Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Штаб-квартира 2-ого отряда в Каракуре


Штаб-квартира 2-ого отряда в Каракуре

Сообщений 21 страница 40 из 144

21

Рыбка пришлась по душе капитану. Она любила морепродукты и совершенно не переносила запах и вкус мяса. Сой Фон быстро уплела все, что было в одной пиале, и оперативно принялась за вторую вприкуску с рисом. – “Ааааа, как хорошо,” – выдохнула про себя Сой, почти опустошив тарелки, запивая еду теплым зеленым чаем и немного отрываясь от процесса уничтожения содержимого пиалок. Настроение заметно ползло вверх, от пищи становилось одновременно тепло и сонливо в купе с погодой за окном. – “От Хейджин ни одного отчета за весь день,” – недобрая хмурая мысль зародилась в темной головке капитана, - “придет я ей шею сверну,” – раздосадовано думала Сой. Она не любила находиться в неведении, учитывая напряженные дела в Сейрейтее, что впрочем, не особо волновало капитана, куда более важным было для нее так это знать, что с ее Йоруичи-сама.
Быть начальником личной охраны командира – это не легкое бремя, так же как и нести службу в этом подразделении. Их проворность, сила, наблюдательность, способность быстро и верно оценивать ситуацию, быстро принимать решения и желание защитить командира, все это в купе определяло цену его жизни. В обязанности шиноби входила не только прекрасная сторона, в которой заключалось охрана Сой Фон и как следствие практически постоянное нахождение с ней в непосредственной близости, но и выполнение определенного рода заданий по ее приказу, которые могут не входить в их общую компетенцию, не говоря о том, что они могут идти вразрез с их прямыми обязанностями. Приказы начальства, какими бы они ни были, подлежат выполнению, и с этим ничего не сделаешь.
- Подобная переоценка простой ситуации может впоследствии перерасти в паранойю, что может отрицательно сказаться на службе, а это не приемлемо, не говоря о том, что ты не сможешь нормально защищать командира, - выразительный взгляд серых глаз неприятно царапнул силуэт молодого бойца, - и ты это прекрасно знаешь сам. - Холодно подвела итог Сой. - Что мешает избавиться от этого…недостатка? – Меньше всего капитан хотела слышать в ответ так это оправдания вроде непонятных ей эмоций, хотя сама она их испытывала по отношению к своему наставнику. Из-за этого капитан их и чуралась, потому что с собой они приносят не только радость, полноценность будней и прочие прелести жизни, но и боль, несправедливость по отношению к себе и чувства разочарования как в человеке, так и в жизни. (И, возможно, именно потому, что она не хочет подорвать веру в себя, что пришлось ей пережить в свое время, она никогда не предаст и не бросит свой отряд.) Сой не хотела подобного на службе, ее вполне устраивали и удовлетворяли рабочие отношения, когда никто никому ничего не обязан больше того, что нужно по службе. Сой Фон смотрела сквозь пальцы на наличие во втором отряде фан-клуба в ее честь, списывая это на личную жизнь шиноби, которая как ни странно бы это звучало, но у них тоже она могла быть, помимо тяжелой службы во благо Готея 13 в отряде. Но Сой Фон терпеть не могла, когда подобное переносилось и откладывало отпечаток “на тренировочном плацу” и не дай Ками, на заданиях и миссиях, потому что это может стоить многим жизней.
Сой Фон не приемлела эмоций и чувств, в рядах шиноби, ей нужна была стая циничных волков - санитаров Серейтея, которая одновременно одно целое и каждый по отдельности - сам за себя. Там где одни испугались, не смогли идти дальше и остановились, сломались, и, в конце концов, погибли, а они пойдут дальше, потому что им это задание по зубам, потому что им не привыкать к подобным нечеловеческим нагрузкам, потому что они так воспитаны и натренированы выживать в нечеловеческих условиях, потому что это их работа, и в ИТОГЕ если не они то, кто? Их девиз, который как клеймо выжжен в сознании шиноби: “я не должен верить знать и желать,” повторялся из дня в день на каждой тренировке.
Верить: человек слаб, глуп и доверчив. Зверь выживает так же естественно как дышит в каждую секунду своей жизни. Знать: знание, оно мешает человеку (он не может знать, что будет через секунду, через час или, что произойдет завтра, так же как и то, какой удар будет нанесен следующим), особенно уверенность в нем. Желание: желания столь опасны, что могут стать роковыми, что неминуемо приведет к гибели. Шиноби никогда не хотят отомстить, либо же отстоять свою уязвленную гордость и оскорбленную честь, они никогда не сражаются честно и это их делает опасными противниками во много раз. Они вообще не должны испытывать эмоций и чувств на заданиях, им нужно стать зверьми. Все что им дозволено – это подчиняться приказам командира. Большего и не требуется, большего и не нужно.

+1

22

Сайонджи, как и тайчо, не стал растягивать процесс еды, методично и спокойно покончив с этим. Что же, такого ответа он ждал, это было естественно для тайчо. Что бы там ни было, она в общем права. В идеале. Вот только реально приблизиться к идеалу трудновато. А еще... Еще была одна причина, которая уже задевала не его чувства, но его гордость. Так уж получилось, что назначение на пост начальника ее охраны было проблемой само по себе. Сайонджи был слишком ответственный и вечно считал, что мог бы сделать все лучше, если бы еще постарался. Вот только... Ради тайчо он был готов сделать что угодно, даже пойти на Меноса Гранде с голыми руками. Но не предоставлялось случая доказать свою преданность и полезность. Предыдущий начальник доказал более чем... И в итоге после его гибели Сайонджи занял его место. Но с тех пор чувствовал себя неуверенно. Именно из-за этого разрыва в опыте и силе со многими сослуживцами. Нет, капитан не права, дойти до паранойи он этому не позволит ни за что. Однако - проблемой это будет. И все тайчо не скажешь - либо не поймет, либо, скорее, не примет.

- Если быть до конца честным, тайчо, скорее я... Не уверен в своих способностях и компетентности как начальника вашей личной охраны. Я знаю, что просто так меня бы не назначили, но тем не менее я еще довольно молод и не имею большого опыта. Это и беспокоит меня иногда. Я стараюсь стать сильнее через тренировки, но недоволен результатом. - Сайонджи повезло, что он научился во Втором отряде переступать через свою гордость и честно признавать ошибки. Вот и этот момент. Он чувствовал, что достиг какого-то порога, за который пока что не может шагнуть, в то время как капитан и остальные ушли очень далеко вперед. Не знать, что делать, очень неприятно. Вроде бы и хочется приложить все усилия, но не понимаешь, как и к чему...

- Вот от этого я и стараюсь избавиться. Но не могу похвастаться большими успехами. - Сделал заключение Канаэ. Вряд ли стоит ждать от тайчо какой-то помощи в той или иной форме, но сказать об этом надо было.

+3

23

-“Ирония судьбы или рок, да какая к черту разница,” – думала капитан не моргающим взглядом из-под челки сравнивала с землей стену перед собой. – “Смотрю на него как в зеркало, аж тошнит.” – Подобные вопросы и мысли терзают каждого бойца. Но не всякий будет ими обременять и так уставший разум капитана, не каждый решится делиться своими слабостями. Сой Фон, беря на службу шинигами из семьи с благородными началами, и не предполагала, что из него вырастет нечто подобное. Что-то надломленное, вследствие противоречий с философий второго отряда и его устоявшимся миром, где честь гордость и достоинство – вот правящие фигуры, а затем и быстро отдавшее жизнь на задании, исполняя свой долг. Что-то обозлившееся, ожесточившееся на все и вся, и как всегда фатальное, но не капающееся в себе, пытающееся дойти до истины и старающееся устранить в себе проблему и изъян, чтобы и дальше продолжать идеально выполнять свою службу. – “Я тренировалась днем и ночью, чтобы смочь защищать…кш…” – ей не нравилась темы, затрагивающие ее прошлое в присутствии третьих лиц. Это ее, ее личное, почти интимное, то чем она никогда ни с кем никогда не захочет делиться и это, несомненно, ее слабость.
- Тем не менее, ты и никто иной назначен на пост начальника личной охраны командира. – И этот приказ подписала она лично, а капитан никогда не ошибалась в своем выборе, так сказать подолгу службы. - Перестань жевать сопли. Подними голову выше, держи осанку. Ты пример для подражания для младшего офицерского состава. Они должны черпать от тебя силу, а не страх и сомнения, страх - заразителен. Будь достоин своего звания и не смей заставлять меня сомневаться в твоих возможностях, Сайонджи. – “Еще не хватало мне нытья по поводу молодости и зелености с этим нужно либо смириться, если ты слаб и жалок либо стараться стать сильнее, и жить дальше, боец” - тонкая линия бровей угрюмо слегка надломилась на переносице, придавая лицу девушки хмурый оттенок. - “У меня тоже не было опыта, когда поставили на пост капитана, у меня даже не было возможности подготовиться к этому…
Сой Фон не из тех к кому можно прийти за моральной помощью, пониманием, долей сочувствия и прочей моральной ерундой. Она привыкла после исчезновения Йоруичи, совсем справляться сама в одиночку, ей не к кому было обратиться, не с кем было поговорить, в силу специфики подразделений и своего несладкого темперамента, не терпящего слабостей. Но, тем не менее, она хотела быть хорошим капитаном и старалась на должной высоте выполнять свои обязанности.
- Делай то, что можешь, - Сой Фон поднялась из-за стола, подойдя к двери, бросила через плечо - Идем.

----------------  > Тренировочный зал в штабе 2 отряда в Каракуре

+2

24

То, что тайчо не показывала своего отношения к его ответу, мешало, и сильно. Все-таки даже если человек непредсказуем, чаще всего можно понять, как он относится к тебе. Но Сой Фон была практически непроницаема, и было непонятно, почему она молчит и о чем думает. Что скажет - уже было яснее, Сайонджи знал, что тайчо отнесется к нему без какого бы то ни было снисхождения. Так и должно быть, это ее путь командования. Она бы могла повести себя по другому, будь она в этот момент  не при исполнении, но такого просто не могло быть.

Да, все было именно так. Впрочем, про младший состав она зря. Сайонджи с ними в жизни бы не допустил ничего такого и по долгу службы мог быть так строг, как иные не могли и по характеру. В этом Второй отряд не отрицал аристократического воспитания, которое, заметим, отличается той еще строгостью. Разница была в том, что здесь не было места для гордости и всего такого. Ты таков, ибо так надо, и никакой заслуги тут нет, кем бы ты ни был. Что он мог ответить? Только одно.

- Слушаюсь. - Коротко, вежливо и спокойно.

Сочувствие его не интересовало. Гордость отметала любые мысли о таких вещах. Если бы кто-то проявил что-то такое к нему по своей воле - он отреагировал бы корректно и, если бы это было от души и к месту - благодарно. Но искать чего-то такого самому - глупость. Если у него есть слабости - их будут знать только те, кому следует их знать. Другим он уж точно не доверит ничего подобного, если не уверен в них полностью. А есть ли вообще те, кому он может доверить все? Вряд ли. Разве только тайчо. Но... Сами понимаете.

И Сайонджи последовал за Сой Фон. Есть то, что не изменят никакие слабости и неуверенность. Куда бы она ни шла, он всегда последует за ней.

Тренировочный зал в штабе 2 отряда в Каракуре

+1

25

--------------------- > Территория школы

Движения легки и непринужденны, словно порхания бабочки от цветка к цветку, но не зациклены лишь на одном жизненно важном действе. Капитан целенаправленно двигалась вперед, оставалось преодолеть несколько поворотов и она будет на месте. Замедлить пыл шагов вспышек, как всегда, дать возможность офицерам догнать и найти себя, затем задержать ненадолго взгляд на ночном небе, на котором уже начали пробиваться сквозь тягучие полегчавшие темные тучи россыпь звезд, горько улыбнуться самой себе, вернее своим нездоровым мыслям и вновь поддаться власти пьянящей скорости.
Вдали появились привычные очертания их пристанища в этом чужом, но успевшем стать вторым домом мире. Белый падающий сверху электрический свет фонарей вносил свою ни с чем несравнимую сказочную загадочность прилегающему пейзажу. Даже и не подумаешь о том, что именно там нашли себе кров бесчувственные и хладнокровные убийцы.
Резко остановившись почти у самой двери, капитан помогла себе слегка притормозить, коснувшись указательным пальцем о входную дверь. Наконец, можно самую малость расслабиться. Эти мысли радовали и обременяли одновременно. Через секунду в помещение ворвался прохладный ночной воздух вместе с Сой Фон, которая недолго замешкалась на входе. Она рефлекторно проследила боковым зрением приближение шиноби и затем немедля ушла вглубь помещения.
- Горячий чай, - короткий четкий приказ, слетевший с ее губ не требовал пояснений, все и так знали что делать, куда нести, как готовить. Она не должна показывать свою усталость, слабость, некомпетентность – она капитан. С утомлением как нельзя лучше справлялся банальный крепкий чай. Шиноби имевший счастье оказаться в непосредственной близости от только что прибывшего капитана быстро умчался исполнительно выполнять полученный приказ.
- Мне в кабинет. – Потерять на секунду бдительность и забыться, дав никому ненужные пояснения. – “Шиматаа…Сой, иди к себе.” Размеренные шаги гулким еле слышным стуком оседали в коридоре, ведущим к владениям капитана.
Как только за ее спиной возникли две фигуры, полностью облаченные в черное, она произнесла:
- За мной, - бесцветные слова, шелест открываемых седзе, они уже пришли. Войдя в свой кабинет Сой Фон, настигла до невыносимости неприятные мысли о том, что вскоре придется вновь одевать гикай. - "Ксо," - обреченно выдохнула про себя Сой и прошла к рабочему месту. Через не успевшие закрыться седзе прошмыгнул шиноби и поставил на стол капитана дымящуюся кружку с чаем, через минуту его уже не было.
Сой Фон молчаливо села в кресло, сохраняя идеально ровную осанку.
- Докладывай, - пронизывающий взгляд серых глаз капитана был направлен на Куроно, в котором можно было прочитать все еще полыхающий гнев шестичасовой давности, который пробудил именно он, и тень усталости за весь день. Ладонь капитана наткнулась на теплую поверхность кружки и пододвинула ближе. Холодные пальцы сомкнулись вокруг нее, согреваясь.

0

26

------> Территория школы

Сайонджи, догоняя капитана, поймал себя на том, что его расстроило то, что эта гонка без шанса на победу закончилась.  Да, он не мог догнать капитана, она была гораздо сильнее и опытнее его, но стараться догнать ее во что бы то ни стало - это было хорошим занятием. Стремиться вперед, зная, что повода остановиться и решить, что достиг цели, не будет никогда - тайчо все равно опередит его. Как бы ни было трудно, он на правильном пути. Так что сейчас, после азарта этой погони, смешанного с хладнокровием, юноша испытывал некоторое сожаление, впрочем, не сильное - он знал, что это будет еще не раз. А между тем впереди уже были их, можно сказать, дом. Точнее, штаб-квартира, какая ни есть... Они там все-таки живут сейчас.

До кабинета тайчо Канаэ молчал, приводя в порядок мысли и подводя итоги их вылазке. Итоги были не ахти какие, и подозрения не спешили успокаиваться, мысль о том, что они что-то упустили, не давала покоя. Эта женщина... Слишком уж явным было совпадение ее появления с открытием гарганты, да и время они с ней потеряли немало, сама тайчо проверяла место событий. Было ли это случайностью или нет? Он, как офицер Второго отряда, считал, что негативный вариант надо принимать к рассмотрению в первую очередь. Поэтому. когда они уже вошли в кабинет, - не стоило говорить о таких вещах  на ходу и среди остальных бойцов - он высказал свои опасения и мысли по этому поводу:

- Простите мою дерзость, тайчо, но меня беспокоит ситуация, в которой мы сегодня оказались. Эта женщина обладала духовной силой, но она судя по ее словам до сих пор не сталкивалась с кем-то вроде нас, даже с простыми пустыми - и это несмотря на то, что уже давно творится в городе. И она оказалась на месте открытия гарганты именно в тот момент, когда мы появились - а ведь мы отреагировали мгновенно. Не могла ли она быть чем-то вроде приманки для нас, неважно, по своей воле или нет? У меня все. - Он закончил, чтобы не мешать докладывать Хару. Канаэ было интересно, что за причина заставила офицера вернуться сюда лично, несмотря на то, что после произошедшего ему разумнее было бы без действительно серьезного повода какое-то время не попадаться Сой Фон на глаза. Это Канаэ такое было бы затруднительно в силу должности...

Отредактировано Saionji Kanaye (2010-10-11 02:26:14)

0

27

-----------> Территория школы

Левая рука Куроно предательски дрожала. Прежнюю уверенность и безмятежность смело легким ветерком, в тот момент, когда шинигами оказался перед своей тайчо. Их отделяла пара метров, а Хару казалось, что он улавливает каждый вздох и движение головы. Глаза по привычке были опущены - больше он не мог себе позволить ошибиться. Гонка вне времени вернула его на свое место.

Возвращение в штаб отряда не вызвало ничего: ни разочарования, ни радости. Куроно догадывался, что ждать теплого приема от Сой Фон, которой досадил некоторое время назад, не стоит. Сейчас нужно лишь не оплошать - такую установку поставил пред собой гунданчо. Он проследовал следом за Канаэ, да, в штабе шинигами держался позади своего коллеги. Конечно, угрожать жизни Хару не должно было б ни чего, кроме тайчо, но неприятный осадок от собственной беспомощности, который напоминает о себе ежеминутно, не позволил набраться большей смелости. С дрожью в левой руке и неуверенностью в движениях, Куроно проследовал в кабинет капитана. По звуку можно было догадаться, что Сой Фон заняла место в кресле, но первым высказался Сайонджи.
- Как груз с плеч такому старику, как мне. - привычное ироничное замечание, которое не покинуло сознание гунданчо. Он молча выслушал вышесказанное, ожидая своего шанса на "реабилитацию". А исправлять ему есть что. Мало мальски, каждый из второго отряда знает, что злить своего капитана не лучшая затея, а если ты еще и хронический дурак - не понимаешь, что злишь - то стоит брать ноги в руки, после публичного линчевания, исполненного Сой Фон. Но Куроно высечен из "почти непробиваемого" материала, поэтому шинигами считал, что самый лучший способ извиниться: выполнить свои обязанности без задержки и по уставу. Поэтому, дождавшись своего приказа, он вступил в разговор:
- Так точно. Ситуация с вайзардами, - последнее слово далось с трудом. Голос подвел. Он показал минутную слабость и неуверенность. Куроно провис на две секунды с паузой, но потом без единой ошибки сообщил. - Задержаны и идентифицированы следующие шинигами-отступники: Хирако Синдзи, Ядомару Лиза, Саругаки Хиори, Мугурума Кенсей и Куно Маширо. Ядомару Лизе оказали первую медицинскую помощь и допросили. Отчет должен поступить в наш штаб. Мугурума Кенсей и Куно Маширо добровольно сдались и собираются оказать помощь в расследовании случившегося. Переводом данных шинигами-отступников занялись Хейджин-фукутайчо и Санбантай фукутайчо и Санбантай сансеки. По данным лейтенанта, Хирако Синдзи, находится без сознания после сражения с капитаном Зараки. К месту их битвы направился отряд медиков во главе с Кераку Шунсуем. Потерь нет. Из шинигами ранен только Зараки Кенпачи. Так же Хейджин-фукутайчо сообщила, что вайзарды непричастны к убийству парламентеров. Лейтенантом пятого отряда был отправлен запрос о дальнейших действиях в главный штаб, но на момент получения информации дополнительных приказов не последовало.
Запомнить все до единого и не потерять факты: специальная тренировка. Подразделение Куроно посвящает не меньше времени зашифровке сообщений, несмотря на то, что их цель как можно быстрее доставить переданное сообщения. Но в любой экстремальной ситуации, данный навык может пригодиться. Так считал командир подразделения, поэтому все подчиненные шинигами проходили и проходят жесткий отбор. После таких вот заморочек вряд ли член спецподразделения мог бы что-то не запомнить. Так ведь?
В голове была собрана цепочка событий. Доклад, тот, который требовалось получить на "старте". К сообщению о военном положении присоединилась цепочка о Йоруичи-семпай. Сто лет прошло со дня ее ухода. Беспомощность.
- Шихоуин Йоруичи вместе с Кучики Бьякуей направились к Куукаку Шиба и остались до сих пор в ее доме. - Куроно выдержал продолжительную паузу, но оставив возможность вступиться далее. - Тайчо, у меня еще есть срочное сообщение.
Потеря товарища или близкого друга не всегда дается легко, но это второй отряд и выхода эмоциям просто неоткуда брать. Но сейчас сердце Хару заботилось лишь о чувствах капитана, не более. Он поднял глаза, сначала на кружку с напитком, потом на шею Сой Фон. Глаза прыгали из стороны в сторону и без колебаний он произнес:
- Погиб Тенсо Кенджин. - закончить паузой нельзя, ты не предатель. Я не годен, меня и правда что-то тревожит. Со всей сухостью в голосе, Куроно продолжил. - Причина смерти: полная потеря духовной силы, произошедшая с повреждением звена цепи и сна души.

Рука больше не дрожит. В груди тошно.

0

28

Сидеть долгое время без движений в кресле неудобно, однообразно и не для вспыльчивого темперамента капитана взвода особых сил. Она всегда любила бег, скорость, ветер, бои, особенно если они опасные, холодный блеск стали, темно-бардовый цвет крови, ее солоноватый вкус и то, что приносит боль - в такие моменты как никогда понимаешь, что живешь, а не наоборот.
Сегодня все было как-то не так, с самого начала дня (Не вспоминая чертов дождь и пасмурную погоду, сначала Куротсучи старший который выкинул подозрительный финт, затем дозлил неожиданной дерзкой выходкой офицер, потом в копилку дневной усталости добавилась подозрительная блондинка у школы, а теперь ко всему чрезмерная несвоевременная болтливость охранника, отвлекающая Сой Фон, который тоже сумел вечером привлечь к себе немало внимания. Голова капитана болела не только за отряд, но и за свою госпожу, и в какой-то мере даже больше, почем зря. Сой Фон в ней ничуть не сомневалась…просто…все никогда не бывает просто…ей было бы приятней просто быть с ней рядом), хотелось, чтобы он поскорее закончился.
Строгий недовольный взгляд командира тяжело перешел на Сайонджи, то же самое можно было сказать после устного рапорта, а не влезать после ее слов, но перед тем, как начнет доклад старший по званию офицер. Никто не запрещал говорить, но субординация должна соблюдаться всегда
- Позже. – Категорично строго пресекла небольшой монолог Сайонджи капитан. Если он хочет высказаться или обсудить эту ситуацию Сой Фон предоставит ему такую возможность.

Высокий процент смертности в спецподразделении, как ни в одном из имеющихся отрядов в Готее-13, с малолетства приучил Сой Фон принимать это как необходимую жертву ради процветания и долголетия Сообщества Душ. Она когда-то давно, еще даже не служа в личной охране госпожи, потеряла своих старших братьев, но все что она чувствовала, это был – стыд. Стыд за их слабость, за то, что они так быстро отдали свои жизни и не смогут больше быть полезными командиру. Сейчас же она чувствовала лишь ущерб, причиненный ее отряду, и который может появиться впоследствии, вышедший из причины гибели Тензо.
Сой Фон удивила, а затем и разозлила степень важности и места отведенного в докладе о сообщении смерти офицера 2го отряда, сила которого приравнивалась почти к лейтенантской - оно выделено последним. А должно быть первоочередным. Главный приоритет: это должное функционирование отряда, а не преступники, пришедшие в Серейтей для перемирия. Сейчас на данный момент обезглавлен один из спецподразделений, капитан в Генсее, а лейтенант не имеет права и полномочий для скорого назначения нового командира на освободившийся пост, все, что она может сделать - это временно возглавить тот блок.
-"Хм..."  - капитан в задумчивости чуть склонила голову над столом. - "Расследованием смерти Тензо займется Хейджин, а так же и обследованием места происшествия...уничтожен сон души и звено цепи..." - Сой Фон анализировала ситуацию. - "Могли ли пришедшие вайзарды для перемирия убить офицера? Зачем? Для чего?" -  Какую они преследовали цель? Или у них под боком опасность будет поважнее, чем шинигами постоянно борющиеся с пустым внутри себя? - "Кто бы это ни был, он однозначно сильнее, возможно даже кто-то капитанского уровня. Ни один из лейтенантов Готея-13 не смог бы таким образом убить офицера второго отряда," - задумчивое лицо капитана приняло хмурые оттенки. - "Из всех перечисленных им в докладе вайзардов не хватает лишь трех..." – мысли поочередно сменяли другу друга, но в них не было места сомнению в силе и способностях Тензо, так же как в ком либо еще, из служащих под ее началом. Она тренировала их сама лично, она вкладывала в них свои силы и время.
Недобрый серый взгляд капитана потускнел и задумчиво опустился прямо перед собой. Кружка, с которой она так и ни разу не отхлебнула чая за период доклада офицера, за ненадобностью отодвинулась в сторону.
- Нужно было, и начинать со срочного сообщения 4-ый офицер - командир взвода курьерской службы Куроно Хару. – она намеренно излишне четко произнесла должность фамилию и имя офицера, указывая на его некомпетентность в расстановке приоритетов важности информации. Между делом Сой Фон отправила запрос секретарю на анкеты из особого архива. Надо было решать в срочном порядке возникшую проблему. Черное насекомое, живо хлопая крыльями, улетела прочь из кабинета Сой Фон, а ее взгляд в задумчивости остановился на шиноби возглавлявшем отдел доставок.
- Что-нибудь еще? – утвердительный вопрос, который должен был заставить офицера задуматься.
-“В скором времени будет полный рапорт от Хейджин, тогда можно будет увидеть всю картину детально и полноценно, а пока…” – нужно было уделить внимание вопросу Сайонджи.
- Даже если она была приманкой, то, что с того? – она выдержала небольшую паузу, - Приказа убивать ее не поступало. Сектор - проверен, задание – выполнено, гражданские - не пострадали, потерь – нет. Но если она не та, за которую себя выдает, то в скором времени рано или поздно мы об этом узнаем. – С долей горечи в голосе закончила свою речь Сой Фон. Она не любила непонятные намеки и поэтому всегда расставляла точки над “и” сразу. Если эта блондинка была приманкой: что они с ней будут делать? Они шиноби, а не ученые, у них даже нет нужного оборудования, чтобы определить ее уровень рейреку и знать наверняка, что она приманка, а не банальный гражданский с амнезией. Тащить каждого встречного в бараки 12го отряда – это бред. Капитан оценила максимальную опасность, которая могла бы грозить городу, и пока ее не было обнаружено.

+3

29

- Позже.

Сайонджи, разумеется, настаивать не стал. Всему свое время и сейчас не до разговоров, тем более что доклад Хару явно важнее. С другой стороны, возможно и к лучшему, что часть негатива он привлек к себе, потому как не исключено, что Куроно в этом случае немного меньше достанется в случае чего. Человек он был неплохой и Сайонджи не хотелось, чтобы он снова нашел себе неприятностей по неосторожности, - неважно с чем связанной, с этим он разберется сам рано или поздно. И лучше чтобы рано.

Теперь надо было запомнить и проанализировать для себя то, что расскажет Куроно. Он говорил о многих событиях, но суть была проще - судя по всему, конфликт с вайзардами сходит на нет и высока вероятность, что это все не было актом сознательной прямой агрессии против Готей-13, а недоразумением... Или же провокацией. Даже если вайзарды невиновны - он не думал, что Хейджин может ошибаться, она не такой человек, чтобы предоставлять ненадежную информацию - то парламентеров все равно кто-то убил. Достаточно логично заподозрить, что это арранкары решил столкнуть между собой вайзардов и Готей-13, но эта мысль слишком очевидна, чтобы считать ее однозначно верной... И вот тут Куроно доложил о том, что было куда более важным. Убит один из них. Канаэ уже научился спокойно воспринимать смерти товарищей, но подсознательно не мог просто так принять, что еще одного из них не стало. Потери должен нести враг, а не они. А сейчас... Сейчас они в чем-то ошиблись. Возможно, оступился только покойный. Но скорее всего - не он один. Непросто убить офицера их отряда, да еще и сделать это таким образом. Надо ждать более подробной информации, но то что есть - уже повод для тревоги. На лице Сайонджи эмоции почти не отражались - только немного мрачная сосредоточенность. Что бы он ни чувствовал,
это не должно было ему мешать проанализировать информацию и сделать выводы. Погибший товарищ заслуживает сочувствия... Но если чувства помешают действовать разумно - эта жертва будет не последней. Вайзарды, гарганта, смерть офицера... Пока прямой связи не видно. Но это не значит, что ее нет.

Сой Фон между тем перешла к его вопросу. Да, все было правильно, хотя сам Канаэ сейчас был бы совсем не против проверить всех подозрительных в Двенадцатом. В конце концов, если ученые им не дают возможность проверки таких личностей в полевых условиях, то путь сами и работают. Неплохо бы, чтобы кто-то из Двенадцатого был всегда под рукой... Канаэ пока решил этого не высказывать, а сочинить что-то вроде доклада с предложениями - уже не просто личные соображения, а реальные меры и рекомендации.

- Так точно. Разрешите сообщить ее приметы бойцам на случай ее повторного появления? - Сам Канаэ на всякий случай твердо запомнил внешность этой блондинки - на случай новых встреч. Не будет лишним сообщить ее приметы и другим - чтобы не проморгали ее, если снова окажется не в том месте не в то время.

0

30

Желание вскрыть собственную грудную клетку, вырвать сердце и положить на стол капитану возрастало с каждым новым напряжением. Вопросы срочности, расстановки приоритетов мало должны касаться военных. У гунданчо было два приказа. Выполнить срочное задание напрямую от капитана и доставить срочное сообщение от лейтенанта. Приоритет задавался не сторонними эмоциями, а простым соображением. С описанной ситуацией и напряжением в Готей-13 будет проще выяснить причину смерти товарища - так считал Куроно. Не больше. Разделяло сообщения не так много времени и ничего не давило со стороны: единственный момент, когда можно было спокойно вздохнуть и перевести дух. Привычка, опыт и уважение тайчо сыграли злую шутку. Ничего: гроб уже успел заказать.
Молчаливое принятие фразы капитана, не больше, чем приказ - он его выслушал и кивнул, оставшись при своей позиции, но запомнив, чтобы в следующий раз, при такой же ситуации, вычурно продемонстрировать излишнюю покорность. Израненная душа. Взгляд быстро был нацелен на бабочку, а потом на отставленную в сторону кружку с остывающем чаем. Вопрос от Сой Фон закоротил изнутри Куроно. Сказать он хотел многое, но не все смог бы выразить в слова. Не поэт, не идеальный. Профиль шиноби, возглавляющий специальный курьерский отдел, постоянно давал сбой. Сколько времени прошло, а Хару все ответственен за подразделение элитных, нет, он не иронизировал, лучших в своем деле солдат. Но, будучи постоянным наставником, Куроно позабыл и о себе. Чаще всего его скорость даже на сложных заданиях не давала шанса продемонстрировать то, чему его учили с самого начала: убивать. Пылающая душа, жаждущая битвы до последнего вздоха, превратилась в аморфное тело, с избытком желаний и отсутствием возможностей. Как давно это было.
- Нет, тайчо. - он привычно опустил голову и уставился в пол. - Нет, дурачье. Скажи, что сердце бьется, как у сумасшедшего.
У меня все.

Дальнейшая судьба шиноби с именем Куроно Хару была неизвестна. Какие приоритеты расставит капитан, что за задание вновь получит. Что его ждет?
Гунданчо молча принимал услышанное из уст Сой Фон и Сайонджи. Произошедшее недавно еще придется сложить воедино. Пазлы небольшой мозаики, как же прозаично. Девушка с духовной силой. Приманка врага. А я вечно неготов. Что же будет?
Угроза рядом. Куроно чувствовал себя беспомощным: спина провисла, плечи опустились.. а сердце все колотилось.

0

31

Всегда важно четко знать и осознавать свое место, как в обществе, так и в должностной лестнице. Нельзя лезть вперед по головам, считая себя умнее кого бы то ни было старшего по званию. Важно не только располагать информацией, но и понимать все возложенные на тебя обязанности не говоря о всей ответственности, чтобы когда пришел срок ты смог выполнить свой долг, а не трусливо поджав хвост убежать. Сой Фон стремилась к тому, чтобы в отряде все четко следовали приказам вышестоящих по званию офицерам, система должна, отлажено работать как механизм без сбоев и неполадок, но, как всегда, никогда ничего не бывает идеальным...к великому сожалению.

- Разрешаю сообщить приметы и параметры подозрительной человеческой особи на вечернем построении. - Капитан опустила взгляд серых глаз на часы и добавила, понимая, что не сможет провести вот-вот подходящее по срокам построение. - Которое ты сам и проведешь. - Она не могла сейчас сама лично это сделать, были дела  поважнее, а их не спустишь просто так на тормоза. Ничего сложного замудренного или невыполнимого не было в том, чтобы резко начинать паниковать от поступившего нового приказа для начальника личной охраны командира.  Ему представилась прекрасная возможность совместить полезное с помощью для капитана. Что может быть практичней? Оставалось минут 15 до заветного действа на плацу, уточняя спортзала. Людей в штабе находилось не мало, но и не слишком много, зал для тренировок как раз подходил для всеобщего построения.
- Немедленно. –  Слегка повысив голос командным тоном рявкнула Сой, чтобы у подчиненного не оставалось и следа сомнений в ее приказе, ибо построения должен проводить именно капитан. У него есть немного времени, чтобы привести свои мысли в порядок и даже продумать небольшую речь для шиноби.

В ответ на запрос Сой Фон из архива споро пришел шиноби с хлипкой кипой досье и анкет, оставив их на столе капитана, тихо исчез. Командир пододвинула очередной ворох бумаг к себе поближе, и обреченно про себя выдохнула. На отвороте первой папки было написано Иши Анзу, 7 офицер. – “Знакомые данные…” - Казалось, что капитан совсем позабыла о том, что у нее в кабинете сидит посторонний человек, а она увлеченно продолжает работать. Ей нужно было, чтобы офицер начал нервничать и паниковать намного сильнее, чем было десятью минутами ранее, что не могло ускользнуть от цепкого взгляда Сой Фон.
Сосредоточенный взгляд капитана пролетел по биографии, характеру, боевым навыкам, послужной лестнице, особое внимание было уделено пристрастиям, которые почти всегда становятся камнем преткновения и билетами, ведущими в один конец. - "Тааак, заместитель и помощник Тензо в Улье…интересные способности, которые не пригодятся в том месте. Слишком слаба и неопытна. Впоследствии ее может потренировать Хейджин, для улучшения навыков," – сделав небольшую мысленную пометку для себя, Сой с характерным шелестящим шуршанием закрыла папку и откинула в сторону. – “Точно…” – капитан ухмыльнулась сама себе, - “Она раньше была в моей личной охране, но этого не достаточно для серьезной работы с преступниками такого класса,” – Далее ее вниманию были предоставлены еще несколько интересных анкет, которые не впечатлили придирчивую Сой Фон. – “Да что ты будешь делать.” – обреченно выдохнула про себя капитан, а ее лицо становилось еще более угрюмым. Малое количество людей способно работать в таком специфическом месте самому, не сходя от этого с ума (в тюрьме нет ничего: ни окон, ни нормальных спальных мест, лишь искусственный свет, в лучшем случае небо, ничего кроме бредивших обезумевших агрессивных заключенных и сдержанная каменная композиции внутреннего убранства), нужно быть сильным как физически, так и морально, чтобы на должном уровне выполнять свои обязанности. Последней папкой в маленькой стопке была анкета на 4го офицера, сидевшего перед ней, она ее пока даже не стала открывать. Сой Фон уже приняла решение. Небольшой импульс кидо, сосредоточенный на кончиках пальцев руки капитана вызвал черное насекомое. Адская посланница должна была доставить срочное сообщение в Серейтей. Командир разобравшись более-менее со своим одним делом вновь перевела тяжелый с тенью усталости взгляд на сидящего перед ее столом шиноби, она достаточно предоставила ему времени самому себе.
- Куроно, - повышенный надменный тон. Капитан не чаи собиралась с ним распивать, разговор с пристрастием на тему дисциплинарного нарушения никто не отменял. - Подними голову, - приказные интонации сквозили в каждом ее слове, - посмотри мне в глаза, - когда подчиненный выполнил приказ, она продолжила:
- Шестью часами ранее тобой, кисама, был выказан знак неуважения, и протест против уставных правил вышестоящему по званию. - Небольшая пауза, нужно было добавить немного конкретики, кому именно был выказан знак неуважения, - Капитану. - Воздух в ее кабинете становился с каждой секундой плотнее, тяжелее и казался, наэлектризовывался от ее гнева, но тон ее голоса в насмешку был все таким же ровным холодным и почти однотонным. - Чем было мотивировано такое поведение?

Адская бабочка ---------------- > Лес вблизи первого района

+1

32

- Разрешаю сообщить приметы и параметры подозрительной человеческой особи на вечернем построении.

Отлично. Сайонджи получил одобрение, но вот вторая часть фразы заставила его удивиться:

- Которое ты сам и проведешь.

Нет, Сайонджи в панику не впал, но тут было чему удивиться. Конечно, помимо должности начальника личной охраны капитана, он был еще и шестым офицером в отряде, так что не впервой было проводить организационные мероприятия... Но не такого уровня все  же. И вот тайчо оказала ему такое доверие. Разумеется, у нее на то были серьезные причины, как и всегда. Теперь, с гибелью офицера, ей будет необходимо подобрать ему замену, а это совсем не просто. с одной стороны, у них не должно быть незаменимых. С другой - ответственность велика и не так легко найти соответствующего должности шинигами. Вот поэтому Сой Фон и капитан -= она может решать такие вопросы. Он бы вряд ли справился. Но надо идти вперед.

- Будет исполнено. - Сайонджи поклонился, как и положено это делать шиноби, получающему задание, и покинул комнату с дополнительным ускорением от напутствия тайчо:

- Немедленно.

Кто бы сомневался, что немедленно. Канаэ тоже следил за временем и понимал, что у него его совсем немного - как и всегда. Обычно этого самого времени почти что и нет и даже если есть, то так считать удобнее для эффективной службы. Итак, оставалось подготовиться. Разумеется, он знал, как проводится построение, однако теперь он сам его и проводил и надо было озаботиться совсем другими вопросами. Итоги дня, его сообщение, состояние бойцов отряда, расстановка часовых, отбой. И сделать все так, чтобы комар носа не подточил. Если ему это доверили - он справится. Тем более, если это поможет тайчо сейчас.

Правда, судя по тому, что Куроно не отправили из кабинета, Сой Фон все-таки устроит ему выволочку и ничего тут не поделаешь. Можно только надеяться, что сейчас офицер не повторит своей ошибки и тайчо поступит с ним в этом случае справедливо. Сой Фон была не из тех, кто примешивает к делу личные эмоции , и это тоже было поводом для уважения.

------> Тренировочный зал в штабе 2 отряда в Каракуре

0

33

Капитану второго отряда Сой Фон от лейтенанта Хэйджин Ко:
Докладываю.
Ваши приказы приняты к исполнению. Офицер Иши Анзу оповещена о наличие новых обязанностей, и на данный момент находится со мной. Я присмотрю за ней, но считаю своим долгом обратить ваше внимание на следующий факт: Иши была сильно привязана к Кеджину. Возможно, когда-нибудь офицер и будет с гордостью занимать место командира взводом Задержания, но сейчас она не сможет переступить через его смерть.
Мне удалось допросить Мугуруму во время эскорта до Сейрейтея. Судя по его словам, вайзарды не помнят ничего с момента открытия прохода между мирами и до момента пробуждения уже на территории Руконгайя. Мугурума пришёл в себя в Первом районе, и уже позже встретился с Маширо. Я собираюсь проверить эту информацию. Его слова косвенно подтверждаются поведением Ядомару Лизы во время боя. У меня создалось впечатление, что она либо не хотела сражаться, либо поддалась. Для агрессоров это поведение ненормально.
Я вместе с Иши Анзу направляюсь гибели Тенсо Кеджина. Уверена, именно там мы мы возьмем след виновника, устроенного в Сообществе Душ хаоса. Как офицер высокого ранга, Тенсо не мог погибнуть зря.
Тайчо, будьте, пожалуйста, осторожны. Я не понимаю, зачем вайзардам понадобилось вырезать парламентеров, а потом как ни в чем не бывало заявляться в первый район Руконгайя. Происходящее выглядит подставой. Сейрейтей сейчас слишком занят внутренними делами. Это и осложненный проход между мирами наводит на мысль о хорошо продуманном плане, где целью является стравить союзников и ослабить охрану Каракуры. Если там что-нибудь случится, не думаю, что главнокомандующим будет принято решение о подкреплении
.

0

34

Дальнейший отыгрыш переносится в ФБ
Отправные точки:

Сой Фон ------------ > Штаб-квартира 10-го отряда
Сайонджи Канаэ, Куроно Хару следом за тайчо ----------- > Крыши

0

35

------------- > Комнаты

Желтое солнце, железобетонный город, раскаленный асфальт, вонь выхлопных газов, тьма копошащихся людей, где-то там внизу, приятный свист ветра в ушах. Сой Фон хотелось поскорее добраться до родного штаба, зайти в комнату, упасть в кровать и просто закрыть глаза, даже не уснуть, а просто на секунду забыться, но и эта малость не была позволительна капитану, потому что у нее еще были дела, обязанности, связывающие ее по рукам и ногам. Нужно было дождаться своего офицера с отчетом со штаба 12-го отряда, заполнить отчет о прошедшей ночи, отправить людей на патруль города и как минимум быть на чеку, что-то ей подсказывало, что все только начинается.
Одна и та же дорога, одни и те же однообразные пейзажи, пустые лица, но совершенно новая боль, возникающая при каждом слегка неловком движением стопы, когда она отталкивалась от покрытых рубероидом крыш высоких зданий. Это ощущение было странное - еле покалывающее и ноющее, как будто бы на ноги был надет толстый жесткий шерстяной, колющийся носок. Еще ни разу не ношенный, отчего тактильное ощущения стоп приглушились и не могли быть восприняты нормально. Здоровой рукой Сой Фон аккуратно поддерживала вторую в локте, плотно сжав в кулак черную ткань косоде. Глаза капитана покрылись паутиной алых капилляров, сказывалось следствие бессонной и тяжелой ночи, под натиском неприветливых, но все, же радостных солнечных лучей они немного слезились. Лицо Сой Фон, как и раньше, было болезненно кукольно-бледным, залегшие нездоровой тенью полумесяцы под серыми глазами не прибавляли командиру дружелюбия.
Дорога Сой Фон казалась чрезвычайно и невыносимо долгой, хотя заняла от силы минут десять. Ее холодная высокомерная лидерская выдержка дала трещину и почти разрушилась, как только капитан перешагнула порог своего штаба. Она пошатнулась, опираясь о дверной косяк левой рукой, пальцами цепляясь за бесчувственную деревяшку. - "банкай без страховки...это...это...убивает," - глаза сами собой закрывались от усталости, но Сой Фон оторвалась от манящей холодной стены, ни с кем не говоря, пошла по лестнице вверх...Теплый душ расслаблял и успокаивал, навязчиво завлекая в сладкий сон. Некоторое время капитан просто стояла под водой, позволяя ей легко струиться вдоль тела. Выходить из ванны не хотелось, но  приложив над собой усилие Сой Фон закрыла воду, укуталась в большое полотенце и вылезла из душа. Капитан нехотя залезла в гикай и отправилась вниз.
К ее возвращению кабинет был прибран, полки починены или поставлены такие же новые, Сой Фон не придала этому значение, папки лежали на столе вместе со странным сувениром.

+1

36

Капитану второго отряда Сой Фон от офицера Сайонджи Канаэ:
Докладываю.
Куротсучи-тайчо вместе с лейтенантом вернулся в Сейрейтей. Согласно данным из лаборатории состояние врат не стабильно, печать сломана и не пригодна к использованию, однако из-за духовного давления с той стороны и со стороны мира живых, получившегося в результате сражения, временно наступило состояние баланса. Сколько это продлится - не известно. Если врата все-таки прорвет, всем шинигами нужно находиться в гикаи, в противном случае анабиоз или летальный исход - душа разрушится.
.

0

37

Врата Ада раскрылись!
Все кто может видеть призраков/чувствовать рейреку испытали на себе давление духовной силы, похожее на удар. (Вспоминаем момент боя Зараки/Ичиго и Айзена, придавливающего рейяцу Заеля). Это первая волна, давящая всё, на что она может влиять, к земле. Дышать почти невозможно, подняться/выпрямиться тяжело. Рейяцу пропитано "адской" атмосферой - горячее, с муками/страданиями Падших и желанием убивать от Адских Тварей. Пропустить этот момент - невозможно.
Столь сильное давление пройдет быстро, но тем, кто его испытывал так не покажется. Ни шинигами, ни арранкары не могут покинуть гикай. Те, кто на момент открытия Врат не в гикайе, как минимум, теряют сознание от потери духовной силы.

0

38

---> Магазин Урахары, комнаты

Путь до штаб-квартиры выдался нелегкий. Все-таки полностью эффект от всего, что испытал Канаэ, еще не прошел, это была та его часть, которая лечится только отдыхом. Правда, шинигами не рассчитывал что таковой будет долгим, так как полагал, что за открытием Врат последует еще какая-нибудь гадость, вылезшая оттуда. Но что будет - то будет, на то они и Готей-13, чтобы быть готовыми даже к такому. Сайонджи был в конечном счете оптимистом и предпочел считать свои трудности сегодня  шагом вперед - он понял, что может выдержать несколько больше, чем рассчитывал. А значит, есть куда двигаться, чтобы сделать это не единичной везучестью, а стабильным результатом тренировок. Это означало что он сможет принести куда больше пользы капитану и радовало. Тем не менее, в глубине души ему было печально видеть сегодняшние жертвы - слишком много шинигами погибло не в бою, а просто попав под удары капитанов и их противника, не успев ничего сделать и бцудучи парализованными реяцу сражающихся... В таких раздумьях он добрался до штаба, дотащил Куроно до его комнаты и приказал одному из бойцов пока присмотреть за ним, а сам отправился с докладом к капитану. Офицер вошел в кабинет, опустившись на одно колено:

- Сой Фон-тайчо, я вернулся с докладом. Как меня и предупреждали в Двенадцатом отряде, выброс произошел во время моего возвращения. Перед этим в лаборатории мне сообщили, что Куротсучи-тайчо вернулся в мир живых и, вероятно, скоро вернется и в штаб-квартиру. От выброса пострадал четвертый офицер Куроно Хару, находясь возле магазина Урахары - я послал сообщение и ему, но гикаи он надеть не успел или не смог. Сейчас он находится в своей комнате, без сознания.

0

39

Сой Фон еще раз окинула строгим с оттенком усталости взглядом свой рабочий кабинет. Спрятав кисти рук в рукавах домашнего халата, капитан прошла к рабочему столу, она резким движением руки повернула за спинку кресло к себе, чтобы сесть, она на секунду замерла. Взгляд серых глаз Сой Фон наткнулся на стопку папок с анкетами на офицеров, которые она ранее просматривала, чтобы найти подходящего шиноби на замену Тэнсо. Задача была не из легких, но и она, в конечном счете, выполнима. Вопрос лишь времени, которого никогда просто катастрофически почему-то не хватало. Капитан подняла кипу личных дел, как будто бы игнорируя факт наличия серебряного браслета покоившегося на них сверху, пока предмет жалобно не звякнул и не свалился на стол, когда Сой Фон перекладывала папки на стол. Командир взвода особых наконец-то облегченно "упала" в свое рабочее кресло. - "М-да..." - усталость, разбитое состояние и желание кого-нибудь убить, чтобы взамен ее тело перестало требовать послаблений к себе, преследовали Cой Фон по пятам и не желали отпускать. Она отстранено смотрела на плотные звенья в цепочке, ее взгляд был пуст и без эмоционален, капитан почти не осознавала что делает, в тот момент игра лучей солнца на гранях серебра пленили ее взгляд. Сой Фон несколько секунд просто смотрела на браслет, пока резко не сморгнула, глаза слегка заслезились от яркого света и болезненной чувствительности в силу бессонной ночи в купе с взрывной волной банкая. Она подняла серебярную цепочку, чтобы рассмотреть. - "Что он тут делает?" - Догадка пришла не сразу, голова соображала плохо, да и болела о делах, куда поважнее, чем думать о том: "откуда?", "от кого?", "зачем?" и "почему?" Прокрутив его на пальцах, капитан заметила на тонкой пластине выгравированный силуэт мордочки нэко. Легкая улыбка тронула губы Сой Фон, она саркастически хмыкнула и кинула его в первый выдвижной ящик и громко захлопнула, при виде подлетающей к ней адской бабочки. Полученное сообщение от офицера практически не дало ничего нового, кроме того, что нужно быть постоянным готовым к новым неприятностям при полном отсутствии возможности что-то делать. Тонкая надломленная линия залегла между бровями Сой Фон, оставляя на лице тень задумчивости. - "Наполовину в полной боеготовности лишь один отряд, десятый практически полностью перебит, непонятно что задумавший Куротсучи… он успел сбежать как последняя крыса с тонувшего корабля и успевший вернуться обратно...Тц" - Капитан плотнее сжала губы в кривой недоброй ухмылке, как сверху на нее свалилось страшной ауры духовное давление. Глаза расширились, дыхание на секунду перехватило, по скуле капитана пробежала холодная капля пота. - "Ч...что...это....было..." - Если бы она сейчас стояла на ногах, то наверняка бы упала на одно колено как минимум. Резкий выброс огромного количества реяцу был непросто чудовищным, но еще и пропитан страхом, животным страхом, черной ненавистью, ужасными адскими муками и горечью тлена. Тем, кто живут практически в Раю и являются Богами Смерти почувствовать подобное, мягко говоря, было ощущением весьма неприятным и пугающим в сравнении с тем, что было раньше при открытии врат, было лишь маленькой неожиданностью. Сой Фон неприятно с силой выдохнула, не осознано пытаясь отогнать от себя нахлынувшие неприятные эмоции и справиться волной. Ладони капитана, лежавшие на столе, вспотели, а пальцы дернулись в попытке сжаться в кулак, но остановились. Тяжелая вязкая волна реяцу достаточно быстро откатила, оставив после себя лишь холод на спине и дрожь в пальцах. - "Шимата...Врата открылись..." - Капитан откинулась на спинку стула. - "Что там делает этот чертов ублюдок Куротсучи? Где Сайонжи с Куроно!? Где их всех носит!" - Сой Фон не любила ждать, она была нетерпелива и порывиста в действиях, но всегда старалась сохранять хладнокровие. Все что ей сейчас оставалось - это ждать возвращения своих офицеров, по крайней мере, с одним она была уверена, что все было в порядке.
Внезапно послышались знакомые шаги за дверью, вскоре перед ней возник силуэт Сайонджи, который тут же опустился рядом с ее рабочим столом и начал рапорт. - "Хм, все-таки зацепило." - Невесело думала Сой Фон, слушая доклад офицера, смотря прямо перед собой. - "Ничего не поделаешь."
- Засунь его духовное тело обратно в гикай. - Короткая пауза. - Далее, приказываю всем отсыпаться 3 часа. - Ее холодный слегка раздраженный тон голоса не требовал пререканий и каких-либо возражений. - Немедленно выполнять! - Огромный выброс реяцу сильно вдарил по всем, даже она капитан в гикае чувствовала значительный дискомфорт, что уже и говорить о всех остальных офицерах. На данный момент второй отряд - единственное подразделение, которое что-то может сделать с тварями из Ада, поэтому им нужно как можно скорее мобилизироваться, а значит немедленно быстро восстанавливать силы здоровым сном. По крайней мере, до тех пор, пока не поступит сообщение о выходе адских тварей из врат.

+3

40

Вряд ли Сой Фон могла не почувствоовать выброс, но ничто в ней на это не указывало. Что ж, на то она и капитан, ее самообладание уж точно не меньше чем ее сила. Успевший немного отдышаться Сайонджи теперь мог и подумать о том, как перенесли выброс все остальные. Ведь независимо от непосредственного эффекта выброса,  ничто не отменяло содержащийся в нем отголосок чувств находящихся в аду. Наверное, многие задумались о том же что и Канаэ - о том что они живут крайне счастливо, но пропасть, которая поглощает тех, кто запятнал свою земнукю жизнь злодеяниями, находится, по крайней мере, сейчас, куда ближе чем кажется. И кто знает, не поглотит ли теперь она и их... Вспомнились слова одного философа о том, что если смотришь в бездну, то она тоже смотрит в тебя. Сейчас, похоже, именно этот обоюдный процесс и имел место быть. Уже нельзя думать об аде как о чем-то находящемся от тебя крайне далеко. Он здесь, он рядом.

- Слушаюсь. - Канаэ покинул кабинет Сой Фон и отправился выполнять свое задание. Начал он с того, что  передал  распоряжения капитана тем кто дежурил по отряду в его отсутствие, затем уже сам отыскал гикаи Куроно и не без некоторого труда все же впихнул туда тело офицера. Теперь уже можно было оставить его в его комнате, а самому вернуться к себе и, выполняя приказ, лечь спать. Никаких усилий не понадобилось - устав от издевательств над собой, организм шинигами моментально подчинился воле хозяина и тот немедленно провалился в глубокий сон без всяких сновидений. Естественно, меры чтобы не проспать он принял...

+1


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Штаб-квартира 2-ого отряда в Каракуре