Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Детский парк Юмизавы


Детский парк Юмизавы

Сообщений 41 страница 60 из 92

41

На самом деле Мизуиро редко приходилось сталкиваться с последствиями своего того или иного поступка. И это не было случайностью. Юноша, несмотря на свой относительно юный возраст, уже давно научился контролировать собственную жизнь на достаточно высоком уровне. Нельзя сказать, что ему и в голову не пришло, что Мизухо, с которой он переговорил по телефону, посчитает эту беседу недостаточной. Скорее эта мысль не задержалась в его голове, поскольку предположить, что сестра Кейго пройдет через весь город под дождем только для того, чтобы высказать парням все, что ей взбрело в голову, не мог. Если Коджима и думал о последствиях, то только о тех, которые ждали Асано на следующий день. Они его персону в большей степени не касались.
- Разве? - не ответить совсем был невежливо, но та небрежность, с которой юноша бросил свою реплику, не говорила в пользу Мизухо. "Неугомонная женщина", - с внутренним вздохом подумал Мизуиро. - "Невежливо подобным тоном мне что-то высказывать", - юноша обозревал окрестности с отстраненным видом человека, нечаянно попавшего в неприятные обстоятельства. Редкие прохожие, собиравшиеся сократить через парк дорогу, удивленно и как-то немного испугано поглядывали в их сторону. Кое-кто даже вроде бы доставал мобильник, ожидая грандиозное действо, достойное запечатления на встроенную камеру. «Невинная жертва обстоятельств» ещё глубже замкнулся, чтобы никому даже в голову не пришло, что он и эти два источника шума как-то связаны.
От криков его попеременно слегка скашивало то в одну, то в другую сторону, а голова, после напряженного дня, начинала усиленно гудеть. В другой бы раз, мальчик бы наблюдал за происходящим, если не с наслаждением, то с отстраненным любопытством и терпением. Сейчас это скорее утомляло. Конечно, в какой-то мере ему было жалко собственного друга, но только до мысли, что в своих проблемах он виноват сам. Какие бы причины не послужили сложению подобных отношений между братом и сестрой, вина за безавторитетность Кейго лежала только на его плечах.
- Давайте, тайчо! - не поддержать друга в подобную трудную минуту было бы нечестным. Кроме того роль откровенного раздолбая, которую Мизуиро частенько играл в школе, под данную ситуацию подходила лучше всего. Особенно с учетом того, что юношу немного обидело "Да кто он такой?" со стороны сестрицы Кейго и её манера говорить о нем так, словно бы  его рядом не было. - Покажите ей! Будьте мужчиной!!- Мизуиро поднялся с уже насиженной качели и отсалютовал в сторону Кейго. "Жаль, что времени плакатик нарисовать нет", - подумал юноша, наблюдая, как Асано движется к эмоциональному спаду.
"Ожидаемо", - на месте друга он бы тоже вряд ли долго находиться в подобном роде настроения. Другой вопрос, что Коджима вряд ли бы вообще не был склонен к такому ажиотажу. Где-то рядом с этой мыслью мелькнула идея о том, что пора бы, наверное, и домой идти, оставляя это семейство наедине со своими разборками. Впрочем, она надолго не задержалась, спугнутая Кейго, осторожно отступающего с поля боя с ним на буксире. "Сейчас чего-то будет", - бросив взгляд на Мизухо, подумал парень. "Она вряд ли оставит это таким образом", - Коджима предполагал, что окажется прав, но не думал, что настолько.
- Что?!! - удивленный возглас Мизуиро было почти искренним. Румянец, появившийся щеках, тоже. Он буквально физически почувствовал, как его настигает депрессия. - Ладно Кейго, но как можно было таким образом подумать обо мне?! - страдальчески поговорил юноша, прекрасно понимая, как это может выглядеть со стороны. - Даже намеки о чем-то подобном глубоко ранят мою чистую душу... - в высшей степени драматично проговорил Мизуиро.
На самом деле фактически озвученное не сильно волновало Коджиму. Его репутация бабника была известна на всю школу, а внешность, сочетающаяся с подобными намеками, скорее открывало определенные перспективы, чем закрывало их. Девушки приходили в очень милое и удобное для соблазнения состояние чисто от мысли о "любви мальчиков". Однако такой выпад со стороны Мизухо был довольно неожиданным. С Кейго Мизуиро был знаком давно, и они довольно часто играли у него дома в видеоигры под предлогом домашнего задания. Странно, что Мизухо спохватилась только сейчас.

+4

42

- Д-да ты... да ты... - Асано даже дар речи потерял, остановившись, как вкопанный и лишь сильнее вцепившись в руку друга, как единственное рациональное звено в этой идиотской цепи размышлений. - ТЫ СОВСЕМ ЧТО ЛИ ОФОНАРЕЛА?!!!!!!!!!!!!! - отвисшая челюсть несколько мешала говорить, а тем паче - орать на сестру. Но такого издевательства он просто не мог стерпеть. Его сейчас при всех хоть и немногочисленных прохожих и Коджиме унизили так, что просто слов не осталось. То, что его заподозрили в связи с лучшим другом - еще пол беды. Но то, что она надумала себе, что это является причиной отсутствия у него девушки..!!! Это было не просто обидно, это было обиднее куда как, чем если бы просто думали. что он неудачник. - Чего ты там себе надумала опять?! Ааа! Блин!
Тут еще и Мизуиро поверг его в шок своим пренебрежительным "ладно, Кейго...", из которого можно было сделать вывод, что все же, он смахивает на...
Вселенная разом рухнула, взорвавшись в Большом Взрыве, метеорит раздолбал землю, а Луна, кажется, сошла с орбиты, грозя уничтожить все в округе. Или в обратном порядке? Впрочем, для Асано Кейго, ученика первого года обучения старшей школы, это уже не имело значения - он уставился в пространство невидящим взглядом, так и не отпустив запястье Мизуиро - видимо то вообще попало в плен в заиндевевшую теперь уже хватку Асано-младшего.
От меня теперь отвернуться все девушки...
Я вообще буду изгоем в школе и дома...
А еще эта соседка-сан, которая и так все время издевается...
А если она расскажет всем в школе то, что надумала...?

По мере размышлений, глаза Кейго становились все более стеклянными на вид и все менее осмысленными. Судя по всему, по нему теперь можно было танком проехаться - он бы даже не заметил...

+2

43

Все еще немного бледная от неожиданно пришедшего в голову предположения, Мизухо пялилась на двух парней, которые собирались слинять с детской площадки, но остановились, услышав высказанные девушкой слова.
Ага! Пытаешься выставить моего брата в плохом свете, а сам хочешь остаться белым и пушистым?!
Асано-старшая сверкнула глазами в сторону Мизуиро. В ней вдруг проснулись сестринские чувства, и ни с того ни с сего захотелось заступиться за брата... а может, ей всего лишь навсего, необходимо было излить свою злость еще на кого-то кроме Кейго.
- ТЫ!!! - встряхнув головой, сбрасывая маску минутного удивления, и снова принимая облик взбешенной фурии, закричала Мизухо, смотря Коджиме в лицо. - Ты, значит, не отрицаешь, что мой брат может быть замешан в порочных однополых отношениях, а сам прикидываешься невинной овечкой?? - девушка не стесняясь столпившихся неподалеку зевак и совсем не обращая внимания на свидетелей перепалки, продолжила орать на пол улицы. - Да мне плевать, как там и что с твоей душой будет!!! А вот с тобой... - Мизухо повернула голову в сторону братца, который так и застыл на месте, все еще держа руку одноклассника в своей ладони, и, кажется, пытался что-то сказать в свое оправдание, но девушка проигнорировала его слова, продолжив свою речь. - А с тобой, братец, будет отдельный разговор!!! Ты какого хрена на старшую сестру орать вздумал?? - она с силой сжала кулаки так, что побелели костяшки. Сейчас, от миловидной девушки не осталось и следа: перекошенное лицо, подергивающиеся брови и верхняя губа, которая слегка обнажала сжатые зубы. Было заметно, что в таком состоянии, девушка не очень себя контролирует, и в любой момент может сорваться. А тогда уже без рукоприкладства дело не обойдется. Вернее - без ногоприкладства, ибо в следующий миг, Мизухо сорвалась с места, подпрыгнув высоко в воздух, и фирменным ударом с колена приложилась к челюсти стоящего в оцепенении Кейго.
- Я из тебя всю дурь выбью!!!

+2

44

Слишком много шума, криков и внимания. Что этим пытались добиться оба представителя семейства Асано, юноша не понимал, но догадывался, что уровень громкости их голосов как-то в их понимании связан с авторитетом. До того, что думали на этот счет окружающие им, похоже, не было дела. "Боже, угомоните кто-нибудь эту парочку. Уши закладывает", - настроение Коджимы стремительно падало, отчего начинала проявляться не лучшая сторона его характера. Происходящее напоминало ему сюжет какого-нибудь фильма или, что скорее, сериала. Собственная трагически-невинная роль Мизуиро волновала слабо, но хотелось, чтобы другие участники этой трагедии уже закончили и разошлись по домам. После всего того, что ему пришлось выслушать, сцена выяснения чужих внутрисемейных отношений утомляла, а уйти, оставив сладкую парочку наедине, он не мог.
- Асано-сан, мне больно. Асано-сан!! Ты сломаешь мне так руку! - "И это будет достойным концом для этого ненормального дня". Коджима начал постепенно впадать в уныние. Несмотря на то, что тон его голоса был превышен в два-три раза, достучаться до Кейго, впавшего в прострацию, не получилось. "Вот ведь... Как всегда невовремя, Асано-сан. Не знаю, что вы там себе придумали, но это сильно утомляет". В целом, он по большей части преувеличивал, Кейго не сжимал его запястье, но сильно ограничивал передвижение.
Того, что Мизухо резко переключит внимание на его скромную персону юноша более чем не ожидал. Поэтому, когда перекошенное лицо замаячило совсем близко, он вздрогнул и попятился. Находиться рядом с любым из Асано было сейчас опасно. Вдруг это безумие заразно.
- О чем вы говорите, Мизухо-сан?! Я вас не понимаю! - затараторил Коджима, пытаясь оградиться от злобной тетки (другого определения не нашлось) свободной рукой. - Я самый обыкновенный школьник. Никого я не выставляю! Я к тому, что у меня, к слову в отличие от Кейго, есть девушка!! Оставьте свои бредовые фантазии, это просто отвратительно! Мы с Кейго друзья! Ему нравится девочка из нашего класса! - Мизуиро не привык говорить на повышенных тонах, поэтому быстро выдыхался и морально, и физически. Спорт также его коньком не являлся. Так что, прежде чем продолжить, юноша перевел дыхание.
- Мизухо-сан, с вашими нездоровыми фантазиями и неадекватным поведением, вам стоит подумать о специализированной помощи, - уже спокойней, сбавляя тон голоса, но не темп речи, заговорил Коджима. - Возможно позже, когда вы отучитесь не позорить себя на весь город, мне удастся уговорить свою девушку найти вам достойного молодого человека. Хотя... может, вы парней недолюбливаете? – ввернул Мизуиро “удачную” догадку сестре Кейго. В конечно итоге её тоже нельзя назвать пользующейся популярностью у противоположного пола. Кто знает, откуда именно произрастает такая истеричность. - Феминизм, переходящий в однополые отношения... Это объяснило бы и то, что вы до сих пор одна, и ваше отношение к брату.

+2

45

О, нет! Только не это! Эта безумная женщина решила теперь наезжать на Мизуиро! Попутно он отпустил руку Мизуиро - черт, словно поддержку потерял какую-то - опасливо покосившись на сестру. Весь его боевой запал стух, стоило ему понять, что сболтнул лишнего, и теперь грядет ОНО! Возмездие!
- Мизухо, ты это... ты чего? При чем тут вообще Коджима? Он же бабник тот еще? - лепет Асано-младшего, кажется, вообще не был услышан. Словно в подтверждение этих слов, Кейго услышал, как друг говорит, что у него есть девушка. "В отличии от Кейго..." Вот тут последний сжался, стало так обидно, что... нет, он не обиделся на Коджиму, в конце-концов, тот сказал правду. Но сам факт того, что девушки нет, и из-за этого его принимают за гея...!
Нет, все же, стоит взять у него пару уроков соблазнения девушек... - думал Кейго, уже отлетая на пару метров от сестры и Мизуиро. А все почему? потому что ускорение неподвижному телу парня придала неслабая такая коленка - кстати, а ножки у нее, все же, клевые, и чего себе парня не найдет и не выйдет уже замуж? - сестренки. Полет оказался недолгим и закончился где-то в районе асфальта. Мокрого, между прочим. Чувствовать себя совсем неудачником - не в первый раз. Но почему всегда это делает сестра? Разве она не должна заботиться о нем, как более старшая? Он уже собрался было совсем покориться сестре судьбе, как понял, что разговор еще не закончен, что эти двое еще разговаривают. Собирая свои учебники и тетради, теперь промокшие и какие-то жалкие (когда падал выронил сумку школьную из рук, та и раскрылась, вывалив содержимое на асфальт под дождь), он сулшал Коджиму, и понимал, что он прав тоже. Только вот...
- Ч-ч-чего?!!!!!!!! Ты лесбиянка?!!!!!!!!!!!!!! - у Асано челюсть резко упала в район все того же мокрого асфальта. - А ПОЧЕМУ Я НЕ ЗНАЮ?!!!!!!!!!!!

+3

46

Можно сказать, что Асано-старшая обладала исключительным талантом выводить людей из себя, чему подтверждением служил наглядный пример всегда спокойного и уравновешенного Коджимы. Даже он, не вытерпев нападков Мизухо, теперь стал отвечать ей на повышенных тонах.
Будучи девушкой с очень горячим, вспыльчивым характером, Мизухо всегда либо провоцировала аналогичное поведение со стороны других людей, либо попросту срывала на окружающих, кипевшую внутри себя злость, если оппонент «давал слабину», и не знал, как реагировать на выпады буйной особы. К таким девушкам, нужен особый подход, и общаться с людьми, подобными Мизухо, на редкость трудно. Не удивительно, что Мизуиро сорвался (правда надолго парня не хватило), и попытался оправдать себя от безосновательных предположений девушки, о его сексуальной ориентации, сказав, что у него есть девушка. Также попытавшись восстановить доброе имя друга, он упомянул, что Кейго нравится кто-то из его одноклассниц.
- Хм… - немного помолчав, но не меняя недовольного выражения лица, Мизухо хмуро посмотрела на отлетевшего от ее удара братца. – Если тебе кто-то понравился, то почему ты не пришел рассказать об этом сестре?! – нашла к чему прицепиться, и, тыкнув пальцем в сторону валяющегося Кейго, прокричала девушка. – Как будто мы не семья!.. – и даже не важно, что, в принципе, у них не было заведено делиться секретами между собой, особенно, учитывая их «теплые» семейные отношения. Но зато сейчас это был прекрасный повод для «наезда».
Проигнорировав совет Мизуиро обратиться к специалистам за помощью (такие предложения Мизухо частенько слышала от других людей, когда у них заканчивались аргументы к спору, и так сказать, у нее уже выработался своеобразный иммунитет к словам такого рода), Асано-старшая хотела было продолжить кричать на брата, но в этот момент Коджима выдвинул гипотезу, которая заставила Мизухо буквально подавиться, не слетевшими с губ, словами, и на пару секунд потерять дар речи от нехватки кислорода. Выпучив глаза, она, как ужаленная, развернулась к однокласснику Кейго. А тут еще, собирающий с земли разбросанные учебники, младшенький братец, подхватил, брошенную в пламя раздора, колкую идею Мизуиро об ориентации девушки.
- Да вы! Да я! – задыхаясь от возмущения, прохрипела Мизухо. – Какого черта вы оба такое себе в головы втемяшили??!!! – кинув яростный взгляд на Кейго, она выкрикнула:
- А ты вообще, НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ЗНАЕШЬ!!! – и только после этого, до нее доперло, что последняя фраза, как раз таки, могла быть понята превратно, как компрометирующее доказательство предположения парней. Но, как мы знаем, хорошая мысля приходит опосля… Теперь приходилось выкручиваться из сложившейся ситуации. Поэтому девушка, кашлянув, подтянулась, приняв гордую стойку и благочестивый вид, сложила ручки на груди и произнесла мягким голосочком (кому рассказать – не поверят, что со взбешенной фурией, в мгновение ока, могли произойти такие метаморфозы):
- Между прочим, молодые люди, у меня есть парень – любовь всей моей жизни! – и девушка умиленно вздохнула, прикрыв глаза. Казалось, что мысли унесли ее далеко в прекрасный, фантастический мир грез, где она проводила время в объятиях своего любимого.

+1

47

/Прошу прощения за задержку и внезапный уход. Дела-дела. Вы очень неплохо смотритесь вместе и я буквально чувствую себя лишним *улыбнулся*Может как-нибудь повезет вместе поиграть. /

«Похоже, всё получилось именно так, как задумывалось», - с внутренним вздохом облегчения подумал Мизуиро, отступая от всё ещё вопящей парочки на полшага. На самом деле юношу мало волновало то, что ему скажет в ответ Мизухо или как на его заявление отреагирует Кейго. Более того, он не ставил под сомнение ориентацию сестры Асано, правда, не потому что она такая несомненная, а потому что никогда об этом не задумывался. Все его слова и поведение носили характер чистой воды провокации, единственной целью которой было перевести внимание Мизухо со щекотливого вопроса в целом и его незначительной личности в частности и перейти из слабой при такой неадекватной собеседнице защиты в нападение. Судя потому, что девушка тут же сбавила обороты и принялась оправдываться, цель была достигнуто. «Было бы ещё лучше, если бы она перестала орать, но идеала в мире нет», - второй вздох вырвался вслух.
Ему-таки удалось переключить внимание обоих Асано друг на друга и теперь, когда он, наконец, был полностью свободен, ничего не держало его в детском парке рядом с выясняющим на всю улицу отношения семейством. Мизуиро бросил один взгляд на занятого в споре Кейго, словно над чем-то раздумывая. Дружба – замечательная вещь. Когда у тебя есть друг, мир вокруг полон неожиданностей, постоянно находиться в движении, и окрашен в яркие краски. Обычно это очень даже весело, но иногда Мизуиро уставал. Вот и сейчас юноша, фактически равнодушно повернувшийся спиной к воссоединившемуся семейству, хотел только одного – тишины. С Кейго этого добиться трудно при любом раскладе, а на сегодняшний день выпало слишком много впечатлений, чтобы рассчитывать, что одноклассник и друг сможет его выслушать молча.
- Судя по всему, Асано-сан, до завтра, - Коджима не сказал это слишком тихо, но не надеялся на то, что Кейго его услышит. Слова юноши были скорее его выражением мыслей вслух, чем преследовали цель привлечь внимание парня. – Позанимаемся как-нибудь в другой раз, - говоря это, Мизуиро уже шел по направлению к выходу из парка. Зеваки, количество которых из-за погодных условий было не слишком требующим внимания, успешно прикрыли его тактический отход.

----------> По дороге домой, мимо дома Куросаки

Отредактировано Kojima Mizuiro (2010-07-10 19:31:54)

+2

48

Ах~ Первый игровой пост однако~

Что плохого в солнце? От него слишком жарко, оно может напечь голову, ты рискуешь схлопотать тепловой удар, упасть в обморок, удариться головой о камень и умереть. Что плохого в дожде? От него можно насквозь промокнуть, заболеть и умереть. Что плохого в пасмурной погоде, когда всё небо затянуто облаками? Уныло, а унылость – это грех, и, будучи унылым, ты не замечаешь того, что происходит вокруг тебя, так что ты можешь легко не заметить лежащий на дороге камень, споткнуться об него, удариться головой об асфальт и умереть. К чему это всё? А к тому, что истинный интроверт всегда найдёт оправдание тому, почему он сидит в одиночестве в комнате и пялится в телевизор\компьютер\книгу\на фотографию девушки, в которую тайно влюблён. И, вместо того, чтобы выходить в мир, полный людей, всяких занятностей, свежего воздуха, некоторые люди ищут любые отговорки, лишь бы остаться в отсидке дома.

Чизуру не была интровертом, наоборот, она была отпетым (другого слова попросту не подберёшь) экстравертом, для которой проще было находиться вне дома, мучая (но она об этом не подозревала) людей своей компанией, и она всегда находила причину, чтобы дома не сидеть. Будь то палящее солнце, кислотный дождь или град величиной с арбузы, её так и манило поближе к людям, будто они мёдом намазаны и их просто необходимо побыстрее облизать. И вот когда её глазам представала картина типа той, что ей свезло лицезреть только что в детском парке (промолчим о том, что такой человек, как Хоншо Чизуру, которую явно интересовали люди, выше 120 сантиметров, делала в подобном месте), она радостно хлопала в ладоши и всячески благодарила Создателя за то, что он столь щедро одаривает всё новыми и новыми днями пребывания на этой бренной земле. Стоило Мизуиро ретироваться с места происшествия, как Чизуру уже неслась навстречу младшим представителям семейства Асано, придерживая одной рукой ремень сумки на плече.

- Кейго! Асано-нээ-сан, - увы, имени старшей сестры своего одноклассника огненновласая не знала, а, если и знала, то в своё время не удосужилась запомнить, ибо не настолько близки они были с Кейго, чтобы ей необходимо было запоминать подобное, - Почему же вы молчали? – в животе Чизуру сейчас чуть не бабочки порхали, она ощущала тот прилив сил, какой обычно чувствуют люди, когда находят своих единомышленников, они внезапно понимают, что у них появилась обалденная тема для обсуждения, и что они отныне и навеки будут понимать друг друга по этому аспекту как никто другой. – Любить кого-то одного с тобой пола – это не страшно! Это прекрасно лишь потому, что любовь сама по себе прекрасна настолько, что этот факт просто невозможно отрицать! Любовь наполняет нас силами и энергией, любовь дарит нам самые прекрасные мгновения в нашей жизни, мгновения единений и эмоций, которые сплетаются воедино, как тела возлюбленных, делясь друг с другом теплом и нежностью! Ах~ - тараторя свою тираду, которую Чизуру вполне могла бы продолжать до бесконечности, если её вовремя не заткнуть, она подошла и схватила Мизухо за руку, а потом потащила девушку к Кейго и взяла за руку и того. И, таким образом сформировав цепочку чуть ли не самых ненормальных героев Блича, Хоншо буквально засияла, широко улыбаясь и чувствуя, как учащённо бьётся её сердце. – Я всё слышала! Не нужно было прикрываться тем, что тебе нравится Орихимэ, - Чизуру чуть сильнее сжала руку Кейго, - или какой-то парень, - взгляд девушки переметнулся на Мизухо, - нельзя скрывать своих истинных чувств, о них нужно громко и с чувством заявить всему миру, пусть все знают и завидуют тому, как вы счастливы! – не особо заботясь о том, что её кто-то услышит, продолжала вещать школьница. – Итак, теперь, когда я всё знаю, я ничуть не злюсь на тебя, Кейго, за то, что ты заглядывался на мою Химэ! И, признавайся, кто из наших мальчиков тебе нравится? Неужели Сеино Асахи из параллельного класса? Или нет, я знаю! Это точно Куросаки Ичиго, ты постоянно зовёшь его пообедать вместе с тобой, и он такой же рыжий, как Химэ, ты наверняка подавал тайные знаки, которых он никак не хотел замечать!

Отредактировано Honsho Chizuru (2010-06-20 03:04:37)

+4

49

Переругивания с сестрой - дело привычное. Тумаки от нее - тем более. Поэтому в пылу словесной перепалки с Асано-старшей, Кейго с радостной улыбкой, совершенно по привычке, как в школе, помахал рукой Мизуиро.
- Покаааа, Мизуиро! Хорошоооо, до встречи в... - и тут до него дошло, что его просто кинули на растерзание этой баньши, что сейчас его просто порвет собственная психически не уравновешенная сестрица. - ЧЕГОООО?!!!!!!!!!! Меня покинулиииии... - на лице Кейго тут же отобразилось вселенское горе, траур и безутешное страдание, да так реалистично, что древнегреческие плакальщицы обзавидовались и съели бы свои утешительные платки. А вообще, в голове застряла теперь фраза Мизухо - он действительно никогда ничего не знает. все от него что-то скрывают. Стало настолько обидно, что он пропустил ключевой момент и поворот событий не в лучшую для него сторону - появление ЧЛО (Чокнутой Лесбиянки-Одноклассницы). Он стоял с отвисшей челюстью под моросью дождя, слушал весь этот бред и поглядывал на сестру в духе "А не пойти ли нам подальше отсюда к лешему, пока нас эта кикимора болотная не сожрала?". Где-то на между фразой про "тела, сплетающиеся воедино" и идиотским предположением, что он прикрывается тем, что ему нравится Орихиме - кстати... вот, еще одна... значит, Инуоэ все же была! это не мираж был и не глюк подростка, у которого гормоны через край и никуда не выплескиваются... В общем, где-то между этими фразами стало скучно, и уже к концу бреда про Куросаки, он в последний раз посмотрел на нее, как на отмороженную и развернулся в сторону выхода из парка. Нет, он бы даже и возразил что-то, да только зарядка кончилась - навозражал уже сестре с три короба. И да, кстати.. лучше бы утащить сестрицу подальше, а то неровен час, от нее этой чокнутой в очках прилетит так, что в школу эта дуреха не пойдет больше.
- Кажется дождь собирается... - скучающим тоном промямлил Асано-младший и потянул сестру за запястье к выходу, решив попросту игнорировать это чудо в перьях и со сдвинутыми мозгами. Она точно еще более ненормальная, чем Мизухо.

0

50

Просто ангел во плоти!
Так мог бы подумать всякий, случайно проходивший мимо человек, едва взглянув на сияющую мордашку девушки с каштановыми волосами, собранными в высокий хвостик на затылке. Никто бы и мысли не допустил, что всего полминуты назад, эта прекрасная особа была похожа на разъяренную Медузу горгону из древнегреческих мифов о Персее.
Но любовь делает с человеком потрясающие вещи, и теперь люди, находившиеся в детском парке Юмизавы в столь позднее время, могли стать этому свидетелями.
Стоило только Мизухо подумать о своем ненаглядном лысом возлюбленном, то есть, о Мадараме Иккаку, как в ее глазах засветились искорки счастья, и она, прикрыв глаза, чтобы ненароком не спалить что-нибудь легко воспламеняющееся (например, своего брата, хе-хе), погрузилась в свои мечты.
Именно поэтому, девушка не заметила, как одноклассник ее брата распрощался с Кейго, и благоразумно слинял из парка, чтобы больше не попадать под воздействие острого языка Мизухо в очередной раз.
Неизвестно, сколько бы времени могла проплавать Мизухо на лодке любви по бескрайнему океану своих розовых грез, если бы на горизонте не замаячило еще одно чудо средней школы города Каракуры. А именно - Хоншо Чизуру, еще одна одноклассница Кейго, знаменитая своей нетрадиционной сексуальной ориентацией. И нечему удивляться, что даже Мизухо слышала о ней, так как рыжеволосая девушка абсолютно не стесняясь, заявляла о своих чувствах к девушкам. Впрочем, она и сейчас стала громко тараторить про любовь и все что с ней связано, не обращая внимания на поздних зевак на улице.
Мало того, что мечтания Мизухо были прерваны возгласами этой новоприбывшей - Асано кинула недовольный взгляд на рыжую, - так та еще оказалась вполне симпатичной. А Мизухо не любила, когда рядом с ней находились красивые девушки - если хотите, считайте сие женской ревностью и конкуренцией.
- Э! Ты чего меня лапаешь?! - ангельского личика и в помине не осталось. Резко отдернув руку от Чизуру, Мизухо недовольно фыркнула:
- Чего-чего ты там болтаешь? Ты вообще откуда взялась? - Мизухо, в процессе мечтаний,  не очень уследила за происходящим, и до сих пор не особо въехала, почему на месте Мизуиро теперь находится эта громкая девушка - мысли о любимом Икккаку, все еще мешали соображать.
Но тут Кейго схватил сестру за руку и потащил из парка на улицу. Это немного привело мысли в порядок и до Мизухо стал доходить смысл фразы, которую сказала Чизуру. Асано-старшая, уже оказавшись на улице, выдернула свою руку из ладони Кейго и указав пальцем на Хоншо, прокричала:
- Ты че, ваще очешуела? Ты моего брата щас геем назвала?? - и плевать, что Мизухо всего пару минут назад сама утверждала тоже самое.. Одно дело, что говорит сестра, а совсем другое - какая-то особа, которой за такие умозаключения можно вцепиться в волосы, и немного "поправить прическу"...

Honsho Chizuru, Asano Keigo, Asano Mizuho--->Улицы

Отредактировано Asano Mizuho (2010-07-15 19:16:31)

0

51

-----> Куросаки, Накатсура: Дом Ичиго

Память взбесилась и раздирала себя на части, раскидывая ошмётки в художественном беспорядке. Как слои цветного бисера, красиво уложенного в прозрачной вазе. Которую перевернул глупый щенок.
День, зима, кошка на бордюре, автобус в жёлтую полоску, тварь с рыбьей мордой, синяк на голени, чашка с домашней лапшой…
«Что ты тут делаешь совсем одна в такое время?..»
Что я здесь делаю? Вопрос пульсирует венкой под виском, отчаянно пытаясь выбраться на поверхность.
«Разве тебе сейчас не надо находиться в другом месте?»
Мне надо находиться в другом месте. Но вот в каком?.. Мысли решили сыграть в прятки. Кого найдут последним – тот и перепрятывает. Спрятанного не найдут. Порой, на фотографиях, у людей бывают «красные глаза». Учитель говорил, что это из-за отражения. Девочка шла, глядя на равномерный серый асфальт перед собой.  Вчера Юзу опять потеряла какую-то игрушку. От слабости заплетались ноги, пару раз она споткнулась, едва не упав. Вокруг не было ничего, только узкая полоска пути, по которому следовало идти. Как…нитка, тянувшаяся откуда-то изнутри. И кончик этой нитки терялся впереди. Впереди были звуки шагов. Кажется, на географии задавали раскрасить температурную карту. Асфальт сменялся то гравием, то редкими пучками травы. Я уроки не сделала – это нехорошо. Сэмпай опять будет ругаться. Холод. Тоскливый, пронизывающий холод, и всё внутри начинает мелко дрожать от него. От страха. А у братика в зрачках кто-то есть. Но мне это кажется. И та тварь, что напала на нас с сестричкой на холме, мне тоже приснилась. Вся футболка на спине мокрая от шеи до спины. Всё правильно, я иду туда, куда мне надо. Карин ещё раз споткнулась. И не удержала равновесие. Упала на коленки, упершись руками о землю. Попыталась подняться. Усаки в беде, я должна помочь.
Попытка удалась только на половину. Резко оттолкнувшись ладошками, девочка откинулась назад и успела опереться на одну ступню. Сил, чтобы поднять вторую, уже не осталось. В узкое пространство зрения, ограниченного непроглядной темнотой, попался её проводник. Вернее, его ноги.
Вот я в обуви и поэтому иду куда ведут. А те, у кого ноги босиком, ведут обутых. И зачем мне кричать? Я не боюсь. В этом нет ничего необычного.  Пальцы сжались в кулачки. Этот человек странный. Потому, что идёт босиком?
Ответ был – нет. Что-то не так было именно в том, как он смотрел. Во взгляде. Глаза. Странные глаза. Надо увидеть их и всё сразу станет понятным. Поднять голову, увидеть лицо – но непонятная неосязаемая нитка будто оплела коконом бабочки-шелкопряда, не давая пошевелить и пальцем. Челюсть судорожно разжалась, выпуская из горла один единственный сдавленный возглас:
- Пусти!..гад…

+2

52

----------------> Дом Ичиго

Ночь уже полностью вошла в свои права, потушив окна последних любителей поздних ТиВи-передач. В небольшом городке наступила тишина изредка нарушаемая порывами ветра, сбивающего капли дождя с придорожных деревьев и шумом одиноких машин, возвращающихся домой. В такую погоду, ещё непривычную для тех, кто помнил лето, даже шпана берегла своё здоровье и отсиживалась где-то в четырех стенах. Никто не видел две тени неспешно продвигающихся к парку, окруженному спальным районом. Дождь, даже если он был, уже кончился, но на тротуаре четко отражалась влага. От того звук шагов выходил несколько шлёпающим, но холода, исходящего от земли, Пустой уже не чувствовал. Медленно, продвигаясь всё дальше и дальше от дома, у которого он встретил девочку, Шадэ вытягивал из неё жизненные силы.
Куросаки едва передвигала ногами, спотыкаясь на ровном месте, толи от усталости, толи от сопротивления. Шадэ не умел читать мысли. В его случае этот талант был бы очень полезным, но ему приходилось действовать слепо, ища слабые, больные точки на ощупь. Наки подхватывал её, выравнивал, ставил на ноги и они двигались дальше. Постепенно у Пустого накапливалось чувство досады и раздражения на девочку, чей запах* действовал на нервы. Что-то в ней было странное. Что-то в ней было схожее с шинигами. Даже в этом городе, где рейреку так или иначе обладали многие, встретить ребенка настолько богатого духовной силой было странно. Куросаки была похожа на детей из магазина, вот только их явно учили контролировать и развивать свои способности, а она просто казалась особенной.
Шадэ слышал её тяжелое дыхание и звук падения. Именно на эти звуки он обернулся, выжидающе глядя на попытку девочки подняться. Она двигалась медленно, словно пробиваясь через вязкую жидкость, а мужчина просто продолжал смотреть. Медленно двигалась и тяжело дышала, опутанная его собственной лентой рейреку. У шинигами такая лента красного цвета, у простых душ белая, Шадэ считал, что было бы забавно, если бы его лента была чёрной. Но эта мысль не задержалась в его голове, потому что девочка заговорила.
- Пусти!.. - Пустой хмыкнул и в два шага оказался рядом с девочкой, которая вроде бы собиралась что-то добавить. В непосредственной близости к ним никого не было, вокруг шевелили мокрыми ветками деревья, запах силы завораживал и терпеть дальше Шадэ не видел смысла.
- Разве я держу? - в тоне Пустого прозвучала насмешка. Сейчас он чувствовал себя точно так же, как раньше, когда обладал другим телом и не успел побывать за Вратами Ада. Все его чувства, зажатые  в рамки двух основных желаний - есть и развиваться, - сузились до основных инстинктов. Сигналы, отбивающие пульс в его голове, на самом деле, вытекая друг из друга, означали одно и то же. Мир Пустых был черно-белым, потому что у них не было сложных тонов, они не маялись сомнениями, их не терзали кошмары. Все оттенки серого мира так или иначе говорили о голоде. Шадэ ни разу не был в Сейрейтее, но не думал, что тот мир, несмотря на свою яркость, так уж сильно отличался от Уэко Мундо, потому что шинигами, также как пустым, чтобы развиваться, нужно было убивать.
Впрочем, сейчас всё было иначе. Сейчас, Накитсура мог жить дальше, накапливаю необходимую ему силу другим способом. Почему-то эта мысль действовала отрезвляюще, заглушая греющее изнутри желание убивать.
- Мы почти пришли, - взяв Куросаки за шкирку, он без особого труда поднял её на ноги. Рука по-прежнему осталась лежать на её плече. В этом не было необходимости, но так вытягивать рейреку было проще. – Скоро это закончится.

*Под запахом имелось в виду восприятие рейяцу.

+3

53

Главная улица Каракуры

Из-за появления Шадэ, Киске не смог продолжить нормальный диалог с Тоширо. Не то, что бы это очень удручало ученого, ведь все что нужно было, он сказал, а мальчик вряд ли обладал какими-нибудь интересными для хозяина магазинчика сведениями. Нет, он совсем был не против просто провести приятную беседу с кем-либо из шинигами, даже если это не принесет ему никакой ощутимой пользы. Но дела, как говорится, не ждут. А Накатсура был настолько важным и опасным делом, что оно требовало внимание экс-тайчо. Да и судя по тому, что его реяцу чувствовалось на расстоянии более километра, Шадэ, похоже начал набираться сил. А те исследования образца его рейреку, которые Урахара успел провести в своей небольшой, но очень мило и уютно обставленной лаборатории, показали, что беглец может восстановить свои силы только одним единственным способом - поглотить кого-то другого.
Шунпо-шаг сменял один за другим, а ночной ветерок теребил космы, торчащие из под головного убора небритого шинигами. Киске, запеленговав местонахождение источника активности духовной силы, свел всю свою активность по этому поводу к минимуму. Жизнь и работа во втором отряде под началом самой Шуншин Йоруичи научила  обладателя модной панамки довольно многому, а должность капитана отряда задержания все же обязывала научится хорошо скрывать свою духовную силу до того момента, как цель будет загнана в угол и готова к захвату. Логичным следствием этой должности стала одна из первых разработок Урахары на своем посте главы научно-исследовательского отдела. Им был создан и опробован плащ, прекрасно скрывающий обладателя от всевозможного пеленга по рейацу. Правда сейчас такой удобной штуки под рукой не было, да и сам Киске был не последним шинигами в искусстве маскировки.
О том, что будет предпринимать Тоширо, оставшийся где-то позади - Киске не знал. Но все же, как любящий спланировать все заранее человек, он не стал удалять этого мальчугана из возможных актеров в предстоящей сцене "милого" воссоединения. Самым главным вопросом было то, кто же стал жертвой Накатсуры. Ведь не каждый встречный в Каракуре обладает рейреку. Но из того, что белобрысый шинигами смог прочувствовать, следа другой сильной души не было, что могло значить то, что Шадэ либо не сопротивляются, либо жертва не обладает большим резервуаром духовных сил.
Вот бывший капитан двенадцатого отряда уже был над деревьями парка, и следующим шагом его гетэ тихо опустились на траву в кустах. Из подобного  наблюдательного пункта открывался прекрасный вид на две фигуры, освещенные неровным светом уличного фонаря. Девочка и среднего роста мужчина, в очертаниях которого было невозможно не узнать сбежавшего из под присмотра обладателя меча. И тут взгляд владельца магазинчика вернулся к бледному лицу девчушки. Глаза расширились. Он узнал Куросаки Карин.
Следующие действия были просты. Шорох кустов возвестил о том, что в них кто-то есть. Но это была не более чем уловка и следствие от шунпо к парочке.
- Хисашибури дана* Шадэ-сан - добродушным голосом сказал Урахара, после чего его трость взлетела и сильно ударила по обеим рукам Накатсуры, дабы юноша не лапал невинное существо, а затем кулак свободной руки Киске прилетел прямиком в челюсть бывшего пустого, от чего его тело направилось в те самые кусты, из которых и пришел владелец магазинчика**.
- С вами все в порядке, Куросаки-сан? - заботливо спросил небритый шинигами, присев на одно колено и обняв девушку за плечо, а заодно почувствовав как холодок пробежал по его руке, когда он коснулся мокрой футболки младшей сестры Ичиго. Взглядом Урахара обозревал территорию, ожидая возможного нападения, ведь кто знает, на что готов пойти Шадэ ради своей добычи, которая была выхвачена из его рук. Голодающая душа могла и озвереть, кинувшись в бесполезную, в данный момент, атаку.

* Хисашибури дана - Давно не виделись(яп.)
** - Все действия и прописи оговорены с игроком и администрацией

Отредактировано Urahara Kisuke (2010-10-07 23:58:12)

+3

54

--------->> Главная улица Каракуры

Хитсугайя сознательно вышел из шунпо чуть дальше от места событий, чем Урахара. Очевидно было, что учёный намного лучше, чем шинигами понимает, что это за существо и чего от него ждать. Это значило, что бывший капитан изрядную часть известной ему информации, скрыл от членов Готей-13. Такой факт злил и требовал спросить ответа, но сейчас заниматься этим было некогда. Намного важнее был бродяга, которого нужно было остановить, и Урахара лучше представлял, как это сделать. Помешать ему было бы большой ошибкой, поскольку Тоуширо не знал ситуации. Потому, максимально скрыв рейацу, он тихо и насколько возможно быстро двинулся к месту действия.
Когда он смог видеть происходящее, учёный как раз заносил трость над мужчиной. Он был легко узнаваем по фотографии, которую дал Ишида - это был именно тот человек, который пролежал в больнице около двух недель. Рядом с ним стояла девочка, которую тоже легко было узнать - это была сестра Куросаки.
Теперь, видя открывшуюся ему картину, Хитсугайя начал догадываться о том, что случилось в больнице. Девочка выглядела бледной и едва держащейся на ногах. Тоуширо видел её всего несколько раз, и с запомнившимся образом очень не сочеталась эта слабость. Наоборот, тогда она казалась бойкой и сильной.
"Что-то не так."
Медсестра в больнице была в обмороке без видимых причин.
"Не связано ли это?"
Но рассуждать дальше времени не было. От удара Урахары бродяга отлетел в кусты, и учёный сразу занятся Куросаки. В несколько шагов Хитсугайя оказался под светом фонаря.
- Урахара, - коротко в пол голоса бросил он, привлекая внимание, и тут же развернулся туда, где скрылось существо. Ладонь непроизвольно легко на рукоять Хьёринмару, торчащую над плечом, в глазах мелькнул блик рейацу, высвечивая их ярко-голубым. Капитан пристально смотрел на растительность, готовый к любому повороту событий.
Он не был уверен в том, стоит ли оставлять это существо в живых. Он не знал, чего от него ожидать. Однако если он и колебался, то только до тех пор, пока не увидит агрессию. Если шинигами только увидит подтверждение опасности бродяги, необходимость убить станет очевидной. Целый год его не могли найти, он скорее всего является причиной невозможности закрыть Врата Ада. Рисковать было нельзя - его уничтожение должно решить проблему. Но ошибка была бы слишком опасна. И потому Хитсугайя ждал, готовый мгновенно реагировать по ситуации.

+1

55

Ничего не вижу…Нет, вижу. Действительно странные…Поймать лицо человека в фокус удалось только на мгновение и утешения это зрелище не принесло. А вот ответ Карин услышала как назло чётко и ясно. Ах ты!.. Глаза девочки нехорошо сощурились…и всё. Гадство. И это относилось уже не к неизвестному. Она почувствовала, как её поднимают обратно на ноги. Как собачонку из лужи. По своим ощущениям ей и впрямь казалось, что она откуда-то вынырнула. Или что её окатили из ведра. Беспорядок в «опилках» никуда не делся, но осознание себя больше не пропадало. Нормально, я могу держаться. Всё в порядке, - утешение было явно натянутым и девочка мысленно поморщилась. – Тоже мне герой…
Ноги не то, чтобы твёрдо стояли, но другого выбора у них не было. Хотя все мышцы, дружно и не сговариваясь, обвиняли свою хозяйку в бессердечии и эксплуатации рабского труда.
На плечо легла ладонь и над головой вдруг сомкнулась густая вязкая и холодная смола. Что?.. Эффект был посильнее, чем от «вытаскивания». Как темно… Всё это напоминало жуткий сон, от которого нельзя проснуться. Вокруг была глухая, равнодушная тишина. Назад… Вокруг всего тела тонко змеилась светящаяся нитка. Её кончик терялся где-то в вышине, но второй был зажат у Карин в руке. Я выберусь. Она попробовала дёрнуть нить, но жидкость вокруг превращала каждое движение в пытку. А вдруг оно тогда вернётся назад? К дому? Вот теперь стало действительно страшно. Уходите. Папа. Юзу. Уходите. Взгляд девочки постепенно стекленел. Если вы спите – проснитесь и уходите. Куда-нибудь.  В конце концов, на этом «дне» было не так уж и плохо. Только сердце билось о рёбра, будто птица в клетке. А мне пора спать…
Уснуть очень хотелось, но мешался вдруг раздавшийся голос. Да замолчите вы уже все…- мысль была такая же вязкая, как и смола. И застыла внутри капелькой янтаря. Что-то мелькнуло перед глазами. Слух отметил шелест листьев и треск веток где-то позади неё. Кто-то высокий присел рядом. Что-то спрашивая. Она повернулась.
- Вы мешаете, - спокойно произнесла девочка, смотря прямо в глаза Киске. Взгляд Карин был спокойный и какой-то немного отрешенный. Она не делала попыток  вырваться, но и не двигалась с места. Стоять было нелегко, но так было надо. И девочка терпеливо рассматривала одну единственную точку позади Урахары, глядя прямо сквозь его голову. Сбоку мелькнуло что-то белое, но Карин не оглянулась. Место, где она должна была быть, находилось не здесь. – Уходите.

+2

56

В упростившемся мышлении Шадэ шорох кустов, послышавшийся откуда-то сбоку, мог означать только две вещи – опасность или соперник. «Добыча», окончательно заблудившаяся в потёмках своего сознания, больше не дергалась и не сопротивлялась. Её личность была подавлена, и в вялых передвижениях тела, можно было заподозрить скорее какую-нибудь куклу, нежели живого человека. Отдавать кому-то честно добытое своё, Накитсура не собирался.
Бывший Пустой подобрался и оскалился, бросив взгляд на зашуршавшие кусты, и тут же дернулся от движения с другой стороны. После продолжительного голодания от насыщения духовной силой стала кружиться голова, движения были резкими, но ломкими и какими-то незавершенными. Он отреагировал медленно. Точнее медленней, чем нужно было. Удар пришелся по рукам, всё ещё лежавшим на плечах «добычи». С опозданием, не поспевая за зрительными и тактичными ощущениями, пришло чувство инородной рейяцу.
- Шинигами!!! - Наки глухо зарычав от боли и чистой ярости, оглоушено дернулся навстречу, чтобы порвать, растоптать, уничтожить того, кто влез не в своё дело, позарился на его добычу, и тут же наткнулся на кулак. Удар, протащивший его через кусты в дерево, как ни странно оказал отрезвляющее действие. Боль в затылке, кровью капающий нос, садящие ощущения на руках и холодная и влажная земля под задницей привели чувства, вкроив в животные инстинкты и желания рациональное звено мышления.
«Урахара», - в прояснившемся сознании выходца из Ада мгновенно опозналась персона панамчатого владельца захолустного магазинчика. «Вечно ты везде лезешь», - зло, исподлобья глянув в сторону своего обидчика, Наки медленно, без особого стремления начал подниматься. Совсем не радовало то, как быстро на него вышел Урахара, стоило ему только начать восстанавливать рейяцу. И было совершенно фигово то, что вышел он не один. «Занпакто? С этим могут возникнуть проблемы», - отметил Шадэ агрессивность настроя белобрысого мальчишки. Любого другого наличие гигая могло смутить, но бывший пустой отчетливо видел красную ленту духовной силы. - «Ненавижу шинигами».Поднявшись, Накитсура оттолкнулся от подпираемого дерева, сделал несколько шагов, запнулся и выровнялся. Утер рукой стекающую кровь, равномерно смешивая с мокрой землей, осевшей на ладонях, и размазывая по лицу, сплюнул, пошатнулся и вполне ровно двинулся обратно, по пути стряхивая с одежды всю прилипшую к ней маскировку. Спешить ему было некуда. Наличествующая рейяцу уже работала над восстановлением, грудь горела подступающей силой и инородным желанием убивать, а белая лента рейреку всё ещё была у него в руках. «Добыча» по-прежнему принадлежала ему. И он по-прежнему не был настроен от неё отказываться.
- Признаться… я бы не видел бы тебя и дальше, и был бы вполне счастлив, - голос, в котором ещё слышались хриплые ноты, уже звучал вполне по-человечески, хотя и очень зло. Урахара в его обычном состоянии был ему не по зубам – это Накитсура знал. Но помимо всего прочего, у него была уверенность и в ином – пока это горящее желание уничтожать находилось с ним, победить обычными средствами его было невозможно. Это уверенность опьяняла. – С ней всё в порядке, Урахара. Ведь так? -  Шадэ усмехнулся, подмигнул «добыче» и облизнулся. Чувство, что у него пытаются отобрать надкушенный бутерброд, злило. Драться с двумя противниками было бы крайне нежелательно, и пустой тешил себя возможностью договориться. – Я бы ничего с ней не сделал.  Уходи. Ты и твой белобрысый друг-шинигами тут не вовремя.

+4

57

Легкий ветерок, подувший в спину Урахаре, ознаменовал то, что кто-то воспользовался техникой хохо. Не нужно было быть гением, что бы понять, что это Тоширо. То, что юный капитан последовал за владельцем магазина, так же было вполне логичным ходом. Ведь вспышка неизвестной рейацу в городе, который постоянно, в последнее время, становился полем боя двух воинствующих сторон и их союзников. Конечно, где-то поблизости мог быть один из шинигами, патрулирующих Каракуру, но капитан десятого отряда создавал уникальную атмосферу вокруг себя, благодаря своему занпакто, который был сильнейшим из духовных мечей. Киске сдержался, что бы не повести плечами, когда от холодка по его спине пробежали мурашки.
По интонации голоса седовласого шинигами, когда он в пол голоса обратился к обладателю самой моднявой панамки Каракуры, понять настроение и мысли мальчика было не то что сложно, а просто невозможно. Но Урахара не позволил любопытству ученого взять над собой верх и вглядеться в лицо капитана, да бы понять чего ожидать от его фигуры. В данный момент, конфликт, был бы для бывшего члена Готей 13, очень нежелательной вещью. Как некоторое время назад выразился Тоширо, высвобождение его духовной силы могло сорвать печать с висящих в небе Врат, и наслать на город толпы подобных Накатсуре созданий, что уж говорить о силе самого Урахары. Да и сам Шадэ был настолько ценным и уникальным образцом для исследования, что уничтожить такое - было бы кощунством. Ведь никому еще не удавалось вернуться из-за той стороны. Появление врат в небе, могло быть причиной выхода бывшего пустого на свет солнца, либо же следствием. В любом случае, уничтожать беглеца было крайне невыгодным предприятием.
Размышления владельца небольшого магазинчика вкусностей и гаджетов для шинигами, в которые он погрузился после появления Хитсугайи в парке, были прерваны спокойным голосом девочки, рядом с которой он стоял на одном колене. В удивлении ученый приподнял брови и глянул в лицо сестры Ичиго.
- Наруходо* - протянул Киске, поднимаясь с колена и убирая руку с плеча Карин. - Хитсугайя-сан. Куросаки-сан загипнотизирована. Не воспринимайте всерьез все то, что она будет говорить. Наш друг дергает за ниточки ее сознания, пытаясь подманить к себе, как делали это мифические существа, называемые за морем Вампирами. - поспешил поделится своим наблюдением с седовласым шинигами Урахара. Все же надо было держать союзников в курсе, и давать им ту информацию, которая, по мнению белобрысого шинигами, была им нужна. Конечно небритый владелец магазинчика утаил тот факт, что Шадэ - один из двух носителей мечей. Ведь подобная информация могла устроить такой переполох в рядах славных представителей Готей 13, что о спокойной жизни в магазинчике на отшибе - можно было забыть. Нет, Киске и не думал присвоить силу подобных артефактов себе любимому и сделать что-нибудь такое, о чем потом пожалели бы и смертные и те, кто считают себя бессмертными. Урахара надумывал выполнить работу по поиску и анализу мечей, а уж потом сообщать Ямаммото.
Вот раздался треск, и из кустов вышел и сам виновник торжества. За тот год, что Киске не видел Накатсуру, тот не сильно изменился. Правда из его носа сейчас тянулась струйка крови, но это можно списать на последствия знакомства в кулаком Киске. Да и вопросы вызывало отсутствие у Шадэ обуви. С первого взгляда было сложно обнаружить причину, по которой Карин тянуло к злодею, хоть она и не двигалась с места. Ученый сконцетрировал свой взгляд на бывшем пустом и увидел, как тот держит в руке кончик белой ленты, берущей свое начало от самой сестры Ичиго.
- Шадэ-сан. Твои слова ранят меня в самое сердце, ведь я думал, что мы были друзья! - детским голоском пропищал небритый шинигами и драматично уткнулся в подставленную к лицу руку. Подобный жест мог спровоцировать разозленного беглеца на то, что бы вновь добраться до добычи и тогда появился бы шанс окончательно освободить девочку из цепких пальцев Вампира. Но все же Киске быстро оставил попытки провокации. Не стоило забывать о стоящем в непосредственной близости Тоширо, который мог поддаться импульсу и атаковать Шадэ, поставив жизнь девушки в опасное положение. Поэтому шляпник продолжил диалог
- В порядке? Она еле стоит на ногах. Все же тут холодно и зябко, Шадэ-сан. А не все могут в такую погоду стоять босиком на промерзлой земле - отметил бывший капитан двенадцатого отряда странность в образе Накатсуры. Ведь в городе сейчас никого не встретишь, кто бы щеголял по улицам после дождя, сверкая пятками до тех пор, пока их не покроет дорожная грязь. - Боюсь, что ей с тобой не по пути. Ах да! - голос Урахары вновь скаканул на несколько октав выше и улыбаясь, ученый хлопнул себя полбу. - Как же некрасиво получилось, где мои манеры? Я забыл представить тебе своего белобрысого друга-шинигами. Это Хитсугайя Тоширо - капитан десятого отряда. Ты ведь помнишь насколько они сильны, да, Шадэ-сан? - постепенно тон, которым говорил обладатель полосатой панамки снизился до полу-шепота, а во взгляде Киске блеснула угроза, намекая бывшему пустому на то, что если он попробует напасть, то силы в подобном сражении будут явно не в его пользу. Хотя Урахара и был уверен в том, что сам мог бы справится с выходцем из Врат, но присутствие еще одного шинигами, который по силам был не намного его слабее - было неплохим, даже прекрасным, подспорьем в любом поединке.
- Поэтому я все же буду настаивать на том, что бы Куросаки-сан осталась с нами, а ты, отпустив ленту, оставил бы нас. - совершенно серьезно говорил Киске, вновь кладя руку девочке на плечо, и чуть сжимая его, надеясь с помощью небольшой боли, побудить ее сознание начать вырываться из плена.

Наруходо* - Вот оно что(яп.)

Отредактировано Urahara Kisuke (2010-10-13 16:02:58)

+5

58

Услышав голос Урахары и своё имя, Тоуширо повернул голову в пол оборота, не выпуская из вида растительность, скрывавшую противника. То, что сказал шинигами звучало для капитана странно - что-то не сходилось в его сознании в этой информации. Если бы они имели дело с Пустым, всё было бы ясно - душа - с помощью гипноза могла подчинять добычу, чтобы съесть. Но, хотя природа этого существа была Хитсугайе неизвестна, он так или иначе вышел из Ада и в данный момент находился в захваченном им человеческом теле. Это не соответствовало природе Пустого. Потому причины для гипноза Куросаки могли быть иными. Девочка была сестрой временного шинигами, через неё можно было добраться до брата. Для этого требовалось развитое сознание, и побег из больницы говорил о его наличии.
- Урахара, - требовательно заговорил Тоуширо, встречаясь с учёным взглядом. - что нужно этому существу? Я так понимаю, ты это знаешь, и давно.
То, что союзник Готей-13 укрывает немало информации, говоря далеко не о всём, что знает сам. Сколькими ещё сведениями новыми для Тоуширо располагает Киске? По какой причине он утаил это?
"Урахара очень много скрывает," - глаза Хитсугайи сузились, сверля Киске. - "Можно ли ему доверять? Я не знаю его цели."
Шорох сзади заставил резко обернуться. Шадэ не появлялся слишком долго, и сейчас, наконец, дал о себе знать. Существо, которое искали год, выглядело почти таким же, как на фотографии за несколькими исключениями - безразличное тогда лицо несло следы злости, из носа шла кровь, и, что больше обратило на себя внимание Хитсугайи, Шадэ был не обут. Это выглядело странно, но было легко догадаться о причине - он нашёл обычную одежду в больнице, но обуви там не было. Судя по речи, это существо было полностью сознательно - пустые устроены намного проще. Нападать он не стал, вместо этого заговорил с Урахарой, однако это не заставило Тоуширо выйти из готовности начать бой. Дружелюбие было обманчивым, и Шадэ до сих пор претендовал на девочку. Смысл разговора был далёк капитану - его задачей было остановить и обезвредить создание. Но последняя фраза Киске заставила Тоуширо взглянуть на него непонимающе и сразу же сузить глаза в несогласии.
"Он намерен отпустить это существо!"
Это не устраивало капитана. Причины Урахары были ему полностью неизвестны, но в данном случае они уже не имели значения. Слишком много неясного в его поведении. С этим стоило разобраться, но потом. Все остальные дела мгновенно ушли на второй план, оставляя только пока только главное - Шадэ.
- Я не намерен отпускать. - прорычал Хитсугайя сквозь зубы, обращаясь сразу к обоим собеседникам.
Не ожидая, когда кто-то из них среагирует, шинигами сдвинул правую ногу вперёд, скользя варадзи по тёмному асфальту. Ладонь легла на рукоять Хьёринмару, завершая приготовления к бою. За эти несколько секунд Тоуширо решал, что делать. Насколько силён противник? Высвобождение занпакто могло разрушить печать, выпуская в город сотни адских тварей. Но душа в человеческом теле вряд ли была достаточно сильна, чтобы нельзя было обойтись без шикая.
Первым признаком бури глаза Хитсугайи сверкнули голубым вместо бирюзового, и, вслед за этим, одновременно со вспоровшим ножны мечом в стороны от шинигами по земле пробежал шуршащий льдинками вихрь рейацу, преобразованной в наполненный изморосью воздух. Белёсое кольцо мгновенно расширилось, разбилось на отдельные сполохи и растворилось, а земля в его пределах начала покрываться наледью там, где асфальт ещё не высох после дождя. Добравшись до кустов, иней затянул ближайшие ветки, поднимаясь выше. Вторая волна, прошедшаяся по земле дёрнула хаори джубантай-тайчо, он сделал полшага вперёд и, сузив голубоватые глаза, взмахнул Хьёринмару, посылая в Шадэ направленный порыв ледяного ветра со снежной крошкой.

+3

59

- Вы не вовремя…- эхом произнесла девочка, равнодушно глядя на Урахару. Рука Карин как пружинка вскинулась вверх и вцепилась в кисть Киске, стараясь содрать её с плеча.  Замерла, с растерянным выражением лица. И разжала пальцы.
Вязкая темнота судорожно дёрнулась. В ушах, как неисправный граммофон, зазвучали слова и фразы. Карин зажмурилась и мотнула головой, пытаясь отогнать назойливое эхо, но вместо этого оно усилилось. Стало чётче, избавилось от помех и ввинтилось в уши.
Ауч! Многострадальное плечо будто прижало дверью. Это где это я так застряла? Карин ощущала некоторую дезориентированность. Янтарь пошёл трещинами, плавясь и обтекая…
- Э?
Перед Карин стоял никто иной как владелец магазина, где работали Уруру и Дзинта. С ребятами девочка неплохо дружила, но с их работодателем встречалась редко. Девочка вытаращилась на Киске как котёнок, которого поймали сидящем попой в тапочке уже так сказать «в процессе». Было от чего. После одного неудачного тайма рядом с магазином несколько недель назад Карин старалась там не мелькать. «Простите, Урахара-сан, то окно само вылетело!» - чуть было с ходу не выпалила она. Затем вспомнила, где находится. Затем вспомнила услышанные голоса. Какое там окно, живыми бы все остались… Фактически вися в руке ушлого торговца всячиной, Карин отважилась покоситься назад – на того самого «Шадэ». Вид у него был малость помятый, что вселяло небольшую надежду на благополучный исход событий. Девочка мрачно оглядела Пустого с головы до ног. Можно было ещё и язык показать, но отчего-то Карин не хотелось рисковать столь активным проявлением собственного негодования. Тем более, что двинуть ни рукой, ни ногой она по-прежнему не могла.
Похоже, лучше пока молчать и не возникать, - девочка уныло отвернулась. Ну почему всё это случается именно так?.. Она старалась не встречаться глазами с Урахарой. Почему я не могу сама справиться с теми проблемами, которые со мной случаются? Было горько и обидно до слёз. Дзинта и Уруру точно мне не простят, если с Урахарой-сан что-нибудь случится. А всё из-за… Карин сцепила зубы и попыталась сжать кулаки. Пальцы были совершенно немыми. Тут должен быть ещё кто-то! – вдруг осенило её. – Капитан какой-то…Кажется кто-то про него говорил… Она закрутила головой по сторонам. И довольно быстро обнаружила неподалёку. Белобрысый – это определённо да, но вот остальное… Карин пару мгновений рассматривала «капитана». Внимательно. Если он капитан, то я чемпионка мира по футболу, - хмуро сделала вывод девочка. Наверно, от кручения по сторонам голова её окончательно закрутилась ибо вокруг «капитана» вдруг стал расползаться лёд и иней. Не говоря уже о том, что у него засветились глаза. Вот они - глюки, - поняла Карин, в некоторой растерянности глядя на поистине удивительное антиприродное явление. Мелькнувшие перед глазами белые точки заставили девочку моргнуть. Это были снежинки. Что?! Снег? В это время года??? Первым вариантом, который появился в накрытой кепочкой умной-преумной головке Карин, был ледниковый период и мамонты. Мамонты работали в полиции и было понятно, почему Усака так наотрез отказывался её вызывать. А потом учитель истории здоровенным, похожим на тесак, мечом гонял патлатого типа с красными глазами по магазинчику Урахары, потому что тот не сделал географию.
Глаза девочки закатились и она обмякла тряпичной куклой.
Все поддерживающие её резервы сил были исчерпаны. Непрестанное вытягивание энергии со стороны красноглазого и внезапно появившееся сильное духовное давление действовали точно так же, как на бабочку, находящуюся на стенке цветка-кувшинчика насекомоядного растения, действуют скольжение и случайный толчок вниз.

Отредактировано Kurosaki Karin (2010-10-21 20:59:26)

+4

60

«Паяц», - хмуро заметил Шадэ, без особого интереса разглядывая Урахару. Как минимум половину того, что выходило изо рта торговца, можно было смело пропустить мимо ушей, благо думать было тяжко – голова всё ещё гудела после недавнего удара, насыщения и голода. Как Наки умудрялся испытывать два последних ощущения одновременно, было загадкой даже для него самого, но так или иначе именно это он и испытывал.
Пустой остановился примерно в одинаковом расстоянии от обоих шинигами, зевнул и потянулся всем телом. Ярость, трепетавшая на фоне сознания, никуда не делась, но с ней он был готов смириться, если взамен Урахара заберет своего игловолосого друга и уберется обратно своё логово. Другой вопрос, что надеяться на это было практически наивно. У всех шинигами была одна и та же раздражающая привычка – лезть не в своё дело.

– Мне все равно как его зовут. Шинигами – это шинигами. Этих собак так много на этот маленький городишко, что запоминать их имена было бы пустой тратой времени, - оскалился Накитсура, демонстрируя более выдающееся, чем обычно это бывает у человека клыки. Было похоже на то, что девочку отдавать ему обратно никто не собирался. «Обидно», - подумал Пустой характерно хрустнув шеей. Девочка ему понравилась. Она была аппетитной и живой. Отказываться от неё не хотелось, но Шадэ не был уверен, что настолько, чтобы сражаться.
«Я бы избавил её от проблем, касающихся духовного мира. Урахара, ты не можешь постоянно быть с ней рядом, защищая от всех бед. Потеряв рейреку, она станет нормальным человеком, а я буду жить»! – Накитсура облизнулся, сверкая красными глазами, а Карин пришла в себя. Разрыв контакта был закономерным, но всё равно неприятным. Шадэ ответил на её взгляд обезоруживающей улыбкой. Вряд ли та хорошо смотрелась на его сбитом в кровь лице, но это мало волновало Пустого. Он знал, что всё уже потеряно. Чувствовал. Бившие панику инстинкты требовали от тела подобраться и быть готовым ко всему, но той силы, которую он позаимствовал у Куросаки, было слишком мало, чтобы чувствовать себя уверенно рядом с двумя шинигами такого уровня.

Как только в воздухе повеяло снежной рейяцу, Накитсура отшагнул назад, ближе к лесной посадкой и панически оглянулся в сторону Врат, которые старался никогда не выпускать из виду. «Идиот!!!» Сердце забилось где-то в желудке, не справляясь с охладевшей от ужаса кровью, зрачки расширились, а воздух в ответ на его страх начал накаляться. Выходец из адских врат не боялся ни шинигами, ни смерти, но перспектива вернуться туда, откуда он вырвался с таким трудом, пугала его до помутнения разума. «Я не хочу! Не хочу опять!! Он не понимает что делает! Это его вина. Это он виноват».
- Поэтому я и ненавижу шинигами, - тяжело выдыхая горячий воздух проговорил Шадэ. Он знал, что бой скорее всего спровоцирует открытие Врат, и только это останавливало его, чтобы не броситься на самоуверенного мальчишку. – Ха! Похоже, у чиби-тайчо другое мнение, Ура~хара, - разум снова медленно уходил на задний план, оставляя только основные инстинкты и до боли горячий жар в груде. Он мог убить этого снеговичка. Мог! Убить. Уничтожить. Растоптать владельца занпакто, столь похожего на ненавистный! Ему просто нужно время. Немного времени и одна единственная возможность. Ну же! «Блё… кончится это плохо», - жар распространился от груди к ладоням. «Я скоро не смог себя контролировать», - взглядом Шадэ поймал движение – его «добыча» оседала на землю. Мужчина было дернулся, чтобы подхватить её, но вспомнил, что обстоятельства изменились.

- Урахара, прикрой девчонку, - сплюнул Накитсура, осторожно выпрямляясь. Боль, скрутившая его в букву «зю», отпустила. Он просто перестал сопротивляться. В его левой руке был зажат раскаленный без малого полутораметровый кусок металла, неровно сбитый к концу и на две трети заточенный с одной стороны. Он сам не заметил, как выпустил ленту и появился меч, но от его жара кожа едва ли не дымилась и сгорала. Но боли не было. Была только опьяняющая сила и уверенность. – Сейчас будет жарко, - хрипло хмыкнул Пустой, перехватывая железку поудобнее, и осторожно огляделся. Идеальным было бы вообще просто технично смыться. Использование этой железяки сильно ослабляло его, и Наки, несмотря на практическое отсутствие сознания, не хотел рисковать своей жизнью.
- И что ты мне сделаешь, шинигами?! – уже обращаясь к Хитсугайи прорычал Пустой. Он полностью подавил своё рейяцу, оставляя только силу с запахом горячего железа. «Посмотрим, что ты можешь морозный мальчик», - усмехнувшись, Шадэ резко задрал руку с занпакто кверху, поднимая волну раскалённого воздуха, отбрасывающую маленького шинигами назад. Воздух нагрелся настолько, что одежда задымилась, земля покрылась трещинами, ближайшие кусты заметно подкоптились. Наки выигрывал себе время. Ещё до того, как горячий жар уложился, Пустого и след простыл. Ограничиваясь демонстрацией, Шадэ соединил своё собственную технику перемещения с природной силой меча, управляющего огнем и твердью, и буквально провалился в заранее разрыхленный грунт, уходя дальше от места преступления. Прежде чем вступать в бой с шинигами, ему нужно было накопить рейреку.

---------------> Штаб-квартира 10-го отряда

*до того, как все взвоют, что это невозможно и читство, напоминаю, что владельцы артефактов приобретают уникальную возможность побыть полноценным МС с разрешения администрацией. Раз уж мечик полагается вернуть законному владельцу, я пока напоследок с ним развлекусь.
**внешний облик меча и техники зависят от владельца. Неизменным является только его сила и природа.

+3


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Детский парк Юмизавы