Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Центральный парк


Центральный парк

Сообщений 21 страница 40 из 126

21

У меня есть одна особенность - когда идет схватка, когда кровь выкипает в жилах, бессильно замкнутая в теле, и кипящими фонтанчиками выплескивается наружу, когда клинки вспарывают воздух, и высекали искры друг из друга, или же с треском рассекают плоть врага, а адреналин взрывает голову горячими волнами счастья - я не ощущаю боли. Вовсе.
И вот, сейчас, окровавленный и обожженный, истерзанный, истрепанный, я стою и усмехаюсь в лицо своему противнику, что все-таки каким-то чудом остановил мой клинок, пусть уже и впившийся в его тело.
- Как тебя зовут, шинигами? - произнес он, глядя мне в глаза.
Я прямо ответил на его взгляд, и ответил:
А я не сказал? Извини, мне следовало бы сказать раньше. Джуичибантай тайчо, Зараки Кенпачи! - извинился я на полном серьезе. Есть немного правил, которых я придерживаюсь, и это - одно из них. Я сам создал его... называй имя врагу, что бы он знал, кто победит его. Или - кого победит он.
Теперь, со всеми формальностями было покончено. Мой меч увяз в клинке Арона, и сейчас я должен либо разорвать блок, либо...
Либо. Парень все еще держал свой меч двумя руками, а я - все еще одной. Левая у меня была свободна.
Я усмехнулся, и ударил прямым снизу парня прямо в лицо - одновременно, используя сцепившиеся мечи как опору - ногой в грудь...
Первый удар был обманным, а вот второй в такой позиции был почти не возможен - но только не для меня. В бою я всегда доверяю инстинктам, и если я хочу нанести какой-то удар, то значит, я могу это сделать. Мысль о невозможной атаке или обороне просто не всплывет, сама моя суть знает, как надо сражаться...
Ослепительная вспышка рейацу прямо в упор - вокруг кулак летящего в лицо - и нога, бьющая поддых, долей секунды позднее.
Все-таки, парень мне все еще нужен живым. Иначе я бы ударил по другому...
Если ты сейчас не сможешь уклониться - ты проиграл. Если сможешь - тем лучше! Я смогу еще продлить этот замечательный бой! - я все еще радовался схватке, и все еще ухмылялся, глядя прямо в лицо Арону.

+1

22

Арон чувствовал, как неумолимо уходили силы. Слишком много энергии утекло за последние несколько минут, и слишком тяжело давалась борьба чрез силу, превозмогая боль и ранения. Жар схватки, кипящий в крови адреналин и боевой дух, уже не мог достаточно поддерживать, и его заряд, уже не мог восполнить столь нужные силы, утекающие, словно вода через горлышко открытого бутыля.
Треснувшая у основания скулы маска, была подтверждением того, что и пустой держался из последних сил. Вернее, его держал Арон, силой воли и ментальными приемами, дабы не потерять столь ценную сейчас реяцу и не отпускать черную сущность до последнего.
Арон понимал, что эти минуты – последние, в сражении. И видимо, удача была сегодня не на его стороне.
Похоже, противник вновь делал свой ход. Уже виденный доселе маневр с руками читался, а концентрация реяцу прожигала в пространстве след, явно обнаруживая свою траекторию.
Постаравшись сконцентрироваться и не обращать внимания на боль и раны, Арон сузил свое мировосприятие до конкретной ситуации. Все другие ощущения отошли на второй план – сейчас его целью был приближающийся кулак врага, а так же выход из положения.
Положение же, ухудшалось не только запасом времени для реакции и обдумывания – когда все решения происходили почти инстинктивно. Но и оставшимися силами, которые нельзя было расходовать впустую.
Нырок влево, от разящего кулака, и сильный взмах рукой вверх, сквозь напряжение со стороны держащего свой меч капитана – для освобождения застрявшего занпакто.
Финт отдался выхаркиванием сгустка крови, каплями стекающего по маске – зазубренное лезвие покидало тело вайзарда, даря совершенно острую гамму ощущений. И в тот же момент, Арона настиг внезапный, сокрушающий удар ногой.
Застигнутый врасплох, парень ощутил его полностью. Не погашенный ничем урон глухо отдавался в теле, неспособным блокировать даже его часть с помощью реяцу.
Вспышка духовной силы, от соприкосновения удара с телом, и отлетающий по инерции назад, бывший шинигами, орошает воздух струйками крови, из открывшихся ран.
В этот момент, парень понял, что достиг своего предела. Свинцовое тело ощущалось литым, словно из металла, а тяжелые конечности еле слушались.
Остатка сил, возможно, хватило бы, что бы подняться. Возможно, что бы напасть в финальной атаке. Но все это не шло бы от души. Это не было бы тем «финальным аккордом», который бы удовлетворил поражение вайзарда – который ощутил бы себя выложившимся на все сто процентов, и отдавшимся поединку до конца, со всей душой. Будучи с чистой совестью, как перед собой, так и перед своим партнером – духовным мечом.
Падая на землю, Арон попытался сбалансировать, приземляясь на бок. Клубы поднятой пыли, через секунду рассеялись от концентрируемой в дрожащей вытянутой руке, красной реяцу в ладони. Лопающаяся маска уже спадала с лица парня белыми хлопьями, лишь части у глаз, задержались на мгновение. На то мгновение, когда все последние остатки сил были брошены в порыв души. И открывшееся лицо, показало уставшую, потрепанную, но удовлетворенную улыбку.
Что было после этого – Арон не знал. Сразу после выстрела серо, его сознание отключилось. Медленно закрывающиеся глаза погружались в беспамятство, а тело распластывалось оземь. До сих пор зажатый в руке занпакто, уже спустя пол минуты, заструился источаемой духовной силой, переходя в невоплощенную форму.

+1

23

Я зауважал парня. Даже проигрывая, он не сдавался. Кто другой, рухнул бы лицом в землю, сохраняя последние остатки жизни. Но не он. Он - из последних сил, выкачиваю последние остатки своей энергии - вскинул руки. Его маска лопнула, брызнула осколками, и - в меня ударило серо.
Впрочем, я был еще более упорен, чем он. Он должен был выполнить наш договор...
Алый луч вновь встретился с моим мечом. Дикое пламя расплело мои волосы, на которых еще от предыдущего серо не осталось бубенцов, и растрепало шипы.
Ответный удар, нанесенный во всю силу, разрезал серо на две части, и развеял алую энергию, окончательно загубив многострадальный участок парка.
Когда все спало, я увидел его, уже без шикая, лежащего на земле, без сознания. Сейчас начиналось самое сложное...
Я покачнулся, убрал меч в ножны, и шлепнулся на землю - минута перекура...

Мои раны уже перестали кровоточить. Я подошел к Арону, оторвал от отрепьев парня куски ткани, и замотал его на скорую руку, после чего, аккуратно приподняв, схоронил в ближайших кустах. Его ослабшее рейацу должно почти не ощущаться - тем более, на общем фоне моего.
Черная бабочка села на мою руку.
Капитан 11 отряда Зараки Кенпачи. Выслать в Генсей, Каракура, центральный парк, прямо ко мне группу зачистки территории. И аптечку прихватите. - сказав так, я открыл Сенкаймон, и выпустил бабочку, несущую послание для шинигами.
После наших с Ароном развлечений срочно требовалось прибраться.

Пока что, я проверил, надежно ли укрыт парень, и пошел искать свою повязку. Хорошо, что монстр, созданный в двенадцатом отряде, был регенерирующим - два куска повязки сползлись вместе, и сейчас увлеченно срастались.
Я поднял почти заросшую повязку, и нацепил на голову. Растрепанные волосы бились по ветру - теперь у меня не осталось шипов...
Монстр тихо жужжал, срастаясь.

Открылся Сенкаймон, и бригада из мокрозадов четвертого и двенадцатого с большой походно-полевой аптечкой и инвентарем на перевес вбежала в парк.
Зараки-тайчо!
Я перебил их:
Давайте сюда аптечку и займитесь делом!
Отобрав у паренька аптечку, я ушел в сторону кустов, где был спрятан Арон, и стал демонстративно перевязывать свои раны.
Бригада, тем временем, зачищала местность - с помощью какой-то хрени зачищала память всем в радиусе километра, латала дорожки, убирала поваленные деревья...
Сделав, наконец, свое черное дело, они ткнули мне бумажку, где я должен был расписаться о принятии работ. Взял ручку, чиркнул иероглифы "Кенпачи", и проводил их взглядом, убегающих во Врата, соединяющие Миры.

Пришло время занять Ароном.
Я - благо опыт был, я всегда сам себя стараюсь латать - начал спокойно перевязывать, зашивать раны, поливать антисептиком измочаленного противника. Попутно - высыпал ему в глотку полный витаминный и тонизирующий комплекс. Теперь - точно не помрет.

Оставалось только ждать, когда Арон очнется...

+1

24

Погасшее сознание провалилось в темноту беспамятства. Лишь отдаленными частичками сохраненных чувств, переживаемое ощущалось вереницей смутных образов. Картины недавнего сражения сменялись лицами прошлого, утекая и смешиваясь в темноте, едва лишь сохранив четкий образ.
Общий след ощущений содержал долю досады. Все же, несмотря на то, что такой финал был вполне предугадываемым и возможным, парень верил в свои силы до конца. Это было не разочарование… Скорее, просто голос натуры, отказывающейся признавать свое поражение до самого конца. И воспринимающей его как удар перчаткой по лицу.
В прочем, когда в поединке на кону жизнь – все идет немного по-другому. Но этот поединок был не обычной ординарной схваткой. Соперник был совершенно не простым орешком, и на этот счет душа парня была спокойна – проигрыш такому оппоненту, не был позорным.
Прояснившееся сознание выхватило смутно проявляющиеся очертания, до боли знакомого места. Внутренний мир был, как всегда мрачен, и стоящая, величественная тишина глубины черного дна, казалось, не нарушится никогда, что бы ни происходило снаружи.
Потрескавшиеся стены ущелья, и словно клыки дракона, нависающие сверху, отколовшиеся куски породы, устремлялись ввысь. Их очертания ясно выделялись в вечных сумерках, под воздействием мерцающего, зеленоватого света мха, грибов и изредка парящих в воздухе мотыльков.
Ступая по дну, Арон шел, ища обитателей этого чуждого, и в то же время самого родного места. Вылетающие изо рта облачка пара и пробегающие по спине мушарки были эффектом царящей вокруг прохлады, так приятно покалывающей кожу. Шуршащий под ногами песок, отдавался странным ощущением, заставляя пробегать холодку по спине, и дополняя фееричную картину этого мира. И, пожалуй, это было единственным местом, где Арон мог бы чувствовать себя в полной безопасности, ощущая тепло в душе и уверенность, несмотря на царящий вокруг недружелюбный пейзаж.
Наконец, один человек нашелся. Хотя, человеком внутреннего пустого, можно было бы назвать с очень большой натяжкой. Сидящая на камне фигура склонила голову, а его аура была слаба и содержала негативные оттенки.
На вопрос Арона, «Чего насупился?», холлоу ничего не ответил, проигнорировав появление парня. В прочем, под действием пристального взгляда, он все же поднял голову, обратив на него взгляд блестящих, желтых глаз.
- Меня – не устраивает сегодняшнее. – Голос холлоу был непривычно тих. Обычные возбужденные, дерзкие нотки отсутствовали. И в нем чувствовалась… Обида?...
- Я – выложился на все сто. И дал тебе все мои силы. Так в чем проблема? – Металлический голос отдавался гулким эхом в тишине ущелья.
Они оба участвовали в этом. И оба были в курсе происходящего. И оба понимали, против кого, и как сражались. Это было видно не только по взгляду – это чувствовалось внутри. И раз холлоу считал, что дело были не в удаче или противнике в целом – значит, он точно думал, что Арон не сделал все, что мог. На что был способен. И Арон это понимал. Так же, как и то, что переубеждать было бесполезно. Но и игнорировать эти слова, он так же, не мог.
- Мой банкай не завершен. Использовать его не было смысла. – Говоря эти слова, Арон так же подтверждал, что проигрыш лежал на нем. В прочем, он этого и не отрицал. Его уверенность в том, что он поступал правильно и сделал все возможное, так же не испарилась. И слепого внутреннего отрицания проигрыша не было – он все прекрасно осознавал.
- Ты сам знаешь, какие у меня были противники. И ты в курсе, что такой уровень у меня был впервые. – Выждав небольшую паузу, сев в позу лотоса, Арон продолжил. – И ты прекрасно видишь, что я шел по своему пути.
- Тьфу. – Отвернув голову, досадно сплюнул холлоу. – Ты проиграл! И твой путь оказался ничем не лучше доли побежденного слабака! Твоя гордость и честь, бесстрашие, оказались пустым местом! – Оба собеседника напряженно замолчали. Оба имели свою точку зрения, и оба знали, что споры ни к чему не приведут. Наконец, после минутного молчания, Арон вновь обратился к холлоу. Его голос был серьезен, но напряженность утихла. В конце концов, сейчас была не та ситуация, в которой ссора была бы выходом.
- Если ты считаешь, что мой банкай был так необходим. И ты считаешь, что противники такого уровня нам по зубам. Так может, нам стоит продолжить его развивать?
- Ха! Не мели чепухи. Ты столько лет его тренировал, что бы обрести форму, и хочешь сказать, что сможешь раскрыть его полностью? – Насмешливый тон холлоу, был вполне понятен. Арон встал, разминая затекшее тело. Он чувствовал, что концентрация в этом мире начинает слабеть, и что скоро, его вновь поглотит беспамятство. И неизвестно, когда, и сможет ли вообще, он вновь вернуться сюда.
- Тогда, ты не помогал нашим с Nebel тренировкам. Более того, ты шел «из под палки». Скажешь не так? – Отведенный в сторону взгляд собеседника и молчание, было вполне утвердительным ответом.
- Если ты сам этого захочешь, и приложишь свои усилия. К нашим тренировкам. У нас все получится. – Уверенный тон сопровождал речь Арона. Внезапно, очертания окружающего начали таять. Удивленный возглас пустого был прерван последним напутствием вайзарда.
- Я буду идти по своему пути. И если ты хочешь видеть в нем банкай – не стой в стороне.
И вновь разум поглотила мгла. Арон не знал, сколько прошло времени, но когда уставшие глаза приоткрылись, взору предстал мир живых. Как и чертовски приятные ощущения тела. Прокашлявшись, Арон слегка приподнялся. Свинцовые конечности, гудящая голова и жгущие раны отнюдь не дарили приятные эмоции. Но он был жив. И этого было достаточно. В прочем, когда мгновение спустя, начальный туман, застилающий мозг, немного развеялся, парень понял, что его раны обработаны, и, похоже, не представляют сильной угрозы жизни.
Удивленный взгляд пробежался по местности вокруг – и наткнулся на недавнего соперника, спокойно сидящего рядом.

Отредактировано Aron (2008-06-29 16:15:39)

+1

25

Пока Арон приходил в себя, я пытался договориться с мечом. Однако, железяка молчала. Я много чего говорил - про истинную радость битв, про общность, про то, что мы все таки можем попробовать упиваться насилием вместе...
Меч молчал.
А жаль.
Тем временем, Арон тихо закашлял, и я обратил на очнувшегося парня внимание. Его взгляд был... вопрошающим.
Чего вылупился? Забыл договор? Ты мне еще должен поисковиком рейацу поработать, если забыл.
Прояснив, как мне казалось, таким образом ситуацию, я усмехнулся, и произнес:
Ну что, в состоянии сейчас встать, или мне тебя тащить придется?
На самом деле, ситуация меня забавляла. Парень получил шанс стать сильнее, оставшись в живых. Может, он поймет что-то еще, и открыв новые силы, сможет вновь выйти на бой против меня.
Я задумчиво почесал заклеенную пластырем щеку, и провел рукой по расплетенным волосам.
Итак, я, думаю, никому ничего не скажу, скажу, что наткнулся на порождение врат, и все дела. Наткнулся - и убил, а они сразу рассыпались в духовные частицы И все. Негоже паренька сдавать, все таки.
Я спокойно ждал реакции Арона. Делать было нечего.

0

26

Скептически поднятая вверх бровь, и Арон устало улыбнулся, слегка усмехаясь и опуская глаза. Похоже, капитан вел себя достойно, по отношению к сопернику. И тем паче – побежденному. В прочем, это прослеживалось на протяжении всего их знакомства.
Великодушие капитана 11 не выглядело пафосным и не пахло снобизмом. Но идущим от глубины убеждений и души. Это парень чувствовал нутром. И такое отношение вызывало уважение.
Арон был не из того типа людей, что просто слепо преклонялись перед силой и мощью. Что бы проникнуться чьей-то личностью, этого было мало. Но правда говорят, человек познается в бою. И этот шинигами завоевал его уважение.
Вайзард окинул взглядом местность, в поиске самой дорогой вещи. Лежащий рядом занпакто, поблескивал в бледных, утренних лучах солнца. Кажется, он пробыл в отключке не так уж долго, следующая фаза дня еще не наступила.
Парень уперся руками в землю, напрягаясь. Еще свежие, раны отдались режущим, обжигающим ощущением боли. Но разве кто-то здесь сделан из сахара? К тому же, у Арона было четкое, можно даже сказать, упрямое, желание вернуть долг. И разумеется, не в состоянии потерпевшего. Несмотря на их сделку, вначале, он искренне считал сохраненную ему жизнь одолжением. И раз карта не легла, винить было некого. К тому же, это был вопрос чести – так что выполнить обещанное, он должен был несмотря ни на что. Даже, если бы это сулило предполагаемыми неприятностями.
Стиснув скрипнувшие от напряжения зубы, парень поднимался. Выпрямившаяся во весь рост фигура, покачнувшись, на мгновение замерла, переводя дух.
Утерев тыльной сторону руки выступивший на лице пот, Арон обратился к тайчо.
- Кажется, идти смогу. – Направившись в сторону лежащего неподалеку занпакто, парень замер -  каждый шаг отдавался эхом боли, а особо шустрый заставил потемнеть в глазах.
Вдох, выдох, вдох – выдох. Подцепив ногой, Арон подбросил меч в воздух, поймав его на уровне груди. Прохладный металл так привычно лег в руку, и парень сразу же почувствовал себя увереннее.
Заправив занпакто за пояс, Арон вновь обернулся к Кемпачи.
- Правда, вряд ли смогу держать быстрый темп.

0

27

Туман наползал на отремонтированный парк. Барьер спал, и сонные как осенние мухи люди вновь стали ползать где-то вдалеке.
А ведь один из них может оказаться сильным, как Ичиго. Может, может. И прийти к нам может, стать сильным, и сразиться со мной... Было бы неплохо, если та сила, которая тут гремела, разбудила того, кто мог бы оказаться тут. Если, он, конечно, тут оказался.
Я спокойно встал, не обращая внимания на саднящую боль в порезах, что вернулась ко мне, когда адреналин схватки пропал, заткнул меч за пояс и подошел к Арону. Вообще, хорошо, что он стоит на ногах - мне не придется тащить его...
И вообще. Куда там мне надо то было....?
Ты знаешь местечко под названием Urahara Shouten? Если нет, то просто отведи меня к скоплению. рейацу капитанских уровней. - решил я, и приготовился отправляться.
Саднение в ранах прекратилось, зато теперь они жутко чесались, срастаясь. Было неприятно, но чесаться было нельзя - сделал бы еще хуже, и если меня настигнет новый бой, то получать удовольствие от схватки, когда у тебя саднит и чешется все тело, было бы сложней. По началу, конечно, пока все чувства кроме истинной радости боя не пропали бы.
Боль - это лишь вопрос силы духа. Схватку выиграет тот, кто сможет перетерпеть большие страдания, не прекращая борьбы. - Я внезапно вспомнил собственные наставления отряду, которые порой давал, что бы эти мокрозады не распоясывались не расслаблялись.
Ну че, веди, Арон. Я уже застоялся. Так и быть, гнать не буду, иди как можешь - мне тебя пол дороги на ручках тащить не светит...
...Поскольку ты у нас не Ячиру, что бы на мне кататься.
Я спокойно стоял, ожидая реакции парня.
Небо было затянуто низкими тучами, что предвещали ливень, по земле стелился туман и пахло сыростью. Воздух был влажен - и бинты начали промокать, впрочем, это было к лучшему - влага холодила раны, усмиряя зуд.
Я спокойно оторвал от изрезанного рукава лоскут, на начал собирать расплетенные волосы в хвост, ожидая вердикта Арона - куда нам направляться.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2008-07-10 20:54:01)

0

28

Где то вдалеке, в глубине сознания парня, пробежала неприятная мысль. Как легкий разряд, она щелкнула, тут же потухнув. Эта ассоциация с названием была достаточно пугающей, но, в то же время безрассудной, так что Арон не придал этому никакого значения.
- Urahara Shouten? Первый раз слышу. – Затем Арон добавил, чуть тише. - Я здесь недавно, так что город совсем не знаю. – Пробежавшая по лицу вайзарда тень нахмуренности, сменилась напряженной концентрацией. Арон прикрыл глаза, стараясь переключиться на духовный фон города и «ощупать» местность, не обращая внимания на физические ощущения тела, явно не способствующие духовной концентрации.
Перед глазами возникло так знакомое «поле». Этот набор чувств и ощущений буквально составлял визуальную картинку образов и силуэтов духовной силы. Конечно, достаточно тривиально, но, тем не менее, идущее от различных объектов реяцу, отражало вспышки огоньков в разуме парня. Он даже мог различить их цветовой фон и форму, последнее помогало определить происхождение хозяина реяцу. А так же издаваемый, своеобразный шум – колебания духовной силы в пространстве. В прочем – такое восприятие было вполне типично для шинигами.
Параллельно, Арон хмуро думал, что встреча с реяцу капитанских уровней была именно тем, чего так опасался парень. И из-за чего, собственно, и решился на бой с Зараки. Но, как бы, то, ни было неприятно и нежелательно, Арону предстояло это сделать. И по вполне очевидным для него причинам.
Напряженный разум усердно «сканировал» уличные кварталы. До этого, общий духовный шумовой фон Каракуры поразил вайзарда, и тот не сразу привык к царящему обилию вспышек реяцу и общей насыщенности. И посему, ему далеко не бросались в глаза какие-либо вспышки духовной активности. Но сейчас, вынужденный тщательно ощупать местность, Арон наткнулся на некую аномалию. Ее зловещая аура и жутковатая реяцу разительно выделялась на фоне нескольких кварталов. И более того, рядом с ней, похоже, находились несколько довольно внушительных реяцу. Арон знал привычки шинигами скрывать свою духовную силу, и мог «на глазок» определить уровень скрывающегося, по следам методов его техники маскировки. И, похоже, неизвестные были как раз теми, кого искал Кемпачи.
Открыв глаза, Арон хмуро прищурился. Сдвинутые брови и серьезный взгляд обратился на Кемпачи.
- Надеюсь. Ты искал союзников. – Выждав несколько мгновений, черновласый продолжил. Его голос был не менее серьезен, как и общий вид
- Потому что в нескольких кварталах отсюда. Находиться какая-то непонятная штука с чертовски нехорошей аурой. А рядом с ней – несколько капитанского уровня реяцу. В прочем. – Уже достаточно расслабленно и ехидно заметил он. - В любом случае. Разбираться с ними уже твоя забота. – И, слегка покачнувшись, развернувшись, Арон поплелся в сторону намеченного центра аномалии. Где же и находилась их цель.
Ксо… Ладно, вернусь за вещами позже… Все равно сейчас на это нет ни времени ни сил. – Думая про оставленный рюкзак со своими пожитками, хоть и умело спрятанными, Арон переживал за свое имущество, шагая по улице и набирая шаг. Что хоть и давалось с усердием, но было необходимо.

---->> Жилой Район--->>> Улицы.

0

29

Союзников? Ну, что-то в таком роде. - я усмехнулся. На самом то деле, я не считал ни долбанутого на весь мозг Маюри, ни высокомерную с*чку Сой Фонг своими соязниками. Я их ТЕРПЕЛ, скажем так.
Разумеется, я несколько огорчился тем, что меня не могут отвести к Урахаре. Он, по крайней мере, был полезен. Но - не сраслось дак не сраслось. Из слов АРона я понял, что остальные капитаны сейчас у персловутых Адских Врат. Значит, нам туда дорога.
Ну давай, веди, что ли... Там метров за пятьсот ткнеш пальцем и иди спокойно. Дальше я сам дойду. Не спалят, не ссы. Моя рейацу твое ослабевшее глушить должно, по идее то. Вообщем, прикдывайся ковриком на меом фоне и не оствечивай - и все на мази.
Я усмехнулся. Все таки, я хотел дать парню шнас раскрыть весь потенциал, стать сильней и вновь сразиться со мною. Я ведь даже не снял предел при бою с ним, но думаю, он способен на большее. Потенциально.
Я усехнулся, и спокойно проселдовал за уходящим Ароном.
---------Улицы

0

30

Уэко Мундо-->Тронный зал-->
Ичиго и не сразу понял что случилось. Задумался очень рыжий. Глазам цвета молочного шоколада предстало не самое приятное зрелище. Недошинигами покачнулся, но устоял на ногах, растерянно глядя на группу зачистки территории, на разрушенный парк.
- Какого...?! - выдавил из себя рыжик, растерянно рассматривая все это.
"Кто мог это сделать?!"
Да, молодой человек до сих пор плохо ощущал чужое рейацу. Ну и что с того? Его долг - защищать. Серьезный парень, серьезно настроенный. Что еще-то надо? Правильно, вера в себя самого. А она сейчас присутствовала.
- Что тут произошло?! - увидеть Каракуру, свой родной город в таком состоянии... Да, бедный, бедный парень. Но нужно верить в силы Готей-13. Они тут все подчистят. И все будет как прежде. Вздохнув, осознав это, рыжик начал оглядывать по сторонам. Вон Ренджи уже идит на заднице, пытаясь собрать свои волосы в нормальный хвостик не прибегая к помощи геля. Только вот Иноэ нет... Кулаки сами собой сжимаются...
"Какой же я идиот..."
И эта пустота внутри, нет ехидного голоса... И не ощущается силы... силы, которую почти что безвозмездно даровал этот наглый Пустой. Осталось лишь пустота, одиночество... Ичиго уже привык к этому странному типу. И теперь нужно его вернуть. Иначе... Иначе не будет совсем ничего! И он, Куросаки Ичиго, не сможет ничего сделать для своих друзей.
Сейчас юноша стоял с опущенной головой, карие глаза потускнели, кулаки сжаты, плечи опущены. Но ведь из-за какого-то промаха (пусть и очень-очень большого и значительного) не стоит опускать руки! Следует поговорить... Но с кем?! С Урахарой, конечно. Этот старик всегда его выручал, пусть и не самыми обычными способами, конечно....

0

31

Уэко Мундо, Тронный зал-->

Хисаги глубоко вдохнул, будто охотник за жемчужинами только что вынырнувший из воды после шестиминутного кислородного голодания. Всякого рода насаждения перед глазами отчего-то очень радовали, а в бошке, как после одной из пьянок в обществе дзюбантай и санбантай фукутайчо ощущалась большая дыра, такая же пустая и такая же черная как у Холлоу. Какой сейчас день? Число? Какого он все еще в Каракуре? Почему Ичиго стоит, понурившись в паре метров от него? А Ренджи? А Кучики? А все остальные? Неужели пили? Брови от изумления сами собой поползли на лоб, как бравый мальчуган на дерево за зелеными яблоками. Нет, тогда бы не было Уноханы, хотя… Стоп. Остановив поток глупых мыслей, и вернув нормальное выражение лица, Шухей глядя на девушек (Рукию)… бабушек (Ретсу)… не важно. Задался иным совершенно на его взгляд закономерным вопросом: а они вообще живы? Он дернул плечом и, подняв с земли палочку, осторожно тыкнул лежащую неподалеку наследницу великого клана, после чего, осознав весь идиотизм этого действия, додумался нащупать пульс. Так здесь все нормально. Лейтенант поднялся на ноги и вопрошающе посмотрел на Ичиго
- А что произошло? – он неоднозначно кивнул в сторону очухивающихся шинигами. У некоторых… У Абараи. Вид был потрепанный. В мозг опять полезли глупости. Может он подрался с Ичиго из-за Рукии, та бросилась их разнимать, тут прибежал я увидел все это и решил помочь? В итоге все друг друга вырубили банкаями и шикаями, в СС узнали и прислали Унохану-тайчо нас лечить? А она упала в обморок с… со смеху?
- Шухей - сан тебе надо смотреть меньше бразильских сериалов – приторным голосом с немалой долей насмешки подметил Эноки.
- Я их не смотрю! – возмутился, сама строгость Хисаги – ну только «Земля любви, земля надежды», но ты, же сам всех его героев поименно знаешь!!! Да и вообще я тогда был молод и глуп…
- Это было год назад фукутайчо-доно~.. – лейтенант прям шкурой чувствовал, как эта редька переросток сейчас ехидно ухмыляется – а у меня просто не было выбора «смотреть или не смотреть»
- Так все умолкни, а то сейчас дятлов натравлю! – вскипел Шухей
- К твоему сведению дятлы не губят а лишь лечат деревья – усмешка
- Вот они как раз и вылечат твой геморрой… - пробурчал Хисаги озабоченный порванными таби
- Нахал! – оскорбленный подобным невежеством зампакто скрылся в глубинах сознания.

+2

32

Уэко Мундо-->Тронный зал-->

Голова трещала. Изрядно так...
"Видать кто-то хорошо приложил... Или приложился..."
Помотав головой, Абарай заметил Ичиго, отчего-то опять впавшего в уныние. Врезать бы ему, да совесть, видать, сегодня не позволит. Стоп, а собственно, чего они в парке-то делают, огда надо отчитываться?! Тихо выругавшись себе под нос своим грозным рычанием. И тут был замечен Шуухей.
- О-па... Какими судьбами? - вопросом на вопрос ответил Абарай, глядя на Хисаги. И тут до шинигами с ананасоподобной прической (в большей части времени) дошло. Этой самой прически у него нет. Ну, волосы на месте, а вот так тщательно зализиваемый хвостик почему-то распщен.
- Непорядок... Что мы делали? - задал интерисующий вопрос лейтенант. А может уже и бывший. Хотя об этом думать не хотелось. Точно, они были в Уэко.
- Где Забимару?! - прорычал лейтенант, облапывая свои бедра и спину в поиске меча. В глазах загорелись опасные огоньки, не дай бог кому было одойти сейчас к нему - мало ли, вдруг укусит?!
Ичиго видимо находился в прострации и думал о чем-то своем. Ренжи от души залепил ему оплеуху. Временно послав совесть куда-подальше. Ичиго это явно не устроило, зато вполне устроило Абарая, который довольно оскалился, пусть и частично, но отведя душу.

0

33

Перед глазами было очень светло. Невероятно как в случае того, если бы она заснула в госпитале, или у себя в кабинете, или в архиве, или… Свет просачивался сквозь закрытые веки назойливо, словно муха, летающая над забытым давно на столе куском мяса. Это становилось практически невыносимым. Медленно раскрытые веки не явили ей ничего необычного, только слепящий круг и неясный отблеск движения где-то сбоку. Тайчо резко села борясь с головокружением. В глазах потемнело от притока крови, а  во  рту появился неприятный медный привкус. Черная голова тяжело повернулась в сторону движения и  обнаружила как всегда не в меру активного лейтенанта шестого отряда отчего то  распустившего волосы, повалявшегося в грязи и совсем не дружественно трясущего Куросаки Ичиго. Унохана несколько раз моргнула, списав все странности на еще не восстановившееся зрение. Однако, когда она открыла глаза картина осталась неизменной:
- Абарайи-фукутайчо! Прекратите немедленно этот цирк, - слова сорвались с языка раньше чем она успела обдумать всю ситуацию. Судя по ее ощущениям, они были в Генсейе, но вот причина… Тайчо тихо вздохнула, закрывая глаза, медленно возвращаясь по виткам памяти обратно в прошлое. Она хорошо помнила, что случилось у башни, помнила Миназуки у собственного горла и открытый проход, а дальше… Комната, абсолютно белаю, всплески рейацу, улыбающийся Гин… Глаза распахиваются, чтобы лишний раз убедиться. Генсей. Но как? Она точно была в Уэко, она помнит комнату, помнит разговор с Гином, но..  Если она была в Уэко, она не могла не видеться с Соуске, не могла не говорить с ним. Они друг другу слишком не доверяли с самого начала, слишком. Такого просто не могло не быть, значит, разговор все же был, но почему она не помнит? Все попытки прорваться сквозь опутавший память туман отзывались болью и дурным чувством тошноты…Что то произошло там, в мире Пустых. Между ее прибытием и разговором с Ичимару и после него, что то, что она не помнит. Что она не должна была помнить? Знания не могла пропасть сами. Гипноз? Кидо? Позже она разберется, а сейчас нужно вернуться домой, а ей…Ей еще предстоит  выполнить свое обещание. Маленькая ручка сжимает узорную заколку на волосах. Другую, не ее. Это плата со стороны Гина, а ее еще впереди:
- Доложите обстановку, - временный шинигами Ичиго тоже здесь и озирается по сторонам с видом потерянного ребенка, Ренжи явно не понимает что к чему, Рукия без сознания, а Шуухей…Что он то здесь делает? С этой троицей все понятно. Куросаки, как она помнила, в тот момент был на стороне врага, а эта парочка наверняка вызвалась его «спасать»…Что тут делает лейтенант девятого отряда, было загадкой. Отправлен главнокомандующем для присмотра? Вряд ли…
- Абакайи-фукутайчо, Хисаги-фукутайчо, - женщина внимательно выслушала доклад. Им всем подчистили память, но может кто-то помнит тоже что-то отдельное? Как она, – Вы сейчас направитесь в Сообщество, взяв с собой Кучики Рукию. По прибытию, Абарайи-кун, пожалуйста, отнесите ее в мой отряд, а вы, Хисаги-кун направитесь в со-тайчо.  Мы все точно были в Уэко Мундо, и нам всем подчистили память про помощи неизвестного мне Кидо. Скажите об этом главнокомандующему и далее действовать будете согласно его указаниям.
Двойные фусама разошлись, выпуская стелющийся туман. Портал открылся неожиданно легко, хотя она думала будут трудности. Ей очень не нравилась рейяцу, наполнившая мир Живых. Она была странной, пугающей, опасной, иной… Капитан никогда прежде не сталкивалась ни с чем подобным, более этого она обнаружила рейяцу Хитсугайи-тайчо, Сой Фон и Зараки, а это вообще выходило за все рамки. Неподалеку от капитана второго отряда был еще и Урахара. Мир сошел с ума, а мы ничего не можем сделать, а еще и этот рыжий мальчишка. Она больше не чувствовала той злой силы, что была в нем раньше, да и желания сражаться тоже. Он наверное, захочет пойти с друзьями в Сейрентей, но там ему сейчас лучше не появляться. Ямамлто-со-тайчо не любит неожиданных сюрпризов, а выходка рыжего и появление его в Сообществе с арранкаром были немного…через чур…Однако сейчас, это растерянное дитя совсем не походило на чудовище способное только на разрушение.
- Куросаки Ичиго, - темные глаза находят тонкую мальчишью фигурку, - Вы останетесь в Каракуре. В городе происходят странные вещи, я чувствую злобу и страх. Вы были поставлены защищать это место, и теперь, когда сюда пришла война, исполните свой долг. С вашими друзьями все будет в порядке, а Сообщество способно и само защитить себя. Не стоит испытывать судьбу снова и снова, оставайтесь здесь пока не закончиться война, повременив с визитом к Ямамото-тайчо… Я надеюсь, вы понимаете всю сложившуюся ситуацию. Рассчитываю на вас и ваше благоразумие.
Подождав пока шинигами скроются в проходе, она поклонилась Куросаки и направилась в сторону, где заметила рейяцу Сой Фон. Ей предстоит сложный разговор…

-----------------> Магазин Урахары

0

34

- Не знаю – задумчиво ответил Абараю Хисаги. Он явно не был частым гостем в мире живых, а сейчас, когда на нем висит отряд тем более. Странная вообще компания здесь собралась, что могло послужить поводом к этому величайшая загадка, а если взять в расчет, что сейчас явно не тот день, который остался в его памяти последним, можно смело утверждать что с его, да и не только памятью поработали. А вот кто именно и зачем он возможно уже не узнает. Но это и не главное, очнулась Унохана-тайчо и хоть вид у нее, и был не менее озадаченный, распоряжения последовали незамедлительно. Были в Уэко Мундо. Ну, это хотя бы объясняет, почему здесь Ичиго да и сама капитан, а стирать память это вполне в духе Айзена, может, решил опробовать какой-нибудь новый препарат или что-то в этом духе, но зачем вернул пленных? Хотя да… какой интерес от игры в карты если у тебя одни козыри. Разбрасывается другими, как только вздумается. Шуухей еле заметно сжал в кулаке запах косоде. Взял - отдал, почистил память… Наверное просто решил показать насколько слабы мы и силен он, дал возможность почувствовать разницу, что ж возможно ему это удалось. Нужно идти к со-тайчо, хотя вряд ли он сможет внятно объяснить, что произошло, но приказ есть приказ. Ренджи со всем справится и сам, ждать его не имеет смысла, тем более что сразу за вратами их пути расходятся. Махнув на последок рыжему рукой с немым пожеланием удачи силуэт лейтенанта девятого отряда растворился в проходе между мирами.
--------> Сейрейтей, Первый отряд, Кабинет Ямамото

Отредактировано Hisagi Shuuhei (2008-08-18 14:05:48)

0

35

Окрик Уноханы-тайчо привел в более менее порядочный вид мысли Абарая. Стыдно может и не стало, а может быть и стало. Но Ичиго был отпущен, что не могло не радовать исполняющего обязанности шинигами.
- Простите... - развел руками шинигами, оскалившись в привычной улыбке. Но то что этот рыжий стоит как вкопанный и от него явно несет депрессией... Это вот нехорошо... совсем не хорошо. В глазах такая тоска, будто что-то потерял, что-то очень важное.
Сейчас же Абарай все-таки смотрел на тайчо, которая взялась собирать все это безобразие в более менее опрятного вида кучку. И сейчас здраво обо всем рассуждала и отдавала приказы. Что ж, отдан приказ отности Рукию к Унохане. Самому Абараю лечение не требовалось, по его рассуждениям. Ну не любил он лечится, не любил! А вот последующие слвоа тайчо заставили нахмурится. То что были в Уэко Мундо он помнил, они пошли за этим оболтусом. Наверное,поход был удачный... Да и раз этот бака, видимо, нападать не собирается, значит что-то щелкнуло в этой рыжей башке.
Что ж, стертая память еще восстановится, а вот что делать с этим депрессивным дураком - остается вопросом открытым. Ну да, Абарай и Куросаки все-таки были друзьями. И Ренжи, как порядочный друг, волновался за Ичиго. Кинув взгляд на стоящего столбом Ичиго, Ренжи отправился к Рукии, а рядом с ней валялся Забимару. Счастливый своей находке, Ренжи подвесил его на место, подхватил Рукию на руки и шагнул в проход. Нужно побыстрее доставить это благородное чудо на лечения. А то мало ли?
Все вон в себя пришли, даже Ичиго думает, а она все еще лежит... Странно...

--->Улицы Сейрейтея

0

36

Ход грустных мыслей про потерю каким-то образом своего сторого Я прерван был самым наглым образом. Абарай отвесил ему подзатыльник. Ичиго нахмурился, только вот почему-то в драку с Абараем не полез, а просто почесал ушибленное место. Он лишь посмотрел на шинигами пустым взглядом. Ну а что еще-то ему от него надо? Силы нет, чтобы защищать кого-то, сейчас недошинигами, наверное, требовался хороший моральный или физический пинок, дабы выйти из этого состояния. Только вот... Что-то таки счелкнуло в мозгу у Куросаки.
"Я найду его, чего бы это мне ни стоило. Я верну его..."
Конечно рыжий думал о Хичиго, своем родном, пусть и невероятно наглом Пустом, которого не хватало, ой как не хватало. К Ичиго подошла женщина... Унохана, кажется. Да, именно она, тайчо-медик. Эта умная женщина, Ичиго понял это еще тогда, когда увидел ее впервые. Умная, добрая женщина. И сейчас тайчо произнесла короткую, но очень вдохновительную речь. Куросаки кивнул, давая понять что все понял.
Точно, он тут не просто так прохлаждается, он тут защищает своих родных от нападений Пустых. Только вот как он теперь справится?! Как он справится без части самого себя?! А ведь пусть и не ладили, пусть вечно сражались за обладанием одним единственным телом, все равно они были одним целым. Куда ж Король без верного Коня? Да никуда в общем-то... Пешком долго не пройти. Но надо бы найти в себе силы и вновь начать защищать этот город. А Ренжи и Рукия... он так и не поблагодарил.. Только вот за что - не помнил. Куросаки только помнил ту боль, когда исчезал из него Хичиго, а кто или что это с ним сделало... Наверняка Айзен. Ичиго помнил что он был в Уэко, что пошел туда ради Иноэ... Но неудачно видимо сходил... Это еще больше огорчало Куросаки.
"Иноэ... Прости меня... Я не смог..."
Ичиго нахмурившись отошел от собравшихя шинигами в сторонку, люхнулся на тротуар, подпер голову руками, глядя в одну точку перед собой, испольняющий обязанности шинигами погрузился в размышления, что же ему, бедненькому, теперь делать.

0

37

Садо Ясутора шёл по дороге к парку. Выглядел великан как обычно спокойно, как будто о чём-то думая всю дорогу. Хотя мысли его порой посещали... И обычно они были печальными, если их можно так назвать. Беспокойство за друзей: Абарая, Рукию, Ичиго, Исиду особенно Иноэ порой не давали Чаду покоя. Но Ясутора как мог боролся с этим унынием, веря, что всё будет в порядке, и пытался как мог прогнать беспокоящие его мысли. Внезапно, как только выйдя из-за поворота, метрах в 120 от себя, Чад заметил Ичиго и других шинигами. Он не раздумывая подбежал к этой группе, оглядываясь и рассматривая всех, кто тут был. В конце концов, опустив глаза на Ичиго, Ясутора заметил, что его что-то волнует.
- Ичиго... Прозвучал голос Чада. - Что тут случилось? Как ты?
Великан для удобства тоже присел на тротуар, что бы хоть как-то быть на одном уровне с Куросаки.
Никогда не видел Ичиго таким, разве что... Это похоже на то время, после встречи с аранкарами... Может быть опять с ним что-то подобное произошло?...

0

38

Куросаки был так поглощен своими депрессивными мыслями, что не заметил Садо. Чад успел сесть рядом и задать какой-то вопрос. Только вот Ичиго не сразу очнулся. Но все-таки дошло, что кто-то таки сел рядом. И клубничный мальчик поднял свои грустные шоколадные глазенки на Чада.
- А, Чад... - совершенно никаким голосом протянул Ичиго, вновь опустив взгляд и глядя в одну точку у себя под ногами. - Что тут случилось я не в крусе. Меня тут не было. Я сам только пришел...
"Чад наверняка не знает про то, что я наворотил... Да и я собственно не все помню..."
Только вот сердце болело, а на душе скребли не кошки, а львы-переростки с когтями-лезвиями. Ржавыми.
"Ксо..."
Рыжий недошинигами нахмурился, стиснул зубы, переплел пальцы, стиснул их так, что побелели костяшки. Он сейчас невероятно слаб, у него нет так обжившегося в его внутреннем мире этого вредного эго.
"Ичиго, ты слабак! Но... Я должен защитить их всех. Не могу позволить разрушить все то, что создавалось годами. Нашу дружбу, наш город... Наши жизни..."
Парень все хмурился и смотрел в одну точку. Ичиго был напряжен. Сейчас Куросаки пытался понять как ему сражаться дальше, что он теперь может сделать.
"Надо как-то вернуть этого Пустого!"
Но парень вспомнил-таки что тут он не один.
- А ты что тут делаешь? - Куросаки-таки поднял взгляд на Садо.

0

39

Чад продолжал сидеть и ждать ответа, пока его друг наконец не очнулся от своей депрессии, которая может затянуться ещё на долго. Ясутора всё это время смотрел на Ичиго, а когда тот поднял глаза, то Чаду стало немного не по себе от того, что Куросаки так себя ведёт, но увы, он может только быть рядом. Вывести же его из этого состояния может только Рукия, как это было однажды. Единственный человек, а точнее дух, который имел некоторое влияние на Ичиго. Когда Куросаки откликнулся, то от голоса друга Чаду захотелось его подбодрить, или отвесить оплеуху, но увы, Ясутора совсем не такой человек, как Иноэ или Абарай. Пока великан продолжал наблюдать за Куросаки, настроение его, и без того скачущее от всяких волнений, упало ниже даже не плинтуса, а пола. Но великан не показывал этого и все эмоции как обычно, держал в себе. Наконец Чад услышал голос Ичиго вновь.
- Я так, проходил мимо... Потом увидел шинигами и тебя... Вот собственно и всё...
"Ичиго, держись... Была бы здесь Рукия, может... Всё было бы по-другому..."
Ясутора продолжал как и раньше сидеть на тротуаре.
- Ичиго... Ты не такой как обычно... Что-то с тобой случилось?

0

40

- Э? - Ичиго отчаянно попытался прикинуться дурачком "Значит все-таки не в курсе, что я натворил. Рассказать?". Был бы Хичиго... Взвесив все, промолчав пару минут, Куросаки тяжело вздохнул и выдал. - Я был в Уэко Мундо.
Все-таки Садо его друг. И понимающий человек. Да и не скажет никому. Хотя было довольно трудно подобрать слова и начать все это излагать, но все-таки Ичиго хмурился, мялся, стискивался пальцы, пытаясь подобрать нужные слова, чтобы описать все это дурацкое состояние. Да, был бы тут Абарай, то он бы не раздумывая втянул его в перепалку, и на время бы это гадкое чувство отошло прочь. Но все-таки Унохана-тайчо права, он, Куросаки Ичиго, ответственен за данный город Он должен сам справиться со всем этим, а не распускать тут бразильсую драму в трех сезонах.
- В общем... Я... Не помню отчетливо что там произошло, но видимо я наломал кучу дров... - это Ичиго понимал и без воспоминаний. А так же... Он помнил номер 0, эта гадкое число преследовало его, крутилось перед внутренним взором, докучало как только могло, но что он делал, для чего все это было - он не помнил. И знал лишь одно: Айзен добрался до него и лишил его силы, его второго я. Это ощущалось по пустоте, образовавшейся внутри, по тишине, по той ноющей боли в груди, да и по всему телу...
- И, кажется, меня лишили части силы или всей, не в курсе... - вот тут он чуть ли не до хруста сжал свои пальцы. Да, гордость - гадкая штука, но он все-таки переборол ее и высказал это. Потому что держаться нету больше сил. Но он не отступиться, даже со своей собственной силой, которая у него есть (ведь правда же? Ну должна быть!), он будет продолжать защищать город во что бы то ни стало.

0


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Центральный парк