Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Штаб-квартира 12-ого отряда в Каракуре.


Штаб-квартира 12-ого отряда в Каракуре.

Сообщений 21 страница 40 из 41

21

Ответ лейтенанта Куростучи не удовлетворил вспыльчивую особу, сидящую на диванчике. – “И так ясно, что он не Маяма Бич отдыхает,” – раздраженно прыснула про себя Сой. – “Я спрашиваю: почему он не здесь и не СЕЙЧАС!? Я не должна его ждать!” – Линия бровей болезненной складкой очередной раз ломаются на переносице, придавая ее лицу угрюмый оттенок. Давало знать низкое давление в дождливый день, проявлявшее себя в пульсирующей мигрени, волнами накатывающую голову капитана. Она на секунду смежила веки. – “Ксо”.
Не успела Сой Фон поменять ноги, как в комнату не заставив себя долго ждать, заявился собственной персоной Куротсучи старший и без маски, чем собственно удивил капитана особых сил. Правая бровь на лице Сой вопросительно взлетела вверх, не много задержав взгляд на лице Маюри, она отвела глаза на нейтральную территорию. -“Хм…урод по сути, но не с физической точки зрения…”- Куротсучи сразу взял ситуацию “за жабры”, перейдя к сути разговора, чем несомненно импонировал Сой Фон.– “Ситуация перестает быть томной” – саркастическая усмешка внутри себя, и можно жить дальше. – “О том, что пустые стирает по близости врат из-за выбросов реяцу “нам” и так известно. (подобные отчеты у нее появлялись на столе от разведки достаточно часто) Скажи что-нибудь новое.” – Она поменяла ноги, приняв более удобную позу, чтобы не затекали мышцы. Капитан слушала его внимательно, параллельно составляя планы и наброски дел с учетом получаемой информации на сегодня. – “Хм… Значит, будем работать группами по схеме: “ловля на живца”. Один - приманка…Увод адской твари в безопасную зону и там устранение существа группой из засады.” – Новости на повестке дня были безрадостными, они лишь угнетали и усложняли работу. Теперь появился риск потерь с их стороны, если не удастся выманить тварь, либо же другие форс-мажорные обстоятельства. Хотя многие имели большой опыт работы с пустыми уровня гиллиана и выше, но это были адские твари - усложняло работу их огненное происхождение, вместо крови как будто по венам текла вязкая бурлящая красная лава. Ожоги, были хуже ссадин и порезов, кожа и мышцы буквально сваривались при неосторожном ведении боя, что увеличивало срок реабилитации.
Слова юного дарования порядком ожесточили Сой Фон. Резко перевести взгляд на него и холодно смотреть в бирюзовые глаза ребенка:
- Он всего лишь временно исполняющий обязанности шинигами, это его не касается,- сделав не большую паузу, - так же как и штатских. – Категорично отрезала Сой. Она не верила в то, что говорила, вернее в то, что ей приходилось объяснять простые истины ни новичку, ни даже лейтенанту, а капитану! – Все что мы можем – это проинструктировать его о правилах поведения возле Адских Врат. – Кто это сделает, Сой Фон было откровенно плевать,( она этим заниматься не будет) тот же Куротсучи или же Хитсугайя, либо обыкновенная Адская бабочка, ее это не волновало. – “Какой словесный поток…он и правда ребенок, мне казалось что капитан 10го отряда мудрее…
- В Сейретей сообщим данные, когда будем уверенны. – Ответив на вопрос Хитсугайи капитан, перевела взгляд на Куротсучи.
- Что-нибудь еще?

+1

22

Маюри послушал двух капитанов и сделал окончательный вывод, что обстановка тут совсем не дружная. Видимо свою роль сыграл страх и непонимание, или чрезмерная уверенности в себе каждого отряда, но факт оставлся фактом: каждый тянет на себя одеяло и хочет решать все вопросы сразу. Однако Хитсугаю волновали очень странные вопросы. Куротсучи посмотрел на него своими янтарными глазами и ответил, ухмыльнувшись и слегка перебив тираду Сой:
- Куросаки Ичиго следовало бы предупредить ТОЛЬКО потому, что у него совершенно не хватит мозгов, чтобы не трогать врата, не открывать их и не пытаться убить всех "злых чудовищ" оттуда, -взгяд на Сой,- что касается сообщения Ямамото, это решать мне, так как я уполномочен сообщать о состоянии врат. И мы не выходили на связь очень давно, так что сейчас самое на это время. В чем ты хочешь быть уверена, чтобы сообщить в Сейрейтей?,- тайчо усмехнулся и пошевелил пальцами на руках, - больше у меня нет ничего к вам, можете расходиться по вашим очень интересным делам.
Куротсучи сел в кресло напротив Сой и уставился на нее, на самом деле нескромно осматривая. Находясь в гигае, начинаешь мыслить как человек и это бесспорно. А у людей столько всякой грязи в голове, правда не сказать что совсем уж неприятной грязи. Для Маюри такие мысли были почти новыми, они никогда прежде не приходили в его голову, и, к слову сказать, отвлекали он его привычных научных мыслей. Надо было к ним возвращаться и заняться вратами. Ученый развернул диаграмму показаний счетчиков и один её конец с бумажным хрустом упал на пол. Все закорючки поставленные прибором образовывали особый язык, который изобрел сам Маюри для чтения своих же приборов.  Мало кто мог разобраться в этом, а точнее только те, кто работал у него  в лаборатории, да и то не все. Зрачки бегали по строчкам символов, выстро считывая информацию. К сожалению никакой последовательности в выбросах не было, всё происходило стихийно и бесконтрольно. Если бы был хоть малейший шанс на упорядочивание "взрывов", то зоркий взгляд бы это заметил. А так лишь скупые данные о том, что всё нехорошо.
Тайчо в голову вдруг пришла странная мысль, что он хочет вернуться в Сейрейтей как можно скорее, так как тут небезопасно. Это было похоже на бред, никогда у Маюри не было таких бесконтрольных мыслей, интуитивных решений. Куротсучи всегда считал, что интуиция- для тех, кто не обладает должным умом и памятью. Поэтому такая фривольность, как это опасение сразу было задушено здравым смыслом и пониманием, что ничего особенного плохого не происходит и не произойдет.

Отредактировано Kurotsuchi Mayuri (2009-10-28 06:46:45)

+1

23

Куротсучи Нему
http://s49.radikal.ru/i124/0808/ba/ae4961f038d5.jpg

Нему тихо стояла за спиной Маюри, опустив сложенные в замок руки. Присутствовать на собрании капитанов, пусть даже в очень укороченном составе, ей, наверное, не полагалось, но капитан не отпускал, поэтому она просто слушала, склонив голову. Никакого определенного мнения, кроме как "Куротсучи-сама прав" у неё не возникло, никакого отношения не появилось. Быть может, если бы её отец не находился сейчас в комнате, она бы нашлась, что сказать, но сейчас, являясь простым дополнением, Нему предпочитала не судить.
Когда бумага тихо опустилась на пол, девушка всё так тихо и фактически незаметно подобрала её, чтобы позже вложить в папку. Похоже, официальная часть собрания подходила к концу. Очень не хотелось, чтобы совещание вызвало очередной приступ раздражения, но это чувство девушка загнала подальше внутрь - подобные мысли не облегчали её существования. Внешне бесчувственный взгляд, пробежался по столбикам символов. Наверное, ей не слишком нравилось присутствие рядом с такой активной зоной таких непостоянных величин как Куросаки Ичиго и его товарищи. Риока, обладающие немалой силой, вряд ли станут соблюдать необходимые предосторожности. Возможно, их стоит отослать в другой город, но командование имело на этот счет другое мнение, а её мнение никого не интересовало.

0

24

Маленький совет капитанов в Каракуре произошёл оперативно и ожидаемо. Обстановка на нём ничем не отличалось от обычных советов в Сейретее, и проблемы с Вратами на ней никак не сказались. Куротсучи раздражали, как обычно, все, потому что никто не разбирался в его науке. Сой Фон раздражал Куротсучи и, кажется, Хитсугайя тоже. Сам Хитсугайя, надо признать, терпеть не мог Куротсучи Маюри в целом, но в частности уважал его научную деятельность в Готей-13. И наоборот, уважая Сой Фон в целом, в частности его изрядно раздражали некоторые черты её характера. Другое дело, что, несмотря ни на что, для Тоширо капитаны оставались товарищами. Поскольку это было частью его службы Готей-13.

А из слов Куростучи тем временем следовало, что с Вратами что-то стало иначе. Причём капитану 12-го отряда было так же неясно, что именно, как и любому другому. И по этой причине  нужно было минимизировать воздействие на них рейацу.
- Значит, связь с Сообществом Душ за вами, Куротсучи-тайчо. Я и мой отряд берём на себя оповещение обладающих духовной силой об опасности её использования. Я постараюсь всегда быть доступным для связи. И, Куротсучи-тайчо, я хотел бы узнать новости из Сейретея после того, как выйдете с ним на связь. – Хитсугайя-тайчо поднялся, собираясь уходить. Такие советы совершенно не вызывали у него желания задержаться подольше. Тем более, говорить, похоже, больше было не о чем.

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2009-11-08 19:00:02)

0

25

Судя по всему, Куротсучи старшему не хватало общения - он не замолкал ни на секунду, привлекая к себе внимание, стоило открыть рот хоть кому-нибудь, как он тут же изливался словесным потоком. – “А казался несоциальным человеком,” – с иронией подумала про себя Сой. Маюри похоже решил, что он тут является центром вселенной и может решать за вся и всех, что кому и как делать,”Да что ты? ”, – прыснула про себя девушка. “Не ты тут один работаешь, Куротсучи…Трещит как павлин напыщенный,” - капитану на секунду захотелось сломать Маюри нос, но она сдержалась от этого весьма и весьма заманчивого желания.
- Можешь сообщать о состоянии врат сколько угодно, мне до этого нет никакого дела. – девушка ответила вопросом на вопрос, у нее не было никакого желания объяснять простые очевидные вещи, учитывая, что их поиск и так затягивался из-за неспособности Маюри уже целый год сделать более точный датчик поиска душ, носящих древние мечи.
- Ты не разработал новый прибор поиска с более точным диапазоном? – Ее отряд как ищейки рыскали почти каждый день, сменяя квартал за кварталом, города, деревушки, находящиеся неподалеку. Люди постоянно передвигаются, не было уверенности в том, что кого-то они не пропустили. Приходилось по несколько раз обследовать одну и ту же часть города – это угнетало, надоедало, выводило из себя, но Сой Фон с этим пока прекрасно справлялась, ее ободряла одна мысль о том, что она находилась в одном городе с Йоруичи-сама.
Последний датчик, который дал капитан 12-го отряда по большому счету не сообщил ничего нового, он лишь указал на одноклассников Куросаки, которые постоянно с ним контактировали. Это было известно и без данных этого прибора, а необходимое условие стресса, как оказалось в процессе, недостаточным для проявления силы меча. Большую нервную встряску подопечные Сой Фон не смогут устроить, без опаски летального исхода, аккуратности у них не занимать, в конце концов, они же не работники с ток-шоу “розыгрыш”.
Капитан десятого отряда, быстро сориентировавшись, принял верное решение найти и навестить временного шинигами. “- Одной проблемой меньше” – ненадолго задержать взгляд на белой голове маленького капитана.
Откровенные разглядывания Маюри встретили обычную повседневную холодную маску полного безразличия с привкусом надменности.
- Проблемы? – с вызовом спросила Сой, отвечая на взгляд ученого. К слову о проблемах, сейчас ей не хватало горячего напитка, отчего затягивающаяся по ее мнению беседа была обременительна. Она не боялась (в полном смысле этого слова) Куротсучи, но всегда была настороже. Взгляд девушки скользнул по бумагам, развалившихся по полу около него. – “Дребедень какая-то…это правда может быть удобным?”

+2

26

Маюри так увлекся своими мыслями и считыванием показаний, что не особо отразил того, что сказали его коллеги. Так бывало очень часто. Вся проблема была в том, что Куротсучи считал то, о чем говорят другие в 80 процентах ненужной ерундой, которая только засоряет чужие уши и мозги, поэтому он не слушал. В его маске особые накладки на уши позволяли ему заглушить посторонние шумы, в том числе голоса посторонних, чтобы тайчо мог как следует посвятить себя изучению и познанию. Увы в гигае это было сделать невозможно, точнее возможно, но это означало бы удаление шумов частично или полную порчу тела. И то и то было несостоятельно. Но, вернемся к делу. Хитсугая, кажется собрался уходить, да и Маюри не было совершенно никакой причины задерживать его, ведь по сути от малыша не было ровным счетом никакой пользы, помимо выполнения мелких заданий. Сейчас в Мире Живых нужны умы а не солдаты. Тем не менее, Сой Фон видимо решила остаться, ну по крайней мере у нее была своя на то причина. Женщина, как видно легко заметила взгляды Куротсучи, да он и был не из тех, кто обычно скрывает свои намеренья  и мысли.
- Я как раз работаю над ним, всё постоянно сбивается из-за врат, я не могу сосредоточиться. Еще выбросы реацу существенно мешают адекватно проводить проверки. Если ты что-то поймешь, я могу показать то, что я начал делать.
Маюри бросил взгляд сначала на Тоширо, потом на Нему, мечтая телепортировать людей взглядом. Ну Хитсугая и сам собирался уходить, а с Нему всё было очень просто:
- До встречи, тайчо. Нему, отправляйся вниз и разбери показания датчиков реацу по дням, чтобы я мог проследить изменения выбросов относительно суток. И поживее.
Дождавшись ухода этих двоих, Маюри многозначительно ухмыльнулся Сой и показал ей на дверь своего кабинета, мини-лаборатории.
- Пожалуйста, заходи. Располагайся.
Тайчо встал у дверного проема, положив одну руку на косяк двери, загородив проход достаточно, чтобы женщине пришлось дотронуться до него чтобы зайти в помещение.

+1

27

Услышав в ответ на свои слова только "До встречи, тайчо", Хитсугайя раздражённо посчитал, что это приравнивается к согласию со всем сказанным.
- До встречи, - буркнул он в ответ, и развернулся, чтобы уходить.
Хитсугайя-тайчо не выносил неуважительного к себе обращения и упоминаний о своём росте. Это так или иначе происходило регулярно, и Тоширо регулярно от этого бесился. Когда грань терпения тайчо была пройдена, он взрывался и начинал орать. Возможно, если бы он принимал более кардинальные меры, любители самоутвердиться за счёт самого младшего из капитанов быстро забыли бы о росте Хитсугайи. Но довести Тоширо до драки было всё же непросто. Да, он был вспыльчивым и раздражительным, а его сила была очень немалой. Но он почти никогда не бросался в драку со зла – он предпочитал действовать разумно. Во всех случаях, кроме касающихся его близких. Кроме того, его сила была достаточной, чтобы ненароком кого-нибудь убить, а злым он по правде говоря не был. Так что в конце концов  Хитсугайя говорил что-нибудь злобно в ответ и уходил. А от испорченного настроения страдали потом все, кто с ним сталкивался в этот день.
В данном же случае всё ограничилось тем, что хмурый капитан вышел из штаб-квартиры 12-го отся ряда и сдержанно, но отчётливо стукнул дверью.

На улице ливень уже сменился моросящим дождём. Мелкие капли не могли сразу промочить одежду, но она стремительно отсыревала. Пройдя немного по улице, Тоширо остановился и, закрыв глаза, прислушался к окружающему, ища рейацу Куросаки Ичиго. Он был первый, кого надо было предупредить о том, чтобы тот использовал силу как можно меньше. Не заметить Ичиго было нельзя, так что Тоширо быстро определил, что тот, очевидно, где-то в парке.
Туда и направился капитан, совмещая дело с прогулкой - ему почему-то нравилась эта погода.

---------> Кафе в парке

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2009-11-14 22:02:41)

+2

28

Капитан без особого интереса прослушала Куротсучи. – “Все лгут, и ученые не исключение”, - думала девушка, недоверчиво смотря на “человека” в белом халате. Хотя мысли то и дело спотыкались и падали о камни нежелания и нехотения, вернее очень продолжительного нахождения на грунте и  это касалось не только нее одной. Шинигами – это не люди, они существа совершенно из другого “теста” они уже забыли, что такое быть человеком, они не так ценят жизнь – у них другие приоритеты, они – Боги Смерти, не потерявшие чувство привязанности. Сой Фон недовольно покосилась на светящегося лучезарной улыбкой и самодовольством Маюри. – “Интересно, а он сам себе не мешает?
Нэму быстро удалилась вслед за капитаном десятого отряда, оставляя после себя молчаливую конфиденциальность. Сой не удостоила ту своим взглядом, следя за передвижениями директора ИИ.
Предлагать пройти капитану особых сил в лабораторию ученого, было с его стороны весьма опрометчиво и наивно, особенно думать, что она согласится. Только одному черту известно _ЧТО_ там может быть, к тому же в гикае там определенно делать нечего, к тому же прибор был недоделан, а половинчатый результат – это не результат. Чувство самосохранения у Сой было очень остро развито в виду ее специфики, заходить туда по ее мнению как минимум неосмотрительно, к тому же приказа от начальства не поступало.
- Нет, - небольшая пауза, - у меня нет желания туда заходить, - коротко и четко произнесла Сой. – Видеть не обязательно. Я вполне могу поверить тебе на слово. - Девушка с саркастической усмешкой пронаблюдала недвусмысленную позу Куротсучи.
За 100 с лишним лет Сой Фон смогла привыкнуть к экстраординарной внешности капитана 12-ого отряда, но ей всегда становилось не по себе, находясь непосредственно у “него на территории”, когда приходилось туда наведываться за тем или иным средством и естественно личными заказами…редкими.
Когда он сидел в Улье, Сой Фон не нравился взгляд этих желтых глаз за решеткой: он не боялся заточенья, в них даже не читалось отчаяние либо скорбь и тоска по природе, которую он не мог видеть и даже отчаяния из-за не способности почувствовать вкус свободы. Это заставляло испытывать страх, животных страх, ведь он был уверен, что рано или поздно выйдет оттуда, проходя мимо у Сой всегда бегали мурашки по позвоночнику и подкатывал липкий ком к глотке, дышать приходилось глубоко, жадно хватая ноздрями воздух и проходить скорее дальше, гонимым чувством неосознанной опасности, чтобы не видеть это наглое лицо. Хотя она всегда старалась скрыть свои чувства за маской наплевательства, определенно одно, она не хотела, чтобы он знал ее детские страхи или узнал, когда – либо…сейчас все иначе, она не ребенок…

------------------- > Штаб-квартира 2го отряда

+3

29

Маюри конечно знал, что Сой не за что не зайдет к нему просто так. Она его боялась, как и многие шинигами, только страх этот был не физический а, скорее, моральный. Ведь Куротсучи не скрывал, что его способности как шинигами не так велики: скорость мала, выносливости особой нет, разве что большой уровень реацу, но это далеко не всё, что нужно капитану. Сой Фон была в этом плане мощнее и знала это, следовательно природа страха была не в физической силе. Маюри пугал шинигами тем, что он был совершенно непредсказуем, психически давил и легко вводил в заблуждение, порой показной учтивостью, порой нарочитым невниманием и безразличием. На самом деле редко что было безразлично Маюри. Зато категория "кто" от этого просто ломилась. Однако, сейчас была немного другая ситуация: то, что называлось "шинигами" сейчас нет: они находились в простых человеческих телах, на которые действовали простые законы физики и логики: кто больше- тот сильнее, мужчина сильнее женщины, никто не может двигаться со скоростью большей, чем позволяет масса тела и выносливость. Так что теперь, можно сказать, Сой Фон попала по крупному. Её преимуществ тут уже нет и выйти из тела она не сможет, ибо у нее нет с собой печати, ну по крайней мере нет снаружи, женщина просто не ожидала, и , скорее всего, не взяла её с собой на какое-то мимолетное собрание. Ладно, опустим это.
Тайчо сделал шаг в сторону Сой, "упал" рядом с ней на диван и положил одну руку ей на спину, другую же нескромно запустил под юбку школьной формы. Пальцы -тиски сжались на обеих руках. Маюри прижался к женщине очень крепко, так, чтобы её руки не могли удачно достать до его лица или оттолкнуть капитана. Конечно, она будет сопротивляться изо всех сил своего жалкого женского тела, весящего не более 40 кг, но к чему её это приведет? Надо было ожидать того, что появляться в таком наряде немного неожиданно для Куротсучи. Тем более можно было уйти сразу за Хитсугаей, но ты не ушла, так ведь? Значит чего-то же тебе хотелось?
- Мне кажется тебе надо туда зайти. Если желания нет, то оно скоро появится.
Маюри ухмылялся во весь рот, ситуация его конкретно забавляла.

Отредактировано Kurotsuchi Mayuri (2009-11-19 16:37:24)

0

30

Указ главнокомандующего Ямамото Генрюсая Шигекуни (для капитанов и и.о. капитанов).

Попытка переговоров с теми, кто называет себя вайзардами, провалилась. Хирако Шинджи и его товарищам был открыт проход в Руконгай. Там их должна была встретить группа парламентеров, чтобы наметить основные требования сторон. Когда время на первичные переговоры было исчерпано, никаких сообщений в Сейрейтей не поступило, и главнокомандующих послал развед. отряд. Шинигами обнаружили тела парламентеров с многочисленными колотыми и рваными ранами. Вайзардов или хотя бы каких-то следов их пребывания при первичном осмотре обнаружено не было. Как-либо оправдать поступок, виновниками которого могут оказаться только они, не представляется никакой возможности.

Принимается, что вайзарды - враги Сейрейтея и объявляется тревога первого уровня.
В связи с этим отдаются следующие приказы:

I. С обязательным выполнением для всех представителей Готея-13:
1. Границы Сейрейтея закрываются. Пересекать их возможно только (или в сопровождении) офицерам (-ов) ранга не младше лейтенанта.
2. Всем отрядам находящимся на данный момент в Сейрейтее объявляется полная мобилизация и готовность к любым боевым действиям. Все представители отрядов обязаны вернуться в распоряжение своих казарм для получения инструкций, возможные отгулы и задания не первоочередной важности откладываются до выяснения ситуации.
3. Отрядам, находящимся в Каракуре, полагается и далее выполнять свои обязанности.

0

31

<=====Лаборатория

Путь из лаборатории на второй этаж был близким, но Нему намерено замедляла шаг, стараясь дать себе больше времени проанализировать полученные сведения. Не спеша, плетясь по коридору, она старалась подобрать нужные слова для того, чтобы адекватно описать результаты недавнего снятия показаний. По немногочисленным коридорам шныряли расторопные служащие исследовательского центра. Некоторые приветствовали лейтенанта, иные прошмыгнув мимо, игнорировали ее присутствие, углубляясь в собственные раздумья.
Куротсучи же рассеяно приветствовала лаборантов, и время от времени замедляла ход, вовсе останавливаясь. У двери фукутайчо замялась, затем нерешительно повернула дверную ручку и вошла в помещение.
Прошло еще несколько секунд, прежде чем мозг смог обработать ту картину, которую запечатлело зрение. Из груди вырвался хриплый всхлип. Маюри Куротсучи, вернее его тело… так как слабо верилось в то, что получив подобные увечья, организм сможет поддерживать жизнедеятельность, было распластано на полу в неестественной позе. Ученый лежал в луже крови, изо рта торчала белая тряпица, которая судя по черному узору возле полы, являлась капитанским хаори. В горле «отца» зияла багровая дыра, через которую можно было увидеть часть все того же хаори. Из тыльной стороны ладони и лодыжек торчали кунаи, которые пригвоздили тайчо к полу. Мало того, он был совершенно нагим. Желтые глаза с ненавистью воззрились в потолок, словно это он был причиной всех несчастий. Довершали картину конвульсивные подрагивания время от времени пробегавшие по растерзанному телу.
Не теряя ни секунды, Нему бросилась к Маюри и принялась осторожно извлекать из тела куски метала. В голове творилось нечто невероятное. Какая-то часть ее все еще сохранявшая хладнокровие подсказывала: «Эти повреждения для него не фатальны». Она страдальчески закусила губу - подобное зверство, учиненное над создателем, повергло ее в глубокий шок. Несколько брезгливо отбросив в сторону последний кунай, она осторожно извлекла из гортани мужчины кусок белой ткани, пропитанный кровью, вызывая у него тем самым рвотные потуги.
Действия ее были хаотичны и непродуманны, девушка потеряла остатки хладнокровия и всхлипнула от ярости и досады. За свой не столь долгий век она уже порядком нагляделась на подобного рода деяния, но сам факт того, что нечто подобное могут сотворить с ее капитаном приводило  в нечто сродни бешенству. Казалось, на глаза навернулись непроизвольные слезы. Тяжело дыша, фукутайчо направилась к ближайшему шкафу с реагентами в поисках чего-нибудь дезинфицирующего. За ней по полу тянулись кровавые следы, да и сама Нему оказалась вымазана багровой жидкостью. Ноги были словно ватные, на глаза легла прозрачная, молочно-белая пелена.
Схватив что-то, что по ее мнению могло обработать рану, младшая Куротсучи принялась лихорадочно разыскивать ватный тампон или просто кусок чистой материи, что угодно. Стоило, наверное, позвать служащих, они бы привели главу отдела в надлежащее состояние куда быстрее, но девушка отчаянно не желала, чтобы кто-нибудь увидел его таким.
Уже едва ли не ползком двинувшись по направлению к лежащему, она принялась обрабатывать все раневые поверхности на теле, мысленно проклиная себя за эти неуклюжие действия. Не сразу, далеко не сразу до не дошло, что можно залечить раны и при помощи исцеляющих заклинаний.
Осторожно расположив руку над истерзанным горлом капитана, Нему чуть прикрыла глаза. В следующее мгновение с кончиков пальцев заструилось реацу, пробегая голубыми искорками по рваным краям раны. Изломанный хрящ постепенно срастался, края затягивались. Она отняла руку только после того как убедилась, что все залатано. Не дожидаясь приказов от синеволосого, лейтенант принялась методично повторять ту же процедуру с другими повреждениями на теле.
Дыхание Маюри постепенно выравнивалось, к страдалице постепенно начал возвращаться затуманенный было рассудок. Когда все было закончено она отстранилась от Маюри.

+3

32

Маюри, вопреки своим ожиданиям, к сожалению остался в сознании, которое напоминало некую разумную кому. Он примерно понимал, что с ним происходит, но ничего поделать с этим не мог, а точнее, он не пытался, ведь на самом деле он ждал Нему. Куротсучи знал, когда она собиралась вернуться, плюс интуиция его "дочки" представляла собой не совсем типичное женское чувство. Он ЗАСТАВЛЯЛ её чувствовать, когда он находился, так скажем, в плохом состоянии. Поэтому, чтобы можно было отыграться на Нему, Маюри лежал и не двигался, терпя жутчайшую боль, правда закричать о тоже не мог. Воздух вырывался из отверстия на его шее, сопровождаясь массивным фонтаном крови. Когда дочурка пришла, он находился уже в полузабытье, но черт побери, он был даже рад её видеть. Девушка неплохо справилась, весьма оперативно, однако немного суетливо и несобранно. Лишние эмоции всегда мешали ей делать свою работу как подобает.
Маюри хрустнул пальцами, его глаза обрели какое-то осмысленное выражение, тайчо слегка приподнялся на локтях, затем резко взял Нему за шею, так что лейтенант повалилась на него, ладони сомкнулись на её хрупкой белой шейке.
- Что так долго, тварь? Хотела чтобы я сдох тут? Что с твоими глазами? Отвечай!
Куротсучи надо было выместить своё бешенство на ком-то и Нему как всегда была идеальным вариантом для этого. Её покорность нравилась ему, она была привычной и удобной, такой, которой грех не воспользоваться при желании. Весь пол был усыпал остатками "скорлупы", Асоги Джизо валялся где-то в стороне, но тайчо оценил его состояние как идеальное, поэтому даже не обращал на него внимания. Комната была в полном бардаке: разбиты окна, повсюду кровь и другие жидкости, обрывки каки-то шмоток. Состояние хаоса не было присуще Куротсучи, он ведь Нему уберется тут, правда? Когда он сделает с ней одно дельце.
- Раздевайся!
Можно сказать, сейчас было не сильно подходящее время, но планы поменялись и весь распорядок дня пошел насмарку из-за проклятого капитана 2-ого отряда. Маюри хотелось отомстить всему женскому полу за это. Моральными принципами тайчо обременен не был, и хоть он и прекрасно знал, что непобедимость Сой никак не связана с покорностью Нему, его это совершенно не волновало. Все женщины слеплены из одного теста и неслучайно Куротсучи сделал своё "дитя" именно женского пола. Того, чего ему не доставалось в обычной жизни, он мог с лихвой компенсировать с помощью Нему. Смуглое худощавое тело было покрыто шрамами и пятнами. Оно выглядело бы даже привлекательно, если бы не гнилое его содержание.
- Я не буду повторять два раза.

0

33

Нему сидела в полуобморочном состоянии, едва дыша от не сошедшего до сих пор шока. Губы еле заметно подрагивали. Тайчо решительно не желал подавать никаких признаков жизни. Девушка вновь всхлипнула и начала содрогаться от немых рыданий, глаза ее оставались сухими, но было совершенно ясно, что она плачет, просто лейтенант не позволяла горячей влаге облегчить страдания.
Вдруг раздалось тошнотворное похрустывание. Фукутайчо подняла глаза к источнику звука. Янтарные глаза Маюри по-прежнему были устремлены вдаль, только теперь они обрели былую искру понимания. От приступа внезапно нахлынувшего облегчения и радости вновь хотелось разрыдаться, но сдержав внезапный душевный порыв, который был бы совершенно неуместен по отношению к создателю, она судорожно вздохнула.
В следующее мгновение цепкие пальцы сомкнулись на шее, затрудняя дыхание. Резкий рывок на себя и Нему безвольно повалилась на главу исследовательского отдела. Вперив полный непонимания взор на губы Куротсучи, она внимательно слушала вопросы, которые он задавал. Еще не до конца осознав, смыл сказанного, лейтенант пребывала в едва ли не эйфории от того, что силы вернулись в ослабленное тело ученого. Но потом, потом она вздрогнула и смущенно пролепетала:
- Я… я приношу свои извинения, Маюри-сама, мне следовало бы…
Пока фукутайчо старательно выжимала из себя сбивчивые фразы, ученый бросил несколько равнодушный взгляд на царивший повсюду беспорядок и процедил приказ повергший «дочь» в полное смятение. Голос его был все еще слабым, но в тишине разгромленного помещения он звучал особенно отчетливо.
От удивления и полного непонимания происходящего она устремила полный отчаяния взгляд широко открытых от удивления глаз в перекошенное  гневом лицо капитана. Пока девушка пребывала в смятении, исследователь, видимо, потерял остатки терпения, которого в иных ситуациях ему откровенно не доставало. Маюри рявкнул очередную угрозу, да так убедительно, что лейтенант вздрогнула.
Находясь едва ли не в полуобморочном состоянии, Нему была неспособна произнести ни слова. В ее голове даже мелькнула сумасшедшая мысль попытаться как-то вразумить и урезонить «отца», но поняв, насколько это все будет тщетно и пагубно для нее же, фукутайчо издала полувсхлип-полувздох. От всех свалившихся на ее голову потрясений она была уже порядком вымотана.
Младшая Куротсучи до остервенения, до боли сжала руки в кулаки. Костяшки пальцев побелели, да и сама девушка была бледна как мел. Все еще надеясь на то, что, возможно, Маюри изменит решение, она выждала еще несколько мгновений, порождая, видимо тем самым очередную порцию ярости. Синеволосый синигами был неумолим и только, продолжал тяжело дышать, воззрившись на свое творение.
Выражение ее лица стало абсолютно отсутствующим. Уголки губ подрагивали. Нему смиренно потянула с плеч косоде дрожащими руками, силясь выдавить из себя что-то, что вразумит капитана, чей рассудок был, очевидно, помутнен от недавнего болевого шока. Приспустив черную ткань до плеч она, наконец, собралась с духом и проговорила надтреснутым голосом на одном дыхании:
- Вам нужна помощь, вы еще не до конца восстановились…
На большее смелости не хватило. Попытка была тщетна изначально, но как утопающий отчаянно цепляется за соломинку, так и лейтенант пыталась сделать нечто способное помочь ей избежать, или отсрочить последствия временного помешательства Куротсучи. Его руки все еще сжимали горло, дышать становилось все труднее. Судорожно, как рыба, брошенная на берег, девушка хватала ртом воздух. Молочно белая пелена перед сглазами сгустилась, фукутайчо была уже неспособна ни думать, ни тем более действовать. Сейчас все ее силы были направлены на то, чтобы остаться в сознании. Стараясь зацепиться хоть чем-то за эту реальность.  Ей упорно казалось, что обморока ни в коем случае нельзя допустить, хотя он и принес бы некоторое спокойствие. Ведь состояние главы исследовательского отдела слишком нестабильно. Руки Нему рефлекторно дернулись, чтобы сжать вцепившиеся в шею кисти, но усилием воли она заставила себя прекратить все эти опрометчивые действия.

+1

34

Некоторое время назад Куротсучи уже проводил эксперимент с удушением Нему, который, как и всё, что делал Маюри не был сделан бездумно или просто так. Гигай Нему был одним из самых выносливых и сильных гигаев, а после того эксперимента возможности уже были изучены полностью, оставалось только выждать момент. Маюри холодно глядел на дергающееся тело его дочурки, не сжимая, но и не разжимая пальцев, терпеливо дожидаясь момента потери сознания, после которого можно будет осуществить задуманное, то, что поможет отомстить Сой Фон, а заодно и претворить в жизнь еще кое-какие свои планы. Хотя, в принципе, можно и не дожидаться полной отключки Нему, перспектива повторения дурацкого ритуала искусственного дыхания никак не прельщала тайчо, скорее наоборот, прикасаться к женским губам не хотелось совершенно никоим образом. Нему, вероятно решила в этот момент, что её ждет очередное изнасилование, акт странной любви Маюри, который дико пугает её. Вызвать чувство страха и беспомощности - такова была цель Куротсучи- тайчо, чтобы паззл своего научного опыта сложился в полной мере так, как надо. Мокрые пальцы разжались почти в самый кульминационный момент, когда Нему уже почти потеряла сознание, её хрупкая шейка тихо подрагивала в пальцах-тисках её "отца". Теперь она будет судорожно хватать воздух руками и пытаться восстановить дыхание, на это уйдет некоторое время, но страх никуда не уйдет.
Куротсучи взял девушку за плечи и резко развернул к себе спиной, несколько брезгливо посмотрев на её тело и одежду. Можно сказать, что тайчо действительно относился к Нему, как к дочери, он знал каждый миллиметр её тела, можно сказать он создавал его сам, своими руками, а то, чему ты посветил большую часть своей жизни, уже не является для тебя такой уж загадкой. Куротсучи-младшая была самым удачным его экспериментом, в который еще можно многое вложить, но почерпнуть из него, увы, нельзя, ведь девушка, несмотря на имеющиеся у нее задатки к собственному мнению и чувствам, всё равно была для Маюри открытой книгой. Интересно, настолько же неудивительны настоящие человеческие дети? Тонкий палец опустился на шею сзади и аккуратно поехал вниз по позвоночнику, выступающему острыми иголочками из под белоснежной кожи Нему. Четвертый позвонок выступал чуть сильнее других и неслучайно- там хранилось кое-что, что представляло ценность для тайчо. Много важного хранилось в теле Нему, и этот предмет был одним из таких.  Маюри нажал на позвонок так сильно, что кончик пальца побелел и позвонок вдавился глубоко, пропав почти полностью в теле Нему. В этот момент девушку по идее должно было вывернуть наизнанку, чтобы извлекся содержащийся в желудке белый шарик. Весь этот приём мог подействовать только в том случае, если Нему будет испытывать чувство сильного страха, ведь давление на позвонок могло произойти в любой другой момент. Лишение же девушку сознания, помимо очевидной помощи в испытывании страха, должно было также помочь избежать сопротивления рвотным рефлексам. Были и другие способы извлечь нужную информацию из Нему, но этот был самым быстрым, и в какой-то мере экстренным. Теперь дочь можно было отпустить и позволить законам физики распорядиться её телом как им будет угодно.
Однако она права, я еще совершенно не до конца восстановился, надо будет сделать совершенно новый гигай и приняться за дальнейшую работу. Нему как раз должна была доложить мне о ситуации с вратами.
Маюри стал осматривать своё израненное и грязное тело. Надо привести себя в порядок, но кто справится с этим лучше Нему?

+1

35

Все пространство вокруг обволакивал молочно-белый туман. Навязчиво подбираясь все ближе… Странное, но не с чем несравнимое ощущение подвешенности в пространстве. Сказывалась гипоксия – следствие удушья. Руки Куротсучи все сильнее сжимали шею. Казалось, еще мгновение и она потеряет сознание и возможно никогда уже не придет в себя.
Не сказать, чтобы Нему не обрадовал бы такой расклад.
Стресс пережитый в течении дня, давал о себе знать. Нервная система была основательно подорвана, как действиями неизвестного, терзавшего тело тайчо, так и действиями самого тайчо по отношению к ней. Нет… Маюри всегда был сумасбродом. Однако, раньше в его поступках проглядывала хоть какая-то прагматичность и расчетливость. Но теперь… Теперь его действиями руководил кто-то совсем иной. Какая-то часть его доселе подавляемая. Что ж. Очевидно глава исследовательского отдела не пожелал  и на сей раз сдерживать свои эмоции. Хотя это была, пожалуй, естественная реакция после пережитого им.
Глаза Маюри пылали тем самым огнем, который разгорался в нем, в случае если объект исследований оказывался чрезмерно строптивым и приходилось подчинять его, ломать изнутри. Вот только, чем вызвано подобное отношение к лейтенанту сейчас, было непонятно. Девушка всегда безропотно подчинялась всем его приказам. Бывали временами и потуги к проявлению свободы воли и не сказать, чтобы неудачные. Иногда они вызывали гнев ученного, доводили до исступления, но было, что он реагировал как-то очень уж спокойно, учитывая всю порывистость его натуры.
Влажные пальцы липли к коже на горле. Противно, но с другой стороны ничего не поделаешь. Неотъемлемая часть жизни фукутайчо. Нему вновь, с силой вцепилась в полу косоде, стараясь унять в себе инстинкт самосохранения, который отчаянно взывал ее вцепиться в горло создателя, на котором малиновыми пятнами горели не зажившие до конца раны. Закончить дело, начатое недавним противником исследователя.
Пока сдерживаться получалось вполне удачно. Девушка попробовала вздохнуть. Из сжатой гортани вырвался хрип. Лейтенант кидала яростные взгляды в потолок, не позволяя себе сверлить ими капитана. Перед глазами маячили разноцветные фигуры. Мир вокруг накалился до предела, еще немного и тонкая струна лопнет, все закончится так внезапно, как и началось.
И вот конец. Некоторое время она еще не понимала, что все кончилось. И не дыша в упор, глядела на тайчо отсутствующим взглядом. Но это длилось несколько мгновений. Секунды спустя девушка жадно глотала ртом воздух, силясь вдохнуть как можно больше живительного кислорода. Тело сводила судорога, она закашливалась до хрипоты, но неизменно старалась начать дышать ровно.
Затем ее жестко схватили за плечи, развернули на сто восемьдесят градусов. Взгляд уперся в выскобленный пол лаборатории. Кожу обожгло прикосновением. По спине пробежались пальцы.
Тело словно разорвало изнутри. Боль скручивала, лишала способности мыслить, не давала осознать происходящие. Нему всхлипнула. Оказалось, Куротсучи надавил на выступающий позвонок… всего-навсего, но что, же тогда… Ответ пришел быстро, вместе с рвотными потугами. Ученый отстранился от нее, спиной фукутайчо перестала осязать его взгляд.
К горлу подступала тошнота, сменившаяся настойчивой изжогой в пищеводе. Что-то упрямо стремилось наружу, не давало покоя заставляло порывисто хвататься за живот и издавать нечленораздельные звуки.
Нему поморщилась, сама подивившись собственной брезгливости. Промучившись еще минуты две, она, лишенная сил к сопротивлению позволила, наконец, выйти наружу, тому неопознанному предмету. Наступило минутное облегчение. Девушка нехотя бросила взгляд на причину ее мучений. Им оказался белый, хромированный шар небольшого диаметра.
Тут явно постарался создатель. Иначе и быть не могло. Тело отказывало, не хотело подчиняться воле хозяйки. С превеликим трудом она поднялась сначала на колени, а потом неуверенно встала и пошатываясь разглядывала ученого сверху вниз.

+1

36

Куротсучи Маюри
http://s09.radikal.ru/i182/1007/5d/8a16b5584b5d.jpg

Маюри совершенно безразлично наблюдал за тем, как задыхается в его хватке "дочь". Ошибкой будет сказать, что таким образом выражалась его полная безразличность к собственному творению - отнюдь нет. Просто Маюри, во-первых, совершенно точно знал, что делал, а во-вторых, зрелище корчащегося существа не вызывало у него никаких эмоций по причине того, что для его лаборатории это было нормой жизни. Ожидая момента, когда пора будет приступать к следующему этапу действий, шинигами понаблюдал за реакцией, собственно, объекта. Она, правда, не была ничуть любопытной, но некоторый вывод сделать было можно. А именно о том, что зачаток свободной воли, сознательно вложенный создателем в своё самое совершенное творение, дал свои ростки. Сейчас это было неважно, но впредь стоило учесть это и проверить, насколько кукла живая. Увидев её взгляд, направленный в потолок и полный почти ярости, Куротсучи не удержался от широкой улыбки, на некоторое время проступившей на лице.
Когда девушка была достаточно задушена, шинигами наконец отпустил её, переходя к финальной части извлечения из неё пользы. Этого он до сих пор не пробовал проделывать, но можно было не сомневаться в том, что Маюри абсолютно уверен в действии собственных разработок.
И всё же "дочь" не до конца оправдала ожидания Куротсучи. Не критично, конечно, но он рассчитывал, что после удушения она не станет сопротивляться рвотным позывам. Нельзя сказать, что он так уж просчитался, но на несколько минут сопротивления её хватило. Учёный ощутил мгновенное раздражение и бросил на неё уничтожающий взгляд, но больше ничего не предпринял, поскольку в данный момент его больше волновал предмет, вышедший из её тела. Наклонившись, Маюри длинными пальцами ухватил шар и, разогнувшись, его придирчиво осмотрел.
- Замечательно. - проскрипел он.
И в этот момент звук, донёсшийся из лаборатории, отвлёк его. Это был сигнал сообщения на центральном мониторе. Первые несколько мгновений он думал, что, что бы там ни было, оно подождёт полчаса, пока капитан приводит себя в порядок. Но, с другой стороны, оно могло и не ждать. Досадливо, но аккуратно положив шарик на ближайшую горизонтальную поверхность, Маюри бегло глянул на поднявшуюся на ноги "дочь".
- Нему, - требовательным скрипучим голосом произнёс он. - За мной.
С этими словами учёный энергично направился в лабораторию.

---------->> Лаборатория

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-07-11 22:42:26)

0

37

Информация, полученная Куротсучи Маюри в лаборатории, только подтвердила его опасения. Активность Адских Врат в купе с открытием гарганты приближала вероятность неприятного исхода ситуации. Собрав все имеющиеся данные, Куротсучи открыл личный проход в Сейрейтей. Лаборатория практически в полном составе была оставлена в Генсее только для того, чтобы иметь возможностью полностью отследить эксперимент. Отдав все возможные указания по поводу информирования "каракуровских" капитанов, Куротсучи вместе со своей дочерью покинул город.

Куоротсучи Маюри, Куротсучи Нему ---------->  Штаб-квартира 12-го отряда

0

38

Врата Ада раскрылись!
Все кто может видеть призраков/чувствовать рейреку испытали на себе давление духовной силы, похожее на удар. (Вспоминаем момент боя Зараки/Ичиго и Айзена, придавливающего рейяцу Заеля). Это первая волна, давящая всё, на что она может влиять, к земле. Дышать почти невозможно, подняться/выпрямиться тяжело. Рейяцу пропитано "адской" атмосферой - горячее, с муками/страданиями Падших и желанием убивать от Адских Тварей. Пропустить этот момент - невозможно.
Столь сильное давление пройдет быстро, но тем, кто его испытывал так не покажется. Ни шинигами, ни арранкары не могут покинуть гикай. Те, кто на момент открытия Врат не в гикайе, как минимум, теряют сознание от потери духовной силы.

0

39

Игровое время: 27 Октября 12.00-15.00
Погода: На протяжении всего дня будет облачно с прояснениями.
Влажность 88%, температура +16°...+18°, ветер Северный 1.3 м/с.

0

40

Игровое время: 27 Октября 15.00-18.00
Погода: На протяжении всего дня будет облачно с прояснениями.
Влажность 75%, температура +14°...+16°, ветер Юго-западный 1.5 м/с.

0


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Штаб-квартира 12-ого отряда в Каракуре.