Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Las Noches » Восточные коридоры.


Восточные коридоры.

Сообщений 61 страница 64 из 64

61

Ильфорт усмехнулся. Не всегда удавалось поймать Заэля врасплох. Гениальный и тонкий ум ученого был уже настолько заточен под «умыслы», что Октава, казалось, совсем разучился распознавать то, что говорится просто так, а что с подтекстом. Слишком подозрительный, слишком мнительный, слишком себя любит. И если когда-то было время, когда Заэль мог что-то упустить, просто не придав этому значение, то теперь оно давно прошло. Со временем ученый стал наблюдательнее, зарылся с головой в системы, схемы, похоронил себя в интригах и провокациях. И теперь видимо, сам того не понимая, стал создавать осмысленность всему, упуская вариант «бессмысленность». Додумывать и напрягать свой мозг ненужным. Это забавляло, особенно тот факт, что стоит его сбить его с точки опоры, как младший братец тут же терял равновесие и упускал то, что было со смыслом.
- Трогательно, это сарказм, гений наш. Как не стыдно, такие вещи и не замечать. Ай-ай-ай, а может… – Сделав обеспокоенное лицо, Ильфорт уставился на Заэля – Вдруг ты заболел?! Хотя нет, учитывая тот факт, что ты больно поспешно стал отрицать заботу обо мне, с какой яростью ты отстаивал свое мнение, пожалуй я, просто сделаю вид, что не замечаю, ту милую обеспокоенность.
Упрекая Заэля во всех смертных грехах, находя брата кучу раздражающих недостатков и отсылок к неполноценности, Ильфорте порой сам забывал, что ему так же свойственны те же качества. Наблюдательность, мнительность, только если у Заэля в силу его не дюжего ума, все эти качества были в плюс. То у Ильфорта, как не прискорбно было это признавать, все было в минусе. Замечать он замечал, даже мог «отбрить» то или иное явление, но по большей части, ему это ничего не давало, кроме новых поводов к опасениям. Потому что «язык мой - враг мой», это было как раз про него.
Даже схожие черты характера, выливались у братьев по-разному. Артистичность Заэля приносила плоды. Октава, был прекрасным манипулятором, режиссером и актером в одном лице, стоил планы и получал то, что хотел и тешил свои амбиции
Ильфорт ничего особого не получал, использовал свой дар ради спасения чаще всего, или же совсем от скуки. Истеричность же обоих, портила картину мироздания, однако если Заэль умудрялся, потом обустроить все так, что казалось, что оно и было так задумано, Ильфорте же чаше всего вспылив, огребал по самое «не хочу».
Комплексам тут было бы грех не появиться, но каким-то чудесным образом, они не цвели, не благоухали и почти не трогали чуткую душу Пятнадцатого арранкара. Так, изредка всплыли в мозгах, чуть теребили самолюбие, а потом тихо-мирно уходили, не сильно травмируя психику.
Ильфорт не стремился быть во всем правым, не стремился к признаю. Ему вообще было удобнее быть «ведомым» по жизни. Ни тебе ответственности, ни терзаний ущемленных прав, ничего. Наслаждайся жизнью сколько влезет и не мучайся. Все равно, долго ни кто особенно не живет.
- Ну, братец, тебе ли не знать, что слух у меня есть, и я способен выдавать дивные трели! Заслушаешься же, и будешь потом требовать, чтобы я не останавливался.
Самодовольства хоть отбавляй. Мало того, что застал брата врасплох, так еще и разозлил походу, не сильно, но задел.
Потому что если бы сильно, то началась бы бурная истерика с возможными тяжелыми-телесными. Но нет, просто бурчит себе тихо, слюной пока не брызжет, но может скоро начать, раз уже мелкие угрозы кидать начал.
-Ну-ну, Заэль, никто тебе не указывает на то, что ты и так знаешь, в противном случае, тогда бы с тобой ни кто не разговаривал, ты же знаешь вообще все. Не злись ты так, я всего лишь шучу. – Снисходительная улыбка, которая на первый взгляд несете в себе успокаивающий настрой.
– Если тебе станет от этого легче, то я вовсе не так сильно брезгую тобой. Вот на! – Ильфорт протянул брату руку – Можешь ее подержать, если тебе станет от этого легче, только не долго…а то мало ли.
Ну а дальше как получится. Либо брат окончательно взбесится, либо проглотит унижение, сделает вид, что совсем не задело и затаит глубокую обиду, и тогда Ильфорту, ой как тяжко будет в будущем.
Но все таки… издевательство над братом – бесценно, особенно когда он что-то совсем не в форме.

+1

62

Странно, но почему-то гнева на брата не было. Снисходительное презрение, лёгкая обида, интерес такого рода, что возникает у людей, когда они видят раздавленную лягушку,  но других эмоций нет. Просто спокойное созерцание, вакуум. Нет, можно, конечно, сказать, что ранимый учёный ушёл глубоко в себя, повесив табличку «не беспокоить», но и это не будет правдой. По крайней мере, той правдой, которую хотел бы услышать один нахальный фрассион. Впрочем, поддаваться неожиданному приступу рефлексии Заэль не стал. Зачем портить настроение себе любимому? Поэтому вместо дальнейших угроз, или, упаси Ками, оправданий перед Ильфорте (!), Октава лишь усмехнулся:
   - Даже если  я и беспокоюсь, то это стоит считать комплиментом тебе, братец. Уж кто, кроме родственника может по достоинству оценить всю глубину твоих помыслов?
Видя на лице блондина притворное волнение, арранкар  решил подыграть. В конце концов, обиды имеют свойство растягиваться во времени, становясь острее и слаще, а вот минуты легкомысленного подтрунивания гораздо легче и, чего уж там скрывать, короче. Шпилькой можно уколоть, но смертельной раны не будет. Аполло с удовольствием сыграет униженного и оскорблённого, буде это в его интересах. Всё же такое занятие лучше, нежели существование с лицом «кирпичом».
   - Да ну? – удивление получилось на «ура». – Вижу, что от скромности ты не умрёшь.  Я уверен, что спокойно проживу и без твоих «дивных трелей». Лучше пой серенады кому-нибудь другому, пользы будет несоизмеримо больше.
   А вот успокаивать у Ильфорте не получается от слова совсем. Это как заявить взбешённому Ямми: «Всё хорошо! Ты не буйный, утихни!». И Вандервайсу станет ясно, что данная фраза приведёт к диаметрально противоположному эффекту. Размазывание по стене обеспечено, или по какой другой плоской поверхности. Однако же Заэль себя уважает, верно? Верно. И в руках эмоции держит, что позволило на проявление щедрости старшего братца только головой покачать.
   Милосердие льётся через край. Октава критически осмотрел предоставленную ему конечность: рука как рука, ничего особенного. Кожа светлая, как и у самого учёного, только не настолько нездорово-бледная, ведь Ильфорте гулять любит, свежий воздух и правильный образ жизни. Длинные тонкие пальцы, аккуратные ногти, но видно, что пятнадцатый привык к физическим нагрузкам и уж точно не слабак. Так что его капризные причитания воспринимались Гранцем-младшим как неприятное, однако, в чём-то естественное свойство характера. Братья же. А если кое-кто не умеет обращать свои недостатки в достоинства, то это лишь его и только его, неумехи, проблемы.
    - Спасибо за позволение, но я воздержусь, - ласково отказался гений Уэко, несколько хищно глядя на руку брата. В розоволосую голову вдруг пришла заманчивая идея о том, что было бы недурственно в воспитательных целях отрезать выступающую часть тела Ильфорте. Пусть повторит жизненный путь своего шефа, с той разницей, что теперь никакая сердобольная принцесса обратно руку не прирастит. Ну а что, инвалидам обычно пенсии платят, их не трогают, да и умирают они зачастую быстрее и без лишнего шума. – Ты такой добрый, такой добрый, что я и не знаю, как к тебе подступиться! – проигнорировав жест доброй воли, так и не придя к однозначному решению: резать или не резать, Аполло начал играть на нервах. Своего рода «мстя» брату, от неё отойти сложнее, чем от тяжких телесных с приземлением в личное тело. – Представляешь, как тяжело мне было жить без признания, без внимания со стороны великого и непревзойдённого тебя? – певуче, подражая «дивным трелям», произнёс Гранц. Вид Ильфорте с протянутой рукой, точно милостыню просит, развеселила арранкара, отогнав на время обиды и обидки и прочие неприятные мысли. – Я так переживал, так страдал! – возведя взор к потолку, что должно было символизировать тягу к Всевышнему, чтоб он с трона упал, Заэль прислушался к себе. Нет, нужный эффект ещё не достигнут, стоит поломать комедию минуты две. Вновь обратив внимание на брата, Октава насладился тишиной, видимо, пятнадцатый думал, какими словами лучше охарактеризовать поведение младшего: псих, или псих неизлечимый? – и неожиданно спокойно, почти убийственно вежливым тоном припечатал:
   - В общем, легче мне не станет никогда, если ты будешь рядом, так что хватит заниматься ерундой. – Про то, что он сам не ранее, чем минуту назад, нес какую-то чушь в творческом порыве, учёный тактично умолчал. Сделал вид, что так и надо. А поверит – не поверит…Какая к Ками, разница?Пойдём.
   Развернувшись спиной к брату, исследователь невозмутимо пошёл дальше и вскоре, следуя хитросплетениям коридора, вышел на открытое пространство.
--->У стен Лас Ночес

Отредактировано Szayel Apollo Granz (2012-05-19 13:40:42)

+1

63

Ильфорт картинно зевнул, и снова воззрился на младшего брат. Младший брат показывал чудеса выдержки, отстраненности и вообще, начинал медленно, но верно радовать. Не то что бы очень сильно, скорее так, вызывал одобрение у старшего. А я уже ждал истерики, ах как жаль, как жаль, а я уже готовился к концерту одного актера. Ничего, сдаваться было не в правилах Ильфорта, во всяком случае сдаваться до того момента, как начинает грозить смертельная опасность. Тогда да, тогда Ильфорт свято следовал постулату «Убежал, значит победил», правда при условии, что ни кто этого никогда не увидит, и уж тем более никогда об этом не узнает, так что столь разумным способом заканчивать битвы, Гранц пользовался редко, зато метко, жив же, до сир пор каким-то чудом.
Все-таки каким бы Ильфорт себя отщепенцем не казался, он умело проникал в социальные структуры, мимикрировал и чего-то, да добивался. В конце концов, как еще можно объяснить тот факт, что Ильфорт был фракцией не кого-нибудь там, а Гриммджо? Только спартанской выдержкой, относительно стальными нервами и возможности играть на показ, так что бы все видели то, что хотят видеть, не меньше, не упаси боже, больше.
-А кому мне тогда петь? – искренне удивился Пятнадцатый – Ты же единственный, кто хоть как-то тут тянет на ценителя искусств, и вообще не вписывается в общую однотонную массу маньяков! – Ни капли лести, Ильфорт правда так думал, более того, он был в этом свято уверен. Ну, кто еще кроме Заэля может страдать совершенно бесполезной фигней, на полном серьезе и с полной отдачей сил и энергии? Не Ямми же, право слово.
Ильфорт конечно же допускал, что все они тут разные, не похожие друг на друга и все такое прочее, но признать это одно, а понимать совершенно другое. Так вот, Заэля Ильфорт не понимал, ни капли, впрочем, фрассион был абсолютно уверен в том, что он тут далеко не один такой кто не понимает Заэля. Возможно, причиной этому было то, что Октава мыслил как-то по другому, вел себя как-то через чур наиграно, и сочетал в себе две совершенно не сочетаемые вещи, такие как точность науки и абсолютная разношерстность отношений, которые не укалывались ни в одну систему. Но темнее ученый в них разбирался, и даже умудрялся выворачивать в свою сторону. Все знали, что Заэль был манипулятором, возможно не таким хорошим, как Айзен например, но тем не менее Заэль, в своих подходах к делам очень напоминал Владыку. Это не то что бы пугало, но вызывало много вопросов.
Ну и розовые волосы, конечно. Понять человека, простите, аррканкара у которого волосы утреней зари, вообще сложно, потому что как-то не особо хочется, это что-то на совсем животном уровне, и было не объяснимо. И хотя Ильфорт знал, что вины Заэля в этом не было ни капли, все равно… настораживало.
Они уже почти выбрались наружу, закончив плестись по белоснежно белому, больнично-психушному коридору и распугивать мелких аррканкаров на своем пут, но Ильфорт уже успел разойтись, и прерывать столь милое общение с братом,  не было. Хоть развеяться.
- О, ну что ты – мигом отозвался по подкол Пятнацтатый, - Великому Мне совершенно не трудно нести благие вести, я вот тут тоже думал, как же ты без меня, без заботы-то моей и опеки? Тяжко тебе небось было, спасибо что поделился со мной своими чувствами, так и знал, что тебя это тревожит. – Широкая улыбка, почти искренняя, ключевое слово «почти», но это уже не важно.
Однако улыбка сползла с лица Ильфорта так же быстро, как и появилась, а все виной тому, убийственная серьезность братца. Нет, ну что за, вечные эти перемены в настроении, совсем не круто.
- Прости – почти так же серьезно протянул Ильфорт – Когда-нибудь ты от меня избавишься.  – Выдержав театральную паузу, Пятнадцатый все же не сумел додержать нужный тон официальности последних фраз и тихо, но полным оптимистичных ноток в голосе заявил – Ты главное только надейся на лучшее! Надежда это самое главное!

---> У стен Лас Ночес

+1

64

Игровое время: 27 Октября 18.00-21.00
Погода: Облаков наблюдаться не будет и сегодня. 
Влажность 20%, температура +12°...+14°, ветер Северный 1.5 м/с.

0


Вы здесь » Bleach World » Las Noches » Восточные коридоры.