Bleach World

Объявление

Ролевая Bleach World считается закрытой.

От администрации Bleach World новый проект:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Mortal Kombat » Ulquiorra Schiffer vs Maria Kastaneda


Ulquiorra Schiffer vs Maria Kastaneda

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Danger.

Name: Мария Кастанеда
I call you on fight:  Улькиорра Шиффер
Restrictions: Спарринг
Условия:
1. Продолжительность боя: по 4 поста от каждого игрока.
2. Ограничение способностей: способности, заявленные в анкетах.
3. Место проведения поединка: стартует поединок в коридорах Лас Ночес со всем вытекающим отсюда каноном мира Блича. Возможно перемещение еще куда-нибудь, но не покидая Лас Ночес.
4. Бой в каноне персонажей.
5. Бой начинает Мария Кастанеда.

0

2

Приварон Эспадам покидать Трес Цифрас было нежелательно. Опасно, черт возьми! Там, в главной части Лас Ночес, все на кого ты не точишь свой острый зуб, непременно точат его на тебя, и если раньше можно было только ухмыльнуться и козырнуть заветным номером, способным отпугивать одним своим видом, то теперь силу приходилось доказывать только в драке. Всегда.
Лас Ночес – чудесное строение. Череда длинных коридоров с высокими сводами и арками образовывала таинственный лабиринт, облюбованный многими Эспадами для прогулок. Улькиорра не был исключением и тоже любил пройтись по коридорам, слушая звуки своих шагов, эхом отражавшиеся от стен. То же мне, романтик фигов!
Притаившись на одной из балок, под самым потолком, Мария прислушивалась, ожидая знакомого и ненавистного звука – шагов нового Кватро. Время шло, а в коридоре по-прежнему царила тишина, и казалось, что Кастанеда превратилась в статую - закрыв глаза и застыв на месте легче было слушать.
Топ-топ-топ. Послышался ожидаемый звук, и экс-Кватро медленно открыла глаза, но не двинулась с места. Улькиорра неспешно продолжал свой путь, не оглядываясь по сторонам и не выказывая ни малейшей тревоги – если и заметил Приварон, то виду не подал. Мария по-прежнему не двигалась, и лишь скосила взгляд в сторону Шиффера, когда он проходил под балкой, на которой она сидела. Еще несколько секунд и она уже наблюдала его гордую, прямую спину, почти сливавшуюся на фоне белого коридора, а затем исчезла в сонидо.
- Доброй ночи, Кватро Эспада… Улькиорра Шиффер, - с ухмылкой на лице произнесла Кастанеда, появившись перед арранкаром на почтительном расстоянии, но тем не менее преграждая ему путь.
«Спокойно… спокойно», - успокаивала себя Мария, скрывая раздражение за маской ехидства. – «Я не  могу позволить гневу выплеснуться наружу».
- Ты же знаешь, - резко выхватив занпакто из ножен, она вонзила его в стену, - зачем я пришла? - белокаменная стена пошла паутиной трещин, а коридор буквально загудел от спущенной реацу. Будь тут поблизости какой-нибудь слабый нумеросишка, точно бы шмякнулся на пол, придавленный духовной силой Приварон. На Шиффера это вряд ли ощутимо повлияло, но Марии было приятно сопроводить свои слова демонстрацией силы.
- Я пришла за тобой, - шагнув вперед, Мария потянула Гато, и он оставил в стене глубокую борозду, - Улькиорра Шиффер!!!
Клинок выскочил из стены так резко, что вслед за ним в воздух взметнулась каменная крошка. Не дожидаясь ответа Эспады, Кастанеда сорвалась с места и бросилась вперед, тут же забравшись на стену и двигаясь в направлении своего противника почти параллельно полу.
“Сдохни!” - миловидное личико исказила гримаса.
Пустяковое расстояние, отделявшее от заветной мстительной цели, Мария преодолела в считанные секунды. Поравнявшись с Улькиоррой, она занесла занпакто и, оттолкнувшись от стены, прыгнула в его сторону.
- Шшш... - с кошачьим шипением Приварон исчезла в сонидо, чтобы в следующую же секунду появиться с противоположной стороны от Шиффера, все с тем же стремлением что и прежде - проткнуть его чертову маску своим занпакто. Не поцарапать или разрубить, а пробить насквозь чтобы его зеленые, гнилые мозги вытекли наружу. Замахиваясь, она целилась в голову и вместе с ускорением от прыжка рассчитывала увеличить силу удара, если тот все же достигнет цели.

+2

3

Тиха Уэковская ночь. (с)
Луна настырно заглядывала в окна; других источников света не было. Впрочем, луны вполне хватало если не для счастья, то до приятного чувства умиротворенного уединения точно.
Из всех мест, к которым Шиффер был мало-мальски неравнодушен, он особо выделял этот коридор, как самое тихое и безлюдное, если, конечно, сделать допущение и обозвать арранкаров людьми, место. Здесь никто не мешал ему обдумывать полученную информацию, надоедливый мусор не путался под ногами, и…
След чужой рейацу он ощутил сразу же, просто потому, что именно здесь это являлось нонсенсом. И след этот был узнаваем, даже несмотря на то, что в данный исторический момент источник его был скрыт. В том, что именно скрыт, а не удалился, например, Улькиорра не сомневался – рейацу принадлежала Марии Кастанеде, которой, видимо, казалось, что Куатро, занявший ее место в Эспаде, что-то ей должен. Экс-Куатро часто возникала в самых неподходящих местах и творила неведомое (например, подкарауливала его в неожиданных местах), так что и в этот раз нападение не стало для Шиффера неожиданностью.
Тактика, ею выбранная, разумеется, была гениальна. Шипит, бестолково мечется из стороны в сторону, чуть ли на стену не лезет. При этом настроена серьезно, что в сочетании с идиотским образом действий выглядит по меньшей мере смешно. От суеты и воплей прямо-таки несет неуверенностью в себе – уголки губ Улькиорры презрительно дрогнули. Такие слабаки обычно добиваются успеха, исподтишка нанося удар в спину из-за угла, но Мария принципиально нападала относительно честно. Можно было бы списать это на благородство, конечно, но что-то Шифферу подсказывало, что Кастанедой руководило не это. Например, надежда победить его в честной схватке, непонятно вообще на чем основанная.
И как такой мусор мог носить четвертый номер? Впрочем, надо отдать Марии должное, со времен их последнего боя она заметно прибавила в силе, однако, так и не сравнявшись с ним. Остальное – по-прежнему: все так же много болтает и действует на голых эмоциях. Хотя что-то в ней определенно есть, иначе и 104 номера бы не добилась.
- Кажется, прошлый раз ничему тебя не научил, Приварон Эспада номер 104, - раздельно произнес Шиффер, - Я больше не собираюсь драться с таким ничтожеством, как ты.
Разумеется, он и не думал, что она его послушает, поэтому двинулся дальше, будто бы ничего и не произошло, внимательно следя за колебаниями рейацу, которую Кастанеда, выпустив для устрашения (хотя, по мнению Шиффера, этим даже Вандервайса бы не пришибло), то ли попросту не потрудилась скрыть снова, то ли не смогла на эмоциях.
Скорость у Кастанеды была неплоха, но без особого труда Улькиорре удалось отследить удар. Когда меч уже почти коснулся его маски, Куатро шагнул в сонидо в противоположную сторону, не отказав себе в наслаждении наблюдать, как клинок Марии встречает пустоту и она теряет равновесие. После чего он продолжил идти, куда шел, всем своим видом показывая, что 104 номер не представляет для него опасности, а значит, не вызывает ни малейшего интереса.
Да, с такими, как она, игнорирование – одна из лучших тактик. Другое дело, что с ее занпакто этот номер не пройдет (Шиффер прекрасно помнил не самый приятный опыт возни со Стеклянным Котом), а с Кастанеды станется его высвободить. И почему он не убил ее еще тогда, когда стал Куатро Эспада? Головной боли было бы меньше, как и трещин в стенах Лас Ночеса.
Потому что Айзен-сама не одобряет убийство арранкаров. А Мария довольно сильна, по сравнению с серой массой; не Эспада, конечно, но все же. Так что, Улькиорра Шиффер, во имя Владыки, постарайся не убить эту бешеную кошку и на этот раз.

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2012-07-13 14:40:25)

+1

4

Меч бестолково кольнул пустоту, уходя вперед и утягивая Марию за собой. Улькиорры в том месте, куда она целилась уже не было - ни его головешки, ни его самого. Будь кто другой на месте Кастанеды, наверняка бы сейчас встретил носом пол, но кошка лишь только ловко оттолкнулась от белой плитки кулачком, кувырнулась и вновь встала на ноги, как и стояла. Вот только теперь позади Шиффера, а не спереди.
“Он совсем-совсем не воспринимает меня как угрозу”, - мелькнула в голове слегка досадная мысль, но Мария бывала на месте Кватро и знает как опасен этот взгляд на силу противника. - “И это его ошибка”.
Когда-то давно она допустила такую же ошибку. Ну кто же знал, что тощий и унылый арранкар сможет выстоять против мощи Четвертой Эспады? В ней не было той взбалмошности и суетливости, о которых теперь в Тресе слагали легенды, но это не помогло ей победить. Каждый промах и каждый полученный от Шиффера удар подтачивал ее сдержанность, а агрессия словно яд затуманивала рассудок. В конце поединка она могла только рычать, но вскоре и на это не осталось сил.
Гнев - это слабость.
“Я - Эспада, Мария Кастанеда”, - напомнила она себе и шагнула вперед так, как ходила в далеком прошлом - спокойно, твердо и без всяких кривляний. Оглядывая спину удаляющегося арранкара, она вскинула перед собой короткий меч и скользнула пальцами по плоской стороне лезвия.
- Исчезни, Стеклянный кот, - одними губами произнесла она,  и занпакто разлетелся на сотни мелких искр.
Свист воздушных потоков нарушил спокойствие белых коридоров, и мерные шаги Улькиорры растворились в завывании ветра. Плотные воздушные вихри, смешанные с реацу Приварон, полностью скрыли ее от окружающего мира, а когда все рассеялось, трансформация уже была завершена. Мария вновь стала похожа на себя прежнюю - в релизе она всегда была одинаковой, что сейчас, что в бытность Эспады.
Длинные темно-сиреневые пряди волос ниспадали до поясницы - и не подумаешь, что минуту назад ее волосы были коротко и неаккуратно стрижены. Костяная маска “ожила”, превратившись в серые, кошачьи ушки, слегка подергивающиеся от желания уловить любой звук. Зубы стали длиннее. Теперь они выпирали из-под верхней губы и пересекали нижнюю.
Изменилось и тело Марии. Ноги стали когтистыми лапами, а вместо одежды ее тело прикрывала белая броня, из-под которой местами пробивалась шерстка - такая же серая, как беспокойно бивший из стороны в сторону хвост.
- Исчезни, - как только вихри улеглись, прошептала Мария и растворилась в пространстве белого коридора, гася заодно и реацу.
Нельзя было чтобы Шиффер видел и чувствовал ее, в тот момент, когда она рванула к нему и, в считанные секунды преодолев разделавшее их расстояние, замахнулась ногой, чтобы что есть силы пнуть его в живот, вкладывая в удар не гнев, а холодный расчет.

+1

5

Офф.: чтобы не возникало вопросов. Хоть Кастанеда и "хамелеон", подстраивать окружающую среду и инородные предметы (каковой пыль от разбитой стены и является) под себя она не может согласно простой логике. Иначе бы под ней и вид опоры искажался. Так что менять что-либо в посте я не собираюсь.

Досада кошки, упустившей добычу, была почти ощутима. Впрочем, Шифферу было все равно – добычей ее он становиться не собирался ни сейчас, ни в обозримом будущем. Вот только следующий шаг был так предсказуем…
- Исчезни, стеклянный кот.
Началось. Шиффер остановился, ощутив, как гаснет враждебное рейацу, впрочем, по силе все еще не столь впечатляющее, чтобы вызывать реальное беспокойство, хотя и не столь малое, чтобы не принимать его во внимание. Кастанеда наконец-то скрылась с глаз – что ж, неплохое решение, все равно ничего лучше ей не сделать. Главное, что наконец-то заткнулась – бред трезвости мышления не способствует от слова совсем.
В отличие от зарвавшегося бывшего 4 номера, Улькиорра достаточно хорошо представлял себе способности своего противника, пусть и сила ее возросла. Кроме того, он хорошо помнил и ее прежний характер. Та Кастанеда была спокойным и уверенным в себе противником, пожалуй, даже самоуверенным. Это никуда не делось, оказывается… Что ж, хитра, видимо, потому и жива до сих пор. Правда, это не имеет ровно никакого значения – будь на его месте, скажем, Секста, от нее бы мокрого места не осталось. Совершенно не сопоставляет свои возможности с мощью противника. Так почему бы ему, Улькиорре Шифферу, не поступить тем же самым логичным образом, разом ликвидировав причину множества проблем?
Нельзя. Убивать. Арранкаров.
Даже если они сами ищут смерти.

Ему запрещено высвобождать занпакто, впрочем, если бы даже и можно было, Улькиорра бы не стал этого делать – много чести. Вполне можно справиться и так, тем более, что в прошлый раз он обошелся даже без первого релиза. Обойдется и теперь.
То, что противник был не виден, и рейацу не ощущалась, было досадно, однако задача эта решалась элементарно. Поэтому Улькиорра даже не попытался сдвинуться с места, но сконцентрировался, усилив Хиерро по максимуму и не сдерживая более давления своей духовной силы – ему это теперь было ни к чему. Первый же удар обещал стать для Марии последним из успешных. Главное, не пропустить первое же слабое прикосновение, а то ходить с когтями неугомонной кошки в теле как-то не улыбалось – глубоко не ранит, но все равно неприятно.
Только одно прикосновение.
Удар пришелся в живот; среагировать Улькиорра все же опоздал. Однако именно этого удара Куатро и ждал. Резко подавшись назад, он как мог сильно, чуть ли не ломая кость, вцепился в ударившую его конечность – лапа. Задняя, -  оценил, что хотя габариты Кастанеды увеличились, на вес это не слишком повлияло, развернулся, так что Мария продолжала двигаться отчасти по инерции собственного прыжка. И что было арранкарских сил направил движение противницы в ближайшую стену, не разжимая рук, попутно мысленно воздав хвалу Владыке, создавшему эти стены настолько непрочными.
Нет, Куатро и не надеялся, что встреча со стеной нанесет Кастанеде мало-мальски ощутимый вред, вряд ли даже дезориентирует – голова у нее, как и у всех не слишком сообразительных существ, крепкая. Расчет был именно на то, что своим крепким черепом Мария разнесет стену к Меносам, в белую мельчайшую пыль, которая сведет на нет все усилия экс-Куатро замаскироваться. Да, кто-то может считать, что мех – это красиво и стильно, но в случае Марии лучше бы ей быть лысой, как колено, потому что именно на ее пушистых ушах основная часть пыли и осядет. А дальше – всего лишь дело техники, больше козырей против него у Приварон Эспада номер 104 нет.

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2012-07-14 01:12:28)

0

6

Офф: Я с тобой на этот счет не согласна, но что-то объяснять и спорить не буду. Без толку это.  Ибо родной персонаж всегда кажется самым сильным, ловким и хитрым, а споры лишь убивают интерес к бою))

Удар пришелся аккурат туда, куда Мария и  рассчитывала - в живот ненавистной мыши. Первое прикосновение и легкое волнение от того, что их тела наконец-то встретились, тем не менее, не затмевали рассудок, и Приварон прекрасно знала, что это не конец. Более того, это даже не маленькая победа. Это просто первый ход,  ведь предыдущий удар ушел в пустоту тупизма этого недоЭспады. Да с чего он вообще решил, что не будет драться? Разве у него есть выбор?
За первым телесным контактом последовал второй, кошкой не планируемый. Она среагировала на него мгновенно, так как блокировка ее ноги ничего доброго не сулила. Как только ладонь Шиффера сжалась на щиколотке, Мария сгруппировалась, сворачиваясь в клубок и выпуская в ненавистную бледную руку весь десяток стеклянных когтей – острых, прочных и невидимых.
Белый мир Лас Ночеса завертелся и быстро слился в одну сплошную полосу, спровоцированную карусельками, которые ей устроил Улькиорра, а вслед за ними спину обожгли неприятные ощущения - встретиться спиной со стеной было не смертельно, но весьма неприятно. Особенно, когда ты пробиваешь своим телом твердые плиты и вылетаешь прочь из коридора слегка так дезориентированным. А это ведь бой.
Бело-серый комок убойным снарядом вылетел под яркий свет полной луны. Изменение обстановки, как и отсутствие твердых предметов, встречающихся на пути ее тела, Мария ощутила сразу же, поэтому не преминула тут же распрямиться, останавливая вращение в полете.
Когти кошачьих лап, словно стальные крючья, заскрипели по каменной кладке моста*, натянутого между двумя башням, тормозя движение тела, но прежде чем Мария полностью остановилась, из ее раскрытой пасти вылетело Гран Рей Серо. Яркий сиреневый луч устремился в зияющую чернотой пробоину - дело рук... тела Кастанеды. Там был Шиффер. Где-то за теми белыми стенами, в не менее белых коридорах, находился тот, кто не хочет воспринимать ее всерьез, но мощный луч стремящийся вперед и расширяющийся по мере продвижения, наверняка снесет и стены, и этого упрямого и высокомерного арранкара. Должна же Мария отплатить ему за эту бестолковую карусель, встречу со стеной и солоноватый привкус крови во рту.

* Прим.: тот самый мост, по которому Аррониеро вел Рукию.

Отредактировано Maria Kastaneda (2012-07-14 20:47:27)

0

7

Ближайшая стена оказалась не внутренней, что для коварного плана Шиффера подошло бы лучше, а внешней, впрочем, получилось тоже неплохо. Пусть кошка и среагировала быстро - когти слабо, но зацепили пальцы, вероятно, по причине того, что внимание Куатро было сосредоточено не на защите легкодоступных мест, а на том, чтобы кошачья тушка успешно встретилась с каменной кладкой. Грохот – и лунный свет падает в зияющий пролом, а Кастанеда почти беззвучно вылетает из коридора куда-то в направлении моста.
Низко полетела. К дождю, говорят. Вот только дождя в пустынях Уэко Мундо по определению быть не может; всегда знал, что все эти человеческие приметы – полное дерьмо.
Не уделяя более полету Кастанеды внимания (долетит до моста – хорошо, не долетит – еще лучше), Улькиорра немедленно скрыл рейацу, решив больше не растрачивать силы на бесполезное устрашение. Один шаг в Сонидо позволил ему переместиться на десяток метров по коридору – до места с лучшим обзором; скрывшись в тени, он наблюдал, как когти Марии извлекают искры из белого камня моста, и за ее все еще неразличимым телом поднимаются клубы пыли. А потом – яркая вспышка Гран Рей Серо в направлении пролома в стене.
Слишком медленно.
С пальцев сорвался тонкий мощный луч, и прежде чем туча пыли от столкновения Серо Марии с многострадальными стенами достигла Шиффера, прежде даже, чем лиловый свет ворвался в разлом, Бала достигла моста, точнее, того места, откуда вырвался луч Серо – где предполагалась голова кошки. Шанс, что поразил цель, высок – скорость и позиция играют мне на руку. Бала - скорее, предупреждение, чем реальная атака, хотя попади она в Кастанеду – и на одну дыру в ней стало бы больше. Впрочем, Улькиорре это было до некоторой степени безразлично – жива Мария или мертва, лишь бы не мешала.
Еще несколько шагов в Сонидо – и Куатро остановился на мосту, в тени одной из башен, оценивая ситуацию. Дыра в стене увеличилась вшестеро и дымилась, и, судя по характерному стуку, потолок все еще осыпался.
Расцарапанная ладонь ныла, но Улькиорра не обращал на это внимания. Прочные когти у этой Кастанеды, хоть и едва-едва, но задела, правда, похоже, эта царапина – предел их возможностей против Хиерро. На кончиках пальцев Куатро почти в пределах слышимости, казалось, потрескивало концентрированное рейацу, вот-вот готовое сорваться смертоносным Серо.
- Айзен-сама будет недоволен. Правда, вряд ли сильнее меня – это был лучший коридор во всем Лас-Ночесе, – да, недоволен – это еще слабо сказано. Такого раздражения Шиффер не чувствовал уже довольно давно. Рекурсия получается – я недоволен и это вызывает недовольство даже большее, чем первопричина раздражения. Стоит ли поддаться внезапному соблазну и размазать надоедливую соперницу по этому белому мосту?
Не стоит. Это всего лишь бесполезные и бессмысленные эмоции. Кастанеда ему не соперник – так, жалкий мусор, возомнивший о себе невесть что. Ей даже десятого номера в Эспаде было бы слишком много, однако, в смерти Марии нет никакой нужды. Кроме того, Улькиорра не испытывал ни малейшего желания пачкать руки в крови арранкара. Это было неинтересно и нерационально; преподать хороший урок было куда важнее и целесообразнее.
И у Шиффера уже были свои мысли на этот счет. Оставалось только отследить перемещения Кастанеды.
Яркий лунный свет заливал белые камни моста, выщербленные в месте удара Бала. Кастанеда называет свой занпакто Стеклянным Котом, но прозрачным он не является – это работает по-другому, насколько я понял еще в прошлый раз, - а значит, должен отбрасывать тень. Раз с пылью не вышло – Мария догадалась сгруппироваться, пряча голову, и расчет не оправдался – значит, попробуем по-другому.
Мысли попросту взорвать мост к Меносам – а противница пусть летит вниз, ей не привыкать, Улькиорра сразу же отбросил. Хватит громить Лас-Ночес, в самом деле.

Отредактировано Ulquiorra Schiffer (2012-07-15 14:37:10)

0

8

“Вот уж кому-кому, а Айзену наплевать”, - мелькнула в голове мысль, когда Мария спешно ретировалась с моста, на котором теперь остались едва различимые царапины от ее когтей и заметно различимые выщерблены от бала Улькиорры. Пппха! Пустая трата энергии с его стороны.
В том месте, где остановилась Приварон и откуда послала в противника свое королевское серо, из каменной кладки моста торчали стеклянные когти, сброшенные ею и теперь едва заметно поблескивающие в свете луны. Сама же Кошка, стряхнув с себя пыль забот и попутно проверив целостность всех конечностей, взобралась на башенку, с которой, собственно, и соединялся этот, столь удобно подвернувшийся по лапы, мост.
“Нервный-то какой”, - в душе появилась капелька злорадства, но тут же угасла, и мысли Сентесимо Кватро вновь вернулись к обдумыванию стратегии нападения и уклонения.
А тем временем, Шиффер уже выставил вперед свою костлявую бледную руку и на ней зарождалось серо. Такое же тошно-зеленое, как и его глаза. То ли дело у Марии - яркое, ослепительное и разрушительное. Правда серо Шиффера было не менее разрушительным и поэтому этот факт следовало учесть.
Едва-едва зеленая искра начала зарождаться на кончике бледного пальца, а план в голове Марии был уже готов. Плотно сжав губы, так что торчавшие клыки сильно впились в губу, арранкарка сощурила глаза и затаила дыхание, чтобы в следующую секунду уже сорваться с места в сонидо.
Погашенная реацу, идеальная маскировка, резвый скачек в нужном направлении, и вот уже Кастанеда оказалась перед своим противником, сосредоточившимся по поиске мишени и удержании серо в готовом состоянии. Мария выскочила из сонидо прямо у ног Шиффера, пригибаясь так, что его напряженно вытянутая рука оказалась выше нее, и в следующую секунду Кошка уже ловко перехватила тонкое и обманчиво хрупкое запястье, удерживая руку Улькилорры и отводя в сторону возможную атаку. Но просто блокировать серо противника - этого слишком мало. Всего лишь половина плана Кастанеды. Из второй руки, начавшей движение одновременно с первой, и теперь стремившейся к животу Шиффера, выдвинулись пять стеклянных игл. Мария специально не стала выпускать их заранее, чтобы силу удар приобрел не за счет размаха рукой, а за счет быстрого выдвижения ее опасных коготков.

0

9

Рука дрогнула, встретив неожиданную помеху в виде цепкой хватки Марии;  серо сорвалось с пальцев, прочертив бледно-зеленую линию  в прозрачном воздухе, и с грохотом врезалось в многострадальный мост где-то далеко за спиной номера 104. Шиффера буквально осыпало дождем из каменной крошки и песка. Не тратя времени даром, он на ощупь перехватил невидимое запястье и с силой рванул соперницу на себя. По боку, раздирая тонкую ткань косодэ, скользнули все еще невидимые когти, нацеленные явно куда-то в солнечное сплетение. Боль отрезвляла и в чем-то была даже приятной – все-таки, попади Мария куда планировала, было бы куда хуже. По крайней мере, возни с регенерацией было бы больше.
Мария была близко – очень близко, Улькиорра почти слышал биение ее сердца, чувствовал, как вздымается и опускается ее грудь при дыхании – такая хрупкая и уязвимая. Всего лишь одно серо в голову – и ее уже нет, даже увернуться не успеет. Бессмысленное существование и еще более бессмысленный конец. Как скучно. Как глупо.
А можно, например, просто стиснуть хрупкое горло ладонью, и слушать надсадный предсмертный хрип. Правда, агонии он так и не увидит – хотя кто знает, как Стеклянный кот реагирует на боль… Может, его способности нарушаются, невидимое тело идет мелкой рябью по поверхности или получается что-то еще? Так легко можно проверить это - прямо сейчас. Интересно, можно ли таким вот образом довести ее и до второго релиза – болью, страхом, ненавистью? Могут ли бессмысленные человеческие эмоции сыграть арранкару на руку? Можно ли сделать ее сильнее? Дурацкие старые счеты – которые, кстати, важны одной Кастанеде - не имеют значения по сравнению с исследовательским азартом, который Улькиорре был далеко не чужд. Только, может, ощущался не так остро.
Можно ли  позволить столь заурядному арранкару достичь второго релиза? Какой силы при этом она достигнет? К чему это приведет?
Все эти мысли промелькнули в голове Куатро в одно мгновение, пока осыпался мост, разрушенный серо, укладывалась поднятая взрывом пыль, тихо наливались темной кровью раны, оставленные когтями Кастанеды – неглубокие, вскользь, но чувствительные – и она сама тяжело выдыхала, прижатая к груди Шиффера его мощным рывком. Почти романтика – кажется, так бы охарактеризовали ситуацию некоторые не отягощенные излишней трезвостью мышления натуры, ибо, кажется, Мария в столь тонких материях понимала куда меньше самого Улькиорры. И слава Владыке.
На экспериментаторские мысли ответ был один – для подобных экспериментов существовали более подходящие образчики арранкаров. Либо с более сильными эмоциями, либо менее проблемные.  А Мария пусть хоть к Меносам катится – мусор всегда останется мусором, и ни к чему тратить на него драгоценное время. Изучать хищника занимательно, если только можно извлечь из этого пользу. Идея же была весьма и весьма интересной, и на досуге над ней поразмышлять стоило. Правда, негоже думать о серьезных вещах, когда кто-то так бесцеремонно отвлекает…
- Спасибо, - Шиффер обрушил на Марию всю возможную в пределах Лас-Ночеса мощь своей рейацу, - Мы весьма продуктивно провели время, но меня ждут более важные дела. В следующий раз подумай трижды, прежде чем бросать Эспаде вызов.
Оторвать Марию от себя не составило большого труда, равно как и направить траекторию ее последующего движения в сторону разлома в мосте. Пущенное вслед серо не давало ей никаких шансов – либо быть уничтоженной чистым потоком убийственной энергии, либо спастись, скрывшись в разломе. И Шифферу было, по большей части, плевать, что выберет Мария, потому что дожидаться ее решения он не собирался. Для размышлений срочно нужно было уединение.

+1


Вы здесь » Bleach World » Mortal Kombat » Ulquiorra Schiffer vs Maria Kastaneda