Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Alternative » Куна Маширо|Урахара Киске. Что мне еще надо сделать?


Куна Маширо|Урахара Киске. Что мне еще надо сделать?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Тема: №1.
Жанр: просто AU и самая что ни на есть реальность и обыденная жизнь хр
Ситуация: Маширо студентка Каракурского университета (кот. может быть приравнен в Каракуре к уровню Токийского в Токио), безответно влюбленная в преподавателя по экономике - Урахару Киске. Лекции и практики по экономике богатенькая и капризная девушка надо сказать посещает исправно только из-за его персоны, а так она себе позволяет довольно много на других дисциплинах. И вот она совершенно не может понять почему все ее усилия (кот. она начала направлять сразу с 1 курса в сторону Киске-чана) уже как четыре года терпят постоянно полное фиаско.
Улучшить успеваемость, перестать прогуливать, записаться в драм-кружок, спеть серенаду под окном поздно ночью и наплевать на всех соседей разом, устранять соперниц честными методами, быть каждый год в списке лучших студентов или даже рисковать собственной жизнью, нисколько не думая о себе? Да раз плюнуть для этой девушки ради внимания любимого профессора.

***

"Киске-чан так тебе нравятся коротко стриженные неформалки с ярко зеленым цветом волос? Вот уж не знала, что у тебя такой неординарный вкус." В тот же день девушка уже сидела на уютном кресле самого профессионального стилиста Каракуры, который считал ее желание настолько испоганить свою внешность чем-то сродни помешательства. Сколько бы стилист ее не уговаривал, а темных длинных волос было уже не вернуть. Они остались лежать на полу неравномерными неаккуратными воспоминаниями о некогда былой красоте...

+1

2

Спрятать короткие ярко-зеленые локоны под белую вязанную шапочку большого труда не составило. Конечно кардинально сменить имидж ради любимого человека было делом плевым, особенно когда мозг начисто отключен, а заместо извилин в черепно-мозговой коробочке сердцевидные завитушки. Но идти по утру в университет среди законсервированной своими правильными представлениями о жизни толпы людей да еще с такой по истине неформальной прической совсем не улыбалось. Куна конечно была смелой, непосредственной, не боящейся возражать незнакомым людям и не обращать на них внимания, но тем не менее шапку она натянула на голову так плотно, что ни один предательски яркий волос не вылезал.
Проблема была только в том, что по расписанию первыми парами значилась экономика, а это значит, что времени выловить Киске-чана совсем не представлялось возможным. А он уже чуть ли не миллион раз предупреждал ее, что ему совершенно не нравится, когда она его прилюдно позорит. Нет совесть в ней не проснулась, в принципе она могла бы и в очередной раз устроить милому подлянку, но после предыдущего раза, когда он был очень скептически настроен на ее очередную экстравагантную выходку, надо было дать ему время отойти. В конце концов даже у него терпение было не резиновое, хотя ведь четыре года он как-то ее умудрялся терпеть.
Больше всего она боялась, что когда-нибудь он ее бесповоротно возненавидит, но в тоже время Маширо опасалась, что если опустит руки, то действительно может упустить свое простое блондинистое и очень язвительное счастье.
Если уж я решилась на такое... Вспоминать о своем прежнем облике было пока еще для нее болезнено, ведь как и любая другая девушка, Маширо очень берегла свои волосы.
... то возможно пришло время действенных мер... пора осуществить задуманное, на этот раз он должен поверить в искренность моих чувств... да-да и пусть только попробу...
- Эй Маширо! Опять что ли на в мечтах по долинам скачешь на пушистых облаках? -
Ах чтоб тебя Рейка.... Мысли плавно соскочили, Маширо повернулась к подруге. Собственно даже без слов она понимала, что Рейка сейчас скажет, поэтому сразу же нырнула рукой в портфель и извлекла тетрадь с домашним заданием по экономике.
- И смотри у меня. В этот раз сделай хотя бы парочку другую ошибок, чтобы все не было настолько прозрачно! -
- Да ладно, тебе, не бухти, как старушка, не съест тебя Урахара-сан за то, что ты помогаешь мне, хотя возможно тебя бы такая перспектива порадовала. - Ехидно заметила Рейка и прежде, чем покрасневшая Куна успела отвесить ей шуточных тумаков, побежала со всей прыти по лестнице в сторону женского туалета.

***

В вязаной шапке Маширо слишком быстро упарилась, поэтому к тому моменту, когда Киске-чан зашел в аудиторию у нее возникло множество раз желание избавиться от головного убора, но поскольку ажиотаж вокруг ее персоны был не нужен, то она стойко терпела мучения. Голова как назло еще чесалась, словно она не мыла ее н-ную неделю.
Ах ты ж... как меня это бесит.. Раздражение могло легко читаться на ее лице, а еще сильнее оно отразилось, после того, как во время переклички занудный ботаник из их группы не обратился к Урахаре и не сказал, что вообще-то в головных уборах, когда на дворе конец весны, сидеть не принято, косясь в ее сторону. Ну конечно ее незамедлительно попросили снять шапочку, но что вы думали она так взяла и послушно ее сняла? Нет, конечно. Пришлось весьма агрессивно отстаивать свою точку зрения, финалом чему явилось то, что она конкретно нахамила ботанику, за что Киске-чан ее сразу же решил довести до кабинета ректора. Шли они в молчании. Маширо конечно хотела сказать много и очень много, но просто на просто раздражение в ней на данный момент клокотало, да так, что она боялась сейчас наговорить лишнего даже любимому профессору.

+6

3

Пунктуальный ровно в те моменты, когда это требуется, Урахара-сенсей сидел в пустом помещении кафедры. Откинувшись на преподавательский стул, он скользил своим взглядом по материалам сегодняшней лекции. На случай неожиданных выкрутасов одной своей знакомой, он должен был готов продолжить говорить наизусть. События двухгодовалой давности приучили Киске к этому ритуалу. Как раз в тот момент он попытался серьезно поговорить с молоденькой студенткой, срывающей ему занятия своими признаниями в любви. И вроде бы девушка все поняла… Но на следующей же лекции, кто-то что-то подкрутил в системе пожаротушения и аудитория, в которой Урахара проводил занятия была затоплена водой и пеной. Весь материал, что он зачитывал, был утерян. Что-то доказать никто не смог, и в итоге все было списано на сбой и халатность. Однако преподаватель экономики придержал при себе кое-какие мысли и идеи о том, кто же это мог быть.
Киске оторвал свой взор от бумажек на столе и посмотрел в сторону часов и потянулся. Оставалось каких-то несколько минут, и четверокурсники займут свои места. Первые студенты, наверное, уже аккуратно заглядывают в помещение в поисках разрешения преподавателя войти. Блондин заметил свое отражение  и хмыкнул про себя.  Если уж он порой называл Маширо сумасшедшей, то мог и себя причислить к стану таких же. В попытках отвадить от себя любвеобильную молодую особу, Урахара превратился из ухоженного преподавателя тридцати лет в обросшего, лохматого, не бритого и явно неряшливого все того же профессора тридцати лет.
Пора было бы выдвигаться к аудитории. Киске поднялся с насиженного места, собрал материал в стопочку, сунул его в свой портфельчик, и широким шагом двинулся на лекцию. Студенты в большинстве своем были в сборе. Блондин дошел до отведенного ему места и оглядел зал. Пунктуальные старосты уже выложили ему листы со списком присутствующего народу. Пары прогульщиков не хватало, ну и пусть. Зато на ближайшей сессии он сможет оторваться. Урахара старательно не высматривал в студентах свою четырехлетнюю проблему, дабы не портилось настроение.
- Ано… Урахара-сенсей – Обратился к нему один из учеников…
***
И вот после небольшого скандала с участием угадайте кого? Правильно. Любительницы носить шапочки в помещении. Результатом сего действа стал якобы поход к ректору. Почему якобы? Дело в том, что у девушки уже было столько приводов в ректорат, что скромный преподаватель экономики стал подозревать, что еще немного, и у руководства просто кончится терпение, и они пошлют девушку, куда подальше не смотря на все ее заслуги, на учебном поприще. А ему, как честному преподавателю подобная мысль претила.
Киске убедился, что в ближайшем коридоре пусто и их разговору не помешают. Поэтому взял Куну за локоть и жестом предложил остановиться.
- Куна-сан – Медленно начал он. – Может, для начала, объясните мне, зачем вы нацепили эту шапочку весной и ходите в помещении, мешая нашим светлым умам учиться? – Голос преподавателя был тих и мягок. Урахара привык общаться с этой настойчивой студенткой, словно с малым детем, объясняя тому, что так делать не хорошо, и получиться кака.

Отредактировано Urahara Kisuke (2011-02-28 23:18:02)

+6

4

Урахара неожиданно остановился и она чуть не натолкнулась на его спину, потому что была занята своими гневными мыслями, в которых она издевалась над тем ботаником, который испортил ей настроение. А профессор кажется даже не заметил этой заминки, он сам взял ее за руку. Нет, конечно, это был всего лишь локоток, но Куна для себя все преувеличила. Маширо еще некоторое время вглядывалась в его глаза растеряно, пока он не протянул свое "Куна-сан", которое убило настрой под конец. Она сжала кулаки, с силой подгибая пальцы. Костяшки белели, а с виду девушка была слишком спокойной. А значит зря Киске-чан вообще решил тут вещать ей о том, что хорошо, что плохо.
- Хотите, чтобы я объяснила ВАМ, Урахара-сан? - Правая бровь девушки взмыла изогнутой другой вверх. Уголки губ исказились кривой линией и она в голос рассмеялась. Она крайне редко обращалась к нему так, как он бы хотел. И это было еще одной сигнальной весточкой.   
- Тогда с ВАШЕГО разрешения я наглядно продемонстрирую, коль лысый гномик* может подождать... - Если бы из ушей мог валить пар, то на расстоянии километра от ее персоны не было бы просматриваемого места. Она стала быстро выходить из себя, а это потому что была жутко недовольна собой, да и вообще неудачное время выбрал Урахара, чтобы впихивать ножи в не зажившие раны. Для него она могла быть просто вздорной капризной девчонкой, которая делает все ради забавы, но для нее все было по-другому. И в том, как она относится к нему, виноват он сам. Киске не был идеалом, но он имел неосторожность однажды ей показать, что он действительно умеет волноваться за других пусть это и не так явно можно угадать по нему. Да ведь наверно будь он плохим, что его останавливало от простой обычной и ни к чему не обязывающей интрижки со студенткой? В их дни такие истории были не редкостью, он же делал все, что мог, чтобы отвадить ее. Как же это было обидно.
- Смотри внимательно и не пожалей потом... - Девушка оглянулась по сторонам, а потом в ее голову взбрела шальная идея. Если бы она была по-настоящему спокойна, то не поступила бы так, но коль он думает, что она такая сумасбродка, то Маширо втопчет это мнение из вредности и обиды до конца дней в него. Она сделала резкий шаг в сторону окон и ухватившись забралась на подоконник. Форточка и так была открыта, поэтому она сдернула мерзкую шапку, которая стала причиной очередного недовольства Киске, и просто напросто со всей силы на какую была способна швырнула ту прочь. Шапочка надо сказать премило вылетела из форточки и аккурат повисла на высоком дереве, которое росло перед окном.
Куна по-прежнему стояла на подоконнике и с возвышения взирала раздраженным взглядом на Киске.
Знаешь кажется, что и мое терпение не резиновое, так что может я и сама уйду, без намеков.. и не буду никому мешать...

*Маширо имеет в виду ректора университета, так она его "ласково" называет, что даже не стесняется озвучивать ему в лицо.

+5

5

Не смотря на полную небрежность к своему внешнему облику, блондин не был рассеянной личностью. Поэтому признаки закипавшей внутри молодой студентки бури, он подметил сразу по побелевшим костяшкам пальцев, да и вообще весь внешний вид Куны сейчас больше походил на снежную королеву, нежели на обычного человека. Именно по этой причине Урахара-сенсей ни капли не изменился в лице, когда на него полилась гневная тирада от слишком активной девушки. Правда резкий и саркастичный смех стал полной неожиданностью для Киске. Он не привык к открытому проявлению не приязни со стороны своей незадачливой поклонницы.
Поток негативных речей от Маширо иссяк и она, похоже, решила перейти к активным действиям. Очередной неожиданностью для блондина стало то, что девушка захотела вдруг залезть на подоконник. И тут в не глупой голове преподавателя закрутились нехорошие мысли. А что, к примеру, если девушка решилась на совсем отчаянный ход и сейчас откроет окно и сиганет в окно. Либо, что было, не так фатально, но более некрасиво – поставит ультиматум. Либо она с ним, либо ей незачем жить на белом свете. Ох уж это массмедиа, которое отравляет неокрепшие умы всякими мыльными операми. В данный момент, Урахара готов был сломать какой-нибудь телевизор или компьютер, что бы хоть как-то отомстить пресловутому телевидению и интернету за свои нынешние проблемы.
Но девушка к облегчению скромного преподавателя экономики не собиралась идти на какую-то подобную глупость. Куна решила разыграть перед ним совсем другое представление. Ведь просто снять шапочку и скромно положить ее куда-нибудь, было не в ее стиле. Зато довести объект своего внимания почти до нервного тика, а после выкинуть шапку в окно - это как раз то, что можно было бы назвать фирменным почерком данной особы. Но внимание лектора по экономике было занято отнюдь не отличным броском на ветку ближайшего дерева. Округлив глаза от удивления, Урахара взирал на зеленые волосы Маширо. Почему-то захотелось шлепнуть себя со всего размаху  ладонью по лбу. Будучи преподавателем – Киске был достаточно умен и его мозг лихорадочно искал причину, по которой девушка решилась на кардинальную смену своего имиджа. И именно в этот момент, в сознании блондина всплыло воспоминание, когда он в шутку пытался отвадить от себя назойливую студентку, сказав, что у него нестандартные вкусы. Правда, теперь возникала новая проблема. Лектор говорил это не в серьез.
- Куна-сан. – Он устало вздохнул и протянул руку – Слезайте уже с этого подоконника. Вы же не хотите, что бы я и дальше разглядывал ваше белье?- Попытался он смутить девушку. Конечно, ничего такого он не видел, и уж тем более, не стал бы разглядывать. Он же взрослый человек, в конце концов. Но и молча держать свое мнение о новом цвете волос Маширо, он не мог. – Ох уж ваша эксцентричность. Хоть мне и нравится такой цвет волос, это не поможет вам прохалявить на грядущей сессии. – С улыбкой закончил  Киске, старательно обходя тему чувств. Да и сообщать ей о тщетности стараний, мужчина не собирался. На что еще будет способна зеленовласка, поняв, что ее обманули. Ну, или вернее, были не до конца откровенными тогда, ибо такая прическа действительно делала  назойливую девицу милее.

Отредактировано Urahara Kisuke (2011-03-15 00:34:32)

+3

6

Десять... Маширо отдыхала после первого эмоционального срыва. По каждой клеточке тела расплывалась усталость.
Девять, восемь... Пушистые ресницы на какое-то время заворожено хлопали. Девушка смотрела на Киске сверху, пока это преимущество ей позволяло. Она не спешила взять его за протянутую руку.
Семь, шесть... ненавижу....  Губы слегка приоткрылись, но она их тут, же плотно захлопнула. Надо было немного успокоиться, чтобы подумать, как поэффектнее сорваться на него.
Пять, четыре... Зеленовласка криво ухмыльнулась, с каким-то пренебрежением, и демонстративно отмахнулась от руки Киске, которую он держал для нее. Она даже расслышала глухой хлопок, когда легонько ударила его по руке.
Все настолько осточертело, что если раньше Маширо не задумываясь, воспользовалась бы этой возможностью, то сейчас она яростно от нее отпихивалась, словно он предложил не помощь, а чего поаморальнее.
- Не думаю, что там есть что разглядывать, ведь так профессор Урахара? - Голос звучал ровно, и в нем была припрятана огромная доля цинизма. Куна активно намекала на тот факт, что он не видит в ней девушку с большой буквы, к которой можно питать романтические чувства. И от этого было так больно. Возможно, фактически зеленовласка вела себя как ребенок, но это было от безысходности, потому что понимать жестокий мир не хотелось никак и быть его частью, проще было закрыть глаза и вести себя по детски. Так было не больно, не больно, пока не появился он, который разбил вдребезги все ее представления.
Три, два....
- Я и сама могу спуститься или вы подумали, что я собираюсь красочно покончить жизнь самоубийством и обвинить в предсмертной записке вас? Не волнуйтесь. Я не настолько глупа. Да и к тому же, упав с третьего этажа, разбиться насмерть тяжело. Для меня. - Да, признаться был в ее жизни опыт, когда она проверяла все лично, но тогда Киске она даже не знала, тогда она всего лишь провалялась в больнице с различными переломами и сотрясением мозга, но это была не смерть.
Один...
Высказавшись, Маширо сгруппировалась для прыжка вниз, но лямка от сумки зацепилась за оконную ручку, чего девушка не заметила. В тот момент, когда она сделала резкий рывок вниз, то почувствовала, как ее немного тянет назад. Подошва тапочек предательски заскользила по подоконнику. Девушка чувствовала, как неминуемо сейчас должна будет повстречаться лицом с паркетом. Она зажмурила глаза и выставила вперед руки, чтобы было падать не так больно, но падения не произошло. Точнее оно почти произошло. Но не у нее.
Все, что она поняла, когда открыла глаза, так это то, что ее спасательной подушкой прекрасно послужил профессор. Она смотрела на него опять сверху, потому, что в этот момент они находились в весьма щекотливом положении. Если бы в этот момент в коридоре прошел бы кто-нибудь, то от доброй репутации Урахары наверно не осталось бы ровным счетом ничего. Поползли бы слухи, сплетни и преувеличения, правда бы была не нужна. Она ведь не такая съедобная и зрелищная.
А в реальности это не приносит счастья, наверно потому что я для тебя просто назойливая малолетняя дурочка и никогда не смогу быть ближе. Ведь так Киске?
Гнев не успел вылиться, он просто осел на дно и потух, оставив горькую черную пелену внутри.
Именно сейчас ей вспомнилось, что вопрос про шапочку и причину ее появления замялся с падением, и вообще всей той глупостью, которую она наговорила до него.
- Врете! И тогда врали. Но спасибо Киске-чан.. Правда это жестоко. - Уточнять Маширо ничего не собиралась.
Где-то в глубине ей было даже противно от того, что ее мечты сбывались именно так. Ведь чтобы Урахара был в такой относительной близости, да еще таком глупом положении, это нечто из ряда вон выходящее, а тут так банально произошло.
Она попыталась приподняться, встав на колени, чтобы Киске смог подняться, и в тот момент, когда преподаватель не чувствовал подвоха, Куна наклонилась резко и напористо вперед. Уверенно коснувшись его губ, она оставила на них не поцелуй, а укус, хотя технически об этом можно было поспорить.
Несколько секунд она не отстранялась, а потом резко оттолкнулась и поднялась на ноги, подбирая сумку. На ее лице не было ни грамма, ни капельки, даже миллиметра смущения или сожаления о том, что сделала. Зеленовласка нахально улыбнулась и начала говорить таким тоном, словно ничего не произошло и он действительно для нее лишь преподаватель. 
- Теперь мы квиты. Я больше не буду халявить, я больше не буду вас доставать. Я приготовила заявление о переводе на другой факультет, деньги родителей позволят эту роскошь, не правда ли все хорошо складывается Урахара-сан? - Поскольку родители Маширо являлись спонсорами университета, одними из, то проблем с ее переводом не должно было возникнуть, так что она говорила с полной уверенностью.
Девушка, которая упорно все это время сопротивлялась воле отца, шла против него открыто, даже факультет, на котором она до сих пор обучалась, был выбран на зло главе семейства, неожиданно и так просто признала свое поражение? Нет, даже не так, она пошла на поводу у родителей, чтобы как можно ощутимее вычеркнуть из жизни Киске, который в ней-то и не горел желанием существовать. Если бы Маширо могла посмотреть на всю картину со стороны, она наверно не узнала бы себя. Сдаваться было не в ее характере, но биться головой о бетонные стены можно действительно не то, что четыре года, но и всю оставшуюся жизнь. Влачить такое жалкое существование было оскорбительно даже для нее. Поэтому… таким образом, ломая себя,  она сжигала все мосты, потому что не знала, что может еще сделать.

+3

7

Было похоже, что на этот раз, он действительно серьезно задел чувства зеленовласой девушки. Маширо не очень пыталась скрыть свою досаду, Не смотря на всю свою внешнюю холодность в отношении этой молодой особы, сам Киске не был бессердечным мерзавцм, которым его теперь, видимо, считали. Просто его разум был достаточно силен, дабы удерживать под контролем слова, которые хочется порой сказать, либо же действия, которые, соответственно, хочется сделать. Урахара как мог, помогал своим студентам, но держался в рамках дозволенного, давая им самим дойти до какой-то сложной мысли. Это был не самый простой путь. Зато самый безопасный, чего и хотелось блондину. Былой азарт, с которым он, будучи моложе, рвался за новыми знаниями, понемногу затих, оставив место умиротворению от собственных достижений.

Между делом, если возвращаться к реальности, великодушно протянутая ладонь, была отвергнута в одной из самых грубых форм. Не смотря на ровный тон ее голоса, блондин смог углядеть, спрятанный смысл слов Куны. Киске сдержался и не покачал головой, несмотря на острое желание, что-либо сделать.
- Я нисколько не считаю вас настолько глупой, что бы совершить самоубийство, Куна-сан – Немного покривив душой, вымолвил профессор. Ведь совсем недавно его умную головушку посещала мысль о подобном лихом деянии со стороны стоящей на подоконнике. Да и первую фразу блондин решил оставить без ответа. Ведь как бы он не оценил бы внешность Маширо – в любом случае его поняли бы не так, как он хотел бы.
Тут девушка решилась на прыжок. Правда, в совсем противоположную сторону от окна. Всегда внимательный к деталям, Киске выхватил взглядом зацепившуюся лямку от сумочки и понял, что не все сейчас пойдет по плану юной особы. Вот после рывка он видит удивление на открытом лице зеленовласки, и то, как она поскальзывается и готовится не грациозно спорхнуть на пол, как это, должно было бы быть в идеале, наверное, а гораздо менее красиво, но зато действенно, шлепнуться личиком. Урахара, как мужчина, да и просто как человек не мог позволить подобному случиться. Со всей возможной поспешностью он подскочил к пошатнувшейся девушке и протянул руки, что бы подхватить. Но еще до того, как он закончил движение, Маширо полетела на него. И так получилось, что в момент их столкновения, профессор переносил вес на переднюю ногу, которая предательски заскользила вперед, заваливая сцепившуюся парочку назад на пол.
От удара из легких Киске тут же улетучился весь воздух. Он хорошо приложился лопатками о бетонную поверхность коридора. Состроив гримасу, преподаватель  чуть поерзал, проверяя, не сильно ли повредился, и заодно глубоко вздохнул, наполняя свой организм так нужным ему кислородом.
Между делом, опомнившаяся Куна, воспользовавшись положением “сверху”, иначе как невозможностью Урахары сбежать, решила устроить новый выговор. Правда, поначалу небритый профессор не понял, по поводу чего он врал. Но к концу короткой речи, до него дошло, что Маширо решила обругать его высказывание по поводу своей новой прически. А от следующих ее действий у блондина глаза вообще на лоб полезли. Когда их губы соприкоснулись, где-то в районе грудной клетки взорвалась маленькая бомба. Такой сильный удар выдало бедное сердце мужчины. Шок был настолько сильным, что профессор не смог предпринять какие либо действия.
Как неожиданно поцелуй начался, таким же образом он и закончился, а зеленовласка тем временем уже спокойно поднималась на ноги. Губа саднила. Урахара даже не успел заметить того укуса, с которого, собственно, все и началось.
По мере того, как Куна говорила, преподаватель медленно поднимался. Ее слова были полны горечи, и это, по идее, должно было огорчать мужчину. Но на его лице совсем не к месту сияла хитрая улыбка.
- О, Куна-сан. Все складывается очень даже не плохо. – Заискивающим тоном проговорил Киске и, протянув руку, сцепил их пальцы замком, а поверх положил свою ладонь. Его прикосновение было уверенным и ласковым. Следующим же, он приподнял ручку девушки к своим губам и поцеловал ее пальцы. – Вы ведь в курсе, что таким образом мы больше не связаны правилами нашего учебного заведения, и никакие нормы морали не запрещают мне сделать это. - Он отпустил ладонь Маширо, но лишь затем, чтобы переложить их на ее бедра, а затем наклонился и сам поцеловал ее, не упустив шанса, чуть куснуть нижнюю губу, дабы не он один тут был пострадавшим.

+3

8

Хотелось убежать от места преступления прочь, желательно не оборачиваться, чтобы не видеть его глаз. Конечно это была не первая попытка поцеловать Киске, но это была первая удачная попытка. Это пугало, это смущало, это должно было разрушить все. Мысли путались в голове, наверно именно поэтому она поспешно и необдуманно вынула из рукава  свой последний козырь, который сыграет сейчас для нее неоценимую услугу.
Дура! Зачем ты стоишь и смотришь на него? Сказала? Сказала! Вот и гуляй! Исполняй сказанное! Он ведь только посмеется над ребенком... Куна готова была уже развернуться, припустив, подальше от Киске, но он заговорил и она снова замерла в ожидании. А слова больно резали и она чувствовала, что опять начинает злиться на него. Губы предупреждающе сложились бантиком, чтобы с них сорвались какие-нибудь резкие и и не менее обидные ответы, НО...
- Что? .... Что ... ты...  делаешь? - Конечно и так было понятно, что Киске делает что-то не то, но сердце предательски подводило, начиная отбивать сумасшедшие ритмы. Оно кололо, а ноги стали ватными. Маширо не понимала, что он хотел сказать ей своим таким поступком, но еще больший хаос внес его ответный (ответный ли?) поцелуй. Она просто не могла поверить в происходящее, поэтому все слова до нее доходили с запозданием и через пелену галлюциногенных шумов, искажающих смысл всего.
Глаза девушки расширились от удивления, но было действительно поздно, она не думала о последствиях, да и разве она могла рассчитывать на такое? Разве только во снах и мечтах.
Единственную ее реакцию выдали пальцы, которые судорожно и с силой сжимали ткань верхней одежды Киске. Было страшно даже вздохнуть, не говоря о другом.
- Я не понимаю тебя Киске. Ты издеваешься надо мной? Мстишь? - Тихо проговорила Маширо, когда у нее появилась такая возможность. Совершенно бесцветная интонация, почему-то ей казалось, что это конец. Она перестала понимать, что происходит.

---

Если бы я только раньше знала, что для того, чтобы его добиться, надо просто помахать факультету политологии ручкой, то я давно бы так и сделала... Киске умеешь ты все усложнять... Поверь, эти четыре года  - не пропадут впустую. С тебя долг, проценты прилагаются, милый..
После той ступеньки в их отношениях прошло около трех месяцев, за которые она успела оформить свой перевод. Родители были рады, она была рада, не до конца конечно, но Маширо смогла найти компромисс, который всех устраивал. Разочаровывало только то, что ей опять придется учиться и учиться.
Но сейчас, когда наступила цветущая весна, когда она больше не чувствует одиночества, когда рядом он, то все остальное кажется просто досадными мелочами, не больше.
Только от одних воспоминаний о том днем, ей хотелось прыгать от счастья и чуть ли не кататься по газону, что было бы конечно не целесообразно, но вполне в ее духе. Она даже забыла, что сейчас находиться в людном парке, слишком далеко уносило на пушистых облаках грез.
Кто-то, проходя мимо, улыбался, смотря на смеющуюся девушку, кто-то просто хмурился, кто-то не замечал, а она просто ждала. Сегодня у них было первое официальное свидание. Именно поэтому зеленовласка пребывала в столь приподнятом настроении.


Хэппи-енд, а для любителей не хэппи-ендов фантазия в мозги хр

+3


Вы здесь » Bleach World » Alternative » Куна Маширо|Урахара Киске. Что мне еще надо сделать?