Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 4-го отряда


Штаб-квартира 4-го отряда

Сообщений 21 страница 40 из 52

21

Равен ходил от бригады к бригаде, следил за работой, раздавал указания, когда на него налетел невесть откуда взявшийся рядовой. Получив сообщение, офицер поблагодарил запыхавшегося парнишу и широким шагом направился в указанную сторону. Равен уже окончательно отошел от недавнего инцидента и теперь буквально излучал спокойствие. Это спокойствие передавалось пробегающим мимо медикам. Спустя несколько минут Раруфу заметил гостью 4 отряда. К Кийоне он относился лучше, чем ко многим другим шинигами, но и особо теплых чувств к ней не питал, в отличие от своего занпакто. Не смотря на столь большую схожесть характеров, Карасу был без ума от Кийоне и Ячиру. Он постоянно уговаривал Равена улыбаться и всячески строить из себя клоуна, чтобы развеселить их. И этот случай не был исключением.
Слушай, раздалось у него в голове. Может, хотя бы улыбнёшься? Не прилично встречать гостей с такой каменной миной. От тебя холодом буквально несёт!
А что тебе не нравится? Я есть я. И я не собираюсь становиться тобой.
Ты уже я.
Согласен. Но между нами всё ещё остаются различия. Я инь, ты янь.
Плохое сравнение. Скорее бы подошла распиленная пополам монета, которую потом опять спаяли. И притом не правильно.
Это зависит от точки зрения. И тем не менее, у меня нету мании к маленьким кавайным девочкам. Будешь спорить?
Занпакто промолчал. Довольный очередной маленькой победой, Миташи уже собрался подойти к сестре Исане, когда ему в голову пришла идея. Кивнув самому себе, Равен поймал пробегающего мимо младшего офицера.
-Быстро обойди все палаты и предоставь мне отчет о готовности. У тебя десять минут. Время пошло.
-есть.
Офицер помчался выполнять приказ. Раруфу проводил его взглядом и тихо подошел к Кийоне.
-Йонбантай йонсеки, Миташи Равен, прибыл. Вы хотели со мной поговорить?
Фе, как официально. Я понимаю, будь это кто-то постарше, но сейчас надобыло подойти. тепло улыбнутся и пригласить её на чай с булочками.
Когда к нам заглянет Куротсучи-фукутайчо я так и сделаю.
Карасу промолчал, но Равен ощутил вспышку гнева занпакто. Он отлично знал, что его занпакто не сильно любит и даже побаивается лейтенанта 12 отряда. Это и было решающим фактом в множестве споре. Но тем не менее Миташи решил хоть немного прислушатся к совету занпакто и улыбнулся гостье.

0

22

Прошло всего несколько минут с тех пор, как блондинка осталась сидеть одна на ступеньках, одна ко сей небольшой промежуток времени уже казался ей вечностью. Фигурки нагруженных аботой медиков, мельтешащие перед глазами уже начинали раздражать. Что не говори, а взрывной характер сансеки не давал ей ни единого заниматься какими-либо спокойными увлечениями вроде медитации, приготовления суфле или любимым занятием тайчо - искусством бонсай. Благо, обстригать маленькие деревья не входило в ее служебные обязанности и ни разу не было в числе заданий...
- Кстати, о заданиях! Где он ходит?!
"Он" явился буквально через несколько секунд и тут же представился по уставу, словно подчиненный, вызванный на ковер к начальнику, после чего начал немного глуповато но по-доброму улыбаться.
- Нэ? Миташи-кун? Тот парнишка, который ухлестывает за нее-чан! - пусть Котетсу младшая и не считалась экспертом в делах сердечных всея Сейрейтеи, однако то, что четвертый офицер, коего она часто наблюдала во время своих визитов, не ровно дышит по отношению к ее сестренке было вне всякого сомнения, ведь тем взглядом, которым йонсеки смотрит на Исане, сама блондинка всегда смотрит на обожаемого капитана. Высокий брюнет, пусть и не был столь привлекательным для сероглазой, как сереброволосый тайчо, тем не менее, ей он всегда казался довольно неплохой парой для сестрички, однако последняя в упор не замечает направленную на нее бомбардировку флюидами, чем порядочно расстроила не только несчастного парня, но и свою родственницу.
Невольно на мордашке почти фукукэпа появилась довольная ухмылочка. Встав со ступеньки и поправив полы хакама, девчушка подошла к офицеру и похлопала его по плечу:
- Ара-ара! Миташи-кууун! К чему такой официоз? Мы же почти одного звания! Хе-хе! Я вообще, в онее-чан пришла, но из невнятного бормотания того зашуганного парнишки я поняла, что ее сейчас нет... Так чтоооо... - одетые в белые перчатки маленькие ладошки обхватили покрытый желтыми волосами затылок, а ухмылочка на миленьком лице превратилась в не сулящую ничего хорошего хитрую улыбочку, - Придется мне с тобой поговорить! Может пойдем куда-нибудь, где хоть посидеть можно не на жестком и горло чем-нибудь промочить?
- Возможно он ничего и не знает о вайзардах, но я более чем уверена, что мы найдем о чем поговорить... Эх... И я бы сейчас выпить на халяву совсем не отказалась! Может у него где-то завалялся медицинский спирт? Хи-хи-хи!

+1

23

-Да, официально. Привычка. Да и к тому же ты в скором времени можешь стать лейтенантом. Но, не будем об этом. Скоро сюда доставят Зараки-тайчо и подготовка идёт полным ходом. Но для тебя я смогу выделить пару минут.
Равен сделал приглашающий жест рукой.
-Можно будет посидеть в моем кабинете. Я попрошу кого-нибудь принести чай.
И не дожидаясь ответа, Миташи развернулся и пошел по коридору. Он был не против провести пару минут в компании Котетсу-младшей, но он уже догадывался, на какие темы она будет с ним говорить. И эти догадки офицеру не нравились. По дороге к своему кабинету Равен остановил нескольких медиков, задал пару вопросов, послал одного из рядовых за чаем и пару раз обернулся, чтобы проверить, не отстала ли Кийоне. Время от времени Карасу начинал мысленный диалог с Миташи, но как только занпакто начинал затрагивать неприятные Равену темы, он начинал игнорировать голос в голове. Дойдя до кабинета, Равен открыл дверь, пропустил Кийоне вперед, после чего зашел сам и прикрыл дверь.
-Теперь можем поговорить. Через минуту-другую принесут чай.
После этих слов он указал гостье на диванчик в углу, а сам сел на стул возле письменного стола.
-Для начала хотелось бы узнать как здоровье у Укитаке-тайчо. Я давно его не видел. Надеюсь, болезни его не мучают?

+1

24

Дослушав фразу, сказанную четвертым офицером, блондинка уже хотела начать задавать вопросы со скоростью пулеметной очереди, однако кое-что заставило ее на секунду осечься, а миловидное личико озарила лыба, которой позавидует злой сумасшедций ученый со стажем. Этим самый кое-чем была часть его фразы, начинающаяся с предлога "в":
- Лейтенантом... А ведь точно... Рано или поздно Укитаке-тайчо все-равно придется выбрать себе постоянного фукутайчо... И конечно-же это буду я!!! Кого же он еще может выбрать, кроме как самую красивую, самую милую, самую уважающую, самую любящ... То есть преданную ему служащую! Конечно. это неприменно будет Котетсу Кийоне! И тогда я заставлю Сентаро подносить мне саке на серебряном подносе, а после этого он будет драить туалеты!
- ХО-ХО-ХО!!! ... Ой... - смех того самого гениального злодея вырвался из груди сероглазой уже тогда, когда она на автомате шла за пригласившим ее выпить чашечку чая Равеном и порядочно подшугнул метающихся вокруг рядовых, а несчастный, которого до этого так испугал приход сансеки, снова выронил (возможно ту же самую) миску с инструментами.
Сообразив настолько быстро, насколько это было возможно в этой ситуации, девушка тут же сделала вид, что закашлялась:
- Ой-йой! Кажись что-то в рот залетело... Хе-хе-хе... Не обращай внимания... - улыбаясь глупейшей из своих невинных улыбок, она проследовала в кабинет йонсеки и усевшись на предложенное место, выслушала вопрос парня и тут же обрадовалась, что сможет переменить тему так толком и не начавшегося разговора, да еще и поговорить о родимом тайчо... Вот только эта тема...
- Ну... Э... Здоровье как здоровье... У всех людей оно разное... Тут Рукия-чан недавно ходила в Сейрейтеи за особым травяным чаем, который порекомендовала Унюхана-тайчо! Я сама его готовила такой приятный запах... Хе... Хе-хе-хе... - из-за разговоров о капитане, перед серыми глазами невольно встала совсем недавняя картина приступа Джууширо и алые пятна его крови, единственной крови, на которую Котетсу-младшей было страшно смотреть. На сей раз в ход пошли все ресурсы мозга, необходимо срочно перевести тему разговора. И ответ оказался очевиден:
- Нэ, Миташи-кун, ты говорил, что скоро к вам прибудет Зараки-тайчо? Это как же? Неужели существует сила, способная ранить его до такой степени, чтобы он оказался в четвертом отряде, да еще и не на своих ногах? - очередь вопросов была задана спонтанно, но похоже они попали в точку и это довольно быстро дошло до их автора.
- А действительно... Ведь если он ранен, значит сражался с вайзардами... Масака! Неужели они настолько сильные?

0

25

Миташи внимательно следил за собеседницей во время её ответа. Движение глаз, выражение лица... В общем, всё, что выдавало реакцию Кийоне. Довольно часто его интересовала именно реакция, чем сам ответ. Когда собеседница перевела тему разговора на Кенпачи, Равен ответил не сразу. Он молча встал, подошел к двери и прислушался. Мысленно сосчитав до трех он открыл дверь. За дверью стоял собравшийся уже стучать рядовой с подносом. На подосе стоял чайничек и две чашки.
-Благодарю. А где отчеты?
-К-какие отчеты?
-А... Никакие. Я же не тебя за ними послал... Свободен.
Отправив рядового по своим делам, Миташи закрыл дверь и поставил чай на столик. После чего повернулся лицом к Кийоне и ответил на её ещё не высказанный вопрос:
-Когда долго тут прослужишь, начинаешь очень точно прикидывать время на выполнение тех или иных поручений.
После этого он разлил чай по чашкам и протянул гостье её чашку. После этого он взял свою, отпил немного и подошел к окну.
-Да, существует. Зараки-тайчо может быть бесконечно сильным но, как ты наверняка знаешь, понятие силы довольно относительное. Мне не известны многие подробности но одно я могу сказать точно: тот, с кем он сражался, тоже будет доставлен сюда для лечения.
Сделав ещё один глоток, он поставил чашку на стол и пошел к двери. На этот раз стук раздался прежде, чем офицер дошел до неё. Получив от рядового отчеты, Равен сел за стол и принялся их изучать, словно забыв о том, что рядом с ним сидела Кийоне.

+1

26

Ей всегда нравился 4 отряд. Ну и пусть про них говорили, что он "не сильный, чудаковатый и вообще, туда принимают всех, кого не захотели принимать в другие отряды". Люди вообще любят языками почесать. Исе считала, что пустыми сплетнями обмениваются только те, кому нечем заняться. Ну и конечно, 8 отряд никогда таким не славился. Уж фукутайчто об этом постаралась.
Люди, которые спасают других людей от смерти, просто по идее не могут быть слабыми. Да, они не кричат о своей силе как 11 отряд и не могут похвастаться научными исследованиями и разработками как 12. У них нет спец бойцов, нежели в 2. Но для того и есть профильное распределение.
Нанао двигалась по коридору на выход. объяснить ее присутствие в казармах было легко - как всегда книги. Ну не надо, она не была книжным червем. "Иногда легче общаться с неодушевленном другом, который может дать тебе много полезной информации, чем с живым, но совершенно бесполезным."- справедливо отвечала она на все высказывания в адрес ее любви к шелестящим страницам. На данный момент ее страстью была медицина. Не сказать, что девушка была не подкована в этом разделе, но ведь совершенствоваться никто не запрещает, не так ли?
А все началось с того, что наша героиня, как часто бывает, проводила свое свободное время в библиотеке, читая о полезных травах, которые можно собрать в Сейрейтее. Не будим углублять в подробности и разбирать для чего или кого она все это смотрела, суть не в этом. Суть в том, что ее внимание привлекла девушка, сидевшая чуть левее ее стола. Со сосредоточенном видом особа вчитывалась в текст книги, помечая на листке бумаги номера страницы, которые вызвали ее интерес. "Мази и лекарства для быстрого заживления неглубоких порезов и ран" гласил корешок, а читательский билет был отмечен знаком 4 отряда.
Исе улыбнулась. Кто же, глядя на подобное, не вспоминал на себя молодого и неопытного, а так так у лейтенанта было хорошее настроение, она решила немного помочь.
" Если ты будешь использовать закладки с пометками, что содержится на данной странице, то тебе потом будет легче искать информацию."- был ее первый совет и начало беседы, к слову, продолжительной и очень приятной. Шируфе, как назвалась девушка, оказалась милой девушкой, которая недавно попала по распределению в медицинский отряд. проблема была в ее памяти- короткой и девичьей. Ну и конечно, Нанао не могла не поделиться своим опытом в таких делах. как совершенствование своих познаний. Договорились они в том, что "семпай" принесет новоприобретенному "кохаю" тетрадку с очень полезными на семпаевский взгляд пометками.
И вот сейчас  девушка исполнила свое обещание. В связи с сложившийся ситуацией в Готее данные знания очень пригодились бы не только Шифуре, но и остальным не очень опытным ее коллегам. - вполне логичные мысли крутились в ее голове. Нет, лейтенант никогда не была матерью Терезой, разве что для своего капитана, но и без помощи в современном мире не прожить.
Встретив запыхавшуюся девушку, Нанао передала тетрадку. Отряд готовился в принятию новой партии раненных и было бы глупо отвлекать человека, так что разговор был оставлен на потом.
- Нэ, Миташи-кун, ты говорил, что скоро к вам прибудет Зараки-тайчо? Это как же? Неужели существует сила, способная ранить его до такой степени, чтобы он оказался в четвертом отряде, да еще и не на своих ногах?- послышался отрывок разговора.
Яре-яре, а это уже становиться интересным. Уж не про битву с вайзардами там идет речь?
Любопытство всегда одерживало вверх. И сейчас, празднуя очередную победу, оно заставило прямым шагом направиться в кабинет, из которого и доносился данный вопрос.
-Да, существует. Зараки-тайчо может быть бесконечно сильным но, как ты наверняка знаешь, понятие силы довольно относительное. Мне не известны многие подробности но одно я могу сказать точно: тот, с кем он сражался, тоже будет доставлен сюда для лечения.
Отлично, сейчас и узнаем то, что я хотела.
-Добрый вечер, Кионе-сан, Равен-сан.

*мне честно было сложновато придумать обоснуй своего нахождения в отряде, так что получилось вот так Оо*

Отредактировано Ise Nanao (2010-10-09 21:30:35)

+1

27

Увидев, как четвертый офицер, подгадав момент, открыл дверь прямо перед рядовым, девушка уже было хотела издавать восхищенные звуки, однако его ошибка по поводу отчетов в мгновения ока стерла это намерение и из груди блондинки вырвался лишь слабый смешок, не имеющий цель поиздеваться:
- Хи-хи! Значит не одна я такая замотанная! Бедный, авось еще скоро хихикать начнет совсем как я! - взяв чашку, Котетсу младшая невольно прикрыла глаза, настолько приятным был аромат, содержащийся в идущем от горячего напитка паре. Что не говори, а четвертому отряду пришло самое время прославляться не только своими навыками целителей, но и своим чудесным чаем, который помимо пользы для здоровья, приносил и море удовольствия. Но вот еще одна фраза и, подавившись этим самым напитком удовольствия, Кийоне начинает громко кашлять, а после, едва не опрокинув чашку вскакивает и начинает бурить собеседника целеустремленным взглядом ребенка, перед носом которого секунду назад проехала машина с бесплатной сладкой ватой:
- Это как? Значит Зараки-тайчо сражался с вайзардами? И скоро еще один будет здесь? Просто, я слышала, что один из них уже находится в Сейрейтеи! Миташи-кун, ты не знаешь, кто это? - звонкий голос вне всяких сомнений был услышан далеко за пределами сего кабинета и, похоже, привлек к сией беседе новых участников, хотя нет, невысокая брюнетка открыла раздвижную дверь до того, как стены штаб начали сотрясаться от криков сансеки тринадцатого отряда.
- Исе-сан? - кому как не подчиненной Укитаке не знать лейтенанта восьмого отряда. Ведь им руководит лучший друг любимого тайчо, хозяин розового кимоно Кьераку-тайчо. Девушки довольно часто сталкивались, даже слишком. Нанао, как лейтенант обязана была в большинстве случаев находиться рядом со своим капитаном, а Кийоне... Кийоне просто постоянно путается под ногами у своего.
Вспомнив, что перед ней все-таки стоит высший по званию офицер, сероглазая, ранее застывшая в позе готового наброситься на добычу гепарда, встала ровно и поприветствовала знакомую так, как этого требовал устав:
- Доброй ночи, Исе-фукутайчо! Рада встрече.

+1

28

--------------> Западные Врата

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

Подгонять бригаду не пришлось. Исанэ даже порадовалась про себя насколько гармонично и слаженно дополняют друг-друга медики в команде. Перебраниваясь, подкалывая, они действовали как единый организм, направленный лишь на одну цель - спасение жизней. Лейтенант улыбнулась и быстро поравнялась с носилками. Один быстрый взгляд на лицо пациента - поступив в распоряжение отряда 4-ого отряда вайзард.. как бы это сказать.. нет, не перестал быть врагом, к которому нужно относится настороженно, но все же... Исанэ отдавала себе отчет в том, что ныне отвечала за вверенную ей жизнь. Какой бы она не была. Не просить благодарности, не становится ближе, а просто спасать жизни - такова была философия ее капитана, ее учителя, женщины, которой она безгранично восхищалась. Поэтому, поступить иначе не было никакой возможности.

- Я пойду вперед, отдам распоряжения, чтобы приготовили палату, - девушка исчезает в шинпо. Печалилась ли она когда-нибудь о том, что состоят именно в четвертом отряде? Нет, даже гордилась этим. Да, они не участвовали в сражениях и всегда оставались позади, но ведь ихней задачей изначально была не война. Ее понимают с полуcлова - быстро готовится палата реанимации, специалисты подключают приборы, и к моменту прибытия отряда с раненым вайзардом уже все готово. Теперь можно вздохнуть с облегчением и выпустить наружу накопленную усталость. Пациент доставлен и размещен в палате, его жизни ничего не угрожает, а значит можно немного отдохнуть. Отлипнув от косяка, к которому она прислонилась, Исанэ медленно побрела в сторону общей комнаты, как внезапно почувствовала до боли знакомую рейацу, а рядом с ней еще одну. Лейтенант не веря, быстро направилась к эпицентру рейацу, и заглянула в комнату.

- А?
- получилось слишком удивленно, хотя своим ощущениям и глазам старшая из сестер Котецу привыкла доверять, поэтому удивляться было.. как бы... нечему.
- Нээ-чан?! Что ты тут делаешь? И Нанао-сан с вами...
Большие девичьи глаза недоуменно смотрели по очереди на собравшихся шинигами. Мысли в голове сразу появлялись самые пессимистичные. Например, Укитакэ-тайчо совсем плохо и ему срочно нужна Унохана-тайчо, или же вышел новый приказ о внеочередном собрании лейтенантов и исполняющих их обязанности, а котором она не знала, или с Кьораку-тайчо что-то случилось по дороге от Врат до казарм отряда... Чувствуя, как мысли становятся все бредовей и бредовей, девушка решительно отогнали их, концентрируясь на реальном положении вещей.
- Что-нибудь случилось?

+1

29

Миташи Равен

Равен только успел закончить отвечать про Зараки, когда дверь открылась и на пороге появилась лейтенант восьмого отряда. Видеть здесь строгую Исэ было даже удивительно. Она была совсем не тем человеком, для которого было обычным просто заглянуть, чтобы поговорить. Если она пришла в четвёртый отряд, скорее всего, в восьмом что-то случилось. Неужели вайзарды?
- Здравствуйте, Исэ-фукутайчо. - вежливо проговорил Равен, чувствуя, что голос раньше слов выдаёт следующий вопрос. - Что-то случилось? Вам нужна помощь? - прозвучало это всё же в меру сдержанно.
Только поприветствовав девушку, Миташи среагировал на монолог Кийоне, прозвучавший на чересчур высоких частотах. Он поморщился, постаравшись сделать это более незаметно.
- Ничего я не знаю, кроме того, что тут будет Зараки-тайчо. Я же не был в Руконгае. - спокойно ответил он, переведя взгляд с сансеки на Нанао. - Может быть, вы что-то знаете про это, Исэ-сан?
Но стоило было задать этот вопрос, как дверь распахнулась вновь, и на пороге появилась его собственная фукутайчо. Выглядела она донельзя удивлённой. Наверное, её смутило присутствие здесь одновременно лейтенанта восьмого отряда и исполняющей обязанности лейтенанта тринадцатого отряда. Конечно же, любой мог предположить, увидев это, что у капитанов что-то произошло.
То, как спонтанно собрались тут лейтенанты отрядов, было прямо значимо. И, посмотрев на это, Равен понял, что портит идиллию своим рангом.
- Извините, дамы, мне стоит вернуться к обязанностям. Спасибо за компанию, Кийоне-сан. До свидания, Исэ-фукутайчо. - своему лейтенанту шинигами почтительно кивнул и живо вышел из помещения.

------------->> исполнять обязанности

+1

30

- Я тоже очень рада. Садитесь, Кионе-сан.- ответила на приветствие девушки Нанао. Котетсу-младшую она знала давно и считала очень ответственным и умным офицером. Вот только ее помешанность на своем капитане...Ну какая разница? Кто помешан на брате, кто-то на капитане, а кто-то на чести...У каждого своя правда. 
Лейтенант подошла к столу и села на свободный стул. Услышав вопрос, девушка слегка усмехнулась про себя. А что,  просто так не могу заглянуть на огонек среди ночи? Ну да, не могу. Ох, еще как мне нужно помощь. В виде информации. И кто-то сегодня обязательно мне ее окажет
- Ну в каком-то смысле мне нужна помощь. Хвала Ками, это не связанно с тем, что Кьёраку-тайчо попал в переплет и он нуждается в хорошем медике. По сути дела меня интересует тоже самое, что и Кионе-сан, а именно вайзарды.- Исе сразу дала понять что разговор достаточно серьезный, а своим тоном подтвердила, что тема далеко не для праздного любопытства.
Не успел Равен что-то ответить, как дверь открылась снова и на огонек заглянул еще один мотылек- Котетсу-старшая. По ее многозначительному "А" можно было понять о степени ее удивления. Ну да, не часто встретишь лейтенанта, и двух старших офицеров из разных отрядов среди ночи спокойно пьющих чай. Можно было бы понять еще, если бы они пили саке, но поблизости обязательно должен бы быть рыжий лейтенант 10 отряда. Но здесь все было по другому.
-Доброй ночи, котетсу-фукутайчо. Очень рада вас видеть. Не волнуйтесь, ничего страшного не случилось. Пока. Надеюсь. - мысленно благословила девушка своего капитана. Тот факт, что Мидараши смылся, оставив ее без ответов ни капельки не омрачил ситуацию. Какое там, когда человек реально знающий много о интересующим ее деле сам прилетел к ней в руки.
- Котетсу-сан, если говорить по правде, мне бы очень хотелось чтобы вы сели с нами и поговорили кое-о чем. А именно о вайзардах.- Исе опять сделала паузу. По правде говоря, это был ее излюбленный прием, когда она хотела заострить внимание собеседника на очень важно факте. - Здесь нет никого, кто бы мог нас подслушать. Да и вашей сестре крайне интересна та же тема.

Отредактировано Ise Nanao (2010-10-28 10:30:21)

+2

31

Неожиданная встреча раз, неожиданная встреча два... Можно целую считалочку сделать, ибо вслед за низенькой брюнеткой в очках показалась высокая любительница овсянки, а по совместительству - самый дорогой для Кийоне человек во всем Готеи-13 и конечно, за его пределами.
- Онее-чан! - два одинаковых, хоть и по-разному интонированных возгласа двух столь разных и одновременно столь похожих девушек смешался в один, раздавшийся эхом (в основном благодаря блондинке) по более чем половине коридоров медотряда. И хоть сестры произнесли одну и ту же самую фразу, на их лицах после нее остались различные выражения. На мордочке нашей героини, которая вскочила при виде анеки, лишь только успев сесть после слов Нанао, красовалась мягко говоря "лыба до ушей". Лицо же Котетсу-старшей выражало крайнее беспокойство, которое, как не странно быстро передалось сестре.
- Да нет-нет! Что ты? Все очень даже хорошо! Укитаке-тайчо дал мне маленький отгул, вот я и решила заявиться на ночной визит. А тебя и не оказалось, но мы очень хорошо побеседовали с Миташи-куном! Нээ, Миташи-кун? - реакция парниши на появления Исане, была хоть и странной, но вполне ожидаемой. Легкий ступор, невнятное бормотание, быстрячком кинутые слова прощания и поминай как звали. Ясен пень, блондинка прекрасно была осведомлена о том, как высокий брюнет относится к ее сестрице. И если уж совсем утрировать, пожалуй во всем четвертом отряде, о его привязанности к Исане не догадывалась только сама Исане. Вот только порой, нежные чувства приобретают довольно странную форму.
- Эх... Мужики... Нет, чтобы купить цветов и устроить романтический ужин! Хотя... Для моей не питающейся ничем кроме этой бееее каши, это не слишком хорошая идея. - И тебе пока, Миташи-кууун... - тяжелый вздох, но расстраиваться по поводу профанства в теме любовных ухаживаний, среди членов Готеи-13 сейчас следовало в последнюю очередь. Благо, Исе-сан подняла тему, о которой чуть было не вылетела из блондинистой башки.
- А! Со-со! Я хотела поговорить об этом с Миташи-куном, но уверена, что ты знаешь гораздо больше. Это ж ведь не конфиденциальная информация-нээээ?

+1

32

Что значит не везет, и как  с этим бороться... Только собралась добыть информацию, как ее обламывают. То убежит, то ее саму выгоняют. Как будто высшее проведение само ставит ей палки в колеса.
Отпустив бабочку, девушка встала со стула. Прости Кионе, но тебе, пожалуй, придется еще какое-то время ждать...  Я и Хинамори-чан. Хорошо, только как бы с ней связаться?
События опережаю мысли. Только это промелькнуло в ее голове, как еще одна бабочка села на плечо Исе.
- Очень жаль, но мне придется покинуть вас. Обязанности не ждут, так сказать. - обратилась к сестрам. Ну все в жизни не вовремя. - Кионе-сан, сейчас я уже не смогу с вами поговорить, но если у вас в ближайшее время будет свободные полчаса, загляните ко мне в отряд. Я буду вам признательна.
Поклонившись блондинкам, лейтенант 8 отряда вышла из комнаты.

---------> 8 отряд

Отредактировано Ise Nanao (2010-11-12 19:24:42)

0

33

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

"А? А?! А!!" - девушка недоуменно вертела головой по сторонам смотря то на лейтенанта восьмого, то на сестру, то на быстренько собравшегося и смывшегося с места собрания Мираши. "Я чего-то не понимаю..." - блондинка грустно выдохнула и повесила голову, радуясь лишь одному - сестра здесь, с ней все в порядке, с Укитаке-тайчо тоже все в порядке и вообще со всеми все в порядке, не надо никуда бежать, не надо суетится, можно просто сесть и выпить чаю.
- Вы меня так напугали... - вздохнула она, - Я уже думала, что что-то случилось снова, и нужна срочная помощь... - вышло немного тоскливо, при этом печально и в тоже время с облегчением. Как высокой девушки удавалось совмещаться себе одновременно пессимизм, жизнерадостность, растерянность и серьезность и собранностью не знал никто, в том числе и сама девушка. Исанэ устало потерла шею и села рядом с сестрой, похлопав по подушке, - Хай-хай, я все поняла, садись давай уже, - она улыбнулась и перевела взгляд на лейтенанта восьмого. Вполне логично было желание Нанао-сан знать о происходящем, ведь именно ее капитан провожал их сегодня в Руконгай. Беспокоилась ли она за него в это время? Наверное, да.. И потом - какой бы секретной не была информация, слухи очень быстро расходились между своими - девушки-лейтенанты все равно будут болтать по углам, обсуждая новости прошедшего дня, тем более эти новости так важны для многих из них. Сама Исанэ не была знакома ни с кем из вайзардов. Названные имена ей ничего не говорили и ничего для нее не значили, она никогда не слышала раньше о том, что они были капитанами и лейтенантами, словно их существование было стерто из истории Сообщества, вот только.. для тех, кто старше, для тех, кто мудрее и видел Сейрейтей прежним они были важны. Чем? Она не знала. Наверное, тем же, чем важны для нее сестра, тайчо, друзья из Женской Ассоциации Шинигами. Исанэ нахмурилась и потерла запястья - руки все еще болели от слишком долгого использования Кидо.
- Мммм, - она нахмурилась сильнее и наклонила голову на бок, - Мммм... Я бы конечно с радостью поделилась с вами всем что знаю, но проблема в том, ч то я похоже и не знаю ничего, - она снова вздохнула и с тоской посмотрела на столик, на котором были разложены приборы для чая, - Когда мы прибыли в Руконгая бои уже закончились, а лично я видела всего одного вайзарда, который сейчас находится у нас в реанимации, с ним рядом был Зараки-тайчо и Ячиру-чан. Недалеко я чувствовала присутствие еще двоих вайзардов, но кто они я не знаю, - она продолжала хмурится, и даже сложила перед собой руки под грудью, принимая позу мыслителя, - А почему вы спрашиваете меня, Исэ-сан? - лейтенант четвертого подняла большие взволнованные глаза, замечая что к Нанао-сан прибыла бабочка с поручением и она выслушав его поднимается на ноги, собираясь уходить, - Кьораку-тайчо тоже был там, - она бросила взгляд на сестру и пожала плечами, как бы говоря о том, что ей известно либо столько же, либо еще меньше, -  Или вы еще не говорили? Спросите у него, потому что мне показалось, что с пойманным вайзардом он знаком. Точно знаком.
Она кивнула сама себе, утверждаясь во мнении, подняла глаза и тут заметила что Исэ-сан уже стоит в дверях и строго сверкнув очками (в воображении старшей из сестер Котецу) исчезает в неизвестном направлении.
- Э? Да конечно... - многоточие выражало всю степень ее непонимания. Как только Нанао-сан скрылась за дверью, лейтенант встала на ноги и потянулась, - Моооо, сколько можно! Все бегают туда-сюда, ничего не понятно, никто никого не слушает, и даже тайчо сразу же пошла в палату к этому вайзарду, даже не спросив меня о том, как все прошло. Не день, с сумасшедший дом, - она вздохнула и пошла к столику с вожделенным чаем, - Я сейчас просто умру, если не выпью горячего чая. Кионэ, тебе налить еще?

0

34

Воистину, когда разговаривают взрослые умные люди, ребенку лучше помолчать... Но ведь она не ребенок! Порой, Котетсу-младшую порядочно бесило отношение к ней этих самых "взрослых". Не смотря на то, что пила и занималась работой блондинка уж далеко не по детски, пусть была выше некоторых миниатюрных женщин, занимающих более высокий пост (высокий рост в крови у сестер, хоть у малой это плоховато проявилось). Все-равно... Большие детские глаза, манера речи, взрывной характер, щенячий взгляд в сторону тайчо и вот вам симпатичная, вполне сформировавшаяся... Ну ладно, похожая на мальчика девушка, с которой все себя ведут словно с дитятком малым.
Однако сейчас ее это не совсем беспокоило, ибо сероглазая вообще не понимала, что кругом творится. Миташи, которому она собиралась устроить допрос с пристрастиями покраснел, аки рак в пароварке, после чего спешно откланялся и побежал восвояси да так, что аж варадзи на пятках сверкали. Строгая лейтенант, получив неслышимое Кийонэ сообщение, не менее быстро начала умывать ручки, однако сообразительная онее начала довольно полезную для сансеки речь, кою она ушком-локатором выслушала внимательнее той, кому сия инфа предназначалась.
А как только поток прошел и оселв черепной коробке, в низкокалорийном мозгу возникла лишь одна мысль:
- Че? ОНЕЕЕЕ! Как информатор ты никудышняя! Даже не сказала как звали того знакомого Кьераку-тайчо... Стоп... Кьераку-тайчо его знает... Значит и Укитаке-тайчо тоже! Ведь они друзья еще с академии! Соо десу нэээ... - последняя часть мысленного монолога далась ей с трудом, ибо сама того не заметив, блонда начала мирно погружаться в размеренный детский сон. Только такой человек, как третья из тринадцатого способна вымотать себя до состояния нестояния сама того не заметив и отрубиться под утро.
Ответом на вопрос седовласой старшенькой по поводу чая было размеренное сопение младшей сестренки, пускающей слюнки на деревянный стол, ставший для офицера мягчайшей подушкой.
А что? Спящий ребенок ведь растет!

0

35

Котетсу Исанеhttp://ipicture.ru/uploads/100615/Lv3XqhcuMd.jpg

Поглощенная завариванием чая, лейтенант думала о том, что наверное жизнь не так уж трудна и несправедлива. Поднимающийся над чайничком дымок настраивал на миролюбивый, философский лад, а нехитрый аромат поднимал настроение и отгонял усталость и тяжелые мысли. Девушка мило улыбнулась и поставила кружки на подносик. С ней всегда было так - простые, в чем-то банальные и затертые вещи радовали, а вот неожиданности пугали, вселяли неуверенность.  Смешно сказать, ведь обычно девушкам свойственно мечтать - неважно о чем. Но принца на белом коне она не ждала, в любовь чистую верила, дорожила друзьями и близкими, а на власть, славу и признание откровенно плевать. Она не завидовала чужой силе, но уважала тех, кто умеет ей пользоваться. И всем склокам, войнам, неведомым приключения предпочитала тишину. Вот такая уж она не тщеславная женщина. С другой стороны, что еще нужно для полного счастья, кроме кружки вкусного чая, который можно выпить после тяжелого трудового дня с сестрой. С кем еще делится переживаниями, как не с близкими людьми?

- Интересно, а Унохана-тайчо знакома с вайзардами? - Исанэ задумчиво терла подбородок и внимательно следила за временем, чтобы не передержать чай, - Кеораку-тайчо точно знаком! Мооо*, как же он его назвал? Или же он его не называл по имени? Да нет, точно называл... - девушка задумчиво морщила лоб, ловко разливая ароматный напиток по кружкам и доставая нехитрые сладости. Говорить при сестре вслух, размышляя и вспоминая, было почти привычкой. Вот только память упорно не хотела давать ей подсказки. А ведь если подумать, блондинистый вайзард и ей назвал свое имя. Или нет? - Моо, не могу вспомнить...
Кионэ молчала в ответ, и это было странным. Лейтенант обернулась и увидела, что рыжее чудо сладко спит. Исанэ вздохнула - у всех сегодня был тяжелый день, но не засыпать же, когда пришел в гости? Чисто из вредности с громким стуком она поставила поднос на стол и села рядом. Большие печальные глаза смотрели с легким осуждением и грустью.
- Моо, сестренка, ты меня совсем не слушаешь... - она подперла щеку рукой и отпила глоточек, забыв, что чай горячий, закашлялась и поставила кружку обратно, махая рукой, словно это могло помочь остудить обожженые язык, - Айи, горячо...

*Моо - аналог русского междометия "блин", слово-паразит.

Отредактировано Шинигами Готея-13 (2011-01-27 13:19:42)

+1

36

Ночной шум цикад, тихий ветер, тупотение неуклюжих рядовых по коридору, причитания старшей сестры - вес смешалось в один непрерывный водоворот, утягивающий в себя, словно турецкая тянучка отвратного розового цвета и не менее впечатляющего аромата. Однако вырваться из нее было уже невозможно и лужица слюнок, пускаемых из открытого рта девушки все продолжала расти и намеревалась перелиться за пределы стола. Поставленная прямо перед ней чашка была откровенно излишней, ведь с первого взгляда заметно, что жидкости в организме девицы на данным момент в достатке...

Сон Кийонэ
Ночь. Подземелье. Лаборатория, оборудованная по самым передовым стандартам. Повсюду стерильная чистота, как в операционной. На белейших кафельных стенах бликуют огоньки – отраженный свет многочисленных ламп и лампочек: ярких и тусклых, белых и цветных, ровно горящих и ритмично помигивающих. Алюминиевые полки уставлены пробирками, колбами, ретортами. На столах – шеренги разнокалиберных микроскопов, спектрометров, анализаторов и прочих, еще более хитроумных приборов, назначение которых понятно лишь посвященному. Одним словом, настоящий храм науки. Или же кадр из кинокартины по фантастическому роману какого-нибудь шаблонного писаки.
В абсолютной тишине раздался мышиный писк – это на табло электрических часов, сменились цифры. Не ведающий погрешностей хронометр зарегистрировал начало новых суток: в нижней строке, обозначающей время, "11.59" превратилось в "00.00", в календарной вместо "14.04" появилось "15.04", в строке года изменений не произошло.
Единственная обитательница чудесной лаборатории, молодая блондинка с хорошей осанкой в белом халате и в очках, рассеянно оглянулась на звук и тихонько вздохнула:
- Уже полночь, а его все нет... - неожиданно затрезвонил один из пяти радиотелефонов, висящих на стене, подняв трубку, девушка не удержалась от довольного возгласа и направилась отворять дверь. Изнутри она выглядела обыкновенно: белая, деревянная – дверь как дверь. Но когда обладательница белого халата, произведя сложные манипуляции с затвором, открыла ее, оказалось, что створка претолстая, внутри укреплена сталью и открывается при помощи гидравлического механизма, ибо очень уж тяжела. Вошел человек, лицо которого было скрыто манипуляциями режиссера с камерой, посему видимым оставалось лишь туловище.
- Наконец-то вы пришли! И немедленно застегните халат, это научное учреждение! - неожиданно одна из машинок, чем-то напоминающая присловутую модификацию микроволновки выдала характерный пищащий звук. Доктор отвернулась, открыла дверцу и начала рассматривать содержимое "разогретых" пробирок, когда тишину пронзил звук затвора. Обернуться девушка уже не успела, упав на пол с пулевым отверстием в затылке.
- Простите, дорогуша, но ваши эксперименты со сплавами серебра встали на нашем пути... - судя по голосу, молодой человек спрятал оружие в кобуру, медленно застегнул халат и вышел, оставив бронированную дверь открытой. В лаборатории стало тихо.
Минуту спустя застреленная женщина зашевелилась и села. Брезгливо отбросив в сторону запачканные красным очки.
– В каких условиях приходится работать! – пробурчала она...

"Со второго по шестой сны Котетсу-младшей скрыты цензурой и не допущены к просмотру Женской ассоциацией Шинигами."

Седьмой сон Кийонэ
- КЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!! - вся в холодном поту, девушка подскочила на собственном фуутоне, пытаясь согнать с себя остатки нахлынувших на несчастную голову кошмаров, смешанных с водевильным черным юмором. Наконец, еще разок протерев глаза, она оглянулась вокруг и облегченно вздохнула:
- А-та-та-та... Все в порядке, я же просто в своей кровати посреди поля... ПОСРЕДИ ПОЛЯЯЯЯЯЯ?!!! - ветер далеко унес крик офигевшей сероглазой и пронзительный голосок пронесся по бескрайним просторам высохших степей. Встав с матраса, девушка, оказавшаяся одетой в собственную форму побежала вперед, в неизвестном направлении, но уже через несколько минут заметила впереди себя изумрудное море, впоследствии оказавшееся оазисом с ярко-зеленой растительностью.
- По-ле... Богов... - гласила надпись кадзи на деревянном столбе на стыке высохшей и мертвой травы с живой и молодой. Вдалеке виднелось огромное дерево, под которым распожились два прекрасных трона - один большой и роскошный, второй поскромнее, но от этого не менее величественный. На том, что побольше восседала огромная птица, похожая на белого феникса, второй же пустовал.
- Для кого же предназначено это место? - как только шинигами переступила невидимую преграду, не пускающую засуху внутрь оазиса, появились двое детей с волосами разобранными и расчесанными на пробор. Преклонив колени перед девушкой они заплакали в рукава и молвили:
- На всей земле нет человека, способного помочь Его Величеству, но мы верим, что вы сможете. Пожалуйста, сядьте рядом с ним и посидите хоть немного! - они взяли ее под руки и повели вперед к восхитительному пернатому. Однако стоило ей подойти, как на спинку меньшего кресла сел сокол с белым оперением и начал громко кричать, а затем бросился на ее лицо и...

Сейрейтей. Штаб-квартира 4-го отряда. 8:43 АМ
- КЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!! Э?.. - на сей раз пробуждение было настоящим, вызванное напекшим в светлую голову утренним солнышком. Оглянувшись вокруг Котетсу-младшая поняла, что продрыхла всю ночь за небольшим столиком, согреваемая заботливо кем-то положенной на нее накидкой. И этот кто-то, запустив руку в короткие белые волосы сопел в обе дырочки напротив нее, рядом с чашкой уже давно остывшего чаю.
Как ни странно, крик младшей никак не повлиял на сон старшей сестры, ведь правду говорят, что если врач спит, то спит на самом деле. Аккуратно приподнявшись, сансеки накрыла любимую родственницу тем, чем была укрыта сама и тихонько выбежала из комнаты, а затем и с территории отряда в поисках зубной щетки.
- Моооо! Так ничего и не узнала! Что же теперь Укитаке-тайчо скажет, мооо... Тьфу! Откуда ко мне приелось это слово? Ладно! Вайзардов сейчас держат в заточении... Ага! Осталось только выяснить где это! - Если что, Укитаке-тайчо накажет меня за задержку!

--------------> Улицы Сейрейтея

Отредактировано Kotetsu Kiyone (2011-03-26 09:17:15)

+1

37

-------------> Четвёртый отряд | Приёмный покой

Капитана четвертого отряда многие считали удивительной женщиной. Ее доброта и отзывчивость были не понаслышке известны всему Готею, но при этом желающих вывести из себя эту спокойную женщину глубокими синими глазами и миролюбивой улыбкой, не было.
Она была капитаном.
Она была загадкой.
Так вышло, что капитаны всегда были в центре внимания. Их было мало, но все они были удивительными, невероятными... в глазах своих подчиненных и офицеров. Тщательно создаваемый образ. И так и должно быть. Капитан должен быть символом, опорой. Он не может быть обыкновенным, он должен подавать пример. По сути, он не может даже быть собой, потому что приняв хаори раз и навсегда теряешь право распоряжаться своей жизнью как тебе хочется, и принимаешь на себя ответственность за других. Потому что каждая ошибка, каждая смерть, каждая потеря целиком и полностью становятся твоей виной. Потому что раз тебе доверились, ты должен быть способен это защитить и уберечь.
Так считала она. Унохана знала, что в каждом отряде своя политика и свои отношения, что каждый капитан ведет свои дела сообразно собственным вкусам и взглядам. Однако, одно оставалось неизменным  - капитаны были идолами. Их почитали, уважали, к ним стремились, на них молились... Поэтому предательство троих капитанов было настолько ужасным. Они не просто предали Готей, они предали чужую веру. А это было непростительно.
Унохана ускоряет шаг - полы хаори летят над полом, надуваясь белым парусом. Она немного торопится. Хотя бы потому, что разговаривая с прошлым, забыла про настоящее. Кто бы мог подумать, что разговор с Хирако заставит ее вспоминать. Тени прошлого всегда были тенями, а она прожила слишком долго, чтобы оглядываться назад. Хотя может, в этом и есть ее вина - стараясь не вспоминать, она опасалась наступить на те же грабли. Отсюда и шло неосознанное желание - оттянуть неприятное действие. Но сейчас именно та ситуация, когда нужны быстрые решения.
В морге тишина и полумрак. Прохладный воздух сух и пахнет остро лекарством.  Унохана уверенно подходит к накрытому белой простыней телу. Ткань не скрывает - неясный абрис угадывал за собой очертания лица, грудной клетки, стоп и плеч.

- Подойдите, Ямадо-кун, - она говорит негромко, отдавая дань уважения, - И приготовьтесь.
Поднимает руки и точным, а от того изящным, движением отворачивает ткань, закрывающую лицо. Слишком юное лицо. Совсем еще мальчик... Хотя кого она может для себя не считать сущим ребенком? Разве что капитанов восьмого, да тринадцатого отряда. И соо-тайчо. Но это уже другая история.
- Тенсо Кенджин, третий офицер второго отряда, - Унохана снимает ткань полностью и аккуратно складывает ее, убирая. Берет ленту и подвязывает руками хаори и косоде, разминая руки, - Погиб вчера при выполнении задания. Обнаружен в 13-отом районе Руконгая и доставлен в штаб четвертого отряда для проведения, вскрытия с целью выяснения причины смерти, - она кладет ладонь на побледневшую до синевы щеку, легко поглаживая холодную кожу. Рецу прикрывает глаза - привычные ощущения полной пустоты внутри. Это действительно мертвое тело шинигами, нет никаких сомнений.  Унохана берет юношу за руку и посылает короткий импульс рейацу. Слабый отклик говорит ей о том, что это тело когда-то жило. Тех странностей, которые были при осмотре тела Айзена, она не чувствовала, искусственно созданным оно не было тоже. Она отпускает руку юноши и поднимает взгляд на своего офицера. В больших глазах тени и печаль. А с губ пропала улыбка, превращая лицо в строгую маску.
- Я, капитан четвертого отряда Унохана Рецу подтверждаю, что это тело Тенсо Кенджина, - она снова возвращает свое внимание к мертвому юноши и думает о том, что сейчас чувствует Ханатаро. Ямада... ее прошлый лейтенант носил такую же фамилию.
- Ямадо-кун, этот юноша погиб пытаясь выяснить, что случилось с парламентерами. Он из второго отряда, а в нем не боятся смерти. Но все же, он отдал свою жизнь за то, чтобы выяснить Истину и до самого конца исполнял свой долг, - она немного хмурит брови и приступает. Ладони окутывает зеленоватое свечение, - Давайте в уважение, тоже исполним свой долг до конца и найдем, что стало причиной смерти.

0

38

>Четвёртый отряд | Приёмный покой

Так упорно не приходило к нему здравое понимание всей ответственности, которая лежала на нем, пока офицер четвертого отряда выполнял данное ему поручение. Вернее, готовился выполнять, но решение было уже принято, и отказаться от него никак больше нельзя. Не стоит осуждать его за эту маленькую слабость: ну, с кем не бывает. В какой-то момент ему действительно показалось, что его роль – чинно сопровождать своего капитана. И если бы это и была его работа, то выполнил бы он ее очень хорошо. Энергичный шаг Уноханы-тайчо соответствовал торопливому, широкому шагу Ханатаро. Чтобы не отставать, он усердно невысоко взмахивал руками в такт, старательно, с силой сжимая пальцы в кулаки, и как будто следил за тем, чтобы взмах рук был равномерным и не слишком высоким. Он шел, как всегда, немного ссутулившись, и слегка покачивая головой. При этом взгляд бледно-голубых глаз, с совершенно напрасной и никому сейчас не нужной чуткостью и вниманием, был прикован к спине капитана. Ханатаро словно был готов поймать ее взгляд в любой момент.
Он так любил внушать кому-то доверие, уверенность. В отношении капитана это было особенно важно; заслужить хотя бы небольшое признание этого человека, значит доказать себе свою небесполезность. С первого взгляда вообще могло показаться, что Ханатаро готов был доказывать это первому встречному. Но нет, он не был настолько наивен и всегда старался равняться на исключительно сильных людей. Он был жалок только тогда, когда искал поддержки, закрывая глаза на то, что все внутри него поднималось в возмущении и протесте – это не тот, на кого стоит равняться, кому можно доверять. Но это всего лишь еще одна слабость.
Он позволял себе отвлечься, отвести взгляд от капитана лишь в том случае, если проходил кто-то из шинигами. Так хорошо, что хоть сейчас он мог не кому не мешать и не приносить неприятностей, когда все расступались перед капитаном, а ему оставалось неуклонно, почти что шаг в шаг следовать за ней, подобно тени. 
Неожиданно ударил в голову такой знакомый запах. Не было сомнений, куда занесла четвертого офицера его нелегкая служба. Внешне он нисколько не смутился, лишь проступила на лбу легкая испарина: выдало дурное предчувствие. Уж на что, а на неприятности он реагировал вовремя, даже порой чуть опережая события и напрашивающуюся логику. Капитан остановился – Ямада тут же встал рядом с ней, со сдержанным любопытством ожидая чего-то, видимо, пугающего. Руки, казалось бы, до определенного момента сдержанно лежали, стальной хваткой сцепленные пальцами одна с другой, но, когда капитан начал откидывать ткань, они, как будто инстинктивно, по привычке, взмыли перед лицом Ханатаро, отгораживая от возможной опасности. Этот жест выглядел смешным и нелепым рядом с возвышенным спокойствием и непоколебимостью капитана. Как-то неловко застывшие в воздухе руки очень охотно принялись закатывать рукава одежды; не нарушая молчания, Ханатаро внимательно наблюдал за действиями тайчо, вслушивался в каждое слово. И мало помалу все происходившее казалось ему не заданием, а наглядным руководством «как нужно действовать», и едва заметно он изменял положение рук, старался почувствовать слабые отголоски рейацу в теле юноши, не касаясь его непосредственно.
- Давайте в уважение, тоже исполним свой долг до конца и найдем, что стало причиной смерти.
- Да, - впервые слабо отозвался он, считая, что впервые прерванное его молчание – тоже часть его долга. Неуверенно вытягивая обе руки, Ханатаро невольно задержал взгляд на зеленом свете, исходящем от рук капитана. Это было как всегда необыкновенно, завораживающе. Возможно, все это только его надумки и фантазии, но свет, сходящий от ее рук, был намного чище его света, да и та сила, энергия, которые он нес, слега касались его собственных рук. Бледный свет в ладонях Ханатаро померк; он просто не понимал, зачем нужна его помощь.
«Унохана-тайчо? Вы ведь с легкостью бы справились сами». Решимость его вновь пошатнулась.
- Унохана-сан, - начал было он, но тут же осекся, даже прикрыл губы ладонью: настолько непроизвольно, глупо получилось, что в порыве неопределенного тяготящего чувства, он позволил себе обратиться к капитану с таким непозволительным вызовом к равенству. Ужасно, непозволительно, - Нет... Простите. Унохана-тайчо, - последние слова он произнес чисто, но все еще взволнованно, отводя руку от губ, - Мне, правда, так жаль. Если бы я не оказался тогда в той комнате, Вы бы нашли более толкового помощника. Простите…
«… что я оказался там»?
Не стал заканчивать. Он хотел бы извиниться за многое. Что делать теперь? Позволит ли капитан остаться и просто понаблюдать со стороны? Бессильно опустились по бокам руки, если не в знак протеста, то в знак полной его беспомощности и беспомощности его силы, такой далекой от идеала и меркнущей перед ним.

+1

39

офф: по одному из последних датабуков, сто лет назад лейтенантом четвертого отряда был некий Ямада, родственник Ханатаро. Кем они друг другу приходятся - я не стала, но персонажа использовала)

Это невыносимо больно - быть доктором. Чужая жизнь и смерть сосредоточены в твоих руках, ты держишь их - бережно и нежно. И твои руки не должны дрожать. Потому что одна ошибка, всего одна ошибка, у тебя больше не останется выбора между жизнью и смертью. Чужой жизнью и смертью. Выбора, который ты не имеешь право делать. Но делаешь. Против своей воли, потому что такова природа вещей.
Но сейчас то, что она держит в своих руках не жизнь и не смерть. Это доверие и надежда. Этот солдат, отдавший свою жизнь за мир и спокойствие других давно мертв. Пройдет еще совсем немного времени, и тело его рассыплется, становясь духовными частицами. Пылью. Той самой, которую ветер гоняет по Сейрентею. То самой, которой мы дышим. Мы будем вдыхать то, что когда-то было шинигами, но большинство об этом даже не задумается.
Она была сосредоточена. Предельно. Так, словно сейчас была самая важная операция всей ее жизни. Возможно, так и было. Кто-то доверил ей то, чего не мог сделать сам. Старый знакомый, женщина. Она попросила ее лишь об одном - узнать, что стало причиной смерти шинигами, который был ей дорог. Это доверие. И она не имеет право не оправдать его. Потому что, найдя причину, она найдет ответ на вопрос, что же случилось. И виновные будут наказаны. Это не вернет мертвых. Это не вернет парламентеров, не вернет Тенсо. Но принесет успокоение душам оставшихся.
- Что вы, Ямада-кун, - мягко улыбаются фиалковые глаза, мягко святятся ладони, - У меня замечательный помощник. Возможно, сейчас - самый лучший, - Унохана улыбается. Немного грустно. Немного не так как всегда. Это все от того, что наша память становится нашим врагом. Вот как сейчас. Она смотрит на своего офицера, она знает его как своего собственного сына. Но видит совершенно другого человека. И у них были не просто одинаковые фамилии. Эти чистые глаза, эти движения пальцев рук, волосы и губы. Даже эта неуверенность. Ямада и Ямада. О, как это глупо! Пытаться найти в настоящем прошлое. И как это бесчестно, видеть в одном человеке другого.
Рецу кивает, показывая вернуться к работе: она занята верхней частью, а Ханатаро оставляет нижнюю.
- Мы должны получить ответы как можно скорее. Иначе как мы сможем смотреть в глаза тех, кто нас спрашивал? - говорит она и смотрит, не мигая в глаза напротив. "Ну же, давай! Чего тебе стоит? Просто поверь в себя!" - шепчут ее глаза и улыбка. Она протягивает свою ладонь и берет Ханатаро за руку, ложа его ладонь ровно напротив нужного места. И все это время мягкий зеленый свет не прекращает своего сияния. Это как символ, как проводник. Это связь между поколениями. Когда-то давно она так же держала за руку другого Ямада, когда-то давно она вселила уверенность и в него. Когда-то... много-много лет назад. Почти столько же, сколько прошло с момента исчезновения вайзардов. А может быть чуть-чуть меньше или чуть-чуть больше.
- Что вы думаете об этом? - она вытягивает на пальце ниточку рейацу, рассматривает ее внимательно. Это была не рейацу нападавшего. Это была рейацу самого Тенсо. И это была единственная рейацу, которая в нем осталась. Чтобы ни убило этого офицера, оно не оставляло следов. Кто бы не сделал это - он был умен, - Это не физическое воздействие. Но все частицы рейацу повреждены. Словно подверглись какому-то влиянию... Это Кидо или какая-то техника, похожая на Кидо, - и ей очень не хочется, чтобы оно было им. Потому что Кидо - это техника шинигами. Не Пустых. И тот, кто ее применил - настоящий мастер своего дела. И это пугает. Потому что не может определить, что это за Кидо и не знает ни одного меча с похожими свойствами. Тонкие брови хмурятся все сильнее.
- Но какая техника способна не высосать рейацу, не удалить ее, а... - она не смогла подобрать подходящего слова. Ладонь скользит над телом, выискивая признаки. Это похоже на прозрение, но как она не заметила этого раньше? Того, что от Тенсо и правда осталось только тело. Все, что составляло его духовную сущность, вся его жизненная сила - все ушло. Но при этом Сон Души и Звено Цепи остались неповрежденными. Просто... из него словно просто ушла вся жизнь. Сама. Она видела такое. У стариков, которым надоело жить. Когда духовная сила оставляла их, а душа уходила и обретала покой.

+1

40

Этот мальчишка не был трусом, и на смену его обычной сметливости и неуверенности приходило хладнокровие и спокойствие, если дело касалось непосредственно его обязанностей. Он мог быть самим собой до того момента, как перед ним не окажется тот, кому необходимо оказать помощь. Но, как правило, если сама задача не застала врасплох или его просто не поставили перед фактом в самый последний момент, одно уже предчувствие, нагнетающая ответственность вызывала в нем перемены. Прежде неверные неловкие движения, измерялись с точностью, словно он жил единственно в таком ритме, а на смену скромной улыбке приходила серьезность знающего свое дело человека, изменяющая его до неузнаваемости. Но что такое? Почему теперь он стоял перед фактом, к которому его подводили заранее, бессильно отпустив руки, и на лице его нельзя было сейчас найти ни толику серьезности. Пожалуй, одно лишь непозволительное сомнение. Он не имел на него право. Сомнение – лишнее в его деле. В деле его отряда. Сомневаясь, любой из них ставит под угрозу чью-то жизнь. Выбором, который стоит перед ними, не должно руководить сомнение; так как в этом выборе обычно лишь два решения – верное и неверное. Неверные, может быть? Есть много способов неумышленно причинить вред страдающему человеку, и как тогда быть, если сомнение ставит под угрозу выбор единственно верного пути?
Нет, этот человек больше не страдал. Нельзя было больше причинить ему вред, но как же быть с другой ответственностью? То, чем завершится эта работа, ее результаты, будут донесены до тех, кто знал этого человека и до тех людей, что будут искать убийцу. Уважение к погибшему предполагало верное растолкование всего, что случилось, ибо Тенсо Кенджин погиб не зря, исполняя свой долг.
Мальчишка, должно быть, не готов был взять на себя такую ответственность. К тому же, любая его ошибка будет подмечена не кем-нибудь, а уважаемым капитаном, чьим мнением Ямада дорожил больше всего. Необыкновенная женщина, ей было достаточно одной улыбки, чтобы усмирить ненужный пыл, и для того, чтобы заставить поверить в себя. Ханатаро взглянул на нее с нескрываемым удивлением в своих ясных голубых глазах. Или, все таки, с скрываемым; подобные слова вызвали бы бурную реакцию в любой иной обстановке. Но здесь и сейчас он позволил себе только благодарную улыбку.
- Да, - как всегда коротко, и, что важно, без дрожи в голосе, отозвался он. Нельзя было больше медлить и сомневаться. Достаточно отняв времени, он должен был изо всех сил постараться и оправдать доверие капитана. Последний, окончательно возвращающий его на верный путь жест, и второй руке уже не нужно было подсказывать, что делать.
Ладони мальчишки снова окружил зеленый клубящийся свет; он не мог прощупать всю рейацу с одного места, да и боясь допустить ошибку, все же водил ладонями над каждым участком его тела, но все на удивление было похоже. Частицы рейацу были действительно повреждены, и с довольно завидной скрупулезностью. Он тоже это почувствовал: единственная целая частица была сейчас в руках капитана, подобно единственному шансу узнать правду. Единственная подсказка.
- Нельзя ничего сказать об убийце. Если ему удалось воздействовать на рейацу с такой силой и не оставить при этом следов своей, - очевидно, что все это было известно капитану, - Значит, - взгляд мальчишки на мгновение задержался на капитане, - Это, все-таки, дело рук шинигами? Очень сильного шинигами.
Конечно, это самый нежелательный вариант. Шинигами, который принялся чинить беспорядки в Обществе Душ намного опаснее Пустого. К тому же, досадно осознавать, что снова появился отступник, предатель. Если он имеет такие способности, хорошо владеет кидо и к тому же, похоже, смог создать свою технику… Люди, обладающие такой силой, не всегда верно распоряжаются ей, чаще всего и силу эту они обретают в отчаянном желании отомстить, добиться власти – что угодно, но сила этих неверных помыслов бывает огромна.
- … истощить? – совершенно машинально отозвался он, словно и сам подыскивал нужный ответ все это время. В задумчивости он коснулся пальцами приоткрытых губ, другой же рукой он все еще «держался» за рейацу юноши, как бы постоянно сверяя с ним свои выводы, - Это всего лишь мое  предположение, но… Мне кажется, будто убийца блокировал ресурс духовной силы, и ему оставалось расправиться только с той, которой все же обладал Тенсо Кенджин в момент их столкновения.

0


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Штаб-квартира 4-го отряда