Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Alternative » Локация №2: Taira Masae | Kuna Mashiro


Локация №2: Taira Masae | Kuna Mashiro

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Германия. г. Берлин. Штаб-квартира Гестапо
10 Октября. 1943 г

Taira Masae | Kuna Mashiro - Маширо схвачена по обвинению в предательстве и передачи шифрованной информации агентам Англии. Ее видели в баре "Клауберроне" с неким английским репортером, который считается историком, но подозревается в шпионаже. Девушка невиновна, так же как и журналист, но утечка информации очевидна, а Штаб не знает, куда она уходит.

0

2

Вот так вот сидишь себе где-нибудь в "спокойном" месте, пытаешься расслабиться после того, как несколько суток подряд стараешься ради уже чуждых идей и "идеалов", которые давно потеряли отклик в душе, потонувших в кровавой и сковывающей льдом душу зиме. Стараешься уже на протяжение ни одного года, как вдруг приходят свои же злые дядьки, и пожалуйста, из обычной шифровальщицы  (она предпочитала себя считать именной заурядным звеном цепи) ты уже целый вражеский шпион. И где истина? И где справедливость? Ах ну да, это сюжет из сказочек.
Нервная ухмылка накатила волной на девушку, которую сегодня арестовали по ложному обвинению. Разум еще пока был чист, но становилось по-настоящему страшно, в ожидании чего-то, что должно было последовать за арестом. По логике вещей должен был быть допрос.
Нечто склизкое проползло под кожей, сдавливая кости, оно подбиралось к центру внутреннего двигателя - сердца, чтобы вонзить в него ядовитые клыки. Каждая чешуйка мерзопакостного страха соприкасалась с кожей намертво.
Она вздрогнула как-то слишком резко, словно что-то пронзило тело насквозь.
В таких ситуациях надо сохранять спокойствие, наверно надо, но это девушка могла предположить только на уровне внутреннего чутья, которое могло и обмануть. Она могла представить себе все, что их страна выиграет, что проиграет, что погибнет много людей, чьи смерти на самом деле могут быть и напрасны, свои, чужие. Но.. но представить, что окажется не по ту сторону, она бы ни за что не смогла.
Хотелось быть спокойной, но вместо этого сердце начинало подбавлять "внутреннего угля", словно желая, чтобы темп нарастал. Дальний угол помещения и холодный пол стали для нее наиболее комфортной зоной в пространстве.
Каждый доносившийся звук из-за двери, казался решающим, но их уже было столько, что можно было бы с успехом попрощаться с нервной системой организма. Время умерло. Она не могла сказать, сколько уже прошло его самого с момента, когда она сидела в "Клауберроне", до момента, когда оказалась, приютившейся в одиноком и темном углу.

+1

3

Фридрих Вальнер.

Дверь, ведущая в «камеру предварительного заключения», противно скрипнула, и отворилась, бросая в помещение прямоугольник яркого цвета. Тихий скрип сапог офицера, переступившего порог. Было слышно, как он пару раз цокнул языком, после того, как дверь закрылась за спиной немца. За пару быстрых шагов он достиг старенького стола, со стоящей на ней тусклой-тусклой лампочкой. Поставив на предмет мебели графин с надетым сверху стаканом, устроил рядом с ним и свой портфель. Подумав, положил ко всему еще и фуражку. Проведя рукой по светлым волосам, прямо истинный Ариец, отбросил челку с лица. Что-то пробормотав себе под нос, покрутил настольную лампу, пока она не дала более-менее яркий свет. Удовлетворенно кивнув, наконец, обратил внимание на присутствующую здесь девушку.
- Добрый вечер, фройляйн. Смотрю, с вами здесь не очень хорошо обращались. – покачав головой, отодвинул стул, приглашая ее сесть – Прошу вас, не стоит там сидеть, вы можете простудиться. Все-таки номер не ахти. – криво усмехнулся – И, вас наверняка мучает жажда, прошу, я специально взял воды.
Медленно сняв с плеч длинный черный плащ, повесил его на спинку другого стула, при этом ни на секунду не сводя пристального взгляда голубых глаз с заключенной. То, что Фридрих сейчас видел, эти эмоции, написанные на лице. Кто бы знал, как офицеру надоели эти гримасы, он уже вполне серьезно иногда думал о том, что бы сменить профессию. Вздохнув, сел.
- Хм, простите меня, я не представился. Оберштурмбанфюрер «СС» Фридрих Вальнер. Думаю, вам должно быть известно мое имя. – медленно снял перчатки, положил на край стола – В чем ваше подозревают, полагаю, вы тоже догадывайтесь.
Замолкнув, раскрыл портфель, и вытащил наружу небольшой переплетенный журнал. Полистав его с пару минут, отложил. Сведя пальцы рук в замок, вновь обратил все свое внимание девушке.
- Собственно, если вам есть что рассказать, предлагаю сделать это сразу. Вашим другом сейчас занимаются в соседнем кабинете, и поверьте мне на слово, я не горю желанием прибегать к подобным методам. Итак?

+1

4

Снаружи, из-за двери послышался гулкий шорох, в дверном замке проворачивался ключ. Дверь скрипнула, являя темному пространству пола светлый проблеск. Кто это? Сердце стремительно понеслось вниз, чтобы потом стремительно набрать высоты. Она даже ощутила какой-то нервный спазм в левой стороне, аккурат под сердцем.
Хотелось бы ей уметь становиться невидимой, особенно сейчас, но увы. Местонахождении Марии фон Вайс было рассекречено за секунды. Но именно в этот критический момент, когда на нее смотрели свысока, она почувствовала, как внутри просыпается агрессия хищника, который сделает все, чтобы выжить.
Она поднялась на ноги, но вовсе не из-за того, что "посетитель" проявил "заботу". Таково было ее личное желание. Она не хотела уступать в позиции, а сидение в темном угле смотрелось со стороны жалко и обреченно. В самом деле что я творю? Где моя жажда жизни?
- Благодарю за "заботу". - Голос прозвучал звонко и язвительно. - Вы не угадали, жажда меня не мучает, а вот камера не ахти. Могли бы для своих сделать отдельные более комфортабельные помещения. Не правда ли? - После того, как девушка закончила свой выпад, то весьма бодрым шагом прошла к столу, тому месту, где расселся такой важный оберштурмбанфюрер, но садиться не стала, просто оперлась на ладони, и тоже в свою очередь не сводила с него глаз. В них сейчас бушевала сумасшедшая зелень, подхваченная ураганом смешанных чувств.
- Да, я отлично осведомлена о том, кто вы такой и уж поверьте, даже моя скромная должность позволяла мне узнавать много различных слухов. -  После всего сказанного на лице Марии проступила дерзкая ухмылка.
- Спешу вас разочаровать Фридрих, даже не догадываюсь. - Елейно выплеснула каждое слово в лицо Вальнеру, без тени смущения, неуверенности или какой-то обреченности.  Она была сейчас абсолютно прямолинейна.
Но похоже ее дерзость не возымела эффекта. Фридрих принялся листать какой-то журнал, словно это был его способ психологически надавить. Потому что после ознакомления с какой-то переплетенной писаниной, он тут же ответил на ее выпад по своему. Да наверно этот парень действительно такой, как о нем говорят. Весь такой с виду добренький, исключая работу. А я работа. Ну-ну поменьше фальши Вальнер, надо было сразу прибегать к тому, чем решили запугать.
Мария сразу отвечать не собиралась. Она сначала одарила его неподдельной улыбкой, наполненной чувством превосходства, затем медленно двинулась по направлению пустого стула.
- А вы рискните Фридрих. Мне даже интересно узнать насколько слухи о вас не врут. Очень хочется стать той, по ком будет плакать ваша непробиваемая "совесть". - Спокойно и мирно.
Мария забралась с ногами на стул, подобрав под себя. Колени она прижала к груди и обвила руками.

+1

5

Чуть прищурив целый глаз, Фридрих наблюдал за реакцией девушки. Искривив уголок рта в легкой усмешке, немецкий офицер легко пожал плечами, и качнул головой из стороны в сторону. Сколько раз на своей памяти парень не занимался этими глупыми вопросами, всегда было одно, и тоже, одно, и тоже. Либо испуг, дребезжащий, жалкий, заикающийся голос, убеждающий что он, его владелец, подозреваемый, стало быть, либо ничего не знает, либо сдающий всех и все подряд. Правда ли то, что он лепечет, или нет, кажется обычно, что уже сам не разбирает этого. Запутался в хитросплетениях лжи.
Но есть и второй вариант, ровно жестко противоположный первому, «клиенты» начинают гнуть агрессивную линию поведения, надеясь, что это поможет им выпутаться из сложившейся неблагоприятной ситуации.
Что первый вариант, что второй, оба были Вальнеру достаточно противны. Учитывая специфику «клиентуры», с которой приходилось работать оберштурмбанфюреру, то мы понимаем, что это были либо высокопоставленные работники политической, военной, или иной сферы, либо же, мужчина имел дело с довольно таки щекотливыми ситуациями. В общем, Фридрих не любил людей, от слова совсем, за небольшим исключением.
- Ну ладно. – вздох – Наше дело предложить.
Неторопливо наполнив стакан водой из графина, поднес его ко рту, и осушил в пару глотков. Протерев губы платком, с интересом следил, как Мария быстро подошла к столу, и уперевешись в него руками, пыталась переглядеть офицера. Скривившись, Вальнер скрестил руки на груди, и резким холодным тоном произнес:
- Не ахти?.. Камера для своих?.. Да кем ты себя считаешь?! Ты такая же как преступница как и другие! – резко выдохнул – Даже более, твоя вина еще более велика, потому что ты «своя»!
Налив еще один стакан воды, залпом выпил, и со стуком поставил его. Несколько раз глубоко вздохнув, мужчина постарался успокоиться. Понемногу прейдя в себя, даже умудрился сложить тонкие губы в мягкую улыбку.
- Не стоит преуменьшать, не такая уж у вас и скромная должность. – собрав пальцы в замок, положил на них подбородок – Позвольте полюбопытствовать, фроляйн, и какие же до вас дошли слухи, о моей скромной персоне?
Хмыкнув, оберштурнбанфюрер с головой ушел в журнал. На самом деле, Фридрих уже успел выучить содержащуюся в документе информацию чуть ли не наизусть, но, видимо решил освежить память, да? Ну да, а почему бы, собственно, и нет?
- Итак. – дождавшись, когда девушка сядет на стул, решил продолжить – Вы – Мария фон Вайс, ваша семья в меру знаменита, но ее родословная ни разу не подвергалась сомнению. Но боюсь, в данном случае, вам не поможет и большее влияние, чем могла бы обеспечить ваша семья. – поправив повязку на глазу, вновь вернулся к более холодному тону – Вы, Мария, обвиняйтесь в государственной измене, причем, на довольно высоком уровне. До нас дошла информация, что вы слишком часто встречались в баре «Клауберроне» с неким английским журналистом, подозреваемым в шпионаже. Вы на своем посту получали достаточно важной информации, и вполне могли ею поделиться. Утечка информации очевидна. – помедлив пару секунд, продолжил – Однако, Я даже могу допустить что вы не специально делились располагаемой информацией, если вы, Мария, чистосердечно расскажете мне все. – откинувшись на спинку кресла, закинул ногу на ногу, поморщился – Нет, ну почему всегда так, почему, а? Неужели я похож на такого бессердечного негодяя? – фыркнул - Я же, между прочем, действительно не хочу переходить на более жесткие, жестокие методы дознания. Я ведь, правда, не люблю всю эту мерзость. – подавшись корпусом вперед, приблизился к девушке, немного понизил голос - Зачем переходить на откровенные пытки, когда можно добиться всего словами? Ну, так что Мария?

+1

6

Ой!Ой! Йой! Скептически насмешливо промелькнула мысль на все надуманные обвинения Вальнера. Она пыталась сдержаться, но не смогла. По камере разнесся громкий и заливистый смех. На самом деле ей всегда было смешно, когда ее обвиняли с серьезным выражением лица, в то время как вины за ней не числилось. И так с самого детства. Если в доме что происходило, то виновата была она, а не ее брат. Это даже начинало надоедать. Легкая ностальгия.
- Ну допустим. Пусть будет по вашему. - Смех прервался резко, а голос прозвучал с ядовитым спокойствием и равнодушием.
- Ничего такого, что вы сами о себе не знаете и не слышали в шушукающемся окружении. - Ответ на вопрос был дан в той же хладнокровной манере, которая теперь все больше стала за ней укореняться.
С другой стороны имеет ли смысл вообще как-то себя пытаться оправдать, когда кто-то слепо верит только в то, что придумал. Либо же просто кто-то сумел очень тонко себя обеспечить алиби в виде жертвоприношения. Не все ли равно? Единственное, что я смогу это лишь побольнее укусить.     
Пока Фридрих говорил и очень много говорил, она была спокойна, лишь немного раскачиваясь на стуле в своем положении. Со стороны можно было подумать, что она абсолютно его не слушает, а лишь рассматривает всяческие знаки отличия на форме оберштурмбанфюрера. Они ее интересовали гораздо больше пустых слов не по адресу.
- Знаете что... Фридрих. Вы можете тут хоть битый час соблазнять меня обманчивыми пряниками, но я охотнее поверю тому, что не смотря на ваши слова, кнуты вы предпочитаете больше, лишь потому что всем известно, что они охотнее принесут желаемый результат. Но что я могу вам гарантировать, так это то, что ни ваши пряники, ни ваши кнуты не заставят меня признаться в том чего я не совершала. И моя семья тут не причем. За помощью к этим снобам я бы не обратилась никогда в жизни, даже если бы знала, что подохну, как свинья на забой. - Говорила девушка медленно, выговаривая каждое слово отчетливо. И она действительно не шутила, не играла. Она говорила истинную правду.
- Мне не в чем признаваться. И как и с кем я провожу свое свободное время мое начальство волновать не должно. Хотя если уж так интересно, что мы делали вместе с мистером Уилсоном в том пабе и не только в пабе, дело ваше. Можете его хоть запытать. Мне он все равно безразличен. Хотя пожалуй будет его немного жаль. Он малый неплохой, хоть и не наш. - Она не отпрянула, не отдалилась, не встала, когда говорила и когда Фридрих подался вперед, словно пытаясь запугать ее своим существованием. И конечно Мария смотрела неотрывно все это время в его лицо, на тот глаз, что был не закрыт повязкой, демонстрируя всю себя какая она есть во всей красе.

+1

7

Когда по камере внезапно разнесся заливистый громкий смех, еще и умноженный холодными голыми стенами помещения, Вальнер запнулся, собираясь уже выдать новую тираду, и удивленно поднял брови. Смех в этом месте до боли непривычен, и явно выбивается из сложившейся ситуации. Ладно, что офицер, мягко, скажем, удивился, так даже растерялся, и упустил мысль, вот что важно же. Такой наглости оберштурмбанфюрер давно не видел. Даже не сразу обратил внимание на то, что смех резко прервался, да и на далее высказанные слова тоже не сразу отреагировал, пропустив часть мимо ушей. Криво ухмыльнулся.
- Такая большая девушка, а верит во всякие сплетни, и прочие сказки.
То, что слова парня практически никак не подействовали на подозреваемую, в принципе, не стало неожиданностью, казалось, что Мария вообще не слушала, занявшись более перспективным занятием, разглядыванием знаков отличия и медалей Фридриха. Глубоко вздохнув, медленно выпустил воздух сквозь плотно сжатые зубы. Положив руки на стол, сплел пальцы, и теперь сам принялся слушать. Хмыкнул.
Ситуация такая, прямо скажем, интересная. В практике оберштурмбанфюрера подобные случаи были редки, такие, что прямо заставляли крепко задуматься. Такая наглость вызывает большие вопросы. С одной стороны, раз так напирает, то видимо старается сбить следствие со следу агрессией, Но если взглянуть на это с другого ракурса… Ну не чувствовал офицер за Марией вины. Она слишком напрашивается, нарывается, при этом очень хорошо зная, к кому ей удалось попасть. Может и правда, на этот раз попались не виновные? Бывает, группа задержания, или кто-то сверху решил выслужиться? Штаб все-таки давит на тайную полицию, причем не слабо.
Как бы это Фридриху не нравилось, от окружающей его зловещей репутации никуда не деться. Так уж вышло, что ему пришлось ее заполучить, причем не самым, с точки зрения большинства обывателей, приемлемым для нормального человека путем. Как они не понимают, что оберштурмбанфюрер всего лишь старался для блага Германии. Хотя, у каждого оно свое, как показывали результаты последних допросов, не так ли?
- Мне плевать на мистера Уилсона, пусть его хоть на ремни порежут, сейчас меня интересуете вы. - запустив руку в портфель, выложил на стол аккуратно запакованный скальпель - И знайте, что я думаю, Мария?- ближе, глаза в глаза - Вы лжете, и зря «красуетесь». - провел пальцем по щеке девушки - Однако… - помедлив, не веря что он это говорит, произнес – Я считаю, что вы оказались не в том месте, и не в то время.

+1

8

Из "ящика Пандоры" Вальнера на стол был водружен какой-то предмет. Из-за того, что он был "заботливо упакован" его сущность было не так просто понять, зато его предназначение было предельно ясно. Мария с неподдельным интересом уставилась на предмет, гадая что именно за инструмент пыток намеревается продемонстрировать оберштурмбанфюрер.
Неожиданно на лице она ощутила чужое прикосновение. Инструмент пытки настолько увлек воображение девушки, что она даже не успела уклониться от действий Вальнера. Но стоило только ей прийти в себя, как она снова пристально уставилась на него.  Оказавшись в этой реальности, девушка не знала, что больше всего во всей сложившийся ситуации ее так раздражает. То ли то, что она вообще оказалась в чем-то замешанной, то ли в том, что обвиняли свои, то ли в этой личности напротив, то ли в его словах и тоне его голоса, то ли в том, что он распустил свои руки.
Прежде всего она глубоко вдохнула воздух, чтобы успокоиться и не закатить что-то вроде капризной истерики, которые Мария частенько любила сваливать на головы наглых и зарвавшихся мужских особей.
- Ох надо же, вы подумали. А знаете что... - Голос был холоден и мягок одновременно. И прежде, чем приступить к главной части своего ответа, она прокрутила весь свой гнев и усталость, чтобы как можно побольше язвительности добавить в продолжение.
- ... знаете что... Фридрих. Вы очень плохо умеете думать. Но с тем, что я неудачница, я пожалуй соглашусь. - Губы растянулись в фальшивой улыбке, которая была полна насмешки по отношению к оберштурмбанфюреру.
- Так что можете уже приступать к демонстрации устрашающей части допроса. Единственное надеюсь, что вы умеете красиво уродовать. - Говорила Мария уверено. Она нисколько не колебалась, когда себя так вела. Если бы она была слабой личностью, то ни за что бы не стала тем, кем была.

+1

9

Отстранившись от девушки, оберштурмбанфюрер облокотился на спинку стула. Чуть подавшись назад, принялся качаться на двух задних ножках данного предмета мебели, раздумывая над дальнейшим ходом развития событий. Эта безумно храбрая, ну или же безбожно глупая, что в некоторых случаях одно и тоже, наглая девчонка произвела на Вальнера определенное впечатление, заставив встрепенуться что-то в его мохнатой душе. Хмыкнув, парень растянул тонкие губы в мягкой усмешке, пристально следя за реакцией Марии, после его телодвижений. Между делом слегка склонив голову к плечу, Фридрих вертел скальпель меж пальцев, уже начиная мысленно сочинять рапорт высшему руководству, о проведенной проверке. Представив кипу бумаг, заметно погрустнел.
- Знаешь, милая, может и плохо умею думать… - широко зевнув, быстро встретился взглядом с девушкой, и перевел его на теряющийся во мраке комнаты потолок- …зато хватает ума не попадаться.
Офицер, может быть, даже еще подмигнул ей, для пущего эффекта так сказать, но, к сожалению, с одним глазом данную процедуру провести затруднительно. Так что пришлось с сожалением отказаться от этой задумки.
Печально вздохнув, Фридрих отложил лезвие на ближайший к себе край стола. Вытащив из нагрудного кармана ручку, сделал несколько пометок в своем журнале. Помедлив, вернул пишущий инструмент на свое законное место, а журнал убрал в портфель. Со скрипом стул вернулся в исходное состояние, а парень поднялся на ноги. Невозмутимо одернув форму, разгладил складки. Взяв в руки фуражку, с пару секунд любовался отблесками света, бросаемого лампой на черепке-кокарде, водрузил ее на голову.
- Так, а что касается Вашего желания… - добавив ядовито-сладкого тона в голос, обошел стул, на котором сидела Мария, и остановился за ее спиной, по пути не забыв захватить скальпель – Желаете демонстрацию? – наклонился, положив руки на плечи девушки, понизил голос до шепота, и почти касаясь губами ее ушка – Зачем? Может, лучше сразу перейдем к делу? – провел тупой стороной по щеке, остановив в уголке ее губ, перевернул лезвие – Хм, может быть, сделать тебе обаятельную улыбку? От ушка до ушка? –надавил на рукоятку, самую малость - Уверяю, с такой улыбкой у тебя отбоя не будет от мужчин! – задумался на секунду – Ну, если ты покинешь эту камеру. Ммм…
Замурлыкав, Вальнер отнял опасный инструмент ото рта Марии, взглянул на часы, присвистнул. А затем резким движением одной руки вдавил девушку в стул, а другой, со скальпелем, кончиком лезвия, быстро, не отрывая руки, вырезал на ее щеке, под левым глазом лилию. Обхватив рукой ее за шею, скользнул языком по щеке, ощущая вкус крови, тем же резким движением отскочил к противоположному краю стола.
- Кхм… - приняв невозмутимый вид, взял белую тряпочку, и вытер лезвие – Ну как-то так, моя милая. К сожалению, мне уже нужно идти, а так, могли бы по развлекаться еще немножко. – засунул скальпель в портфель, взял его, портфель, в руки – Я разберусь в сложившейся ситуации, уверяю вас. Прощайте.
Натянув перчатки, поправил повязку на глазу, перекинул толстую светлую косу через плечо, и выложил на стол чистый платок. Улыбнувшись краем рта, подошел к выходу. Несколько раз ударив костяшками пальцев в дверь, обернулся.
– Впрочем, вы мне понравились, так что, думаю, мы еще увидимся.
Махнув рукой, потонул в ослепительно ярком прямоугольнике, возникшем на месте выхода из камеры.

офф: извиняюсь за задержку, Мария-тяяян.

+1


Вы здесь » Bleach World » Alternative » Локация №2: Taira Masae | Kuna Mashiro