Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Flash » Без ответов


Без ответов

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

По спине начали бегать легкие мурашки - первый признак зарождающейся паники. Даже не страха - то, что внушал ей ее тюремщик было выше этого простого чувства. Гремуче-пряная смесь из опасения, интереса, обид, женской жалости, злости - пробовать стоит осторожно,  а еще лучше - не стоит совсем, потому что так легко обжечься. Иноуэ сильнее притянула к себя колени, прижимая их к груди, взгляд стал настороженно-упрямым  -  о, подумаешь еще один надзиратель. Хотя, это значило лишь одно - в покое ее теперь не оставят, так же как и без присмотра. Зачем была такая слежка она не понимала, не хотела понимать, боялась понять что это все из-за того, что она сделала. Пушистые ресницы прикрывают теплые глаза, ложатся тенями на щеки. Было горько - ей не просто не доверяли...

- Я поняла. Хорошо, - покусав губу, она снова отвернулась, отрешенно смотря в зарешеченное окошко. Обычно, она от скуки всегда старалась разговорить своего молчаливого стража, несла любые глупости, заваливала вопросами, но сегодня отчего-то его присутствие давило надгробной плитой, превращая тяжесть на сердце практически в реальную. Она хотела побыть одной, она хотела вспомнить точно, что же было вчера, но никак не получалось - те кусочки, что она помнила никак не хотели складываться в цельную картинку, - Только вот... Улькиорра-сан, а что вчера было? Мне кажется что я все время сплю, я не помню так много... А что помню - словно это и не на самом деле было, а всего лишь сон... Вам снятся сны?

Ответ на ее вопрос, Иноуэ не удивил - она ждала чего-то подобного. Ответ был логичным, но не более - шутка осталась на понятой. Улыбка сошла с по-детски припухлых после сна губ. Молча, она вглядывалась в белое лицо напротив - черные волосы, полоски на щеках. Ей так хотелось знать, почему глаза этого арранкара всегда плачут, застыв на его щеках ровными дорожками слез, при том что сам он больше похож на машину. Или на заколдованного принца? Да, на принца. Еще и плащ белый за спиной...
- Злая колдунья заколдовала принца. Его сердце стало камнем и рассыпалось, он стал равнодушен ко всему, потому что жить с дырой на месте сердца - не легко. Но, даже ничего не чувствуя, он продолжает оплакивать то, чего теперь лишен. Эти слезы сухие и навеки врезались в его щеки - потому что это плачет, его душа... - она говорила тихо, смотря на осколок луны за окном. И отчего-то, только что придуманная сказка казалась такой правдивой. Такой реальной...

+1

22

Память. Насколько по-разному понимают это понятие живые и мёртвые? Есть ли разница? Логически её не должно было быть. Однако Улькиорра никогда не встречался с арранкаром, который мог бы забывать. Возможно, дело в том, что в конечном итоге личности арранкар не были непосредственно бывшей душой человека. Соответственно, способности полностью не актуальные могли просто не проявляться. Забвение же было способностью, не нужной практически лишённым эмоций арранкарам. Кватро не выяснял этот вопрос специально, но, если говорить о нём самом, он досконально помнил каждый момент своего существования с той минуты, когда достиг формы адьюкаса. Ему не нужно было забывать, ведь он никогда не считал совершённый поступок ошибкой. Он всегда поступал сознательно и был уверен в том, что, окажись он в этой ситуации снова, он сделал бы то же самое. Наоборот, выпадающие из памяти детали принесли бы много неудобств.
Вопрос Иноуэ заставил Улькиорру сдвинуть брови в смеси недоумения и недовольства, внимательно глядя на отвернувшуюся девушку.
"В её глазах всё произошедшее было похоже на сон?"
- Что значит то, что ты не помнишь? - если такому положению вещей имелась внешняя причина, это могло значить, что с пленницей что-то не в порядке. И Кватро не отметал этот вариант даже не смотря на то, что, по его сведениям, она была полностью здорова физически и не испытывала давления извне морально. Вторым вариантом было то, что такого рода провалы в памяти являются плодом процессов, зависящих только от её личного сознания. - Хочешь ли ты сказать, что не осознаёшь собственных действий, произведённых вчера? - сам вопрос девушки про то, что имено произошло, сейчас для Шиффера был второстепенным. Утвердительный ответ Иноуэ за заданные вопросы мог заметно поменять видение ситуации Улькиорры. И, тем не менее, немного помедлив, он заговорил снова. - Нет, я не вижу снов, но теоретически имею представление о природе этого явления.
Договорив, Кватро отвлёкся на свои мысли, равнодушно отведя взгляд от девушки и смотря куда-то в сторону. Каждый день, что он проводил с ней, проходил именно так. Еда три раза в день, странные, почти бессмысленные для Улькиорры вопросы и молчание, когда каждый думает о своём. Глядя в окно, Иноуэ снова тихо заговорила. В начале Шиффер слушал её без внимания, но потом повернулся к ней, удивлённый.
- Что это? - голос прозвучал требовательно. - Ты говоришь обо мне?
"Почему ты плачешь?" - этот вопрос пленница задавала ему не раз. У Улькиорры не было на это ответа, поскольку полосы на его лице не были следами от слёз - Кватро ни разу не плакал. Сказанное же только что девушкой звучало странно, но по-смыслу было похоже на ответ на этот вопрос.
"Она придумала это?.."
Для бесчувственного Улькиорры последняя мысль прозвучала удивительно ярко.

0

23

Довольно странно давать ответ на вопрос, который во-первых не слишком точно понимаешь, а во-вторых - уже дала ответ. При этом, на ее собственный вопрос ответа так и не дл. Иноуэ напряженно нахмурила бровки, пытаясь сосредоточится и понять. Голова уже не болела так же сильно, как на момент просыпания, но вести о чем-либо долги, логически выверенные и построенные беседы, больше похожие построением на детские шарады на интерес, или же тесты на IQ.
- Я же сказала - я плохо помню то, что было вчера, - она аккуратно подбирала слова, повернув голову к своему стражнику, словно бы решила помериться с ним взглядами, - То, что я не помню - значит именно то, что я не помню. Если бы я помнила, то наверное бы знала почему я это сделала. Но нельзя ведь знать, почему ты что-то делаешь, если ты не помнишь что ты делаешь? - на само деле, это было странным. Обычно Иноуэ прекрасно все запоминала - истории, лица, имена, формулы и стихи. Можно было даже сказать, что у нее хорошая память, в отличие от того же Куросак-куна, который вообще не запоминал имен и лиц. Хотя, может тут дело в рассеянности и отсутствии интереса? Тогда, если так рассуждать - она тоже довольно рассеянная. Нельзя же вот так прожить целый день и почти ничего из него не помнить? Мысли начали плавно сползать и расползаться в разные стороны, словно маленькие котята из-под бока своей мамы. Но все равно - что-то в этом было не так - она снова попыталась прокрутить события вчерашнего дня, но ничего не вышло - только с новой силой разболелась голова. Вспомнился еще кусочек - падающие с неба камни, что раньше были белыми стенами Лас Ночес и мелькающая среди них рыжая шевелюра. Ичиго? Виски заломило так нестерпимо, что она сморщилась и прижала к ним пальцы, пытаясь унять боль, - Не могу вспомнить... - почти жалобно. Но это скорей жалоба на всю жизнь в целом, чем на что-то конкретное, - Голова болит и все словно в тумане. Давайте я вам в другой раз расскажу? Мне приснится новый сон, и я расскажу вам его.

Рыжая головка сонно склонилась на бок. И правда, может быть стоит еще поспать? Может, она не может вспомнить только сейчас, а во сне - все получится? Потому что-то, что она помнила, действительно снилось? Или нет? Или да? Или нет? Или да? Глупость какая-то... Наверное, это было на самом деле, но она столько спала, что забыла, значит спать нельзя. Орихимэ чуть улыбнулась, смотря на Кватру. Почему-то это чуть измененное лицо, на котором наконец-то проступила хоть какая-то эмоция, было удивительным - почти живым и даже красивым. Словно из манги вырвали страничку, а потом наложили заклинание, и она стала живой. Иноуэ улыбнулась шире.

- Это была сказка. Просто сказка. Говорят, что сказки - это то что было на самом деле. Просто было так давно, что люди почти забыли про это. Но история передавалась из уст в уста, продолжала жить. Но никто уже не верил в то, что она правдива, но она продолжала жить и порождать сомнения. ведь никто не помнит что же было давным давно? Может быть это действительно про вас, а может и нет... - болтать про красивые истории было куда интересней, чем пытаться вспомнить. Тем более, что просто так что-то не забывается, а если и забывается, то это что-то плохое. Вспоминать - больно, - Я пошутила про то, что вы хотите кого-то запугать. Просто у вас взгляд такой... Немигающий, спокойный - словно неживой. Это пугает. А зрачки вертикальные - словно у кошки или рептилии. Точно! - она даже прихлопнула ладонями, обрадовавшись внезапной, "гениальной" идеи, - Наверное, вы на самом деле дракон. Такой - с рогами и хвостом на конце которого острая пика. И с крыльями - обязательно большими и перепончатыми. А еще они умеют превращаться в людей и похищают красивых принцесс. А у меня в имени есть кадзи "принцесса", а пленных принцесс всегда стерегут драконы. Улькиорра-сан, получается, что вы дракон? У вас есть крылья и хвост?

0

24

Так редко проявлявший какие бы то ни было эмоции Улькиорра стоял сейчас перед живой девушкой, убрав руки в прорези хакама, и хмурился. Конечно, будь это кто-либо другой, это выражение лица вряд ли можно было бы назвать хмурым. Но для Кватро Эспада слегка сдвинутые брови уже были показателем нарушенного равнодушия. Ему не нравились слова Иноуэ. Кроме того, из лишённой логики речи смысл вычленялся с некоторым трудом. Вопреки обычному требовательному безразличию, Шиффер сейчас видел бессмысленность продолжения выяснения обстоятельств. Однако, причиной тому было не сочувствие девушке - Улькиорре было полностью недоступно это чувство. Причиной такой тактичности было то, что из её слов он продолжил подозревать, что причина не внутренняя, а внешняя.
- Я учту тот факт, что ты не можешь отвечать за свои недавние действия вследствие того, что не сознаёшь их. И, более того, не помнишь событий прошлых дней. - сказанных пленницей слов было достаточно, чтобы сделать вывод о том, что она не врёт. Для логичного Кватро этого было достаточно, чтобы вычеркнуть раздражение, испытанное им вследствие её самовольства. Собственную ошибку это не искупало, но сейчас его это не занимало. Причины такой забывчивости Орихиме были, во-первых, важней и, во-вторых, исправимы, в отличие от событий прошлого дня.
Пока Улькиорра обдумывал первые слова пленницы, она заговорила снова. Сказанное подтверждало предыдущее предположение арранкара. Если от воспоминаний о побеге у неё болела голова, это должно было означать, что причина этого во внешнем воздействии. В ином случае она не желала бы вспомнить произошедшее. Несколько секунд Эспада смотрел, как морщится Иноуэ, держась за виски, и, в несколько шагов подойдя к ней, коснулся её лба. Его взгляд остался равнодушным, но жест выдавал не столь холодное отношение. В её глазах Кватро искал причину головной боли. Но не находил. Складывалось впечатление, что эти воспоминания блокированы.
"Странно. Но, возможно, так даже лучше."
Шиффер убрал руку и вновь отошёл к стене, отстранённо слушая продолжение "сказки". Эта выдуманная история казалась логичному арранкару бредом затуманенного сознания. Но в какой-то момент она зашла слишком далеко.
- Улькиорра-сан, получается, что вы дракон? У вас есть крылья и хвост?
Брови Улькиорры удивлённо вскинулись вверх.
"Рога, крылья и хвост. Почему она подумала об этом? Этого не знает никто."
- Имя моего релиза - "Мурсьелаго", женщина. Летучая мышь. - проговорил Эспада абсолютно ровно. Он не думал о том, почему сказал ей это. Логика разговора требовала ответа. Он не видел ни одной причины подтверждать предположение девушки в прямую. Потому что о втором релизе Шиффера не знал никто.

0

25

В груди стало отчего-то легко, когда ее не стали ни ругать за то, что она оказывается сделала, и оставили расспросы. Иноуэ тихо вдохнула, скрывая слишком явное облегчение. Общество Улькиорры было малоприятным, особенно вот в такие вот моменты, когда он маниакально стремился получить ответ на поставленный вопрос. Порой, Иноуэ казалась, что если она не ответит – то он все равно узнает все сам. Прочитает мысли или еще что-нибудь… А ведь ей порой и самой было так интересно узнать – поставленные Квартой вопросы заставляли думать, искать слова и объяснения для таких простых понятий, для которых и определение то не нужно – потому что и так знаешь что это и для чего. А он не знал. И спрашивал. Смотрел на нее, чуть наклонив на бок голову, своими огромными глазами. Да так, что сразу становилось не уютно, слова и объяснения куда-то пропадали, она путалась, начинала запинаться и отмалчиваться. А потом он опять говорил что-то обидное, доводя ее до слез. Но, вопросы все равно задавал. Порой сложные, а порой простых. Да так, что и не ответишь сразу. Это все равно что пытаться объяснить бедуину из пустыни что такое снег.

Прикосновение к себе было неожиданным и коротким, хотя ей показалось что они смотрели друг на дружку целую вечность. Она не успела не осмыслить его, чтобы отстраниться, не испугаться. Пальцы машинально поджались, но она осталась на месте, удивленно смотря на своего стражника.
- Улькиорра-сан, что вы делаете? – единственное, что она успела выдавить, прежде чем его рука убралась. Она, эта рука, была теплой. Иноуэ осторожно коснулась своего лба в том месте, где недавно были пальцы арранкара. Мысль о том, что Кватро решил, будто у нее была температура и проверял наличие жара была столь же абсурдной, как и потом возникшая картинка того, как Четвертый, сидя во изголовье больного чистит яблоки столовым ножом. Светло-серые глаза девушки стали больше в два раза от удивления, а виновник этого как обычно невозмутимо отошел на свое привычное место у стены и сложил руки в хакама. Впрочем, она его тоже удивила. Орихимэ в легкой, но довольной улыбкой смотрела на то, как ползут вверх черные брови, а сам арранкар чуть-чуть, но все же меняется в лице. Похоже, сегодня у них соревнование на тему кто кого сильнее удивит.

- Мур.. Мурсе.. - Она попыталась повторить, но вышло плохо. Больше всего напоминало мурчание большой кошки, но было отнюдь не так же мило. От того, что догадка про дракона не подтвердилась, Иноуэ даже немного расстроилась, - У летучих мышей нет хвоста… А еще они питаются фруктами и насекомыми, - вспомнился школьный курс биологии, - Хотя в древности считали что в них преврашаются вампиры и пьют человеческую кровь. Но вы ведь не вампир… Хотя кожа у вас такая же белая, но вы теплый, а значит – не мертвый и кровь не пьете. Но, крылья-то у вас все равно есть? Правда? У летучих мышей есть крылья, - она уверенно спустила ноги на ковер и сложила руки на коленях, чуть-чуть игриво, словно в предвкушении чего-то смотря на своего стража, - Большие и перепончатые.

0

26

Одним из однозначно функциональных природных свойств Улькиорры было его абсолютное зрение. Тем более актуальны были способности, напрямую дополняющие зрение - память и аналитическое мышление. Вместе это позволяло производить анализ ситуации и делать достаточно глобальные выводы. Любой ситуации, кроме тех случаев, когда информации для точных выводов однозначно не хватало. И даже тогда Эспада выводил одно приоритетное предположение. Так было с определением способностей Иноуэ Орихиме. Теперь Улькиорра строил предположение о причинах провала в её памяти.
Информации, конечно, было слишком мало. Но кое-что было. Во-первых, такой провал был в чём-то удобен - она не помнила Куросаки Ичиго и других друзей и потому не рвалась назад в Мир Живых. Она оказалась спокойна и довольно послушна. Однако, встретив Куросаки, она вполне помнила его и, очевидно, сознательно шла с ним. Теперь же она вновь с трудом помнит его и полностью не помнит события вчерашнего дня. Так же - страдает сонливостью. Вместе это, скорее всего, говорило о чём-то вроде гипноза. Так или иначе - влиянии извне, действующем временно на её память. Временно, исходя из того, что она не полностью забывает события и в соответствующей ситуации легко вспоминает.
Учитывая тот факт, что последствия нарушений памяти удобны для содержания её в Лас Ночес, Улькиорра склонялся к тому, что влияние извне производится согласно планам Владыки. Однако случайное совпадение полностью исключить можно было только подтвердив теорию. Что и собирался сделать Кватро, как только это будет уместно.
Эти выкладки Шиффер смог полностью построить после того, как, интуитивно ища ответ, прикоснулся к пленнице. Никакой фактической пользы тактильный контакт не приносил, однако давал большую уверенность в понимании испытываемых девушкой эмоций, что позволяло отбросить смысл поиска причины провала в памяти в ней самой.
Пока он анализировал ситуацию, девушка заметно приободрилась. Возможно, её обрадовало завершение расспросов, либо же удивление от прикосновение арранкара вытеснило сонливость. Шиффер склонялся ко второму варианту.
- Я ищу причину нарушений твоей памяти и последующей головной боли. - полноценный ответ вряд ли был для Улькиорры показателем некого уважения к собеседнику. Скорее, он не видел причины не отвечать. К тому же общение обеспечивало возможность больше разобраться в мотивации девушки.
- По информации, которой я располагаю, в Мире Живых существует группа видов летучих мышей, являющихся кровопийцами. Скорее всего, описанные тобой легенды относятся именно к этим видам. - последовала некоторая пауза. Хотя сказать это по выражению лица было сложно, Улькиорра был удивлён и не совсем уверен в том, как должен реагировать. - Если быть точным, релиз арранкаров является олицетворением их истинной сути и зачастую напоминает внешне животных, однако в подавляющем большинстве случаев сходство не абсолютно. - он вновь замолчал и склонил голову немного на бок, решая всё же продолжить. - Да, в релизе я обладаю крыльями. Однако твой повышенный интерес мне не понятен. - Шиффер мог понять любопытство девушки к его релизу как таковому. Но конкретный интерес к крыльям вызывал у него удивление, поскольку на его взгляд крылья были ничем не примечательнее любой другой конечности. Однако, несомненно, весьма полезны.

+1

27

Как только допрос с пристрастием был закончен, можно было вздохнуть с  облегчением, что Иноуэ и сделала. Всегда послушная и спокойная девочка, она еще с младшей школы никому не доставляла проблем, ее никогда не ругали учителя, и никогда не вызывали к директору, как всяких хулиганов, поэтому отвечать на чьи-то точно поставленные вопросы было неприятно. Хотя, однажды ее все же вызвали к директору. Кажется, это было как раз после того, как Куросаки-кун устроил погром на съемках телешоу. Иноуэ улыбнулась, вспомнив ведущего - Дон Канодзи был забавным, а еще добрым - в этом она отчего-то была совершенно уверена. Да, все странности начались именно тогда - тогда она начала чувствовать рядом с собой духов. О том, что все началось еще раньше, когда она встретила дух своего брата, который стал чудовищем, Иноуэ не помнила. Впрочем, как и о многом сейчас. Девушка смотрела на свои ладошки, сжимая их  разжимая. Захотелось посмотреть телевизор, снова смеяться над комедийными шоу, рассказывать потом подругам запомнившиеся шутки. В груди что-то зацарапалось - та жизнь, такая светлая и далекая, интересно, была ли она когда-нибудь на самом деле, или это просто был сон? Бесконечный сон, один из тех, что ей сейчас сняться постоянно. Она уже ни в чем не была уверенна.
Пальцы хранили ощущения собственной кожи, к которой она прикасалась. Их кончики покалывало. Было странно находиться в одной комнате с этим арранкаром, с которым она вечно ссорилась, который доводил ее до слез, а тут вдруг, внезапно - волновался о ее самочувствии. Девушка вздохнула.
- Да, я знаю. Они в Новой Зеландии живут, - зачем арранкару знать, где живут мыши-вампиры? Наверное, незачем. И вряд ли он знает, что такое Новая Зеландия и где она находится. Иноуэ подперла лицо руками, искоса смотря на замершего изваянием у стены Улькиорру.

- Значит, в прошлом вы были летучей мышью? - отчего-то это показалось забавным и девушка даже хихикнула. В голове возник образ такой унылой мыши, которая старательно махая крыльями и сверкая невозмутимыми зелеными глазами, пробирается по ночам в банк крови, чтобы поужинать. Смех стал громче, - Ой, простите... Ха-ха... - она вытерла выступившие слезы, - Я.. Так смешно стало, - она примиряюще улыбнулась и встала с кресла, подходя ближе, - Простите, что засмеялась, - она замялась, но любопытство победило, - Просто.. Это же так здорово! Если у вас есть крылья, значит вы можете летать, - дальше, девушка чувствовала что лучше остановиться, но не могла - уж слишком необыкновенным ей это казалось, - Улькиорра-сан, а вы мне не покажите их?..
Она наклонила голову, прикусив губы и выжидательно смотрела на Кватру. С одной стороны - просьба глупая, с другой стороны - ей очень хотелось посмотреть на Улькиорру с крыльями. Ведь интересно - какие они? Большие или маленькие, кожистые или мягкие, с большими перьями, как у птиц, или совсем не похожие на то, что она раньше видела - покрытые шерстью, или как у бабочек? Иноуэ перемялась с ноги на ногу. Зря она спросила, но слово не воробей. Вылетит - не поймаешь.

+1

28

На последнюю фразу Улькиорры, относящуюся к вопросу, из-за которого он появился в комнате пленницы, Иноуэ не ответила ничего, поставив этим в глазах Шиффера точку в разговоре. По причине произошедшего за последние дни, арранкар должен был прояснить для себя причины поступков пленницы и её мнение по этим событиям. Как только он нашёл ответы на интересующие его вопросы и построил собственное видение ситуации, дальнейшее пребывание его в покоях стало не актуально. Более того, учитывая сформированные планы ближайших действий, он считал излишним продолжение разговора по поводу его релиза и не слишком ясных фантазий девушки.
Изначально, после произошедшего инцидента он должен был остаться у пленницы с целью избежать таких случаев в дальнейшем. Однако эту задачу изменила нумерос, убедившая Кватро взять её в качестве фрассиона. В следствие этого необходимость пребывания с Иноуэ сменилась желательным присмотром за исполнением своих обязанностей Вивой ла Круель. А так же Улькиорра собирался доложить о выводах из разговора с пленницей Владыке и задать ему возникший в процессе вопрос.
Фразу про место обитания летучих мышей арранкар оставил без ответа. Он не был знаком с географией Мира Живых достаточно хорошо, но это упущение он имел возможность исправить. Вопрос же, заданный девушкой, выглядел для Кватро бессмысленным, поскольку ранее он говорил о том, что истинные формы арранкаров имеют весьма меого отличий от живых существ.
Шиффер поневоле вспомнил внешний вид второй стадии своего релиза. Не желая показывать его кому бы то ни было, Улькиорра высвобождал его всего несколько раз. В этом были свои минусы - как бы силён он не был в такой форме, отсутствие тренировок могло сказать в бою, случись вдруг найтись противнику, способному противостоять Эспаде в полной силе.
От размышлений арранкара оторвал смех Иноуэ. На мгновение Шиффер удивился, но потом с тенью раздражения едва заметно свёл брови. Ни одной возможно причины для смеха он не видел. Ни в её словах, ни в своих.
- Почему ты смеёшься, женщина? - спросил он, когда смех уже стих и пленница, встав с дивана, подошла к нему. Её желание увидеть его крылья было ожидаемо для Шиффера, но собственный вопрос был важнее, и потому задан первым.
- По причине твоего любопытства я не стану высвобождать релиз. Более того, первым четверым из Эспады запрещено делать это в пределах Лас Ночес. - без выражения произнёс Кватро и развернулся, чтобы уходить.
- Вскоре сюда вернётся фрассион. - этой фразой он ясно дал понять, что разговор окончен, не поменявшись в лице прошёл по комнате и шагнул за порог, бросив последний взгляд на Орихиме и закрыв дверь, которая тут же исчезла.

0

29

Прозрачный взгляд девичьих глаз был похож на небо - такое высокое, но почему-то затянутое серыми облаками - небо, в которое смотришь, смотришь, смотришь, пытаясь угадать - оно близко или высоко? Можно ли его потрогать или же оно так высоко, что не достать? Вопросы. Много вопросов - она человек, а он любопытен до глупости, потому что в отличие от кошки, которая следует правилу "любопытство превыше всего, до тех пор, пока не опасно", не знает когда ему нужно остановится. И вопросов всегда становится больше, если на них не получаешь ответов - бросаешься дальше, рискуя головой в попытке схватить ускользающее, даже если оно незначительное, типа Белого Кролика. За ним тоже гналась девочка, прежде чем рухнуть в глубокую яму - нашла ли она истину на ее дне? Кто ответит...

- Я...
- с приоткрытыми губами она похожа на резиновую куклу - искусственная, в белом свете словно декорация в дешевом театре - с накрашенными ресницами, нитяными волосами и нарисованными румянами. Смущение заливает краской. Потому, что вопрос задан, а она не знает как на него ответить. Рассказать о своих мыслях? Про летучих мышей, про цикад, яблоки, уроки биологии и школу, в которой она все это узнала? Или, про веселые телешоу, в которых красиво и ярко одетые люди делают нелепые вещи для того чтобы другие улыбались, про мультики для детей, которые показывают утром перед новостями - забавные маленькие человечки, котята, роботы - она всегда смотрела эти серии по десять минут за завтраком, а потом вставала и шла на занятия. А может рассказать про различные школьные мероприятия? Как они в школе делали уголок Ужасов, и ее одноклассник нарядился вампиром и был чем-то похож на Улькиорру, и про то, что тогда все казалось таким же бутафорским, как в ее мыслях. Но будет ли ему понятно и покажется ли смешным маленький вампирчик-летучая мышка? Но, пока она думала, время безвозвратно ушло - лицо, которое она видела перед собой, не выражало ничего. Ровное, словно лист бумаги или стена - ни одного чувства, ни одной зацепки, ни одного ответа... А фраза заместо него - как пощечина. Мурашки по коже рук, плечи непроизвольно съеживаются... Девушка чуть вздрогнула, делая шаг назад и освобождая проход. Серое небо ее глаз заволокло тяжелыми облаками - грузными, темными, полными дождевых капель-слез. Ей всегда, всегда было так обидно, смотреть на белую спину посредине разговора, ни одного слова, которое хотя бы будет похожего на нормальный разговор...

Проход закрылся, оставляя ее одну. Если потрогать стену - она такая же холодная и твердая, как все остальные - ничего похожего на дверь. Иноуэ села обратно на диван, подтягивая к себе коленки - кусая от обиды губы, чтобы не расплакаться. Она задавала много вопросов - про себя и в слух, но только разжигала любопытство, потому что не получала на них ответа. "Разве любопытство - это плохо?" или - "Почему нельзя?" Рыжая головка запрокинулась назад, на спинку дивана - она снова была одна, и единственное что можно было делать - это снова спать.
- Интересно, а эта девушка любит комедийные шоу? - новый вопрос и кто ответит на него? Она знала, что арранкары могут и веселится и улыбаться - сразу вспоминался Гриммджоу с его первобытным весельем, но вдруг эта девушка такая же как и Улькиорра? Уж лучше тогда попросится к Владыке - он пугает, но хотя бы говорит с ней. Потому что иначе, в этой тиши, в этом мире без света и памяти, она скоро совсем себя забудет, в полном молчании... Без ответов.

+1

30

The End

0


Вы здесь » Bleach World » Flash » Без ответов