Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 5-го отряда


Штаб-квартира 5-го отряда

Сообщений 21 страница 40 из 52

21

Хисаги был искренне благодарен Хинамори за то, что она не стала заострять внимание на его случайных словах о капитане. Эта щекотливая тема годилась для обсуждения только в очень узком кругу, и желательно, чтобы к тому моменту, как она будет поднята, язык уже изрядно заплетался от выпитого, а на утро жестокое похмелье стирало все воспоминания о прошлом вечере. Положа руку на сердце, стоило признать, что за плечами у Шухея было немало таких вечеров. Хоть он и понимал, что топить тоску в алкоголе – не выход, но иначе было просто невозможно. Наверняка, Хинамори чувствовала то же самое, но в отличие от Киры и Матсумото, она никогда не составляла Хисаги компанию в их «ночные посиделках». Была ли девушка ярой сторонницей здорового образа жизни или просто предпочитала переживать свое горе самостоятельно, лейтенант не знал, да и не стал бы спрашивать, ведь каждый из них справлялся со случившимся так, как умел.
Закончив свою сбивчивую словесную тираду, он с некоторой опаской посмотрел на Момо, но во взгляде той читалось лишь мягкое понимание и ни капли упрека. Шухей должен был признать, что ему и правда стало легче, когда все опасения были произнесены вслух. Сомнения перестали казаться столь неразрешимыми, и постепенно к лейтенанту вернулось его привычное сосредоточенное состояние. Предложение Хинамори (которое Хисаги мысленно интерпретировал как «Сядь и успокойся!») пришлось как нельзя кстати, и он улыбнулся в ответ.
- Почему бы и нет,- последний взгляд за окно, на багровый шар заходящего солнца,- официально рабочий день уже закончен.
Другое дело, что хлопоты у исполняющего обязанности капитана не заканчивались никогда, но сейчас они и в самом деле могли немного подождать. Хисаги не спеша опустился на маленький, но вполне комфортный диванчик, удобно устроил руку на подлокотнике, и приготовился слушать.
«Сейчас бы еще чашку чая»,- мелькнуло у него в голову, но парень тут же себя одернул: он пришел прежде всего за информацией, и, судя по хитринкам, плясавшим в глазах маленькой шинигами, ей явно было, что рассказать. И первая же новость неприятно удивила лейтенанта – и Кира, и Хинамори уже успели побывать в Руконгае, а значит, лишь он один из их компании до сих пор не в курсе того, что происходит. Он слегка нахмурил брови, но перебивать не стал, внимательно ловя каждое слово девушки. А дальше становилось все интереснее.
- Хирако…- Шухей медленно произнес это имя, словно катая его на языке.- Да, я слышал о нем. Укитаке-тайчо как-то рассказывал, да и Кьёраку-тайчо…хм… упоминал.
О том, что Кьёраку-тайчо в тот вечер изрядно перебрал и, кроме бывшего товарища, упоминал еще много любопытных фактов из своей биографии, Хисаги предпочел умолчать (при воспоминании о некоторых из них он до сих пор начинал краснеть).
Все то, что в результате поведала ему Хинамори, дало Шухею немало пищи для размышлений. На первый взгляд, история была шита белыми нитками, но в тоже время все складывалось слишком уж просто, чтобы быть правдой.
- Значит, они отрицают свою причастность к убийству?- задумчиво произнес лейтенант, нетерпеливо постукивая пальцами по обивке дивана.- Вполне ожидаемо. Но если их действительно кто-то подставил, то этот «кто-то» должен обладать не только недюжинной силой и хитростью, но и… информацией. Не думаю, что кто-то со стороны мог легко выведать подробности предстоящих переговоров.
Хисаги и самому была неприятна мысль, что, возможно, в их рядах еще остались предатели, но и такой вариант не стоило сбрасывать со счетов. 
- Но с другой стороны, если бы вайзарды хотели отомстить шинигами, они не стали бы ставить на уши весь Сейрейтей и специально напускать на себя подозрения. Они хоть и отступники, но отнюдь  не дураки. А таких случайностей просто не бывает.   
Он немного помолчал, раздумывая над сказанным и подбирая формулировку для следующего вопроса.
- Тем не менее, насколько я понял, Хирако-сан отказался последовать с вами в Сейрейтей для дальнейшего выяснения обстоятельств?- это прозвучало несколько скептически, словно в глубине души Шухей сомневался, что бывшие предатели вообще согласятся на сотрудничество.- Кира остался там?
«Раз в Руконгае срочно потребовались медики, то вайзарды наверняка предпочли решать вопросы силой, хотя стоит признать, что и в наших рядах немало любителей помахать мечом по любому поводу». Оставалось лишь надеяться, что конфликт все еще может быть разрешен с минимальным кровопролитием.

+2

22

Так и хотелось предложить устроить ночное чаепитие, но малышка Момо не позволила себе этого. Все-таки сейчас Готей переживал не лучшие события, и сидеть попивать чаек, когда другие ранены или сражаются не позволяла мораль. Прежде всего она собиралась обсудить с Хисаги-саном серьезные вещи.
- Так-то оно так, но если подумать, вот что еще.. изначально, если они задумали изначально прийти в Сообщество Душ и устроить тут возмездие - это не имеет смысла. Я не думаю, что даже с их силой и с их численностью они могли бы противостоять всему Готею, а если говорить о Ямамото-сотайчо, то тут вообще нет шансов. Да, шинигами понесли бы потери, но не пали бы. Тем более месть через сто лет? Слишком долго что-то они ждали тогда. - Ответ Хинамори дала быстрый. Всем видом девушка выражала сосредоточенность, при которой однако была видна внутренняя отстраненность. При подобных выражениях эмоций было ясно, что она даже делилась скорее своими мыслями, которыми возможно не следовало. 
Внезапное озарение пришло тоже быстро. Черт! Зачем я сказала именно это? Черт! Никак не могу отучиться от этой своей дурацкой привычки. Вряд ли много кто будет разделять со мной подобную точку зрения. Да и это ясно. Мне и самой бы не стоило. От наивности мне уже помогли вылечиться. Подкатил приступ волнения. Возникло ощущение неловкости.
- Ну это я так... Не обращай внимания. Ой.. то есть не обращайте.. Хисаги-сан. Я все понимаю. Правда. - Хотя и до конца слепо верить, что больше никто не предаст из своих я не могу.
Прежде, чем ответить, Момо немного помолчала. Ей хотелось было тут же высказать свое возмущение именно по этому поводу, но это было бы лишним. Личные эмоции ни к чему. Она старалась огородиться от них, как могла. Поэтому начала аккуратно.
- Дело не в этом. Дело в том, что ситуацию усугубил Зараки-тайчо. А Кира-кун отправился попробовать разрулить ситуацию, тем более, что там нужна была срочная медицинская помощь. Один из вайзардов был побежден и его рейяцу еле еле ощущалась. - Кира-кун я надеюсь с тобой все хорошо. И еще нет никаких вестей... Взгляд сосредоточился на единственной точке - окне. За ним была лишь тьма и нечеткие силуэты. Стало зябко. А еще одиноко. Когда уйдет Хисаги-сан, она будет в этом кабинете наедине с многочисленными документами и тревожными мыслями.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-08-03 16:59:24)

+2

23

Постепенно атмосфера в кабинете становилась все более напряженной. Хисаги не очень-то любил строить догадки на пустом месте, а именно в это русло плавно перетекал их с Хинамори разговор. Когда информации катастрофически не хватает, поневоле начинаешь выдумывать всякие «если бы» и «а вдруг», хотя и понимаешь, что в итоге это ни к чему не приведет. Истина не рождается в спорах, она существует изначально, и ты либо знаешь ее, либо нет. И хотя рассуждения Момо о целях вайзардов выглядели вполне логичными, сейчас они вряд ли могли пролить свет на сложившуюся ситуацию. Как, впрочем, и его собственные. Но все-таки кое-что в словах Хинамори заставило Шухея едва заметно сдвинуть брови.
- Не думаю, что дело в численности, - ровно произнес он, и только рука, слегка сжимающая подлокотник дивана, выдавала его напряжение,- не стоит недооценивать противников только потому, что их мало. Раз уж всего трое шинигами смогли ранить Готей в самое сердце…
Он не стал продолжать, рассчитывая, что Хинамори и так все поймет. Возможно, его слова были слишком резкими, но намеренно обидеть или уязвить девушку Хисаги не хотел. Он просто опасался, что она может попасть в ту же ловушку, что и раньше, доверившись людям, которые этого не заслуживали. Конечно, осуждать вайзардов было еще слишком рано, и хотелось надеяться на лучшее, но пока не озвучена официальная версия - та правда, в которую они будут обязаны поверить - лучше отодвинуть подальше личные предпочтения.
«Сто лет…- мысленно повторил он последние слова Хинамори и на пару мгновений задумался.- Что такое сто лет для бессмертной души? Для души, одержимой жаждой мести или величия? Сто лет назад я сам был босоногим мальчишкой в Руконгае, а Айзен уже начинал претворять в жизнь свой дьявольский план. Сто лет это совсем не долго, если время не потрачено впустую».
Однако озвучивать свои мысли лейтенант не стал, этим вечером он уже достаточно разбередил старые раны, и лишний раз напоминать о том, о чем они трое и так не забывали ни на минуту, было лишним. К тому же Хинамори уже сбивчиво извинялась за свои недавние слова, и было отчетливо видно, что ее терзают сомнения. Это немного смягчило настроение Шухея, и когда девушка вновь заговорила о деле, он слушал внимательно и больше не перебивал. Как оказалось, Момо действительно обладала интересной информацией, которая помогла дополнить картину творящегося сейчас в Руконгае.
«Сначала бьют, потом лечат и только после этого расспрашивают»,- вот так, с большой долей вероятности, можно было охарактеризовать оказанный вайзардам прием. Хисаги, несмотря на свою необычную внешность и волевой характер, вовсе не был сторонником подобных методов, и оставалось лишь надеяться, что после «приветствия» от Зараки-тайчо, второму отряду еще будет кого допрашивать. Тем временем, уловив в голосе Хинамори нотки беспокойства за их общего друга, оказавшегося в эпицентре конфликта, Шухей попытался ее подбодрить:
- Кира не будет специально лезть на рожон. Не переживай за него,- бодро заверил он девушку.- А пока, Ханамори-кун, лучше не торопиться с выводами и подождать результатов расследования. Еще рано доверять этим ребятам, но когда все немного прояснится, я бы не отказался, с кем-нибудь из них поговорить.
Не то чтобы Хисаги не доверял сослуживцам, которые будут заниматься дознанием, но в глубине души ему хотелось лично посмотреть на бывших шинигами, когда-то изгнанных из Общества Душ. Хотелось поверить в то, что даже после предательства еще есть путь назад.

+1

24

Хисаги не совсем понял ее, хотя возможно она и ошибалась в своих размышлениях, но тем не менее сказанные вслух догадки, не были поспешными. Хинамори вовсе не недооценивала бывших шинигами, наоборот думала, что где-то многие из них в разы сильнее даже лейтенантов. Просто Момо в первую очередь думала о силе Готея, кого кого а вот именно шинигами не стоило недооценивать. Был конечно резон и в словах Хисаги, но то, что он припомнил предателей не было лучшим доводом. В отличии от бывших шинигами тройка капитанов смогла настолько успешно и гладко провернуть свой план благодаря эффекту неожиданности и сметения экс-товарищей от факта предательства. Бывшие же шинигами, ныне носящие маски пустых, уже давно были заклеймлены преступниками, так что ранить сердце Готея уже не могли. Прошлое было в прошлом. Наверно в этом вся моя ошибка. Мне не так просто закрыть глаза на это прошлое. Только недавно я стала понемногу принимать реальность..
- В любом случае время покажет кто прав. Это просто моя вредная привычка - пытаться даже в темноте отыскать проблеск света. - На губах появилась неловкая улыбка. Взгляд у девушки сразу отразил давнишнюю затравленность. Думая о том, что сейчас произошло в Обществе Душ, поневоле старые раны начинали открываться. Воспоминания резко вырезались в памяти.
- Да, я знаю.. - Она помедлила, задумавшись просто о личности одного из своих близких друзей, о Изуру. И почему-то сейчас, когда она думала о нем, ей непременно захотелось, чтобы он поскорее вернулся целым, невредимым, чтобы он мягко и осторожно улыбнулся, давая понять, что с ним точно все в порядке. А из этих мыслей родились другие. Она поняла, что ей катастрофически не хватает одного сурового коротышки, чтобы не унывать. Сколько я уже не видела Широ-чана? Как он?
- Знаешь, когда мы с Кирой-куном пообщались с Хирако-саном, я поняла, что мне хотелось бы узнать побольше о том времени, когда он был капитаном. Но ты прав.. сейчас ни в чем нельзя быть уверенными.. - Она называла преступника по имени, так словно это был один из товарищей. При этом Момо даже не осознавала этого факта. Возможно у нее все было намного проще, чем у многих других.. Зря наверно я это сказала вслух.. я понимаю, что это не правильно, но мне бы хотелось знать, как было тогда.. и какой был он...
При этом всем Момо совсем не обратила внимания на то, что помимо слишком смелых речей обращается к Хисаги-сану опять словно он ее друг, а не коллега и не лейтенант девятого отряда. Правда об этой привычке маленькой шинигами знали многие, она-то точно была неискоренимой.

+1

25

Хисаги отдавал себе отчет в том, что его предыдущие слова прозвучали резковато и, возможно, излишне категорично. Как бы ему ни хотелось избежать повторения трагедии и нового предательства, вовсе не обязательно, что в этот раз все должно было быть точно так же, как тогда. Нельзя судить людей за то, что совершили их предшественники. Один раз обжегшись, нельзя теперь подозревать всех и каждого. Это не справедливо. И это не то, чему много лет учил его капитан. А посему Шухей решил для себя не составлять  какого-то конкретного мнения о вайзардах, по крайней мере, пока не поступит официальный ответа от командования, или пока лейтенант не посмотрит на бывших шинигами своими глазами. «Было бы неплохо, если бы я мог поучаствовать в аресте или расследовании, а не просто быть запасным». Хисаги готов был выполнять приказы даже ценой своей жизни,  но его ни в коем случае нельзя было назвать безвольным человеком, не имеющим собственного мнения. Он по-разному относился к происходящим в Сейрейтее событиям, хотя мог этого и не показывать. Возможно, именно эта упрямая натура до сих пор позволяла ему думать, что Тоусена-тайчо еще можно переубедить и вернуть обратно, что еще не поздно… Однако сейчас было не время предаваться воспоминаниям или искать первопричины своих поступков, об этом он подумает когда-нибудь потом, когда будет далеко от этого уютного кабинета с мягким диваном, и негромкого, чуть печального голоса Хинамори.
- Я не думаю, что это такое уж плохое качество, - мягко улыбнувшись, ответил Шухей на слова девушки.- Никогда нельзя терять надежду.
«Думать о людях лучше, чем они есть, - опасная привычка. Всегда есть риск разочароваться. Однако озлобиться на весь мир и никому больше не доверять – намного хуже. Так что хорошо, что Хинамори продолжает надеяться на лучшее. Для такой впечатлительной девушки, как она, это, пожалуй, наилучший выход».
- Я бы тоже не отказался узнать, какими раньше были эти вайзарды, и что же на самом деле произошло сто лет назад,- в тон Момо задумчиво произнес Хисаги, давая понять, что ничего предосудительного в словах девушки не было. «После сегодняшнего переполоха, наверняка, многие шинигами захотят знать правду, и командованию вряд ли и дальше удастся держать эти сведения в секрете. Судя по всему, пришло время открыть карты и понять, кто же выиграл эту партию».
Бросив мимолетный взгляд в окно, Шухей с долей удивления отметил, что на улице уже совсем стемнело. Раскаленный багровый шар давно скрылся за горизонтом, уступив место тусклому ночному светилу, и несколько первых звезд уже перемигивались в вышине. Время стремительно приближалось к тому моменту, когда и дальше сидеть в кабинете у Хинамори и отвлекать ее пустыми разговорами станет просто неприлично. Всю важную информацию они уже обсудили, и теперь у девушки наверняка найдется более полезное занятие, чем выслушивать его сомнения и делиться своими собственными, не говоря уже о том, что Момо, как, впрочем, и самому Хисаги, не помешает хорошенько выспаться перед завтрашним днем.
- Я, пожалуй, пойду. Поздно уже,- немного смущенно проговорил Шухей, вставая с насиженного места.- Спасибо, что все мне рассказала.
Уже подойдя к выходу и приоткрыв дверь, лейтенант обернулся и вскинул руку в жесте прощания:
- Не унывай, Хинамори-кун. Увидимся.
Хисаги с тихим щелчком закрыл за собой дверь и уверенно зашагал по коридору. Этот ночной разговор дал ему необходимый минимум информации, отталкиваясь от которого уже можно принимать какие-то решения. Вот только молчание командования становилось все более и более подозрительным.

Улицы Сейрейтея

+1

26

----»»Штаб-квартира 13-го отряда

Легкие шаги Кучики были едва различимы. Варадзи касались пола беззвучно, лишь только удар пяточкой о деревянный настил выдавал поступать. Рукия не торопясь прошлась по коридору до самого конца и вышла на веранду. Невысокая, в три ступеньки, лестница, которую девушка преодолела одним махом, и вот она уже стоит на внутреннем дворе казарм. Почти никого из сослуживцев здесь уже не было – все ужинали и расходились по комнатам, Кучики не торопилась следовать их примеру. Стоя у крыльца, она неожиданно обернулась назад, всматриваясь в пространство коридора, ведущего к кабинету Укитаке-тайчо. В синих глазах читались тревога и беспокойство.
«Нии-сама был так серьезен. Неужели что-то случилось?» - наверное никто кроме нее не мог так тонко чувствовать настроение брата. Это как видеть все оттенки серого цвета. Кому-то они покажутся одинаковыми, а кто-то увидит больше цветов, чем в радуге. За всегда холодными и серьезными глазами сложно было угадать настроение Бьякуии-нии-сама, но Рукия видела, что сейчас его взгляд острее, брови  нахмурены чуть больше, чем обычно, а голос звучит иначе.
«Будьте осторожны, нии-сама», - прижимая хрупкий кулачок к груди, младшая Кучики стояла, вглядываясь в неясный с такого расстояния узор на сёдзи, отделявших ее от брата, капитана и Йоруичи-сан. Неожиданно накатила мысль, которую все это время затмевало беспокойство об Ичиго – здесь, в Сейретее тоже есть о ком беспокоиться.
«Ренджи», - имя друга первым пришло на ум, но отправиться в 6-й отряд она не могла – нии-сама не одобрил бы этого. Со вздохом развернувшись, Рукия пошла к воротам отряда, размышляя о том, чем бы заняться, а как только достигла выхода, решение нашлось само собой.
- Точно, - негромко воскликнула Рукия, ударила кулачком о раскрытую ладонь. Внешний вид ворот напомнил девушке о ее сегодняшней встречи с Хинамори-сан у Западного выхода из Сейретея. Утром она показалась Рукии бледной и уставшей, а когда она возвращалась из Руконгая, лейтенант была чем-то встревожена и куда-то торопилась. Сейчас же день близился к концу и Хинамори наверняка можно было застать в отряде.
«Отлично. Нужно навестить Хинамори-сан и справиться о ее здоровье. И возможно она что-то знает», - на лице Рукии появилась улыбка, когда она покидала пределы отряда – навестить Момо-сан мог и Ренджи. Рукия была бы рада встретиться с ним вне отряда нии-сама.

***

День кончался, и темнело быстрее, чем Рукия ожидала. На улицах уже начинали зажигаться фонарики, а повстречавшийся на пути Котсубаки-сан неодобрительно покачал головой, осведомившись, куда Кучики-сан идет в столь позднее время.
- Я постараюсь не задерживаться и скоро вернусь, Котсубаки-сан, - помахала ему вслед Рукия, смущенно улыбаясь.
На территории 5-го отряда уже все стихло. И не удивительно. На потемневшем небе начали зажигаться первые звезды. Нерешительно помявшись у двери, сомневаясь в вежливости визита, Рукия все же постучалась и отодвинула сёдзи.
- Добрый вечер, Хинамори-сан, - переступив порог комнаты, младшая Кучики вежливо поклонилась лейтенанту 5-го отряда. – Простите за поздний визит.

+2

27

- Не за что Хисаги-кун. Вы тоже попытайтесь смотреть на вещи не так мрачно. - Еще некоторое время после ухода Шухея Момо сидела и просто смотрела в пространство комнаты. Она даже не обратила внимания, что не уследила за тем, как назвала Хисаги-сана Хисаги-куном, а если бы обратила, ей бы было очень неловко и стыдно, такая фамильярность какая была у нее иногда доставляла некоторым дискомфорт.
Неуверенная улыбка тоже с лица стерлась. Брови были угрюмо сведены у переносицы. Возможно девушка даже могла бы составить конкуренцию Широ-чану в гримасе, которая застыла сейчас у нее на лице.
Отчеты и документация спокойно лежали перед ней на столе, но она совсем не обращала внимания на работу. Малышку Момо гложили тысячи миллионов возможных ситуаций, которые сейчас прокручивались в голове со скоростью света, из-за возникшего тревожного режима в Сейретее. И наверно маленькая шинигами долго бы еще прозябала в таком мрачном, располагающем к пессимистичным думам, настроении, если бы в реальность не вернул робкий и тихий стук в двери.
Момо тут же безошибочно определила, что рейяцу принадлежит Кучики Рукии. Такому визиту можно было даже удивиться. Все-таки уже было поздно.
- Рукия-тян что-то случилось? - Почти сразу же взволнованно пробормотала Момо, осматривая Кучики. За сегодня они очень часто пересекались с ней, так что она даже стала думать, что это что-то должно значить. Впрочем это опять была не значительная мысль, появившаяся из ниоткуда и не понятно с какой целью. Хинамори случалось иногда думать и не о таких вещах, а о более абсурдных и необоснованных. Много думать вообще вредно, хотя неизбежно.
- Проходи, не стой на пороге. - Она тут же подскочила к младшей Кучики и начала ее настойчиво подталкивать в комнату, усаживая на диванчик. Эта процедура даже немного оживила Момо. Захотелось сразу же сыграть роль гостеприимной хозяйки и напоить Рукию поздним вечерним чаем. Собственно отказывать себе в этом желании маленькая шинигами не стала, она тут же предложила почаевничать, причем действуя на автомате, не дожидаясь ответа сразу же подойдя к месту, где хранились все чайные принадлежности и где можно было бы его сготовить. Ой, я ж даже не дала возможности ей ответить...

Отредактировано Hinamori Momo (2010-09-10 23:54:05)

+1

28

Ренджи в 5-ом отряде не оказалось. Сначала Рукия была раздосадована этим обстоятельством, но потом, рассудив здраво, поняла, что его присутствие в столь позднее время в кабинете Хинамори-сан выглядело бы в высшей мере странным и неодобрительным со стороны многих шинигами – молодой человек не должен навещать девушку в столь позднее время, пусть даже они хорошие друзья. На секунду в голове возникла мысль о том, что явись она сейчас к Ренджи прямо в отряд, это выглядело бы совсем нехорошо. Молодая девушка, представительница знатного рода, просто не имеет права посещать в столь позднее время молодого человека… пусть даже они очень хорошие друзья.
«Нии-сама такого точно не одобрил бы», - на щеках мгновенно появился румянец. Рукия представила, как они с Ренджи пьют чай и весело смеются, и тут в комнату неожиданно входит Бьякуя-нии-сама. В тот момент стоило бы провалиться под землю, лишь бы не видеть его холодного, но в то же время осуждающего взгляда. – «Какой позор», - девушка едва сдержала тяжкий вздох. Даже должность лейтенанта не смогла вернуть их былое общение – Ренджи был все еще далек от Рукии и между ними по-прежнему зияла пропасть социальных классов и аристократических правил.

Но посещение Хинамори-сан хоть и могла показаться странным, но, по крайней мере, не выглядело предосудительным, поэтому Рукия отважилась войти в комнату и сесть на диван. Тем более, Момо-чан этому всячески способствовала и подталкивала младшую Кучики к не слишком мягкому, но очень удобному диванчику, удачно расположившемуся в комнате лейтенанта 5-го отряда.
- Нет-нет, не волнуйтесь, ничего не случилось, - поспешила заверить Кучики-сан, усаживаясь. Диван не скрипнул, и практически не осел под действием чуть ли не птичьего веса девушки. Ее маленькие ступни, обутые в соломенные варадзи, не доставали до пола и еще больше подчеркивали хрупкое телосложение девушки. – Я просто хотела проведать Вас. Днем Вы были бледны и куда-то торопились, - Рукия хотела сказать еще что-то, но не осмелилась. Даже упоминания о бледности лейтенанта было достаточно, чтобы смутиться и отвести взгляд, а уж упоминать о здоровье Момо-чан вообще не следовало.
«Хинамори-сан выглядит немного усталой. Наверное, у нее был тяжелый день. Что же все-таки произошло?»

Несмотря на внешнюю бледность, Хинамори демонстрировала немалое рвение и активность. Не успела Рукия опомниться, как уже оказалась на чаепитии. Она не возражала и только улыбнулась на такой теплый прием. Хинамори-сан в общении была очень приятным и милым шинигами – высокая должность нисколько не отражалась на ее легком характере и добром сердце. Приятно, что некоторые шинигами остаются такими же хорошими, несмотря на огромное количество бед, которые выпали на их долю. Рукия едва сдержала вздох.

+1

29

На минутку Момо отложила посуду для чаепития и внимательно посмотрела на Рукию, которая уже устроилась на диванчике. Младшая Кучики пусть и заверяла, что ничего не случилось, но выражение ее лица выдавало девушку. Она была полна размышлений, скорее всего не самых радужных, точно так же, как и Хисаги-сан, который лишь чуть-чуть разминулся с Рукией. Напоминает прием у психотерапевта, который так нужен порой людям. А роль психотерапевта похоже досталась мне. На губах Хинамори появилась легкая улыбка.
- Рукия-тян ты можешь обращаться ко мне на ты, все-таки между нами не такая большая разница. - Хинамори говорила не о социальном положении, тем более не о должностном. Она смотрела на Рукию наверно как на ровесницу в плане возраста. Рукия для нее все-таки больше ассоциировалась с хорошей подругой, и неважно, что они не так уж много общались. Просто у малышки Момо возникло теплое чувство к младшей Кучики, еще давно, наверно первый раз, как ее увидела, а в такие моменты оно усиливалось. Еще маленькая шинигами была рада, что хотя бы на какое-то время она снова не одна. 
Правда? Неужели я так плохо выгляжу? Раньше она бы засмущалась и покраснела, думая о том, что если такой болезненной ее увидит Айзен-тайчо, то таким образом заставит волноваться о себе. Ведь ее Айзен-тайчо всегда о ней волновался, беспокоился, тревожился. Всегда. Только ее Айзен-тайчо оказался лишь иллюзией, злой шуткой, игрой, чем-нибудь еще, но точно не той родной душой, которую она знала. Пальцы сжались на фарфоре.
- Это наверно из-за того, что мне просто не по душе все происходящее сейчас. К сожалению, у меня нет выдержки, подобной твоему старшему брату. - Заговорив о Бьякуе, на ум сразу приходил очень давний случай, когда Рукия еще была приговорена к смертной казни, когда Абарай-кун был ранен. Именно про ту ледяную выдержку говорила Момо. Если признаться честно, то порой она мечтала научиться так же реагировать на какие-нибудь тревожные события, но это было не в ее силах. Научиться такому было для нее не реально. 
Момо загремела посудой и начала очень тщательно и внимательно заваривать чай. У нее еще было шоколадное печенье, которое она вчера испекла, так что чаепитие должно было удаться на славу.
- А ты благополучно добралась с лекарством до Укитаке-тайчо? Как он себя чувствует? - Она как и многие относилась к Укитаке-тайчо с огромной симпатией, поэтому искренне поинтересовалась. Возможно со стороны их разговор был похож на весьма обыденную и шаблонную беседу, но это было далеко не так для Момо. На самом деле она редко могла вот так вот просто перекинуться ничего не значащими с виду словами, которые для нее имели огромное значение. С Рукией было просто и она не чувствовала неловкости. Ценное и редкое ощущение.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-09-15 17:59:17)

0

30

Хинамори, такая же хрупкая и маленькая, как и Рукия, могла бы быть ее родной сестрицей – уж очень они были похожи. Темные волосы, стянутые в аккуратный узелок на затылке; большие, добрые глаза; тонкие, бледные ручки и крохотные ступни. Она не производила впечатления сильного шинигами и если бы не шеврон лейтенанта на плече, сложно было бы догадаться о занимаемой ею должности. Но все в Готей знали, как силен дух Хинамори и сколь талантливый она шинигами. Рукия гордилась бы такой сестрой, но Момо ею не была, поэтому она гордилась Хинамори, как лейтенантом, на долю которого выпало немало испытаний.
- Хорошо, - Рукия улыбнулась и с готовностью кивнула. Она была совершенно не против общения на «ты». Это сближало, и младшая Кучики могла надеяться на теплые, дружеские отношения с Момо.
Хрупкие пальчики лейтенанта напряженно сжались на чашке, но этот отчаянный жест ускользнул от взгляда Рукии. Она была поглощена размышлениями не меньше, чем Хинамори.
«Хинамори-сан могла бы быть моей подругой», - в груди болезненно защемило, и Кучики сжала руки в кулачки, цепляясь за хакама. – «Иноуэ…» - минутная слабость, которую Рукия не хотела никому показывать, накатила столь неожиданно, что она не сдержала печальный вздох. Беспокойство за Орихиме уже долгое время терзало душу, но сейчас она не могла ничего поделать. Разомкнув ладони, девушка пригладила смятую черную ткань и подняла взгляд на лейтенанта. На ее лице уже не было тени печали. Только добродушная улыбка. Нужно было подбодрить Хинамори-сан.
- Да, выдержке нии-сама могут позавидовать многие, - как всегда в разговорах о брате, щеки Рукии вспыхнули румянцем, а губы трону смущенная улыбка. – Если бы Ренджи был хоть чуть-чуть похож на него, то может между ними было бы больше взаимопонимания, - проблема взаимоотношений Ренджи и нии-сама всегда очень сильно волновала Рукию. Пожалуй, даже сильнее, чем ее собственное непонимание поступков брата, хотя такое случалось уже не так часто, и она почти всегда знала, что Бьякуя-нии-сама действует из лучших целей. Ему просто нужно поверить. И она верила.
Кухонные громыхания оторвали Рукию от размышлений о капитане и лейтенанте 6-го отряда, и она испытала угрызение совести – пусть она и была гостьей, все равно следовало помочь Момо-чан или хотя бы предложить свою помощь.
Поднявшись с дивана, Кучики подошла к Хинамори и протянула руку к чашкам.
- Давай, я помогу, - одарив Момо ласковой улыбкой, Рукия принялась аккуратно расставлять чашки на столе, тем временем, как хозяйка хлопотала над чайником. – Да, все благополучно. Укитаке-тайчо уже принял лекарства и теперь все будет в порядке, - по комнате начал распространяться аромат душистого чая.
- Хинамори… - для более близкого общения и перейдя на «ты», Рукия решила, что будет уместным обратиться к лейтенанту по фамилии, но не использовать какой-либо суффикс. – Ты сказала, что тебе не по душе происходящее… - выпытывать из лейтенанта нужную информацию было очень неудобно, поэтому Кучики поспешно отвела взгляд в сторону, усаживаясь за стол, и ожидая, когда Хинамори разольет чай по чашкам, - … А что сейчас происходит в Руконгае? Я знаю, все дело в вайзардах, но мне все еще не известно, что там произошло. Встреча с ними завершилась благополучно?

+1

31

Младшая Кучики выдохнула печально и грустно, чтобы это осталось незамеченным. Впрочем Момо сделала вид, что не услышала или не обратила внимания. У каждого из Богов смерти было о чем переживать, такие вот человеческие эмоции даже как-то сближали их по мнению Хинамори. Одновременно с этим и смотря на то, как сменяются эмоции на лице Рукии, в голову пришла мысль, что маленькая шинигами смотрится словно в зеркало. Ведь она тоже улыбается все чаще и чаще не потому, что ей этого хочется, а потому что так надо по-разным пусть и благородным причинам, но это не отменяет искусственности. Не то, чтобы Момо думала о том, что Рукия себя заставила улыбнуться, но слишком хорошо знала это выражение лица лейтенант пятого отряда. Оно теперь часто изъедает раненую душу, заставляя ощущать себя слабой, маленькой и глупой душонкой.
Рядом с той мимолетной улыбкой как раз запечатлелась другая, характерная только для младшей Кучики. Наверно это хорошо когда у тебя есть старший брат. Она даже словно тепло светится изнутри, когда говорит о капитане Кучики.
- Ну с какой-то точки зрения наверно у них как раз-таки своего рода взаимопонимание существует, просто оно не такое привычное и понятное. - Хм... хотя что это я говорю? Это ведь всего лишь мои домыслы.. Смущение Момо предпочла скрыть за суетной подготовкой к чаепитию. Поэтому когда Рукия предложила свою помощь она с готовностью передала той ведомство над фарфоровым сервизом.
- Рада это слышать. - Уголки губ искренне заскользили вверх. Хинамори несколько отстранено смотрела на огоньки пламени, исходящие от конфорки, на которой сейчас располагался чайник. Он должен был довольно скоро закипеть, так как вода успела еще не полностью остыть после того, как девушка готовила себе кофе (которое кстати совершенно не помогло, только зря травилась горькой гадостью).
- Да? - Машинально ответила, возвращаясь в реальность из паутины несвязных мыслей.
- Да. - Уже утвердительно и с пониманием того, что зря проболталась. Ей не очень хотелось бы еще раз возвращаться к событиям уже почти прошедшего дня, но и не закончить, раз начала, не могла.
- Надеюсь, что сейчас там все уже прошло и прошло благополучно. - Незамедлительно около переносицы образовались складки. Ей не нравилось незнание. Оно давило.   
- Я знаю лишь то, что они утверждают, что не виновны. Сегодня я столкнулась с одним из них. Кира-кун тоже был там. Наверно на данный момент он лучше меня осведомлен. Так что информацией о том, как эта встреча закончилась, я к сожалению не обладаю. Но учитывая, что она происходила параллельно битве капитана Зараки с одним из риока, не стоит слишком уж надеяться на хороший конец. - Как не посмотри а мы совершаем все те же ошибки...
Чайник закипел. Заваривала его Момо не в самом радужном расположении духа, оставалось надеяться, что вкус от этого не испортился бы. Маленькая шинигами верила во всякие маленькие и незначительные детали наподобие подобных суеверий.
Блюдце с печеньем собственного приготовления нашло свое место на середине столика, рядом с кружками, которые уже ждали, что в них будет разлит ароматный чай.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-09-22 19:20:49)

+1

32

Слова Хинамори обнадежили. Конечно, Рукия все же лучше знала Ренджи, чтобы судить о том, с кем у него есть взаимопонимание, а с кем нет, но с другой стороны, Момо долгое время была другом Абарайю, тогда как она сама была от него очень далека. Надежда на то, что глупое соперничество двух близких ей шинигами всего лишь показная бравада и что-то вроде детской забавы, определенно улучшили настроение младшей Кучики. Красивые чайные чашки были аккуратно выставлены на стол, в ожидании, когда их заполнит горячий, ароматный напиток.
«Возможно, Хинамори права и Ренджи действительно соперничает с нии-сама потому, что считает его кем-то вроде… старшего брата», - догадка очень обрадовала Рукию и она смущенно покрутила пальчиками фарфоровую чашку. – «Точно, Ренджи стремиться быть похожим на того, кем он гордится, а нии-сама всеми силами пытается соответствовать высоким идеалам и подавать ему хороший пример», - щеки девушки горели так, что, казалось, на них можно было смело вскипятить воду.
Сквозь звуки кипящего чайника Рукия внимательно слушала то, что Момо-чан говорила о вайзардах. Это была именно та информация, ради которой она решилась навестить лейтенанта 5-го отряда несмотря на столь позднее для визитов время, поэтому нельзя было упустить даже самую пустяковую мелочь. К сожалению, Хинамори не знала, чем закончилась встреча с вайзардами – этот вопрос остался для Кучики неразрешенным, но зато удалось выяснить некоторые подробности о том, что говорят сами обвиняемые о случившемся.
- Я не думаю, что они плохие. Они же не совсем пустые… больше даже шинигами, а наши враги ведь именно пустые, - помедлив немного, Рукия все же продолжила свою скромную речь в защиту вайзардов. – Когда я была в Генсее, один из них спас меня от арранкара. Если бы не он… - в памяти всплыла картина произошедшего и Кучики даже вздрогнула, вспомнив тот ужас, который пришлось пережить. Повисла затяжная пауза и только после долго молчания, девушка решила поделиться подробностями. – Эмм… это был высокий, тощий блондин. Очень улыбчивый и необычный, - бросив взгляд на Хинамори, Рукия почему-то решила, что ей это описание ни о чем не скажет, а потому прибегла к своему излюбленному методу объяснений. – Я тебе его сейчас нарисую.
Аккуратно отодвинув от себя чашку и освободив на столе место, Рукия выудила из кармана скомканный листочек бумажки и тщательно его разгладила, прижимая к столу. Через пару секунд в руках девушки появился огрызок карандаша, прихваченного ею из Генсея, и она принялась за составление «фоторобота» вайзарда-спасителя. Работа продвигалась быстро и успешно – много времени ушло только на выбор прототипа, в котором младшая Кучики хотела увековечить вайзарда. Решающую роль тут сыграло желание шинигами подчеркнуть положительность объекта, поэтому для образа был выбран зайчик, а не мишка. Уже через пару минут Рукия почти что в нос лейтенанту тыкала клочком бумаги, на котором был изображен заяц со светлыми волосами, стриженными под каре, макушку которого венчала кепка, а шею перетягивал галстук. Вайзард-зайка скалился во весь рот и всем своим видом являл пример позитива и доброжелательности.
- Вот такой он был, - Рукия широко улыбнулась, стараясь скопировать добродушный оскал зайца… вайзарда.

+1

33

Хинамори слушала младшую Кучики и неспешно разливала чай по чашкам. От них тут же начал исходить легкий ароматный дымок. Чайник был отставлен на специальную подставку, чтобы на деревянном покрытии стола не остались пятна. Блюдце с печеньем перекочевало поближе к Рукии.
Заминку в речи Рукии Момо тонко уловила, нисколько при этом не отрываясь от "чайных дел". Вот как... Она отлично понимала чувства собеседницы, однако все было намного сложнее, чем могло казаться с первого взгляда. Именно сейчас Хинамори поняла это ясно и слишком отчетливо. Тень сомнения начинала тихонько закрадываться. После всего того, чему они научились в следствии предательства близких товарищей, верить во что-то безоговорочно было сложно. Не далее как некоторое время назад и сама Момо пыталась найти оправдание бывшим шинигами в разговоре с Шухеем, а сейчас, когда являлась наблюдательницей, понимала, что на каждое оправдание можно найти массу увесистых обвинений. Именно из-за этого смутного и неясного противоречивого чувства Хинамори посчитала лишним поддерживать тему виновности\невиновности вайзардов и далее. Если ты не уверен, то лучше сначала обдумать, а потом говорить. А говорить что-то по этому поводу девушке ничего не хотелось. Она просто и дальше продолжила безмолвно слушать.
Только ли пустые? Где-то, где у человека располагается сердце. Где-то в левой верхней части грудной клетки. Где-то должно было бы больно кольнуть, но вместо боли девушку пожирала изнутри бесконечная пустота. Взгляд на какие-то доли продолжительных секунд стал стеклянным. У Момо так иногда бывало. В один случайный момент она начинала походить на пустую оболочку. Неконтролируемые порывы, она даже не замечала, как они тихо подкрадывались, выдавая ее эмоциональное состояние окружающим.
Мысль не хотелось заканчивать. Проще было об этом не думать. Проще было делать вид, что забыла. Всегда проще заглушить внутренний голос.
Слова разрезали пространство, заставляя концентрироваться на них и только. Рукия была погружена в краткий пересказ своих событий. Момо лишь фиксировала, наверно не совсем до конца понимания о чем говорит младшая Кучики, было лишь смутное чувство, что затрагивалось что-то знакомое.
Когда Рукия взялась за изображение риоки, на этом моменте лейтенант была удачно подловлена. Ей оставалось только наблюдать за тем, как Кучики завороженно пытается изобразить автопортрет того вайзарда, который ее некогда спас. О творческом таланте Рукии она в некоторой степени уже была осведомлена, но в отличии от других, кто тоже был осведомлен, но не пылал энтузиазмом, Момо было даже интересно, что сейчас предстанет перед глазами, ну или назойливо замаячит. Автопортрет не заставил себя ждать. Сначала Момо самым серьезным и детальным методом рассмотрела картинку, а потом на губах выступила искренняя улыбка. А переведя взгляд на пародирующую автопортрет риоки Рукию, лейтенант не удержалась и рассмеялась впервые за этот день от души. Мне кажется, я теперь отлично понимаю в чем ее очарование... 
- А что-то в этом есть. Может мы даже с тобой встречались с одним и тем же риока. По-крайней мере он похож на того с рисунка. Хирако Синдзи, так он представился. Бывший капитан пятого отряда. - Вышло немного более грустно, чем хотелось бы. Улыбка помедлив на прощанье, поспешила испариться. Впрочем, чтобы как-то сгладить этот острый угол, Момо тут же засуетилась.
- Мы что-то совсем забыли про чай, остынет. Пожалуйста угощайся печеньем Рукия-тян. - Блюдечко опять было подвинуто еще ближе к младшей Кучики. Не хотелось демонстрировать уныние, поэтому Момо решила, что если будет побольше хлопотать, то сможет отвести внимание в сторону.

+2

34

Глядя, как Момо-чан смеется, Рукия так же не смогла сдержать улыбку, но на этот раз это был не широкий оскал – пародия на ухмылку вайзарда, а ее обычная добродушная улыбка. Мысленно Рукия похвалила себя за то, что ей удалось рассмешить лейтенанта, но в то же время она была смущена ее смехом – вдруг Хинамори-сан смеется над ее рисунком? К постоянным издевательствам Ичиго она уже привыкла – тот всегда глумился над ее работами, но младшая Кучики его реакцию списывала на отсутствие вкуса и за компетентную оценку ее творчества не считала. Но лейтенант 5-го отряда – это не рыжий риока. Судя по обстановке в отряде, у Хинамори был хороший вкус. К тому же, она была культурной образованной девушкой, чего нельзя сказать о рыжем школьнике, которого высокое искусство интересовало мало.
- А-ха-ха! – под конец девушка смущенно рассмеялась, заложив руку за голову и почесав затылок. – Хирако Шинджи, значит? – вопрос бы риторический и, развернув к себе рисунок, Рукия еще раз оценивающе взглянула на него. – «Значит, так зовут светловолосого друга Ичиго».
Ловко нацарапав на уголке рисунка имя вайзарда и указав его бывшую должность в Готей, Рукия убрала листочек и карандаш обратно в рукав и пододвинула к себе чашку с ароматным чаем. Тоненькие пальчики обхватили чашечку, но подносить ее к губам девушка не спешила. Ладони согревало приятное тепло, добавляя в атмосферу еще больше уюта. Все-таки Момо-чан была замечательным шинигами. Ну почему жизнь всегда так несправедлива к самым добрым, благородным и нежным существам?
- Аригато, - Рукия поблагодарила Хинамори за предложенное угощение и взяла одно печенье с тарелочки. Она хотела что-то спросить, но не решилась, вместо этого она откусила  кусочек лакомства и начала нарочито медленно его жевать.
«Это может показаться бестактным. Да и расстроить Хинамори-сан может. Но вопрос напрашивается сам собой. Если Хирако Шинджи был когда-то капитаном Айзена, то сотрудничество с ним может быть выгодно Готей».
- Очень вкусное печенье, - Рукия с искренней улыбкой похвалила кулинарные таланты Хинамори и сделал глоток чая. Задать интересующий вопрос она все не решалась,  поэтому продолжала хрустеть печеньем и попивать чай. Когда от печенья осталось только приятное, пряное послевкусие во рту и повисла тишина, Кучики наконец-то подняла на Хинамори взгляд.
- Хинамори, - брови девушки напряженно сдвинулись. – Если вайзард бывший капитан 5-го отряда, значит, его лейтенантом когда-то был… Айзен Соуске?

+1

35

После небольшой минутки смеха, Хинамори уже энергично кивала головой на слова Кучики младшей, поддерживая тему, которая уже не требовала ее ответа, но тем самым они как бы обоюдно ее закрыли.
Рисунок был подписан и убран, чаепитие торжественно начато. Момо последовала примеру Рукии и попробовала парочку другую своих лакомств. Печенье действительно было очень вкусным. Теперь Момо могла быть спокойна. Чаепитие пройдет гладко. От этой мысли шинигами даже немного успокоилась, и одновременно была очень рада, что смогла угостить Рукию.
- Кстати могу поделиться с тобой рецептом или испечем как-нибудь потом вместе, угостишь капитана Укитаке. - Фраза была произнесена на одной щебечущей нотке, неразрывно и весьма оптимистично. При этом губы маленькой шинигами были растянуты в широкой и теплой улыбке. Она очень любила что-нибудь готовить и рисовать. Любила то, что можно было сделать собственными руками, тем самым способом одаривая окружающих своими искренними чувствами, которые вкладывались в творения.
Предположить, что разговор, так или иначе коснется неприятной до сих пор для Момо темы, было невозможно. Точнее возможно, но настолько глубоко девушка не заглядывала. Поэтому вопрос младшей Кучики застрял врасплох. Печенье тут же встало поперек горла. Его начал разрывать острый, резкий кашель. Лицо девушки покраснело. Прежде всего, руки были выставлены перед собой и лейтенант пятого отряда начала категорически махать ими в знак того, что шлепать ее по спине не надо. После усиленной жестикуляции она моментально потянулась за своей чашкой чая, который уже успел остыть за время, пока они с Рукией молча ели злополучное печенье.
Пара больших глотков теплой жидкости не сразу возымели эффект. Поначалу Хинамори казалось, что чай только ухудшил ситуацию, но, в конце концов, приступ прошел. Она потихоньку успокоилась, затем неосознанно положила правую руку на шею и провела по нему пальцами, как бы проверяя. Внутренне она чувствовала раздражение, внешне это никак не проявлялось. О приступе сейчас только напоминала какая-то неприятная приторная сладость.
- Да.. - Голос был слегка хрипловат. Она подняла голову и посмотрела в глаза Рукии.
- Насколько я знаю, Хирако-сан был в прошлом е-го... - Теперь голос слабо дрогнул. Хинамори ответила на какой-то нервной нотке. Даже не произнося имени своего капитана вслух, ей было тяжело просто слышать его.
- ... капитаном. - Концовка вышла немного более резкой и холодной, чем хотелось бы, но скрыть сейчас свои истинные эмоции было затруднительно. Слишком Момо расслабилась.
- А что такое Рукия-тян? – Зря. Я могу пожалеть об этом.

Отредактировано Hinamori Momo (2010-10-25 02:10:53)

+1

36

Какой же все-таки хорошей была Хинамори-сан. Рукия не преставала удивляться ее доброте, заботе и терпению. Ласковая и нежная, она не заслужила того, что выпало на ее долю. Кучики лейтенанту 5-го отряда очень сопереживала и искренне удивлялась силе ее духа. Теперь она тянет на себе целый отряд и это несмотря на то, что все здесь является напоминанием о капитане Айзене. Рукия не была уверена, что смогла бы такое пережить. Предательство… но все же.
«Тогда все тоже выглядело как предательство. Хотя нет, как я смею обвинять нии-сама? У нас все совершенно по-другому. Хинамори-сан ничем не была обязана капитану Айзену. Она все делала для отряда», - с решительным выражением лица Рукия смотрела на Момо-чан и как будто подбадривала ее словами «Так держать, Хинамори! Ты молодчина».
Чем решительнее было лицо младшей Кучики, тем смешнее она выглядела после того, как Момо упомянула о рецепте печения. Рукия сконфуженно заулыбалась, подбирая подходящие для ответа слова. Ей было неудобно отказываться от предложенного рецепта, но представить себя на кухне, она никак не могла. Открывая страшный секрет, можно было сказать, что кухня – это вообще территория нии-сама. Конечно, мало кто знал об увлечении Бьякуи-нии-сама кулинарией, но многие из его отряда оценили его таланты. Например, Ренджи. Правда ему почему-то не нравилась форма чудесных печений нии-сама. Ничего-то он в искусстве не понимает.
- Можно как-нибудь… вместе,- смущенно улыбнувшись, проговорила девушка. – А то сама я не умею, - щеки залились ярким румянцем.
Как бы не смущалась сейчас сестричка Кучики-тайчо, идея кулинарного урока совместно с Момо-чан, пришлась ей по душе. В Обществе душ у нее было не так много друзей, а  устройство кулинарного вечера показалось ей началом дружбы с еще одним хорошим шинигами. В конце концов, опыт помощи на кухне у нее все же имелся, хотя стоит признать, что Иноуэ готовит очень странные блюда.

Все же, упоминать капитана Айзена не стоило. Рукия не сразу сообразила, что произошло с Хинамори-сан. Она кашляла и протягивала к девушке руки, а та не могла понять, что лейтенант от нее хочет.
- Хинамори! – встревожено воскликнула Рукия и вскочила со стула. Она не знала, что делать. Эта ситуация показалась ей куда труднее, чем битва с кучей меносов. Что происходит с лейтенантом? Как ей помочь? Эти вопросы чередовались в голове с пугающей скоростью, а ответ на них так и не находился.
К счастью, несколько глотков чая облегчили кашель и приступ понемногу улегся. Все это время Рукия смотрела на Хинамори со смесью страха и печали – сожаление. Когда Момо заговорила, на смену сожалению пришел стыд. Ответ лейтенанту давался нелегко и Кучики просто кивнула, чтобы ни коим образом не продолжать эту тему, но ее молчаливость, испуг и тревога в глазах, насторожили Хинамори.

- Ничего. Все в порядке… Извини. - Рукии было ужасно стыдно и обидно, что она стала причиной этого приступа, случившегося с Хинамори-сан. Она искренне сожалела и готова был провалиться сквозь землю, лишь бы не смотреть на Момо и не чувствовать вины.
- Поздновато уже, - отводя взгляд в сторону, тихо проговорила Кучики. – Мне пора возвращаться в казармы. Котсубаки-сан просил не задерживаться, - соскользнув со стула, она вежливо поклонилась и поблагодарила Момо за гостеприимство. – Спасибо за чай и печенье, Хинамори-сан. Все было очень вкусно.
У самого порога, Рукия остановилась и еще раз поклонилась лейтенанту.
- Оясуми насай.

---»»Улицы [Seireitei]

Отредактировано Kuchiki Rukia (2010-11-09 20:30:23)

+1

37

Младшая Кучики выглядела забавно. Даже удивительно, что порой такая серьезная и строгая девушка может вести себя совершенно свободно и непосредственно. Эта черта очень пришлась по душе Момо.
- Ну вот и замечательно. - Широкая улыбка на ее лице быстро сменилась беспокойством, и Хинамори поспешила продолжить мысль, боясь, что Рукия ее не правильно поймет. 
- Замечательно не в том плане, что ты не умеешь, а в том плане, что мы вместе испечем. Не волнуйся Рукия-тян я с радостью тебя научу. Я ведь тоже когда-то не умела ничего готовить. Все приходит со временем и желанием. - Вышло очень длинно, но скорость произнесения предложений была как пулеметная очередь, хорошо, что язык не заплетался, а то в итоге вышла какая-нибудь непереводимая игра слов. Честное слово, что я несу? И на каком языке я говорила? Смущение, которое пришло после, Момо скрыла за чаепитием, которое правда относительно было сорвано. Реакция на упоминание о капитане Айзена вышла столь бурной, что Момо себя не переставала корить за это. Ей было крайне не приятно, что она за столь долгое время, которое прошло с тех событий, до сих пор не могла себя держать как следует в руках. Хотя это была для нее не новость. Просто очередное напоминание о своей глупой и недостойной слабости. Напоминание под номером N-ого количества раз.
Рукия встревожилась, подскочила. Хинамори хотела было сказать, что все в порядке, что она просто подавилась, но из-за нескончаемого кашля у нее не было возможности. Для начала она просто успокоилась по минимуму.
- Да ничего страшного. Уже уходишь? - Было искренне жаль, что конец вышел таким скомканным и упадническим. Честное слово Хинамори Момо ты это заслужила. Пора бы уже давно реагировать иначе. Да. Пора бы.. Тяжелый вздох как-то сам собой вырвался наружу.
- Я рада, что ты заглянула ко мне. Приходи еще. Спокойной ночи Рукия-тян. - С этими словами у выхода из комнаты Момо попрощалась с младшей Кучики. 
Некоторое время маленькая шинигами еще так и простояла у двери, думая об этом странном вечере, который перетек в позднюю ночь. Усталость накатилась сполна, но идти спать, пока бумажная работа была не закончена девушка позволить себе не могла. Поэтому не особо долго раздумывая, она сначала прибралась, помыла посуду, а потом принялась за недоделанные отчеты и те, что принес ей Хисаги. Так Момо просидела почти всю ночь за работой, позволив себе под самое утро задремать и то лишь тогда, когда все было закончено. Снилось ей что-то плохое, потому что то и дело во сне тело девушки подергивалось, словно ее бил незначительный разряд статического электричества. Скорее всего последствия того, что заснула она не на футоне, а за столом, а тело уже затекло и сигнализировало, что жаждет комфортных условий.

+1

38

Начало игры

Все утра Накуро делились строго на две категории - спокойные, когда он дрых до упора и с невероятными усилиями разлеплял глаза, и нервные, когда он встречал рассвет, вставая ещё затемно. Первый случай был столь очевиден, что и говорить не о чем - это прекрасно соответствовало его обычному безмятежному настроению. Просыпаясь же в пять утра, чтобы сидеть где-нибудь в тихом месте и смотреть, как поднимается солнце, Каназаки обычно пытался обдумать беспокоившие его вещи и найти решение.
Сегодня Накуро сидел на пороге казарм, уперев локти в колени и поставив на кулаки подбородок, и бездумно смотрел на ворота. Причина на такое поведение была одна и глобальная - его парили вчерашние события. Вроде бы и враги были пойманы, и потерь не было, но сам Накуро целый день просидел над готовым к экстренному выступлению отрядом и, во-первых, чувствовал себя нервно, а во-вторых осознавал этому причину - он не знал полной карты событий, но слухи разносили весть, что чудом не перебитые вайзарды были раньше шинигами. Вчера утром этот факт совершенно не тронул безразличного к сплетням офицера, но после целого дня скучного ожидания непонятно чего, что так и не произошло, его грыз интерес. В конце концов, он прослужил в Готей-13 уже изрядно времени - вдруг знал этих ребят? Каназаки бы ещё вчера расспросил о подробностях Хинамори-кун, которая совершенно точно их видела, но случая не представилось. Потому теперь он меланхолично смотрел, как ночная темнота рассеивается и приближается день, в ожидании того времени суток, когда не зазорно заявляться к девушке с личным разговором.
Как только первый солнечный луч вызолотил светлые волосы шинигами, словно стряхивая оцепенение, Накуро поднялся с места стремительно и уверенно, будто именно этого мгновения ждал. Он двинулся к дому Хинамори, рассчитывая найти её там, но встретил намного раньше - увидел её впереди, идущей между постройками на территории отряда. Улыбнувшись, он ускорил шаг, чтобы оказаться рядом с ней через полминуты.
- Фукутайчо, - оклик мог бы быть восклицанием, если бы голос Каназаки не был таким мягким. - Доброе утро. Я хотел с вами поговорить. - он улыбался, и его лицо, подсвеченное утренним светом, казалось благополучным, как и обычно - что бы он ни чувствовал, показывать это сейчас не хотелось. И всё равно вряд ли можно было не понять, что шинигами проснулся совсем не только что.

0

39

-Штаб-квартиры отрядов. Штаб-квартира 3-го отряда.

- Ао..аааа.. гр... - Маленькая ладонь легла на рот. Глаза сами по себе закрывались, из-под пушистых ресниц покатились скупые слезинки, спровоцированные сонной зевотой. Спать хотелось настолько сильно, что в голову упорно вторгались дезертирские мысли, чтобы умыкнуть куда-нибудь по-тихому, и восполнить энергию в темном теплом месте. А может и в самом деле? Момо замерла перед входом у продовольственного домика отряда, только взгляд девушки был устремлен на просыпающееся небо.
Она представила, чтобы было, если бы она действительно позволила себе пренебречь обязанностями лейтенанта...

Момо сладко спала на стоге пушистого сена (откуда оно там взялось можете не спрашивать, воображение явление коварное), чуть ли не пускала из носа сонные пузыри, как в здание врывается... Она долго пыталась представить кто бы врывался и перебрала в голове много комичных вариантов и ярких личностей Готея, которые гневались бы на халявщицу-лейтенантку, но в итоге ярче всех проступал образ разозленного друга детства, его раздувающиеся ноздри (тут она немного преукрасила раздражение Снежка-чана), как он бы пустил в нее каким-нибудь ледяным ветерком и подгонял так до рабочего кабинета с криками о том, чтобы она обещала впредь вести себя, как положено и не позорить Сейретей. 

Страшно! На губы вылезла улыбка и Момо  снова зевнула, закрывшись ладонью. С печалью она кинула прощальный взгляд на домик, который мог бы подарить блаженный сон, и зашагала по направлению.. а просто по направлению рабочих мест подчиненных. Девушка думала дойти до столовки их отряда и помочь дежурящим сегодня на кухне.
Крыша столовой уже просматривалась, но пришлось остановиться. Момо слегка развернулась и поприветствовала блондинистого офицера кивком головы и взмахом ладошки.
- Доброе Накуро-кун. - Левая бровь выразительно взметнулась вверх, жест оставил следы морщинок на лбу. С утра и поговорить? Накуро? Может я сплю еще. Тем более, если Саката теперь лейтенант Укитаке-сана. Точно сплю.
Руки скрестились на груди, пальцы крепко сомкнулись на локтях. Маленькая шинигами пристально и с любопытством взглянула в лицо Каназаки.
- Накуро-кун? Ты сколько сегодня спал? У тебя круги под глазами как у панды. - Круги у Накуро были, правда не настолько живописные, как выразилась Момо. Кстати о пандовых кругах, у нее и у самой такие наблюдались.

+1

40

"Спал? А?" - в первые несколько мгновений Накуро вообще не осознал, к чему девушка говорит про сон (и когда он вообще был). Но её пристальный взгляд заставил быстро вернуться на грешную землю, припоминая вчерашний распорядок дня.
- Я часа три спал - не так уж мало. - офицер заулыбался и запустил пальцы в растрёпанные волосы. Круги под глазами были нехорошим событием. Каназаки, правда, не очень верил, что они правда как у панды, ведь он всё же спал ночью. Другое дело, что этак весь отряд будет знать, что сансеки что-то беспокоит, а знание это совершенно было ненужно. Зачем? Отряд должен быть уверен, что у командования всё по плану. Накуро бросил взгляд на небо, оценивая, через сколько солнце наберёт дневную яркость, ведь под солнцем такие детали, как круги под глазами, будут не видны. - А вы? Вы же ночью так и не вернулись. - в голосе шинигами отразилась тень укора. Его беспокоило отсутствие Момо. Это могло значить, что проблемы действительно не только серьёзные, но и глубокие. Ведь если дело только в боевых противниках, отряд надо мобилизовать, и нечего обсуждать в этом целыми ночами. Много разговоров в Сейретее всегда вызывали проблемы не столько внешние, сколько внутренние.
- Как там дела с вайзардами? Расскажете, что вчера случилось? - он хотел начать разговор иначе, сразу прямо сказать о своём интересе и вопросе, довольно искренне объяснить намерения. У Накуро было то, что он предпочитал не показывать, но, рассчитывая на доверительный разговор, он всегда старался честно показать свои мотивы, чтобы вызвать у собеседника ответную реакцию. Потому чаще всего он старательно подбирал слова, чтобы сразу показать свою позицию. Помедлив пару секунд, он повёл головой и улыбнулся открытие:
- Честно говоря, Хинамори-фукутайчо, я хотел поговорить как раз про это. - он посмотрел на восходящее солнце и двинулся, молча предлагая прогуляться. - Пока все спят, можно никуда не бежать. Хорошо.... - не в тему прокомментировал он, сверху глядя на девушку.

+1


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 5-го отряда