Bleach World

Объявление

Ролевая Bleach World считается закрытой.

От администрации Bleach World новый проект:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 5-го отряда


Штаб-квартира 5-го отряда

Сообщений 41 страница 52 из 52

41

О! Прямо как я. После сказанного лицо Момо тут же живо выразило обеспокоенность и некую суровость, хотя она у нее не очень хорошо выходила, если ситуация того не особо требовала, как например сейчас, но все же.
- Каназаки-сан! - Голос прозвучал твердо и в чем-то даже строго.
- Я настоятельно прошу уделять внимание сну побольше, потому что сейчас Готею требуется состав в полной силе. Хороший сон поможет восстановить силы. - Ну добавлять что-то про то, что сон сном, а соней не надо становится, она не стала добавлять, это в принципе и так каждый готеевец понимал, а вот уж как выполнял было у каждого на счету личной совести.
- А? ... Эээ... - На щеки наплыл горящий румянец. Момо замялась. Во-первых, конечно, о себе она забыла как всегда, во-вторых, она - это было другое дело, потому что сейчас прежде всего ей надо быть вдохновителем отряда, а это отнимает много сил и на ней лежит много важных обязанностей, так что маленькая шинигами очень часто не досыпает и сделать с этим что-то не получается. Слишком она ответственная и скрупулезная личность.
- Речь не об этом! Не обо мне! - Тут же со всем жаром стыдливости воскликнула девушка и запустила руку привычным жестом за голову.
- И вообще! Плохо ты смотрел! Я вчера вернулась просто поздно, Рукия-тян может подтвердить, мы с ней чаевничали, я ее печеньем угощала, кстати приходи сегодня в обеденное время, я для тебя тоже оставила порцию. И ребятам потом занесешь. - Момо немного намеренно уводила тему, потому что чувствовала, что все это не спроста, что он обязательно что-нибудь спросит. А говорить, как не хотелось, так и сейчас не хочется о вчерашних уже событиях. Но.. он все же спросил и увернуться не получилось. Вся беззаботность быстро слетела, скидывая фальшивую оболочку и вся усталость явственнее проступила на детском лице Хинамори.
- Я не очень много знаю, так как не попала в самый эпицентр, так что имей это в виду Каназаки-кун. Но все, что мне известно я расскажу... - Они двинулись, хотя гулять по территории пятого отряда в полном смысле этого определения было нельзя, по ее мнению уж точно. А выходить за пределы не хотелось, да и Момо посчитала нецелесообразным, поэтому за один шаг-вспышку ее и Накуро-куна уже разделили метры. Она стояла на крыше одного из самых высоких строений в их отряде.
Расположившись поудобнее на кровле, Хинамори помахала рукой блондину, чтобы он последовал за ней. И только, когда Накуро уже был рядом, она присела и начала неспешно рассказ о событиях, которым была очевидцем. Момо пыталась сокращать, подчеркивать суть, так что на этот раз обошлось без мельчайших подробностей, но все же вышло все равно емко и основательно. Говорила она не меньше получаса. Надеюсь, что больше никому пересказывать будет не надо, а то хоть уже сейчас письменно записывай и делай копии.
- ... Еще какие-то вопросы? Если информации мало, то обратись хотя бы к Кире-куну, он наверно чуть больше меня знает. Думаю он не откажет в просьбе. - А хотела бы я еще поговорить с Хирако-саном.. Мысль показалась немного предательской, потому что о чем именно она хотела поговорить с вайзардом девушка не знала, точнее пыталась уверить, что не знала, хотела доказать, что не об этом. Хотя эта предательская мысль мелькала даже не впервые и это беспокоило.

Отредактировано Hinamori Momo (2011-04-09 00:19:01)

0

42

Неожиданная суровость Хинамори заставила Накуро так удивиться, что он даже улыбаться почти перестал. Вот уж трудно думать, что она так ответственно подойдёт к вопросу! Может, она шутила, но ранним утром шутка до сансеки не дошла. Маленькая лейтенант прямо-таки убедила его своей внезапностью.
- Ээ, так точно, фукутайчо. - брякнул он, а потом встряхнул головой и снова заулыбался, явно приходя в себя после потрясения. - Только кроме сил Готею нужна организованность отряда, и ей кто-то должен заниматься. И нет, речь о вас! - укреплявшийся с каждым словом голос достиг наконец отметки убеждённости, возвращая Момо обратно её аргументы. - Вы наш командир, и больше никого нет. Вы не должны рисковать собой, вы должны поддерживать нас! А уже я буду пахать ночами, исполняя дурацкую организационную часть. - в подтверждение собственных слов он покивал, улыбаясь девушке. Всё это было ерундой. Даже согласившись друг с другом, оба они вряд ли действительно станут раньше ложиться спать. Работы ведь не станет от этого меньше, как бы ни хотелось. И всё же, как ни странно, от сказанных слов на душе стало легче, а улыбка была естественной.
Была. Пока, устроившись на крыше рядом с Хинамори, Накуро не услышал о том, с кем она вчера встретилась. Хотел ведь узнать новости, а в итоге.... Единственным, что он выцепил из её рассказа, было имя. То имя, какое он не ожидал больше услышать никогда.
- Хирако... - широко распахнутые глаза шинигами со вздрагивающим зрачком были совершенно рыжие. - Шинджи... - почти по слогам выговорил он хорошо знакомое имя, в оторопи глядя на девушку. - Не может быть... - прошептал он. Каназаки готов был ждать любого имени, даже и знакомого, но только не... не капитана. Поражённый, он не мог понять для себя, как же это. Как может вернуться капитан, исчезнувший век назад? Как может так меняться жизнь. Вот так сразу, от одной фразы померкли сразу все проблемы, волнения, всё, что было ниже этой крыше, на которой сидел увидевший своё прошлое сансеки.

0

43

С каждым новом словом Каназаки щеки сильно заливал румянец, что стало даже жарко. Жар был действительно сильным, маленькая шинигами смутилась по полной. Ей было не привычно, и наверно даже не очень приятно, что все вокруг хотят ее оберегать до крайних степеней. Момо была уверена, что если парочку раз не доспит какие-то жалкие шесть или семь часов, то ничего с ней не случится, не рассыпется, не развалится, даже не расстает, зато будет занята важными вопросами, упростив немного обязанности своим подчиненным.
- И где же риск? Я что-то не припомню, чтобы рисковала. - Я давно не рисковала, с тех самых пор, когда готова была даже напасть на Снежка-чана. Момо отвела взгляд, немного погружаясь в трагичные воспоминания минувших дней. Она все же была безмерно рада, что тот случай не разрушил их отношения с Хитцугайей. А еще она по нему скучала. Надо будет узнать у кого-нибудь вести из мира живых.
Когда Каназаки повторил за ней имя бывшего-бывшего капитана их отряда, то Хинамори заметила, что он был удивлен, поражен или что-то похожее, потому что выражение лица блондина словно застыло. Маленькая шинигами насторожилась. Она, если честно часто забывала, что Каназаки был старше ее, а тем самым мог даже знать вайзарда, о котором сейчас шла речь.
- Что такое Каназаки-кун? Ты изменился в лице, после того, как я рассказала про Хирако-сана. - Момо настойчиво смотрела широко распахнутыми глазами в лицо блондина, ожидая с нетерпением что же он скажет. Наверно его ответ не будет нести какой-то роковой информации, но весь вид Накуро источал чувство напряжения. Момо начала волноваться и в голову приходили самые невероятные мысли касательно такой странной реакции. Она не сразу подумала, что и у других бывают болевые точки, на которые лучше не нажимать. Только вот вопрос. Была ли это она у Каназаки или нет?

0

44

Настойчивое удивление фукутайчо в ответ на ошарашенность офицера неожиданно отрезвило. Накуро дёрнулся назад, хмуря брови и стараясь выйти из состояния практически ступора. Глупо было так выпадать из реальности. Нужно было быстрее придти в норму и по-человечески объяснить Момо, что его так впечатлило. Вот только как объяснить? Вроде всё просто, но слова не складывались в голове.
- Простите, Хинамори-фукутайчо, - выговорил он наконец, вздёрнув углы губ в довольно бледной улыбке. - Просто... - он ненадолго замолчал, глубоко вдохнув и посмотрев на небо. - Когда я пришёл служить в отряд, его капитаном был Хирако-сан. Под его началом я дослужился до первой своей офицерской должности. Фактически, это совсем другой период в моей жизни. После его исчезновения всё изменилось. Может быть, не для всех, но для меня точно, потому что для молодого шинигами капитан всегда идеал и лидер. А потом, каким бы добрым ни был Айзен Соуске, он был совершенно другим командиром, и привыкнуть было трудно. - Накуро сам не знал, зачем говорит именно эти слова. Просто хотелось сказать именно это, именно о разнице между капитанами. Ведь для Хинамори всё было наоборот - её первым капитаном был Айзен. Офицер поджал губы и посмотрел в сторону. Нужно было объяснить свои чувства, свою реакцию. Может быть, Момо поняла бы его и так, но он очень привык, что без прямых слов никто не узнает о его мыслях. - Я никогда не думал, что ещё когда-нибудь увижу его. Был уверен, что Хирако-тайчо мёртв. Да и могло быть иначе?? А тут вдруг вековое прошлое вернулось обратно. - он удивлённо покачал головой, подпирая щёку рукой. - Теперь не знаю, что думать о вайзардах.... - так сразу понять собственное отношения Каназаки уже не мог. Его вроде бы выработанная профессиональная позиция рухнула за мгновение. Шинигами опустил голову, пряча глаза за падающей на лицо чёлкой, и в этот момент солнце наконец поднялось, залив его фигуру медовым светом, высветившим золотые волосы и спрятавшим все переживания. Из-под слившейся с солнцем чёлки на девушку смотрели жёлтые, полные того же света, тёплого, но непонятно, глаза. - Я хочу с ним поговорить.

0

45

Хинамори пришла в еще большее замешательство, когда Каназаки за чем-то попросил прощения.
Э? Эээ-э? Хорошо, что блондин начал говорить раньше, чем маленькая шинигами успела бы его "отругать" за произнесенные извинения непонятно о чем. Вот как! Вот как оно все было Каназаки-сан. Момо действительно понимала то о чем говорил сейчас Накуро. Когда-то и для нее ее капитан был всем и даже больше, а сейчас думая о тех днях, становилось по прежнему больно. И чтобы не погружаться в свое персональное болото, которое утопит с головы до пят, отняв последние капли воздуха, девушка улыбнулась.
- Значит ты лично знаешь Хирако-сана. А какой он был? Расскажи. Мне интересно. - Мягкий голос звучал даже взволновано. Взгляд немного загорелся.
- Знаешь, когда я вчера с ним столкнулась он был.. - Хм.. как бы его лучше описать? Слова-определения было трудно подобрать даже, если Момо пыталась осмыслить свои ощущения от встречи.
- Он был. Я бы не могла его считать врагом Сейретея. - Она говорила и краснела, хотя думала, что Каназаки ее поймет, ведь с ним можно было поделиться, она просто верила своему другу, а она считала блондина именно другом.
- Он непосредственный, много болтает и часто не в тему. А еще он любит представления. - С губ сорвался даже короткий смешок, потому что тут же вспомнилось, как он появился перед ней, словно какой-то герой из детских сказок.
- Так что я надеюсь, что то, что случилось с вайзардами просто недоразумение. - Совершенно искренне заявила девушка. В ее воображение рисовалась скорее какая-то стычка с пустыми на том месте или что-то подобное. Момо была от природы такой, душой, которая просто так никого не будет подозревать. Пусть многие упрекали ее за эту черту, пусть многим не нравилась ее доверчивость, наивность, многие считали ее дурочкой. Но она будет лучше дурочкой с искренним сердцем. Как бы больно это не было. Надежды всегда будут жить в смелом маленьком сердце. Потому что она не боится жить, так как подсказывает ей маленький бьющийся "комочек" в груди.
- Поговори. Я думаю он будет тебе рад. - Маленькая ладошка легла на плечо блондина и она слегка похлопала по нему, подбадривая друга.

Отредактировано Hinamori Momo (2011-05-07 16:04:47)

+2

46

То, что сказала Момо в ответ на объяснение Накуро оказалось для него очень важным. Ведь он обычно не показывал просто так свои эмоции, если они были отображением его переживаний, проблем, сомнений. Пусть это и не было жёстким принципом, но так повелось в его жизни - солнечный свет призван был скрыть его от чужих глаз. Он улыбался, смотрел безмятежно из-за золотой чёлки, и никто не смог бы прочитать его истинных чувств. Но сейчас, ранним утром, когда солнце ещё не спрятало его душу от чужих глаз, он в своих сомнениях решился поговорить с Хинамори. Реагируй она иначе, задень она Каназаки, и он бы безболезненно закрылся, посчитав, что лучше не сказать лишнего и не объяснить своего интеерса. А получилось так, что её доброта и открытость совсем не напрягали его, и за это шинигами был ей искренне благодарен. Любой день становится теплее, если рядом с тобой тот, кому можешь доверять.
- Да, Хирако-тайчо такой... - от слов девушки стало сразу так тепло и просто на душе, что Накуро разулыбался, в мгновение забыв то чувство неуверенности в своём мнении и самом происходящем вокруг, с каким встретил Момо едва ли полчаса назад. От поддержки фукутайчо дело сразу стало казаться проще. И, конечно же, яснее, ведь он не знал, не являются ли действительно пришедшие в Сейретей вайзарды теми, кого он помнил из своей юности. А вот вышло, что это правда они. - Интересно, сильно ли он изменился. Мне кажется, что он мог поменяться только внешне. - Каназаки на секунду задумался над тем, какими словами описать капитана, которого он помнил. Столько лет прошло... - Хирако-тайчо всегда много говорит, и кажется, что его замечания то не в тему, то непонятные или резкие. А потом как-то видишь его серьёзным, и осознаёшь, что он не глупый, а просто себя так ведёт. Он очень непростой, но служить под его началом не сложно, если только нормально относишься к манере поведения. Кому-то не нравилось.
"Мог бы он быть врагом Сейретея?.. Не знаю, могу ли судить, ведь я вряд ли знал его хоть немного. Он не казался открытым, и я даже не помню, кто был ему ближе, кто общался с ним. Кто я тогда был? Офицер с рангом, приближающим гордое звание к бессмыслице."
- Я тоже надеюсь. - Накуро кивнул. - Зато я точно знаю, что он не мог бы сделать что-то из подлости. Проще представить хитрый план в его исполнении, чем простую подлость. И зачем убивать ни в чём не повинных шинигами? - брови сансеки снова сошлись к переносице, выдавая сомнения. - И всё же как я могу судить? Я хотел бы поговорить с ним. Если, конечно, он меня хотя бы помнит... Хинамори-фукутайчо, может ли быть всё так просто? Неужели всё, что было вчера, повлекла простая случайность? - он покачал головой. Пусть лично для него ситуация показалась яснее, но объективно ничто не стало проще. Восемь бывших капитанов и лейтенантов, обвинённых в предательстве и посаженных в тюрьму. Чтобы их оправдали, командованию нужны как минимум железные аргументы, и даже так, вайзарды ведь не шинигами - и это наверняка окажет влияние. Если их отпустят, продолжатся ли переговоры? Захотят ли едва не убитые без разбирательства договариваться? Слишком многое неизвестно.
- Спасибо тебе, Хинамори-фукутайчо. - оторвавшись от мыслей просветлевший Каназаки кивнул девушке и в знак благодарности накрыл ладонью её пальцы на своём плече. Без какого-либо намёка, просто дружеским жестом.

0

47

начало игры.
попытка втереться происходящее, поправляйте х)

Хинамори слушала внимательно, оживляя картинку перед собой, какую описывал Каназаки. Ее собственная память смешивалась с его словами, создавая почти четкий образ. Он по прежнему называет Хирако Шинджи капитаном. Может быть, так оно и должно быть - первый капитан останется капитаном в их памяти, как бы далеко он не ушел от этого звания. Это может быть неискоренимой привычкой, не имеющей под собой никакой подоплеки. Просто с губ иначе не сорвется знакомое имя.
Тем не менее, сомнения явно обуревали Накуро, и Хинамори не обладала достаточной информацией, чтобы их развеять - она знала не много. Единственное, что она могла дать, это тепло и надежду. Его слова значили много. Для него самого, да и для нее тоже, это была история ее отряда. Встреча, хоть и короткая, мнение того, кому она доверяет - кусочки мозаики постепенно строили более четкую картинку ее мнения о произошедшем.
"Причинить вред Сообществу Душ... совершать такой поступок... нет, действительно, похоже на какое-то чудовищное недоразумение. Не просто так. Что-то происходит, но не понять, что именно. Тревожит..."
Хинамори понимает, как это - верить, когда отовсюду давят сомнения. Улыбка на лице девушки дрогнула, дав себе больший простор, веки прикрыли взгляд на несколько коротких мгновений - Момо задумалась и снова подняла глаза. Желание подбодрить друга было таким солнечным и теплым, как весь свет, что жил внутри. В тоне осталась только уверенность, какую только мог внушить ее мягкий голос.
- Я не думаю, что это была случайность, Каназаки-кун. Просто прийти в Сейрейтей ради убийства, это была бы глупость. Им... - Хинамори запнулась, но в ореховом взгляде плескалась знакомая решительность, - Я считаю, что им не было бы пользы в смерти простых офицеров, это... это просто низко для тех, кто когда-то занимал высшие должности в Готее. Если бы они действительно были предателями, мне кажется, все было бы совсем иначе. Все не просто так.
Говорит ли это в поддержку, или убедила сама себя? Вера, отрицание подлости и низости как таковой могла бы быть роковой ошибкой для маленького лейтенанта пятого отряда, но в этом и держалась ее душа. Пусть она не так много знает о вайзардах, она не знает, что творится у них внутри. Но сейчас рядом с ней сидит тот, кто помнит, кто знаком с этим временем, кто с таким теплом описывает своего бывшего капитана. Хинамори верила Накуро, верила как своему офицеру, как другу, как шинигами, которого она помнит в отряде с самого начала. Разве можно сомневаться?
Благодарность Каназаки обдала солнечной волной живого тепла. Если ее слова принесут хоть какое-то успокоение его сомнениям, будет совсем чудесно. Момо желала бы и сама понять все детали и разобраться в происходящем. Сейчас у нее есть лишь уверенность в лучшем. В ответ она добродушно улыбнулась, так по детски-смешливо, с усталыми стрелочками в уголках глаз.
Солнце поднималось все выше, Хинамори не знала, отправится ли Накуро к плененному сейчас или позже. Какие мысли и предположения сейчас его одолевали? Помнится, она пообещала ему попробовать ее печенья, а завтрака толком не получилось. В голову закрались мысли о хлебе насущном, или говоря точней, еде. Пожалуй, обоим следовало получить хотя бы немного сил - оба явно встали рановато, а впереди был достаточно долгий день. Эту мысль Хинамори и озвучила, что получилось будто межу прочим, с толикой веселой псевдострогости, что так часто мелькала в ее манере общения с отрядом.
- Надеюсь, ты не собрался к Хирако-сан прямо сейчас? Тебе хотя бы стоит подкрепиться, и обеспокоенный вид чуть-чуть оживить!
"И мой собственный тоже, возможно..."

+1

48

То, как вёл себя Накуро, будучи в сомнениях, очень заметно отличалось от его обычного спокойствия. Это происходило потому, что основой его уравновешенности была уверенность в себе. Он знал всегда, что делать и куда идти. Знал потому, что шёл за волей своего сердца. Считал, что обдумать нужно только метод движения вперёд, но не само направление. Чтобы не заблудиться. Потому что его путь пролегал только в свете. Именно поэтому когда путь терялся, он не мог решиться просто оттого, что ничего не знал, он начинал теряться, как сбитый волнами с курса кораблик.
В данном случае он в метаниях сидел перед девушкой, которой в последний год старался всячески помочь, и изливал ей свои переживания. Так продолжалось бы и дальше, но её ответы и её слова вернули к офицеру спокойствие.
Теперь он знал, что же творилось в его отряде весь тот век, который он прослужил, продвигаясь от рядового, не знающего, что делать со своим дурацким шикаем, до сансеки, считающего свои способности своей судьбой. Считая отправной точкой отряд, который он увидел, попав в него после Академии, он сидел сейчас на крыше, подтянув в подбородку колено и, задумчиво глядя сквозь Хинамори-кун, строил воедино всё то, что внезапно открылось для него.
Капитан Хирако, славящийся эксцентричностью, силой и умом, взял своим лейтенантом Айзена Соуске, но тесных отношений смежду ними Накуро никогда не видел. Потом в отряде появился Гин. Маленький мальчик со страшной улыбкой, занявший место погибшего третьего офицера. Вот он ни на шаг не отходил от фукутайчо. В один день капитан, вызвавшийся разобраться с пропажей командования девятого отряда, пропал. Ходили слухи, но никто толком не знал, что вообще случилось. На самом же деле восемь капитанов и лейтенантов оказались жертвами эксперимента, проводимого Айзеном. Тихим и доьрый лейтенантом Айзеном, ставшим командиром отряда вскоре после исчезновения Хирако-тайчо. Десятки лет спустя Ичимару тоже стал капитаном, а место его даняла юная Хинамори-кун, искренне привязанная к капитану, как, впрочем, и все. Всё вновь изменилось, когда год назад Айзен раскрыл свои намерения, на глазах у всего Сейретея сбежав в мир Пустых вместе с Ичимару и Тоусеном - тоже капитаном. Хинамори-кун выжила тогда чудом, только недавно вернувшись в строй. А потом оказалось, что жертвы эксперимента столетней давности чудом сумели выжить, и знают, что виной был Айзен. Им предлагают переговоры и союз, но придя в Руконгай, они исчезают, а парламентёры оказываются мертвы. Теперь "вайзарды" в тюрьме. Так кто же виноват? И что делать ему, Каназаки, третьему офицеру неблагонадёжного отряда? Что говорит сердце? Сидеть и ждать? Но чего? Если Хирако Шинджи оправдают, может он вернуться в отряд? Хочет ли этого Накуро? Да, хочет. Потому что Хирако - его капитан. Раз уж в Сейретее смятение, раз борьба с Айзеном продолжается, раз их отряд подозревают, а Момо сложно держать на себе весь отряд, нужно что-то делать. Чтобы вернуть себе и своему отряду покой.
"Раз так, значит... я решил."
Накуро улыбнулся и это была другая улыбка. Без сомнений, волнений и неуверенности. Теперь он знал, что должен сделать, а уж как и сможет ли - судьбе решать.
- Ты права. Я не верю в то, что они пришли со злым умыслом. Это не метод для преданных когда-то шинигами. Если они хотят мести, всё было бы иначе. - голос, зазвучавший твёрдо, больше не нёс колебаний. - Раз так, кому-то должны были они мешать. Айзену - возможно, но тогда как он подстроил смерть парламентёров? Для этого нужны свои люди в Сейретее. - он сжал губы, думая, кажется ли ему правдоподобной такая версия. - Или кому-то в Сейретее?
Как бы там ни было, нужно было пробовать разобраться. Одновременно везде. Третий офицер, в отличие от лейтенанта или капитана, был не при командовании, а при народе. Он мог многое узнать от тех, кто не вершил судьбы миров, но любил об этом поболтать. Каназаки сузил глаза и поднялся на ноги.
- Я понял, что должен сделать. Я помогу Хирако Шинджи. Хинамори-кун, кто занимается расследованием вчерашнего инцидента? Скажи мне. - он замолчал на мгновение и, смягчившись, улыбнулся девушке, протягивая ей руку. - Я надеюсь, ты не осудишь меня. А пока - пойдём завтракать.

0

49

Дальнейший отыгрыш переносится во флешбек.

Отправные точки для персонажей:
Будут добавлены как только они отпишутся в соответствующих темах.

Kanazaki Nakuro ----------------> Улицы Сейрейтея

0

50

Игровое время: 27 Октября 12.00-15.00
Погода: Облаков наблюдаться сегодня не будет, день будет ясным. Без осадков.
Влажность 51%, температура +17°...+17°, ветер Восточный 6,3 м/с.

0

51

Игровое время: 27 Октября 15.00-18.00
Погода: Ясно. Без осадков.
Влажность 51%, температура +15°...+17°, ветер Восточный 4.5 м/с.

0

52

Игровое время: 27 Октября 18.00-21.00
Погода: Ясно.
Влажность 50%, температура +15°...+17°, ветер Восточный 3 м/с.

0


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 5-го отряда