутку амазонка, но сдерживалась. В фрасьонку сразу полетел в довесок такой толстенький-претолстенький энциклопедический словарь, но этого было недостаточно, чтобы разрядить весь темперамент львицы. Он как раз успел проскочить за дверь, когда подруга уходила и, конечно же, он попал в свой пункт назначения. Кусало-кусаловым, но девушки всегда знали меру и друг друга сильно не цепляли до скрежета зубов и излияния желча из кишок, а сейчас эта гадюка форменно перегнула палку, чем изрядно взбесила львицу. Нервная встряска искала себя в выпивке с повышенным градусом.
Росе с перекошенной от гнева миной резко нагнулась, залезла рукой под стол, там были рюмки на “всякий пожарный” они конечно не как те чистенькие и целенькие, а прокопченные со странным привкусом прошлого пиршества и железные, но как, ни странно с них было приятней пить, душевней что ли. На слегка покачивающийся стол водрузились три кружки. Мила без слов выхватила бутылку из лап Апаче и налила всем по оперетивчику.
- За Халлибел-саму! – Только успела прогорланить охрипшим голосом львица, как тут же сразу залила всю небольшую порцию горячительного в рот. По мере продвижения жидкости внутрь организма амазонка успокаивалась. От желудка поползло волной тепло по всему телу. Теперь можно и поговорить, потому что в одну строчку бранных слов начали входить связки словосочетаний с нормальным лексиконом. “Аах, почти отлегло, нужно еще топлива,” - констатировала факт львица, поворачиваясь к Диосе уже приготовившись налить по второй.
- Выдохни и пей залпом. – Дала очередного морального пинка Росе нумероске и протянула ей сразу лайм. – Жуй! Глотай! – подобное она сама не сделала, нервы все сами скомпенсировали с лихвой.
- Халлибел-сама сказала сегодня мимо покоев розоволосого урррода не ходить, - Ответила на вопрос брюнетки львица. Говоря это, Милкин скосила серьезный взгляд малахитовых глаз на Апаче. – Но это не главное.
Сейчас, когда Сун-Сун отделилась от общего стада, негласно роль усмирителя буйных в палатах психов отвелась на плечи ни в чем не повинной нумероски. Хочет того она или нет, но ей придется эти две буйные дамочки разнимать как словесно так и физически.

+3

14

Апаче
http://s47.radikal.ru/i115/1003/ba/6e68339f535d.jpg

Апаче тут же поперхнулась тем, что так старательно пыталась проживать до этого. У неё задергались бровь, глаз, рот, рог и все от возмущения. Вы только её послушайте! У Апаче вроде как зад растолстел от харчей! И кто это говорит? Чудесная Мила Розе, которая как минимум в полтора раза её больше и мощнее! Девушка запыхтела, силясь выразить все свои мысли одновременно. Выходило не очень хорошо, но зато громко.
- ЧЕГО?!!! Ты что совсем мозгов лишилась, а их остатки перетекли в сиськи?!  На свой зад посмотри, дура, прежде чем делать подобные заявления! Ты ж одна полдивана занимаешь!.. – ох она бы продолжила, если бы шипения Сун-Сун не сбили её с творческой мысли.
Апаче всегда знала, что эта змеюка когда-нибудь заработает себе токсикоз на фоне собственной ядовитости, и, похоже, это, наконец, случилось. Исподлобья наблюдая за едва ли не плюющейся арранкаршей, девушка прикинула, что её сучщность плескалась где-то на уровне глаз и била в голову. Иной причины для столь ярко выраженных заглюков фрассионша не видела. «Может тоже того… мимо лабораторий Заелевских проходила, чем-то надышалась?» - не слишком уверенно подумала брюнетка. Тут же появилась мысль, что Сун-Сун не мешало регулярно водить в Гранцу, чтобы он её от полноядея избавил. А что? Все довольны! У Заеля новый, чудесный материал, а Сун-Сун тут же становится чуть более переносимой. А то ведь арранкары народ нервенный, зашибут нечаянно и не заметят.
- А?! – непонимающе открыла рот Апаче, упуская весь логический ход едкой мысли. В её голове отложилось только то, что их дорогая змейка так старательно поливала отравой  Милу, что избытой попадали и на неё, и на Касу. О чем именно речь, фрассион уже не улавливала, хотя интуитивно догадывалась, что камнем преткновения стала Диоса. В любом другом бы случае она, быть может, и поддержала Сун-Сун, все ж у них сложившийся коллективчик и что-то менять в нем ради сиюминутной прихоти львицу, рогатой не хотелось. Но, во-первых, ей не понравился перенос наезда и на её темную голову. В конечном итоге она этого банально не заслужила! Такой поворот тут же сделал из единомышленницы-Апаче, Апаче, которая была всеми руками за то, чтобы Каса развлеклась в их компании.
- Чё ты там сказала?! – во-вторых, она понятие не имела, что Сун-Сун понимает под «самаритянином», но тут же предположила, что это какое-то ругательное слово, которого фрассион, при своем немалом словарном запасе, не знала. Степень его оскорбительности могло варьироваться, но раздражительная натура девушки сразу предположила худшее. – Эй, Сун-Сун, ты не хочешь пояснить, что ты там себе прошипела под нос?!! – и, конечно же, Апаче не понравилось, что «подружка» объясняться не соизволила, а вильнув своим худощавым задом, ушла за дверь.
Разразившись ей на дорожку отборными матами, в которых четко и на неприличных словах объяснялась, куда она может идти со своим самаритянином и зачем, арранкар закончила речь на оскорбленном в лучших чувствах «и без тебя обойдемся» и обернулась к Миле с видом «Это что за х**ня сейчас была?!». Характер у них у всех был, прямо скажем, не сахар, но никогда ещё инстинкт самосохранения не обманывал Сун-Сун настолько, чтобы она начала хаять двух подруг одновременно. Чесн-слово, они ж могли скооперироваться и не держать друг друга подмышки, чтобы не дай Халибел-сама, не зашибить красавицу, а хорошенько навалять ей.
Как-то между делом, видимо от неизгладимого возмущения, девушка даже упустила момент, когда некто вытащил из её цепких, облаченных в перчатки рук, бутылку. Впрочем, мысль об отмщении была отложена на задний план в честь хорошего тоста и полной тары.
- За Халибел-сама! – подхватила Апаче, махнув в сторону Касы неопределенным жестом, который в равной степени мог означать и «пей», и «позже объясню», и опустошила свою тару.  – А ты чего всегда в одиночку? – недоверчиво посмотрела на нумероску Апаче. Не верилось ей, что такое возможно. В Лас Ночес все ж собирались, хоть и маленькими, но компаниями. Так принято – в конце концов в одного выжить труднее. И тут заговорила Роза. - Ты видела с Халибел-сама?! – «без меня» слышался в словах фрассиона упрек. Конечно же, девушка упустила полезный совет, для неё было важно совершенно другое. – Как ты могла одна, без нас, идти навстречу с Халибел-сама?!!

+2

15

Все назревшие на языке нумероски возражения под двухголосый рёв “За Халибел-саму!” запихнулись обратно – и даже ещё глубже. Розины инструкции в подтексте звучали просто ласковым обещанием намотать Диосу на когти, откажись та присоединиться к их с Апаче задушевному тосту. И это при том, что неполиткорректнее арранкара, пьющего за чужого хозяина, может быть только буддист, молящийся в синагоге.
- Я не фракция, мне не с кем кучковаться.
Девушка жалобно вздохнула, получив свою порцию виски и оставив собутыльниц разбираться, кто, где и в каком виде зрил Терсеро. Пока горлом друг друга закусывать не начнут, толку от попыток успокоить их не предвидеться – зато потом можно будет с чистой совестью и целой тушкой читать отповеди на тему любви к ближнему своему, нежными тычками Галго отцепляя животин друг от друга. Вот тогда вернуться кошке все щенячьи слёзки по поводу удушений, синяков и вот этой самой пьянки.
В рюмке плескалась прозрачная остропахнущая жидкость, абсолютно ничем не примечательная на вид. Со слов Милы, виски был качественным, коллекционным даже. И это лично ей, Касе, ничего не говорило, - кроме того, что алкоголь требовалось выпить раньше, чем закончиться терпение у “дзынь-буддисток”, иначе парочка переключиться на её, диосино, четвертование.  Вот связалась же, на рогатую голову.
Сосуд долго грелся в руке, прежде чем арранкар по-настоящему решилась сделать глоток. Со свойственной трезвенникам наивностью, легко, будто пробовала воду.  И, разумеется, тут же ощутила, как ошпаренный горечью язык  просится втянуться в глотку – виски прошиб нумероску насквозь, заставив волосы на затылке стать дыбом. Ещё и слёзы выступили, в три ручья, - но она всё-таки вынудила себя проглотить всё содержимое рюмки.  Потому, что даже глупости нужно доделывать до конца, иначе они не смогут превратиться в жизненный опыт, а так и останутся бессмысленным, повисшим в воздухе начинанием. Хлопнув рюмкой по столику, девушка закашлялась вперемешку с уже точно мышиным писком. 
Этакий большой и очень несчастный грызун.
- Ииииииаааааааууууууу….  – после ухода саке, во рту воцарилась пустыня, аналогичная родной, и жутко захотелось простой воды, причём, ведрами. Гончая торопливо схватилась за предложенный львицей лайм и запихнула его в рот целиком, энергично пережёвывая. Вот так само собой пришло объяснение, зачем алкоголикам закусь – ...Шпашиба, Роша-шан.
“Это называется “набираться опыта”? Бррррр…”
В голову спирт стартовал секунды через три. Двери в библиотеку стало две, Милы с Апаче – четыре, а голоса этих милых зверушек невидимый диджей как будто бы врубил на полную громкость. Несчастная нумероска плавно порозовела и тряхнула головой, силясь избавиться от наваждения. Зря. Тут же пришлось, морщась, хвататься за виски, чтобы хоть как-то удержать картинку мира в правильном положении.
Где-то на заднем плане интуиция радостно протрубила, что это только начало.

Отредактировано Diosa Caza (2010-05-12 10:02:26)

+1

16

Хотя фрассия Халлибел была быдло-быдлом(в основном в лице львицы и рогатой), но предпочитали пить не просто отличное бухло, а коллекционное, которое сложно достать, которое нехрена себе дорого стоит в Генсейских магазинах и после которого во рту остается приятное терпкое послевкусие. Такое славно пить, такое радует самолюбие, после него не гудит с утра голова, и лучше этой кислятины сакэ в тысячу раз. Но как и всегда бывает эти два валенка и оба левые, меры не знают, а слова - Хватит для них не существует в природе, они всегда перебарщивают, от чего утром маются качкой по безлюдным коридорам.
Со стороны они могут показаться грубыми невоспитанными мужланками и вообще профанками, надеющимися только на грубую силу, но это в корне не верно. Все трое были по-своему умными и сообразительными, втроем дополняли друг друга, а Халлибел-сама приносила в их шумную компанию стабильность, равновесие и умиротворение.
- “Мне не показалось или в ее словах грусть?” – малахитовые глаза львицы скользнули на заалевшее мокрое лицо Диосы, но она это впервые секунды не видела, она смотрела “вглубь”. – “Тс…ей будет еще тяжелее, если она не найдет себе компанию,” – представительница рода кошачьих слегка непроизвольно ощетинилась, она не любила подобные чувства грусти/жалости/ничтожества/одиночества. Но тут же стряхнула их, помахав слегка гривой, как будто бы ее передернула от резко накатившего холодного ветра.
- Так держать! –  весело рявкнула амазонка, слыша вопли нумероски после опорожнения тары, в которую почти сразу залилась вторая порция вискаря. Заалевшая физиономия, три ручья слез – все это навевало приятные воспоминания, когда эти трое “ходили пешком под стол грызть табуретки” тем, кто их выше сидит, из-за чистого откровенного шкодничества. В общем, еще те времена, было что вспомнить.
- Нечего было сваливать в библиотеку без меня, - в ответ рыкнула Мила, - Ты вообще слушаешь, что я тебе говорю, путая твоя голова! – вспылила амазонка. – Мимо лаборатории не шлындай, там сегодня не безопасно! Сколько тебе раз повторить, чтобы ты услышала! – Росе хватанула когтистой лапой за шиворот Апаче и хорошенько тряханула, вызывающе придвигая к себе, -  Прочисть свои уши! – Львица злилась не без повода, ей не хотелось потом устраивать ночь кровавой мести Гранцу младшему, а потом и старшему, чтобы не мучились друг без друга. Один идиот со своими ненормальными опытами все что угодно мог сделать, если предупреждает хозяйка – это не без основательно, прекрасно зная характер этих трех. Значит, творится что-то серьезное. Сун-Сун то еще раза три подумает, а потом посчитает не интересным туда соваться и обойдет стороной, а вот Апаче могла чисто по невнимательности сократить дорогу через крыло ученого и с нее станется сказать: х*ли тут расселся блин дорогу загораживаешь, понимаешь, и солнце к слову тоже!

+1

17

Апаче
http://s47.radikal.ru/i115/1003/ba/6e68339f535d.jpg

Апаче наградила Касу воистину скептическим взглядом. Наградила, обсмотрела с ног до макушки, сморгнула и попыталась понять, о чем собственно говорила ей нумероска. Не, конечно Уэко Мундо не курортная зона, а Лас Ночес не санаторий, но это не означало, что все держались изолировано. По крайней мере, на памяти Апаче, все ходили парами, группами, кучками. В одиночку выжить там, где провинностью является банальная слабость, нелегко.
"Ууу, слабачка", - хмыкнула арранкарша, наблюдая реакцию Диосы на алкоголь. "Навевает воспоминания!" Хотя "воспоминания" сказано чересчур смело. В свой "первый раз" Апаче точно также как теперь выпила залпом кружку чего-то там и... на утречко по стеночки искала дорожку в палату комнату. Пофиг, что была не одна и ей вроде как бы даже помогали, голова отчаянно гудело, во рту пересохло, одновременно хотелось жрать и спать. Разом такой набор ощущений не радовал, но предавал какую-то непередаваемую остроту жизни.
- И что, что не фракция?! - с каким-то подсознательным наездом произнесла девушка, ощутимо набычиваясь. Эта манера искать в каждом слове непонятный ей на*б, была в большей мере связана с Сун-Сун, которая имела привычку стебаться по каждому удобному и неудобному случаю. Так как из всей ихней разношерстной компании, змеиустая была самой интеллигентной, как следствие - знала она много, и пользовалась этим знанием не всегда честно. С неё станется засунуть в какую-нибудь фразочку парочку непонятных слов, чтобы Апаче потом гадала, обозвали ли её таким образом дурой или ей показалось.
- Можно подумать, в Лас Ночесе только фрассия и обитает, - с не меньшим наездом продолжила Апаче, махая уже заново наполненной кружкой перед самым носом Диосы. Это качество в Миле ей особенно нравилось. Если уж она стояла на раздачи, получали все и сразу. - Если бы ты хотела - разом нашла бы себе компанию. И вообще!.. - что именно "вообще" девушка сказать не успела. Миле, которая в то время, как она трепалась с нумероской что-то втирала ей в ухо, похоже, надоело быть обделенной вниманием, и львица решила взять дело в свои руки.
- Ой, да слышу я, слышу! - разом завопила Апаче, балансируя между попытками не грохнуться и желанием не разлить драгоценное содержимое кружки. Отбиваться в такой ситуации было как-то не слишком удобно, зато, не найдя другой опоры, она довольно крепко вцепилась в львиную ляжку. - Я вообще-то не глухая. Не ори, уши вянут! - что конкретно она слышала, Апаче предусмотрительно уточнять не стала.
По большей части, говорить что-то такое ей все равно было бесполезно. Чувство самосохранение у неё было слегка притупленным, а упрямства хватило бы на целое стадо. Даже если бы она и попыталась обратить внимания на предостережение, скорее всего, очень скоро о нем забыла. Более того, упоминание лаборатории впоследствии её бы только простимулировало бы пойми именно через неё.
- Пусти уже! - "Порвешь мне форму, зарою", - отстраненно, но зло подумала Апаче, которой итак казалось, что конкретно её форма слишком часто меняется и бывает в починке. Что поделать - проверять "на рог" было в порядке её характера.

+1

18

В только что опустошённой таре снова возник алкоголь. Каса, благополучно упустившая момент наполнения, уставилась на рюмку со священным ужасом, -  как зелёный ещё сапёр на связку С-4, впаренную ему прямо в руки. Вопросы “Откуда?”, “За что?” и извечный “Что теперь делать?!” перекосили её едва ли не буквально. Лайм исчерпался. А алкоголички под боком никуда деваться не подумали, - разве только значительно прибавили громкости, обеспечив чудный стереоэффект для уже начинающей болеть головы.
- Кого держать? Меня? Уже скоро  – вяло пожаловалась нумероска, взбалтывая виски в руке. По её прикидкам, после ещё двух розиных “так”, своими ногами уйти действительно не получиться. И, дай Ками, собутыльницы сами будут в состоянии куда-нибудь идти и соображать при этом – а то ведь хватит фантазии оставить её  здесь или подложить, бесчувственную, под дверь чьих-нибудь покоев. А что самое страшное – Диосу эта перспектива переставала пугать. Выпитое действовало: и пусть душа жаждала покоя, пятая точка резко возжелала приключений. Пересилил, как обычно, доминирующий орган  – Вообще, неправильно сидим. Надо было в бани пойти и там… ммм… отдыхать.
И как бы подтверждая, что она теперь тоже “на отдыхе”, девушка набралась смелости и резко опрокинула в себя вторую стопку. Эффект проглоченной балы повторился, может капельку слабее, чем в первый раз – но закусь под нос в этот раз никто понимающе не подставил. Каса зажмурилась, прикрыв горящие губы ладонью, не завизжала – через мгновение стало легче. Наверное, организм арранкара быстро ко всему адаптировался, или действительно начал нарабатываться опыт. Ещё немного – можно будет проситься четвёртой к Халибел во фракцию. Мол, научилась всему, чем там занимаются.
Умозаключения Апаче долетели уже чуть глуше, как будто между миром и Гончей проложили слой ваты. Выпрямившись, сорок четвёртая убрала с лица пряди волос, насухо вытерла щеки и глубоко вздохнула.
- Если бы… хотелось? – тёмные, по-щенячьи большие глаза уставились на яснорогую в задумчивости, близкой к выходу в астрал – Я как-то не думала. Ну, не искала… О Хозяине думала, а о стае – нет.
“Владыка…” – мысль запуталась и увязла где-то в ассоциативно-эмоциональной трясине. И слава Айзену, что так и не выбралась наружу – видимо, выпить нужно было чуть больше, чтобы разболтаться окончательно и вымести весь сор из души наружу.
Собственно, как  многие другие непонятые в своих чувствах женщины, после отката двух уже рюмок виски Диоса ощутила потребность либо немного поскандалить, либо пореветь. Для первого требовался мужчина, - не с Милой же бодаться за идею, что все они, вне зависимости от внешности в резуррекшене, парнокопытные и неблагодарные. Для второго – чьё-нибудь плечо или грудь. В верхних девяносто львицы Каса, простите, уже побывала, а Апаче на вид казалось такой же твёрдой и колющейся как её характер – идею пришлось отложить до следующей рюмки, в появлении которой нумероска перестала сомневаться.
- А что Заель-сама делает в лаборатории такого, что там ходить опасно? – вопрос на повестке дня всплыл сам собой, достаточно вспомнить, что совсем недавно в районе тронного зала слышалось несколько реяцу Мечей. Связанно это было или нет, но нездоровое любопытство псицы пробудилось.

+1

19

Амазонка под шумок, пока те две трещали, как два тетерева на поляне, залила в себя еще пару тройку глотков бухла. Зараз, залпом.
- Хааааа! – Громко стукнув кружкой по еле дышащему столу, который в ответ ей только печально скрипнул и издал какой-то еще предсмертный звук, с грохотом обвалился на пол, образовав вокруг себя клубы пыли и резко возникшую громкую возню с антисанитарией наперевес, амазонка принялась бешено ржать при виде перекошенных а кое-где и перепуганных лиц. Львица удовлетворенно откинулась назад, облокачиваясь о спинку диванчика, который ко всей ее неожиданности в поддержку залетной партии стола, резко ухнул на пол. На секунду замолчав, икнув, Росе усердно и с душой продолжила то, что начала секундой ранее.
- АХАХАХА-ХАХАХА, - вся компания распласталась по полу, зарвавшиеся тут же Апаче веселила еще вдвойне. – Ой, - у львицы откровенно сводило челюсть от ни на секунду не переставаемого пьяного хи-хи, - Ты только посмотри на свое лицо! – Проорала львица, тыкая когтистым пальцем в подругу. Амазонка в следующий миг схватилась за животик и повалилась на пол, катаясь от смеха. – ГЫ_ГЫ_ГЫ_ЫЫЫ !!!!!– пьяный угар шел во всю своим километровым шагом.
Жизнь фрассии била мощным ключом, гаечным, и все по голове. Росе себе бешено смеялась на полу и умудряясь при этом с акробатической точностью не проливать бухло…то ли там уже ничего не было, либо в руках была уже не та бутылка стараниями любимой рогатой подругой, она точно не знала. В общем, не суть. Просмеявшись до слез, амазонка начала уже успокаиваться, то и дело все еще посмеиваясь. Такой залп смеха просто так не проходит, сами понимаете.
- Ой, давно я так не смеялась от души. – Проговорила Мила, чуть успокоившимся надрывным голоском и утирая слезы и слюни беспорядочной радости со щек. Цепкий пьяный блуждающий и блестящий взгляд, сразу нашел выпивку и кусок мяса в банке. Теперь дело оставалось за малым все это достать, все сразу, и желательно в ускоренном режиме все одновременно запихать внутрь себя, иначе случится катастрофа локального характера. Жор ведь напал – а это вам не шутки шутить, и не конфетку у ребенка отбирать. Приподняв свое тело над полом, Росе целенаправленно поплелась к дружбанке, почти ровным уверенным шагом, другой лапой заграбастав банку с хавчиком, и уже ловким движением проворных пальцев правой руки запихала в рот жирный сочный кусок мяса. Аппетитно чавкая, она подошла к Апаче.
- Дай сюда. – нетрезвым, но наглым голосом рыкнула амазонка, типа делится надо, а не все в одно рыло. Залив внутрь остатки былого пиршества, она выкинула бутыль.
- Нужно еще топлива! – Проорала львица. А это означало, что нужно идти осквернять еще один тайник.

-------------- >Южные коридоры.

Отредактировано Mila Rosa (2010-07-20 15:35:00)

0

20

Чернокожая Амазонка откинулась на спинку дивана, чего ветхое творение воспаленного дизайнерского таланта уже не выдержало. ГРРРРРРРРРРАХХХХ…!
Полет, сопровождаемый оглушительным треском ломающейся мебели, закончился так же неожиданно, как и начался. Больно припечатовшись лбом к деревянному полу, арранкарка на мгновение узрела «свет в конце гарганты», словно фейерверк, выпущенный из ракетницы, прошел насквозь глазные яблоки и устремился прямо в серое вещество. Сделав попытку сгрести в кучу чувство равновесия, Диоса выпрямилась, не рассчитав своего положение и угодила макушкой в стол. Искры света сделали обратное движение от мозга через нервные канатики к глазам и высыпались прочь, странным образом растворяясь на полу. Сие событие пьяное сознание охотницы причислило к разряду положительных, ибо  наличие в собственной черепной коробке посторонних излучение ей не улыбалось.
-Хех, - девушка слабо ухмыльнулась, странно улыбаясь сложившейся ситуации.
«Уж лучше так…» Мозг затрещал, как неисправный вентилятор в компьютере и, ненадолго зависнув, выдал единственно возможное решение проблемы: ползти. Пройдя по-пластунски расстояние от бывшего дивана к многострадальному стеллажу, она осторожно посмотрела наверх, оценивая возможность очередной стыковки своей головушки со столом и, убедившись, что опасный объект остался далеко позади, предприняла очередную попытку принять вертикальное положение, увенчавшуюся успехом. Кровь вновь отхлынула от мозга и Каса, пошатнувшись, ухватилась обеими руками за книжную полку.
-Ток ты не падай больше, - обратилась богиня к деревянному носителю драгоценных фолиантов. Худо-бедно возвернув себе ориентацию в пространстве, нумероска устремила указующий перст к потолку и изрекла, обращаясь к корчившейся от смеха на полу фракции:
-Я в порядке!
Прическа Сорок четвертой, значительно пострадавшая от падений, представляла собой несколько растрёпанных прядей, выбившихся из тугих гулек на голове. Ведомая загадочной целью, поставленной при непосредственном участии спиртного, Диоса извлекла из волос щепки, в которые обратились деревянные палочки, поддерживающие сооружение на голове и растрепала кудри, из которых в изобилии посыпались заколки, шпильки и другие парикмахерские аксессуары. Выдрав приличный клок из головы вместе с последней резинкой, не желавшей покидать боевой пост, охотница собрала волосы в хвост и закрепила где-то между макушкой и затылком.
-Нет больше рожек, гы-гы-гы…
Загадочная улыбка, сопровождавшее данное глубокомысленное замечание, предназначалась, видимо, Апаче, так как Каса, хлопая глазами, не желавшими транслировать четкое изображение, вперилась в голову подчиненной Халлибел, поедающей на пару с Розе неизвестно откуда объявившуюся тушенку.
- Нужно еще топлива! – рыкнула большая кошка и выбежала прочь из комнаты.
-Я с вами, Миле-сама! – арранкарка ломанулась было вслед собутыльнице, но, не рассчитав степень опьянения, споткнулась о порог и очутилась на четвереньках. Одеяние девушки окончательно разъехалось по швам, обнажив бедро, чуть больше, чем бы ей этого хотелось.
«Так дело не пойдет…» Уже не пытаясь подняться, богиня охоты нащупала правой рукой рукоять короткого зампакто, являвшейся точной копией широкого охотничьего ножа, ухватилась за цубу и произнесла:
-La caza divina, Божественная охота!
Меч задымился, распадаясь на духовные частицы. Темное реатцу поползло по руке, одевая все тело черной с ярким рыжим подпалом шерстью. Ротти отряхнулась, обнаружив, что вместе с релизом мысли стали четче, а алкоголь отпустил мозг, уступая место трезвости. Оглянувшись на Апачи, арранкарка вильнула хвостом и потрусила по следу, пахнущему корицей и алкоголем.

>>>>> Южные коридоры

Отредактировано Diosa Caza (2010-08-15 06:31:27)

0


Вы здесь » Bleach World » Las Noches » Библиотека