Bleach World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Улицы


Улицы

Сообщений 161 страница 178 из 178

161

офф: поток бреда продолжается xd

"Да что случилось, черт возьми?!"
Карие глаза раскрылись еще сильнее. Что-то во взгляде Коджимы, и в его поведении ломало в нем только восстановленный лед спокойствия, возвращая его на пару часов назад, когда он почти сдался. Внезапно отчетливо вспомнилось, что уже тогда Мизуиро совсем не выглядел спокойным. А так же, что расстались они на очень странной ноте. Просто он на какое-то время забыл об этом. Более важные и странные дела, творящиеся вокруг, заняли его внимание, вытесняя из памяти другое. Тоже важное. Даже, наверное, самое важное. Его друзей, которые наверное уже совсем запутались в его недосказанностях и попытках уйти от ответа.
"Но... врать им - это еще хуже."
Рука Ичиго сжалась в кулак.
- Прости, - более чем искренне. И помолчав, зачем-то добавил, решив, что Мизуиро наверное это нужно знать, - Я потерял Куниеду. Когда мы побежали к школе. Оглянулся, а ее уже нет.
Звучало так, словно он оправдывается. Ичиго нахмурился еще сильнее чем обычно и переключился на Кейго. Выглядел тот потрепано и помято. Куросаки уже хотел было открыть рот, чтобы спросить на какого янки опять Асано по-дурости наехал, как услышал ответ, просто открыл рот. Уже от удивления.
- Шинигами? - бред какой-то. Хотя, за сегодняшнее утро, да и вообще за пару последних дней, Ичиго был готов поверить в Белоснежку и семь гномов, но это все равно совершенно выбивалось из его миропонимания. Он потрясенно посмотрел сначала на Мизуиро, потом перевел взгляд на Кейго, и снова на Мизуиро, - Это правда?
"Дурацкий вопрос, Мизуиро не стал бы таким прикалываться" -  прикусил себе язык Куросаки и цыкнул, озабоченно запуская пятерню в рыжую шевелюру и поднимаясь на ноги.
- Ладно, потом расскажешь, что вы натворили, раз даже твое умение придумывать отмазки не помогло, -  рыжий улыбнулся. Как можно более ободрительно и убедительно, как ему показалось. Задумываться сейчас, выяснять что там случилось, докапываться до причин, даже думать о том, куда можно отнести Асано! - означало попусту терять время. Сейчас это было не таким важным, как отвести парней в безопасное место, а точнее - просто подальше отсюда. Если за друзьями была погоня, то она с минуты на минуту будет тут. Не зря ведь Коджима так взволнован?
О выборе того, стоит ли помогать одноклассникам или подождать шинигами и все выяснить, Куросаки даже не задумался. Свой выбор он сделал уже давным-давно и менять его не собирался. Пустые ли, шинигами ли, Айзен, адские твари, другие люди - не важно, если они причинят боль его близким или его друзьям, он не станет стоять в стороне. Если они встанут у него на пути - он снесет их. Если, они не оставят ему другого выбора, то ему придется с ними покончить. Это был его выбор. Были люди, которым он доверял, с которыми он друлся плечом к плечу, были те, кто просто помогал и поддерживал. Шинигами были одними из них. Не все, но... Рукия, Ренджи, Иккаку-сан, и другие - он верил им, и все же...
- Давай отнесем Асано в безопасное место, расскажешь что случилось по дороге, - он был серьезен. Куросаки закрыл глаза, прислушиваясь к внутренним ощущениям - рейацу шинигами в непосредственной близости он не чувствовал, но это ничего не значило - удушливые волны уже знакомой, тяжелой и зловонной рейацу захлестывали все вокруг, совершенно мешая сосредоточиться. Попытка пощупать местность была заведомо бесполезной. Плюнув на это, Ичиго, недолго думая, наклонился и взвалил Кейго себе на плечо, запрокинув одну его руку себе через шею. И едва не содрогнулся от того, каким безвольно-мягким было тело Асано.
- Он что, совсем без сознания? - он даже удивился и посмотрел в глаза Коджимы, пытаясь понять, что же могу случиться. Он бы спросил, но на вопросы не было времени. Единственное, что он чувствовал, что Коджима напуган, и это беспокоило его. Попробовав сделать пару шагов, Ичиго понял, что далеко они так не уйдут. Тащить на себе Асано оказалось занятием не из легких.
- Постой-ка, - он остановился и опустил Кейго, прислоняя его к стенке, - Помоги мне его взять по-другому.
Он присел, спиной к Кейго и подставил ладони:
- Так его будет легче нести. Эй, Исида! - он окликнул изображающего столб квинси, кивая в сторону Асано, - Иди сюда и помоги мне.

+2

162

Ничем непримечательная улица небольшого города, каких много. Какова вероятность, что два школьника встретятся со своими одноклассниками в самый нужный для тех момент? Как оказалось, очень даже большая. Есть над чем задуматься. Но не сейчас.
Исида, встретившись взглядом с Мизуиро, в который раз поймал себя на мысли, что они в чем-то похожи. Оба росли в семьях с высоким доходом (точной информации о семье Коджимы Урью не имел, но сомнений в его материальном достатке не было), оба выглядели как типичные японские подростки: черноволосые, с правильными чертами лица. Просто… Исида был квинси, и этим все было сказано. Быть может, он, родившись без способностей, мог бы быть таким же беспечным, радоваться жизни, забивать на учебу. Может, даже жить в одной квартире с отцом и, общаясь с друзьями, веселиться по полной, но что-то упорно подсказывало, что такого с ним не могло случиться. Просто не могло. Не его.
Впрочем, сейчас странный мир духов, кажется, протянул к Мизуиро свои когтистые лапы. И как бы тот не был взволнован происходящим, он смог кратко изложить суть того, что с ними случилось. Именно в критических ситуациях проявляются всё лучшее и худшее в человеке. Коджима друга не бросил: подобное заслуживало уважения и поднимало оценку одноклассника в глазах квинси. Слова Мизуиро о тех, кто были виновниками сложившейся ситуации, прозвучали как гром среди ясного неба: «ШИ-НИ-ГА-МИ». Исида не был параноиком, но к богам смерти он всегда относился с большим подозрением. Синие глаза, расширенные от удивления, пристально следили за лицом рыжего, когда тот услышал эту информацию. Явно читалось все его недоумение и неверие. Улыбка на лице Куросаки вышла очень пришибленная и неестественная. Исида мысленно закатил глаза. Это было понятно: Куросаки считал многих из шинигами друзьями, а они опять действовали очень грубо и равнодушно, следуя по самому простому пути. Насколько квинси знал, люди точно не попадают под компетенцию проводников. Хотя в свое время это не помешало расправиться с его родом. И если бы они справлялись со своей работой как надо – не было бы проблемы пустых, не было бы поломанных судеб и того кошмара, который творился сейчас в Каракуре.
Между бровями залегла глубокая складка, а лицо стало очень серьезным. Застарелая неприязнь давала о себе знать.  Исида посчитал, что был прав, когда вчера, обсуждая с Мизуиро и Тацки тревогу в школе, заподозрил в этом проводников душ. Пока у него было два объяснения происходящих событий: эти одноклассники были к чему-то причастны (в это верилось с трудом, но полностью отрицать эту версию он не стал, дав ей 20-30 % вероятности) или шинигами, заметив их слабую духовную силу, устроили тотальную проверку, пытаясь решить проблему Врат.
Время не ждало – им надо было уходить. И чем быстрее, тем лучше. Исида понимал, что с  умением Куросаки контролировать рейацу отследить его местоположение не составляет больших проблем. Но! Именно его.  Как раз рядом с ним слабая духовная сила его друзей будет практически незаметна. Хоть какая-то от него польза. Он еле удержался, чтобы не усмехнуться своим мыслям, потому что его бы не поняли. Контроль Исиды над своей рейацу был безупречен на бессознательном уровне. Найдут их или нет – зависит только от поисковых способностей возможных преследователей, а также от расстояния, на котором они находились. Хотя в глубине души возникла мысль о том, что те самые шинигами, которые должны были пуститься в возможную погоню за их одноклассниками на данный момент его самая желаемая цель: информация плюс прекрасная возможность, наконец, сделать что-то полезное и выплеснуть накопившееся раздражение.
Взгляд был переведен на лицо Асано Кейго. Похоже, тот был в обмороке. Исида перебрал в уме содержимое своей мини-аптечки и разозлился на себя, потому что в ней не было нашатыря. Он просто не видел необходимости носить его с собой: обезболивающие, лекарства, повышающие давление, бинты и пластыри были для него куда важнее. Из возможных средств, которые могли бы привести человека в чувство, оставалась только полупустая бутылка с минеральной водой, но малоэффективное, поэтому он даже не стал предлагать ее, так как время поджимало.
Куросаки поднял Кейго, чтобы нести. Урью очень внимательно прислушивался к его разговору с Мизуиро и, кажется, последнего стесняло его присутствие: Коджима до сих пор не понимал, что при нем можно говорить, а что нет, и в курсе ли он, что Куросаки сам шинигами. Знал бы тот, насколько Исида был «в курсе», но квинси не спешил прояснить ситуацию и раскрывать свои карты.
В словах Куросаки, обращенных к нему с «просьбой» помочь Исида увидел просто попытку привлечь его к спасению друзей/разговору: Мизуиро бы прекрасно справился сам. Ичиго был той красной нитью, которая связывала их двоих и пытался выполнить свою объединительную функцию. С другой стороны – сам тон приказа и это «Эй!»  требовали от Урью как минимум резкого высказывания, но помощь друзьям – это святой долг. Будь Исида здесь без Куросаки, он бы все равно не прошел мимо. А тон… Квинси знал, что отыграется за это при первой возможности, но сейчас, промолчав, помог устроить Кейго на спину Ичиго, и, поправив безвольно свисающую руку, задумался о том, куда они идут. Его собственный дом был рядом, в Китакавасе, но в противоположной стороне и гораздо дальше, чем торговая лавочка Урахары, в которую им всем лучше было не ходить. Предложить свой дом как укрытие?! Но как крайний вариант – почему бы и нет. С одной стороны – это возможность оказать своевременную медицинскую помощь Кейго и к тому же, чуть позже, получить нужную информацию. Но с другой стороны – впустить в квартиру дедушки тех, кого он не собирался пускать к себе вообще. И не дай ками, если им взбредет в голову придти после. Исида, поколебавшись, решил промолчать, оставив этот вариант на крайний случай, продолжая стоять чуть в стороне.

-1

163

------> Штаб-квартира 2-ого отряда в Каракуре

Канаэ была бы грош цена если бы потеря  части способностей из-за гикая помешала ему наиболее эффективным образом осмотреть окрестности на предмет сбежавших. Даже без таковых он вряд ли уступал в преследовании и слежке бойцу какого-нибудь из спецподразделений мира живых, а вот школьник есть школьник, даже с паранормальными способностями - так что шансы поймать таковых или хотя бы отследить у него были.. Параллельно он думал, где именно произошла ошибка. Пока  что он предполагал что Мизуиро хватило ума не демонстрировать свои способности  Сой Фон-тайчо и не говорить ей о них, соответственно и Сайонджи узнать о наличии таковых было неоткуда. Впрочем, он виноват был в том, что не допустил теоретически такого сценария и не принял меры типа полного наблюдения. Вот только найдя своих "клиентов", Канаэ обнаружил что его ждет сюрприз в виде недобитого квинси Исиды Урью и рыжей аномалии (а как еще назвать личность, умудрившуюся столько натворить за такой короткий срок?) по имени Куросаки Ичиго.

Не было печали... Этих двоих я не уложу, если что. - Мрачно подумал шинигами, не зная, кроме того, как у них со способностями сейчас. Но делать было нечего, прежде чем придет подмога, эти четверо сбегут. А гнев капитана Сайонджи хотелось испытать еще меньше чем стычку  с этой командой. Канаэ, не дав ни себе, ни  школьникам времени на раздумья, вышел из-за угла:

- Постойте, Коджима-сан. И вы, Куросаки-сан, Исида-сан, тоже. - Шинигами старался держать всех в поле зрения. Способность Коджимы исчезать была самой неприятной, поэтому сосредоточился он на нем, - Прежде чем вы подвергнете опасности вашего друга и многих других людей, хотелось бы поговорить с вами.

0

164

"Куниеда?" - имя девушки вызвало определенные ассоциации: одноклассница, спортсменка, часто выезжающая на соревнования, спокойная собранная девушка, являющаяся, на взгляд Мизуиро, негласным лидером женской части класса, по сравнению с Тацки, женственная, но всё равно, на вкус Коджимы, слишком холодная и юная. - "А что не так с Куниедой?" - имя изначально не вызывало негативных мыслей. Коджима был эгоистичным. Он интересовался собой, своими друзьями, своими одноклассниками, своими девушками и, по мере возможностей, старался избегать проблем. Это не было трусостью человека, делающего вид, что ничего не происходит, если требовалось, Мизуиро вмешивался в события, но так, чтобы не стать помехой. У шестнадцатилетнего юноши была довольно чёткая и рациональная жизненная позиция, которая последние дни сильно сдавала.
"Ааа... он об этом..." - в памяти неохотно всплыли подробности встречи. Когда он последний раз видел Рё, в его голове были куда более волнующие мысли, чем судьба девушки, умудрившейся найти в этом городе неприятности. На неё кто-то напал, поэтому она хотела пойти с ними, но у Куросаки были дела и Коджима решил найти Кейго самостоятельно. Он его нашёл.
- Может она не угналась за тобой и домой ушла... - звучало неправдоподобно. Похоже, Коджима подрастерял не только своё спокойствие, но и способности к анализу. Рё была лидером группы атлетов. Она не могла не угнаться за Куросаки. Отстать, может быть, но чтобы совсем не угнаться... "Неужели с ней снова что-то случилось?.." - Попробуем до неё дозвониться позже, - нельзя сказать, что Мизуиро был равнодушен к судьбе своих одноклассников. В других обстоятельствах, он бы искренне озаботился местонахождением Рё, но сейчас стоило убраться отсюда подальше, пока их не настигли неприятности, которые нашёл Кейго.
- Да, правда, - легко подтвердил коротким кивком свои слова школьник. Несколько удивляло то, что Куросаки не стал задаваться вопросом, откуда Мизуиро знал о шинигами. Коджима решил, что друг просто принял на веру его слова, оставляя разъяснения для более располагающей обстановки. - Ничего мы не натворили! - крепче сжимая телефон, выпалил Мизуиро. Получилось эмоционально. Даже слишком, учитывая, что Коджима привык быть всегда спокойным. Скорее всего, от этой привычки придётся отказаться.
- Мы... - более неуверенно продолжил юноша. "Они" ничего не натворили. Натворил Кейго, ставший вдруг носителем невероятно мощного скилла, с помощью которого разнёс школу. - Это Кейго. Я нашёл его уже у шинигами, - Мизуиро стоял в нерешительности, решая, что стоило и чего не стоило говорить Куросаки, и стоило ли вообще развивать эту тему при Исиде, поэтому просто кивнул на предложение рассказать по ходу дела. Так действительно было лучше.
Коджима не был напугал. Он был взволнован из-за происходящего, переживал за Кейго, перепаниковал из-за нехватки времени, но напуган не был. Чтобы бояться, нужно иметь негативный опыт, а с Мизуиро что-то подобное происходило впервые. Когда он начал наблюдать за изменениями в Куросаке, когда смотрел на него в странной черной форме, когда пропала Рукия и исчезла Иноуэ, Коджима был готов к тому, что рано или поздно это коснется и его. Морально он ждал вопросов одноклассников, пропажу друзей, спецслужбу, ворвавшуюся к нему домой - чего угодно. Его мир рушился, а Мизуиро старательно делал вид, что всё в порядке, поэтому сейчас его беспокоило только самочувствие Кейго. Всё остальное (всевозможные вариации страха встречи с неизведанным) просто осталось за гранью простых человеческих отношений.
- Я не знаю, что с ним. Он потерял сознание, когда мы ушли от шинигами, - он не стал говорить Куросаки о том, как они покинули штаб-квартиру. Если бы Мизуиро упомянул наличие способностей, пришлось бы рассказывать, в чём их суть и как давно он ими владеет. Сейчас разъяснять это было бы лишним и Коджима, ловко воспользовавшись довольно благородным оправданием, смолчал. Его начали одолевать сомнения: может быть, стоило остаться у шинигами, может, это он навредил Кейго своими способностями, может, Ичиго не способен им помочь...
- Я не знаю, что с ним, - будто оправдываясь, повторил Мизуиро, на которого напало бессильное оцепенение. Он не сразу понял, чего от него хотел Куросаки и не успел что-либо сделать до того, как тот переадрессовал свою просьбу Исиде, который выполнил её без лишних слов. Признаться, Мизуиро не отказался бы услышать от Урью хоть какое-то слово, учитывая ситуацию, поскольку ребусов ему хватало и без надменного одноклассника.
- Здравствуйте, Сайонджи-сан, - Коджима заметно вздрогнул, услышав знакомый голос, но под взглядом шинигами взволнованность отступала. Судя по тому, как внимательно на него смотрел Канаэ, он сделал правильный вывод из их исчезновения из туалета, значит, единственный раз отработанный козырь может сыграть ещё раз. - Вам лучше оставаться там, где вы стоите. В противном случае, вы нескоро сможете вернуться к своим обязанностям, - Мизуиро не станет вновь применять свои способности на Кейго, ему просто не хватит заряда, чтобы перенести трёх человек в другое место, но он вполне может их использовать на навязчивом шинигами.

Отредактировано Kojima Mizuiro (2012-06-15 08:36:24)

0

165

Игровое время: 27 Октября 15.00-18.00
Погода: На протяжении всего дня будет облачно с прояснениями.
Влажность 75%, температура +14°...+16°, ветер Юго-западный 1.5 м/с.

0

166

Куросаки хмуро рассматривал валяющегося бессознательной тушкой Кейго. Нежный цвет его лица отдавал благородной бледностью поганки, а отсутствие на лице школьника привычной идиотской ужимки было откровенно жутким. Молчащий, бледный и бесчувственный Кейго вызывал у Ичиго когнитивный диссонанс.
- А, да... Наверное, - в тон Коджиме откликнулся рыжий, практически сразу откладывая этот вопрос на далекое "потом". Он как-то совершенно не задумывался, куда могла деться увязавшаяся следом одноклассница, и разбираться в этом сейчас не собирался. Сейчас были дела поважнее. - Хорошо.
Факт того, что не успев разобраться с одной проблемой, он вляпался в другую радовал несказанно. И эта проблема была даже не проблемой, как проблемой, и уж конечно же он не считал проблемой проблемы своих друзей, просто... Случилось именно то, чего он хотел меньше всего. А именно, во всю эту потустороннюю хренотень, с миром мертвых, духами, шинигами оказались втянуты те, кто вообще не должен был иметь к этому отношения! Никогда!
- Погоди... - внезапная мысль, крутанулась в голове, выхватывая из памяти царапнувшую фразу. Ичиго поднял голову и ошалело уставился на Коджиму, - Ты сказал, шинигами? Ты сейчас имеешь в виду... таких чуваков в черных кимоно и с катанами, ведь да? Ты знаешь про шинигами?!! Откуда, черт возьми?!
Вопрос просто на миллион. Мизуиро и Кейго были частью его жизни, такой же как Чад, или Исида с Иноуэ, но это была другая часть - простая, человеческая. Эта парочка была сцепным канатом, который связывал его с обычным миром, они были его отдушиной, позволяющей забывать о том, что он шинигами, и чувствовать себя простым человеком. С самого рождения он видел призраков. И с самого рождения не считал это, или себя из-за этого, особенным. Он не хотел втягивать в это кого-то еще, и не стремился спасать всех, кто попадется под руку. Все шестнадцать лет своей жизни, он просто хотел самой обычно человеческой жизни. Выходило довольно хреново, да и местные янки все никак не могли отвязаться, но Коджима был первым, кто протянул ему руку. И это когда вокруг них стояла толпа недоумков, припершихся в его новую школу устраивать разборку в первый же день. Признаться, он никогда особенно не задумывался о том, что на уме у этого странного парны, кроме девчонок и новых моделей телефонов, а события последних двух дней и новые известия заставляли пересмотреть все в новом свете. Куросаки было достаточно того факта, что из-за него Иноуэ с Чадом оказались втянуты в непонятные разборки Богов Смерти, а теперь и Кейго с Коджимой туда же! В груди нехорошо похолодело. Если это из-за него... Если с ними что-то случится... Так же как с Иноуэ... Паническая мысль была усилием воли задвинута на задний план. И все же, каким образом эта компания насолила шинигами, что они развели на них охоту? Эти факты в голове Куросаки укладываться никак не хотели. Он бы еще понял, если бы Готей взъелся на Исиду, припоминая прошлое, но что им сделали простые школьники?!
- Асано? - Ичиго приподнял брови. - Что он у них делал? Не просто же в гости зашел, чайку попить.
Что-то в этом было. У Кейго был просто настоящий талант влезать туда, куда не нужно, и делать то, чего не следует. В способности одноклассника найти себе на жопу неприятностей в любой ситуации, Ичиго не сомневался. Возможно, поэтому этот факт даже не показался ему удивительным, наоборот - даже как-то успокоил. Куросаки хмыкнул, и покосился на Исиду, который несмотря на отклик о помощи продолжал хранить ледяное молчание, что было странным. Куросаки ожидал как минимум шипения на тему о том, что у них есть дела поважнее чем спасание одних друзей Ичиго от других друзей Ичиго. Ну или наказа поторапливаться. Или-что-там-еще-мог-погундеть-этот-зануда-очкарик. Но Исида молчал, и это немного напрягало.
- Так, окей. Поехали, - когда Кейго общими усилиями был водружен  к нему на спину, Куросаки легко поднялся на ноги и немного повел плечами, привыкая к нагрузке. Вопреки его ожиданиям, Кейго оказался не таким тяжелым, как показалось в начале. Зато теперь ухом он чувствовал его слабое дыхание, и это успокаивало. Последний раз окинув улицу недоверчивым взглядом, Куросаки кивнул сам себе и зашагал вперед.
-  Есть мысль куда двинемся? - он оглянулся через плечо на идущих следом одноклассников, - К нему нельзя точно. Можно отнести к нам в больницу - все равно старика нет в городе. Или, лучше к Урахаре? - Куросаки вопросительно посмотрел на Исиду. Предложение прогуляться к Шляпнику вырвалось само собой, и показалось очень логичным по целой куче причин. Во-первых, у Урахары свои контры с шинигами, и выдавать он их не станет, во-вторых, до его лавочки было всего ничего, в-третьих, он сможет точно сказать, что с Кейго, в-четвертых - объяснить что-то Урахара сможет куда лучше самого Ичиго. Ну, и заключительное... - мы с Исидой как раз туда шли.
Договорить свою мысль и объяснить кто такой Урахара, и почему он может решить их проблему, Куросаки не успел. Прямо перед носом, из-за угла, вырулил странного вида молодой парень совершенно не школьного возраста, но в форме их школы. Тут не нужно было быть гением, или дожидаться когда тот начал говорить, чтобы понять, что это шинигами. Явившийся по их душу, ясен пень.
- Ты еще кто такой? - недружелюбно поинтересовался Ичиго, подбираясь и напрягаясь, готовый в случае чего или бежать, или драться. Бледная физиономия с длинными черными волосами неприятно напоминала ему Бьякую, однако, реакция и слова Мизуиро при появлении этого парня, удивляли намного сильнее. Куросаки повернулся, - О чем ты, Коджима? Это твой знакомый?

+2

167

В речи Мизуиро не было ничего особенного. Исида просто слушал, отмечал факты, отсеивая не нужную информацию. Его догадка получала все большее подтверждение. А Куросаки – ну как всегда. Квинси не удержался от ехидного комментария. «Да, виноваты шинигами… нет, не в черном и с катанами, а зеленые, на летающих тарелках и с длинными щупальцами. Явно не твои друзья. Спроси еще раз, если не веришь». Но все также сохранял молчание, следя за изменениями духовных частицами вокруг них, потому что никто из присутствующих  лучше него с этой задачей не справится. И вообще – пора было уходить, а не вести разговоры «не о чем». Но опять же – напомнить об этом и получить от Куросаки очередное «Заткнись, без тебя знаю», на которое он не сможет не ответить какой-нибудь грубостью или насмешкой и так далее… Итог: очередная ссора. На-до-е-ло! К тому же Исида прекрасно понимал, что после разговора в школе еще не перекипел. А два раза за день заехать кулаком в лицо недодруга – это уже перебор.  Его одноклассники сами все должны были понимать. Уже взрослые люди. А вот когда Куросаки задал вопрос, который мучил его самого, он решил, что молчать больше нельзя. Приложив костяшку указательного пальца к губам, Урью, нахмурившись, стал высказывать то, к чему пришел за время размышлений.
–Думаю, к Урахаре нам сейчас нельзя. В свете последних событий высока вероятность того, что мы встретимся у него с шинигами… А нам это не нужно. У меня есть предложение – отнести его ко мне. Я живу в соседнем районе. Проблем с рейацу у него нет, а первую помощь я вполне могу оказать. – И плевать он сейчас хотел на то, что Куросаки шинигами, а Мизуиро – просто одноклассник, с которым он никогда не собирался общаться. Оптимальный вариант и относительно безопасный – квартира, в которой он жил, значит, все остальное – в сторону. – А идти через весь город к те…
Когда впереди он услышал звуки шагов, Исида остановился. Духовных изменений вокруг них не было, но, тем не менее, никогда  нельзя терять бдительность. Из-за угла вышел вроде бы обычный японский подросток высокого роста и худощавого телосложения. Взгляд Урью скользнул по форме их школы, потом переместился на лицо. Он не Куросаки: лица и имена большинства школьников старших и параллельных классов знал. Прозвучавшие слова незнакомца не оставили сомнения: шинигами. Урью не был знаком с ним, хотя не видел ничего удивительного в том, что этот проводник душ знает его.
– А вам не кажется, шинигами, что вы превышаете свои полномочия? - холодно прозвучал голос – уж кто-кто, а он-то прекрасно знает, как шинигами ведут дела. И как это в их духе: гоняться по всему городу за одноклассниками, которым просто в свое время не повезло «заразиться» от Куросаки Ичиго и которые не могут дать достойный отпор, и, когда оказалось, что численный перевес не в его пользу – то да… начнем переговоры. Конечно! – Хотите потянуть время?
Угрозу Мизуиро в адрес Сайонджи Исида отметил, но вот… особого изменения в его энергии не обнаружил. Блефует и не понимает толком, во что вмешался.
Другая мысль привлекла большее внимание. Скрытая рейяцу… Шинигами в гикае… Логично бы было преследовать одноклассников Куросаки с помощью шинпо, не заботясь о том, что его может кто-то увидеть из обычных людей. Тогда почему искусственное тело? Что здесь происходит? Все было странным. Он хотел получить хоть какие-то ответы на вопросы. И чем быстрее – тем лучше. Даже силой.
Один почти незаметный поворот запястья правой руки – и пентаграмма скользнула в ладонь и была крепко сжата.

+1

168

Канаэ и не собирался делать что-то совсем необдуманное. Впрочем, тот факт что парень его только предупреждал, но еще не перешел к действиям, наводил на мысли, что все не так плохо. Либо его возможности чем-то ограничены и он не собирается применять их без страшной необходимости, либо он просто настроен на диалог... В любом случае, это ошибка. Типичная для того, кто почти не знаком с шинигами и уж тем более - ши нигами Второго отряда.

- Контакт. - Тихо сказал Сайонджи в вставленную в ухо мини-рацию. Этого достаточно, остальные ищущие поймут,  что он вступил в контакт с целью и примут меры - будут наблюдать или использовать ситуацию для захвата цели, как минимум - предупредят капитана. Даже если он все-таки пострадает - а присутствие квинси наводило на такие мысли, он-то проблем с гикаем точно не испытывал, да и мотивация  причинить шинигами тяжкие телесные повреждения у него имелась по определению - то другие сядут цели на хвост и проанализируют те приемы, которые будут использованы против него. слова для него не имели значения, нормальная реакция испуганного развитием событий школьника, временного шинигами и недобитого квинси на происходящее. А вот если кто-то из них дернется... Скорее всего это будет Куросаки - с его-то характером - или Исида, с его отношением к шинигами. Причем этот в разы опаснее из-за хладнокровия и, скорее всего, полностью сохранившихся способностей. Кстати об этом - не помешало бы выяснить, повлияли ли последние события на Куросаки. но это уже во вторую и третью очередь, сейчас паренек, потерявший сознание, представляет из себя куда большую проблему, чем эти двое.

- Сайонджи Канаэ, Второй отряд. Командир личной охраны Сой Фон-тайчо. - Представился он, - Полагаю, у Коджимы-сана не было времени посвятить вас обоих в суть проблемы. Если вкратце, то Асано-сан сейчас представляет из себя опасность для окружающих. В этом нет ни его, ни нашей или вашей прямой вины, но от этого не легче. Могу объяснить подробнее, если никто не будет хвататься за оружие.

Посмотрел на Исиду, который в принципе верно понял ситуацию... Отчасти:

- Потянуть время? Не думаю. Мне хотелось бы чтобы вы поняли, с чем столкнулись, прежде чем действовать. Иначе это может плохо кончиться для нас всех.

Действительно, не исключено что пока что у Асано более надежная защита, чем запертые в гикаях шинигами. Однако это только при том условии, что защитники будут знать самое главное. Иначе то, что он упустит Кейго, будет не временной проблемой, а бомбой замедленного действия.

+2

169

"Ичиго..." - сил удивляться скорости реакции Куросаки не было. Происходящее напоминало дешевое шоу из тех, которые Кейго любил смотреть по телевизору. Мизуиро едва сдержал желание показательно прикрыть глаза рукой. Останавливало только то, что свидетелем всей этой сцены был именно шинигами. Закрывать на него глаза глупо.
- Да, Ичиго, я сказал "шинигами" и имел в виду именно их, - вопросы "как" и "откуда" Мизуиро отложил на потом. Слишком долго было объяснять, что часть класса давным-давно видит Ичиго в странной чёрной форме и компании незнакомых людей всевозможного возраста и типа внешности. Слишком тяжело говорить о том, что они следили за Куросаки и вышли на Урахару, который более-менее им разъяснил ситуацию. Коджима не хотел говорить на эту тему. Он всегда уважал секреты Ичиго и ждал того же от него.
- Мы не можем пойти к Урахаре. У него находится Тацки, - предложение Исиды было самым заманчивым, пусть даже они не успели его обсудить до того, как появился их преследователь. Хоть какая-то медицинская помощь Кейго не повредила бы, хотя Мизуиро не слишком надеялся на таланты одноклассника, как врача. Всё же далеко не все дети стремятся идти по стопам родителей. "Только теперь мы не можем пойти куда-либо без опасности привести туда хвост из Богов Смерти".
- Как говорит Сайонджи-сан, Асано представляет собой опасность. Он владеет каким-то артефактом, из-за которого видны эти Врата, - мальчик кивнул на возвышающееся над маленькими жилыми домиками сооружение. - Асано вместе с Арисавой разрушили школу. Шинигами задержали его, оказали медицинскую помощь и держали у себя для защиты, но... - Мизуиро был тем, кто легко мог преувеличить имеющиеся у него знания, чтобы исказить истину выгодным для себя образом, но друзьям он предпочитал не врать.
- Они говорят, что хотят помочь Кейго, что ему угрожает опасность, что его ищут создание из Врат и арранкары, но шинигами заперты в искусственных телах, какая из них защита?! Разве, если кто-то будет его искать, он не будет искать там?! - совсем немного монолог Коджимы напоминал самоубеждение. Он не был уверен в своей абсолютной правоте, но знал, как работают подобные системы. Если понадобиться, они перемелют Асано в жерновах своих масштабных целей и не заметят. Им нет дело до того, какой он человек, какие у него мечты, кому он дорог, поэтому...
- Кейго будет лучше остаться со мной. Ему не нравится у шинигами, а нервничать ему противопоказано, так, Сайонджи-сан? Вам не кажется, что применение против него силы может плохо кончится? - Мизуиро был не из тех, кто готов был сражаться во имя каких-то высоких целей, но он и не был тем, кто равнодушен к людям, составляющим его мир. - Когда вы найдёте способ вытащить из него эту штуку, свяжитесь с Ичиго, а до тех пор ему незачем сидеть взаперти. Он не сделал ничего плохого. Ничего такого, в чем был виноват сам.
"Мы не можем здесь больше оставаться", - решил Мизуиро, подчиняясь собственному предчувствию. Зайдя за спину Ичиго, он быстро открыл телефон и заложил координаты. - "Придется валить отсюда, надеюсь, они меня поймут", - буквально через мгновение пространство вокруг них с Кейго начало покрываться черными пикселями. Отстранено Мизуиро подумал, какого Ичиго чувствовать, как его друг растворяется?

Мизуиро Коджима, Асано Кейго >>> куда-то в астрал.

Отредактировано Kojima Mizuiro (2012-08-10 06:38:33)

0

170

Для Сайонджи Канаэ:

Сообщение по рации от капитана:

Внимание всем постам, Ичимару Гин - предатель, Тиа Халлибел - Терцеро Эспада - цвет волос блонд, мулатка, пышные формы, Улькиорра Шиффер - Кватро Эспада. Находятся в Каракуре, обнаружить местонахождение, следить, не высовываться, избегать прямого контакта.
Сайонджи Канаэ: Найти Трес-Эспаду, допросить, узнать цели визита.

0

171

Игровое время: 27 Октября 18.00-21.00
Погода: Облачно с прояснениями.
Влажность 75%, температура +14°...+16°, ветер Юго-западный 0.5 м/с.

0

172

----------- Штаб-квартира 10-го отряда

Стая вела его - сильная, быстрая, бездумная. Шики закрыл глаза, позволяя себе раствориться в многоголосном реве сотен голосов.
В Аду среди Грешников ходило несколько мнений относительно Своры. Кто-то считал, что Псы в ней совершенно безрассудные и неконтролируемые чудовища, подвластные только грубой силе и подчиняющиеся Надзирателям из страха. Кто-то считал, что Псы - такие животные, как и простые собаки из мира смертных. Кто-то, наиболее умный и рассудительный, понимал, что в Аду собакам взяться неоткуда, и что Ад - не бесконечен, а значит, души должны куда-то деваться.
Из Ада нет выхода - это известно всем.
В Аду множество грешников.
В Аду живут наводящие ужас Псы.
Так куда деваются души, чье наказание еще не выплачено, но кому не достало силы стать Надзирателем? Ответ совершенно очевиден.
Шики мягко пропускает через пальцы жесткую шерсть и чувствует благодарное касание полубезумного разума. Те, кто получил силу управлять Стаей могут чувствовать ее душу. Иногда, Шики казалось, что она у них одна на всех, поделенная болью, страхом, жаждой. Стаю ведет вперед голод, голод порождается пустотой, пустоту вызывает отчаянье. Просто в отличие от Пустых, грешники потеряли свои сердца еще до своей смерти, а значит, не могут искупить совершенное посмертием.
Нет сердца, нет раскаянья. Но есть душа. Отвратительная, корчащаяся, больная, но душа. И когда эта душа достигала своего предела, она ломалась, становясь подобным этому:
Мощные лапы, острые клыки способные перетереть теленка, горящий алым взгляд, дыбящаяся на загривке шерсть. Пес. Часть стаи. Часть Ада. Такой же, как все, что его наполняло.
Иногда, Шики ощущал странное чувство. Оно возникало, когда он погружался в душу Стаи. Он не помнил названия ему, но оно было похоже на толстый штырь, который кто-то вставил в грудину, распирая ее изнутри. Если бы он кому-то рассказывал свои ощущения, они могли бы рассказать ему, что это называется жалость. Или понимание. Или сострадание.
Но ничего из этого не могло стать точным описанием. Просто Шики знал, что однажды и он станет частью Стаи. Поэтому никогда не отвергал ее, позволяя  многоголосому реву качать его сознание в своих ослепленных азартом волнах. Возможно, поэтому он был лучшим: он принимал стаю, и она в ответ принимала его.
Как Вожака, который имел полное и безоговорочное право отдавать приказы.
Сейчас это было полезно, как никогда. Иначе, он мог пропустить то, что случайно уловила одна из Гончих, на секунду заинтересованно поведя носом над одной из пустынных улиц. Легкий влер узнавания, нечеткий след, почти тут же потерявшийся. Этого было достаточно, чтобы Пес под Шики развернулся, скачками неся его к нужному месту. Уже на подходе, внимательно рассматривая однотипные картонки крыш, Шики слушал ощущения Гончей. Она уловила след души, которую учуяла в месте, именуемом смертными, как "школа". Там, где произошел самый крупный всплеск силы Мечей, чтобы потом пропасть бесследно. Шики предполагал, что тогда они пробудились и, выплеснув первый порыв ярости, уснули, найдя носителей. Но что остановило битву? Почему не случилось предначертанного? Предание гласило, что никто из Мечей не остановиться. Омей слишком зол, чтобы не толкать своего носителя под руку, заставляя его совершать непродуманное. Он черпает свою силу из ярости и злости, и чем злей и отчаянней его носитель, тем сильней он станет. Шики остановил пса и задумчиво повел носом, улавливая в мешанине запахов человеческих душ странное. В том месте, где Гончая заметила след от следа было сразу несколько аномалий. Во-первых, шинигами. Во-вторых, люди, которые не были простыми людьми. Шики нахмурился. Такое сочетание ему не нравилось. Нет ничего более удобного для воплощения Меча, чем человек, чья душа полна силой. В ней легко черпать энергию, в ней легко прятаться.
Пес сорвался с места быстрее, чем Шики додумал. Он чутко поймал желания Вожака. Это заняло несколько минут. Для Адской Гончей, напавшей на след, не существует пределов.
Губы Шики разрезала косая улыбка, когда он заметил точки у себя под ногами. Узкая рука разжалась, выпуская холку Пса. Шики материализовал меч - в его глазах разгоралось пламя Смерти, деля мир не ломаные линии, окрашивая их в цвета тлена и увядания.

Он не успел совсем не много - странная вспышка силы стерла с улицы двоих, только укрепив его в подозрении, что следует как следует проверить оставшихся. Не дожидаясь дальнейшего, Падший спрыгнул вниз.
Прозрачное небо мира Смертных приняло его в свои объятья, жалобно крича под клинком, вспоровшим его воздух. Шики не стал осторожничать. Не в этот раз. Падая, он целился в самую крупную жилу на дороге. Как только меч вонзился в нее, поворачиваясь, дорога вспухла кусками камня и асфальта, дробя в крошку проложенные под ней бетонные плиты. Ударная волна, прокатившись, смела в сторону несколько столбов электро-передач. Он не стремился никого убить - это была просто демонстрация силы.
Поднимаясь из пыли, Шики медленно повернул голову в сторону, где пульсировала сила чужой души. С вечереющего, окрашенного всеми цветами киновари и пурпура, неба, медленно, с опасной грацией загнавших в угол свою добычу хищников, спускались Псы.

офф-топ: условно, это вырубило/оглушило Куросаки и Исиду. Они без сознания, где-то под забором)

0

173

- Твари из врат найдут его где угодно. Ты можешь лишь выбирать, кто будет рядом - шинигами,готовые сражаться и на достаточно многое способные даже в таком состоянии, или мирные люди, которые и убежать-то не смогут, в отличие от вас. Мы хотя бы знаем нашего врага и рискуем по собственной воле.

А еще они - профессионалы, а не неуравновешенная молодежь, знающая о жизни и смерти чуть более нуля и считающая, что этого хватит. Возможно - хотя даже Сайонджи посчитал мелькнувшую мысль жестокой - Мизуиро стоит хоть раз увидеть трупы тех, кто погиб по его вине, из-за того, что он решил, что лучше других знает, как действовать. И если Сайонджи будет при этом присутствовать, то с удовольствием ткнет мальчишку носом в его неосторожность и безответственность. Он-то как раз уже хорошо знал, какова мера ответственности того, кто  выходит на поле боя. И поэтому юношу необыкновенно злили те, кто об этом понятия не имел, но утверждал обратное. К несчастью, довести диалог до конца ему не дали. Сначала Мизуиро все-таки оказался способен на подобное перемещение, затем прилетела бабочка с сообщением. Канаэ смог сообразить, о ком там идет речь и кого они, получается, упустили, когда практически держали в руках - допустим, он скорее всего при прямом столкновении с Трес Эспада, на тот момент скорее всего способной покинуть гикаи, мог разве что погибнуть или сбежать, но тайчо уж точно разобралась бы с нею. Но теперь и у него был шанс - запертая в искусственном теле, арранкарша теряет свои основные преимущества, хотя стоит ее переоценивать, а не наоборот. Тем не менее, и эту мысль додумать ему не дали. Адские твари и еще кто-то, и при их появлении шинигами мог действовать только одним образом - постараться убраться  из зоны поражения, отпрыгнув с самой улицы ближе к домам. В перспективе - и вовсе убраться отсюда, так как теперь он слишком легкая добыча для тех, чья сила не уменьшилась. Все что он пока успел - это сообщить по рации в штаб об новом исчезновении цели и появлении адских тварей. Куросаки и его приятель-квинси были небоеспособны сейчас, и это было очень неприятной новостью. Таким образом, оставалось только отступить... Если ему дадут это сделать. Пока он только старался  скрыться раньше, чем его засекут.

0

174

Под тяжелыми лапами Стаи плавились обломки асфальта. Огромные, кажущиеся неуклюжими туши, стекались в одну точку, заполоняя собой улицу: оскаленные пасти, горящие глаза, лоснящаяся шерсть. Шики двинулся вперед, среди столпов пыли, чуть щурясь. Его чувства говорили, что на улицах сейчас трое. Душа двоих чувствовалась слабее. Шики перевел взгляд в ту сторону, откуда ощущался запах душ. У стены лежало двое. Красные глаза немного прищурился - судя по запаху, но один из них не был простым человеком. Но следа или тем более присутствия Меча он тоже не чувствовал. Собаки что-то почувствовали, и именно поэтому привели его сюда, но теперь, когда он был на месте, следов не было. Очередная нить закончилась оборванным концом. Разве что...

Падший резко развернулся в сторону шинигами, приближаясь к нему широкими шагами. Ичимару Гин говорил, что в городе шинигами множество. И что они наблюдают за всем. И что они тоже ищут Мечи.

Изначально Шики собирался вернуться в магазин, откуда начал свои поиски и еще раз спросить тамошнего обитателя, на этот раз с пристрастием и если нужно - с применением силы. В том месте, в магазине, был след - старый, но отчетливый. Он путался, но не обрывался, просто в месте пересечения старого следа и нового Шики встретились интересные собеседники, и поиски прервались. Но ничего не мешало ему начать все сначала. И, тем не менее, времени было мало. И интуиция утверждала, что в магазине знают, где искать мечи. Но пока, до этого места нужно было дойти. А ему на пути вновь попался интересный собеседник.

Когда кто-то что-то ищет, он что-то да находит. Незначительную крупицу, в руках знающего которая может привести в нужное место. Этот шинигами, тоже может что-то знать. Что-то важное, о чем он не догадывается и сам.

- Где Великие Мечи, шинигами? - Шики ровно смотрел на мужчину перед собой. Темноволосого, бледного, выглядящего как человек, чувствующегося как человек. Наверное, это и есть те искусственные тела, про которые он слышал. Шики свистом подозвал к себе волкодава, и прищурился, вглядываясь в лицо, стараясь прочесть душу перед собой. Оболочка и пыль мешали, а прикоснуться он пока не мог. Поэтому повторил вопрос.

- Ты знаешь, где Мечи?

0

175

Черта с два. Покинуть место боя ему не дали и теперь Канаэ лихорадочно просчитывал варианты своих действий в такой ситуации и присматриваясь к тому, кто пришел вместе с адскими тварями. Неприятный тип, с какой стороны ни посмотри. Сложно выделить что-то конкретное, но почти все черты заставляют насторожиться. Сложный вопрос, как оценивать такую внешность. Для разведчика, пожалуй, это было бы помехой. Но в конечном счете, при определенном уровне силы все одно становится трудно полностью ее скрыть, а потому подозрительная внешность вряд ли помешает в этом случае. Правда, сейчас Сайонджи затруднился бы сказать, насколько именно силен  этот парень. Он не принадлежал к шинигами или арранкарам. Впрочем, сейчас офицер  был в гикае, так что чтобы разорвать его на кусочки, вполне хватит и адских псов. Сейчас он мог только пожалеть, что Куросаки с Исидой отключились - в данной ситуации они принесли бы больше пользы. А сейчас, если оценить все объективно, он мог надеяться только на хорошо подвешенный язык и на то, что этот тип заинтересован мечами, но не им самим. Правда, возникал хороший вопрос,  что именно этот новый участник событий намерен делать... Пока в общем-то можно было сказать ему правду, точнее, ее часть.

- Хотел бы знать, но не знаю. - Покачал он головой, - Здесь их уже точно нет. А кто вы и зачем они вам?

Конечно, он рисковал, но надежда и была на то, что  приклеившегося к искусственному телу шинигами не будут воспринимать как угрозу. А зря - информация это сильное оружие, опасное  именно тем, что доступно оно любому достаточно сообразительному человеку, шинигами или кому угодно еще. Сейчас надо было только получить хоть какую-то и уйти живым, чтобы передать ее в штаб.

0

176

Небо меняло свой цвет. Наливаясь на западе огнем, оно полыхало, напоминая Шики о родных небесах. Это было странно - видеть меняющее цвет небо, непостоянное, высокое... Холодные капли облаков все еще напоминали о себе влажной изморосью на одежде, но Шики было некогда отвлекаться на причуды чужого мира. Накрывшее чувство было резким, хлестким и означало только одно - Пробуждение. Это было похоже на гулкое биение заливающее уши своим шумом, на подхватывающий вихрь и подавление. Рожденная вдалеке волна отдалась в каждом уголке сущности Шики, оставляя смутное чувство. Радость? Удовлетворение? Чувство близящегося конца? Разделенная Стая учуяла пробуждение Меча, и ринулась в ту сторону, не спрашивая его разрешения, увлекаемая древней Жаждой охоты и самым первым из отданных приказов. Шики глубоко вздохнул, пробуя воздух на вкус. Он был слишком далеко от места, где Собаки почуяли Меч, он только потерял бы время, если бы решил сорваться с места и направление. У него сейчас была цель, и собственный след.

- Великий Меч пробудился.

Шики прищурился, оповестив шинигами о факте начала конца. Он взвешивал услышанную информацию. И сделал шаг вперед, прикасаясь раскрытой ладонью к месту, из которого начинала расти душа: это могла быть шейная ямка, предсердие, центр грудины. Сон Души и Звено Цепи, то где на самом деле находится твое сердце, твоя сущность.

- Повторяю свой вопрос, шинигами, - Шики смотрел в чужую душу, чувствуя, как протекает она между пальцев, едва балансируя на грани осознанного. Управление Стаей с такого дальнего расстояние давало свои плоды, к тому же мир людей был чужд ему. Но, такова была сущность падшего. Не заглянув в чужую душу, он не мог верить тому, с кем говорил.

- Ты знаешь тех, кто стал сосудом?

Двое одинаково сверхъестественных существ, чуждых миру Живых стояли на его земле. Красные глаза Падшего  смотрели в темные шинигами. Сквозь нанос искусственной плоти, сквозь слои духовной сущности. Сознание Шики расплывалось в привычном чувстве единения. Одно слово. Ему было нужно всего одно слово, чтобы увидеть душу, к которой он прикоснулся. От самого момента ее рождения до сего момента. Увидеть и узнать о ней.

0

177

В том, что подумал Сайонджи при словах о пробуждении меча, было мало цензурных слов. Неужто Асано уже успел во что-то влипнуть так быстро? Хотя, если подумать,  впопыхах Мизуиро мог переместить его в неудачное место. Судя по прошлому разу, его способность была не слишком прицельной и дальнобойной, а в городе сейчас куда ни пойди, запросто можешь наткнуться на что-то нехорошее, включая ту девушку с другим мечом. Хотя этот парень и сказал  только об одном мече, это не обязательно так. В любом случае, это избавило их от соседства адских тварей... А кого-то это соседство ждет. Когда пришелец протянул руку, Канаэ сделал шаг назад - не был уверен что от этого будет толк, но инстинкты подсказывали, что нельзя позволить до себя дотронуться неизвестно кому. Правда, могло быть уже поздно. Или уже было. А ответ на вопрос... Был вопросом.

- Назови причину говорить тебе это. - Если незнакомец думал его напугать, это было дохлым номером. Сайонджи, конечно, предпочел бы остаться в живых, но если надо, мог и умереть, не особо переживая по этому поводу. Есть долг шинигами Второго отряда и если долг требует смерти - пусть так. Это его ошибка или слабость, и если он ее не преодолел так или иначе,  то может и к лучшему, что его место займет кто-то более достойный. Жаль только  что он  больше не увидит Сой Фон-тайчо. Но не он первый, не он последний из тех, кому выпала в бою смерть. И единственная честь, которая у него осталась - до конца исполнить свой долг. Конечно, капитан, скорее всего, посчитает его просто слабаком, не справившимся с  заданием, но тут ничего не поделаешь, хоть и обидно. Когда он стал служить в отряде, он знал, что так будет. Поэтому сейчас  в голубых глазах Канаэ была только спокойная уверенность. И взгляда от глаз оппонента он не отводил.

0

178

Берег реки =====>

По-осеннему задумчивое солнце выглянуло в прореху между облаками и швырнуло пучок света вниз, в город. Пролетев положенные тысячи километров, луч запутался в золотистой копне волос и так там и остался.
Вынырнувшая из переулка Халлибел подняла голову и чуть прищурилась на свет - прохладная погода немного беспокоила её, однако не мешала ей продолжать свой путь. Время от времени она на пару мгновений останавливалась, будто прислушиваясь к чему-то...
Терсеро шла по следу Силы, оставленному убегающей Тацки. Она пыталась уловить лёгкий аромат рейацу Орихиме, которую та уволокла за руку. Это было трудно. Буря, поднявшая в воздух листья, травинки и даже маленькие камушки, оставила за собой дорожку из взбаламученного пространства. Как ионовый след от пролетевшей молнии, по которому идёт её сестра. Как молния, Сила, избравшая своим сосудом тело школьницы, разорвала пространство, заставила его в ужасе отшатнуться и тем самым дать ей самую короткую дорогу до той точки, куда там быстро не доберёшься своими ногами и даже на самом быстром транспорте. В конце концов, все мы подчинены законам реальности и не имеем привычку отталкивать её локтями. Силе такие нормы поведения были неведомы.
Однако след, сперва яркий и пронзительный, начал быстро сходить на нет. Потревоженное пространство возвращалось на своё законное место, и это делало поиски почти невозможными.
Ещё одна остановка и чуткое напряжение чувств. Светлые ресницы дрогнули - Тиа выхватила ускользающую нить и слегка изменила направление движения. Привычная к погоням, к поиску следа, она шла вперёд, ведомая инстинктом хищника, который был древнее её. Он властно увлекал её за собой, порой игнорируя преграды в виде декоративных заборчиков или насаждений. В такие моменты Эспада усилием воли заставляла себя идти нормальной дорогой - молодая женщина, перелезающая через забор какого-нибудь дома, уж точно стала бы объектом внимания.
"След всё слабее.. Куда они могли пойти?" - раздумывала арранкар. - "Школа или квартира Орихиме точно отпадают.. там уж точно будут искать.."
Халлибел не имела ни малейшего представления, куда могли отправиться девушки. По сути, это могла быть любая точка в городе, которую бы Тацки сочла безопасной... или та, которую выбрала бы Сила в ней. Оставалось лишь уповать на стремительно исчезающий след от их бегства. Но сколько времени Эспада сможет идти по нему?
Она остановилась. Казалось, она потеряла нить.

Отредактировано Tia Hallibel (2012-11-12 09:12:28)

0


Вы здесь » Bleach World » Каракура » Улицы