Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 11-го отряда


Штаб-квартира 11-го отряда

Сообщений 61 страница 80 из 81

61

Мадараме Иккаку
http://i078.radikal.ru/1001/00/cd36a654d069.png

Вот он - этот довольный оскал говорящий как за себя, так и своего обладателя, и дающий Иккаку ощущение единой волны. Капитан пребывал в приподнятом расположении духа, а, значит, грех это не отметить. Тем более никаких припятствий на пути здоровой мужской пьянки не наблюдалось: время - вечер, заданий и поручений больше не было, так и почему же не напиться до чертиков после хорошей драки за бравое дело?!
- Как на счет по чарочке, а, капитан? - решив не тянуть с этим делом предложил Мадараме. Улыбка Зараки возвращала его на поле битвы, к пьянящему ощущению боя, скрещивающихся клинков и звенящей стали. - За победу и удачу! - всё просто - раз они до сих пор живы, то лишь благодаря собственной силе, приносящей им победу, и удачи, оставляющей жизнь. Вот оно счастье, каждый раз полностью, без каких-либо лимитов отдаваться битве, и каждый раз иметь возможность это повторить. С каким бы удовольствием Иккаку послушал историю о подвигах своего кэпа, рассказанную с нескрываемым довольством, в конце которой, пренебрежительным тоном было бы брошено что-нибудь вроде "да, этот парень был силен", если бы не одно маленькое "но". Точнее - одна.
Несмотря на то что уже на дворе уже был вечер, и по идее детишкам давно пора бы отправляться в койку, у этой маленькой бестии все ещё играло шило в заднице. К тому же она явно не упускала возможности обратить свое внимание к Иккаку с момента его появления. Как он ненавидел моменты, когда лейтенанту становилось «скучно»!
Она прямо завертелась вокруг него, ни на секунду не оставляя без своего внимания. Только вот Мадараме давно привык к такому её поведению, и в большей мере старался его игнорировать. Другой вопрос, что это никогда толком не получалось. Если не мгновенно, то чуть попозжа, но он все равно срывался. В этот раз реакция была моментальной.
- ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?! МАЛЯВКА!! - Даже присутствие Зараки не останавливало его от такого обращения к лейтенанту. Однажды Мадараме уже пообещал себе как-нибудь прибить эту маленькую дрянь, только оставалась одна маа~аленькая проблемка - Капитан. Только поэтому оставалось терпеть все эти мелкие издевательства, снова и снова скрипя сердцем, не имея возможности реализовать свой гнев нормально, изливать душу ругательствами.
Чувствуя, как по бритой макушке стекает неприятная склизкая жидкость, именуемая слюной малявки. Офицер так и закипал от злости.
- Убью! - Совершенно бесполезная угроза, но она уже всегда вырывалась на уровне рефлекса. - Что б тебя! - шипел Иккаку, в тоже время руками пытаясь схватить мелкое создание, но эта дрянь обладала крайней изворотливостью, что сводило все попытки отделаться от Ячиру практически к нулю. И к своему прискорбию, Иккаку замечал, что всегда это удавалось только тогда, когда маленькая паршивка сама теряла к нему интерес или переключалась на другой объект, но третий офицер и по сей день не терял надежды. - Пошла вон!

+1

62

Ячиру привычно голосила, прыгая и бегая по всей комнате Кенпачи, что, впрочем, было обычно для ее энергичного и подвижного детского возраста. Наличие кавайного элемента, как в жизни грозного капитана, так и 11-го дивизиона вносила свои приятные незабываемые моменты и определенную динамику. Бойцы чаще были на чеку, так сказать, не расслаблялись попусту, а так же, несомненно, бегали, проще говоря, уносили ноги, завидев или услышав звонкий голосок Ячиру. Конечно, это бесполезно, но все-таки всегда имелся хоть и маленький, но шанс, что она переключиться на более интересующий ее объект, типа сладкого, которым можно было всегда подкупить ее детское величество. Дети, что с них можно взять. - "Ячиру, а-хаа, что творит, чертовка," - подумал Кен-тян, продолжая сверкать клыкастым оскалом, поглядывая между делом за хаотичными передвижениями маленькой девочки от стенки к стенке. Время было и вправду позднее, но жестких правил, которым нужно подчиняться, никогда не было, да нужны ли они? Когда Ячиру устанет, тогда и пойдет на боковую. Завидев Мадарамэ маленькая недолго думая, сразу взяла того в "оборот", глядя на это светопредставление Зараки рассмеялся. Кенпачи был компанейским шинигами, любил вечерами посидеть за чаркой теплого сакэ в веселой компании, потравить байки, вспоминать былые сражения. Ему не чужды обычные земные наслаждения, к которым причислялись и бои с сильными противниками. Здоровяк смеялся громко во весь голос и не сдерживаясь. Чуть успокоившись, он заговорил:
- аааа, - немного еще посмеиваясь - Ячиру как никто другой могла искренне рассмешить капитана. Кенпачи, продолжил, набирая воздух в легкие - Да, мысль, чертовски хорошая, - Зараки конечно был не прочь отметить такую славную битву. Тем боле выпивка в его "доме" всегда водилась, так же как и “топливо” для его немаленького организма, не говоря о сладостях, для розоволосой бестии, которая постоянно их сметала, словно ураган. Поднявшись с насиженного места, грозный капитан пошел к комоду, в котором хранились запасы сакэ и еды, не обращая внимания на попытки Иккаку отделаться от маленького лейтенанта. Достав для начала два глиняных кувшина, Кен-тян по ходу дела, выудил издалека спрятанные и припасенные для маленькой сласти
- Ячиру, лови, - как бы между делом кинул Кен-тян через плечо пакетик с конфетами. Детский рэкет - это круче Армагеддона, поэтому лучше играть по их правилам. Дойдя до своего места, Зараки рухнул на диван, кинув Мадараме вторую бутылку, он облокотился о стенку.
- Кампай! - сверкающий оскал, взгляд, все еще помнящий блеск стали. Таким быть не запретишь.

+1

63

Ячиру впилась в свою жертву всем своим существом и весело зажмурилась. «Сейчас начнеться!» - чуть не пропела внутри соловьем девочка и прислушалась к ору головы Мидараме. Офицер с негодованием начал что-то выкрикивать, мотая своей головой в разные стороны. Загребущие руки потянулись за девочкой, силясь ее ухватить хоть за край одежды. Но все его попытки были напрасны – Ячиру, с ее прирожденной верткостью, было достаточно только переступать с одного плеча на другое, крутиться юлой на его макушке, покрывая своим огромным ротиком еще большую площадь лысины Иккаку.
«Ой, как же он смешно возмущается, вот бы увидеть его сейчас со стороны, небось мина еще та!» - истекала слюнкой девочка, полируя языком «Шар». Как ее маленький ротик сумел растянуться до размеров башки Мадараме – секрет фирмы, но тут ее начало беспокоить кое-что совсем другое, - «Хм, какая-то у него кожа подозрительная на вкус. Он ее что, полирует каким-то средством? ОДНА ХИМИЯ, как так можно, еще отравить меня думает!!!» - расплющила глаза Кусанджин. Как раз вовремя чтобы увидеть великое явление – летающие конфетки. Просто перед ее и носом мальчика для боулинга, пролетел пакетик с конфетками. Время будто-бы остановилось вокруг, девочка как в замедленной съемке видела, как падают мимо раскаряченых рук Иккаку, разноцветные конфетки спрятанные в многообещающий увесистый пакетик. Глазенки девочки прикипели к этому явлению природы, и тут уже начали действовать ее инстинкты.
Так быстро, как только могла розоволосая бестия, девочка слетела с спины Иккаку, оставив по себе незабываемое заслиненное поле боя, а сама очутилась на полу, с распростертыми объятиями для святая-святых – сладостей.  Пакетик мягко упал на ее коленки, слегка шелепнув своими внутренностями.
- ВАЙ! Какая прелесть, мои любимые конфетки, - защебетала девочка, уже позабыв свою былую забаву в лице Мадараме. Ребенка так легко чем-то отвлечь, и этим нагло пользовались, иначе бы весь 11ый отряд уже давно был замученный миниатюрным чудом.
«Кенпачик такой хороший» - с улыбкой на лице думала девочка, двумя пальчиками и увлеченно развязывая пакетик. От одного дерга ниточки, он распался и на коленки повысыпались сладости в разноцветных фантиках, таких ярких и красочных, такие вкусные и красивые. Даже жалко их открывать, но… на личике появилась кровожадная улыбочка, прям скопированная с капитана Зараки и стало понятно  - конфеткам не жить! – «Он всегда думает обо мне и балует!» - закончила мысль Ячиру и методично начала раскладывать конфетки по кучкам смертников – кого первым приговорит к наглой смерти в топке своего рта, а кого – так сказать, на десерт.

+1

64

Мадараме Иккаку
http://i078.radikal.ru/1001/00/cd36a654d069.png

Наконец, девчушка оторвалась от головы Мадараме. Переключившись на спасительные конфетки, Ячиру оставила парню полностью заслюнявленную голову. - "Ф-Фуу... как я гадость", - фырчал офицер, споро протирая лысину. При этом он как-то забыл о том, что рукавов уже давно не было на месте. Это означало, что теперь к мокрой и надгрызанной голове добавлялась еще и обслюнявленная рука. "- Вот черт!! Мелочь проклятая", - ругался Мадараме, тут же одергивая руку в попытке избавиться от неприятного ощущения.
- Жуй свои конфетки, и чтоб ко мне больше не приставала! - сверкал молниями третий офицер одиннадцатого отряда на маленького лейтенанта в то время, как капитана Зараки только забавляла разворачивающаяся перед ним ситуация. В иной ситуации это могло быть причиной дополнительного раздражения на розоволосую чертовку, но за спасительные конфетки Мадараме был ему благодарен. - Хороший бросок! - прокричал мужчина, как какой-то болельщик, радующийся удачному броску питчера.
"Теперь-то можно приступить и к выпивке", - уже спокойно отметил для себя офицер, ловя (свою подачу) бутылку саке, отправленную капитаном уже ему.
- Кампай, - дикая улыбка, поддерживающая капитана тостом. Да, прохладное саке после хорошей бойни - это чертовски здорово! - Как думаете, когда нас снова отправят на битву? Раз такая шумиха возникла с вайзардами, может не так долго ждать новой стычки, а капитан? - Отхлебывая новый глоток саке, интересовался парень. Хоть он и только вернулся с поля битвы, боец уже был снова готов с кем-нибудь подраться, так не угасало его жажда сражений.

+1

65

Зараки опорожнял глиняный кувшин большими жадными глотками. Сакэ терпко щипало язык, оставляя в организме здоровяка приятную расслабленность и кислое послевкусие. На тумбочке рядом с кроватью Кенпачи помимо опустевшей тары с водой стояла большая тарелка с хавчиком для грозного капитана. Поесть Зараки любил, особенно, когда в брюхе пусто после добротной битвы. «Хорошо пошла,» - бутылка гулко стукнула хрупким дном о деревянную поверхность прикроватной мебели. Зараки закинул в рот кое-какую первую попавшуюся в руки съедобную пищу. В его организме, требующем немало топлива для восстановления полученных в сражении ран, наконец-то после небольшого сна пробудился зверский аппетит. Подозвав одной рукой Мадараме, чтобы тот присоединялся к столу, капитан принялся есть.
Малая тем временем тоже занималась поглощением и уничтожением сладкой провизии в комнате Кен-тяна.
- Хе-хе, - оскалился акульей улыбкой Зараки на словах о возможной новой предстоящей битве. – Когда их выпустят из тюрьмы, – с примесью задумчивости подытожил капитан, - хотел бы я еще повозиться с этим патлатым блондином, - воспоминания повели капитана по витиеватой тропинке в недавнее прошлое, - Хааах, он не полностью выложился, а это значит, что с ним можно хорошенько поразмять кости. – Кенпачи отхлебнул с горла глиняного кувшина сакэ и заел куском хлеба.

Насчет долго-недолго ждать ли следующей битвы Зараки не хотел заглядывать в будущее и даже предполагать, предпочитая спонтанность событий и неожиданные подарки темпераментной женщины-судьбы, правящей бал в этом мире. Какие там правила в бараках второго отряда знает только сам черт и его капитан, Зараки знал точно только одно, что обычно оттуда так быстро не выходят. А в обитель капитана Уноханы , где и находился сейчас гость Серейтея, вообще вход закрыт, только если ты сам не больной.

+1

66

Ячиру запихнула в рот сразу 5 конфет и прикрыла его маленькой ручкой, чтобы не дай бог добро случайно не вывалилось из ротика. Медленно,размеренно чавкая, девочка зажмуривалась от наслаждения сладостями, от нежного вкуса шоколада и хруста вафельных крошек об зубки.
«Что-что, а у нас умеют делать конфетки!» - промелькнуло в голове девочки. Когда она только-только начинала жить, и мир не отличался особо позитивными красками, Кусанджинси даже и мечтать не могла не то что о сладком,а об нормальной сытной пище тоже. Правда, то время было очень давно, и для ребенка, способного помнить только самое лучшее и счастливое в своей жизни, это не имело значения. Важно то, что есть здесь и сейчас с девочкой, и пускай будет побольше. Пословица «дайте мне таблеток от жадности и побольше», как раз была бы в тему…
Огромный густой комок проскользнул по глотке девочки и Ячиру удовлетворенно посмотрела вокруг. У ног девочки была уйма разноцветных фантиков, которые совсем не хотелось выкидывать. Где-то неподалеку в комнате слышался плеск противного саке, которое распивали мужчины.
- Опять они проказничают, - тихо, себе под нос, сказала девочка, развернув еще одну конфетку и положив ее в ротик, начала вертеть в пальчиках фантик. В вечернем освещении комнатушки, он переливался ярко-салатовым и золотистым, напоминая крылышки какой-то чужеземной бабочки, случайно попавшей в руки проказницы Ячиру. – И почему только взрослые так любят саке? – почти с обидой, спросила саму себя девочка,расправив фантик , - Ведь шоколад намного вкуснее!
Кенпачи что-то бубнил в своем углу про противников, Иккаку ему поддакивал и всячески поддерживал разговор. Казалось, они совсем забыли про девочку, как же так можно, оставлять ребенка без внимания даже на минуту? Это чревато последствиями…
- Хотя если бы все взрослые ели конфеты, - подытожила девочка, коварно улыбнувшись в спину Мадараме, уже придумав как обратить на себя внимание – даже несколько минутная передышка была уже невыносимой для вечного двигателя с розовой шевелюрой, - то мне ничего бы не осталось!
Девочка затихла, собрала вокруг себя все конфетные обертки,и потерев ручки, принялась складывать из них бабочек, расправляя края изавязывая посерединке.

+3

67

Мадарамэ Иккаку
http://i078.radikal.ru/1001/00/cd36a654d069.png

Призывающий присоединиться к закуске жест капитана заставил Иккаку оторваться от активно осушаемой за славную битву бутылочки. Прошагав расслабленной походкой заслужившего отдых бойца через комнату к здоровому и пока ещё почти полностью занято жратвой подносу, парень без стеснения, которое ему вряд ли вообще было знакомо, с размаху приземлился на пол, скрестив ноги и потянулся к еде. Наверняка командование сильнейшего отряда ни один дурак не решился бы плохо кормить, но вот лично Мадарамэ под саке да после драки, было наплевать, что бросать в рот. А капитанская компания вообще вносила в вечер отличный запах недавнего боя.
Да вообще, что может быть круче, чем после отличной схватки валяться с командиром, непобедимым воином, за которым ты хоть в огонь и воду, в тепле да сухости, пить, есть и вспомнить подвиги?! Да не может ничто сравниться!
Вот в такие моменты Иккаку готов был согласиться, что Сообщество Душ - это типа рай.
- Эх, хорошооо. - довольно вздохнул парень. - Было б круто, если б они сбежали, - проявил сознательность боец, скалясь бледной тенью капитанской улыбки. Мадарамэ по этому поводу был убеждён, что шире Кенпачи может улыбаться только следующий Кенпачи и ничуть не расстраивался, что сам так не может. На то капитан и капитан. - Тогда можно было б их завалить. Эх чёрт, отлично подрались! Неплохо было б ещё разок. - в сердцах ударил себя по колену Иккаку.
- Надо б узнать, откуда они такие мощные взялись-то. Может, там ещё есть. - чтоб Зараки завалить, даже среди капитанов других отрядов особо никого не было. А тут сыскались во. Маски на них странные. С другой стороны, прям как у Ичиго. Может, он этих ребят знает?
Мысли бойца были прерваны подозрительным изменением в звуковом фоне, поступавшем от лейтенанта. Мадарамэ, как опытный воин, чувствовал беду копчиком и сейчас был именно тот момент.
- Хмм..? - загробным тоном протянул он, медленно поворачивая голову к розововолосой бестии. Как только голова довернулась, с той же скоростью вверх поползла бровь. Банты из фантиков вроде ничем не грозили, но парень предполагал по горькому опыту, что это просто он безнадёжно уступает в фантазии мини-фукутайчо.

+3

68

Зы: пушистый зверь под названием неписец поселился в моих апартаментах надолго, если где косяк, звиняйте, автор не отказывается от своих прав, но он предупреждает, что был в неадеквате.

Интересное "кино" начинается тогда, когда постепенно подходит определенная стадия опьянения. Хорошо, весело, приятный дурман в голове. Порвать на груди родную рубашку за друга - благое дело, набить морду недругу - как нефиг делать, вдвойне веселей, если он чего-то стоит и может что-то эдакое еще и показать и тем самым заинтересовать грозного капитана. Откуда-то сами собой взялись еще две непочатые бутыли сакэ на голову хмельных вояк. В общем-то, Зараки был не против компании Мадарамэ, сакэ, прохладного вечера и баек о былых сражениях.
-Сбегут – не сбегут - это дело десятое – продолжил здравые рассуждения Кенпачи, заливаясь очередной порцией горячительного напитка, так споро текущего по жилам и будоражащего кровь, конечно, это, совершенно не идет ни в какое сравнение с процессом схватки с противником, когда все инстинкты обострены и сосредоточенны на одной фигуре. – Главное что они на территории Серейтея, - плотоядно оскалился капитан 11го дивизиона, отогнув один палец от узкого горлышка сакэ и показывая им на дверь. Хотя его мысли то и дело начинали вертеться о будущем сражении, которое должно быть не за горами. - Это значит, что при любом раскладе их можно будет достать. - Мадарамэ отлично знал вкусы и пристрастия своего капитана, ему даже не стоило ничего говорить либо узнавать, чтобы понять, как угодить сильнейшему монстру поколения. Кенпачи лишь ухмыльнулся на словах о еще одной битве. Боец только и мог что предполагать. А он Кенпачи знал, нет, чуял звериным чутьем и поэтому знал наверняка, что рано или поздно эта битва состоится. И вновь его сердце будет обуревать огонь, а по жилам опять потечет расплавленным металлом изнутри лава гонимая мощным напором из невидимого неистово работающего горна.
- Если б были, мы тут не сидели и не бухали. - Рыкнул рослый капитан, подставляя кувшин с булькающими остатками на дне рисовой водки. - За славную битву! - громко проговорил Кенпачи, от души стукая глиняным покатым пузом о тару бойца. Кенпачи махом опустошил сосуд и кинул его куда-то под ноги, откупоривая следующую. Аппетиты росли, хмель искал выхода в шумных веселых посиделках.
Взгляд Зараки наткнулся на головку маленькой розововолосой бестии все еще почему-то мирно почившей конфетки. Место дислокации лейтенантки выдало с головой с намерениями в очередной раз заставить Иккаку понервничать, Кенпачи видел подобные маневры много раз, чтобы уже не обращать внимания, но это всегда было весело. Ячиру смеялась, реагируя на выходки и реакции яйцеголового, радуя душу Кенпачи. – «Хаа, Ячиру подкралась сзади, значит что-то уже задумала. Мадарамэ ни в какую не отвертеться.»- Зараки растянул губы в добродушной улыбке, насколько это вообще было возможно в его случае. – «Дело еще пары мгновений».

+1

69

Краем глаза девочка видела как напрягся Иккаку. Вены на руках немного вздулись, спина согнулась, придавая его сидячему положению сгорбленность, лысина предательски покрылась потом. А может Ячиру это только показалось? Не важно, по большему счету, в любом случае Мадараме уже был обречен. В чем самый большой плюс жизни в 11 отряде? Верно, возможность 24 часа в сутки веселиться, издеваться и подкалываться с младших офицеров, и не важно какие последствия это за собой повлечет – в любом случае Кенпачик все простит Кусанджинси.
Собрав в малу кучу все свое блестящее добро, девчушка выбрала самую большую и красивую на ее взгляд бабочку – светло-голубую, с волнистыми краешками, - и спрятала себе в рукав. Остальные фантики-бабочки удостоились великой чести – стать импровизированной новогодней гирляндой изготовленной специально для лысого. Не пожалев свое зампакто, розоволосое чудо выдернуло из рукояти ниточку и связала шуршащие блестяшки, оставив между ними расстояние в пять-шесть сантиметров.
Мгновение – и девочка исчезла из насиженного места, появившись на плечах Мадараме, ловко закинула ему на шею как лассо гирляндочку, и накрутила на шею, оставив висеть кончик «украшения» на голове так, что бабочка висела перед его глазами, маятником раскачиваясь возле носа.
Не дожидаясь ответной реакции от мальчика для боулинга, Ячиру переметнулась к Зараки, умостившись на любимом месте – левом плече капитана. Коротко хихикнув, девочка звонко сказала:
- Вот вы тут сидите, пьете, празднуете, а самое главное забыли, - кивнула в сторону Мадараме, - на каждом «празднике» должны быть «украшения».
В рукаве зашуршала большая бабочка. В голове девочки правда появилась шальная мысль нацепить ее на кончик одного из локонов волос Кенпачика. Но пока еще не спешила это утворить – сильный запах саке от Зараки немного настараживал Ячиру. Нет, она не раз присутствовала при таких вот вечерах на которых обмывали победы, предавались мечтам и опрокидывали одну за другой пиалу саке… не лучшее место для ребенка, но другого варианта не было, к тому же для Кусанджин в этом мире есть только одно уютное местечко, где она счастлива, не важно что творилось бы вокруг. И как раз сейчас она была на нем, а точнее – возле Зараки.

0

70

Мадарамэ Иккаку
http://i078.radikal.ru/1001/00/cd36a654d069.png

Надо было признаться, что Мадараме счёт бутылкам саке потерял катастрофически быстро. Оно и не удивительно - по сравнению с тайчо он обладал намного меньшими габаритами. Там, где огромному Зараки было достаточно, чтобы в голове стало малёк туманно, его уменьшенное подобие чувствовало уже откровенную муть вместо мозга. Но! Страшно это не было. Ерунда какая! Для настоящего воина (а вряд ли можно было найти более настоящих воинов, чем старшие чины одиннадцатого отряда) всегда был ряд вещей, на осуществление которых не влияли абсолютно никакие помехи. Лично для Иккаку это было в основном выпить и подраться. Всё остальное следовало логически - хоть полумёртвый, хоть пьяный, он не терял боевого духа, не трусил, бился за своё до конца.
Ну, ещё был лучший друг, но тут всё было как-то просто. Если одному нужна была помощь, второй делал это без вопросов. Но вот вопреки домыслам некоторых идиотов, Юмичика ничем не уступал Мадараме и ни в какой защите не нуждался. Вообще, какой кретин решил, что павлин - неопасная птица? Этот засранец умел все соки выпить.
Фыркнув, Иккаку опрокинул в себя знатный объём прекрасного напитка и довольно выдохнув, утёр губы.
- Не, капитан, - отрицательно протянул боец, впрочем, явно ленясь серьёзно спорить. Так просто, мнение выражал. - Если сбегут, им можно навалять, и никто вам слова не скажет. А если их отпустят, скажут, мол, союзникам шкуру портите. - вообще-то, Иккаку всегда знал, что Зараки всё равно, друг или враг ему попался под руку, главное, что он сильный противник. А вот третьему офицеру было всё-таки не всё равно. Подраться в формате тренировки - эт запросто, а вот кровопролитие без приказа устраивать как-то не в тему. Не смертельно, конечно, но не тянет.
- Да, эт верно... - согласился Мадараме с доводом капитана по поводу наличия таких противников ещё, и с готовностью стукнул полупустой бутылкой о кувшин командира. - За то, чтоб были ещё! - Забросив в рот первый попавшийся кусок закуски с подноса, он с удовольствием потянулся, разворачивая плечи.
И тут минута затишья подошла к концу. Стоило только отвернуться, как сидевшая за спиной девочка прыгнула на него, мгновенно обматывая вокруг шеи связку дурацких пёстрых бумажек.
- Аа?! Что это за хрень! - глупо упоминать, что боец пытался отмахнуться, но на то Ячиру и была лейтенантом - к тому моменту, как Иккаку был готов её схватить, она уже оказалась на безопасном плече тайчо.
Несколько секунд офицер тупо смотрел, как перед глазами раскачивается блестящий бантик. По тому, как темнело лицо, легко было догадаться, что будет дальше.
- Ах ты, мерзавка!!! - завопил Мадараме, подскакивая и остервенело срывая с себя отходы от конфет. - Ну-ка иди сюда!! - дико сверкая глазами, потребовал он, по умолчанию считая, что на плече Зараки девочка вне зоны досягаемости.

0

71

И она снова с успехом провернула задуманное рандеву с Мадарамэ. Кенпачи открыто рассмеялся в полный голос при виде наливающейся красным цветом физиономии третьего офицера и болтающегося фантика у него перед ошалевшими от злости и возмущения глазами. Такое не каждый день увидишь особенно на нетрезвую голову, да и, в общем-то, не каждому дано подобное узреть вживую. Без Ячиру вечер не был бы таким веселым, а жизнь одиннадцатого без своеобразного экстрима и веселых позывных, богато раздаваемых направо и налево маленьким лейтенантом. Так же по совместительству розоволосая девочка учила бравых вояк самого сильного отряда в Гоей-13 быстро бегать, точнее, сказать, быстро улепетывать от коварных идей, постоянно роившихся в головке у румяной девчушки.
Знатная блестящая гирлянда висела себе под стать "дереву" - могучему и рослому, Кен-тян заценил и одобрил, запив все это дело очередной порцией сакэ, по ходу дела опустошив еще одну глиняную бутылку. Ячиру между делом легко перемахнула от Иккаку на свое законное место, давно еще зарезервированное у кэпа на плече. А офицерчик явно хотел поквитаться с ребенком подстегиваемый и разгоряченный спиртным напитком. Кенпачи был уверен в том, что молодой боец не со зла это говорит: темперамент захлестывает, не терпя оскорблений в свою сторону, на это можно лишь только улыбнуться.
Положив ладонь на плечо Мадарамэ, капитан несильным небрежным рывком усадил Иккаку обратно рядом с собой.
- Лучше подай еще этого кислого пойла. - Пробасил Зараки, указывая пальцем в соседнюю тумбочку.
- Эй, Ячиру, пить не хочешь после сладкого? – По родительски поинтересовался Зараки. Всем детям нужно много внимания, но розоволосая бестия была на редкость самостоятельная, если что-то захочет, то всегда получит, поэтому Кен-тян почти никогда за нее не волновался. Как и любой ребенок Ячиру всегда была полна сил - то она светилась энергией, то она уже спала ангельским сном, и этот момент нельзя было никогда предугадать. Сейчас же она, похоже, только начинала веселиться.

- Как будто меня это когда-то волновало. - Оскалился капитан, улыбкой маньяка жаждущей славной сечи, на слова бойца о каких то там очередных правилах и уставах Серейтея, написанных стариком с бородкой у которого шрамов больше чем у него самого. Великий воин, но, к сожалению, для грозного капитана, не любящий сражения... Для Кенпачи существовали и имели силу только его индивидуальные кодексы, по которым он всегда жил как в Руконгае, так и здесь за белыми стенами. Он ценил только силу и умения. Если боец сильный, значит с ним можно весело провести время и скоротать эту чертовски скучную жизнь, наполненную слабаками, не умеющими толком держать меч в руках.
В помещении было душновато, что постепенно понемногу разморило рослого капитана. Кенпачи встал и пошел тяжеловатыми шагами на веранду глотнуть свежего воздуха полной грудью.
- Мадараме! – Рыкнул Зараки. – Сегодня ты рассказываешь сказки на ночь Ячиру. – Серьезным пьяным тоном пробасил капитан. – Я проверю. – Кен-тян понял, что уснет раньше, чем уложит Ячиру, боевые раны тянули из него много сил, а сегодняшний день был не из легких – две битвы пускай и не шибко веселенькие, но одна из них заставила капитана драться всерьез.

0

72

Вечер приближался к своему логическому окончанию. Ячиру это поняла по ступени румяности щек Зараки – он успел прилично употребить саке, даже не задумываясь об утренней голове. Хотя вряд ли его она мучила – капитан 11-го отряда был сильным мужчиной, не обращающим внимание на такие мелочи как мигрень. Скале нипочем мелкие брызги, она стояла и будет стоять.
Но сама розоволосая бестия не могла похвалится такой устойчивостью. Очутившись на родном плече, угревшись и чуточку успокоившись, поймала себя на мысли, что закрывает глаза и куняет.  Целый день весело приободрять свой отряд, носиться из угла в угол – все же утомительная работа, даже для маленького лейтенанта.
- Эй, Ячиру, пить не хочешь после сладкого? – девочка стиснув зубки покачала головой. Что-что, а привкус сладостей она хотела оставить при себе. Зачем перебивать такой нежный вкус? Смывать его водой с языка, чтобы там снова было сухо и так одиноко? Нет!
Кенпачик привстал и девочка тихонько соскользнула с его спины, и осталась сидеть на нагретом капитаном месте, внимательно провожая усталую за день поступь Зараки. Как бы он не пыжился, насколько бы не был силен, но каждому человеку нужен отдых, тем более после славного боя. И лейтенант это понимала. Зараки мог до бесконечности скалиться в сторону новых противников, весело хохотать из-за опасностей и рваться на амбразуру, но сон и отдых – по расписанию. И даже мелкая шалунья не могла этому перечить. Здоровый сон - первое что играло роль для силы любого богатыря, а 11-ый отряд как раз и отличался этой силой, порой безудержной и дикой, способной вызвать недоумение и животный страх у шинигами попроще.
«Кенпачик уходит, неужели хочет перед сном еще побродить?» - с грустью подумала девочка, прекрасно осознавая что не хочет засыпать без своего любимого капитана под боком.
Остановившись у двери, он впустил в помещение свежий вечерний воздух. Кусанджинси сразу же ощутила как меняется климат в комнате – незаметно для себя она привыкла к тяжелому воздуху пропитанному духом саке, и теперь холодная свежесть немного удивила девочку. Бросило в дрожь – на улице было прохладней чем тут, и девочка крепко сложила ручки на груди, стараясь не продрогнуть на этом сквознячке.
Зараки отдал последний на сегодня приказ и удалился. Мадараме же, наверное пять раз поменялся в лице – задание прочитать, а точнее уложить спать Ячиру, усыпить ее неугомонное нутро, было одним из самых сложных в арсенале капитана. Услышав что именно Кенпачик сказал лысому, девочка коварно заулыбалась и с вызовом посмотрела на блестящую кожей головы фигуру, прикидывая, как его можно извести за эти небольшие минуты перед сном. Правда была одна поправка – в отличие от девочки офицер сам прилично поднабрался, и не обладал таким массивом мускулов, способным весь этот алкоголь переработать, как капитан. Поэтому Иккаку мог вполне рухнуть спать первым, не успев во всю ощутить праведный гнев непьющей Ячиру.
- Ты готов к ночному кошмару? – с угрозой пробормотала девочка, склонив голову вниз, так что тень упала на личико.

+1

73

Мадарамэ Иккаку
http://i078.radikal.ru/1001/00/cd36a654d069.png

В пылу праведного гнева Иккаку совсем позабыл о том, как среагирует капитан на громкие требования, предъявляемые им Ячиру. А точнее сказать, он об этом вообще не подумал. Какое тут думать, когда у тебя перед глазами, как красная тряпка для быка, болтается обёртка от конфет?!
Однако же капитан не дал о себе забыть. На счастье бойца, он был расположен положительно и только улыбнулся, лёгким движением руки усадив Мадараме обратно на пол. На самом деле, лёгкое движение руки Зараки могло сломать хребет собаке. Офицер был, конечно, далеко не слабым малым и его такие мелочи не пугали, но и всё же.
Приземлившись на твёрдую поверхность задом, Иккаку от неожиданности вытянул лицо, благополучно позабыв о недавнем гневе. Крякнув, он поднялся с пола, пошатнулся и направился к тумбочке, на которую указал командир, за выпивкой. Наверное, для среднего шинигами эта деталь мебели имела какое-то другое предназначение, но в одиннадцатом у всех, кроме, может быть, Юмичики, тумбочки были под завязку полны спиртного. У Иккаку так точно. Вынув пару-тройку ёмкостей побольше (это для бойца было синонимично симпатичности), он вернулся обратно и протянул добычу Кенпачи.
- Держите, тайчо. - одну бутылочку он предусмотрительно оставил себе и тут же наполовину осушил. - Отлично знаю, что вам начхать на дурацкие правила, когда дело касается хорошей драки! - с последним на сегодняшний вечер боевым задором возвестил боец.
Уже несколько мутным взглядом он проводил капитана, тяжёлой поступью удалившегося на свежий воздух. Тут же, как только пьянка и душевный разговор прервались, Мадараме понял, что сон не за горами. Неожиданный и, надо признать, устрашающий приказ Кенпачи застал Иккаку в широком зевке, вполне достойном длинного и тяжёлого дня. Цвет лица бедного офицера быстро сменился с румяного на пергаментно-бледный. Как будто лицо целиком сползло, вместе с эмоциями.
- Ээ, есть, тайчо... - с легко читаемым выражением страха перед дальнейшей судьбой согласился Иккаку и посмотрел на объект ожидания страшного. - За что ж вы так... - еле слышно взмолился он и тут же заткнулся, увидев, как посмотрела на него Ячиру.
"О ками, за что..." - подумал он, покрываясь потом и попятился.
- Д-да, готов, фукутайчо. - от неизбежности что-то изменить кивнул боец и, кашлянув, расправил плечи, готовый принять свою судьбу, что бы ему ни грозило. - Кхм, - кашлянул он. - Жили, типа, были... Мальчик. И девочка. Сестра, в общем... - неуверенно начал он.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2010-12-26 03:19:46)

0

74

Свежий ночной воздух пробирался по хребту и дул в затылок, бодря Кенпачи. Переизбыток этанола в организме рослого капитана нисколько не смущал, разве что лишал некой радости твердого передвижения по земле. Зараки ухмыльнулся, без какой либо надобности смотря на звездное чистое небо. Оно везде одно и то же с какой бы точки планеты ни смотри, кажется, что только оно и неизменно в этом мире. Капитан бравого дивизиона не смотрел в сторону господ укладывающихся спать, да и особо не слушал, чем они там занимались. Зараки был в своей своеобразной нирване. Расслабившись и оперившись о руки, он откинулся назад, кэп смотрел вверх все витая в своих мыслях и мечтая о славной сечи. Он представлял, как его клинок вспарывает податливую плоть противника опрометчиво пропустившего рубящий удар. И как он разгоряченный и возбужденный запахом крови ринется в очередную атаку, играя и побеждая. Глаза Кенпачи непроизвольно закрывались и окрашивали лунный вечер в красный цвет войны и цвет страсти.
Как будто кто-то что-то прошептал, а ветер унес этот шелест. Зараки очнулся, как дикий зверь, взглядом рыская во тьме. – «Показалось…зверек какой шустрый закрался, наверное,» - инстинкты – это единственное стоящее мерило, которое определяет все живое на этой планете. Одни благодаря этим инстинктам становятся хищниками, другие – пресмыкающимися перед ними, травоядными. Пища и игрушки в угоду обладателям когтей и клыков. Кенпачи шумно вдохнул воздух жадно хватая его ноздрями и выпрямился сидя. Ладони слегка побелели, он довольно долго посидел на веранде. Размяв шею и потянувшись в спине, Зараки приподнялся.
- Надо бы проверить как они там. – Проговорил сам себе под нос грозный капитан.
Войдя в комнату и закрыв за собой хлипкие створки, Кен-тян пробасил:
- Ну что, кто еще не спит?

+1

75

Ячиру слышала как где-то вдалеке невнятно бубнил лысый. Самого офицера сморило от алкоголя, небось, не меньше чем девочку после переедания конфет и яркого дня.
Поерзав на месте, лейтенант попробовала максимально серьезно посмотреть на Мадараме, придать своему виду угрозы и важности, чтобы тот еще больше старался и не жульничал банальной сказкой а-ля «колобок».
- Нет! – подняла вверх палец она, не открывая глаз. – Сказки рассказывают не так. Ты ведь хочешь, чтобы я уснула? Правда ведь? Тогда рассказывай так: жила-была девочка, и пошла как-то она гулять в лес, вместе с братиком, раз ты в начале вспомнил про мальчика. И когда они гуляли, - коварно улыбнулась, - то рассказывали страшилки. И не заметили, - приоткрыв один глаз, подползла к мужчине, спрятав ручки за спину и криво улыбась. Иккаку, кажется, почти не заметил движения девочки, может у него в глазах вообще все плыло? – как углубились в самую чащу, - розоволосый чертенок драматически снизила голос, придавая ему таинственного оттенка, - Там темно, там сыро, там всякая нечисть бродит, и когда они сбились с ног, замучались и устали, из темноты на встречу их крикам о спасении… - и тут пальчики со всей дури врезались в расслабленные бока Мадараме, и принялись через одежду щекотать, пробегая под ребрами, - ВЫШЕЛ КЛЫКАСТЫЙ ВОЛК!
Как всегда лейтенант делала ставку на эффект неожиданности и сейчас вилась вокруг лысого, со двойным азартом щекотала его бока, маленькими пальчиками резво ковыряя ребра.
«Ух, как же жарко!» - выдохнула девочка и присела на пол, утихомирившись. За сегодня столько натворив, Кусанджинси  вполне выполнила дневную норму, и детское тело, способное уставать и требующее хоть какого-то режима сна, давало знать про себя. Кулачки дернулись к глазам, ожесточенно потирая их, стараясь смахнуть еле-еле коснувшегося их Морфея, но бесполезно, девочка почти сползала на пол, уже готова засопеть. Опять повеяло свежестью с двора, и Ячиру услышала голос Кенпачика:
- Ну что, кто еще не спит?
«Полежу-ка я так» - уверенно решила девочка, уже строя коварные планы, - «Может тогда меня Зараки отнесет в кроватку» - и расплывшись в улыбке, замерла, все глубже и глубже впадая в дрему.

0

76

Мадараме Иккаку
http://i078.radikal.ru/1001/00/cd36a654d069.png

Обильное возлияние после тяжёлого трудового дня действовало волшебнее любых сказок - офицера неумолимо клонило в сон. Как зачастую бывает от усталости (или скуки), глаза закрывались сами собой, и даже собственный голос, послушно излагавший сказку (правда, постепенно рассказ про брата и сестру перетёк в изложение смутных боевых подвигов, в полусне звучавших совершенно неправдоподобно и, более того, неразборчиво), не мог перебороть естественный инстинкт дрыхнуть после пьянки. Мадараме отстранённо замечал, как устраивается поудобнее, опирает голову на кулак, и..... Слова, которые говорила Ячиру прошли мимо него полностью - он даже не обратил внимания, что фукутайчо так и не уснула. Точнее, что-то он слышал, но это затмевалось прекрасным сном о том, как ему сам лично главнокомандующий отдаёт важное - особо важное! - задание, целью которого является что-то бессмысленное, но зато предстоит много драк. МНОГО! Да, это был прекрасный сон, и Иккаку с готовностью кивал со-тайчо и бормотал что-то, что должно было значить примерно "Хай!!".
- Хааааа-аа! - заорал он, подскочив в ужасе отнюдь не от гордых приказов во сне. Обманчиво детские пальчики впились в его разомлевшее тело с силой, способной привести в ужас самых стойких. Мадараме, вытаращив глаза, шарахнулся от маленького командира назад, вписался затылком в тумбочку, сморщился, скорчив страшную рожу и схватился руками за голову. Но это было ещё не всё - Кусаджиши продолжила пытку, прыгая вокруг него. - Зараки-тайчооо! Помогите! - в отчаянии завопил он, безуспешно пытаясь поймать хулиганку.
Увидев, что девочка вроде присела, утихнув, он было кинулся на неё, но уже в полёте понял, что она засыпает. Энергия, с которой он тормозил, изо всех сил стараясь её не потревожить, была достойна самой лучшей драки.
- Она меня разбудила! - обличительно высказался он в адрес Ячиру в ответ на вопрос появившегося в поле зрения капитана. Голос он тем не менее понизил - не дай бог разбудить.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2011-01-20 16:02:03)

0

77

Перед взором грозного капитана открылась интересная картина, издалека смутно напоминающая ему детскую сказку про серого волка(и откуда он ее знал?), только в данном случае красная шапочка могла загрызть в прямом смысле слова любого представителя серой шкуры, стоило только взглянуть на покусанную лысину Иккаку. Кенпачи перехватил в полете не в меру разыгравшегося бойца за шкирку и откинул в сторону, дабы не тревожить крепкий сон Ячиру и не воплощать в реальность кровожадную сказку для детей.
- Ха! – Довольно оскалился грозный капитан, - Молодец, Мадараме, ты справился с задачей. Похвально. – Пробасил Кен-тян, склоняясь над маленькой девочкой, чтобы подобрать с пола. Обычно розоволосая бестия играется со своими импровизированными няньками в лице Иккаку и Юмичики еще долго, но сегодня она видимо уморилась от запаха сакэ. Сгребя Ячиру в охапку, Зараки поплелся к футону, по пути распинывая от кровати пустую тару, аккуратно уложив маленькую и укрыв одеялом, Кенпачи рухнул рядом, по привычке придерживая девочку рукой, чтобы она не укатилась во сне на пол, и провалился в сон.

Утро встретило Кенпачи яркими лучами и острым желанием смочить горло хоть чем-нибудь. Нехотя разлепив глаза, Зараки приподнял с футона и потянулся за тазиком с водой. Вода приятно смочило рот и горло, пробралась вниз по пищеводу и ухнула в пустой желудок, жадно опустошив тару, капитан поставил ее на место. Добротно рыкнув и выдохнув воздух, скопившийся где-то внизу в диафрагме, он расправил плечи, похрустывая косточками в позвоночнике, затекших от однообразный позы во сне.
- Так получше будет, - оскалившись в широком зевке Кен-тян. Мельком глянув на все еще мило сопящую Ячиру и не желая ее будить, капитан встал с належанного места. - «Жрать что-то хочется….» - организму в срочном порядке помимо жидкости в большом количестве, которая уже была щедро восполнена, требовалась и белковая пища. Тяжелый взгляд грозного капитана сразу же наткнулся на обилие остатков еды со вчерашней пьянки с молодым бойцом. Закинув кое-какую еду в рот, Кен-тян аппетитно зачавкал, затем поспешно подошел к окну и раздвинул оконные створки, дабы слегка впустить в комнату свеженького воздуха и выветрить, запах перегара, который вреден растущему организму. «Вот она родительская обязанность» - мелькнула странная мысль в голове у капитана, которая, впрочем, быстро испарилась. Свежий юркий ветерок обдул лицо и пробрался шустрым зверьком под юката, обошел бинты и пощекотал подмышки напоминая о ранах, которые уже успели покрыться коркой, а кое-где и показать свои алые языки, требуя к себе внимания. Об ноги Зараки, блуждающего по своей комнате, спотыкались глиняные многочисленные пузатые бутылки, визгливо позвякивая, они, откатывались в сторону. Переодеваться он не хотел, так же как вешать золотые бубенчиками на волосы, обычно этим занималась Ячиру, но сейчас она спала, да с него станется пройтись нагишом по отряду и упаси ками кому хоть об этом заикнуться.
«Пойти проведать того патлатого, может, удастся с ним весело провести время» - новый день вселял в капитана новые надежды на сильного противника. Широкий оскал перерос в широкий зевок, почесав затылок и еще раз широко зевнув, Кенпачи направился в сторону больничного крыла.
На выходе рослый капитан догадался, что с Ячиру с топографией он справится явно быстрее:
- Ячиру, - громко рыкнул в дверях Зараки, - Пошли!

>Зараки, Ячиру>> Улицы Сейрейтея

0

78

Тому, как сладко спала Ячиру, мог позавидовать даже заморский принц, владеющий и самоцветами, и ангаром с пони, и горами мороженого. Сладкие и нежные сны, смонтированные из ярких вспышек и кадров из жизни или фантазий,  сменяя друг друга, и если в этом маленьком фестивале и были затемнения, маленькие провалы – то они вскоре замещались новой серией маленьких видений, такие похожие на кинофильм созданный специально для Кусанджинси.
Усталость постепенно  уступала, спокойствие в кои-то веки пришло в тело розоволосой крошки, и оно сжалось в маленький клубочек, затаившись возле Кенпачи. Через сон девочка ощущала его крепкую руку, бережно придерживающую от падения, или может просто не отпускающую от себя? Позади слышалось тихое и глубокое дыхание, как шелест ветра у высоких скал. Этот звук усыплял,  навевал умиротворение, и тепло в конце концов. Такой мужчина как Зараки греет не хуже грелки, и лейтенант не нуждалась ни в каком одеяле, ножками через сон край одеяла откидывая подальше от себя.
Новое сновидение, новая волна, снова шелест ветра. Такой морской мотив, легкий и свежий рассвет, через который пробивались звуки бьющихся друг об друга бортов суден, плавно перетекающие в тихий звон бутылок. Глиняных скорее всего. От саке.
- Хрррр, - закрыв лицо руками, и отворачиваясь от лучей света, поежилась Ячиру. Вот она свежесть утра, вот они «судна» в лице пустых бутылок из-под саке, вот она, снова реальность. А спать то как хотелось! Снова упасть в сон, плавать среди разноцветных облаков и кутаться в тепло своего капитана.
Но его рядом не было. Раньше встав, побрел продирать глаза после вчерашнего. Ксанджинси же вставать пока не хотела. Потягиваясь и мурлыча себе что-то невразумительное под нос, она могла бы лежать еще очень долго, но тут ее оглушил голос капитана 11-го отряда.
Глаза резко распахнулись, свет резанул по глазам, и девчушка быстро зажмурилась, смешно кривя рожицу:
- Что так рано, опять война?
Чтобы встать пришлось приложить большие усилия, Ячиру ожесточенно терла кулачками глаза, пока перед ней не перестали мелькать разномастные цветные пятна света, ослепляя. Мотнув головой, поплелась к Зараки и юркнула на спину, надеясь еще доспать на удобном плече любимого монстрика, пустив слюнку.

>>> Улицы Сейрейтея

0

79

Игровое время: 27 Октября 12.00-15.00
Погода: Облаков наблюдаться сегодня не будет, день будет ясным. Без осадков.
Влажность 51%, температура +17°...+17°, ветер Восточный 6,3 м/с.

0

80

Игровое время: 27 Октября 15.00-18.00
Погода: Ясно. Без осадков.
Влажность 51%, температура +15°...+17°, ветер Восточный 4.5 м/с.

0


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 11-го отряда